home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава девятая

Море здесь и правда было спокойным. Две огромные баржи, на которых при желании можно было поместить ещё десяток фургонов, вроде нашего, шли ровно, как по дороге, даже качка почти не ощущалась. Люди говорили, что залив очень извилистый и эта его особенность помогает гасить любые волнения.

Заниматься в дороге было абсолютно нечем, большинство предпочитало просто спать с перерывом на обед, а я, вынув из запасов электронную книгу и удивившись, что в ней ещё есть заряд, присел на дощатую палубу и погрузился в чтение.

— Жанна говорит, ты рассказать что-то хотел, — я встрепенулся, Кирилл откуда-то материализовался совершенно бесшумно. — С Флипом нашим что-то не так?

— Да, — я захлопнул книгу и повернулся к нему, заодно оглядываясь вокруг в поисках лишних ушей. — В ту ночь, когда мы с девками в борделе отрывались, он к каким-то типом беседовал. Молодой парень, лет, наверное, двадцати нету. Я сперва подумал, что они гомики, но потом понял, что тот ему информацию сливает.

— Ну, допустим, купец может в нескольких городах информаторов держать.

— Само собой, — согласился я. — Вот только то, что тот парень рассказывал, барыге сильно не понравилось. Аж перекосило всего, словно лимон разжевал, а потом, когда тот парень ушёл, он себя в руки взял, улыбку надел и к нам пошёл.

— Вывод? — Кирилл задумался.

— А вывод простой, ему сообщили что-то такое, что плохо скажется на нашем дальнейшем пути, а он по неизвестным причинам от нас это скрыл. Теперь нам надо думать, что это такое было. В крайнем случае можно на него надавить.

— Давить нежелательно, — Кирилл напряжённо думал. — Не знаю, как остальные, а я с торговой гильдией ещё и потом сотрудничать намерен. Лично мне известно из подслушанных разговоров, что в столице что-то неладно. Переворот там какой-то прошёл, или просто массовые беспорядки. Но мы там ещё нескоро будем, да и делать там нечего, можно даже в город не въезжать. Надо внимательнее обстановку пасти, глядишь, успеем сориентироваться на ходу. А тебе за бдительность спасибо. То, что Флип — скользкая падла, я давно уже заметил.

Обстановка продолжала, пусть и медленно, но накаляться. Масла в огонь подлил наш маг, который подтвердил, что в большом мире в самом деле происходят некие весьма неприятные вещи, суть которых он пока не выяснил. Например, он уже две недели не может связаться со своими через амулет связи. Притом, что его амулет исправен и полностью заряжен. Что-то или кто-то блокирует магическую связь. Кроме того, он не смог найти своих людей в городах, в большинстве крупных городов должен на постоянной основе находиться кто-то из магов, а теперь их там нет. Возможно, выехали по делам, но отчего-то все сразу. Возможно, были отозваны в обитель, но как это сделали, если амулеты связи не работают? Или их всех просто перебили? Тоже вариант, вот только среди них были и маги высшей категории, каждого из которых в полевом бою считают вровень с полутысячным отрядом тяжёлой конницы. Убить, разумеется, можно и такого, вот только потом половина города будет лежать в руинах.

Возможно, если бы мы хоть в одном городе задержались подольше, Регис (так его звали, имя он назвал с неохотой) смог бы навести справки и выяснить судьбу своих коллег, но увы, мы нигде надолго не задерживались. Оставалось надеяться, что скоро мы вновь окажемся на землях императорского домена, где сможем узнать новости, а вдобавок появится связь.

Тут наша беседа была прервана, поскольку подошла Жанна. Девушка была бледна, качку переносит плохо. Увидев нас, немедленно подошла и сказала:

— Кирилл, доведи всем, если у кого что зачешется, зазудит, начнёт капать и прочее, — немедленно ко мне. Будем лечить пока не поздно.

— Говорили же, что девки там чистые, — вяло отмахнулся Кирилл, голова была занята другим.

— Они могут быть сколь угодно чистыми, но, если в день пропускают через себя по десятку мужиков, инфекции неизбежны, причём у женщин протекают по большей части бессимптомно. А диагностика здесь известно какая. Оно тебе надо, терять боевую единицу?

— Хорошо, уговорила, всем скажу, обязательно.

