home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 23

Клер восприняла известие о скором переезде с радостью. Оказывается, она всегда мечтала жить в доме с садом. Правда, в ее мечтах в саду имелись качели, и Тьену пришлось пообещать, что реальность не будет отличаться от грез.

А Люк загрустил. Его чудесное выздоровление взбудоражило дворовую компанию, мальчишки перекраивали планы, чтобы весело провести остаток лета: походы в кино, рыбалка, прогулки по реке… И вдруг съезжать? Прощаться с друзьями? Но Тьен и здесь пришел на помощь. Сказал, что для настоящей дружбы ни время, ни расстояние не помеха, и Люк согласился, признавая, что жених сестры знает о таком лучше кого бы то ни было.

Жених. Софи почему-то не нравилось это слово. Веяло от него не романтикой, а пыльными архивами канцелярии, где однажды окажется среди многих свидетельство об их скоропостижном браке. Видимо, пресловутая боязнь свадьбы, которая, если верить книгам, преследует каждую девушку, настигла и ее.

Но если отбросить беспочвенные страхи, жизнь была прекрасна, как никогда.

И хорошие новости не заканчивались.

Придя на следующий день в магазин, Софи узнала, что госпожа Рамзи наконец-то нашла ей помощницу. Хлоя недавно переехала из деревни, чтобы помочь овдовевшей сестре, которая осталась одна с двумя детьми, но оказалось, что деньги в доме нужны больше, чем лишние руки. Кто-то посоветовал обратиться по поводу работы в оранжерею. Кто именно, девушка не помнила, и сама удивлялась, что решилась попробовать, ведь нужного опыта у нее не было. Но в саду возилась с детства, знала маленькие секреты, вроде того, как подольше сохранить срезанные цветы, какие можно ставить в одну вазу, а какие нет, и вкус, как заметила Софи, у нее имелся, и схватывала она все на лету…

Значит, повезло сразу найти свое дело.

И Софи неплохо: сможет уходить, если надо, пораньше, или приходить попозже. Потом, когда новенькая освоится, выходные поделят, чтобы магазин работал каждый день.

А сегодня можно пообедать с будущими родственниками, не торопясь скорее вернуться к работе.

О том, что Эйнар никуда не уезжал, девушка догадалась сразу же. Слишком быстро Тьен изменил решение по поводу встречи. И в том, что его брат не откажется от приглашения, тоже не сомневалась.

Она вовсе не хотела влезать в сложные взаимоотношения в пока еще чужой семье, но чувствовалось, что и Тьена тяготит затянувшаяся неопределенность. А ей интересно было, что представляет собой его родня, и есть ли шанс, что когда-нибудь они сумеют найти общий язык.

В ресторан они с Тьеном пришли первыми. Заняли столик у окна, просмотрели меню.

Софи, порядком проголодавшись с утра, заказала омлет с грибами и успела его съесть, а Эйнара с супругой все еще не было.

Тьен, волнуясь, раскрошил в тарелку хрустящую хлебную палочку.

Потом собирал крошки пальцем и отправлял в рот под недовольным взглядом метрдотеля.

А его брат так и не появился.

— Подождем еще немного, — Софи успокаивающе погладила мужчину по руке.

— Пять минут, — он снял с запястья часы и положил на стол перед собой, демонстрируя, что не простит больше ни секунды. — Если они не явятся через пять минут…

Эйнар с женой пришли ровно через четыре.


— Прошу прощения за опоздание, — Эйнар коротко кивнул брату и поклонился его спутнице. — Автомобиль заглох в нескольких кварталах отсюда. Пришлось идти пешком.

Этьен оценит.

Уже оценил: вон, как желваки заходили на скулах.

А чего он хотел? Думал, одолжение ему сделал, когда пригласил?

