home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

После наведения относительного порядка на улицах Вьежа, патрули городской стражи и ополченцев встречались Вике значительно реже, как и свежие трупы казнённых на виселицах-перекладинах. А останки повешенных ранее уже истлели и высохли настолько, что запахи канализационных канав уже не перебивались смрадом разложения.

Когда попаданка бодрым шагом пересекла границу Припортового, в значительной мере контролируемого её старым «другом» Китом, и Портового, где бОльшую часть теневой жизни держал в своих руках её ставленник Шторм, районов, то сразу же заметила и без всякого обострённого восприятия, что стала объектом ненавязчивого и уважительного внимания.

Похоже, уже все отбросы местного общества были в курсе, что эта молодая девушка-наёмница, идущая сейчас к таверне «Весёлый моряк», пользуется даже не покровительством, а вовсе каким-то непонятным почтением самого главного портового авторитета Шторма.

Малёк всем растрепал или сам Шторм дал насчёт неё указания? Вика даже не считала нужным это выяснять. Просто приняла, как данность.

Едва она перешла по Гнилому мосту — на самом деле сооружению вполне крепкому, переброшенному через какую-то бывшую небольшую речку, превращённую в сточную клоаку — как сидевшие возле него пара нищих калек и старуха с отрезанным носом, занимавшиеся полузапрещённым попрошайничеством, тут же подобрали под себя глиняные миски для милостыни. От неё они не осмеливались ничего получить.

Пройдя после моста меньше трёх десятков шагов Вика заметила, как от группы увидевших её подростков один, самый видимо шустрый, отделился и побежал вглубь квартала по направлению к таверне банды Шторма.

Стоявшие в углу на небольшой торговой площади весьма потасканные жрицы любви, и те при виде наёмницы изобразили уважительные поклоны, а самый высокий из бродивших вдоль рядов парней, пропустив Вику, пристроился позади неё в полусотне шагов и двинулся следом.

Она с насмешкой подумала про себя, что ей пришлось погибнуть в родном мире и воскреснуть в магическом, чтобы стать кем-то на вроде уважаемой уголовницы. Мурка, блин, в кожаной тужурке. А из-за спины торчал — нет, не наган из-под полы — меч.

— Приветствую тебя, уважаемая, — на пороге таверны её ждал сам хозяин, фиктивный, — Шторм тебя уже ждёт.

Вика прошла внутрь и дальше по служебному коридору, где дверь ей почтительно открыл Дубина, ещё один из спасённых ею бандитов. Она легко приметила припрятанные на нём тесак и удавку.

— Привет, Шторм, — Вика дождалась пока Дубина плотно прикроет дверь и прошла к новенькому — муха ещё не сидела — креслу, догадаться, для кого оно было приготовлено, труда не составляло, — Ты чего своей братве и сестерве про меня наговорил, в натуре? Лишнего, надеюсь, ничего не брякнул?

— Да что ты такое говоришь, госпожа! — возмутился Шторм, — Естественно я про тебя не распространялся. Только сказал, что ты мой друг и подельник, и что если в моём районе с тобой что-то случится, то тот, кто не помог тебе или не доглядел, окажется под Гнилым мостом со вспоротым брюхом. А ещё приказал, чтобы любое твоё пожелание выполняли, как мой приказ. Малёк всем тебя описал, так что можешь ходить безбоязненно…хотя, — он засмеялся над своими словами, — кому я это говорю? Прости. Тебя чем-нибудь угостить? Разреши.

— Нет, Шторм, извини. Не голодна, — ещё ей не хватало в этой помойке питаться, — Лучше рассказывай, что у нас тут нового. Да, и про гленскую парочку расскажи. Надеюсь, с ними всё в порядке?

Друзья её виконта Дебора Вике понравились, и семнадцатилетний полноватый Фелис, и восемнадцатилетний Никар, хотя её знакомство с ними и было шапочным. Понаблюдав за парнями в ночь дворцового переворота, устроенного старшим виконтом Даманом, она смогла убедиться в их безусловной храбрости, сообразительности и верности своему другу и сюзерену. А ещё Вика сделала себе пометку, что их внешняя безалаберность и несерьёзность — это скорее маска, при том, что занудами и буками эти молодые аристократы не были.

— Почти в порядке, — хмыкнул Шторм.

Со слов авторитета, всё-таки «близнецы», несмотря на свои ум и хитрость, попались на глаза кому-то, кто их узнал. Слишком уж активно они искали по всему городу девушку Неллу.

