home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава шестая

Поднялся Грек, который, вместо того чтобы поесть с остальными, спустился в кубрик и долго там отсутствовал. Ему уступили место у откидного столика, на котором лежали сало и хлеб.

На «Контусе», в связи с его скромными размерами, все чрезвычайно компактно. Когда на катере ночуют все, Демьян натягивает гамак прямо здесь, в рубке. Мы с Лерой спим в обнимку, иначе в койке не поместиться, настолько они узки. И на семерых остается всего-то пять спальных мест.

Крупному Малышу приходится дрыхнуть на палубе кубрика. Кто-то один обязательно ночью дежурит. И когда на вахту заступает следующий, чье-нибудь место освобождается. За исключением того, когда им оказывался Малыш. И конечно же я.

«Теперь к нам добавилась еще и Даша». Грек ободряюще гладил ее по плечу. Ласково так.

– Георгич, ну что там, глаз есть? – не выдержал Гриша Сноуден.

– Когда только вошел на камбуз, как будто мелькнуло за иллюминатором что-то… фосфоресцирующее. – Грек улыбнулся. – Но сколько ни ждал, ничего так и не появилось. В общем, не знаю. Ладно, возможно, утром что-нибудь увидим, недолго осталось.

И действительно, небосвод на востоке начал заметно светлеть, да и саму улыбку Грека еще не так давно, когда он спускался вниз, ни за что бы не удалось разглядеть.

– Я вот все думаю, – начал Демьян, – почему мы их корыто так поздно обнаружили? Только после того, как они в нас стрелять начали.

– Они стояли в зарослях, двигатель был заглушен, в отличие от нашего. От них ни дыма, ни грохота, ну и как бы мы их увидели?

– Ага, затем они его завели и поехали, – кивнул Демьян. – Ты знаешь, сколько времени требуется, чтобы мне свою кочегарку в рабочее состояние привести? Минут двадцать.

Все верно. Газогенератор – это не дизель, завел и поехал, для него время требуется.

– А они сразу. О чем это говорит? – продолжил свою мысль наш капитан.

– Не пойму, к чему ты клонишь, – пожал плечами Паша.

– Сдается мне, нормальное у них двигло, не дровяное. Звук от него был точно – значит, не на веслах. И самое главное, они от нас довольно быстро начали отдаляться.

– И как ты мог его услышать? – не поверил все тот же Ставрополь.

– Да потому что к тому времени наш уже не работал! Нет, определенно у них что-то другое.

– Ну и на чем бы ему работать? Нефти никто еще не нашел. Возможно, она не скоро еще здесь появится. Если появится вообще – планета другая, и Земля ей не пример. На водороде, что ли?

Или у них компактный ядерный реактор стоит?

– Я не знаю, – честно признался Демьян. – Факты есть, но слишком их мало, чтобы сделать хоть какие-то выводы. Загадка, в общем.

– Хватит на сегодня загадок, – прервал их разговор Грек. – Дема, бери себе помощника и принимайся за ремонт, светает. Остальные… В кубрике воды полно. И откачать ее необходимо сразу по нескольким причинам. Хотя бы для того, чтобы ихтиандрами не стать. Да и Малышу спать негде.

– Против последнего довода не попрешь, – поддержал его шутку Гудрон.

– Теперь распределимся. Демьян, кого себе в помощники выбрал?

– Сам справлюсь, – не задумываясь, ответил тот. – Если понадобится, попрошу кого-нибудь.

– Тем проще. Малыш, как себя чувствуешь? Голова не кружится? В глазах не плывет?

– Нет. Нормально я себя чувствую. – Хотя по виду его и не скажешь. Явно бодрится. Ну и о жадре не стоит забывать.

– Тогда на палубу в пару к Янису. Дежурить. – Грек отправлял туда самых крупных.

– Остальным – Трофиму, Борису, Григорию, Павлу и Профу – предстоит задача осушить наш корабль. Девушки и Игорь, вы пока свободны. Ну а на мне самом, как обычно, общее руководство, – с улыбкой добавил он. – Все, приступайте.

