home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава вторая

Вечером, глядя на свою узкую кроватку, Рена прошептала:

— В последний раз.

Она начала раздеваться и вдруг застыла, услышав за спиной испуганный возглас. Рена быстро обернулась и увидела, как в полутьме комнаты мелькнула золотистая головка Занны, а пальцы ее злобно ущипнули Миру, когда та только наполовину влезла в ночную рубашку и ничего не могла видеть. Мира приглушенно взвизгнула под накинутой на голову рубашкой и ослепленной рукой попыталась отмахнуться от задиры. Но Занна искусно подставила ей ножку, и бедняжка свалилась на двух других девочек. Рена метнулась между кроватями и успела схватить Занну за руку прежде, чем та сумела отскочить в сторону.

— Я все видела, — сказала Рена. — Оставь Миру в покое.

Занна исподлобья сверкнула на Рену злобным взглядом, презрительно фыркнула, но поспешила убраться в свой угол спальни. Девочки вокруг них быстро заканчивали раздеваться, будто ничего и не видели.

Нырнув под одеяло, Рена подумала: «Странно… в последний раз я защищаю кого-то от Занны и ее подпевал.

Теперь пусть учатся сами управляться с задирами, потому что завтра я уеду навсегда…»

Через мгновение отворилась дверь, и вошла учительница Лейла, привлеченная шумом в спальне. Как водится, было позволено все объяснить учительской любимице Занне. После того как та, притворно хныкая, пожаловалась, что ее обижают, всем остальным была обещана неурочная работа на кухне, если это еще раз повторится. Затем учительница Лейла выключила свет и ушла.

Рена тихо лежала в постели, улыбаясь во тьме и прислушиваясь к знакомой возне укладывающихся девочек, скрипу деревянных кроватей и тихому посапыванию успевших уснуть.

«Я уеду, уеду, уеду», — билась в ее голове странная, непривычная мысль. И она медленно погружалась в сон, пытаясь вообразить жизнь в настоящем королевском дворце. Радость чуть-чуть, самую малость пригашалась беспокойством о непонятном проклятии, тяготеющем над Тесс.

На следующее утро, вместо того чтобы нестись прочь из спальни, на ходу кое-как заплетая в косы непослушные волосы, Рена вместе со всеми толклась у единственного маленького зеркала. Она не успокоилась, пока волосы не были аккуратно расчесаны и все складочки на платье и кружева на белом фартучке старательно разглажены ладошкой.

За завтраком Тесс всего лишь коротко застенчиво улыбнулась, когда Рена прошла мимо к своему месту.

Потом Рена долго болталась в коридоре, не зная, как поступить. Вдруг кто-то легонько прикоснулся к ее плечу. Девочка повернулась и столкнулась с прямым взглядом учительницы. Лейла была младшим воспитателем. Ярко-рыжие волосы ее были гладко затянуты в тугой пучок на затылке — привычную прическу строгой воспитательницы. Она редко и как-то криво улыбалась и, хотя никогда не повышала голоса, умела больно ранить острым словцом, чем и славилась среди детей. Даже самые озорные мальчишки не отваживались перечить ей.

«А ведь она и впрямь принцесса!» — с изумлением подумала Рена, когда учительница Лейла произнесла своим обычным тихим голосом:

— Тесс ждет тебя в комнате отдыха воспитателей. Я тоже вскоре приду туда. — И она как ни в чем не бывало легким, неслышным шагом, словно плывя по коридору, удалилась как раз в тот момент, когда показался краснолицый учитель Мильвар, выкрикивавший приказания бегущей за ним цепочке мальчиков.

Рена прикрыла ладошкой рот, чтобы скрыть злорадную усмешку.

«Больше не буду выкапывать морковку под его грубые окрики», — подумала она, направляясь в комнату отдыха воспитателей.

Открыв дверь, Рена быстро и с интересом огляделась. Обычно сиротам не позволялось входить сюда. Комната очень напоминала зал на нижнем этаже, где с воспитанниками сиротского дома беседовали их будущие хозяева, отбиравшие для себя подмастерьев.

Тесс сидела у окна и глядела на улицу. Когда Рена остановилась на пороге, девочка обернулась и с улыбкой кивнула головой, как бы приглашая войти.

Рена плюхнулась на один из стульев с прямой спинкой и выпалила:

— Ну! Рассказывай о проклятии!

Тесс тихо рассмеялась:

— Я же говорила, это вовсе не проклятие, а пока лишь угроза. И она идет от короля Андреуса из Сенна Лирван.

Рена от удивления и испуга разинула рот:

— Правда?

Тесс кивнула.

