home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава четвертая

В то самое время, когда Рена сидела в темноте и размышляла, что ей делать, королева Астрен неподвижно застыла в своей очаровательной комнате, глядя в залитое чернотой ночи окно.

Она вздрогнула от неожиданности, когда раздался тихий стук в дверь. Королева увидела в дверях свою самую младшую сестру Лейлу.

— Я поспешила сюда, как только получила твою весточку, — сказала Лейла. — Галфрид, Фальстан и все остальные члены Волшебного Совета исчезли. Что случилось? — Лейла быстро вошла в комнату и села.

Королева заломила руки:

— Они совершенно уверены, что Терессу увела эта новая посыльная из кухни, которая известна под именем Джазран. Она была тихой, вежливой, аккуратной, но выяснилось, что никто ее по-настоящему не знает. Тамс, лакей, который рекомендовал ее, оказывается, ничего такого не помнит. Просмотрели записи, там четко записано, что именно он поддерживал новую прислугу при найме. А он только и повторяет, что никогда не знал никакой Джазран. Твердит, что ему о ней говорили двоюродные братья-близнецы, работающие на конюшне. Полная путаница.

— Это свежий? — Лейла указала на чай, стоящий на столике.

Королева кивнула:

— Приготовлен специально к твоему приходу, сестричка.

Лейла коротко улыбнулась, наливая чай и размешивая ложечкой сахар.

— Значит, вы считаете, что лакей был под действием сонного заклинания? Насколько я знаю, низшие слуги при найме не проверяются на устойчивость к волшебству?

— Именно об этом и говорилось за ужином, которого я, впрочем, и не попробовала. И кусочка проглотить не могу.

— Надо есть, Астрен. Иначе заболеешь. А если за всей этой историей стоит Андреус, то ему будет только приятно узнать, что в Кантирмуре паника и у всех опустились руки. И знай, Андреус все равно не оставит нас в покое. У него долгая память на тех, кто стал ему поперек пути. Так что надо быть сильной. — Она наклонилась вперед и буквально впихнула в руку королеве одну из свежих булочек. — Ешь, или мама будет очень недовольна.

Королева слабо улыбнулась:

— Мама. Как я боялась ее в детстве. Ей рассказали?

Лейла хмыкнула и отхлебнула чаю:

— Кто знает? Она не в силах помочь. Если, конечно, исчезновение Терессы не часть какого-то ужасного заговора одного из ее родственников. Но они вряд ли ухитрились бы все так ловко устроить.

Королева отломила крошечный кусочек булки и забыла донести его до рта.

— Галфрид утверждает, что здесь видна рука опытного чародея. Заклинание, изменяющее форму, позволило снять полностью или хотя бы часть волшебной защиты дворца. После этого простой замены служанки Флерис на ее ложный образ было вполне достаточно, чтобы обмануть девочек.

Лейла нахмурилась:

— Это уже серьезно. А ну-ка, рассказывай все, и поподробнее.

Королева повторила истории Рены и Ле, которые поведал ей король. Закончила она такими словами:

— Верн расспрашивает придворных, а Галфрид тем временем дал приказание Фальстану создать для дворца повое защитное заклинание. Сам же Галфрид пытается всеми доступными ему способами обнаружить следы Терессы.

Лейла решительно поставила пустую чашку на стол:

— Тогда мое место в школе, пока он не призовет меня.

— В приюте никто ни о чем не догадывается? Не заметили вашего отсутствия?

Лейла заговорщицки улыбнулась:

— Никакого шума не было. Галфрид хорошо постарался. Я просто сказала, что уезжаю на свадьбу. Они там все были так ошарашены, что ни одному не пришло в голову спрашивать еще что-нибудь. Между собой они наверняка уже все обсудили, придумали мне несуществующего мужа и наладили мою будущую семейную жизнь. — Она рассмеялась и тут же серьезно взглянула на сестру. — Меня занимает другое. То, что Тересса сразу же поверила, будто ее зовет отец, могу еще понять. Но как Рена, с ее острым взглядом и быстрым умом так легко поддалась на обман?

Королева пожала плечами:

— Может быть, в «Трех Рощах» она и сообразила бы. Но здесь, на новом месте…

— …и послушная моим строгим наставлениям, — подхватила Лейла и вдруг содрогнулась. — Но это ее и спасло! Представляю, что было бы, попробуй она вмешаться. Наверняка ее нашли бы без сознания, ничего не помнящей. Или того хуже… — Она недоговорила и принялась наливать себе новую порцию чаю: — Голову даю на отсечение, Галфрид и все остальные члены Волшебного Совета считают, что за всем этим стоит Андреус. Его приемчики.

