home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Зои

— Я почувствовала влечение к Калоне как только его увидела, — медленно произнесла я. Конечно, я не могла солгать бабушке, но вот чего я даже представить себе не могла, так это того, что говорить правду будет так трудно. — Но ведь все недолетки и даже взрослые вампиры испытали то же самое! Он словно околдовал всех нас…

Бабушка медленно кивнула.

— Да, Стиви Рей рассказывала мне об этом. Но ведь для тебя все было иначе? Это было чем-то большим, чем сила его магических чар?

— Да. Это было другим, — я судорожно сглотнула. — Понимаешь, я с самого начала знала, что Калона с Неферет затевают какое-то зло. И я никогда не принимала его за Эреба, сошедшего с небес на землю. Этим он меня не одурачил. Я видела тьму его сердца и черноту замыслов. Но при этом мне все равно хотелось быть с ним… И не потому, что я надеялась, что он еще может выбрать добро и измениться. Нет, ба, все было гораздо хуже. Я просто желала его, вот и все.

— Но ты боролась с этим желанием, у-ве-тси-а-ге-я . Ты выбрала собственный путь, путь добра, любви и веры в Богиню, и смогла изгнать бессмертного. Ты выбрала любовь, — медленно повторила бабушка. — Пусть эта мысль излечит рану, которую он нанес твоей душе.

Вы не поверите, но тяжесть, давившая мне на грудь, начала потихоньку рассасываться.

— Я смогу идти своей собственной дорогой, — произнесла я с уверенностью, которую не испытывала с того момента, когда окончательно поняла, что и вправду являюсь реинкарнацией А-и .

Потом я нахмурилась. Бабушка не отрицала, что мы А-ей связаны! Назовите это переселением душ, духа или чего угодно, но суть останется прежней — я связана с бессмертным Калоной, и это так же несомненно, как то, что падший ангел долгие столетия был заключен под землей.

— Я не А-я, — твердо повторила я, — но я до сих пор не покончила с Калоной. Что мне делать, ба?

Бабушка взяла мою руку в свою и крепко ее сжала мне пальцы.

— Ты сама сказала, что идешь своей дорогой. И сейчас эта дорога ведет тебя в мягкую теплую постельку, где ты сладко проспишь до самого вечера.

— Советуешь не пытаться разгрести всю фигню в один присест?

— Советую делать дела по очереди, — с улыбкой поправила бабушка. — Всякому овощу свой срок.

— Вот и тебе, Сильвия, пора последовать этому мудрому совету, — сказала сестра Мэри Анжела, стремительно входя в комнату с картонным стаканчиком в одной руке и коробочкой таблеток в другой. — Настал срок выпить таблетки и уснуть.

Устало улыбнувшись монахине, бабушка взяла у нее из рук лекарство. Я заметила, что руки у нее слегка дрожали, когда она клала пилюли на язык и запивала их водой.

— Бабуль, тебе нужно отдохнуть. Я пойду.

— Я люблю тебя, у-ве-тси-а-ге-я . Сегодня ты держалась молодцом!

— Без тебя у меня ничего бы не вышло. Я тоже люблю тебя, бабуль, — наклонившись, я поцеловала ее в лоб.

Когда бабушка, устало закрыв глаза, откинулась на подушки, я тихонько вышла из комнаты следом за сестрой Мэри Анжелой. Как только мы очутились в коридоре, я тут же обрушила на бедную аббатису целую лавину вопросов.

— У вас нашлись комнаты для всех? А как красные недолетки? Они нормально себя ведут? Вы не знаете, Стиви Рей с мальчиками уже проверили окрестности аббатства? Все спокойно?

Сестра Мэри Анжела подняла руку.

— Дитя мое, передохни и позволь мне ответить по порядку.

Я подавила разочарованный вздох, но все-таки закрыла рот и молча поплелась следом за аббатисой по коридору, а она по дороге терпеливо объяснила, что сестры приготовили для красных недолеток уютную спальню в подвале аббатства, поскольку Стиви Рей требовала устроить их именно в подземных помещениях. Моя команда разместилась в гостевых кельях, а вернувшиеся с обхода разведчики доложили, что пересмешники исчезли.

— Вы такая хорошая, просто не верится, что вы настоящая! — улыбнулась я, когда мы остановились перед закрытой дверью в конце длинного коридора. — Спасибо вам за все.

— Я всего лишь служу Божьей Матери, и всегда готова прийти на помощь, — просто ответила сестра Мэри Анжела, отворяя мне дверь. — Лестница ведет прямо в подвал. Мне сказали, что почти все наши гости уже там.

