home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 17. Переговоры

Установка квантового переноса.

800 метров под поверхностью земли.

…… год. Шилов, Академик Алфёров, Капитан ВДВ Сухов.

Бурная встреча с семьёй затянулась минут на пятнадцать. Старший со среднем сыном, с ходу налетели, и, если бы не броне-костюм помяли бы бока отцу. Младший сразу залез на руки, и принялся щупать то небритую щёку, а то кота Матроса, который напрочь отказался слезать со своего бывшего носильщика. Наташа, наоборот вела себя отстранённо, и только стоявшие в глазах слёзы, явственно показывали, что она по-настоящему чувствует.

Выбравшийся из недр квантового пробойника Академик, смотрел на кратковременное восстановление семьи, и нетерпеливо топтался на месте, не решаясь вмешаться. И лишь когда почувствовавшая важность момента Наташа оторвала пацанов от отца, он подошёл ближе.

– Александр, а ты где этого кота взял? – неожиданно поинтересовался он, и указал на Матроса, упорно трущегося о композитные пластины, прикрывающие ворот экзоскелета.

– Так получается в той версии реальности, в которой Москву разбомбили ядерными боеголовками – ответил Шилов, так и не поняв к чему этот странный вопрос. – А что, с ним что-то не так?

– Да нет, вроде бы обычный кот. Боевой и одновременно с этим ласковый до жути. Понукает людьми, взрывов не боится, если вовремя не дашь поесть устроит скандал. Вот только уж очень сильно он напоминает кота, не раз виденного мною в прежней жизни, в квартире одного моего старого друга. Если честно, мне даже показалось что он меня и Лизу сразу узнал – спокойно объяснил Алфёров.

– И у кого же он раньше жил? – спросил Шилов.

Академик вздохнул, и указал на проход ведущий в недра установки, именно туда где виднелись два саркофага, с мерцающими внутри полупрозрачными телами диверсантов.

– Могу ручаться что я видел его в квартире Северского, в те времена, когда мы только познакомились. А это было двадцать лет назад, разумеется если отсчитывать по тому временному потоку что течёт снаружи.

– А это можно как-то объяснить?

– Нет. Хотя…?! – Алфёров задумался. – Да нет, не буду даже тратить на это время, ведь его у нас почти не осталось. В любом случае видимо всё происходит так, как и должно.

Загадочные слова академика, напрягли Шилова, и только сейчас он почувствовал давящее напряжение, разбавленное витающей в атмосфере нервозностью.

– Что тут произошло? – уверенно спросил проснувшийся в Шилове опер, и он уставился на Алфёрова.

– Не надо меня глазами пронзать, я вам и так всё расскажу, но вначале опешите мне увиденное, во время прохода через хроно-шторм, окружающий наш многострадальный пузырь? – проговорил академик, и виновато опустил глаза. – Вы уж извините, но я подслушал часть вашего с капитаном Суховым разговора.

Шилов не стал отнекиваться и описал все фантомные образы, увиденные в недрах временных сдвигов. Затем рассказал о своём неожиданном опыте зависания, едва не разорвавшем его на две личности. Академик внимательно слушал, и периодически что-то записывал в небольшой блокнот. И лишь иногда собеседники замирали, с тревогой прислушиваясь, в момент, когда лабораторию начинало сильно потряхивать.

– Так что вы об этом всём думаете? – спросил Шилов закончив рассказ.

– Всё что вы поведали, вполне соответствует тому, о чём я узнал в последние двое-трое суток.

– Значит вы можете ответить на пару вопросов?

– Смотря каких.

– Вполне обычных. Что чёрт возьми случилось в прошлом? Почему нашим диверсантам в этот раз не удалось пустить новую хроно-волну? И что нам с Альфой делать дальше? – напрямую спросил Шилов.

– Для начала, я должен вам кое-что рассказать о времени – сказал Алфёров, и присел на край стола, побитого осколками бетона, периодически сыпавшимися сверху. – Если честно, меня с самого начала беспокоило нечто неосязаемое. Чего-то не хватало во всех моих расчётах и многочисленных формулах, которые я лично вывел, во время вынужденного затворничества, в этой лаборатории. Но совсем недавно тут побывал очень интересный, и точно не званный гость, который косвенно дал толчок, позволивший расставить всё на свои места.

– У вас тут кто-то был? Это опасно? – спросил встрепенувшийся Шилов, и напряжённо огляделся по сторонам, ожидая увидеть в темных углах очередной замерший фантом. И как он сразу подметил, стоявший невдалеке Сухов, занимался практически тем же самым.

