home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двадцатая

На этот раз ее долго кружило и вертело, свистящий вихрь проходил сквозь тело, будто оно не плотнее облачка. Так и казалось, что тебя развеет, как туман, и уж больше никогда не обретешь своего привычного тела.

Все кончилось мгновенно, и Рена обнаружила, что снова оказалась в знакомом маленьком домике милых старичков — хозяйки Селшаф и мэтра Гастарта. Она села, поджав хвостик. Тересса, которая до сих пор крепко сжимала конец грязной одеяльной веревки, разжала руки и кинулась к Рене. Она обнимала ее, плакала, уткнувшись в теплую шерсть.

Рена заскулила. Сердце ее разрывалось от радости, что они свободны, и в то же время сжималось от того, что не может она поговорить с подружкой.

— Мы сделали это! Мы сделали! — восклицал Тайрон, пританцовывая вокруг Рены и Терессы.

Коннор молча плюхнулся на пол у очага. Он, казалось, так еще и не опомнился после головокружительного полета.

— Добро пожаловать, молодые люди, с возвращением вас, — послышался ласковый голос из кухни.

Рена оглянулась и увидела старичков, брата и сестру, которые входили в комнату с подносом, уставленным дымящимися мисками с горячей едой и питьем. Объятия Тесс ослабли. Она перестала плакать и с недоумением уставилась на вошедших.

— Кто вы? И где мы? Рена… — Тересса вопросительно глянула в глаза Рене.

Мы в безопасности, попыталась сказать, но лишь пролаяла Рена.

Коннор поднялся, подошел к Рене и Терессе, опустился рядом с ними на колени.

— Она говорит, что мы в безопасности. Я твой дядя Коннор, хотя нас разделяют всего два года, — добавил он со своей привычной светлой улыбкой.

— Садитесь, угощайтесь. — Хозяйка Селшаф широким жестом пригласила их к столу.

— Мы — Селшаф и Гастарт, — проговорил старик, обращаясь к Терессе. — Рена и Тайрон уже как-то заглядывали к нам.

— Вы… кто?.. — Тересса все еще не могла прийти в себя и оглядывалась вокруг в замешательстве. Никого здесь она не знала, кроме Рены, но подружка ее могла только лаять.

— Нас вызволил Тайрон. — Коннор кивнул в сторону ученика чародея, который в этот момент сидел с набитым ртом. — Он из школы волшебства.

Тайрон поспешно вскочил и с достоинством поклонился.

— Ваше высочество, — пробубнил он, пытаясь затолкнуть еду за щеку.

До того забавна была сейчас его физиономия, что Тересса весело рассмеялась. Глаза ее уже блестели, даже щеки порозовели.

Рена снова заскулила, страдая от того, что не может произнести ни слова. Хозяйка Селшаф наклонилась к ней:

— Рена?

Светло-голубые, почти прозрачные глаза старушки притянули взгляд Рены. Какая-то мгновенная искра пробежала в этих хрустально сияющих глазах. И случилось что-то странное. Рена почувствовала, как по телу пробежала приятная волна, а в голове прояснилось. Хотелось прыгать, скакать и говорить, говорить… И она жалко тявкнула. Старушка широко улыбнулась.

— Ты замечательный маленький человечек, Рена. Даже в облике собачки тебе удалось совершить многое. Давай менять обличье?

Рена громко залаяла. Бросилась по очереди лизать руки всем своим друзьям. Те радостно смеялись. Хозяйка Селшаф поманила ее за собой в кухню, где стояла большая деревянная лохань с водой. Маленькими, на удивление сильными руками старушка подняла Рену, осторожно окунула в горячую воду и принялась ожесточенно тереть, скрести ее жесткой мочалкой. Потом быстро выхватила из помутневшей воды и поставила Рену на стул.