Еще и как пригласил. Ладно, не хотел сам появляться во дворце, но мог бы письмо написать. И вестника прислать другого. И без нелепых условий…

Наследный шеар был немало удивлен, увидев сильфиду на своем окне. И возмущен: во дворец правителя полагается входить через дверь, докладывать о себе служителю и дожидаться, покуда тебя пригласят для разговора. А вламываться столь дерзко… Он даже не знал, какого наказания заслуживал нарушитель, потому что подобного на его памяти не случалось.

Правда, воздушная тут же извинилась за вторжение, объяснив неподобающее поведение делом повышенной секретности. И на колено опустилась, подобрав развевающиеся полы платья, и голову почтительно склонила… что уже было подозрительно, если вспомнить их первую встречу. Но то, что задание ей самой не нравилось, немного сглаживало ситуацию…

— Дорогая, — Эйнар отодвинул стул, помогая сильфиде присесть.

— Спасибо, милый.

Этьен сердито засопел, широко раздувая ноздри…

Интересно, теперь что не так? Сам же хотел, чтобы они изображали счастливую пару.

Наследник итерианского престола занял место рядом с «супругой» и взял книжечку-меню.

— Вы еще ничего не заказывали? Нет? Солнышко, выберешь что-нибудь?

У людей имелась странная привычка называть друг друга именами животных или неодушевленных предметов: зайка, котик, рыбка, булочка, конфетка. Это следовало принять во внимание, репетируя свои роли. На зайку и котика Эсея почему-то не согласилась, от съедобных прозвищ отказалась категорически и вообще отвергла большую часть списка, оставив лишь солнышко, ласточку и золотце. Эйнар опасался, что до окончания обеда этого не хватит.

— Я так рада, что вы смогли найти время, — неловко начала Софи, поняв, что Этьен поддерживать беседу не собирается, а молчание неприлично затягивается.

— Не представляете, как я рад, — не остался в долгу Эйнар. — Даже не надеялся на приглашение.

— Ну что вы, для нас это важно, — смущенно пробормотала девушка.

Должно быть, какая-то стандартная для таких ситуаций фраза, принятая среди людей.

— Мы с Софи собираемся пожениться, — выпалил без предисловий Этьен.

Новость была почти не новостью.

Эсея предполагала нечто подобное, хоть и избегала обсуждать личную жизнь командира и его выбор.

— Поздравляю, — широко улыбнулся Эйнар. — Замечательное известие! Правда, эээ… золотце?

— Чудесная новость, — подпела, отвлекшись от меню, Эсея.

Ей не очень хорошо удавалось изображать человека. Человеческие женщины более эмоциональны, особенно, когда речь идет о свадьбах, детях и комнатных собачках. Они радостно щебечут что-то бессвязное, обнимаются и сюсюкаются. Иногда подпрыгивают на месте и хлопают в ладоши — Эйнар видел пару раз. Смысла не понял, но запомнил.

— Вы уже выбрали день проведения церемонии? — поинтересовался он, поддерживая разговор.

— Мы решили обойтись без церемоний, — обменявшись взглядами с невестой, ответил Этьен. — Скромный праздник… для своих.

— Нам будет приятно, если вы придете, — добавила Софи.

Было ли это еще одной из принятых у людей фраз, или девушка говорила искренне, но, судя по всему, с будущим мужем она это приглашение не обговаривала. Тем не менее, тот не нервничал: Эсея предупреждала, что им все равно нужно будет объявить о своем скором отъезде…

— Обязательно придем. Да, милая?

Воздушная встрепенулась. Побледнела. Показалось, собиралась полностью раствориться в родной стихии, но в последний момент сдержалась…

Брату не в чем ее винить, приказ сильфида выполнила в точности.

Только вот Эйнар его приказы выполнять не обязан.

Пусть Этьен расценивает это как мелочную месть, недостойную будущего правителя Дивного мира, но… Мог бы попросить. Сам. Лично. Не хотел появляться в Итериане — через ту же Эсею назначил бы встречу здесь. Но брат до разговора не снизошел…

А он еще с двигателем его возился!

— Конечно, дорогой, — неожиданно поддержала сильфида. — Мы же не можем пропустить такое событие?