Дальше разговор не клеился, насколько я понял, Кирилл поделился этими же мыслями с Модестом, тот тоже серьёзно озадачился.

Плавание в целом было спокойным. Двое суток непрерывного отдыха, единственным неудобством было то, что костры на баржах разводить запрещалось, поэтому питаться пришлось исключительно сухомяткой. Вяленая рыба, солонина и не слишком свежий хлеб омрачали наше путешествие, но вот свежее пиво, прихваченное в дорогу, отлично его скрашивало.

Но, как оказалось, неприятности нас не оставили и здесь. Мы их притягивали к себе, как магнит. На исходе второго дня, когда противоположный берег залива был уже отлично виден без всякой оптики, впереди появились неизвестные суда. Никакого флага они не несли, а внешне выглядели как простенькие парусники, к счастью, без пушек. Четыре корабля встали в ряд прямо у нас на пути. Я ещё подумал, что нам стоило поинтересоваться у гребцов на галерах, какие у них отношения с местным населением на противоположном берегу, вот только связь галер с баржами была затруднена.

Некоторое время мы просто смотрели вперёд, а потом заметили, что движение наше замедляется.

— К бою! — рявкнул Кирилл. — Разбирайте оружие.

Да тут и без команды понятно, что мы опять вляпались в какое-то дерьмо, местные пираты, наверное. Те, кто сдавал в аренду эти посудины, ни о чём таком не говорили, наоборот, всячески распинались насчёт безопасности этого пути.

Фургоны были прочно закреплены, строить баррикаду не получится, но они и так свою функцию выполнят. Единственное, что мы успели сделать, — это убрать лошадей в безопасное место.

Тут гребцы подкинули нам очередной неприятный сюрприз. Капитан на галере, что стояла впереди, громко выкрикивал команды, гребцы старательно выполняли, закладывая какие-то виражи. А потом мы увидели такое, что все без исключения бойцы, да и остальные, кто следовал с нами, разразились отборной руганью. Два матроса перегнулись через борт и большими ножами начали перерезать толстые канаты, соединявшие баржу с судном. То же самое проделали на соседней галере, которая тянула вторую баржу.

После этого оба корабли благополучно развернулись, проскочив буквально под носом у неизвестного противника, а потом быстро отправились в обратном направлении. Прошли они в нескольких метрах от нас. Модест вскинул пулемёт, но Кирилл его остановил. Правильно, патроны надо экономить. Один из матросов, встретившись со мной взглядом, указал на парусники, после чего выразительно провёл ребром ладони по горлу. Так, определились.

— Серый, распаковывай пушку, — едва не прорычал в рацию Кирилл, пушка стояла на соседней барже, где находились только Серый, Сёма и Доцент, а также вся обслуга каравана, кроме одного конюха.

— Обижаешь, командир, — раздался в эфире преувеличенно бодрый голос Серого. — Я её и не зачехлял, уже заряжена, можешь командовать.

— Снарядом, в третий слева корабль, наводите ниже ватерлинии, — отдал приказ Кирилл, после чего занял позицию для стрельбы. Собственно, тут и оптика не нужна, противник как на ладони.

Карабины начали стрелять раньше, но их грохот потонул в звуке пушечного выстрела. Наводчик у нас был отличный, шутка ли, гладкоствольное орудие, лишённое всяких прицельных приспособлений, тем не менее точно положило снаряд в правый борт чуть ниже ватерлинии. Корабли, как я уже сказал, были лёгкими и водоизмещение там смешное. Не исключено, что им этого хватит для потопления, тем более, что снаряд, похоже, пробил посудину насквозь.

Проблема была в том, что кораблей ещё три, а судьба первого их ничему не научила. Мы стреляли с той скоростью, с какой только могли перезаряжать оружие. Абордажные команды, столпившиеся у борта, таяли на глазах, но противник всё ещё сохранял численное преимущество, а до столкновения оставались секунды.

— Зажигательным по второму! — скомандовал Кирилл, меняя магазин в карабине.

Я даже и не знал, что у нас такие снаряды есть, вообще, думал, что картечь только. Снова раздался оглушительный выстрел, после которого вся носовая часть второго корабля окуталась пламенем. Да, явно не банальный бензин, тут какой-то хороший химик поработал, создав настоящий напалм. Ещё минус один корабль, высадиться точно не смогут. Первый уже начал заваливаться на нос, скоро полностью пойдёт ко дну, мечущиеся по палубе матросы пытались спустить шлюпки.