Что-то приговаривая певучим голосом, хозяйка Селшаф одной рукой дотронулась до большого драгоценного камня, висевшего у нее на шее, а ладонь другой положила на лоб Рене. Острая боль пронизала все тело, голова закружилась. Темная волна пронеслась в глазах и словно бы смыла какую-то пелену. Солнечный свет хлынул в глаза. Все вокруг засияло, засверкало, переливаясь всеми цветами радуги.

— Вот полотенце, — спокойно сказала старушка. Голос ее, казалось, доносился из-за толстой стены.

Она укутала Рену, и стала лить ей на макушку что-то вязкое, тягучее и прохладное. Запах свежести и чистоты ударил в нос.

Рена зажмурилась, потом открыла глаза. И увидела, что старушка протягивает ей чашку с горячим, пахнущим травами питьем. Рена взяла ее… в руки.

Руки!

— Пей, пей. Это поможет тебе легче перенести превращение, — заботливо приговаривала старушка.

Рена отхлебнула горячего варева и почувствовала, как кружатся в голове сразу два мира. Целый букет запахов хлынул со всех сторон, и смешались в разноголосый хор все, казалось, звуки земли. Глубоко вздохнув, Рена снова закрыла глаза. Перед ее мысленным взором пролетело в одно мгновение все, что с ними приключилось… и она спрыгнула со стула… на две ноги и устремилась в другую комнату к своим друзьям.

В первое мгновение ей показалось, что все вокруг уменьшилось, а сама она стала необычайно высокой. Ноги подгибались, Рена зашаталась и чуть не потеряла равновесие. Она сделала шаг, другой, все время борясь с желанием встать на четвереньки и побежать.

— Рена! — бросилась к ней Тересса.

Мальчики радостно засмеялись.

Рена схватила со стола миску с едой, села на пол и уже было собралась сунуть мордочку в пахучее варево. И сама рассмеялась. Взяв в руку ложку, Рена села за стол. Проливая суп в тарелку, поднесла ко рту полную ложку и вдруг подумала: «Сколько же неудобств мы, люди, создаем себе! С голоду умрешь, пока вычерпаешь суп этой крохотной черпалкой. Нет чтобы быстро вылакать все языком!»

Она все еще не решалась вымолвить ни слова. Зато внимательно прислушивалась к словам Коннора, который рассказывал Терессе об их приключениях.

Тесс сидела, широко раскрыв глаза и позабыв о еде.

— …и тогда Идрес выхватила длинный нож, — с горячностью повествовал Коннор. — Мы бились с квакваками, как львы! Но их было слишком много. Нас связали и кинули в темницу. Об остальном может тебе рассказать Рена, — закончил он, улыбаясь.

Тесс мгновенно повернулась к Рене.

— Я не знаю, кто такая Идрес, — вымолвила она, — но если она явилась, чтобы помочь нам, а теперь томится в тюрьме у Андреуса, мы должны вернуться и спасти ее.

Тайрон поперхнулся.

— Нет… Ты… Тебе нельзя…

Тересса гневно сверкнула на него глазами:

— Я не могу вынести мысли, что кто-то попал в беду из-за меня!

Коннор мягко улыбнулся.

— Тересса, — тихо проговорил он, — мы втроем дали клятву помогать друг другу. И как только сможем, вернемся, чтобы вырвать Идрес из рук злодея.

— Тогда и с меня возьмите клятву! Я буду четвертой! — твердо сказала Тересса.

— Это было бы, конечно, по-честному… но что скажет король? — вставила Рена, довольная тем, что может опять разговаривать.

— Спасение Идрес… — начал было Тайрон, как в дверном проеме промелькнула чья-то тень.

Тайрон вздрогнул, и Рена тут же обернулась. Тересса ахнула от удивления. Они увидели стоящую в дверях рядом с мэтром Гастартом высокую стройную женщину. Идрес! Лицо ее было бледным как полотно, зато глаза мерцали темным огнем.

