home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



5. Шоколадное безумие

Как только закончился камнепад, шторм принялся бушевать у Кевина в голове.

Пока все судачили о лавине, а учителя благодарили создателя за то, что никто не пострадал, мальчик сидел один-одинешенек на одном из упавших валунов, вперившись взглядом в гору. Сегодня она казалась лишенной цвета, и на закате оставаясь белой, как мел. А вот очки горели серебристо-оранжевым.

Мысли, бродившие в голове Мидаса, могли быть порождены его гиперактивным воображением или нехваткой сна и удобоваримой пищи, но Кевина не покидало ощущение, что здесь было замешано нечто гораздо большее. После событий дня ему становилось все сложнее и сложнее убедить себя, что очки оставил на горе какой-то сверхкрутой турист, захотевший застолбить территорию.

— Что бы ты ответил, Джош, если бы я сказал тебе, что эти очки — волшебные? — шепотом спросил мальчик, стоя с другом в длинной очереди на ужин.

— Я бы сказал, что ты читал слишком много комиксов.

Очередь медленно ползла по направлению к мистеру Киркпатрику, разливавшему какую-то жижу, которую успели уже окрестить Безнадежной Бурдой.

— А если бы я сказал, что могу это доказать?

— Тогда я ответил бы, что лавина выбила у тебя из головы пару винтиков.

Кевин знал, что Джош ни во что не верил, пока не увидит этого своими глазами. Поэтому он схватил друга за руку и вытащил из очереди.

— Эй ты чего! Я целый день не жрал! Умираю с голода!

— За мной! Всего на секунду. — Мальчик уводил Джоша все дальше в лес, пока все звуки лагеря не затихли вдали: теперь их точно никто бы не услышал. — Что ж, вот доказательство. Во-первых, я сказал Бертраму, чтобы он прыгнул в озеро, и он прыгнул.

— Подумаешь!

— Во-вторых, я попросил его сделать это снова, и он снова это сделал!

— Большое дело!

— В-третьих, лавина. Я сказал, что она надвигается, и — пожалуйста!

Джош прислонился к дереву, и раздражение начало проступать на его лице:

— Ты в курсе, что несешь полный бред?

Кевин снял очки. Теперь их дужки были темно-фиолетового цвета, как небо на западе.

— Они вибрируют.

— Кто?

— Очки. Они вибрировали. Сначала, когда я приказал Бертраму прыгнуть, и потом, когда я сказал: «Лавина». И… это было… правильно.

Друг протянул руку:

— Дай-ка проверю.

— Нет! — Владелец очков оттолкнул руку Джоша. Тот нахмурился, но новых попыток не предпринимал.

— И чего ты тогда от меня хочешь?

Кевин прошептал:

— Попроси меня чего-то пожелать.

— Ты ненормальный!

— Попроси.

— Ты полный псих.

— Чего ты боишься?

Это был хороший вопрос, и, чтобы не признаваться, что боится, Джош озвучил свое желание:

— Рожок мороженого.

— Какого сорта?

— «Шоколадное безумие». Два шарика.

— В вафле или в сахарной трубочке?

— Давай уже!

Кевин расставил ноги и вытянул вперед руку, изо всех сил сосредоточившись:

— О-кей. Для начала дайте мне двойное «Шоколадное безумие».

В очках потемнело, и некоторое время мальчик ничего не видел. Потом перед ним появилось пятно света, взорвавшееся яркими красками. Дужки очков вибрировали и грелись, принимая в себя энергию, выходившую, казалось, прямо из головы их владельца.

— Твои глаза, — дрожащим голосом сказал Джош. — По-моему, они светятся!

Кевин представил себе рожок, с которого стекало мороженое, и, когда краски перед глазами поблекли, он понял, что картинка вышла из воображения в реальный мир.

Холодное и липкое «Шоколадное безумие» стекало с его пальцев.

Первым завопил Джош, и Кевин присоединился к нему. Он выронил рожок, и друзья бросились бежать прочь, вопя во всю глотку, пока не выкочили на поляну, подальше от ужасного рожка.

— Это дико!

— Сам знаю!

— Нет, это действительно дико. Помнишь, как Ральфи Шерман заявил, что его отец оборотень, а потом одним прекрасным утром того нашли спящим в соседской собачьей будке? Так вот, это еще хуже!

Кевин посмотрел на свою руку, на которой еще осталось немного растаявшего мороженого, и слизнул его. Вкус был безумно настоящим.

— И что мы будем делать? — спросил Джош. — Что делать будем, а? — И тут до него дошло: — Эй! А мое мороженое где?


* * * | Глаза Мидаса-младшего | * * *