home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 24

— Давненько ты у нас не был! — улыбнулась разбитная подавальщица, и я едва не скривился. Оно мне надо, чтобы узнавали? Вот же нарисовался… Впрочем, у официантов всегда был глаза наметанный — эти люди подмечают все и вся, и часто очень хорошие психологи. Знают, когда и что сказать, чтобы клиент не ушел обиженным, и чтобы он оставил хорошие чаевые. Речь конечно о настоящих профессионалах, а не о временщиках, которые пришли подработать на летние каникулы.

Я сделал заказ: пироги с олениной и со сладкими ягодами. На самом деле олени тут не совсем олени, а что-то вроде шустрых коров, и ягоду эту я не знал, хотя она и очень похожа на малину, но перевод будет именно такой — олени, и малина.

На досуге я иногда забавлялся — переводил земные стихотворения на всеобщий язык. Таланта стихосложения у меня нет, так что стихи у меня не получались, но что-то вроде «белого» стиха — запросто. То есть стиха без рифмы. Я не особо разбираюсь в размерностях, и во всяких таких изысках, но перевести на здешний язык какую-нибудь балладу смогу запросто. Сходу. То ли это я сам могу, только не подозревал у себя таких способностей, то ли это особенность мозга Келлана, но такое у меня получается очень недурно. Могу работать скальдом, а не убийцей.

Но пока мне нужно убивать. И в этом мне поможет та странная мысль, которая пришла в голову после одной из акций. А именно: «Искусство ниндзя — совершенство». А суть в чем: некогда я прочитал классный детективный рассказ, в котором главари японской якудза решали — кто же предатель в их среде? Кто решил убить всех главарей, и остаться один во главе якудза?

Убили уже двоих соратников, из пятерых осталось трое. Они смотрят друг на друга, как на врагов, и думают — кто же, кто же их враг? И тут — один из главарей вдруг вскрикивает! Пущенная ниндзя стрела ранит мочку его уха и пролетает дальше! Льется кровь, все бегают, ищут ниндзя — а его нет! Удрал! Испугался, и удрал! Испарился! И не зря испугался — в старину пойманного ниндзя варили в масле. Живьем.

Главари расходятся по домам, и один из них, естественно невиновный, рассказывает своей молодой, но мудрой наложнице о случившемся. Та выслушала господина, и сказала всего одну фразу: «Искусство ниндзя — совершенство!». И этот человек все понял!

Я уже не помню, чем там в рассказе закончилось, как искоренили злодея, или там про это ничего не было, но вот почему я вспомнил об этом рассказе: ниндзя стрелял из духовой трубки. У всех ниндзя в ранге положенности имелись боевые духовые трубки длиной примерно тридцать сантиметров, из которых они стреляли с невероятной, можно сказать — абсолютной точностью.

Да, кстати — о чем сказала своему господину наложница? О том, что ниндзя НЕ МОГ промахнуться. Ибо его искусство совершенно. А если он промахнулся, значит — ХОТЕЛ промахнуться, и лишь зацепить человека. А зачем человеку нужно показать, что его едва не убили? Затем, чтобы никто на него ничего плохого не подумал — мол, как может быть предателем тот, кого самого едва не убили? Вот тут все пазлы и сошлись.

Я «сделал» такую трубку — это было несложно. Всего лишь купил готовую недорогую флейту. На ней даже можно играть — я разучил и несколько мелодий, подобрал из числа земных. Ту же: «Все выше, и выше, и выше!» И «Пусть бегут неуклюже…» И много чего еще. А когда у этой флейты пальцами затыкаешь отверстия — она превращается в грозное духовое ружье. Отравленные стрелы получились из толстых швейных игл. Самое сложное было — приклеить к ним оперение, такое, чтобы плотно входило в свирель и служило поршнем при выстреле. После проб и ошибок у меня все-таки получилось. И при каждом удобном случае я тренировался, пока не добился нужного результата — за десять метров попадаю в мишень размером с земную пятирублевую монету. Или с человеческий глаз. Большей точности не добиться, да и мне в принципе не надо. Толстая тяжелая игла пробивает любую ткань (проверено) и вонзается в тело. На конце иглы тот самый яд, которым я собирался ухайдокать Шараша, и который, как мне рассказали мои покойные информаторы, убил двух бойцов противоборствующих Шарашу группировок. Замечу — мгновенно убил. Так что если попаду — смерть гарантирована.