— Спасать никого не надо, — тихим, глубоким голо сом произнесла Идрес. Она прошла на середину комнаты и обвела всех медленным взглядом. В глазах ее снова, как и прежде, играла чуть заметная ирония. — Как видите, мне удалось вырваться самой.

— Что… как? — чуть ли не подпрыгнул от радости Тайрон.

— Когда вы так внезапно исчезли, замок вскипел суетой, паническими криками и суматохой бессмысленных метаний. В этом хаосе никто не мог ничего понять, — Идрес царственно опустилась на стул, расправляя широкий подол шелкового платья, которое было испачкано и изодрано не меньше, чем у остальных. Но гордая осанка Идрес все искупала. — Андреус был в ярости, — продолжала она. — Правда, думаю, не так все легко удалось бы мне, не начни король Верн и его союзники как раз в этот момент какую-то волшебную кутерьму на границе Сенна Лирван, в горах. Андреусу пришлось срочно переметнуться туда. Я обманом заставила стражника отпереть дверь и проскользнула в волшебный кабинет Андреуса. Там я использовала его хрустальный кристалл, чтобы околдовать одного из любимцев Андреуса. Тот беспрекословно, как в полусне, подчинился и перенес меня сюда. Видите, как все просто и легко? — Она выпрямилась на стуле, высокомерно подняв голову, но в голосе чувствовалась смертельная усталость, будто этой гордой и сильной женщине пришлось пешком пересечь всю землю Сенна Лирван.

«Легко? — подумала Рена, вспомнив все их злоключения, трудный и опасный переход по подземным тоннелям, громадных стражников в гремящих латах. — Просто? Может быть, она что-то недоговаривает?» И вдруг ей припомнились жестоко сжатые губы Идрес, когда та выхватила нож, набросившись на лирванских солдат, какие холодные у нее были при этом глаза. Рена поежилась. «А может, и хорошо, что она не выкладывает нам подробности своего побега? — Рена исподволь изучала лицо Идрес. — И все же, — думала она, — эта суровая и независимая Идрес явилась сюда, чтобы сообщить, что она свободна. Ведь ее никто делать этого не заставлял!»

И словно бы отвечая на мысленный вопрос Рены, Идрес проговорила:

— Я тронута вашим благородством. — Темные глаза Идрес поочередно останавливались то на одном, то на другом из молчаливо сидящих за столом друзей. — И благодарна, что вы собирались вернуться за мной в логово Андреуса.

Тайрон вспыхнул от смущения. Идрес продолжала:

— Андреус недолго будет ждать. Боюсь, вы снова с ним встретитесь.

— Надеюсь, отыщет он нас не скоро, — быстро проговорила Рена. — За это время я успею выучить несколько штучек, которые заставят его квакваков проглотить языки.

Все рассмеялись.

— Давайте-ка, молодые люди, помоемся, почистимся и встретим дорогого гостя, как полагается, — вмешался мэтр Гастарт.

Тайрон, собиравшийся уже встать, снова рухнул на стул.

— Галфрид? — догадался он.

Мэтр Гастарт погладил бороду:

— Надеюсь скоро увидеть его здесь. А ты хотел бы уйти?

Тайрон упрямо покачал головой:

— Я много думал об этом, когда сидел взаперти. И не собираюсь убегать, как трусливый заяц. Если он пожелает, чтобы я ушел, придется ему кое-что выслушать.

Хозяйка Селшаф мягко улыбнулась:

— Тем более нужно сменить одежду. Свежая туника больше подойдет для серьезного и важного разговора. Верно?

— А я готова встретить любого, будь это злодей Андреус или чародей Галфрид! — воинственно напыжилась Рена.

Идрес даже не улыбнулась на ее слова. Она поднялась со стула и обратилась к мэтру Гастарту.

— Пожалуй, отправлюсь домой, — спокойно промолвила она. — Могу ли я вернуться сюда завтра? У меня к вам обоим есть несколько вопросов.