— Приводит в исполнение угрозу?

— Верно. Мы можем только догадываться, что он еще задумал. Но уж, во всяком случае, армию посылать не станет, зная, чего стоят алые стражи короля. Андреус наверняка уже давно сделал бы это, будь он уверен в легкой победе. Нет, ему важно показать своему врагу, насколько он хитрее и умнее. Не знаю, умен ли Андреус, но уж точно коварен.

Сестры долгое время молча смотрели друг на друга. Наконец королева тихо произнесла:

— Идрес должна знать.

— Несравненная лукавица Идрес? — Лейла вскинула брови, поставив их домиком. — Последний раз она откликнулась на нашу весточку десять лет тому назад. Ты помнишь, какой совет она дала? Пусть, мол, Галфрид выроет яму поглубже и прыгнет туда. С тех пор ни на какие наши призывы бесподобная Идрес не отвечала. Сидит себе в Свободной Долине и пальцем не хочет пошевелить.

— По крайней мере, не пытается завоевать чужие королевства, что некоторые с удовольствием делают.

— Кто знает? — Лейла развела руками. — Галфрид считает, что она просто ждет своего часа. Во всяком случае, он запретил оповещать ее, пока мы все не будем знать точно. — Она потерла ладонью глаза. — О-ох, если уж две чашки крепкого чая не подействовали, придется вернуться обратно и немного отдохнуть до того момента, когда меня призовут, — Лейла встала и подняла руку, готовая исчезнуть, но вдруг остановилась: — Совсем забыла! Ты, кажется, сказала, что Фальстан уже создал защитное заклинание вокруг дворца и оградил его от всяческих волшебных перемещений? Не значит ли это, что я вынуждена буду тащиться пешком через весь город в полночной темноте?

Королева против желания улыбнулась:

— Если ты попытаешься вызвать меня в свой ужасный приют, то ничего не получится. Я предпочту топать пешком, чем пользоваться твоим отвратительным волшебным транспортом, будь на дворе хоть гроза или снежная буря. Меня укачивает. — Лейла рассмеялась в ответ, а старшая сестра продолжала: — Но тебе ничто не мешает упорхнуть. Ведь охрана действует лишь против входящих во дворец.

— Хорошо. — Лейла наклонилась, чтобы поцеловать сестру, которая так и осталась сидеть. — Увидимся завтра. — Она подняла руку, быстро произнесла два слова и переместилась в школу волшебства.

А через несколько минут там же, в школе волшебства, появилась Рена.

Она сощурилась и огляделась вокруг, мгновенно узнав и потертый ковер, и ряды книг вдоль стен, и светящиеся шары на серебряных прутиках. Тишина окружала ее. Рена вдруг топнула ногой и громко сказала:

— Я сделала это! Я сумела! Сотворила настоящее волшебство! — и она в восторге закружилась по комнате.

Минуту спустя в двери из смежной комнаты ворвался бородатый человек. За ним следом шла учительница Лейла. Увидев Рену, они замерли. Бородач был просто ошеломлен. Брови учительницы Лейлы поднялись крутой крышей над округлившимися глазами. Получилось не лицо, а домик с круглыми окошками. Рена чуть не прыснула.

— Это еще одна моя беда из «Трех Рощ», Фальстан, — сказала учительница Лейла. Она по-прежнему, несмотря на усталость и непривычно помятое платье, поражала прямой осанкой и бодрой подвижностью. — Кто послал тебя, Рена?

— Никто. Я видела и слышала, что вы делали, когда мы в первый раз прибыли сюда.

Взрослые обменялись быстрыми взглядами. Рена уловила в них удивление, даже смятение, но и грозное предостережение одновременно.

— Пожалуй, ты была права насчет нее, — тихо произнес бородач.

Учительница Лейла сделала едва заметный жест, призывающий к молчанию, и обратилась к Рене:

— Кто-нибудь знает, что ты здесь, или о твоем своевольном поступке с волшебным перемещением?

Рена поежилась под ее строгим взглядом:

— Нет. Я была одна. Никто мне ничего не говорил. А я хочу помочь найти Тесс.

Фальстан засмеялся. Ничего обидного в этом смехе не чувствовалось. Наоборот, в нем слышалось явное сочувствие. Но Рена нахмурилась. Она вдруг поняла, что вот-вот заплачет. Рассердившись на себя и на всех остальных, она сдержала слезы и взглянула на старика исподлобья.

