home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава Х

Капитан Эдвард Лоу и его команда

Эдвард Лоу (иногда можно встретить «Лау»), более известный как Нэд Лоу, предпочитал грабить суда в Карибском море и в Атлантике. Его запомнили как редкостного садиста, изуверски пытавшего своих жертв. За свою карьеру Лоу захватил более сотни кораблей.

Он родился в Лондоне в семье воров и первые годы жизни провел в нищете. Родители, обитавшие в трущобах, боялись, что младенца могут утащить крысы, а потому брали его «на дело» с собой: перед выходом Лоу засовывали в плетеную корзинку, что носил на спине его брат. По ходу дела брату удавалось сдергивать с зазевавшихся прохожих шляпы, а то и парики. Он закончил жизнь на виселице, не успев преподать Эдварду всех уроков жизни.

Эдвард Лоу воспитывался на улицах среди преступников, поэтому не стоит удивляться тому, что он впитал в себя все самое худшее. Он практически не мог изъясняться, не прибегая к сквернословию, обладал неуравновешенным характером и мог в любой момент затеять драку. Очень рано в Лоу пробудилась склонность к мошенничеству. Рассказывали, что он даже получил известность как умелый и успешный карманник. Кроме того, в нем жила неистребимая страсть к азартным играм. А еще он любил облагать своих сверстников особым налогом – за право проживания в его районе. Если кто-то отказывался платить, Лоу забивал его до полусмерти.

Устав воровать по мелочам, Лоу решил перейти к более серьезным делам и обратился к кражам со взломом, которые сулили гораздо больше добычи. Его активность начала привлекать внимание стражей правопорядка, да и годы уже «поджимали»: попадись Лоу в руки полицейских, его осудили бы по полной, и он, скорее всего, был бы казнен, как ранее его брат. Повторять участь собственного брата у Эдварда Лоу не было никакого желания, и он решил сбежать в Америку.

Чудом попав на корабль, Лоу в 1710 году действительно оказался в Штатах. Вместе с младшим братом он больше трех лет колесил по Америке и наконец, перепробовав множество профессий, осел в Массачусетсе. Избрав Бостон в качестве постоянного места обитания, Лоу отправился в Англию, чтобы навестить мать и рассказать ей о своих успехах, но скоро вновь вернулся в Бостон.

Двенадцатого августа 1714 года он женился на некой Элизе Марбл. Их венчание состоялось в Первой церкви Бостона. У них родилось двое детей: сын, умерший в младенчестве, и дочь Элизабет, появившаяся на свет зимой 1719 года и стоившая жизни своей матери. Лоу остался один с дочерью. Кончина жены потрясла его. Постоянно помня о дочери, которую он предоставил самой себе, Эдвард Лоу, даже будучи психопатом и садистом, не оборвал ни одной женской жизни: все его пленницы рано или поздно благополучно возвращались в родной дом.

Очень скоро Лоу решил стать моряком. Поначалу его труд был вполне легальным: он нанялся на такелажные работы, и в его обязанности входило заботиться о снастях корабля. Однако напряженный труд с мизерной оплатой вскоре привели к тому, что Лоу стал искать себе другое занятие. К тому же он поссорился с мастером, поскольку не терпел в свой адрес никакой критики. В 1722 году Эдвард Лоу сколотил своего рода банду, которая подрядилась на шлюп, следовавший в Гондурас на добычу кампешевого дерева с последующей доставкой его в Бостон для выгодной продажи. Лоу должен был контролировать погрузку.