— Завтра мы будем тут, — ответил мэтр Гастарт, вежливо кланяясь.

Идрес повернулась к Тайрону, хотела, казалось, что-то сказать, но молча прошла мимо и исчезла в ночи.

Мальчики последовали за мэтром Гастартом в другую комнату, а Тересса отправилась с хозяйкой Селшаф в кухню.

Рена сидела, прислушиваясь к веселым голосам своих друзей, непринужденно болтавших со стариком, к мелодичной речи хозяйки Селшаф, беседующей с Тесс, и счастливо вздохнула.

«Да, приключения — это здорово! Но не хуже и тот момент, когда все хорошо кончается. Теперь я в тепле, чистоте и отлично наелась!» Она оглядела свое новое платье цвета летней листвы и… и придвинула к себе миску с остатками супа.

Рена почти доела восхитительный суп, когда вдруг по комнате пролетел вихрь, и перед ней предстал невысокий краснощекий человек с венчиком серебристых волос вокруг головы. На нем была длинная белая туника с пурпурной каймой.

Вспомнив описания Тайрона и его рассказы о парадной одежде чародеев, Рена спросила:

— Ты Галфрид?

— Да, это я, — просто ответил человек. — А ты — Рена? Где Сендимерисы и Тай…

— Галфрид! — вскричал, появляясь в дверях, Тайрон.

Рена, опередив Тайрона, устремилась к чародею и замахала перед его лицом руками.

— Это все моя вина! Тайрон всего лишь пошел за мной, потому что посчитал, что должен… И что это вообще за школа волшебства, в которой… — затараторила она, — которая выбрасывает прекрасного ученика всего за один проступок… нет, поступок! Замечательный поступок!..

— Рена! — Мучительный вскрик Тайрона смешался с веселым смехом Галфрида. — Рена, позволь мне самому разобраться в своих делах! — сердито нахмурился мальчик.

Рена резко обернулась к нему:

— Нет! Это и мое дело! Вы с Коннором слишком благородны, чтобы поделиться виной с кем-нибудь. А я, пока на четырех лапах носилась по бесконечным лирванским дорогам, многое успела обдумать и понять.

— Конечно! — взвился Тайрон. — Брать всю вину на себя, по-твоему, ужасно благородно, да?

— Вовсе и нет, — наскакивала на него Рена. — Никакого благородства. Просто перед тем, как снова надеть штопаные черные сиротские чулки, я хочу сделать что-нибудь хорошее. Когда еще…

Захлебывающийся хохот оборвал их спор. Оба они разом оглянулись и увидели смеющегося до слез Галфрида.

— Перестаньте, — пролепетал он, задыхаясь от смеха. — Ох, молодые люди, вы уморите старика. — Новый взрыв смеха потряс его. Немного успокоившись, чародей глубоко вздохнул. — Успокойся, Тайрон, никто не собирается тебя выгонять. А ты, Рена, вернешься в приют только в том случае, если очень захочешь. — Он в последний раз вздрогнул от смеха, хихикнул и сразу же посерьезнел.

— Не похоже… — начала Рена.

— Но ты же сам сказал!.. — перебил ее Тайрон, подавшись всем телом к чародею.

— Когда это я говорил, что выгоню тебя?

Тайрон открыл было рот, чтобы возразить, но из горла его вылетел только жалкий писк. Он сжал губы, потом, нахмурившись, произнес:

— Ну, не этими словами, однако же…

— Как звучит третий закон Природы? — неожиданно спросил Галфрид.

— Ни один человек не совершенен, — автоматически ответил Тайрон. — Но какое это имеет отношение…

— А каково шестое кризисное правило? — продолжал вопрошать чародей.

— Любой чародей может пренебречь любым приказом высшего чародея, если причины весомые. Но погоди, — Тайрон смущенно поглядел на Галфрида, — я ведь еще не чародей и…

Он умолк. Галфрид мягко улыбнулся.