Не один Эйнар лелеял в сердце обиду.


Тьен с трудом сдерживал раздражение.

Что устроили эти двое? Ведут себя как капризные дети!

Сначала опоздали. Затем, в пику ему, заявили, что придут на свадьбу.

Угу, как же. Это они сейчас думают, что придут. Точнее, что пришли бы. А потом… Потом Эйнар и сам не захочет…

А от Эсеи он такого не ожидал. Это не просто неподчинение приказу, это предательство — вот что.

Тем временем беседа за столом продолжалась. Как бы там ни было, а роли свои младшенький с сильфидой отыгрывали старательно. Закончив с выражением радости по поводу грядущего события, принялись обсуждать связанные с этим приготовления.

— Где вы планируете жить?

Вопрос, обычный для ситуации, из уст Эйнара прозвучал со скрытой подоплекой.

Рассчитывает, что Тьен приведет семью в Итериан? Пусть и не надеется.

— Мы купили дом, — «похвастался» он.

— Дом — это прекрасно! — тут же подхватил братец.

Сильфида кивала, прячась за меню. Так и не выбрала ничего…

— Позвольте помочь, — Тьен вырвал из бессильно разжавшихся пальчиков книжечку с перечнем блюд. — Думаю, стоит взять вина. Середина дня, но мне кажется, у нас есть повод.

Подозвав официанта, шеар озвучил заказ.

Итерианцев незнакомые названия не насторожили. Мелкая пакость — под стать их детским выходкам…

— У вас, наверное, немало хлопот, — не глядя на него, обратилась к Софи Эсея. — Подготовка к свадьбе, дом. Но, уверена, Этьен помогает во всем. Вам с ним повезло. Понимающий, заботливый. Нынче редко встретишь мужчину, настолько ценящего дружбу и добрые отношения…

А, вот оно что. Добрые отношения он не оценил.

Когда успел? Что такого недоброго в его просьбе?

«Ты не просил», — отозвался на слишком громкие мысли младшенький.

Просил… как умел…

А если бы Эйнар первым не сунулся в цветочный магазин, не пришлось бы устраивать этот фарс.

Комедия — все до последнего слова…

И принесенные официантов тарелки — не более чем реквизит.

— Что это? — пригляделся и принюхался Эйнар.

— Мясо, — коротко ответил Тьен.

— Сырое?

— Не совсем. Соус, специи… Но практически — да, сырое. Попробуй, тебе понравится. — Он поддел вилкой один из тонких полупрозрачных кусочков и отправил его в рот. — М-м-м-м… Готов поспорить, этот теленок еще вчера резвился на лугу.

— Теленок? — предательница сильфида тяжело сглотнула.

— Сочный молоденький теленок, — подтвердил Тьен не без злорадства.

Рожки да ножки, большие влажные глаза, умильная морда… Самое то для дорогих итерианских гостей.

Глупость несусветная…

— Милая, позволь я… — Эйнар забрал у сильфиды тарелку и отставил подальше. — Моя жена не ест мяса, — пояснил он для Софи. — Но Этьен слишком редко у нас бывает, чтобы знать об этом.

Самого его «экзотичность» блюда не отпугнула. Подцепил кусочек, хмыкнул одобрительно, будто и правда понравилось, и предложил наполнить бокалы.

— За вашу прекрасную пару! — прозвучал первый тост. — За любовь и взаимопонимание.

— Честность и доверие, — еле слышно дополнила Эсея.

Пришлось признать, что своего они добились. Испортили обед.

Хорошо, что Софи ничего не заметила, а что еще лучше — спустя четверть часа засобиралась в магазин.

— Я провожу, — Тьен поднялся из-за стола вслед за девушкой. — А потом вернусь…

Хотелось верить, «дорогие родственники» оценят перспективы продолжения беседы.

— Мне не стоило приглашать их, не поговорив с тобой, — сказала Софи, когда они вышли из зала. — Прости, само собой вырвалось…

— Ты все правильно сделала, — поспешил успокоить ее мужчина.

