home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

Мой персональный рабочий кабинет располагался в левом крыле нашего административного здания, на третьем этаже. «Кабинет» состоял из нескольких помещений: санузел, непосредственно сам кабинет, из которого был выход в просторный конференц-зал и приёмную.

Хм, а ведь ещё предстоит найти секретаря.

— Мне нравится, — изрёк я, осмотрев свои новые владения, и плюхнулся в удобное кожаное кресло на колёсиках.

— Приятно слышать, — кивнул Вадим, расположившись за четырёхместным «Т-образным» столом-приставкой.

Едва мы расселились, Наставнику позвонили и сообщили, что прибыл наш соискатель. Хм… на полчаса раньше. Не особо пунктуально, но рвение похвальное.

— Пусть проходит, — махнул я рукой. — Раньше начнём, раньше закончим.

Вадим отдал указания и уставился на меня со странным выражением лица.

— Мне не нравится твоя ехидная улыбка. Колись уже, что у тебя на уме?

— Ну раз вы приказываете, Господин, — с готовностью кивнул он, а затем улыбнулся ещё шире. — Я просто подумал, что вам не терпится вернуться к её сиятельству.

— Думаешь? — усмехнулся я. — Может быть… Всё-таки оставлять благовоспитанную девушку в «Райских кущах» надолго — дурной тон.

— А, по-моему, вас это забавляет.

— А, по-моему, не все свои мысли стоит озвучивать господину.

— Вы сами приказали, Господин.

Через минуту в кабинет вошла одна из будущих официанток «Райских кущ» и поставила на стол три чашки кофе.

А спустя сорок секунд мы с Вадимом увидели того, ради которого я, в общем-то и приехал сегодня на «работу» — гладковыбритого мужчину средних лет в чистой обуви (несмотря на снежную погоду) и поношенном, но опрятном деловом костюме.

— Добрый день, Виктор Геннадьевич, — я поднялся с кресла и протянул гостю руку.

— Здравствуйте, Аскольд Игоревич, — он ответил на рукопожатие, — Вадим Юрьевич.

— Присаживайтесь, пожалуйста, — я кивнул на стул напротив Вадима.

Мужчина уверенно занял предложенное место.

Хм, почти не нервничает и выглядит хорошо — первый тест соискатель прошёл. Существовала некоторая вероятность, что человек, с которым я познакомился, когда он пьяный и небритый не мог найти дорогу домой, уже и позабыл, как нужно держать себя в приличном обществе.

— Виктор Геннадьевич, вы догадываетесь, зачем я хотел с вами встретиться?

— Да, Аскольд Игоревич, — осторожно ответил он. — Возможно, вы сможете предложить мне работу.

— Вам это интересно? — кивнул я

— Мне интересны предложения о любой работе, которая хоть немного затрагивает мой профессиональный опыт. Честно говоря, я сейчас не в том положении, чтобы особенно перебирать, — проговорил немного грустно Виктор. Сегодня, когда он привёл себя в порядок и приоделся, его уже не хотелось называть «Витя».

— Кстати, об этом. Расскажите о себе и о том, чем вы занимались раньше, — конечно, полное досье на гостя я уже прочитал, и он, если не дурак, об этом догадывается. Но мне крайне интересно, что он сам о себе расскажет.

Мужчина прищурился и задумался. После чего кивнул каким-то своим мыслям и начал:

— Тогда позвольте начать сначала. Зовут меня Виктор Геннадьевич Хорькин, мне сорок два года, родился и живу в Москве. Происхожу из рода потомственных Слуг боярского рода Изотовых, ныне несуществующего. В качестве профессии выбрал мирную стезю управленческого дела, и окончил с отличием Московский экономический университет. Без ложной скромности скажу, на этой стезе я добился заметных успехов. В тридцать два года мне предложили пост коммерческого директора крупной родовой фабрики по производству игрушек. После уничтожения боярского рода Изотовых, — в этом месте Виктор прервался и замолчал на несколько секунд, как будто у него застрял ком в горле. Взяв чашку со стола, он сделал глоток кофе и твёрдым голосом продолжил:

— После уничтожения боярского рода Изотовых новыми владельцами фабрики стали их давние партнёры — бояре Куницыны. Почти на всех руководящих постах они назначили своих Слуг. Но меня оставили. Сказали, что из-за моих успехов, — мужчина поморщился. — И… не сочтите за наивность и высокомерие, однако я считаю, что в тот момент именно этим они и руководствовались. Да… — задумчиво протянул он и снова замолчал на несколько секунд. Снова глотнув кофе, он продолжил:

— Я остался работать. Естественно, фабрика после всех произведённых перестановок стала приносить меньший доход… Но в общем-то всё шло нормально. Постепенно ситуация улучшалась. Однако однажды в совет директоров поступило предложение от владельцев, приобрести ещё одну фабрику, занимающейся той же деятельностью. Изучив всю имеющееся информацию, я был категорически против покупки, что и донёс генеральному директору при личной встрече. Но генеральный директор почему-то не принял во внимание моё мнение, и покупка была совершена. Когда же спустя полгода выяснилось, что приобретённое предприятие убыточно, а владельцы, бояре Куницыны, понесли большие убытки, внутренне расследование сделало вывод, что виноват в убытках коммерческий директор, то есть я. И так как я не был Слугой рода, то меня просто уволили, обвинив в профнепригодности. И как вы понимаете, с тех пор мне довольно сложно найти работу, соответствующую моим знаниям и опыту.