– Да, именно так. Кто-то был – задумчиво подтвердил академик. – А насчёт опасности, так теперь везде опасно – взяв со стола пачку исписанных ручкой, и отпечатанных листов, он показал их Шилову, а затем подал знак ассистентке. – Открывайте порт бортового компьютера экзоскелета, мы туда загрузим всю известную информацию, пусть Альфа сама посмотрит и проанализирует. А пока я вам в двух словах объясню, что к чему.

Шилов выполнил просьбу учёного, и посмотрев на начавшую заполняться шкалу загрузки.

– Похоже вселенная устроена далеко не так, как мы представляли её себе раньше – с ходу заявил Алфёров.

– Вы говорите загадками. Константин Львович, я сейчас туго соображаю, так что можно объяснять попроще? – попросил Шилов, и постучал себя костяшкой пальца по поцарапанному лбу.

– Ну если проще, то вместо глобального изменения нашей реальности, с помощью вмешательства во временной поток, мы банально её продублировали, породив её изменённую копию. И как оказалось даже не одну.

– Это как? – удивлённо пробурчал Шилов, не вполне веря, что правильно всё понял.

– А очень просто, если изменить нечто несущественное в нашем прошлом. Например, убрать с доски некую, казалось бы, историческую фигуру, то временной поток произведёт небольшую рокировку, и заменит фигуру на практически идентичную. Сама реальность немного изменится, но все глобальные, такое как основные события, повторятся практически в точности.

– Тесть, когда приходили первые хроно-волны, и у меня на глазах исчезали многоэтажные дома, а в стране в один миг сменялся глава государства, это и были мелкие коррекции хроно-потока?

– Да – согласился учёный.

– И в какой момент произошло первое как вы говорите, разделение реальностей? – спросил Шилов, наконец врубившись к чему ведёт академик.

– В тот момент, когда из истории был вырван генерал Харченко, и его более молодая версия. Насколько я понял он работал с ЦРУ и курировал программу псевдо-модернизации атомных подводных лодок, после которой все субмарины Российской Федерации, потеряли возможность запустить ракеты с ядерными боеголовками. А после его полного стирания из большого куска временного отрезка, временной поток попытался провести коррекцию, и его место занял кто-то другой. И видимо этот кто-то до конца не справился с задачей. В результате нашей подводной лодкой была произведена ракетная атака, завершившая массированной ядерной бомбардировкой восточного побережья США, с полным уничтожением Нью-Йорка, и ряда крупных городов.

– И это хроно-поток не смог исправить – пробормотал Шилов.

Академик кивнул.

– Да, это привело к цепной реакции, закончившейся уничтожением практически всех крупных городов, на территории РФ, сопровождающейся обменом ядерными ударами между дюжиной стран, решивших что наступил час ядерного Армагеддона. В результате хроно-поток создал некий аналог запруды. А когда она прорвалась, поток раздвоился, и во вселенной родилось отражение параллельной реальности, незначительно отличающееся от прототипа. Это похоже на то, как раздваивается обычная река, прорубающая новое русло.

– Значит та Москва откуда пришёл я, до сих пор где-то существует? – спросил Шилов, неожиданно вспомнив своих бойких татарчат, генерала главка Мирзаева, и свою ведомственную квартирку, которую он с семьёй в спешке покинул.

– Да, несомненно, та параллельно идущая реальность до сих пор существует. Оттуда смогли переместиться только избранные, подвергшиеся влиянию некой хроно-аномалии, пока что неизвестного мне происхождения.

Выслушав академика, Шилов задумался, а затем указал на своих пацанов, гоняющихся за младшим сыном, всю беседу норовившим добраться до отца.

– А они точно мои? Ведь как я понял, моя тушка перескочила через две реальности, и сейчас находится в третьей? – поинтересовался Шилов, и указал на жену.

– О, об этом даже не беспокойтесь. Это точно ваша семья. Как и моя свежеиспечённая дочь Анна, помогающая нам в космосе, о наличии которой мы с женой ещё несколько дней назад даже не догадывались. Я пока не могу это доказать в виде решённых формул и уравнений, но знаю точно, те кто после тактильного контакта с подвергнувшимися влиянию хроно-аномалии, вспоминают о событиях, произошедших во всех трёх вариантах реальности, как бы воссоединяется со всеми своими исчезнувшими аватарами, и переходит по ним словно по ступенькам.