Однажды, ощутив сильный голод, он подплыл с очередной порцией древесины на лодке к кораблю и собрался подняться на борт. Капитан судна преградил Лоу путь и заявил, что на еду он еще не заработал и ему вполне хватит глотка рома, выданного поутру. Лоу выслушал капитана, поднял заряженный мушкет и выстрелил в него, но промахнулся. Вторым выстрелом он сразил матроса на палубе: пуля попала бедняге прямо в горло, и он мгновенно умер. Поднялась страшная суматоха, и Лоу с единомышленниками пришлось спасаться бегством. О возвращении на корабль уже и речи не было. Днем позднее Лоу и его банде, насчитывавшей двенадцать человек, среди которых, между прочим, был Фрэнсис Фаррингтон Сприггс, будущий известный пират, удалось напасть на шлюп и захватить его. Произошло это у побережья Род-Айленда. На шлюпе немедленно подняли «Веселого Роджера», и он превратился в пиратский корабль. Эдвард Лоу, естественно, был торжественно избран капитаном.

Так для него началась жизнь морского разбойника.

Первой пробой сил для Эдварда Лоу стал род-айлендский шлюп. Разграбив его, он приказал уничтожить на нем все снасти, чтобы корабль не мог быстро достичь порта и сообщить о нападении. Далее пираты двинулись к Порт-Розмари: здесь они смогли ограбить в гавани сразу несколько торговых судов. Оттуда путь Лоу лежал на Каймановы острова. Именно там он встретился со знаменитым Джорджем Лоутером – пиратом, плававшим на «Счастливом даре», внушительном и хорошо вооруженном шлюпе водоизмещением в сто тонн.

Лоу ощущал необходимость в морских навыках. У кого он мог их получить? Конечно, у опытного моряка, например Лоутера. И он добился того, что Лоутер взял его на корабль лейтенантом. Так начались их совместные рейды. Кстати, свою команду Лоу прихватил с собой. Особенное внимание он уделял Фрэнсису Сприггсу, чувствуя в парне большой потенциал, – тот и в самом деле позже стал не менее именитым пиратом. Именно Лоу познакомил Сприггса с азами пыточного дела.

Так все и шло: Лоу обучался мореходному делу и затейливым пиратским тактикам у Лоутера, а сам обучал садистским приемам своего юного протеже. У Антильских островов «Счастливый дар» был подожжен индейцами из племени таино, и пиратам пришлось перебраться на «Рейнджер», ставший новым флагманом.

Больше всего Лоу поражало в Лоутере умение привлекать к себе людей. Пираты соперничали, пытаясь попасть в его команду. Последовала целая череда успешных рейдов, во время которых всем было чему поучиться у своего знаменитого главаря. Не был исключением и Эдвард Лоу, чья квалификация как пирата стремительно росла.

Среди богатых трофеев, захваченных Лоутером, оказалась «Ребекка» – крупная бригантина с шестью пушками на борту. А ее быстроходности мог бы позавидовать любой корабль! Это произошло 28 мая 1722 года. Подумав, Лоутер предоставил судно Лоу. Он научил его всему, что знал и умел. Пусть Лоу берет «Ребекку» и начинает свой первый, действительно капитанский рейд.

Расставшись с Лоутером, Эдвард Лоу отплыл далеко на север, к Новой Шотландии, это была территория Канады. Там он напал на тринадцать рыболовецких судов, бросивших якорь у берега. Подняв «Веселого Роджера», Лоу, огласив хриплым криком бухту, пообещал всем, кто откажется повиноваться, верную смерть. Неожиданность появления пиратов в этих спокойных водах и жуткий рев Лоу так подействовали на психику канадцев, что они решили сдаться. Лоу проследил, чтобы трюмы всех тринадцати судов были полностью опустошены. Потом он решил подобрать себе новый флагман: «Ребекка» его уже не устраивала. Среди кораблей в гавани ему больше всех приглянулась восьмидесятитонная шхуна, которую он окрестил «Каприз», поручив командовать ею юному Чарльзу Харрису. Остальные корабли рыбаков были сожжены, а какая-то часть их экипажа насильно присоединена к пиратской команде.

