home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава третья

Обед с королевой Астрен был, пожалуй, самым прекрасным событием в жизни Рены. Глаза разбегались при виде изысканных блюд. И можно было выбрать то, что тебе по вкусу. В сиротском приюте к этому были не приучены. Ешь, что поставили перед тобой в выщербленной тарелке, нравится тебе, нет ли, а не хочешь, оставайся голодной. Вдобавок после обеда королеве принесли арфу, и она играла и пела специально для них, маленьких девочек! Голос королевы оказался и впрямь мелодичным и приятным.

Когда стемнело, вошел тихий слуга и зажег лампы. После этого королева завела разговор о приюте.

— Рассказывайте все, — потребовала она. — И что еще вытворила ужасная Занна, и продолжает ли Нокер надоедать всем своими гадкими выходками?

Сначала Тесс и Рена говорили по очереди, но вскоре выяснилось, что Тесс предпочитает зарыться в объятиях матери и тоже тихо слушать. Она уже не вмешивалась в веселые рассказы Рены, а лишь подбадривала ее.

— Расскажи-ка маме про то, как во время дождя с грохотом рухнула крыша как раз в тот момент, когда мы работали в прачечной.

Ободренная смехом королевы, Рена встала и разыграла целую сценку. Когда девочка утихомирилась, королева сказала:

— Тесс говорила мне, что ты, Рена, хочешь стать актрисой. А еще капитаном пиратского судна, путешественником и отшельником в заколдованном замке с сокровищами.

Рена усмехнулась:

— Я каждый раз передумываю. Когда поняла, что не смогу управлять боевым конем, которого, по-честному, и в глаза-то не видела, решила отыскать волшебный меч и стать чародейкой. Потом, когда учительница Вару снимала с меня мерку для платья и сказала, что я, вероятно, так никогда и не вырасту, захотела превратиться в Звездную Ирен. Ведь она тоже была совсем маленькой, а с ней чего только не приключалось. Об этом и в моей любимой пьесе написано. К тому же она была настоящей принцессой и почти волшебницей. Но вряд ли сироту, которой предстоит в двенадцать лет стать подмастерьем в гончарной мастерской, ждут волшебные приключения… А теперь я хотела бы стать актрисой.

— Актриса — это замечательно! — подхватила королева. — Правда, потребуется много лет трудной учебы. Но тебя это не страшит, верно?

— Нет. И потом это наверняка не труднее, чем смешивать глину в чане изо дня в день всю жизнь.

— Воспитатели не очень-то одобряли твои фантазии, — Тесс прижалась щекой к плечу матери. — Они всегда говорили, что мечты Рены глупые и бесполезные и только отвлекают от работы.

Королева Астрен улыбнулась:

— Что ж, практичность еще никому не мешала. Как, впрочем, и фантазия. Но, видишь ли, Рена, в твоей любимой пьесе всего лишь одна Звездная Ирен. Остальные роли — это разбойники, глупые придворные или повара. Подумай об этом, девочка.

Рена пожала плечами, не забыв при этом состроить уморительную гримаску. Она была рада, что сама королева страны Мелдрит серьезно разговаривает с нею, но при этом вовсе не собиралась выслушивать все ее советы, разинув рот. Она всегда готовилась к героическим ролям. И сыграет их на сцене или в жизни. Вот! И Рена твердо сказала:

— Я готова к любой роли, лишь бы избавиться от штопания и стирки горы сиротских серых одежек.

Она тут же состроила рожицу, чем всех рассмешила. В этот момент как раз внесли какое-то особое угощение. Коричневое топленое молоко с дальних Летних Островов, смешанное с темным густым шоколадом. Рена проглотила свою порцию, не успев даже насладиться вкусом и ароматом чудесной еды. Ей сразу же подали вторую чашку.

Королева вскоре оставила девочек, сказав, что им надо как следует отдохнуть и выспаться.

— Завтра двенадцатый день рождения Терессы, и мы задумали нечто необычайное.

Рена подумала, что вряд ли после этих слов она сможет спокойно заснуть. Уже окунувшись в мягчайшую постель, каких она сроду и не видала, к тому же в отдельной комнате, которая была рядом — только крикни — с комнатой Тесс, Рена вдруг сообразила, что в этот долгий вечер разговоров, пения и смеха никто ни разу не вспомнил о злом короле Андреусе.

Глаза ее закрылись сами собой, и Рена уснула.

Следующий день был ясным, солнечным и на удивление теплым, хотя стояла еще ранняя весна. Интересно, размышляла Рена, всегда ли здесь погода лучше, чем в тех местах, где она выросла, или же сегодня просто удачный день? Только сейчас девочка наконец по-настоящему поверила, что она в Мелдрите. В другой стране!

