home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



4. Из головы Кевина летят камни

Слухи расползались, как им и положено, с возведенной в квадрат скоростью света, и весь лагерь гудел, обсуждая один-единственный вопрос:

Неужели это правда?

Они и в самом деле залезли на Божий Гномон — и Кевин Мидас забрался туда первым?

Бертрам утверждал, что ничего подобного не было. Он готов был на самую наглую ложь, лишь бы не позволить своей жертве получить ни кусочка славы.

— А как же порез Джоша и синяки Хэла? А как же мои очки? — пытался Кевин убедить скептиков.

— Все это объясняется очень просто, — сказала Николь Паттерсон, для всего находившая объяснение. — Хэл только и делает, что спотыкается о собственные ноги, — начала она, — поэтому вечно в синяках. У Джоша ссадина потому, что Бертрам стукнул его носом об дерево или выдумал что-нибудь еще, а ты, должно быть, нашел эти очки под каким-нибудь кустом.

Кевин знал, что никогда не переубедит ее, поэтому просто сдвинул очки на лоб и гордо спросил:

— И как они тебе?

Николь поглядела на них и пожала плечами:

— Они смотрелись бы куда лучше, будь у тебя голова побольше, — наконец сказала она.

Так что до трех часов дня жизнь Кевина оставалась практически прежней.

А в три Бертрам занялся нырянием.


* * * | Глаза Мидаса-младшего | * * *