Сохранились воспоминания одного из этих моряков, Филиппа Аштона, поневоле оказавшегося среди пиратов. Ему удалось сбежать в мае 1723 года у Роатан-Айленда, неподалеку от Гондураса. Он подробно описал, как его били, полосовали плетьми, держали в тяжелых цепях, постоянно угрожали смертью. Все это делалось для того, чтобы Аштон подписался под сводом правил, составленных самим Лоу, и присоединился к пиратам.

Что же это были за правила? О, они настолько характерны, что их следовало бы процитировать полностью!


«Правила Эдварда Лоу, предписанные для пиратов

Правило 1. Капитан всегда получает две полные доли добычи. Квартирмейстер – долю и еще половину. Доктор, помощник капитана, бомбардир, боцман – долю и еще четверть.

Правило 2. Тот, кто будет повинен в проносе на судно недозволенного оружия или же посягнет на часть трофеев, примет суровую кару, какую выберет капитан вкупе с большинством команды.

Правило 3. Тот, кто проявит трусость в ходе боевой операции, примет суровую кару, какую выберет капитан вкупе с большинством команды.

Правило 4. Тот, кто утаит золото, серебро, драгоценности или же другие товары стоимостью свыше испанского доллара, в течение суток примет суровую кару, какую выберет капитан вкупе с большинством команды.

Правило 5. Тот, кто будет повинен в азартных играх или же попытках обмануть друг друга на сумму свыше золотого пиастра, примет суровую кару, какую выберет капитан вкупе с большинством команды.

Правило 6. Тот, кто будет иметь несчастье получить ранение во время схватки, вправе получить сумму в шесть сотен испанских долларов и оставаться на берегу столь долго, сколь необходимо для полного восстановления.

Правило 7. В случае реальной нужды всегда выделяется достойное пособие.

Правило 8. Тот, кто первым увидит корабль, годный для захвата, получает с него лучший пистолет или что-то из малого вооружения.

Правило 9. Тот, кто окажется пьяным во время схватки, примет суровую кару, какую выберет капитан вкупе с большинством команды.

Правило 10. Воспрещается стрелять в трюме».


Сказано достаточно, чтобы понять, какие нравы царили на пиратских кораблях.

После того как у Лоу появился новый флагман, его надо было испытать в деле. У Ньюфаундленда в руки пиратов попало несколько кораблей. Лоу использовал уловку: он давал приказ спустить «Веселого Роджера», а вместо него поднять флаг какой-либо европейской страны. При этом у тех, кто стоял на палубе приближавшегося корабля, возникало ощущение, что впереди торговец, поэтому приготовлений к бою никто не делал. Поравнявшись, пираты легко брали его на абордаж. Впрочем, сам Лоу как-то принял военный фрегат за рыболовецкое судно и чудом избежал гибели.

Возле Азорских островов Лоу напал на французский пинк, бывший корабль-разведчик. Вытянутая форма корпуса позволяла судну развивать невероятную скорость. Лоу немедленно пожелал на него перейти, сделал корабль своим флагманом и дал ему название «Роуз Пинк». После этого появился еще один трофей – британский пассажирский шлюп. Обнаружив среди пленников двух португальцев, Лоу приказал обвязать их веревкой и сбросить с палубы в воду, а потом, протащив за судном, поднять на борт и все повторить. Так продолжалось до тех пор, пока несчастные не умерли от ужаса и переохлаждения.

Далее Лоу решил идти на Канарские острова, откуда двинулся в сторону Бразилии, но был вынужден повернуть обратно из-за разгулявшейся непогоды. Как ни досадовал Лоу, его честолюбивым планам заполучить богатую добычу не дано было осуществиться. И он решил попытать удачу на Карибах.