– Это хорошо – прошептал Шилов, и поднеся кисть руки к глазам, сжал кулак. – А то приходит в голову всякая хрень, заставляющая сомневаться, в существовании даже самого себя.

– В себе сомневаться не стоит – тут же уверил академик Алфёров. – А вот в то что наш мир останется цел до утра, я теперь не уверен.

– Откуда информация? – спросил подобравшийся Шилов, и тревожно осмотрелся по сторонам.

– Да просто кое кто похоже решил стереть всё это.

– Тот пришелец?

Учёный кивнул.

– Но зачем?

– Похоже, что своими экспериментами со временем, мы нарушили некое равновесие, и подвергли опасности древо, состоявшее из тысяч, а может быть и миллионов, вполне сертифицированных и стабильно существующих отражений первого мира. Как я понял из короткого разговора с пришельцем, делать то что делаем мы строго запрещено, некими координаторами, контролирующими всё сущее. Сразу скажу, кто они, я не знаю.

– И что будет если нас сотрут? Мы просто исчезнем?

– А вот тут не всё так уж просто. Я двое суток не вылезал из симулятора, и выяснил нечто интересное. После подключения к хроно-потоку, суперкомпьютер смог засечь тень нескольких ветвей исполинского древа, и нашёл короткий отросток, на конце которого находятся известные нам три параллельные отражения.

– И что ещё находится на этой веточке? – спросил Шилов, почувствовав некую тень рождающейся надежды.

– Что там? Я могу только предполагать. Видимо отражениям дают вполне легальную возможность иногда делать свои дубли. По всей видимости ветвь состоит из подобных дублей, очень похожих на наши отражения. Скорее всего они также изменились в результате глобальных сдвигов некоторых исторических событий, повлиявших на историю Земли и нашей цивилизации.

– Я понял. Внеочередная война, революция или упавший метеорит, могут привести к рождению нового изменённого отражения реальности – сказал Шилов, вспомнив сотни прочитанных ещё до войны книг, о попаданцах попавших в альтернативные миры.

– Похоже именно так. Представьте себе, что немцы в 1941 году смогли прорваться к Москве, а японцы вместо нападения на Перл-Харбор, захватили наш дальний восток. Вторая мировая могла закончиться отнюдь не нашей победой. Это сто процентов породило бы иную версию реальности, а возможно и не одну.

В этот момент Шилов увидел, как полоска загрузки информации заполнилась, и покивал соглашаясь.

– Я только что представил себе, что в одном из этих сертифицированных отражений, на троне Российской Империи до сих пор сидит один из рода Романовых, ну к примеру, какой ни будь царевич Гоша. А если копнуть ещё глубже, то страной правят прямые потомки Ивана Грозного, или самого Рюрика, по каким-то причинам дожившие до двухтысячных.

– Если бы появилась возможность заглянуть в отражения, то что существует там нас бы сто процентов удивило, количеством возможных вариаций, и глобальных цивилизационных сдвигов, приведших к возникновению невероятных вариантов исторических событий. Александр, представьте себе, что все фантастические книги по альтернативной истории, являются не выдумкой автора, а неким отражением действительности, пришедшей через психоэмоциональную сеть, незримо связывающую всех людей во всех отражениях.

– Да уж, вариантов тысячи – проговорил Шилов, и начал вспоминать ранее попадавшиеся на глаза книги. – Я что-то читал про Китай и Японию, освоивших северную и южную Америку в 10 веке. А ещё про Римскую империю, дожившую до двухтысячных, и монголов, захвативших и колонизировавших Европу. А ещё есть книга про империю Инков правящих миром и летающих в космос. Неужели, это всё возможно?

– Я думаю вполне – Алфёров кивнул соглашаясь. – Представьте себе, сколько веток развития может быть в этом древе – сказав это, он подошёл к симулятору, и что-то быстро переключил на сенсорной панели управления.

В тот же миг, на корпусе установки заработали небольшие голопроекторы, начавшие рисовать в воздухе часть расплывающегося перекрученного ствола древа, с сотнями ветвистых отростков, густо торчавших во все стороны.

– Это тень того, что я смог увидеть, когда наконец понял где искать – сказал учёный, и указал на размытые и постоянно расплывающиеся контуры части древа.

Увиденное впечатляло.

– Мля-я-я! – протяжно простонал Шилов. – Если это всё действительно существует, и кто-то эту байду контролирует, то нас то они точно смогут стереть одним щелчком пальцев.