«И так внезапно!» — подумала Рена. Она подняла руку и попыталась повторить тот жест, которым вчера учительница Лейла перенесла их во дворец. Прилаживаясь, Рена и так и сяк шевелила пальцами в воздухе, когда в ее комнату вошла счастливо улыбающаяся Тесс в нарядном зеленом платье.

— Что с тобой? Болит рука? — встревожилась она.

— Нет. Просто я пыталась повторить волшебство, которое проделала учительница Лейла. Ты помнишь? Или, может, разобрала слова, которые она произнесла?

— Никогда не обращала внимания на ее руки. От всех этих волшебных перемещений мне делается тошно, будто переела сладкого. И потом я каждый раз только и думаю о том, что вот-вот снова увижу родителей. Мне кажется, что и слов-то никаких она не произносит. Это больше похоже на жужжание. — Тесс наморщила лоб, силясь вспомнить, что же на самом деле произносит каждый раз тетя Лейла.

— Нет, она говорила! — упрямо настаивала Рена. — Я хорошо помню.

— Что ж, спроси ее сама. Тетя Лейла вернется сюда к концу недели. Так сказала мама. А пока поскорей одевайся. Давай спустимся и погуляем в саду.

— Давай! — обрадовалась Рена и спустила ноги с кровати. — Ой, мое платье исчезло!

Тесс засмеялась.

— Конечно! Ты теперь во дворце. — И, задрав носик, она торжественно произнесла: — Высокородные никогда не надевают дважды одно и то же платье. Так уж повелось. Хоть мы с тобой всего-навсего подмастерья, — Тесс лукаво улыбнулась, — но обычаи нарушать не смеем! Поройся в этом сундуке. Может, подберешь себе что-нибудь подходящее?

— Я не смела ни до чего здесь дотрагиваться, — созналась Рена, направляясь к большому сундуку в углу комнаты. Подняв крышку, она вдохнула сладкий аромат свежего белья. Сундук доверху был наполнен аккуратно сложенными платьями. Все — из мягкого, тканного вручную полотна. Самое верхнее было бледно-голубого цвета, нет, пожалуй, почти неуловимого воздушного оттенка.

— Как утреннее весеннее небо перед самым восходом солнца, — блаженно улыбаясь, произнесла Рена.

Она осторожно вытянула платье. Юбка оказалась такой длинной, что, идя по ступенькам, пришлось бы ее придерживать рукой, а кружевной лиф был несколько свободен. Но Рена ничего не замечала и считала, что выглядит просто великолепно. Она кружилась и кружилась, восхищаясь небольшим квадратным вырезом на груди и колокольчиками пышных рукавов. Остановившись наконец, она стала разглядывать платье Тесс. Оно было совсем без украшений, но невероятно хорошо и ладно скроено. А сшито без единой морщинки, и швы ровненькие, уж Рена знает в этом толк, столько часов просидела в приюте с иголкой в руках.

— Мы выглядим как самые настоящие франтихи, — хихикнула Рена.

Тесс улыбнулась в ответ и покачала головой.

— По сравнению с сиротами из «Трех Рощ» просто роскошно. Но для здешних придворных мы больше похожи на служанок. Так что приготовься, что некоторые с нами будут обращаться просто ужасно. Но об этом после. Пошли побродим по саду и, может быть, успеем сыграть какую-нибудь маленькую пьеску до того, как нас позовут завтракать.

Рена сунула ноги в мягкие туфельки, нагнувшись, ловко завязала шнурки вокруг лодыжек и подняла глаза на подружку.

— А нам расскажут, что произошло с твоим отцом и почему злой король угрожал ему? Или самим попытаться все разузнать, сунув нос в старые записи?

— Мама обещала, что мы услышим всю историю сегодня вечером на задуманном ими торжественном обеде.

Рена зажмурилась и подумала: «Если это сон, хочу никогда-никогда не просыпаться!»

И побежала следом за Тесс.

Сад благоухал ранними цветами, восхитившими девочек. Но больше их интересовала светлая осиновая рощица, раскинувшаяся в самом дальнем конце сада. Мало-помалу они разведали здесь каждый уголок, играя в Морайен и Тре Ресдира, открывающих Радужную Реку.

Наконец Рена воскликнула:

— Все! Я устала и проголодалась! — И она хлопнулась на аккуратно подстриженную травку. Тесс плюхнулась рядом с ней.

— Принцесса Тересса, — раздался почтительный тихий голос.