У того, кого укололи этим ядом есть примерно три-пять секунд, чтобы выпить противоядие. Или принять его заранее — как это сделал я, когда шел, имея при себе такое смертельное и быстродействующее оружие. Достаточно принять каплю противоядия, и ты уже умрешь от яда не за три секунды, а за час. Если принять пять капель — смерть растянется на сутки. Если десять…ты не умрешь. Но…будет болеть голова и затрясутся руки. Неделю будешь отходить от болезни, а может и больше. А может и никогда — так и будешь трястись, как ненормальный. Так что лучше быть осторожным, не колоть себя ядами, и заранее принять пять капель. Особых последствий не будет, но зато у тебя впереди сутки, чтобы принять еще некоторое количество противоядия. Так мне объяснял опальный маг, великолепно разбирающийся в ядах, за что мне кажется и погорел (не только из-за приверженности наркотикам).

Тренировался я конечно же с неотравленными иглами, по понятным причинам. Но главное не уколоться, а в стрельбе — что отравленные иглы, что нет, летят они совершенно одинаково.

Капитан Герен появился в трактире примерно через полчаса после того, как я сделал заказ. Вопреки ожиданию, на нем не было никаких доспехов — даже легкой кольчуги. В отличие от него — соратники Герена, а возможно и одновременно телохранители, были одеты в и в кольчуги, и в наручи, и поножи у них имелись. Только шлемов не было и щитов, иначе бы полное впечатление, что сейчас эти парни ринутся в бой. Оружия на них — как на стенде в музее. Обвешались им так, будто желают количеством и качеством оружия заранее устрашить врага. Мечи, топоры, кинжалы, ножи — да чего там только не было! Хорошо хоть секиру на плече не принесли, и то, слава богу. Мне кажется — в большей степени пижонство, а не какая-то там необходимость.

Мда…главное, чтобы эти пижоны не испортили мне весь банкет. Я с моим ножичком, и с моими метальными «рыбками» против этих танков — как боец Красной Армии против «Пантеры» с одной трехлинейкой — только героически умереть. А умирать я не хочу, и не могу.

Кстати сказать, как и болт для арбалета, так и стрелы для духовой трубки — не совсем, или точнее сказать — совсем не простые. В наших с магом беседах выяснилось, что все эти снаряды можно в общем-то относительно недорого превратить в мини-артефакты, для которых физическая защита с помощью амулетов — плевое дело. Они преодолевают ее на-раз. Именно так — один раз. После попадания в защитное поле специальное покрытие «стирается», и стрела (и болт) становится совершенно обычным. И требуется новая его «зарядка».

Само собой, этот негодяй содрал с меня кругленькую сумму — два статера за каждый болт, и половину статера — за стрелу. Стрелы маленькие, вот такая цена и вышла. Ну что же, пришлось платить. Золотого как не бывало! Зато — теперь я мог не бояться, что мои усилия пройдут даром.

Ничего демонического в лице — мужик, как мужик. Скуластый, лицо смуглое, губы тонкие, глаза глубоко сидят в глазницах. Кисти рук, видимые из рукавов — большие, перевитые синими венами, видно, что очень силен. Волей-неволей руки будут сильными, если твоя работа заключается в том, что ты часами машешь тяжелыми железками. Сродни землекопу, который имеет примерно такое же сложение, и только плату за работу совсем другую. Но и не умирает, вместо того, чтобы получить оплату за свой труд.