— Это было одно из последних испытаний, которое ты, мой преемник и наследник, должен был пройти. И я не мог предупредить тебя, иначе все оказалось бы бесполезным.

— Я не понимаю…

Галфрид пристально поглядел на смущенного юношу.

— Когда я был учеником твоих лет, почтенная Зетрем, которая тогда пребывала в должности королевской чародейки, поставила меня перед выбором: остаться в школе или на свой страх и риск отправиться на поиски приключений. Я ушел на три года. Во время долгих и трудных скитаний я многому выучился. Лишь после этого осмелился вернуться в школу и предстать перед строгой чародейкой, чтобы выложить все веские причины, заставившие меня бродить по свету и делать то, что считал честным и важным. Тебя я никуда не отправлял и даже запретил являться к Идрес Рискарлан. И твое решение было намного труднее того, что принимал когда-то я. Ты как настоящий добрый чародей почувствовал, что принцессу надо спасать, не начиная войны. И не побоялся обратиться к Идрес, бывшей союзнице Андреуса. Чуткое сердце чародея подсказало тебе, что Идрес поможет отыскать принцессу. Если быть честным до конца, то я ни на секунду не верил в помощь Идрес. Потому и строго-настрого запретил посвящать ее в наши дела. Я ошибся, а ты оказался прав. Мало того, ты проявил настоящее мужество, решившись вернуться в страшный замок для спасения самой Идрес. Она этого никогда не забудет.

Галфрид перевел дыхание.

— В тот день, когда исчезла принцесса, — продолжал он, помолчав, — мы долго спорили с тобой, Тайрон. Ты пытался меня убедить, что Идрес Рискарлан можно доверять. Я протестовал. Но оказался прав ты. Знаю, что у тебя была трудная бессонная ночь перед тем, как ты принял свое решение.

Рена вдруг с уважением поглядела на Тайрона.

— Теперь я все поняла, — тихо сказала она. — Ты знал, что непослушание может лишить тебя надежды стать наследником главного чародея, и все же пошел на риск. — Она усмехнулась. — То же и со мной. Когда выяснилось, что я вовсе не чародейка, а всего-навсего воспитанница жалкого сиротского приюта, ты мог оставить меня. Или, после неудачного разговора с Идрес, вернуться, а меня передать учительнице Лейле. И ты ничего такого не сделал!

— Признаюсь, — вновь заговорил Галфрид, — я был уверен, что Рена сама вернется через два дня мытарств.

— А в то, что Идрес поможет нам, ты тоже не верил? — спросила Рена.

Она подалась вперед, жадно ловя каждое слово Галфрида. Тайрон, наоборот, опустил глаза и молчал, крепко сжав ладони.

— Я был уверен, что она откажется и отошлет Тайрона домой, раскрыв все опасности его затеи и посоветовав не ввязываться в это дело. Но не предвидел я того, что ваш план окажется таким же, какой мы тайно обсуждали на Волшебном Совете. Мы лишь прикидывали, кто сможет беспрепятственно проникнуть в Сенна Лирван. А вы с Тайроном уже были в пути, движимые и поддерживаемые таким мощным волшебством, какое и нам не под силу.

— Мэтр Гастарт и хозяйка Селшаф? — догадалась Рена, — Идрес тоже говорила о них.

Галфрид оглянулся на открытую дверь, откуда доносились голоса оживленно беседующих стариков, Коннора и Тесс, и тихо проговорил:

— Да, мэтр Гастарт и хозяйка Селшаф. Много лет назад их знали как близнецов Сендимерис.

Тайрон вытаращил глаза. Рена тихонько присвистнула:

— Даже я слышала…

Она осеклась, заметив вошедших в комнату Тесс в новом бледно-голубом платье, как обычно светло и приветливо улыбавшегося Коннора и шедших за ними добродушных старичков.

Тесс тут же устремилась к Рене и обняла ее. Галфрид почтительно поклонился принцессе.