— Мне показалось…

— Тебе показалось, — он коснулся губами ее щеки. — Не волнуйся ни о чем. Я зайду к тебе попозже, хорошо?

Возвращаясь, Тьен надеялся никого не застать за столиком. У Эйнара и Эсеи было достаточно времени, чтобы исчезнуть из ресторана, и на их месте он так и поступил бы…

Но, увы.

— Трудно было сделать так, как я сказал? — хмуро спросил он сначала у брата.

— Нет, но…

— Спасибо, что пришел. Не смею больше задерживать.

— Я не тороплюсь.

— Я тороплюсь, — хотелось пинками выгнать наглого мальчишку, но Тьен не позволил себе вспылить. — Меня ждут, а я хотел бы еще успеть переговорить с твоей очаровательной супругой. Так что будь добр, оставь нас.

Может, Эйнар и собирался возразить, но вовремя вспомнил, что не имеет права вмешиваться в отношения шеара и его свиты.

— Счастливо оставаться, — раскланялся он шутливо, но улыбка смотрелась донельзя фальшиво. — Буду ждать официального приглашения, с уточнением даты и времени.

— Фигляр, — сердито бросил ему в спину Тьен.

Поглядел исподлобья на сидевшую по другую сторону стола сильфиду и пододвинул к себе тарелку с пикантной телятиной. Деликатес же. Не то, что кровяная колбаса с перловкой, а ведь и та в свое время казалась царским лакомством.

Эсея наблюдала молча, даже не кривилась, но Тьен мог поспорить, что образ большеглазого лобастого теленка все еще стоит у нее перед глазами. Жалостливая… когда дело касается зверюшек и птичек… не прожаренных…

И разговор сама не начнет. А ему и не хочется. Долгие годы он жил одним желанием, и когда оно осуществилось, все остальное стало неважно. Не так важно…

— Объяснишь? — спросил он все-таки.

— Что именно?

— Почему ты игнорируешь мой приказ и принимаешь сторону Эйнара?

— Я на твоей стороне, — медленно проговорила сильфида. — И я выполнила твой приказ в точности. Ты хотел, чтобы мы изображали любящую пару, а разве хорошая жена пойдет против мужа?

— Хорошая жена напомнила бы своему забывчивому супругу о том, что их ждут в другом месте, и уже куплены билеты на поезд.

— Это расстроило бы твою невесту.

— Ничего, я бы ее утешил.

— Не сомневаюсь.

Воздушная говорила спокойно, что-что, а прятать эмоции она умела.

— Мне казалось, мы друзья, Эсея.

— И мне… казалось.

— Дерьмо! — мужчина со злостью отшвырнул вилку, и та, ударившись о стол, со звоном упала на пол.

Люди за соседними столиками начали оборачиваться, зашушукались. Официант поспешил к месту ссоры, чтобы сменить прибор и сделать замечание шумному клиенту… Но был остановлен мимолетным взмахом руки. Словно ничего не произошло…

И не происходит. Посетители обедают, не замечая вскочившего с места, нависшего над девушкой шеара, не слыша продолжившегося на повышенных тонах разговора.

— Что не так? Давай, выкладывай. Я был плохим командиром? Нагружал тебя без меры? Недостаточно часто закрывал глаза на твои выходки? Ну, смелее.

— Ты был хорошим командиром. До недавнего времени. Не здесь.

— А здесь что? Я посадил тебя на цепь? Или хотя бы наказал за то, что ты шпионила за мной?

— Ты приказал мне остановить Эйнара, когда он пришел в первый раз.

— И?

Сильфида подняла на него глаза. Большие чистые глаза растерянного ребенка.

— Ты приказал мне остановить шеара. Никто из стихийников в здравом уме не выступит против шеара. Никогда. Он… он мог убить меня.

Нежный голосок дрогнул, и на миг стало не по себе.

— Глупости, — тут же отмахнулся Тьен.