И работа закипела. Бубнил что-то под нос Демьян, чертыхались те, кто занимался откачкой воды, то и дело слышался плеск, когда ее отправляли за борт. Я все порывался кого-нибудь подменить и еще ждал призыв о помощи от Демьяна, но так и остался без дела. Удивительно, но сначала избавились от воды, почему-то мне думалось, затянется до полудня.

Чуть позже в рубке объявился и Демьян.

– Все, можно запускать, – сообщил он.

– Надежно? – поинтересовался Грек.

– Как получилось, – пожал он плечами. – Но хотелось бы надеяться.

– Запускай, – кивнул Грек. И добавил, глядя куда-то за борт, где, как я понимал, у него имеется отметка на каком-то торчащем из моря стволе дерева. Ветка какая-нибудь, например: – Вода снова начала прибывать.

Это и хорошо и плохо. С одной стороны, появилась возможность пройти там, где в обычное время пройти невозможно. С другой, каждое из таких мест грозит новой опасностью и без того пострадавшему корпусу корабля. Попробуй тут угадай, где именно расположены проливы между островами, когда об их очертаниях теперь можно только догадываться. И еще. Вода уходит внезапно, и всегда настолько быстро, что можно остаться посередине любого из них.

Теперь, при свете, дно под нами просматривалось довольно отчетливо. Но все наши попытки обнаружить нечто, которое заглядывало в иллюминатор камбуза, оказались тщетными. То ли существо успело уплыть, то ли спряталось в грунте, а возможно, его и не было вовсе.


В кубрике пахло йодом и сыростью. Я сидел на промокшей койке, девушки, что-то готовя, хозяйничали на камбузе, умудрившись поместиться там вдвоем, не слишком-то друг другу мешая, а наш «Контус» куда-то шлепал. То с одного, то с другого борта раз за разом слышался треск или скрежет, когда они соприкасались с зарослями, которые мелькали в иллюминаторах. Несколько раз снизу, из-под днища, приходил довольно сильный стук. И тогда я с тревогой на него смотрел: не пробит ли пластырь? Не сдвинулся ли он с места, давая путь морской воде, которая с великой благодарностью хлынет внутрь «Контусу»?

Судя по величине пробоины, которую сейчас хорошо было видно, хлынет она стремительно.

И если глубина окажется достаточной, наш кораблик пойдет ко дну, а у нас троих только и будет времени, что успеть подняться на верхнюю палубу. Собственно, это и было поставленной Греком мне задачей: вовремя предупредить об аварии. А заодно благовидным предлогом убрать сверху.

В принципе, давно пора было уже привыкнуть к чрезмерной опеке моей персоны. Но не хотелось. Не так давно мне вынужденно пришлось остаться одному, в то время как охота на мою голову была в самом разгаре. Но ничего, выжил. И когда долго странствовал в одиночку по кишащим хищниками всех мастей и полных других опасностей джунглям. И когда, несмотря ни на что, смог добраться к местам обитаемым.

Мало того, еще и обзавелся своими людьми – Пашей, Демьяном, Малышом, Трофимом. Которых привел на острова в надежде найти портал, открывающий путь на Землю. Сейчас же иногда едва сдерживаешься, чтобы не послать подальше того же Грека, когда опека становится совсем уж невыносимой. Грустно все это. И никакого просвета пока не предвидится.

Все остальные собрались в рубке. Они изредка переговаривались, но я даже не пытался прислушиваться. К тому же при всем желании не удалось бы разобрать ни слова.

Шумит за бортом вода, скребут ветки, работает двигатель… И еще стучит по дну. Каждый раз заставляя меня морщиться: что-то разогнались они не на шутку, в нашем положении лучше бы поостеречься. Словно отвечая на мои мысли, обороты двигателя резко убавились, а затем и почти стихли; работал он теперь на самых малых. Одно из двух: либо куда-то прибыли, либо что-то случилось. Правда, нисколько не удивлюсь, если все сразу.

– Игорь! – позвал меня сверху Грек.

В рубке я оказался почти мгновенно, до жути надоело сидеть одному.

– Ну что там? – с ходу поинтересовался он.