— А справишься ли? Видишь, даже королевская стража, всемогущий чародей, все благородные и преданные придворные не сумели уберечь девочку, — сурово сдвинув брови, проговорил Фальстан.

Рена сжала губы и твердо сказала:

— Я хочу знать, что случилось с Тесс! — Она подняла глаза на стоящих перед нею взрослых и вдруг тоненьким, дрожащим голоском жалобно спросила: — Ну как, как я могу помочь найти ее?

— Мы знаем не намного больше тебя, дитя, — промолвила учительница Лейла и жестко добавила: — Послушай, Рена, ты никогда больше не должна использовать мое заклинание. Это может быть очень опасно. Когда-нибудь позже я все объясню тебе. А сейчас мы отправим тебя обратно.

— Дворец под защитой, — напомнил Фальстан, — и лишь управитель может снять на время защитное заклинание. А на дворе ночь.

Учительница Лейла задумалась:

— Верно. Не стоит ночью тревожить людей. Сегодня мы оставим тебя здесь, а утром пошлем назад.

Положив руку на плечо Рены, Фальстан сочувственно глянул ей в глаза:

— Твой благородный порыв, малышка, заслуживает самых добрых слов. Но пойми, ты ничего не сможешь сделать. Я бы очень хотел надеяться, что нам это удастся.

Учительница Лейла подала знак, и, вместо того чтобы действовать, нестись спасать подружку, Рена должна была покориться воле взрослых, как делала это всю свою короткую и невеселую жизнь. Вскоре она уже лежала на узкой кровати в крошечной комнате, глядя на низкий потолок, по которому металась тень от догорающей свечки. Рена была слишком огорчена и подавлена, чтобы прислушиваться к новым звукам, сосредоточенно вдыхать незнакомые запахи и пытаться уловить невидимые токи волшебства этого загадочного и таинственного дома. А во сне она долго-долго искала Тесс, затерявшуюся где-то в осиновом лесу.

Когда Рена проснулась, сквозь маленькое круглое, окошко под потолком в комнату пробивался слабый свет раннего утра. Она надела платье, то самое, что впопыхах выхватила из сундука накануне. Это было милое льняное платьице нежно-желтого цвета, которое в другое время ей наверняка понравилось бы, а теперь девочка порадовалась лишь тому, что на ней чистая, свежая одежка. Настроение у нее было отвратительным, хуже некуда. Даже выведать что-нибудь никакой надежды! Вчера перед сном, прежде чем оставить ее одну, учительница Лейла самым жестким тоном строгого воспитателя приказала:

— Жди в этой комнате, пока тебя позовут. И не вздумай своевольничать!

Рена снова почувствовала себя безответной сиротой. Ну, и пусть! Поскорей бы отправили назад! Там она и сама решит, что ей делать.

Она сидела на кровати и заплетала косу, когда кто-то отрывисто постучал в дверь.

Поспешно завязав ленточку на второй косичке, Рена отворила дверь и с удивлением уставилась на стоящего перед ней мальчика, почти ровесника. Мальчик опасливо огляделся по сторонам и быстро протиснулся мимо нее в комнату.

— Эй… — начала было она.

— Тш-шшш! — приложил он палец к губам. У него были карие глаза и копна густых каштановых волос, таких же непослушных, как у Рены. — Я слышал, ты прибыла сюда с помощью волшебства. Многому уже научилась?

Рена медленно покачала головой:

— Не-ет. Просто я подсмотрела, как это делает учительница Лейла, когда она привела меня и Тесс сюда в прошлый раз…

— Ты выучила заклинание с первого раза? — поразился мальчик.

Рена пожала плечами:

— Подумаешь! Проще простого, если внимательно смотреть и слушать.

Мальчик недоверчиво усмехнулся:

— Некоторые могут «внимательно смотреть» и ничего не увидеть. Они слушают и не слышат. И делают все невпопад, хоть учатся годами.

— Ну, я-то выучила всего-навсего одно заклинание, — скромно улыбнулась Рена. — Мне нужно было позарез добраться сюда, чтобы найти… — Она перебила саму себя резким вопросом: — А ты-то здесь что ищешь?

— Другого чародея. Того, кто сможет мне помочь.

— Зачем?

Мальчик, состроил кислую физиономию.

