home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава XII

Капитан Джордж Лоутер и его команда

Джордж Лоутер, устроившись подштурманом, отплыл по Темзе на одном из кораблей Королевской Африканской компании под названием «Гамбия Касл» с шестнадцатью пушками и тридцатью членами экипажа на борту, под командованием Чарлза Рассела в качестве второго помощника. На корабле были солдаты, которыми командовал некий Джон Мейси, и все они отправлялись в одно из поселений на реке Гамбия для укрепления гарнизона форта – того самого, где не так давно захватили и уничтожили капитана Дэвиса.

В мае 1721 года «Гамбия Касл» благополучно добралась до порта в Африке, где капитан Мейси и его люди высадились на Джеймс-Айленд. Губернатор колонии, полковник Уитни, прибыл туда в то же время, только на другом корабле. Весь гарнизон был чрезвычайно недоволен условиями, в которых оказался: когда корабль прибыл, выяснилось, что продовольствия нет, и солдаты были вынуждены сидеть на голодном пайке. Это вызвало крайнее негодование всего состава команды, а Мейси открыто заявлял, что приехал туда не для того, чтобы стать гвинейским рабом, и что он обещал своим людям достойное содержание и условия, соответствующие званию военнослужащего Его Величества. Если капитан и губернатор немедленно не приложат усилий к наведению порядка, он вынужден будет принять соответствующие меры по защите своих товарищей.

Губернатор слег в лихорадке и был перевезен с корабля «Гамбия Касл». Он проболел около трех недель, поэтому мало что мог решать в этом споре. Конечно, он отдал приказание, чтобы были произведены закупки провианта, но купцы выполнили приказ спустя рукава, поэтому нельзя сказать, что положение моряков значительно улучшилось. Корабль оставался в распоряжении губернатора и в основном занимался охраной вод у форта. Жестокое обращение с моряками, свойственное морским офицерам Его Величества, безусловно, способствовало нарастанию ропота на судне.

Впрочем, события, которые произошли на борту корабля, во многом были следствием напряженных отношений между капитаном и вторым помощником, Джорджем Лоутером, главным персонажем в этой короткой истории. Разногласия между капитаном и командой достигли предела, когда Рассел приказал Лоутеру выпороть розгами одного из младших офицеров. Тогда команда схватилась за марлини и была готова захватить корабль. Капитан Мейси в это время со своими солдатами был на берегу и не мог вмешаться и остановить бунт. Чиновникам компании и местному губернатору не было дела до событий, происходивших на корабле. Шкипер, видимо, догадался, что готовится бунт, и поехал на берег посоветоваться с губернатором. Подозревая, что речь будет идти о нем, Лоутер начал действовать без промедления – в той же шлюпке он отправил курьера с письмом к Мейси. «Прошу вас пожаловать на борт, так как пришло время исполнить наш замысел», – говорилось в нем. Вернувшийся Мейси и Лоутер пришли к выводу, что капитан Рассел должен покинуть судно, иначе бунт неизбежен. Лоутер, подняв на ноги заговорщиков, арестовал первого штурмана и запер его в трюме, а потом велел матросам готовить судно к отплытию. Тем временем Мейси отправился в казармы к своим солдатам и объявил: «Для тех, кто желает вернуться в Англию, время пришло». После этого он вошел в апартаменты губернатора и забрал его постельные принадлежности, одежду и серебро. Мейси думал, что губернатор отправится вместе с ним, однако тот ответил отказом. Лоутер захватил корабль и вывез Мейси и его солдат, а Мейси захватил сына губернатора в заложники и дал возможность кораблю беспрепятственно выйти в море.

Тринадцатого июня судно покинуло порт, оставив капитана на берегу. Мейси рассчитывал возвратиться в Англию, но Лоутер имел иные планы.

Он собрал своих людей и людей Мейси в кают-компании и сказал им, что думать о возвращении в Англию – это величайшая глупость, которую только можно вообразить. Ведь несмотря на то, что послужило поводом, – в глазах закона они все преступники. Причем их преступление карается смертной казнью.