Даже в приюте для сирот ходили слухи о злом короле Андреусе из Сенна Лирван, хотя детям здесь давались лишь самые скудные сведения по давней и современной истории. Но Рена всегда жадно ловила все долетавшие до нее обрывки домашних сказок и разговоров взрослых еще там, в маленькой деревушке. Кроме того, она не упускала момента, чтобы украдкой, хоть краешком глаза взглянуть на единственную древнюю, много раз клеенную и переклеенную карту в классе учеников-писарей. И когда ее восхищенный взгляд бродил по выкрашенной оранжевым цветом, лежащей далеко на западе Великой Пустыне, ее воображение рисовало необыкновенные приключения, встречи с невиданными животными и загадочными существами. Теперь она закрыла глаза и как наяву представила себе карту в самых мельчайших подробностях. Да, память у нее отменная! Сейчас перед внутренним взором Рены ясно предстала Сенна Лирван, земля злобного короля Андреуса. Она лежала за высокими горами к юго-востоку от Сирадайеля. Как и Сирадайель, и Мелдрит, земля эта была окружена густыми лесами и гористыми просторами. Рена вспомнила, что поговаривали, будто злобный король не раз пытался увеличить свои владения, захватывая земли соседей.

— Почему король Андреус угрожал тебе? — спросила Рена.

— Не мне, а скорее моему отцу. Но точно я не знаю. Тетя Лейла рассказывала только, что когда-то отец освободил кого-то из замка Андреуса. Она сказала, что родители поведают мне больше… когда решат, что я достаточно взрослая, — Тесс недовольно оттопырила нижнюю губку, и Рена согласно фыркнула. Вечно взрослые считают их детьми. — Я знаю о том проклятии, — продолжала Тесс, — только то, что Андреус угрожал отобрать у моего отца первого же родившегося ребенка. Этим ребенком оказалась я. И это все, что мне известно. Пока. Много раз я пыталась заглянуть в старинные записи и выяснить, что же произошло. Но до сих пор мне это не удавалось.

— Но теперь, выходит, они считают, что угроза миновала?

— Ну, они надеются. Тетя Лейла сказала мне, что король Андреус пытался выкрасть меня с помощью какого-то колдовского заклинания сразу после моего рождения. К счастью, Галфрид, придворный чародей короля, был к этому готов. Он отвратил беду, но вскоре после этого решили все-таки отослать меня подальше, туда, где король Андреус не сможет отыскать.

— Но почему именно сюда? Я думала, что у этих чародеев есть места получше.

Тесс покачала головой:

— Например, Свободная Долина? Это, конечно, заколдованное место. Но туда может проникнуть любой чародей. Так сказала тетя Лейла, когда я спрашивала ее об этом. Она говорила, что каждый правитель доверяет только тому чародею, который у него на службе. Если бы я оказалась в одной из этих дальних волшебных крепостей, любой алчный чародей мог бы позариться на объявленную награду и выкрасть меня. Зато никто не знает о Трех Рощах, ни один злобный король или колдун не догадается, что принцессу держат в простой заброшенной деревеньке да еще и в сиротском приюте. Никто и не ведает, кроме моих родителей и тети Лейлы. Во всяком случае, за все время моих посещений Кантирмура ни одна живая душа ни о чем не догадалась. И теперь никому не будет известно, кто я. Так сказала тетя Лейла вчера вечером. — Тесс смущенно улыбнулась. — Люди будут считать, что ты и я просто подмастерья, присланные во дворец из какой-то северной страны. Такое иногда бывает. Это на тот случай, если кто-нибудь увидит нас. Но пока на некоторое время нас удалят от людей, от всех посторонних глаз.

— Вот в чем дело! — воскликнула Рена. — Я поняла! Меня берут как твое прикрытие! Смешно!

— Но мы будем свободны и сможем читать все исторические записи и пьесы… какие только захотим, — растерянно пролепетала Тесс.

Она умолкла, как только распахнулась дверь и на пороге показалась учительница Лейла. Плотно затворив дверь, она несколько мгновений внимательно рассматривала Рену, устремив на нее проницательные темно-серые глаза.

— Ну, Рена, ты хочешь поехать в Кантирмур вместе с Терессой?

— Да, учительница, — быстро, не задумываясь, ответила Рена.

Косо поставленные брови учительницы Лейлы, когда она улыбалась, наклонялись еще круче, рисуя горку над смеющимися глазами. Ее глаза и сейчас смеялись, хотя лицо оставалось серьезным.

— Понимаешь, что тебе придется быть осмотрительной? Это значит, что ты ни с кем не должна будешь разговаривать, пока не уедешь отсюда. Кроме того, надо будет изображать подмастерье писца. Никакой акробатики, даже тогда, когда тебе кажется, что взрослые на тебя не смотрят. Никаких фокусов, жонглирования яблоками и стеклянными шариками или всем, что попадается под руку. Ясно?

— Да.

Губы учительницы Лейлы чуть тронула улыбка.

— Очень хорошо. Тогда пойдем.

— Прямо сейчас? Но ведь все тут же заметят, что мы исчезли! — воскликнула Рена.

Лейла теперь уже открыто улыбнулась.

— Ты когда-нибудь раньше замечала, что мы с Терессой исчезали? — Рена отрицательно покачала головой, и учительница продолжала: — А можешь ли ты мне сказать, где сейчас все обитатели Трех Рощ?