– Пока держится.

Нет, немного воды все-таки набралось. Но не настолько, чтобы начать беспокоиться.

– Значит, продержалась, – сказал Грек и пояснил причину остановки. – Вода уходит стремительно. Мы тут решили, под нами удачное место, чтобы «Контус» полностью оказался на берегу.

Я огляделся по сторонам. Со всех сторон нас окружали острова, что было совсем неудивительно. Что под нами? Судя по всему, песчаный пляж. Как будто бы ровный, и камней на дне не заметно. Во всяком случае, поблизости. Наверное, действительно удачное место. Проблема одна: когда вода уйдет полностью, опустив на песок катер, его будет видно издалека.

Как одинокую сахарницу на столешнице, почему-то пришла ко мне мысль.

– Теперь ждем, – заключил Грек.

Один из соседних островов, возвышающийся над другим обрывистым берегом, прилив не затронул точно. Могу себе представить, сколько сейчас на нем живности, нашедшей себе приют от потопа. Хотя и не факт: попадались нам и такие клочки суши, которых они по каким-то причинам старательно избегают.

– Место самое подходящее, и лучшего нам не найти, – убежденно кивал Демьян. – Работы от силы на день: подлатать один шпангоут, заменить несколько досок обшивки. Считаю, мы удачно отделались, удар мог прийтись и на киль, а с ним все было бы куда сложнее. – И тут же добавил, противореча сам себе: – Хотя, возможно, ударься мы в камень килем, вообще бы без пробоины обошлось.

Все дружно спрыгнули в воду, когда дно едва только начало приближаться к тому самому килю. Чтобы окончательно убедиться – камней под днищем не окажется точно. И еще сделать так, чтобы «Контус» не лег на поврежденный борт, подставив под него заранее приготовленные распорки. В ином случае пришлось бы попотеть, переворачивая его на другой.

Когда с корпуса сняли пластырь, зрелище оказалось не самым приятным. Почему-то изнутри все смотрелось иначе. Теперь все видится будто зияющая рана, через которую видны внутренности, и в которую свободно пройдет голова.

– Да уж, – рассматривая пробоину, тяжело вздохнул Гриша Сноуден. И засомневался: – А нам точно удастся ее починить?

– Нет, как все-таки правильно поступали в годы войны! – не смолчал Гудрон.

– И при чем здесь война? – Гриша точно знал, что со стороны Бориса обязательно сейчас последует неслабый укус. Но и смолчать не смог.

– При том, что паникеров в войну расстреливают! Зачастую без суда и следствия, по факту. Запаниковал – и сразу же получи!

– Ну и где тут ты увидел паникерство? Сомнение с моей стороны точно присутствует, но паника-то где?

Гудрон оглянулся по сторонам и, убедившись, что женщин поблизости нет, срифмовал, где именно находится паника. И только потом ответил.

– Представь, ты на войне. Вместе с нами держишь позицию. Вот-вот должна начаться атака противника. И ты вдруг заявляешь: нет, нам ни за что ее не удержать! И что это будет, по-твоему? – А когда Гриша открыл рот, пытаясь что-то сказать, Борис ткнул пальцем в пробоину. – Вот он, твой враг! И ты должен уничтожить его любой ценой! Дошло?

По виду Гудрона никогда толком не определишь, всерьез он заявляет или все-таки шутит. Особенно когда дело касается Гриши Сноудена, который и сам не прочь при первой попавшейся возможности посильнее цапнуть Гудрона. Справедливости ради, побеждает обычно Борис. Хотя иной раз получается и у Сноудена. И тогда Борису приходится несладко – Григорий может тыкать своей победой множество раз. В этом смысле Гудрон куда благороднее.

– Победа присуждается спортсмену в грязной майке Борису Аксентьеву! – торжественно объявил Янис. – Ну так что, теперь приступим к защите позиции?

Камуфляжная футболка Гудрона действительно не была чистой. Впрочем, мы все были и мокрыми, и грязными. Особенно те, кто накануне вдоволь накупался, охраняя «Контус», когда тот стоял на мели.