— Зои! Ну, наконец-то! Нет, ты только взгляни на это! Ты не поверишь, честное слово! Нет, наша Стиви Рей такое учудила!

Земля ушла у меня из-под ног.

— Что? — выдавила я, торопливо сбегая вниз по ступенькам. — Что еще случилось?

Дэмьен широко мне улыбнулся.

— Да ничего не случилось, расслабься. Но это просто невероятно! — Он схватил меня за руку и потащил за собой.

— Дэмьен совершенно прав, — проговорила сестра Мэри Анжела, спускаясь следом за нами. — Но мне кажется, он подобрал неверное определение. Видит Бог, я не назвала бы это невероятным.

— А как назвали бы? — похолодела я. — Неприятным? Или отвратным?

— Ты ужасная паникерша, Зет, — сжал мою руку Дэмьен. — Расслабься! Ты победила Калону и Неферет, а значит, все плохое закончилось!

Вместо ответа я тоже пожала ему руку, растянула губы в улыбке и изо всех сил постаралась спрятать свои страхи, хотя в глубине души прекрасно понимала, что события сегодняшней ночи не были ни концом, ни победой. Это было лишь страшное, кошмарное начало. Но зачем портить другим настроение?

— Ух ты! — потрясенно протянула я.

— Ух ты в квадрате! — поправил меня Дэмьен.

— Это Стиви Рей сделала?

— По крайней мере, так мне сказал Джек, — пояснил Дэмьен.

Мы стояли плечом к плечу и смотрели в темное отверстие свежевырытого туннеля.

— Тут… жутко, — вырвалось у меня.

Дэмьен как-то странно посмотрел на меня и нахмурился.

— Что ты имеешь в виду?

— Ну, — выдавила я и растерянно замолчала. Самое смешное, что я сама пока не понимала, что хотела этим сказать. Просто при одном взгляде на этот новый туннель у меня почему-то мурашки бежали по спине. — Ну… там так темно…

— Разумеется, там темно! — расхохотался Дэмьен. — Как же иначе? Это же дырка в земле, откуда там взяться свету?

— А по-моему, это гораздо больше, чем просто дыра в земле, — произнесла сестра Мэри Анжела, заглядывая в черный зев туннеля. — На меня этот ход почему-то действует успокаивающе. Возможно, все дело в запахе.

Мы дружно принюхались. Признаться, я не почувствовала ничего, кроме запаха сырой земли, но Дэмьен уверенно сказал:

— Вы правы, пахнет удивительно. Чем-то густым и земным.

— Точно! Словно свежевспаханное поле!

— Вот видишь, Зет, там нет ничего жуткого. Я бы с удовольствием укрылся тут во время торнадо, — повернулся ко мне Дэмьен.

Чувствуя себя паникершей, дурой и нервической идиоткой, я глубоко вздохнула и снова сунула голову в туннель, честно пытаясь посмотреть на него непредвзято и не поддаваться собственным страхам.

— Вы не дадите мне на секундочку ваш фонарик? — попросила я сестру Мэри Анжелу.

— Возьми, конечно.

Она протянула мне свой большой мощный квадратный фонарь, который принесла из главного подвала в этот небольшой боковой закуток, носивший название погреба.

Из-за ледяного дождя, целых два дня хлеставшего над Талсой, аббатство оказалось обесточенным, как и все остальные здания в городе. Автономный генератор обеспечивал светом главные помещения аббатства, но тратить драгоценную энергию на освещение погреба было бы безумным расточительством, поэтому приходилось довольствоваться фонарями. Я направила луч в темное отверстие туннеля.

Туннель оказался довольно узким — раскинув руки, я могла бы без труда дотронуться до обеих его стен. Запрокинув голову, я убедилась, что свод возвышается всего в футе от моей макушки. Честное слово, я старательно принюхалась, пытаясь испытать то чувство покоя, о котором говорили Дэмьен и аббатиса, но только брезгливо сморщила нос.

Извините, но из туннеля разило тьмой, сыростью, корнями и еще всяким, что обычно прячется под землей. Я представила, как это всякое ползает и извивается в темноте, и у меня по коже побежали мурашки. Что тут может быть успокаивающего?

Но потом я заставила себя встряхнуться. Почему подземный туннель кажется мне таким омерзительным? У меня есть власть над Землей. Я могу призвать ее к себе! Я не должна бояться земли!

Стиснув зубы, я сделала маленький шажок внутрь. Потом еще один. И еще.

— Эй, Зет, не заходи слишком далеко! Ты забрала с собой наш единственный фонарь, и мне бы не хотелось, чтобы сестра Мэри Анжела осталась в темноте. Она ведь может испугаться!