Да уж, могу себе представить. Большими предприятиями владеют сильные рода, которым служат потомственные Слуги. Которые в свою очередь всегда являются первыми кандидатами на любые серьёзные должности (после непосредственно самих аристократов). После уничтожения рода, которому служил Виктор, ему уже очень сложно было бы найти новую хорошую работу, а после увольнения с позором для аристократов-работодателей на нём просто висит клеймо.

— Грустная история, — вздохнул я. — Так вы утверждаете, что только эта часть вашей биографии мешает вам найти хорошую работу? — вопрос с моей стороны очевидно провокационный, но я хочу посмотреть, как он отреагирует.

Мужчина устало покачал головой:

— Аскольд Игоревич, при всём уважении, вы и так ведь всё про меня знаете…

— Отвечайте на вопрос, пожалуйста, — требовательно произнёс я, мысленно ставя ещё один балл за умение «показать зубки».

— Да, я считаю, что только это. Но… объективно, серьёзный работодатель всегда проверяет соискателя всесторонне. Поэтому узнать о том, что на мне сейчас висит кабальный долг легко. Ребята об этом знают, и вам, скорее всего, рассказали.

Под «ребятами» Виктор, полагаю, подразумевает нищих.

— И чем по-вашему, возможным работодателям может помешать ваш долг? — я откинулся на кожаную спинку кресла.

— Как по мне, то ничем, — тут же ответил Хорькин. — Но объективно, во-первых, брать на работу человека с такими клеймами, как у меня, удар по собственной репутации. Во-вторых, большой долг может свидетельствовать о том, что человек не умеет рационально распоряжаться своими средствами. В-третьих, существует мнение, что человек, у которого автоматически большая часть зарплаты вычитается в счёт погашения долга, не будет на работе выкладываться. Вроде как ему смысла нет, некуда стремиться, он отчаялся и плывёт по течению…

— А это не так? — ровным тоном спросил я.

— Нет! — вспылил Виктор, но тут же осёкся: — Прошу прощения, Аскольд Игоревич. Так вот, это не про меня. Я согласен выкладываться. Я хочу избавиться от этого долга, но… — он поник и тяжело вздохнул. — Я уже три года таскаю бумажки за молодыми… людьми, которые только и знают, как пить кофе и вворачивать в свои фразочки модные словечки. Которые радуются, когда заключают сделку, в которой их откровенно прогнули. А радуются, потому что не понимают этого… Мой испытательный срок на последнем месте работы длится уже три года. И я…

— Вы отчаялись?

— Нет, — мотнул он головой. — Разве что немного… Но я всё ещё верю, что смогу изменить свою жизнь. Иначе я бы к вам не пришёл.

— Хорошо, — кивнул я. — Тогда мой следующий вопрос, как вы оказались в кабале?

— О, Аскольд Игоревич, это история ещё более грустная, чем предыдущая. Но если в двух словах — я влюбился в Слугу Куницыных, она стала моей невестой, мы готовились к свадьбе. Сразу мне статус Слуги не предлагали, я ведь ещё совсем недавно был Слугой Изотовых, — покосился он на Вадима. — Но после свадьбы мы с Леной должны были создать новый род Слуг с моей фамилией. И вот до свадьбы мы купили квартиру в доме, который принадлежал Куницыным. Квартиру взяли большую, красивую… У меня были кой-какие накопления, их хватило ровно на половину от стоимости. Вторую половину должны были понемногу высчитывать из наших с Леной зарплат. Но потом случился провал с покупкой фабрики, и Куницыны поставили на мне крест. На территории родов могут жить лишь их вассалы, Слуги или те, кому они дали разрешение. После увольнения я не мог жить в купленной мной квартире. За которую я был ещё должен. Мне любезно предложили продать мою часть квартиры Лене.

— А она согласилась, вероломная сучка! — не выдержал Вадим и вдарил кулаком по столу.

Виктор благодарно посмотрел на него и криво улыбнулся.

— В общем, предложили, а если точнее, заставили продать за копейки. Так я остался без квартиры, невесты, накоплений и с долгом — денег с продажи не хватило, чтобы покрыть и треть от долга.

— Не мелочились вы с жильём, — хмыкнул я.

— Могли тогда себе позволить, надеялись на долгую счастливую семейную жизнь.

— Размер долга? — коротко спросил я.

— Без малого — пятьдесят тысяч.

Я удивился, откровенно говоря, думал, будет ещё больше — конкретную сумму нам нищие не называли.

— Не так много для человека с хорошим доходом, — прочёл мои мысли Виктор. — Но неподъёмная сумма для того, кто разносит бумажки. Хотя справедливости ради, раньше она была больше, часть я уже выплатил.