Вроде бы и легенду они себе придумали неплохую, выдав себя за цинарцев и нацепив на себя соответствующие облики, манеры и диалект. Но во Вьеже они уже бывали, затворнический образ жизни не вели, а потому в конце концов нарвались.

Люди Шторма заметили слежку за гленцами, когда те, уже поздно вечером, возвращались с очередных бесплодных поисков Неллы.

— Мы шпиков дворцовой канцелярии трогать не стали, — Шторм, раз уж Вика не захотела разделить с ним трапезу, насыщался один, иногда виновато из-за этого на свою начальницу поглядывая, но успокаиваясь от её поощряющей улыбки, — Хоть сейчас и говорят все, что Даман не жилец, что у нас будет править его мать или сестра, но канцелярские крысы выживут при любой смене власти, а ссориться с ними, ох, как опасно, Вика. Такой тут шорох могут навести…

— Я понимаю, — согласилась она, — Это было правильное решение. Так что с нашими друзьями?

— А мы их похитили. И спрятали в нашей лежке в районе гавани. Они сейчас там. Невредимые, но упакованные. Кто их похитил и зачем, не понимают, думаю. Нет, уверен.

— С канцелярскими что?

— Да ничего, — авторитет отодвинул от себя тарелку с одними только оставшимися в ней куриными костями и придвинул к себе кубок и кувшинчик с вином, — Порыскали позавчера весь день у нас в районе, да и ушли. Видимо не очень-то им твои гленцы и нужны были. Сейчас во дворце другие заботы.

Вика подождала пока Шторм допьёт вино.

— Проводи меня к ним.

Вопрос «зачем, госпожа, тебе это нужно?» у него был написан через всё лицо, но задавать его он постеснялся.

— Прямо сейчас?

— Ну да. Чего титьки-то мять?

В сопровождении нескольких сомнительных личностей, маячивших позади и впереди них, Вика со Штормом пришли в район бараков для галерных рабов и заброшенных складов, в тот самый, где попаданка когда-то обнаружила и исцелила умирающего авторитета.

— Это здесь ты меня из лап смерти выхватила, — махнул рукой Шторм в сторону своей бывшей лежки, — Тут бы сейчас и гнил мой труп. Погребальным костром вряд ли кто-нибудь озаботился бы. Вика, госпожа…

— Капец, Шторм, ну сколько уже можно-то? Я поняла, что ты мне благодарен. Давай ближе к делу. Где эти обормоты?

— Почти пришли. Вон, за тем сараем.

«Близнецы» Фелис и Никар находились в запертом отсеке вытянутого на полсотни шагов пакгауза, половина которого почти полностью разрушилась, зато вторая была ещё достаточно крепкой и использовалась бандой Шторма для хранения краденных или контрабандных товаров.

Гленцев вполне сносно, по уверениям авторитета, кормили, но из комнаты не выпускали, поэтому заходить внутрь Вика просто не решилась — ведром для естественных нужд парней не обеспечили.

— Они там не связаны, надеюсь? — уточнила Вика у караулившего дворян перекаченного амбала с лицом олигофрена.

Сторож слишком долго пытался понять суть такого сложного вопроса, поэтому ответил Шторм.

— Нет. Им вообще никакого вреда не причиняли. Кроме того, что в момент захвата пришлось их глушить дубинками.

— Эй, близнецы, зачем меня искали? — громко спросила она в открытую дверь.

Она держалась от проёма подальше вовсе не из опасений за свою шкурку.

— Нелла?!

— Нелла?!

Первым из каморки показался Никар, а вслед за ним и Фелис.

— Ну да, я, — подтвердила Вика улыбаясь, — а вы что, не рады меня видеть?

Вид у гленских дворян, хоть никто их и не мучил, всё же был довольно болезненный и бледный. Для друзей своего виконта Вика не пожалела Малого Исцеления, правда, совсем по чуть-чуть.

Близнецы начали говорить одновременно, но Вика их прервала.

— Так, разговаривать будем не здесь, — сказала она, — Пошли в ближайшую таверну и там вы мне всё, как на духу, выложите.

Идти до ближайшего кабака, если двинуться не вдоль улицы, по которой она сюда пришла, а прямиком от пакгауза к морю, было не больше сотни шагов. Там находилась таверна, ещё более убогая, чем «Весёлый моряк» Шторма. Но контролировалась она также его бандой.

— Если что-нибудь рискнёте есть, то заказывайте, — предложила Вика, когда они устроились в самом углу едального зала, — а я просто посижу, послушаю. Итак?

Никар выразительно посмотрел на демонстративно грозного Шторма. Тот, видать, решил на всякий случай нагнать немного страха на гленцев. Впрочем, близнецов это не особо впечатлило. К тому же, по приказу Вики оружие им вернули.