Хозяйка Селшаф молча протянула Тайрону оставленную им когда-то в этом доме сумку.

— Добрый вечер, Галфрид, — сказала она.

— Добрый вечер, хозяин и хозяйка, — ответил Галфрид, чуть склоняя голову.

— Как удался фейерверк? — лукаво улыбаясь, спросил мэтр Гастарт.

— По твоему сигналу я выпустил целую вереницу фантазий и видений. Фантастические звери. Гигантские пожары и взрывы. Если бы это было на самом деле, то от Кантирмура не осталось бы и следа. Но Андреус поверил и, решив, что Мелдрит разорен и столица его погибла, отвел свои войска от границы. Так мы избежали войны. Я перенес короля и герцога Фортиана в Кантирмур. Вся остальная армия под предводительством принцессы из Эт-Ламрек шла назад своим ходом. Освободившись, я явился сюда поблагодарить вас от лица короля и Совета за неоценимую помощь. — Он еще раз поклонился.

— Ты должен благодарить этих молодых людей, — ответила улыбаясь хозяйка Селшаф. — Они сами, без нашей помощи, придумали, как освободить принцессу. Мы просто наблюдали за ними и приютили у себя, когда они в этом нуждались. Пришлось, правда, разрушить охранное заклинание на границе Сенна Лирван. Но это такие пустяки! А теперь дети готовы вернуться в Кантирмур. Мы знаем, что родителям принцессы не терпится заключить в объятия свою дочь.

Рена заметила, что Галфрид поднимает руки, готовясь произнести заклинание.

— Погодите! — крикнула она, рванувшись вперед.

Все повернулись к ней.

Не обращая внимания на то, что щеки ее пылали от волнения, Рена решительно проговорила:

— Даже я, простая сирота из далекого деревенского приюта, знаю, кто такие близнецы Сендимерис. Но почему вы, такие мудрые и могущественные, допустили, чтобы мы карабкались через горы, попались в лапы лирванских солдат, томились в темнице? Я, конечно, рада, что сама сумела пройти через все эти невзгоды, что не отступилась. И все же почему вы не спасли Тесс, не вызволили ее своим волшебством?

Тайрон испуганно глядел на Рену.

— Честно говоря, — вмешался Галфрид, — эти вопросы были и у меня на уме. Не говоря уже о короле, который только об этом и говорил.

Глаза мэтра Гастарта заблестели, а хозяйка Селшаф тихо рассмеялась.

— Потому что это был твой выбор, Рена, — мягко проговорила она. — Мы редко вмешиваемся в таких случаях. А ты была очень решительна, девочка. — Старушка повернулась к Галфриду: — Ты не прав. Да, мы наблюдали со стороны за вами, и все же трижды помогали. Однако время нашего пребывания среди вас истекает. Мы стары, и пора отдать нити волшебства в юные руки.

— Юные? Вы говорите об этих молодых людях? — тихо спросил Галфрид.

— Да, — твердо сказал мэтр Гастарт. — Учи их хорошо.

А хозяйка Селшаф продолжала:

— Мы наблюдали издалека и за Андреусом. Вернее, за тем, кто обучил его и невидимой тенью все время стоит за спиной короля Сенна Лирван. Те заклинания, которыми обороняется и нападает Андреус, сказали нам многое и о том неизвестном колдуне, что управляет его действиями. До поры до времени он неуязвим, но кара грядет. Но это уже наша забота, а для вас еще ничего не кончилось. Помните.

Рена видела, как отвердело круглое лицо Галфрида, как потемнели пытливые глаза Коннора. Тересса молча нашла ее руку и сжала в своей.

— Этот дом хорошо послужил нам. А теперь пора. Скоро, скоро мы уйдем отсюда. Прощайте, — донесся до них певучий голос хозяйки Селшаф. Она подняла руки, и теплая, нежная волна волшебства омыла всех.