— Ясно, — сказал я и поднялся во весь рост. — Скажи, готов ли ты вновь поверить в светлое будущее? Стремиться к нему, не оглядываясь на прошлые горести?

Мой голос звучал громко и будто бы эхом отражался от стен кабинета. Виктор вжался в спинку кресла, открыл рот и широко распахнул глаза.

Через пять секунд он кивнул и решительно ответил:

— Готов!

— Станет ли твоя неприязнь к прошлым работодателям их вассалам и Слугам проблемой для нового работодателя? — я чуть добавил родовой ауры, но так, чтобы она не визуализировалась.

— Нет. Не станет, — уверенно мотнул головой мужчина. — Я умею разделять личное и профессиональное.

— А если работодатель вдруг станет тебе Господином? — плюхнувшись обратно в кресло и убрав ауру, спросил я.

И снова Хорькин изумлённо выпучил глаза. Форкх меня дери, страшно за мужика. Ещё немного, и лопнут у него глазки. А зачем мне слепой управляющий?

— Вы… вы это серьёзно? — наконец-то собравшись с мыслями, спросил Виктор.

— Я просто пытаюсь узнать серьёзность ваших намерений. Слуге сложнее разграничивать личное и профессиональное, нежели наёмному работнику.

— Но… прошу прощения, Аскольд Игоревич, вы же не аристократ? — неуверенно проговорил мужчина.

— Хах, — я откинулся на спинку кресла. — Пять месяцев назад я жил в бараке и работал грузчиком за копейки. А теперь у меня несколько серьёзных компаний и всего лишь два боя отделяют меня от титула чемпиона империи. Жизнь изменчива, Виктор Геннадьевич, и далеко не всегда в худшую сторону.

— Прошу меня простить, Аскольд Игоревич, — он склонил голову. — Если вдруг став аристократом, вы сочтёте меня достойным быть вашим Слугой, я с радостью пойду за вами. И моё прошлое не доставит вам проблем. Но… всё-таки я хотел бы сначала услышать ваше предложение. Вы ведь так его и не озвучили.

Хех, хорош. Пусть я чуть-чуть и поджал его аурой, пусть «зацепиться» за меня для Хорькина огромный шанс вылезти из болота, он не стал что-то обещать, идя лишь на поводу у своих эмоций.

— Похвально, — улыбнулся я и достал из ящика стола жёлтую папку. — Вот моё предложение. С должностными инструкциями и краткой информацией, необходимой для понимания того, что мы от вас хотим. Можете ознакомиться дома и позже дать свой ответ.

Хорькин напряжённо принял у меня из рук папку.

— Вы позволите взглянуть сейчас? — спросил он.

Я молча кивнул. Мужчина нетерпеливо открыл папку, достал верхний листок, и…

Нет, ну, правда, лопнут у него глаза!

— Финансовый директор? — изумлённо пробормотал Виктор. — Головной компании?

— Мне необходим эдакий министр финансов в миниатюре, — кивнул я. — Понимаю, что не совсем ваш профиль, но мне кажется, вы справитесь. Напрямую в работу подконтрольных компаний лезть не требуется, но нужно анализировать их деятельность, что-то советовать при необходимости самим компаниям или, возможно, мне, резервировать капитал под другие мои проекты… Но пока мы предлагаем испытательный срок. В это время вы будете под контролем Вадима Юрьевича. Если согласитесь, конечно.

— Погашение сразу половины моего долга в случае успешного прохождения испытательного срока и заключения долгосрочного контракта? — ошарашенно выпалил он, прочитав следующую строчку.

— Позднее, в формате дополнительных премий возможно предусмотреть и погашение за наш счёт остального долга. Если докажете свою полезность.

— Аскольд Игоревич… — пробормотал он, а затем согнулся в поклоне из положения сидя. — Я согласен. Я сделаю всё, что в моих силах и даже больше. Изучу деятельность всех ваших компаний. Поверьте, мои навыки и опыт будут вам полезны.

— Я верю, — серьёзно ответил я. — И раз уж мы все решили, отправляйтесь домой отдыхать и готовиться к выходу на работу. Вадим Юрьевич будет ждать вас в своём кабинете в понедельник в десять утра. Сможете прийти?

— Если возможно, давайте в двенадцать, — попросил Виктор. — Мне ведь сначала со старой работы нужно уволиться.

Простившись с нашим новым управляющим, мы с Вадимом остались вдвоём в кабинете.

— Не слишком ли поспешное решение, Господин? — осведомился Наставник.

Я удивлённо посмотрел на него.

— Ты спрашиваешь это после того, как мы дали ему в руки папку с заранее подготовленным предложением?

— Нет, я просто… Просто это же я обратил на него ваше внимание.

— И что? — пожал я плечами. — Я вполне доверяю тебе, Вадим. А ещё доверяю своим внутренним ощущениям. Этот человек будет рвать за подаренный ему шанс. Не сомневайся, наши финансы в дальнейшем лишь приумножатся, — я поднялся на ноги. — А теперь идём, нужно ещё к программистам заглянуть.


* * * | Аномальный наследник. Том 4 | Глава 25