Девочки подняли головы. Солнце слепило глаза, и трудно было что-нибудь разглядеть. Рена видела лишь силуэт низенькой толстушки то ли в зеленом, то ли в сером платье.

— Уже пора завтракать, Флерис? — спросила Тесс. — Мы готовы.

— Отец ждет вас, принцесса, до завтрака, — подчеркнула Флерис. — Поторопитесь. Там и Галфрид.

Тесс быстро взглянула на Рену:

— Не случилось ли чего? Пошли поскорей.

— Они не желают, чтобы я присутствовала, иначе и меня позвали бы, — Рена пожала плечами. — Пойду во дворец и узнаю, скоро ли завтрак?

— Отлично! Если есть булочки со сладкой ягодной начинкой, возьми для меня две! — крикнула Тесс, поспешая за Флерис.

Рена глядела вслед исчезнувшим за деревьями Тесс и служанке и думала: «Зачем все же Галфриду понадобилась Тесс? Странно! И потом почему Флерис не назвала нас юными мастерицами из города Чансбридж?»

Рене очень хотелось последовать за ними и все разузнать, но она не посмела. «Ладно, — подумала девочка, — порасспрашиваю Ле».

В холодном, отделанном мрамором коридоре она встретила старшую служанку, которая несла свежие полотенца в кафельную ванную.

— Доброе утро, Ле. Мы готовы позавтракать, как только скажешь. — Рена хитро прищурилась. — Или, вернее, как только вернется Тесс.

— Вернется, юная мастерица? — бесстрастно спросила Ле, словно бы и не интересуясь, куда делась принцесса.

— Флерис пришла за нами в сад и увела Тесс, — продолжала Рена, будто отвечая на незаданный вопрос. — Сказала, что она прямо сейчас потребовалась Галфриду и королю.

Ле осторожно положила стопку полотенец на золоченый стул, стоявший у стены, и медленно проговорила:

— Будьте любезны, расскажите вновь, юная мастерица. Флерис пришла? Разве она не была с вами с самого начала?

— Нет! А должна была? Мы играли… выбежали сразу, как проснулись… — Рена осеклась, увидев, как в глазах Ле слабое беспокойство сменилось испугом.

— Подожди здесь, дитя, — бросила Ле, порываясь уйти, но задержалась на мгновение. — Нет, будет лучше, если и ты пойдешь со мной.

Удивленная Рена послушно последовала за ней в сад. Старая служанка почти бежала, петляя по узким дорожкам сада и устремляясь к трем арочным проходам в одном из дальних крыльев дворца. Наконец, запыхавшись, она остановилась и выдохнула:

— Исчезли!

Будто чья-то сильная и злая рука сжала сердце Рены. Она понуро плелась по переходам дворца за молчаливой старой женщиной, а та с мрачным лицом упорно заглядывала и заворачивала в каждый закоулок, уже, кажется, ни на что не надеясь. Рена и служанка Ле, нигде не задерживаясь, спустились на два пролета широкой лестницы и заторопились по бесконечной путанице коридоров. Мельком, сквозь одну из полуоткрытых дверей Рена заметила большую гостиную, стены которой были сплошь увешаны картинами и расшитыми коврами — гобеленами. Наконец они достигай обеденного зала, где слуги деловито убирали со стола посуду и остатки еды. Ле стремительно шла мимо всех, не произнося ни слова, пока не оказалась перед невысоким, толстым человечком с серебряной цепью на шее, знаке высокой придворной должности. Человечек в этот момент отдавал приказания двум официантам. Как только Рена и Ле приблизились, он умолк и встревоженно взглянул на служанку.

— Ле? Что-то неладно? Претензии к завтраку? Пересолено? Переперчено?

— Завтрака не было. Кто-то послал Флер и с привести… ее… к королю! — прошипела сквозь сжатые губы Ле.

Щеки толстяка стали лиловыми.

— Меня это не касается, — быстро произнес он.

В другое время Рена только забавлялась бы, наблюдая, как человечек безуспешно подтягивал пояс на необъятный круглый живот и потешно, по-коровьи двигал челюстями. Но сейчас она чувствовала, что происходит что-то непонятное и страшное.

Толстый человечек неожиданно повернулся к ней.

— А это другая, да?

— Да… — начала было Ле, но толстяк даже не обратил на нее внимания, сверля глазами Рену.

— Расскажи мне, что произошло? — обратился он к Рене.