Смеется, поднимает кружку, чокается — видать хорошо потрудились. Опять кого-нибудь зарезали или закололи. А может, и подожгли — мало ли какие способы наведения порядка у этих парней. Их порядка, разумеется.

Досадно стало, и такое зло взяло…жила старуха сотню лет, а может и больше, выжила во всех войнах, пережила своих соратников, и вот…какие-то мудаки пришли, и ее порешили! И Аурика…ну ладно, не самых честных правил, и косвенно виновата в том, что отправила меня к меняле (хотя она и не знала, что Васса промышляет и грабежом — по крайней мере с ее слов), но она была МОЕЙ женщиной, а вы пришли, и ее убили! И теперь вот сидите, радуетесь жизни, грегочете — так с какого хрена вы так радуетесь?! Нет, братцы-кролики, «аз воздам!», как сказал Господь и сжег нахрен два бесовских города.

Между моим столиком и столом с наемниками никого нет — кроме двух охранников, внимательно наблюдающих за входом. На меня они посмотрели еще в самом начале, когда их капитан пришел в таверну — посмотрели, и забыли, как не помнят про стул или столы. Я постарался создать облик совершенно безобидного дурковатого парня. Глупо хлопаю ресницами, разглядываю подавальщиц, взглядом упираясь пониже спины, пью пиво — икая, и шумно, с наслаждением втягивая холодное питье. Обычный молодой придурок, который нашел денег на поход в таверну и теперь собирается разгуляться по-полной. Мало ли их, таких молодых шалопаев бродит по тавернам?

Роняю на пол ложку, преувеличенно аккуратно лезу под стол, всеми своими движениями показывая, что я уже хорошенько пьян, того и гляди свалюсь и засну. Телохранители меня и взгляда не удостоили — даже обидно! Нет бы посмотреть, что за дерьмец там копошится почти у самых их ног!

Одна стрела уже в свирели, другие — в специально пошитой мной ленте, что-то вроде кожаного патронташа для иголок. Закрытого, чтобы случайно не уколоться. Антидот антидотом, но…лучше пускай яда в крови у меня не будет.

Зажимаю отверстия…

Ффухх!

Легкие у меня большие, грудь широкая — не знаю, порвал бы я грелку, надувая, но стрела из свирели вылетает не хуже, чем из пистолета. Герен вздрагивает, вытягивается, мелко трясется и падает на спинку стула, пуская изо рта белую пену.

Успеваю выпустить еще три стрелы, поражая три цели, и потом решаю — хватит. Скорее всего все руководство ЧВК было на операции вместе с Гереном, или знало о деле — значит, все они виновны. И все полегли здесь, в дымной таверне, пропахшей горелым маслом, жареным мясом и пирогами с малиной.

Не спеша вылезаю из-под стола, пока вокруг Герена и других покойников творится безумная кутерьма — все орут, кого-то зовут, что-то требуют от персонала таверны — судя по отдельным репликам я понял, что эти олухи решили, будто все руководство ЧВК вульгарно отравили. То есть принесли им отравленное пиво либо вино, потому они сейчас и валяются, вытянувшись в струнку — как бревна. Никто еще не увидел стрелок, вонзившихся в пах, в ляжку и в зад. А может и не увидят, потому что когда будущие покойники начали дергаться — стрелы вполне нормально могли и выпасть из ран.

До дверей таверны дошел спокойно, никто не обратил на меня внимания, и вот когда я уже взялся за дверь, кто-то истошно крикнул:

— Вот он! Отравитель! Это он! Я видел! Я видел!