Покачав головой, я с улыбкой обернулась назад и, посветив фонарем, выхватила из темноты перепуганные глаза Дэмьена и безмятежное лицо сестры Мэри Анжелы.

— Ты уверен, что это сестра Мэри Анжела боится темноты?

Дэмьен виновато потупился, но аббатиса ласково дотронулась до его плеча и сказала:

— Ты очень добр, что беспокоишься обо мне, Дэмьен, но я не испытываю страха перед тьмой.

Я уже приготовилась послать Дэмьену выразительный взгляд, давая ему понять, что пора бы прекратить быть таким трусишкой, но тут меня вдруг накрыло это ощущение .

Воздух вокруг меня неожиданно изменился. Я поняла, что в туннеле больше не одна. По моему позвоночнику пробежали ледяные пальцы ужаса, и мне страшно захотелось бежать — выбраться отсюда как можно скорее и больше никогда, никогда не возвращаться…

И я чуть не убежала. Но потом опомнилась и испугалась, что схожу с ума. Ведь я только что лицом к лицу встретилась с древним бессмертным, с которым неразрывно связана самой сокровенной глубиной своей души, и все равно не убежала, а приняла бой! С какой стати я должна удирать теперь ?

«Назло не убегу!»

— Зои? В чем дело? — раздался откуда-то издалека встревоженный голос Дэмьена, когда я резко развернулась лицом в темноту.

В тот же миг в глубине туннеля зажглось мерцающее пятнышко света, похожее на глаз подземного чудовища. Пятнышко было небольшим, но настолько ярким, что у меня перед глазами поплыли разноцветные круги, и я практически ослепла. Когда ко мне вернулась способность видеть, все стало еще страшнее. У чудовища было три головы, длинная развевающаяся грива и угловатые ступенчатые плечи, одно выше другого.

Не удивительно, что я сделала то, что на моем месте сделала бы всякая нормальная впечатлительная особа. Я набрала в легкие побольше воздуха и выдала настоящий девчоночий визг, который в тот же миг подхватили все три головы одноглазого чудища. За моей спиной отчаянно заверещал Дэмьен и, клянусь жизнью, сестра Мэри Анжела тоже еле слышно охнула. Что касается меня, то я уже приготовилась сделать то, что совсем недавно запретила себе делать, а именно, сорваться с места и задать деру из этого проклятого места, но тут одна из голов прекратила визжать и всунулась прямо в дрожащий луч моего фонарика.

— Черт тебя возьми, Зои! Ты что, совсем спятила? Это же мы с Близняшками. Вот психованная, ты же нас чуть до смерти не напугала! — рявкнула голова раздраженным голосом Афродиты.

— А… Афродита? — пролепетала я, крепко прижимая руку к груди, чтобы успокоить бешено колотящееся сердце.

— А ты кого ожидала? — высокомерно процедила Афродита, проходя мимо. — Великая Никс, совсем плохая стала! Нельзя же так распускаться!

Близняшки остались стоять в туннеле. Теперь я видела, что Эрин держит в руке большую розовую свечу, причем сжимает ее так крепко, что костяшки ее пальцев побелели. Шони крепко прижималась к подруге плечом, и вид у обеих был совершенно невменяемый.

— Ну… Привет, — пробормотала я. — Извините, я просто не думала, что это вы.

Шони пришла в себя первой.

— Не думала, говоришь? — переспросила она и поднесла дрожащую руку ко лбу, чтобы вытереть выступившую испарину. — Скажи, Близняшка, я не побелела от страха?

Эрин встревоженно посмотрела на свою лучшую подругу.

— По-моему, это невозможно, — ответила она, вглядываясь в лицо Шони. — Нет, Близняшка, все в порядке. Ты по-прежнему смуглая красотка цвета самого лучшего капучино! — Затем Эрин вздрогнула и торопливо провела рукой по своим густым светлым волосам. — Ах, Близняшка, немедленно посмотри на мои волосы! Скажи, они не выпали от такого потрясения? И нет ли в них безобразной преждевременной седины?

Я хмуро посмотрела на девчонок.

— Эрин, твоя шевелюра ничуть не поредела и не поседела, а ты Шони, ни капельки не побледнела. И вообще, вы первые меня напугали!

— Хочешь совет, подружка? — прищурилась Эрин. — Когда тебе снова понадобится прогнать Неферет и Калону, просто завизжи, как ты сейчас визжала, и дело в шляпе.

— Точно, Близняшка! Она орала так, что мы решили, будто наша супер-героиня совсем спятила! — проворчала Шони, и обе подружки недовольно прошествовали мимо меня.