— Он мог убить меня, — повторила Эсея. — Если бы захотел.

— И ты так его боялась, что буквально через день, уже по собственному почину, едва не продырявила копьем?

— Ты велел не подпускать его к тебе. Мне не хотелось, чтобы ты счел, что я не выполняю твое распоряжение. И я видела куда бью.

— Прекрасно! — Тьен насмешливо зааплодировал. Одна часть его понимала, что претензии сильфиды обоснованы, но другая не желала смириться с тем, что он в чем-то был неправ. — Ты столько раз нарушала мои приказы, а именно тут решила выслужиться. Молодец, хвалю. Что дальше?

— Дальше ты послал меня к своему брату, чтобы я пригласила… вернее, привела сюда. Послал, зная, что после всего Эйнар мог…

— Убить тебя, угу. Это все?

— Да.

— Ну что ж, — он сел, налил себе вина и отпил немного. — Ты с честью выполнила все мои задания и осталась жива. Чему я очень рад. И я знаю, что по-прежнему могу доверять тебе. Будем считать, что мы разобрались со всеми недоразумениями?

Извиняться он так и не научился. Но и Эсея никогда не просила прощения.

— Нет, — ответ сильфиды прозвучал как гром среди ясного неба. — Не разобрались. Потому что… потому что теперь я не могу доверять тебе.

— Вот так новость, — одним махом он опрокинул в себя содержимое бокала. — Продолжай.

— Мне нечего добавить. А ты… Тебе все равно не нужна уже свита. Просто прогонять не хочешь, ждешь, пока сами уйдем.

— Это я ухожу. Мы это обсуждали.

— Нет, — она покачала головой. — Не обсуждали. Ты поставил нас перед фактом, причем в последний момент. Даже не удосужился сообщить лично, передал через Лили.

— Мы встретились бы на приеме у Холгера и успели бы все обговорить, я не собирался вас бросать.

— Ты уже нас бросил! — за все время, что они были знакомы, выдержка впервые отказала сильфиде, и сейчас она почти кричала. — Бросил, едва вернулся сюда, к своей Софи!

— Не смей ее обвинять.

— И не думала, — Эсея сникла, голос вновь зазвучал тихо. — Ты относишься к ней не лучше, чем к нам, а обманываешь даже чаще…

— Не лезь в то, чего не понимаешь.

— Не понимаю, — покорно согласилась девушка. — Это невозможно понять.

Возможно при желании.

Но ни у Эсеи, ни у других из его свиты такого желания нет.

Считают, что лучше него знают, как, где и с кем ему жить. Лезут, когда их не просят, с советами и нравоучениями. Высказывают, по поводу и без, глупые обиды.

— Значит, нет смысла продолжать этот разговор, — заключил он мрачно. — Можешь идти.

— До тех пор, пока тебе снова не понадобятся родственники, чтобы порадовать невесту?

Если бы она просто ушла, на этом бы все и закончилось. Через несколько дней и не вспомнили бы. Притворились бы оба, что не помнят…

— Нет. Больше я не попрошу тебя ни о чем подобном. Ни о чем.

По-прежнему не привлекая внимания посетителей ресторана, он обошел стол и положил руку на плечо поднявшейся со своего места сильфиды. Заглянул в глаза цвета неба и не увидел в них даже тени возражений.

Все кончается. Иногда так.

— Эсея Ианта, посвященная рода Эним…

Он называл ее полным именем второй раз в жизни. А первый, казалось, был только вчера…

— Я, Этьен, третий шеар Итериана, освобождаю тебя от всех данных мне клятв и обетов… Ты этого хотела?

Она пожала плечами, сбрасывая его ладонь:

— Наверное, да.


Сильфиду Эйнар нашел на крыше старого собора. Не лучшее место: растрескавшаяся черепица, голубиный помет, еще и колокола трезвонят каждые десять минут, если не чаще…

— Я думал, ты уже ушла. В смысле, отсюда. Вообще.

Глупо получилось. Если бы он думал, что она ушла, искал бы ее где-нибудь в Итериане.