Через некоторое время, почувствовав, что скоростные качества его флота из двух кораблей становятся хуже, поскольку их днища поросли водорослями, Лоу предпринял попытку встать на якорь для чистки. Это было в двухстах километрах к востоку от Суринама. Процедура трудоемкая и не быстрая, особенно когда приходится осуществлять ее на воде. После всех своих подвигов Лоу был не готов высаживаться на берег, так как опасался быть захваченным. И тут произошла катастрофа. Для того чтобы высвободить как можно больше пространства днища из воды, Лоу приказал пиратам сгрудиться на одной стороне палубы и снести туда грузы. Судно – это был «Роуз Пинк» – начало крениться, но оказалось, что не все иллюминаторы на той части корпуса были задраены. В них, конечно, хлынула вода, причем все произошло настолько быстро, что корабль тут же затонул. Лоу потерял флагман, практически все запасы провизии и пресной воды, а также двух членов своей команды.

Завершив восстановление «Каприза», пираты двинулись дальше, однако чуть погодя, заполучив шхуну «Белка», ставшую новым флагманом Лоу, отчасти воспрянули духом. Правда, остро ощущался недостаток пресной воды. Пришлось ввести строгую норму выдачи.

А тут объявилась новая напасть. Эскадра угодила в полосу штиля. Течением корабли отнесло к Гренаде. Побережье находилось в ведении Франции. Просто высадиться на берег пираты, уже умиравшие от недостатка воды, не могли. И Лоу пришла в голову очередная уловка. Он приказал спрятать половину орудий, а большей части экипажа укрыться в трюме. Внешне его шхуна могла сойти за купеческий корабль с минимумом людей на борту. Французский береговой патруль позволил им спуститься на берег для пополнения запасов пресной воды. Но количество бочонков с водой насторожило французов, и на следующий день они отправили на разведку шлюп. Пираты, получив воду, больше не нуждались в высадке. Лоу дал команду подняться всем из трюма и готовиться к нападению. На французском шлюпе никак не рассчитывали на атаку пиратов. Судно со всем экипажем было захвачено. Его переименовали в «Рейнджер», а командовать им Лоу взялся сам – уж очень он был падок на новизну. Свою прежнюю шхуну Лоу поручил Фрэнсису Фаррингтону Сприггсу. Она, по идее, должна была находиться под командой Чарльза Харриса, но Лоу в описываемое время был им недоволен. Чтобы как можно сильнее уязвить Харриса, Лоу сместил его с должности капитана, сделав рядовым членом команды.

Что же касается Сприггса, то он давно ждал, когда же ему достанется корабль. Будучи квартирмейстером, он находил, что к некоторым членам команды Лоу относится исключительно предвзято. Став капитаном «Белки», Сприггс переименовал шхуну в «Усладу» и, собрав на борт всех недовольных Лоу, сбежал под покровом ночи. Настала судьба ему самому стать корсаром.

Обнаружив поутру, что произошло, Лоу был готов взорваться от гнева, но в погоню пускаться не стал, рассудив, что Сприггс за ночь слишком сильно отдалился и догнать его теперь будет весьма непросто. Он махнул на Сприггса рукой и отдал приказ плыть вперед.

Дальнейшие события показали, что неудачи пиратов остались позади. Они захватили множество шлюпов, один из которых, «Фортуна», был включен в состав пиратской эскадры.

Через какое-то время жертвой пиратов пришлось стать португальскому кораблю «Наша Богоматерь Победа». Это произошло 25 января 1723 года. Капитан, прекрасно понимая, что ждет корабль и весь груз, предпочел выбросить за борт корабельную казну, находившуюся в кожаной сумке. Всего волнам он предал порядка пятнадцати тысяч фунтов. Как только Лоу стало об этом известно, он выхватил саблю и вырезал у пленного капитана губы, а затем, нанизав их на острие, держал на огне, покуда губы не поджарились. Далее он заставил капитана их съесть, даже не позволив им хотя бы немного остыть… Однако и это его не успокоило. Лоу немного пришел в себя лишь после того, как в одиночку поубивал всех португальцев на борту.