И мы приступили. Для начала предстояло очистить участок от наросших водорослей, ракушек и прочей гадости. Которые находили приют на бортах ничуть не хуже, чем на Земле. Занятие утомительное и тоже грязное. К тому же требующее немалой выдержки. И потому кто вполголоса, кто себе под нос, но ругались все.

– Хватит, – объявил наконец Демьян. – Теперь непосредственно к делу.

Самого дела мне удалось избежать – Грек вдруг предложил прогуляться. На соседний остров. Тот самый, который не боится приливов, и где, исследуя его, успели уже побывать Янис с Трофимом. В связи с чем, нетрудно было догадаться, предстоит разговор. Так оно и вышло.

Перебраться на остров оказалось легко. Теперь, когда вода окончательно спала, его от нас отделяла узкая, метров десять, полоска воды. К тому же неглубокая, по грудь. И потому только и оставалось, что поднять оружие над головой. Для начала мы поднялись на самую высокую точку острова, похожую на песчаный бархан, на которой не росло ничего. За исключением нескольких чахлых побегов, которые, возможно, со временем вымахают в местные исполинские пальмы. А может, зачахнут уже на следующий день.

С вершины открывался уже привычный вид. Великое множество крохотных островов с разделяющими их проливами. Иные острова со стороны казались огромными. Что совсем не означало, будто они такие и есть. Приблизишься к ним и обнаружишь – проливы между ними закрывает густая растительность.

Спустившись с холма, все так же не спеша, мы обошли весь остров. Вероятно, Грек что-то отмечал для себя, ну а я просто прогуливался.

– Да, бесперспективный остров, – в самом конце обхода заметил он.

Вначале я было подумал, что обороняться на нем будет нелегко, когда он добавил:

– Весь его обошли, и ни одной находки.

А значит, и в дальнейшем их не ожидается. И сами мы, и те, кто промышлял на островах задолго до нас, давно уже обратили внимание. Если на какой-нибудь клочок суши не перенеслось ни одной земной вещи, они уже там никогда не появятся.

Что в какой-то мере объяснимо. Земные предметы появляются на неширокой, километров в двадцать – тридцать полосе, начинающейся в болотах к юго-западу далеко отсюда, и заканчивающейся в горах побережья на северо-западе.

Считается, что протяженность полосы составляет километров триста. Но кто может утверждать, что знает точно? Болота они и есть болота. Местные еще и со своими особенностями. Топи, гнус, ядовитые гады, выбросы газов, попасть под которые означает сдохнуть наверняка. И потому от них стараются держаться подальше.

В горах свои трудности. Сами по себе они результат вулканической деятельности. С той лишь разницей, что повсеместно на Земле она происходила миллиарды лет назад. Здесь куда позже. И потому они не успели подвергнуться эрозии, что делает их куда непроходимее земных.

Мы с Греком присели на округлый валун. Спиной друг к другу, чтобы держать в поле зрения обе полусферы. Некоторое время он молчал. Безмолвствовал и я, все еще не понимая, для какой именно цели Грек затеял прогулку.

Со стороны «Контуса» едва слышно доносились звуки ремонта – стук, звяканье, а изредка скрежет.

Легкий ветерок шелестел листвой, пели птицы, стрекотали насекомые. Закрыть глаза, и ни за что не догадаешься, что ты не на Земле. И если даже держать их широко распахнутыми, тоже. Наша планета огромна, и наверняка на ней может оказаться что-то подобное. С похожей местностью, растениями и так далее. Да и как можно различить? Солнце на небе тоже одно, такого же размера и такого же спектра. Растительность зеленая, небо бледно-голубое. Цвет моря? Ну а что цвет моря? Он зависит от множества вещей. И все же по большей части от цвета неба, а оно здесь такое же. Ну разве что запахи отличаются. Но не настолько, чтобы утверждать наверняка.

– Игорь, ты действительно видел глаз в иллюминаторе? – спросил Грек. И когда я уже окончательно решил, что разговор пойдет именно о нем, добавил: – Знаешь, Дарья ведь тоже эмоционал.


Глава пятая | Реквием по мечте | Глава седьмая