— Я тоже была уверена, что вы давно вернулись домой, — проговорила воздушная, склонив голову.

— Решил задержаться. Мне жаль, что так получилось. Если бы ты не поддержала меня…

— Рано или поздно это все равно случилось бы.

Она не выглядела расстроенной, не плакала. Сидела на крыше, свесив ноги, и задумчиво рассматривала суетливый людской город.

Шеар присел рядом.

— Я бы тебя не убил, — посчитал нужным сказать он.

— Нехорошо подслушивать, — тихо заметила сильфида.

— Знаю. Обычно я так не делаю.

Она повернулась, не поднимая головы. Взглянула быстро из-под закрывшей глаза челки.

— Ну… иногда делаю, — сознался Эйнар.

— Вы — шеар, вам можно.

Эйнар сказал бы ей, что шеарам позволено далеко не все, но подумал, что это лишняя информация. Еще с крыши прогонит.

— Чем собираешься заняться теперь?

— Вернусь в Итериан, — ответила Эсея.

— Я чувствую себя виноватым в том, что случилось, и хотел бы как-то…

Девушка заинтересовалась.

— Моя бабушка, шеари Йонела, охотно принимает соплеменниц в… не знаю, как это правильно… Будешь кем-то вроде фрейлины или компаньонки.

— Не буду, — интерес во взгляде сильфиды моментально угас.

— Э-э-э… Этьен рассказывал о бабушке?

— Нет, не рассказывал. Ни о ком из вашей семьи. Но о шеари Йонеле все наслышаны. И меня она ничуть не пугает. Но дворцовая жизнь не для меня. Я собиралась в Энемис, чтобы помочь восстановить мой дом.

— Чем ты поможешь? — удивился Эйнар. — Этим занимаются альвы — растят новые горы…

— Альвы? — Эсея пренебрежительно хмыкнула. — Что они в этом понимают? Горы — это не просто груда камней. Горы — это… Это горы.

— Ясно, — кивнул Эйнар, словно на самом деле понял, о чем она говорила. — Если хочешь, я разузнаю, кто из старейших там управляет, и попрошу, чтобы тебя взяли.

— Не стоит беспокоиться, — снова отказалась девушка. — Немало моих знакомых трудятся там. Думаю, меня примут и без вашей протекции.

— Но если возникнут сложности, обращайся. Где мое окно, ты уже знаешь.

— Благодарю вас, шеар Эйнар.

Церемонный поклон и преисполненный почтения голос не оставляли надежды на то, что когда-нибудь она воспользуется его предложением.

— Ну так… идем?

Эйнар подал сильфиде руку, но та и не шелохнулась.

— Я задержусь. Нужно попрощаться с друзьями.

— Тогда я сам, а ты… Не будешь против, если я как-нибудь навещу тебя в Энемисе? А лучше — приглашу во дворец?

— Зачем? — смутилась Эсея.

— С бабушкой познакомлю. Ей будет приятно встретиться с кем-то, кто ее не боится.


Тьен задержался в ресторане, а после сделал круг по пути в магазин, чтобы Софи думала, будто он проводит время в компании родственников. Для нее это важно.

А родственники… Уедут потом. В спешке, не предупредив. Пришлют открытку с извинениями из другого города…

Все равно разошлись бы.

Эсее лучше в Итериане, ему — здесь.

Тут у него семья. Софи.

И чушь полная, что он ее обманывает. Просто не говорит всего. Пока.

Но когда решится сказать, она поймет.

Обязательно.

Завтра. Или через неделю.

А лучше уже после визита в Итериан…

В любом случае время еще было, и Тьен отложил разговор на неопределенный срок, малодушно мечтая, чтобы все решилось само собой, забыв о том, о чем, как шеар, должен был знать: именно такие мечты, когда сам не отдаешь себе отчета в том, чего действительно желаешь, имеют свойство сбываться…


Глава 22 | Третий шеар Итериана | Глава 24