Капитана даже собственная команда считала маньяком. Однажды он зарубил саблей пятьдесят три испанских моряка. Случилось это в марте 1723 года после захвата пиратами в Гондурасском заливе судна, принадлежавшего Испании. На судне находились шесть английских капитанов в статусе пленников: им инкриминировалась незаконная добыча… кампешевого дерева. У Лоу выступили слезы на глазах. Ведь, кажется, еще не так давно он сам с бандой смельчаков зарабатывал на жизнь этим ремеслом. И что же он видит? Шесть благородных британцев, все замечательные капитаны, старавшиеся для пользы английской короны, захвачены мерзкими испанцами, и их связанных, словно свиней, везут в Испанию на казнь! Кровь бросилась Лоу в лицо, и он выхватил саблю…

Когда корабли становились добычей эскадры Лоу, пленникам можно было только посочувствовать. Суда пираты вчистую разграбляли, но этим дело, к сожалению, не ограничивалось. Лоу был традиционно настроен против пленных. Их, за редким исключением, страшно избивали, пытали, резали ножами, зачастую втыкали между пальцев горящие лучины…

У Эдварда Лоу грань между приязнью и ненавистью была чрезвычайно тонка. Например, однажды он пленил капитана Грейвза из Виргинии, который громко сокрушался по поводу своего утраченного судна. Чтобы утешить его, Лоу, взяв кубок с пуншем, сделал несколько глотков, а потом протянул его Грейвзу, сказав: «Капитан, другая половина – твоя!» У Грейвза не было желания предаваться возлиянию, и он, любезно поблагодарив, отказался. Выслушав ответ, Лоу взбесился и с пистолетом в одной руке и кубком с пуншем в другой свирепо потребовал: «Выбирай!»

В июне 1723 года эскадра Лоу подошла к побережью Южной Каролины. Недавнее бегство Фрэнсиса Сприггса пошло на пользу Чарльзу Харрису – Лоу вернул ему управление одним из кораблей. 21 июня пиратам повстречался военный корабль «Грэйхаунд». Лоу не остановило то, что он собирается грабить соотечественников. Он заметил главное: вооружение «Грэйхаунда» явно уступало пиратскому, а это сулило заманчивые перспективы.

Он не знал того, что «Грэйхаундом» управляет капитан Петер Слодгард, которому власти поручили найти и уничтожить именно эскадру Лоу. Экипаж Слодгарда был одним из лучших; он не боялся бросить вызов эскадре, считая, что его профессионально обученные моряки непременно возьмут верх над полуграмотными и действующими стихийно пиратами. Слодгард, выждав удобный момент, приказал развернуть корабль. Маневр был практически тотчас же приведен в исполнение. Для пиратов это явилось полной неожиданностью, но еще более их смутил залп из всех орудий, которым их встретил Слодгард. Атака велась английскими военными моряками безупречно, и в рядах пиратов возникло смятение. Первым струсил… Лоу. Предоставив капитана Харриса его судьбе, он стремительно повел «Рейнджер» к Азорским островам. При нем осталась вся пиратская казна – почти сто пятьдесят тысяч фунтов.

Слодгард занялся «Капризом». У Харриса практически не было шансов – и он сдался весьма быстро. Все двадцать пять человек его экипажа, включая судового врача, были арестованы. Капитан Слодгард без лишних проволочек доставил пленников на Род-Айленд. Десятого июля 1723 года состоялся суд, а уже 19 июля все пираты были повешены по обвинению в разбое, пиратстве и грабежах. Чарльза Харриса, однако, не казнили вместе с командой. Он был переправлен в Англию и там, в Ваппинге, встретил свою смерть.

Но что же произошло с Лоу?

Он не воспринял всерьез ропот команды, осуждавшей его за бегство, и строил планы мести. Лоу повел корабль на север, и в районе Нантакета, Массачусетс, примерно в восьмидесяти милях от берега, атаковал скромное китобойное судно. Когда Лоу добрался до капитана, он буквально растерзал его, но команду пощадил. Правда, Лоу приказал забрать всю провизию, какую удастся обнаружить на корабле, а обреченным на голодную смерть морякам приказал плыть на все четыре стороны. После страшного и мучительного путешествия они чудом достигли Нантакета и поведали всем об очередном злодеянии капитана Лоу.