Через мгновение они оказались в просторном дворцовом зале, и началась веселая суета. Терессу тут же увели в королевские покои, к нетерпеливо ожидающим родителям. Коннора увлек за собой посланец дяди. Галфрид перенес Тайрона и Рену в школу волшебства, где уже собрались все ученики, криками приветствуя их возвращение.

Спустя неделю Рена в гостевой комнате дворца вертелась перед большим, во всю стену, зеркалом, прихорашиваясь, весело кривляясь и разучивая всевозможные торжественные позы. Тут в дверь постучали.

— Это ты, Тесс? — радостно воскликнула Рена. — Входи!

Она даже не оглянулась на дверь, не в силах оторваться от своего изображения в зеркале. Там стояла удивительная девочка в новом белом бархатном платье. Крошечные красные ягодки и зеленые листочки были вышиты по краю длинной юбки и разбегались по широким рукавам. Талию обвивал алый шелковый пояс с длинными тяжелыми кистями. Сверкающая нить гранатов была вплетена в толстую косу.

Дверь распахнулась.

— Это я, — сказана Тересса, входя в комнату.

Рена счастливо улыбнулась.

— Ах, Тесс, никогда я даже и мечтать не могла о настоящем бархатном платье! — Она оглядела свою подружку. — У-ух!.. Твое еще прекраснее!

Тересса действительно была прекрасна в зеленом наряде, шитом золотой нитью. Волосы ее стягивала тонкая золотая сетка. Но она едва глянула на себя в зеркало.

— Погоди, Рена, — нетерпеливо перебила она восторженную трескотню подружки. — Скоро нас позовут. А сейчас, когда мы наконец остались одни, расскажи, что произошло?

— Когда? — пожала плечами Рена. — С кем?

— С тобой, — засмеялась Тересса. — Галфрид целую неделю держал тебя в школе. Ты станешь его ученицей?

Рена хихикнула:

— Ой, это все учительница Лейла! Она боится, что я еще чего-нибудь натворю, и держала меня при себе до дня торжественного приема.

Тесс поджала губы, нахмурилась:

— Мне кажется, все не так смешно и просто. Тетя Лейла желала уберечь тебя от пристального внимания дяди Фортиана. Иначе ты была бы с нами с самого первого часа. Мама очень хочет видеть тебя.

— По тебе я очень скучала, — тихо сказала Рена, но тут же оживилась. — А вообще там было весело! Ученики чародеев такие забавные. И добрые. Ни один не похож на Занну. Они старались меня развлекать. А Галфрид! — Рена прыснула в ладошку. — Он, как встретит меня, так и смеется. Просто остановиться не может. Он тоже очень славный. Я всегда думала, что он сердитый, суровый и мрачный. Как тот герцог, что присматривает за Коннором…

— Дядя Фортиан.

— …уфф! Он такой всегда кислый, будто напился уксуса. Зато Галфрид напоминает мне нашего деревенского кондитера, который, помнишь, тайком угощал нас булочками с изюмом.

— Коннор сказал, будто ты сидела за одним столом с учителем в ту первую ночь… — Тересса вопросительно посмотрела на подружку, которая тут же посерьезнела.

— Да. Между учительницей Лейлой и Тайроном, — смущенно проговорила она. — Все так и глазели на меня. Я так растерялась, что чуть не сунула нос в тарелку. От некоторых собачьих привычек так трудно отделаться! Ой, Тайрон терпеть этого не может. А потом мне устроили настоящий экзамен. И Галфрид просто засыпал меня вопросами. Все выспрашивал о моем умении видеть сквозь хрустальный кристалл, о знаках в пещерах… ох, обо всем, обо всем!.. Даже о том, почему я мечтала стать пиратом. — Она звонко рассмеялась.

— И?.. — нетерпеливо подтолкнула ее Тесс.

Рена сделала страшные глаза.

— Мне не надо возвращаться в «Три Рощи»! — выпалила она. — Потому что с этого утра я принята в школу волшебства!