Он решил, что добровольно не отправится в петлю, а станет морским охотником. Тем же, кто не согласен с таким решением, Лоутер предлагал высадку на берег в безопасном месте. Однако, уверял новоиспеченный капитан, у них хороший корабль, отважная команда. Не их судьба голодать и сделаться рабами. Поэтому если они здравомыслящие люди, то должны искать удачу на морях, как это было сделано до них другими искателями приключений. Команда единодушно согласилась с капитаном. Были снесены бытовые помещения на носовой и кормовой частях, усилены палубы под пушки, подготовлен флаг черного цвета, а корабль переименован в «Счастливое избавление». Команда из пятидесяти человек на судне в шестнадцать орудий составила своеобразный свод законов и на Библии поклялась их соблюдать.

Законы эти были просты:

1. Капитану полагаются две полные доли, штурману – полторы, доктору, помощнику капитана, канониру и боцману – по одной с четвертью.

2. Признанный виновным в использовании незаконного оружия на борту приватира или любого захваченного приза из-за удара или плохого обращения с другим человеком будет наказан так, как посчитают нужным капитан и большинство членов команды.

3. Признанный виновным в проявлении трусости во время боя будет наказан так, как посчитают нужным капитан и большинство членов команды.

4. Если человек на борту приза или призов найдет золото, драгоценности, серебро и т. д. ценой хотя бы пиастр и не передаст найденное квартирмейстеру в течение суток, он будет наказан так, как посчитают нужным капитан и большинство членов команды.

5. Признанный виновным в азартных играх или обмане другого хотя бы на шиллинг будет наказан так, как посчитают нужным капитан и большинство членов команды.

6. Потерявшему конечность во время боя будет выплачено сто пятьдесят фунтов стерлингов, он может оставаться членом экипажа, сколько посчитает нужным, и получать четверть доли, когда потребуется.

7. Тот, кто впервые отправляется в море, должен иметь при себе пистолет или другое стрелковое оружие.

Лоутер и команда покинули поселение 13 июня, а 20 на подходе к Барбадосу повстречали бригантину, принадлежащую Бостону, под названием «Чарлз» со шкипером Джеймсом Дугласом. Лоутер применил хитрость: он смастерил своего рода сертификат, который якобы давал им право от имени Британской короны досматривать любые суда на предмет нахождения там ворованных грузов или беглых рабов. Уловка сработала, и капитан бригантины без всякой задней мысли впустил пиратов на корабль.

Ограбив бригантину, разбойники отправились к острову Эспаньола. Здесь им попался французский шлюп с грузом вина и бренди. Сначала пираты прикинулись мирными торговцами и сделали вид, что собираются купить у французов их товары, но затем повергли шкипера в ужас, показав свое истинное лицо. Посмеявшись над доверчивыми французами, они перенесли к себе на корабль тридцать бочонков бренди, пять бочек вина, множество отрезов персидского ситца и около семидесяти фунтов стерлингов в монетах.

Но все содружества стареют. Вскоре между двумя лидерами разгорелась борьба за власть. Мейси постоянно провоцировал своего соперника, устраивал на борту ссоры, и бывали случаи, когда матросы и солдаты из противоборствующих лагерей бросались друг на друга с обнаженными клинками. Лоутер понимал, что атмосфера, сложившаяся на судне, угрожает им катастрофой. Нужно было разъединиться, и когда Мейси с десятью солдатами пожелал пересесть на небольшой призовой шлюп, он с радостью согласился.

Расставшись с Мейси, Лоутер отправился от берегов Эспаньолы к Пуэрто-Рико, где овладел двумя судами. Одно из них принадлежало испанским пиратам, а другое было трехмачтовым кораблем из Бристоля, захваченным испанцами накануне встречи со «Счастливым избавлением». Узнав, что испанцы посягнули на имущество его соотечественников, Лоутер пришел в бешенство и заявил, что предаст «проклятых донов» лютой смерти, но в конце концов успокоился и ограничился сожжением обоих судов, после чего бристольские моряки были завербованы в команду «Счастливого избавления», а испанцы брошены на произвол судьбы в море. Через некоторое время пираты захватили шлюп, приписанный к острову Сент-Кристофер, и, пересадив на него часть своих людей, отправились к укромному островку, где кренговали суда и развлекались в обществе индианок.