И сука тычет в меня пальцем! Ну, с какого хрена?! Какой я отравитель?! Ну что ты тварь несешь-то?! Почему, почему он решил, что я ОТРАВИТЕЛЬ! Когда я и близко не подходил к столу этих идиотов! Может лучше бы я сидел на своем месте и не рыпался? Тот кто уходит в самый что ни на есть горячий момент — тот и убийца? Не знаю, почему этот придурок вышибала решил, что это я виновен в смерти четырех наемников, только он кинулся на меня как демон, желающий попитаться моими потрохами и моей душой. Я еле успел уклониться от его короткой дубинки, обтянутой толстой, блестящей от времени кожей. Такой дубинкой очень удобно глушить разбушевавшихся пьяниц, лупастя их сзади по вместилищу разума. Череп не проломишь, а сотрясение мозга гарантировано. Хорошо ей и по почкам лупить, и по печени недурно залепить — у меня такой в комплекте еще нет, и было бы неплохо ее затрофеить.

Но только не сейчас! Сейчас мне этого идиота надо гасить, и как можно быстрее!

Бью пяткой в голень парню, на излом — сегодня я в тяжелых ботинках наподобие берцев — такие носят наемники, которые ходят по острым камням в горах. Они подкованы сталью и сами по себе отличное оружие. Если так ударить по голени — она быстро нормально ломается. Что я сейчас и проделал.

Вторым ударом — в живот, другой ногой — отправляю парня к стене, и не проверяя, сдох он или еще жив — прыгаю в открывшуюся дверь, сбивая с ног…стражника в полном обмундировании! Одного сбиваю — двое стоят на дороге, преграждая мне путь нацеленными в пузо копьями. Прыгаю вперед — щучкой, перекатываясь через голову, прямо между ног стражников. Над головой проносятся наконечники копий, будто лопасти грузового вертолета (даже воздухом обдало!), а я уже на ногах и бегу, бегу что есть сил, и знаю — если не споткнусь, если не нарвусь на какую-то засаду — уйду, им меня не взять!

Позади топот, крики. Ботинки мои хороши для драки, но не хороши для бега. Потому скорость моя чуть пониже, чем обычно, однако — по крайней мере не ниже, чем у моих преследователей. Оглядываюсь — за мной бежит человек десять, те самые наемники, что пришли вместе со своим командиром, однако пили и ели отдельно, не за командирским столом. Они так же как и заместители капитана обвешаны оружием с ног до головы, и эти понты сейчас им очень даже мешают. Побегай-ка, нацепив на себя эдакую кучу железного хлама! А бросить ведь нельзя — тут же топорику или мечу приделают ноги! А он ведь стоит очень, очень даже приличных денег — не простая вещь, коллекционная, с разными там узорами и финтифлюшками! Хе хе хе…вот же идиоты! Нельзя так просто отдохнуть, надо изображать из себя великих воинов!

А я все бегу. А сердце работает как мотор, перекачивая кровь, легкие нагнетают кислород в красную жидкость и разносят его по организму. Давно я не был в такой хорошей форме! Тренировки, отличное питание, отдых, специальные лекарства — все это дало свой эффект! Просто-таки волшебный эффект.

Все, за следующим поворотом погоня исчезает, и я включаю свой амулет невидимости. Не хотел, чтобы они знали, что он у меня есть. Я еще не все свои сюрпризы готов выдать на белый свет. Теперь в этом районе города мне лучше не появляться…по крайней мере в обычном своем нынешнем облике. Только если в одной из моих масок.

Домой вернулся еще засветло, и в эту ночь мы на охоту не пошли. Герда не спрашивала, что со мной случилось, и где я был. Сразу поставил: никаких вопросов! Будешь спрашивать лишнего — где хожу, что делаю, сразу отправишься пешее эротическое путешествие. Спрашивать можно только по делам, касающимся ее саму. То есть — по нюансам тренировочного процесса, или — где какие продукты лежат, и все в таком духе.

А потом я лежал и тихонько играл на свирели, из которой я недавно убил четверых человек. Не знаю, какими они были людьми — может и хорошими. Может они мамочку любили и своих детишек, может бедным помогали, и наказывали зло. Но вот не надо было им убивать моих подруг. Никак не надо! За то они и поплатились. И ничуть о сделанном не жалею.


* * * | Бандит | * * *