Даже у самых грозных воспитателей не было такого приказного тона. Рена сжалась и поспешно проговорила:

— Мы поднялись, оделись и вышли в сад поиграть. Подошло время завтрака, и явилась Флерис. Она сказала… — Рена повторила весь разговор с Флерис слово в слово, недаром же у нее артистическая память! — После этого, — Рена вздохнула, — Тесс ушла с ней, а я отправилась во дворец за… за булочками с ягодной начинкой…

Щеки человека стали белыми, как перекинутая через руку белоснежная салфетка. И вдруг показалось, что грянул гром. Толстяк буквально взорвался. Из него, словно из вулкана, вылетел фонтан громовых приказов.

— Ты! — кричал он одному официанту. — Отнеси записку королю! Ты! — рокотав он, тыкая пальцем в другого. — Отнеси эти подносы! Ле! Отведи этого ребенка в комнату Гильдий!

Последний его приказ означал еще один быстрый переход по длинным и запутанным коридорам вслед за бегущей Ле. Служанка остановилась лишь перед высокой дверью, ведущей в пустую комнату с яркими знаменами, висящими вдоль высоких стен. Ле, рассеянно скользнув взглядом по неподвижно свисающим полотнищам, велела Рене сесть. Сама она принялась ходить взад-вперед, заставляя девочку, с удивлением следящую за ней, беспрерывно вертеть головой.

После длинной паузы Рена решилась спросить:

— Что же случилось? Надеюсь, с Тесс ничего такого…

Ле резко остановилась и вперилась в нее неподвижным взглядом.

— Флерис должна была быть с вами, как только вы встанете. Завтрак был давно готов. Одна из служанок, а это обязанность Флерис, должна была постоянно находиться при вас… Разве королева не предупреждала?

У Рены защипало в глазах: это уже было похоже на обвинение. Но прежде, чем она успела ответить, Ле тяжело вздохнула и добавила:

— Это не твоя вина. Ты здесь новенькая. Пока я была внизу, в прачечной, Флерис должна была быть с вами неотлучно. Когда она уносила бы подносы, обязана была оставаться с вами я. Это строгий приказ королевы.

Рена тихо промолвила:

— Она назвала ее принцессой Терессой, а не юной мастерицей.

Ле закружила по комнате, крепко сжав ладони.

— И это тоже странно.

— Ну, может, она просто забыла или в спешке перепутала, — лепетала Рена, все еще надеясь, что вот сейчас кто-нибудь войдет и скажет, что все в порядке.

Вместо этого в дверь ввалился высокий хмурый стражник в начищенном до блеска шлеме и позвякивающих доспехах под короткой зеленой накидкой и произнес грубым голосом:

— Следуйте за мной!

Ле бросила испуганный взгляд на Рену и покорно засеменила за широко шагающим стражником. Вскоре они вошли в небольшую комнату с закрытыми ставнями и стоявшими вдоль стен книжными полками. Посреди комнаты стоял король, который сейчас скорее был похож на обычного человека, встревоженного отца маленькой девочки. Глаза его, прежде игравшие задорной веселостью, погасли.

Только теперь Рена заметила плотную группу людей в углу. В центре ее сидела Флерис с повязанной головой. Глаза Флерис покраснели. Она всхлипывала и пыталась сдержать слезы. Женщина, одетая так же, как Флерис и Ле, в серо-зеленое платье, склонилась над бедной служанкой и что-то говорила ей серьезным шепотом.

Ле коротко выложила королю все, что успела узнать. Закончив свой недлинный рассказ, она сделала низкий реверанс и отошла назад.

Толстый человек с серебряной цепью дал знак Рене, приказывая ей подойти поближе. Рена вышла вперед и повторила свой рассказ снова. Когда она дошла до появления в саду Флерис, раздался испуганный голосок молодой служанки:

— Это была не я, не я! Очнулась я только сейчас от того, что мне плеснули в лицо холодной водой. А надо мной стояла Меррит. Последнее из того, что помню, я шла и несла подносы из… — несвязно бормотала заплаканная Флерис.

— Мы уже слышали твою историю, — прервал ее толстяк. — Помолчи!

Рена посмотрела на короля. Глаза его были холодными, лицо словно бы окаменело. Но голос оставался ровным и даже спокойным.

— А сейчас, дитя мое, не расскажешь ли нам снова и по порядку? Постарайся не упустить ни одной детали с того момента, как появилась Флерис.

При звуке своего имени служанка опять разразилась слезами, но тут же испуганно затихла.

У Рены кружилась голова, в животе будто бы шевелился клубок змей. Она сжала кулачки и, пересиливая себя, проговорила:

— Теперь я слышу, что голос был не тот. У нее, — Рена указала на заплаканную Флерис, — высокий, даже тоненький голос. Там, в саду, голос был ровным и низким, почти хриплым. К тому же та, кого мы приняли за Флерис, сказала: «Принцесса Тересса…» И потом солнце стояло как раз за ее спиной, и мы могли по-настоящему разглядеть лишь некую фигуру в платье. И эта фи… фигура сказала: «Отец ждет вас, принцесса». Я точно помню.