Я виновато поплелась за ними следом, и вскоре мы вышли в погреб, где серый от пережитого страха Дэмьен в изнеможении обмахивал себя ладошкой, а сестра Мэри Анжела торопливо крестилась.

Даже не верилось, что я смогла устроить такой переполох! Я молча поставила фонарь на стол, заставленный стеклянными банками с каким-то непонятным содержимым, которое в полумраке погреба подозрительно смахивало на плавающих в растворе эмбрионов.

— Нет, правда, что вы там делали? — спросила я.

— Даллас сказал нам, что они пришли сюда через этот туннель, — ответила Шони.

— Ага! И еще сказал, что это все сделала Стиви Рей, и что там круто, — поддакнула Эрин.

— Ну мы и решили, что спустимся вниз и сами посмотрим, — пояснила Шони.

— А ты зачем с ними пошла? — спросила я у Афродиты.

— Видишь ли, ненасытное любопытство наших сиамских пустышек гармонично уравновешивается их непомерной трусоватостью. Они побоялись лезть под землю в одиночку и обратились ко мне за поддержкой.

— Но как вы вдруг вынырнули из темноты? — спросил Дэмьен, прежде чем Близняшки успели перейти в наступление.

— Клево-плево, — фыркнула Эрин и, не успели мы опомниться, как она со свечой в руках вернулась в туннель. Отойдя всего на несколько шагов дальше того места, где я остановилась, она обернулась к нам. — Здесь туннель резко поворачивает налево. — Эрин сделала шажок в сторону — и исчезла. Потом снова появилась. — Вот почему мы не видели друг друга до самого последнего момента.

— И все-таки потрясающе, что Стиви Рей смогла сделать такое! — пробормотал Дэмьен.

Я отметила про себя, что он не только не сделал ни малейшей попытки приблизиться к туннелю, но незаметно шагнул поближе к фонарю.

Сестра Мэри Анжела подошла к входу в туннель и с благоговением дотронулась до свода.

— Стиви Рей не смогла бы сделать это без божественного вмешательства!

— Божественное вмешательство, говорите? — раздался из глубины погреба оклахомский говорок Стиви Рей, и мы все снова вздрогнули от неожиданности. — Кажется, вы когда-то говорили, что наша Никс есть лишь одно их обличий Девы Марии?

— Именно так, дитя мое.

— Не хочу обидеть ваши чувства, мадам, но как по мне, так это чушь собачья, — отрезала Стиви Рей. Когда она подошла ближе, мне бросилась в глаза ее непривычная бледность. Потом я вдруг почувствовала какой-то странный запах, но стоило Стиви Рей улыбнуться, как я позабыла об этом. Ее улыбка осталась прежней, и этого было достаточно. — Зет, неужели это ты так ужасно визжала?

— Ага, — я невольно улыбнулась до ушей. — Понимаешь, я вошла в туннель, и вдруг на меня из-за угла неожиданно выскочили Близняшки с Афродитой.

— В таком случае, я тебя понимаю. Афродита то еще чудище, она кого хочешь напугает! — ухмыльнулась Стиви Рей.

Я расхохоталась и поспешила воспользоваться поводом сменить тему.

— Кстати о чудищах. Вы не нашли наверху никаких пересмешников?

Стиви Рей отвела глаза.

— Все спокойно. Тебе не о чем беспокоиться, — поспешно ответила она, не глядя на меня.

— Вот и славно! — воскликнула сестра Мэри Анжела и поежилась. — Эти существа были поистине омерзительны — какая-то чудовищная помесь птицы и человека! Я счастлива, что мы от них избавились.

— Это не их вина! — вдруг резко выкрикнула Стиви Рей.

— Прости? — переспросила аббатиса, слегка опешившая от ее ожесточенного тона.

— Они не просили порождать себя на свет и, наверное, не хотели бы родиться такими уродами! Они всего лишь жертвы зла и насилия.

— Мне их ни капельки не жаль, — отрезала я, с удивлением глядя на Стиви Рей. С какой стати она выступает адвокатом этих тварей, одна из которых едва не отправила меня на тот свет?

— А нам обязательно говорить о пересмешниках? — жалобно спросил Дэмьен.

— Нет, разумеется! — поспешно ответила Стиви Рей.

— Вот и славно. Я привел сюда Зои, чтобы показать ей твой туннель, Стиви Рей. Признаться, я просто потрясен. Это невероятно!