В этот момент крайний слева корабль ткнулся носом в баржу, едва её не опрокинув. На палубу горохом посыпались бойцы в тяжёлых доспехах, не боятся ведь в морском сражении такое надевать, один неосторожный шаг — и сразу на дно. Впрочем, лихая пиратская атака захлебнулась почти сразу, с расстояния в два десятка шагов промахнуться было сложно, а потому Модест уже не стал экономить патроны.

Длинная очередь прошлась по толпе сначала в одну сторону, потом в другую, после чего от абордажной команды осталось четыре человека, выживших только потому, что пули завязли в других. Модеста они уже не интересовали, поскольку важнее было прикрыть огнём вторую баржу, где огневая мощь куда слабее, а пушку перезаряжать долго.

Тем не менее, парни постарались, орудие выдохнуло сноп яркого пламени как раз в тот момент, когда абордажная команда начала высадку. Им бы подождать пару секунд, чтобы все спрыгнули, да, видимо, нервы сдали. Туча картечи смела за борт дюжину бойцов, но стальные заняли их место и ринулись в атаку. Увы, пулемёта у наших не было, а низкая скорострельность карабинов не смогла остановить врагов, атакующих широким фронтом. Короткая очередь из пулемёта Модеста помогла лишь частично, он опасался стрелять, чтобы не задеть своих. Парни отступали за фургоны, стараясь стрелять как можно чаще, с крыш фургонов дали залп обслуга каравана, арбалеты с такого расстояния вполне могут пробить стальной панцирь, ну, или хоть ненадолго задержат врага, позволив перезарядиться.

Получилось, остановили. На этом корабле обитали более умные пираты, оставшись после первой стычки в количестве шести человек, они моментально ретировались назад, запрыгивая через высокий борт с ловкостью профессиональных гимнастов.

— Снарядом по мачтам, — приказал Кирилл, заметив, что Серый жив, хоть и сильно хромает на одну ногу. — Чтобы не ушли.

Не ушли, парусный корабль, тем более с примитивными прямыми парусами, не может просто так развернуться, поймать ветер и набрать скорость для бегства, на это нужно время, причём, куда большее, чем для заряжания пушки. Наш Серый и тут не подкачал, снаряд перебил главную мачту, она рухнула набок, как срубленное дерево, увлекая за собой паруса и канаты.

Спустя полчаса, когда обе баржи удалось прикрепить к двум захваченным кораблям, начался поиск выживших. Найти удалось четырнадцать человек, включая тех, что в панике спрыгнули с двух погибших кораблей. Часть продолжала оказывать сопротивление, которое подавляли самым простым способом: впереди шёл Кирилл, который держал в руке обрез двустволки, заряженный картечью. Каждый выстрел отрывал конечность и предоставлял раненому истекать кровью. В итоге пленить нам удалось только девять пиратов.

Но даже этого было достаточно, поскольку среди них был капитан. Или это был не капитан, а просто кто-то из офицеров, но человек явно благородного происхождения, если судить по его дорогим доспехам и надменной холёной морде.

С него-то и решили начать допрос, остальных просто избавили от оружия и брони, связали руки и посадили в кружок. Бежать им отсюда было некуда, тем более, что над ними возвышалась могучая фигура Модеста, который сжимал в руках пулемёт и был зол, как сто чертей. Такому только повод дай.

— Кто такие? — задал первый вопрос Кирилл.

Пленный, мужчина лет тридцати, чем-то похожий на самого Кирилла, крепкий, со смелым взглядом, явно профессиональный боец, презрительно скривил губы.

— Кто вы такие, чтобы меня допрашивать? Я — благородный рыцарь, подданный короля Этны.

— Что за Этна? — спросил Кирилл, повернувшись к Регису.

— Островное государство, — торопливо начал объяснять маг, — было вассалом императора, потом откололось, жители склонны к морскому разбою, но на корабли Империи обычно покушаться избегают, да и торговая гильдия может покарать своими силами.

— Кто приказал вам напасть на нас? — командир снова повернулся к пленному.