— Шторм, оставь нас, пожалуйста. Эти красивые и милые дворяне мне ничем не угрожают, — попросила она.

— Может и этих удалить? — авторитет глазами показал на три бомжеватых компании посетителей.

— Не надо. Они не мешают.

В общем-то Вика всё верно догадалась, насчёт причин прибытия друзей Дебора во Вьеж.

Стоило только Шторму отойти от стола, как оба близнеца принялись наперебой убеждать её в необходимости сейчас же, немедленно отправиться с ними в Глен, где её ждали молочные реки, кисельные берега и любовь их верного друга, являвшегося к тому же и наследником одного из самых богатых графств не только в Глене, но и во всём королевстве Датор.

А ещё сама герцогиня Еворния Гленская просто не может до сих пор спать — так ей хочется отблагодарить спасительницу своего сына.

— А почему Дебор сам-то за мной не приехал, раз уж его такая страсть одолела?

— Ты зря иронизируешь, Нелла, — Никар с укоризной посмотрел на Вику, — мы Дебора знаем с самого детства. Поверь, если бы не строжайший запрет на покидание им Глена, отданный лично герцогиней, он бы обязательно приехал сам. Он тебя любит. Мы с Фелисом ещё ни разу его таким не видели. Дебор от тебя просто без ума.

— А тётушка его как поживает? Этим-то он неужели не интересуется? Ай-яй-яй, нехорошо. А ведь Налья Оминская тоже немаленькую роль сыграла в том, что наследник, и вы все, в ту ночь вырвались. Какая неблагодарность. Да. Жаль, что герцогиня запретила ему самому ехать, но забыла про вас. В общем, я вас услышала. Передайте Дебору, что мне очень жаль, но, как у него есть свои обязанности, долг и планы, так и у меня имеются свои дела. Мы в этом с ним схожи. Молчите. Оба. Я в Глен не поеду. Так и передайте Дебору и его сюзеренше. Или — как правильно? — сюзерену? Короче, герцогине Еворнии. Может быть потом приеду к вам в гости.

— Подожди, не торопись, Нелла. Ты просто ещё…

— Всё, Фелис. На этом наш разговор закончен. Вы отличные достойные дворяне, но мне и правда с вами больше не о чем разговаривать. Возвращайтесь в свой родной Глен. И сделайте это как можно быстрей. В следующий раз вам может так не повести.

Они ещё пытались что-то ей сказать и даже как-то удержать, но понятно, что это было бесполезно.

Расставаясь с Никаром и Фелисом Вика сама не понимала, почему она злится. И почему ей грустно. Конечно, как Дебор сам мог приехать, если ему герцогиня запретила? Вот к Налье он бы отправился, наплевав на любые препоны.

— Шторм, присмотри за ними ещё какое-то время, чтобы опять во что-нибудь не влипли. И начинай присматриваться к Припортовому району. Что-то мне кажется, что Кит слишком хорошо там себя чувствует.

— Всё сделаю, как надо, госпожа. А насчёт Кита…У нас с ним была встреча. Вроде по понятиям разошлись. Влазить на территории друг друга смысла пока нет. У себя бы ещё нормальный контроль наладить. А то вон опять вчера какие-то отморозки молодые склад Гериста ограбили, рабов двоих там убили. Сейчас ищем, что за банда новая.

— И как найдёте, так опять под Гнилой мост со вспоротым брюхом, что ли?

Шторм вздохнул.

— Посмотрим на их вменяемость. Может и к себе примем.

Из Портового района Вика пошла вдоль океанского берега мимо причалов.

И почему она не попала в тело какой-нибудь герцогини? Сейчас бы не надо было бы иметь дело со всяким отребьем, самой воровать деньги. Впрочем, нет — Вика остановила самобичевание — сама она не ворует, а робин гудствует. Отбирает у негодяев неправедно нажитое. И вообще, кто попадёт в тело измученной голодом, насилием, холодом, нищетой, унижениями и побоями молодой шлюхи, имеющей к тому же младшего братишку на руках, и начнёт после этого вести законопослушный образ жизни, тот пусть первым бросит в неё камень. А она-то уж будет действовать так, как она решила.

И да, сами по себе ей ни титулы, ни владения не нужны. Вика посчитала себя ещё не готовой взваливать на свои хрупкие девичьи плечи огромные обязанности феодального владетеля. Пока, не готовой. Пусть и плечи её, говоря откровенно, не такие уж и хрупкие, да и в голове мозгами не обижена. Но, нет.