— Спасибо, Дэмьен. Знаешь, я тоже пришла в восторг, когда поняла, что смогу сделать это. — Стиви Рей прошла мимо меня в туннель и мгновенно растворилась в темноте, словно проглоченная огромной черной змеей. Потом она подошла поближе и раскинула в стороны руки, упершись ладонями в земляные стены.

Внезапно на память мне пришла сцена из старого фильма про Самсона и Далилу, который мы месяц тому назад смотрели с Дэмьеном. Я вспомнила, как Далила подвела слепого Самсона к огромным колоннам, на которых держалось здание, полное врагов, насмехавшихся над ослабевшим героем. Но магическая сила вернулась к Самсону, и он уперся руками в колонны и снес их, погубив себя и…

— Правда ведь, Зет?

— А? Что? — я поморгала, отгоняя душераздирающую сцену, непонятно почему всплывшую с памяти.

— Я говорю, что Дева Мария не помогала мне таскать землю, когда я делала этот туннель. Это Никс дала мне силы! Да ты что, вообще меня не слушаешь? — обиделась Стиви Рей. Она убрала руки со стен и озадаченно уставилась на меня.

— Прости… Что ты говорила по поводу Никс?

— Только то, что я не думаю, что она имеет хоть что-то общее с Девой Марией! Мать Христа не помогала мне рыть землю! — Стиви Рей пренебрежительно пожала плечами и добавила: — Как я уже говорила, я вовсе не хочу вас обидеть, сестра, но таково мое мнение!

— И ты имеешь на него полное право, — со своей обычной невозмутимостью ответила сестра Мэри Анжела. — Но ты говоришь это с таким жаром, будто считаешь собственное неверие истиной в последней инстанции. Многое в этом мире существует вне зависимости от того, веришь ты в это или нет.

— Я много размышлял над вашими словами, сестра Мэри Анжела, — вмешался в разговор Дэмьен, — и должен сказать, что не вижу ничего странного в сопоставлении Никс и Девы Марии. Стиви Рей, ты должна помнить, что в начальном курсе вампирской социологии Дева Мария упоминается как одно из воплощений Никс.

— Вот как? — пробормотала я. — Правда?

Дэмьен смерил меня суровым взглядом, подразумевавшим, что мне следует с большим вниманием относиться к учебе, а потом кивнул и продолжил занудным учительским тоном:

— Правда, Зои. Следует вспомнить, что в период зарождения христианства в Европе храмы Геи, как и храмы Никс, были обращены в храмы Пречистой Девы задолго до того, как люди обратились…

Заунывный голос Дэмьена глухо звучал за моей спиной, но я его не слушала. Я жадно смотрела в глубину туннеля.

Темнота была густой и глубокой, как омут. В нескольких дюймах от Стиви Рей уже ничего не было видно. Совсем ничего.

Словно зачарованная, я вглядывалась в черноту и воображала то, что там может скрываться. Подумать только, кто-то или что-то может спокойно рыскать совсем рядом с нами, и мы никогда об этом не узнаем, если только он сам не захочет нам показаться! Разве это не страшно?

Ладно, хватит себя запугивать! Это всего лишь туннель. Дырка в земле. Но меня продолжал терзать необъяснимый ужас. И разумеется, я повелась, как последняя дура. Понимаете, когда на меня давят, мне всегда хочется дать отпор. Идиотское свойство, но что поделаешь?

Короче говоря, я поступила так, как поступают тупые блондинки во всех фильмах ужасов. Просто взяла и шагнула прямо в темноту. А потом сделала еще один шаг. И еще.

Меня проглотила жадная тьма.

Умом я понимала, что нахожусь в трех шагах от погреба и друзей. Я слышала, как Дэмьен разливается соловьем на тему религии и различных инкарнаций Богини. Но разум перестал быть моим союзником. Это не разум комком ледяного ужаса колотился у меня в груди. Это мое сердце, моя душа, мой дух — как хотите, так и называйте! — беззвучно кричали мне: «Беги! Уноси ноги! Скорее!»

Я чувствовала тяжесть земли. Мне казалось, будто она заполнила собой туннель, обрушилась на меня… поймала в ловушку… засыпала… задавила…

Дыхание мое участилось. Я знала, что нужно успокоиться, иначе я доведу себя до гипервентиляции, но уже не могла остановиться. Мне хотелось вырваться из туннеля, убегавшего у меня из-под ног в темноту, но я смогла лишь сделать крошечный шажок назад. Ноги мои словно приросли к полу, они отказывались мне повиноваться! Перед глазами у меня поплыли разноцветные точки, а все вокруг вдруг затянулось серой пеленой. И я вдруг стала падать… падать… падать…


предыдущая глава | Соблазненная | cледующая глава