— Некоторые учителя… — Ох как ему нравится это загадочное «некоторые», успела подумать Рена. — Некоторые учителя, — с нажимом повторил мальчик, — думают, что знают все на свете и считают, будто сами никогда не ошибаются. И потому другим ошибок не прощают. — О обиженно скривил губы. — А я тоже не хочу оставаться в стороне!

«Тесс все равно уже пропала, — подумала Рена. — И гаи не таи, а все рано или поздно об этом узнают».

И она решительно спросила:

— От чего в стороне? Ты говоришь об исчезновении Тесс… то есть принцессы?

— Конечно! — Он драматически воздел руки к потолку. Рена усмехнулась. Мальчик быстро спрятал руки за спину и гневно выпятил подбородок. — Ага, понимаю! Ну что ж! Придется действовать самому.

Он принялся что-то бормотать себе под нос, но Рена быстро притворила дверь и подошла к нему вплотную.

— Погоди, — властно сказала она. Мальчик изумленно вытаращил глаза, а Рена продолжала: — Если ты считаешь, что можешь запросто вламываться в двери, лопотать с важным видом невесть какие непонятности, толковать что-то о человеке, которого я собираюсь спасти, а после всего этого спокойно улизнуть, то здорово ошибаешься! И не топорщись, как… как кактус! — выпалила она, не успев придумать словечка пообиднее.

Мальчик недоуменно смотрел на нее.

— Ты… ты хочешь помочь, да?

Рена торопливо закивала.

— Но что ты можешь сделать?

— Все, что угодно! — твердо заявила Рена и, помолчав, добавила уже не так уверенно: — Ну, все, что получится. — И с любопытством взглянула на мальчика. — Она твоя подружка тоже? Не понимаю, как это может быть, ведь Тесс все время была с нами в сиротском приюте…

— А-а-а, ты и есть та самая Рена? — догадался мальчик и поглядел на нее с явным интересом. — Ты знаешь ее. И поэтому учительница Лейла поместила тебя в специальном гостевом крыле.

— Конечно… мы были подружками. А так чего ради я бы взялась спасать ее?

— Ну… ради награды… ради хорошего местечка при короле… да мало ли ради чего? Толпы придворных кинулись на поиски, хотя ни один из них и в глаза не видел принцессы… Разве что краешком глаза, разочек. — Он вдруг умолк и задумался. — Но… если ты знаешь ее, тогда, может быть, мы сможем… а, ладно! Если хочешь помочь, — быстро проговорил мальчик, — нам нужно идти прямо сейчас! — Он осторожно приоткрыл дверь. — Просто следуй за мной и ничего не говори.

Рена послушно молчала, пока они, крадучись, двигались по коридору, по длинным холодным залам. Девочка цепким взглядом замечала все. И сводчатые окна, в которые заглядывали высокие деревья сада. И строгий ряд дверей, тянущихся вдоль широкого светлого коридора. Некоторые двери были полуоткрыты, и за ними в освещенных утренним солнцем комнатах Рена замечала бородатых мужчин, мальчиков, девочек, одетых, как и ее новый знакомый, в коричневые туники. Одежда была простой и выглядела даже беднее, чем их сиротские одежки в «Трех Рощах».

Они миновали большую комнату, из которой вились вкусные запахи, доносилось звяканье ложек и звон посуды. Это наверняка была столовая! В животе у Рены заурчало, словно подал голос голодный зверек. В нескольких шагах от двери столовой кто-то внезапно крикнул:

— Тайрон!

Мальчик, шедший рядом с Реной, вздрогнул и остановился. Позади них дробно застучали башмаки. К ним бежал какой-то мальчишка. Красные, как помидорины, щеки его надувались от сдерживаемого смеха.

— Тайрон, — кричал он на ходу, — послушай только! Тупица Ол вылетел с последнего экзамена. Основных…

— Знаю, знаю, — нетерпеливо перебил его Тайрон, порываясь идти дальше.

Рена с подозрением оглядывала смеющегося мальчишку. Что-то во всем этом ей не нравилось, но она промолчала.

— Но ты не знаешь, что было вчера вечером! — Мальчишка прислонился к стене и просто задыхался от смеха. — Учителя… превратили… в черепаху!

Тайрон вдруг тоже весело фыркнул, но тут же нахмурился и быстро спросил:

— Значит, они вернулись? Так ведь?

Мальчишка кивнул и снова залился смехом, сложившись чуть ли не вдвое.

— А еще…

— Расскажешь потом! — оборвал его Тайрон. — Я спешу. Мне надо… отнести записку.

Мальчишка развернулся и нырнул в дверь столовой, все еще неудержимо хохоча.