Установка квантового переноса.

800 метров под поверхностью земли.

……? год. Временной период аномалии – не подлежит точному определению.

Академик Алфёров, Капитан новой Московской полиции Шилов, Капитан ВДВ Сухов.

Они стояли и смотрели на подрагивающую голограмму больше минуты. В это время частота колебаний пола начала заметно возрастать.

Оторвавшись от созерцания, Алфёров с тревогой оглядел, сплошь покрытый трещинами, свод лаборатории, с которого начало осыпаться бетонное крошево.

– Саша, похоже вам пора – проговорил академик, посмотрев в глаза Шилова.

– Я не могу уйти без них – сказал тот, и указал на жену и детей, спрятавшихся под сваренным из металлолома козырьком.

Все они неотрывно наблюдающим за главой семейства. И даже младший перестал вырываться из рук старших братьев, и принялся тихо подзывать кота. При виде этой картины сердце Шилова неприятно защемило.

– Александр, поймите, вам придётся уйти. Если это идёт хроно-волна, то вы выступите дестабилизирующим фактором, напрочь уничтожившим этот чёртов пузырь сжатого времени, в котором мы застряли. – Учёный горестно вздохнул. – Взять их с собой вы тоже не сможете. Они просто бесследно исчезнут во время перехода. Причём их размажет тонким слоем, по временному периоду в более чем сотню лет.

После последних слов академика, Шилов услышал свой собственный отчаянный рык, вырывающийся из-за плотно стиснутых зубов.

– Что будет, если они останутся здесь? – прорычал он, пытаясь унять поднимающуюся из нутра волну животной злобы, направленной на самого себя.

– Я сделаю всё что смогу – вполне искренне заверил Алфёров. – И, если понадобится, даже больше чем смогу.

В следующий миг сильный толчок сотряс лабораторию, и с потолка посыпались куски побольше. Кот мигом смекнул, что ему пора, и последний раз торкнувшись мокрым носом в небритую скулу своего любимого слуги, соскочил с плеча, и пулей устремился к установке квантового пробойника, сплошь прикрытой самодельными защитными экранами. Всего через несколько секунд, он прыгнул в руки младшему сыну, и вцепился когтями в его одежду.

– Почему? Не знаю, но я вам верю – вымолвил Шилов нехотя, и кинулся вслед за котом, прямиком к своим.

Подбежав, он схватил младшего, и попытался обнять всех сразу, причём предварительно вырубив сервоприводы экзоскелета, дабы в порыве чувств случайно не переломать им кости.

– Наташа, пацаны, я вас найду и вытащу из любого, мать его так, пекла – уверено выпалил Шилов, и ещё раз расцеловал плачущую жену.

– Я знаю. Саша, иди, сделай там всё что нужно, и возвращайся – промолвила она дрожащим от волнения голосом.

Застыв на пару секунд, Шилов заставил себя поставить младшего сына на пол, и резко развернулся. Затем он закрыл шлем, и не обращая внимание на протяжные завывания кота, понёсся быстрым шагом, к распахнутым настежь гермоворотам. В этот момент, он ругал себя последними словами, и был готов разорваться на две части.

Несмотря на жгучее желание обернуться, он не позволил себе это сделать, отлично понимая, что, увидев своих снова, точно не сможет уйти.

Уже проходя через ворота, Шилов посмотрел на Сухова, замершего словно железная статуя, с нанесённой на композито-керамидовой броню цифрой «13».

– Брат, я буду с ними до конца, и сделаю всё – пророкотали внешние динамики экзоскелета капитана ВДВ, и Шилов увидел протянутую ладонь.

Крепко стиснув её своей, он кивнул, и не найдя что сказать, прошёл мимо, при этом продолжая себя поносить последними словами.

Через несколько минут Шилов с ходу проскочил длинный туннель, строго повторив весь свой путь, и снова увидел накатывающуюся волной стену хроно-пузыря. И когда ему оставалось пробежать всего пару десятков метров, он услышал в активном наушнике голос Алфёрова.

– Александр, не забудьте передать Альфе закачанную информацию. Она умная и должна сама во всём разобраться. Надеюсь это поможет. И ещё одно, если сможете передайте Анне в космос, что мы с Лизой её любим.

– Сделаю – коротко пообещал Шилов, немного притормозив, и решительно ступил навстречу очередной светящейся волне хроно-цунами, тут же полностью поглотившей неразумного человечка.


Глава 16. Горячий конвой | Конец игры | * * *