— Простите, юная мастерица, — послышался чей-то голос за ее спиной. Рена обернулась и узнала бородатого человека, с которым учительница Лейла говорила в школе волшебства, где они остановились по дороге во дворец. — Вы хоть немного сумели разглядеть ее лицо?

Рена покачала головой:

— Я не видела. Не люблю смотреть на солнце. Глаза болят. Я смотрела на Тесс, а потом им вслед, в спину, пока не скрылись.

— Иллюзия формы. Простейшая степень подражания, — пробормотал бородач.

— Такое возможно здесь? — Король нахмурился. — Ладно. Галфрид разъяснит нам, как только прибудет. — Он обернулся к Рене и тихо произнес: — Спасибо.

Рена поняла, что надо отойти и умолкнуть, но непроизвольный вопрос сам собой сорвался с языка:

— Она… исчезла? — И тут же вспыхнула, услышав свой писклявый, как у младенца, голосок.

Король, как ни странно, улыбнулся, но лишь краешком губ.

— Кажется. Но, надеюсь, вскоре сможем вернуть ее тебе.

Теперь он уже окончательно отвернулся от девочки, и Рена поняла, что в ней больше не нуждаются. А король тем временем тихо заговорил с бородатым человеком, отведя его в сторону. Рена изобразила свой самый лучший реверанс и отыскала глазами Ле. Та, молча кивнув, отвела ее назад в комнаты, которыми они с Тесс так мало успели насладиться.

Здесь Рена была надолго оставлена одна. Она бесцельно побродила между стульями, помоталась от кровати к окну. Вся радость от прекрасных вещей, чудесной комнаты и сверкающего солнечного дня исчезла бесследно.

Так пролетели часы. Тени переместились, и свет из окна стал золотистым, а потом и вовсе погас. Стало смеркаться. Ле один раз принесла поесть, но Рена вдруг обнаружила, что впервые в жизни у нее совершенно пропал аппетит. Старая служанка теперь не уходила и тихо сидела у двери.

Ближе к вечеру, перед самым заходом солнца появилась Флерис. Веки ее еще были красными от слез. Ле и Рена в один голос воскликнули:

— Есть новости?

Флерис замотала головой.

— Ничего. Кроме того, что исчезла новая посыльная из кухни. А бедная Мавин, которая должна была встретить меня с подносом, найдена у себя в комнате полусонная и стонущая от какой-то непонятной болезни, приключившейся с нею накануне ночью. Они предполагают, что она чем-то отравилась. А это тогда откуда? — Девушка сдернула с головы повязку и показала огромный синяк на лбу. — Нам приказано вести себя так, будто ничего не произошло, пока управитель не скажет, что делать дальше. — Флерис обращалась только к Ле.

Рена чувствовала себя так, словно ее здесь и нет, как будто она и сама исчезла.

Наутро следующего дня это странное чувство возросло. «Они не знают, что со мной делать», — подумала она, когда попыталась выйти в сад, а Ле стала на ее пути и велела оставаться в комнате и никуда не отлучаться. Позже, когда Флерис принесла поднос с едой, Рена спросила:

— Кто-нибудь ищет этого злого Андреуса?

Флерис быстро ответила, отводя глаза:

— Это дело короля и мастера Галфрида. И алой стражи.

Рена не очень-то поняла, но ничего не сказала. Беспокойство все больше овладевало ею. Как они поступят с ней, если дни будут проходить один за другим, а Тесс все еще не отыщется? «Я не хочу возвращаться в «Три Рощи». Во всяком случае, пока не узнаю, что произошло». Но постепенно в душе Рены росла решимость не только спрашивать и ждать, но что-то предпринять.

Пришла ночь, но она опять не смогла уснуть. После нескольких тягучих и томительных часов без сна Рена откинула одеяло и села на кровати. «Я помню то заклинание. И лучше рискнуть, чем киснуть в неизвестности».

Она вскочила, порылась в сундуке в поисках другого платья, надела его и в темноте, не зажигая света, подняла вверх руку. Услужливая память четко нарисовала перед ее внутренним взором жест учительницы Лейлы. Рена осторожно повторила его, поведя рукой в воздухе. Одновременно она пробормотала два слышанных ею слова.

И исчезла.


Глава вторая | Рена и потерянная принцесса | Глава четвертая