Отпраздновав Рождество, они пошли за водой на остров Гран-Кайман, где им встретились двенадцать разбойников во главе с начинающим «джентльменом удачи» Эдвардом Лоу. Лоутер предложил им объединиться с его шайкой, и предложение было принято. 10 января 1722 года пираты наткнулись на бостонский корабль «Грэйхаунд», которым командовал Бенджамин Эдвардс. Приблизившись, Лоутер выпалил из всех своих пушек и поднял черный флаг. Но капитан Эдвардс оказался не из робких. В течение двух часов он вел бой, пытаясь оторваться от преследования, и, лишь убедившись в тщетности своих попыток, сдался. Не обнаружив богатств на борту приза, пираты зарубили двух моряков, остальных пересадили на свое судно, а «Грэйхаунд» был сожжен. Второй помощник капитана Чарлз Харрис и еще четверо пленных моряков были насильно записаны в пиратскую шайку. После этого пираты захватили в Гондурасском заливе еще семь судов. Шлюп из Род-Айленда капитан Лоутер передал под командование Лоу, а шлюп с Ямайки – под начало Харриса. С тремя кораблями и одним тендером пираты зашли в укромную гавань Майо (залив Аматик в Белизе), где, выгрузив на берег добычу и укрыв ее в палатках, начали кренговать «Счастливое избавление». В это время их неожиданно атаковали индейцы. Отстреливаясь, пираты были вынуждены пересесть на небольшие шлюпы, в то время как основной флагман индейцы разграбили. Команда была на грани бунта, продовольствие заканчивалось, шлюпы требовали чистки и ремонта. Учитывая, что все шлюпы были в плохом состоянии, Лоутер оставил на плаву только один, вооруженный восемнадцатью пушками и названный «Рейнджером», и пошел на нем к Наветренным островам. Вблизи острова Дезирад он перехватил бригантину шкипера Пейна, которую ограбил и потопил, после чего взял курс на север. 28 мая 1722 года пираты овладели бостонской бригантиной «Ребекка», возвращавшейся домой с Сент-Кристофера. Этот приз отдали Лоу, который пересел на него с сорока четырьмя другими разбойниками, и в ту же ночь они покинули Лоутера.

Оставшись в одиночестве, Лоутер решил сменить район крейсерства и отплыл в воды Северной Америки. По пути пираты ограбили несколько судов. В Чесапикском заливе флибустьеры захватили небольшой шлюп и остановились на виду у города, шумно празднуя победу. Дальше пиратский корабль в течение трех недель терроризировал город, курсируя поблизости.

Перебравшись к побережью Северной Каролины, пираты попытались захватить проходящий корабль «Эйми», но отчаянно храбрый капитан Гуоткинс дал морским разбойникам достойный отпор.

Зимовать пиратам пришлось на одном из островов Северной Каролины: холода застали их до того, как они смогли подготовиться к выходу в море. Оставшись на острове, пираты все свободное время посвящали охоте на одичавших коров, свиней и прочих животных, водившихся в лесу, а когда морозы усиливались и на суше становилось слишком холодно, возвращались на борт шлюпа и грелись в кубрике.

С началом весны 1723 года Лоутер предложил команде наведаться на рыбные промыслы Ньюфаундленда. Здесь они захватили шхуну «Свифт», а потом, взяв еще несколько призов, решили вернуться к «сахарным островам» Вест-Индии. В августе того же года шайка Лоутера объявилась в Карибском море. Запасы провизии на судне подходили к концу, и пополнить их удалось лишь после захвата французского корабля с Мартиники. 14 сентября пираты ограбили невольничий корабль «Принсес гэлли», шедший на остров Барбадос под командованием Джона Уикстеда. На его борту пиратам удалось обнаружить двадцать четыре унции золота. Кроме того, они забрали порох, пистолеты, пушки и их снаряжение. Одиннадцать черных рабов стоимостью пятьсот фунтов стерлингов тоже стали добычей морских разбойников.