Тайрон ускорил шаги. Стук его башмаков гулко разносился по коридору. Рена, поспешая за ним, прошептала:

— Ты что, не умеешь ходить тайным шагом?

— Как это? — не понял Тайрон.

— Незаметно, неслышно.

— А-а-а… — Тайрон стал ступать мягче, но шага не поубавил. Он то и дело оглядывался назад, проверяя, не отстала ли Рена, вертел головой из стороны в сторону, а вперед почти и не глядел. Рена даже испугалась, что Тайрон врежется в стену, и умолкла, стараясь не отставать.

Наконец они остановились перед тяжелой дубовой дверью. Тайрон толкнул ее, и створки медленно распахнулись. Мальчик пропустил Рену вперед. Щедрый солнечный свет хлынул ей в глаза. Рена едва успела разглядеть зеленую поляну, окруженную разлапистыми елями, как Тайрон схватил ее за руку и утянул за высокий куст, покрытый густой листвой.

— Ты умеешь ездить верхом? — прошептал он ей в самое ухо.

— Ой! — тихо вскрикнула Рена, оцарапавшись об острый край листа. — Верхом? А на чем?

— На лошади, — свирепо прошипел Тайрон.

— Не-ет…

Он вздохнул, потом, словно бы спохватившись, сделал шаг назад, высовываясь из-за куста. Движение это не ускользнуло от внимательного взгляда Рены.

— Ты собираешься возвратиться? — спросила она подозрительно.

— Да… надо захватить сумку.

— Стой! Выслушай сначала, — мрачно проговорила Рена, мгновенно вспомнив о призрачной Флерис, уводящей бедняжку Тесс. Да, этот мальчик не похож на злодея… и все же… — Ты откуда-то знаешь, кто я. Ну, это ладно. Но кто ты и почему отправился на поиски Тесс? Отвечай!

Тайрон помолчал мгновение. Упрямая складка прорезала его чистый лоб. Глаза задумчиво устремились вдаль. Он словно бы перенесся куда-то. Но это длилось всего лишь мгновение. Потом он резко передернул плечами и насупился.

— Меня зовут Тайрон. Это ты уже знаешь. Я учусь на чародея и хочу найти принцессу, чтобы доказать некоторым… кое-кому из старших чародеев, что кое-чего стою.

— Кое-кому, кое-чего, — неслышно буркнула Рена. Она все еще недоверчиво, исподлобья смотрела на мальчика, думая о призрачной Флерис и вспоминая, что Тесс говорила об этих таких на вид чистеньких, красивых и улыбающихся придворных, которые так и норовят сделать гадость, а то и предать.

Рена пристально и бесцеремонно разглядывала Тайрона, даже и не собираясь скрывать своих сомнений. Он был худым, на полголовы выше ее, с узким лисьим лицом. Лишь высокий и ясный лоб, пожалуй, красил это костистое продолговатое лицо. Пока Рена так глядела на него, Тайрон не двигался с места, словно бы давая рассмотреть себя получше. Один лишь раз тревожно оглянулся.

А Рена все колебалась. Должна ли она вот так просто взять и уйти с этим незнакомым мальчиком, даже не сказав ничего учительнице Лейле?

Но он с такой искренностью, с таким жаром говорил о каком-то старшем чародее, которому желает доказать, что стоит чего-то! Именно это и успокоило Рену. Она приняла решение. «Но все равно буду держать глаза и уши открытыми», — подумала Рена и, припомнив отличное выражение из одной исторической пьесы, торжественно произнесла:

— Пред тобой лежит твоя дорога! Иди по ней и знакам следуй строго!

Тайрон недоуменно поглядел на нее, а Рена продолжала:

— Я, конечно, не очень разбираюсь в лошадях и мало что знаю о езде верхом… хотя готова научиться. Зато могу прокрасться куда угодно незамеченной и понимаю, как играть в пьесах на сцене. На тебя только стоит взглянуть, и сразу видно — что-то не так! Ты все время оглядываешься, топочешь и улепетываешь, будто за тобой гонится стая клыкастых тигров.

Тайрон смущенно улыбнулся:

— Но нам надо спешить, если мы…

— Верно. Только не надо, чтобы это видели и понимали другие! Иди так, словно ты очень занят, но не показывай, что таишься от кого-то.

Мальчик хмыкнул:

— Хорошо. Понял. Стой здесь, пока я не вернусь. Постараюсь побыстрее. Готовься ехать верхом.


Глава третья | Рена и потерянная принцесса | Глава пятая