Пират решил некоторое время покружить у побережья Северной Америки и у Блок-Айленда взял в плен еще одно судно, тоже рыболовецкое. Лоу отсек капитану голову, а команде позволил высадиться на берег.

Через несколько дней пиратам сдались еще два китобоя. Лоу отрубил у одного из пленных капитанов уши и предложил ему их съесть, не позаботившись при этом о соли. Покуда тот давился, мучительно пытаясь проглотить частицу собственной плоти, Лоу приступил к другому капитану. Недолго думая, он все той же саблей разрубил ему грудь и извлек сердце, которое бросил на стол перед первым капитаном, заметив, что меню еще не исчерпано!

То, что вытворял с пленными рыбаками Лоу, было чересчур даже для отъявленных головорезов из его команды. Они набрались храбрости и заявили, что отказываются участвовать в его издевательствах над людьми.

Эскадра Лоу ограбила еще несколько десятков рыболовецких кораблей, и после этого Лоу решил повернуть на юг. Добыча, правда, была не слишком велика, но все же общая доля с восемнадцати мелких суденышек, встреченных и разграбленных пиратами, оказалась вполне приемлемой. Вскоре настал черед крупной дичи.

Лоу сначала атаковал и захватил крупный двадцатидвухпушечный французский корабль, а потом еще один, более внушительный – тридцатичетырехпушечный купеческий шлюп из Виргинии «Счастливое Рождество». Его Лоу и превратил в свой очередной флагман. Не забыв о позорной встрече с «Грэйхаундом», Лоу, оказываясь на корабле после его взятия, первым делом отыскивал среди команды англичан, немилосердно над ними измывался и жестоко убивал.

В июле 1723 года эскадра Лоу повстречалась с кораблями Джорджа Лоутера. Лоутер и Лоу, объединившись на время, стали пиратствовать сообща. Их рейды были достаточно успешными. Однако Лоутер, надо полагать, был озадачен и даже поражен тем, что его бывший ученик превратился в ненавидящего англичан кровожадного и безумного маньяка. И у него созрело желание расстаться с Лоу.

В самом конце 1723 года у побережья Гвинеи они натолкнулись на судно «Услада». Это была та самая шхуна, которую некогда Сприггс получил от Лоу. Лоу совершенно равнодушно следил, как «Усладу» сняли с мели и доукомплектовали четырнадцатью бортовыми орудиями. Когда Лоутер предложил Лоу оставить капитаном Сприггса, тот не возражал. Умудренный жизненным опытом Лоутер чувствовал, что гроза может разразиться в любой миг. Прошло два дня. За это время Лоутер успел переговорить со Сприггсом и составить впечатление о том, каким стал Нэд Лоу. Похоже было, что совместное плавание до добра не доведет, поэтому Лоутер и Сприггс той же ночью сообща оставили стоянку.

Проснувшись наутро на борту флагмана «Счастливое Рождество», Лоу обнаружил, что стал одиноким корсаром. Начиная с 1724 года новых сведений о нем не поступало. Правда, ходили слухи, что Лоу отправился в Бразилию. Впрочем, есть и другое свидетельство: корабль Лоу, угодив в страшный шторм, затонул, при этом корсар лишился обеих рук.

Похоже, истины мы так и не узнаем. А потому можно сделать вывод, что этот полубезумный пират закончил свои дни предположительно в 1724 году.


Глава IX Капитан Бартоломью «Черный Барт» Робертс и его команда | Всеобщая история пиратов. Жизнь и пиратские приключения славного капитана Сингльтона | Глава XI Капитан Ричард Уорли и его команда