— Не твоё дело, вшивый простолюдин, — прорычал тот, оскалив крепкие белые зубы.

— Ответ неверный, — спокойно сказал Кирилл, а потом коротко ударил его кулаком в переносицу.

Пленный сидел на пустом бочонке, с которым и опрокинулся назад. От удара он потерял сознание, пришлось облить его ведром холодной морской воды.

— Начнём сначала, — проговорил Кирилл, разминая отбитый кулак. — Кто сказал вам, что здесь будет проплывать караван с товаром, и какого чёрта вы решили, что его можно ограбить?

Не в меру наглый рыцарь хотел ответить ещё более дерзко, но тут из разбитого носа снова хлынула кровь, чтобы не захлебнуться он вынужден был опустить голову. Кирилл замахнулся для следующего удара, но его остановила Жанна.

— Попробуем альтернативный вариант, — сказала она, доставая дубинку-электрошокер. — Может, так расколется.

Результат превзошёл все ожидания. Рыцарь был готов терпеть побои, презрительно посмеиваясь над своими мучителями, но с действием электричества он был незнаком, а потому и реакция оказалась иной. Шокер был хороший, с мощным разрядом, не уверен даже, что такие свободно продают гражданским. Да ещё долгий разряд, да ещё то, что пленный был облит морской водой, которая является отличным электролитом. Через пару таких разрядов несгибаемый рыцарь вопил, как свинья, не желающая стать беконом.

— А вам, мужикам, только бы бить, — Жанна посмотрела на командира с чувством нескрываемого превосходства и спрятала шокер в чехол.

— Благодарю, — сухо ответил командир, после чего снова повернулся к рыцарю. — Повторять вопросы не стану, говори или пойдёшь кормить рыб, у нас есть и другие пленные.

— Меня зовут Эди Крузе, я рыцарь, подданный короля Этны, наш отряд был отправлен в Оскол по приказу короля, которого, в свою очередь попросил лорд Реймс, человек из ближайшего окружения императора.

— А какого чёрта вы забыли на море?

— Основные силы уже высадились, — объяснил рыцарь, — а мы решили напоследок прогуляться по заливу. Кое-кто шепнул нам, что по морю через залив будет переправляться караван с дорогими товарами, принадлежавший торговой гильдии, мы не могли пропустить такой подарок.

— Он лжёт, — авторитетно заявил Флип, который уже перебрался с соседней баржи, сейчас обе баржи и два корабля представляли собой странную единую конструкцию, скреплённую канатами. — Ни один этнийский корабль не рискнул бы напасть на корабли торговой гильдии, за такое император сдерёт с них кожу.

— Этот ваш император… — пленный рыцарь повернулся и сплюнул в сторону кровавый комок. — Он уже не тот, с него самого скоро сдерут кожу, если уже не содрали.

— С этого места подробнее, — сказал ему Кирилл заинтересованно.

Оказалось, что в этот момент столицу сотрясают уличные бои, что часть аристократов откололась от императора и пожелала заменить его племянником. Последний, оказавшись у власти, не забудет всех, кто ему помог, и уж точно не вспомнит про ограбленный союзниками караван, тем более, что торговая лига ему не указ.

— Это всё, что я могу вам рассказать, — зло проговорил рыцарь. — Последние события мне неизвестны, возможно, императора уже нет в живых, теперь можете брать меня в плен, я скажу, куда сообщить, чтобы отправили выкуп.

— Нам нужен выкуп за него? — спросил Кирилл по-русски, обернувшись к нам.

— Нет, — уверенно ответил за всех Модест. — Выкуп нам не нужен, зато местные рыбы очень хотят есть.

— Я тоже так думаю, — кивнул головой командир. — Мои парни пострадали, такое я никому не прощаю. Покормим несчастных рыбок.

В просвещённом двадцать первом веке такие акции называли военными преступлениями. В этом диком мире никто до такой глупости не додумался, убийство пленных на войне было самым обычным делом, тем более, что с выкупом возиться было некогда. Тем более, что данные персонажи проходят по категории пираты. Все пленные во главе с благородным рыцарем Эди Крузе, подданным короля Этны, отправились за борт, а мы приступили к решению насущной задачи. Нам нужно было как-то оказаться на берегу.


Глава восьмая | Золотой обоз | Глава десятая