В начале октября пираты решили кренговать судно на необитаемом острове Бланко, лежащем недалеко от побережья Венесуэлы. На их беду, в этот момент мимо острова проходил английский военный шлюп «Игл», направлявшийся с Барбадоса в порт Кумана. Заметив пиратское судно, капитан Уолтер Мур смело атаковал его. Лоутер и его команда в панике бежали в лес. Мур организовал поисковую группу из двадцати пяти вооруженных моряков, и ночью, прочесывая лес, они захватили шестнадцать разбойников, но капитана Лоутера среди них не было. Когда губернатор испанского порта Кумана узнал от Мура о сражении на острове Бланко, то снарядил шлюп и отправил команду из тридцати двух человек прочесать все леса на указанном острове. В результате операции было поймано почти сорок разбойников, но капитану Лоутеру снова удалось скрыться. Не нашли также трех матросов и одного юнгу. Шестнадцать человек, взятых в плен моряками «Игла», были доставлены на остров Сент-Кристофер, где 11 марта 1724 года состоялось заседание суда Вице-Адмиралтейства. За грабежи и убийства на море судили четырнадцать разбойников (двое других то ли умерли от ран, то ли были освобождены в ходе следствия). Виновными были признаны одиннадцать человек, однако двоих приговоренных позже помиловали, а остальных спустя девять дней повесили. Неизвестно, что случилось с самим Джорджем Лоутером. Согласно одному документу, через несколько недель после вышеописанных событий на остров Бланко высадились моряки с какого-то судна. Осматривая лес, они обнаружили обезображенный труп капитана пиратов. Рядом лежал разряженный пистолет, из чего был сделан вывод, что Лоутер покончил с собой.

А что же стало с Мейси после ссоры с Лоутером?

Хотя он славно «охотился» с Лоутером, его мечтой оставалось возвращение в Англию, но при этом безопасное. Чтобы оправдаться, Мейси отправился к губернатору форта и заявил, что Лоутер «записал» его в пираты насильно и что он, Мейси, при первой же возможности бежал и сдался в руки правосудия.

Мейси был милостиво принят губернатором, и по собственной воле все на том же шлюпе отправился на поиски Лоутера, но, к своему счастью, не нашел его. Тогда он вернулся на Ямайку, получил от губернатора документ, гарантирующий свободу, немного денег и отправился в Англию.

Едва он туда прибыл, как тут же написал Африканской компании, излагая всю историю своего путешествия, ссылаясь на свое несчастье, что его не приняли на африканских берегах. Он считал, что не совершил ничего худого, но ежели все же его раскаяние не заслуживает прощения, то он просил, чтобы ему не дали умереть, как псу на виселице, но так, как пристойно храброму солдату. Однако, не получив от компании желаемого ответа, он пошел на другой день в палату верховного судьи, справлялся, не было ли ордера, чтоб взять под стражу капитана Мейси за пиратство. Но и тут ему сказали, что такого ордера нет. Тогда он объявил, что он сам и есть тот капитан Мейси и скоро Африканская компания будет просить верховного судью о взятии его под стражу. Чтобы не утруждать судейских, Мейси даже назвал адрес, где он живет. Секретарь записал его слова.

Вскоре действительно вышел упомянутый приказ, с которым офицер отправился по указанному адресу, где и взял Мейси под стражу без всяких хлопот. Но вот беда, тогда не нашлось ни одного обвинителя, никто не мог сказать, что письмо, написанное в адрес Африканской компании, действительно дело рук Мейси и что факты, в нем изложенные, соответствуют истине. Наконец судья спросил у капитана, писал он это письмо или нет. Мейси признался, что это его письмо. Мало того, он пространно и в подробностях поведал обо всех особенностях своего путешествия. Тогда его отослали в Ньюгейтскую тюрьму, где, однако, он долго не остался, так как был выпущен под поручительство. Наконец 5 июля 1723 года в тюрьме Олд-Бейли собрался адмиралтейский суд, куда явился капитан Рассел и многие другие свидетели «художеств» Мейси. Тот, чтобы избавить суд от лишних трудов, признался во всем, взяв на себя вину не только за известные, но и за не известные суду проступки. Кто знает, отчего Мейси поступил именно так. Быть может, совесть не давала ему спать спокойно. Или, что тоже вполне понятно, он надеялся, что суд проявит снисхождение, – ведь он, Мейси, покаялся, не утаив ничего.

Суд признал вину Мейси и, не приняв покаяние, приговорил его к смертной казни. По прошествии трех недель капитан Мейси был казнен в Экзекуционной башне.


Глава XI Капитан Ричард Уорли и его команда | Всеобщая история пиратов. Жизнь и пиратские приключения славного капитана Сингльтона | Глава XIII Капитан Джон Эванс и его команда