Замужество? В шестнадцать-то лет? Всё. Выбор она сделала. Дебор, если любит подождёт. Вон, Штирлиц двадцать лет вдали от любимой жил, и нормально.

Заверениям близнецов, что ни Дебор, ни они сами никогда не выдадут, кто является магиней Тенью, Вика склонна была доверять. Но, как говорится, любое доверие имеет свои границы. Поэтому идея покинуть Вьеж попаданке теперь казалась ещё более правильной и умной. Похвалить себя она конечно же за это не забыла.

В Акульем Зубе её никто не достанет, Вика была в этом уверена. А при желании, она всегда может свой замок покидать. Чуть изменила внешность и имя — и ищи, что называется, ветра в поле.

Театральных кружков Вика в своей прошлой жизни, увы, не посещала, методичек Станиславского не читала, зато была вполне уверена в своих возможностях выдавать себя хоть за наёмницу, хоть за торговку, хоть за аристократку, ну а уж за простолюдинку-то, тем более.

— Красиво смотрится, правда?

Очередной влюбчивый балбес, увидев, как красивая молодая наёмница снизила скорость движения, засмотревшись на забитую кораблями гавань, решил попытаться познакомиться.

Вика сверху вниз окинула взглядом потенциального ухажёра, и он её не впечатлил — обычный портовый или таможенный клерк.

— Красиво, но смотреть мне некогда. Удачи, уважаемый, — она вполне вежливо кивнула и ускорила шаг.

Когда Вика перемещалась по городу без Скрыта, то подобные попытки завязать с ней знакомство были постоянно. В своё время она понадеялась, что смена амплуа с обычной простолюдинки на наёмницу хотя бы немного охладит к ней внимание, но в своих прогнозах ошиблась.

Для неё становилось проблемой даже просто перекусить в какой-нибудь кондитерской — обязательно кто-нибудь привяжется.

Может завести себе какого-нибудь фиктивного ухажёра? Но Вика тут же эту идею забраковала. Таскать за собой молчаливого и покорного мужика просто глупость, а если не молчаливый и не покорный, тогда какая же это прогулка в одиночестве?

— Пожалуйста, подай, госпожа, ради Единого. На еду.

Вика уже почти дошла до границы родного Заречного района, когда куча мусора, лежавшая на углу низкопробной забегаловки, мимо которой она проходила, вдруг заговорила.

То, что это не мусор, а человек, Вика определила как только увидела — размышления больше не мешали её внимательности, уж к этому-то она себя быстро приучила — вот только обычно попрошайки к наёмникам не обращались.

— Сколько тебе надо? — поинтересовалась она, — Десяти энн хватит? — она бросила ему в миску, которую тот выдвинул, медную монету.

Только тут Вика разглядела, что перед нею совсем слепой обросший как дикобраз мужик. Она уже давно привыкла к большому количеству калек, больных, состарившихся или просто опустившихся людей на глухих улочках Вьежа и перестала обращать на них внимание. Но этот дикобраз заинтересовал её тем, что глаз его лишили намеренно, а про такие казни она ещё не слышала. А ещё её стало интересно, как тот определил, что мимо идёт женщина?

— Спасибо, госпожа, как раз на две кружки сидра хватит, — усмехнулся он, — хоть у Флорна сидр и полное дерьмо, но берёт недорого.

— Ты же на еду вроде бы просил? — укорила нищего калеку Вика, — Кстати, а за что тебе глаза-то вырезали? Что-то я не слышала…

— Вот и вали, раз не слышала, — разозлился дикобраз, — дала денег, спасибо получила и иди по своим делам.

Вика фыркнула, движением плеча поправила меч за спиной и больше не глядя на грубияна пошла дальше. Вот ей ещё один урок, хоть и небольшой. А ведь хотела даже своей магией исцеления воспользоваться.

Её родной особняк напоминал физкультурно-оздоровительный комплекс. Разумеется, не внешним видом, а своим содержанием.

Молодцы. Все молодцы. Никто из её людей не сачковал, выкладываясь на полную.

— Рудий, — позвала она бывшего раба, одновременно восстановив всем силы магией, — На сегодня хватит. Я имею в виду, тебе хватит. Молодёжь пусть продолжает, всё равно энергию некуда девать. А ты натаскай нам воды в душ.

За ужином Вика сообщила своим домочадцам, что завтра вновь их покинет.

— Опять? — удивилась Жела.

— И снова в бой, покой нам только снится, — кивнула попаданка.

— Ты совсем себя не бережёшь, Нелла, — проявил заботу и Рудий.

— Золотые твои слова, — согласилась с ним Вика.


Глава 23 | Выбор | Глава 25