Тересса захлопала в ладоши:

— Я так рада! Теперь мы не расстанемся и часто будем: видеться.

— Значит, и тебе они позволили остаться? Не отправят больше в приют? — Рена вздохнула с облегчением.

Тересса опустилась на стул.

— Они считают, что Андреус больше не посмеет да и не захочет выкрадывать меня. Он не любит повторять то, что не удалось с первого раза. И потом, чародеи создали новое защитное заклинание, будто купол над дворцом. Близнецы Сендимерис сказали, что теперь Андреуса надолго отвадили от Мелдрита. И куда бы я ни отправилась из Кантирмура, меня будет охранять чародей. По крайней мере, до тех пор, пока Андреус не побежден окончательно. — Тесс встала со стула и обняла Рену. — И никаких «Трех Ронд»! Я дома навсегда!

В дверь вежливо постучали. Вошла служанка.

— К вам гости, принцесса Тересса, — сообщила она, и тут же за ее спиной возникли Коннор и Тайрон.

Одно мгновение все четверо смотрели друг на друга. Рена успела подумать, что Тайрон в своей чистой белой шерстяной тунике и в новеньких коричневых штанах без единой прорехи на коленях выглядит ужасно важно и… и забавно. Обычно взлохмаченные волосы его были аккуратно подстрижены и причесаны. Как это ему удалось? Коннор рядом с ним казался великолепным царственным юношей. Вышитая голубая туника, перетянутая широким кожаным поясом и длинный меч на боку придавали Коннору воинственный вид.

Оба мальчика поклонились Терессе. Причем Тайрон был необыкновенно серьезен и старательно надувал щеки. Тересса быстро подошла к ним, протянула руки.

— Пожалуйста, не выказывайте мне особых почестей. Хотя бы наедине. Не хочу этого от моих друзей.

— Ты требовала нас к себе? — спросил Тайрон.

Тересса вспыхнула:

— Требовать может мой отец, король. Я просила вас прийти… Так хорошо побыть всем вместе.

— Считаю своим долгом поблагодарить вас всех, что не выдали мою тайну, — серьезно сказал Коннор.

— Какую? — полюбопытствовала Тересса.

— Мое умение понимать язык животных.

— Но это же твоя тайна! — воскликнула Рена. — Как же мы можем ею распоряжаться? А вот мне бы хотелось побольше узнать о народе Ийон Дайин.

В дверях снова появилась служанка.

— Принцесса Тересса, король прислал за вами.

Тересса порывисто обняла каждого из друзей:

— Настало время торжественной церемонии и банкета в вашу честь. Так мой отец желает выразить вам свою благодарность. Что до меня, то обещаю оставаться верной нашей дружбе навсегда.

Она повернулась и поспешно вышла из комнаты.

Рена и мальчики последовали за нею. В коридоре их ожидал слуга, чтобы проводить в тронный зал. В присутствии этого молчаливого, чопорного лакея они немного стушевались и молчали во время длинного перехода по коридорам дворца.

Перед золотыми дверями тронного зала Рена немного замешкалась. Она смотрела на мраморный пол, устеленный алым ковром, переводила взгляд на расписные стены, поднимала глаза к высокому узорному потолку.

— У-ух, — выдохнула она, когда двери распахнулись, и открылся длинный зал, где между царственными родителями восседала высокая и гордая принцесса Тересса, так сейчас не похожая на милую простую подружку Тесс. — Сейчас споткнусь!

— Входи, входи, Рена, — шепнул Коннор. — У тебя все получится.

А Тайрон, стоя с другого боку, прошипел сквозь зубы:

— Если не ткнешься носом в тарелку с едой.

Сдерживая улыбку, Рена задиристо ответила:

— Хоть я больше и не собака, но все еще могу здорово куснуть!

И смело переступила порог тронного зала.


Глава девятнадцатая | Рена и потерянная принцесса | Форзац