Рена прислушалась и в изумлении захлопала глазами.

— Может быть, они… верно! Утром всегда так шумно и хлопотно, а сейчас тишина…

Учительница Лейла рассмеялась:

— То-то же. Мы уже отделены от них, хоть и находимся рядом. Никто о нас словно бы и не помнит. А теперь, если у тебя больше нет вопросов, пошли.

Жестом она приказала обеим девочкам встать. Тесс крепко ухватила Рену за руку, другая ее ладонь скользнула в руку учительницы Лейлы. Рена во все глаза смотрела на то, как учительница Лейла медленно подняла свободную руку и очень тихо произнесла два непонятных слова.

Внезапно нестерпимый свет ослепил Рену, а свист ветра оглушил. Она зажмурилась и затаила дыхание, но почти сразу же вся эта круговерть утихла. Рена открыла глаза и обнаружила, что теперь они стояли в комнате с высокими округлыми окнами. Стены были заняты полками с книгами. Такого количества книг Рена еще не видела никогда в жизни. В каждом углу комнаты мерцали круглые светильники, свисающие с потолка на тонких серебряных прутиках. Они своим мягким золотистым свечением словно дополняли льющийся из окон голубой дневной свет. Под ногами лежал ковер, но Рена заметила, что местами он сильно вытерт. На ровно побеленных стенах не было ни единой картины.

Учительница Лейла тихо попросила:

— Пожалуйста, подождите тут, девочки, — и быстро двинулась к одной из дверей.

Слегка подтолкнув Тесс, Рена прошептала:

— Это и есть королевский дворец?

— Нет, это школа волшебства, — прошелестела Тесс сквозь сжатые губы. Рена с удивлением взглянула на ее побледневшее лицо. А Тесс медленно, глубоко вздохнула и добавила: — Тетя Лейла прежде, чем отправиться дальше, во дворец, наверное, сейчас выясняет, не случилось ли чего? — И Тесс снова тяжело вздохнула.

— Тебе нездоровится? — с тревогой спросила Рена.

Тесс через силу улыбнулась:

— Это из-за волшебного перемещения. А у тебя разве не кружится голова?

— Мне понравилось. — Рена вдруг умолкла, увидев высокого человека в коричневой тунике.

Он как раз столкнулся в дверях с учительницей Лейлой. Пушистая густая борода его смешно встопорщилась, когда он улыбнулся девочкам. Незнакомец и учительница Лейла повели между собой тихий разговор.

«Итак, это школа волшебства, — размышляла Рена. И переместились мы по волшебному мановению». Она вытянула руку, пытаясь в точности повторить жест учительницы Лейлы. Кажется, ей удалось запомнить и те два волшебных слова…

Учительница Лейла двинулась к ним. Рена заметила, как она прямо держит спину и легко и твердо ставит ногу. «Походка замаскированной принцессы, — тут же подумала Рена. — Надо будет запомнить на тот случай, если я когда-нибудь стану актрисой».

Учительница Лейла снова взяла за руку Тесс. А та крепко сжала ладонь Рены. Свободная рука учительницы Лейлы нарисовала в воздухе зигзаг. На этот раз она, произнося волшебные слова, отвернулась, и Рена ничего не смогла расслышать.

Странное ощущение слепящего света и свиста ветра в ушах на этот раз было мгновенным. Рена едва успела вздохнуть, как они очутились в другой комнате. Эта была именно такой, как она себе и представляла. Над головой изгибались высокие сводчатые потолки, расписанные зелеными и золотыми узорами, которые, переплетаясь, превращались во вьющиеся растения. Вся эта сверкающая вязь бежала по воздушному своду и в самой его вершинной точке сплеталась в праздничный венок. Заостренные стрельчатые арки, обрамляющие окна и двери, были украшены многоцветной мозаикой. Под ногами сиял чистотой паркетный пол с прекрасным звездчатым узором. Сквозь арочные своды Рена видела уходящие вдаль бесконечные анфилады и коридоры, а на двух дальних стенах заметила огромные гобелены.

Учительница Лейла повернулась к девочкам:

— На этот раз я с вами не останусь. Твои родители, Тересса, сами займутся тобой. Подчиняйся им и слушайся так же, как меня. На несколько дней мне придется задержаться в Трех Рощах. И как только в сиротском доме найдут мне замену, вернусь. Остальным девочкам скажут, что вас отдали в подмастерья. Помни, что я сказала!

Последние слова она обратила к Рене, строго взглянув на нее. Потом учительница Лейла прошла сквозь один из арочных проемов и исчезла.

Тесс тем временем привычно и грациозно опустилась на стоявшую поблизости расшитую софу.

— Нам надо подождать здесь, — уверенно сказала она.

Рена со счастливым смехом рухнула на удобные мягкие подушки рядом с Тесс, восхищаясь причудливой вышивкой. Такие свежие зеленые весенние листья и золотые бутоны даже учительница рукоделия в «Трех Рощах» не сумела бы сотворить. В этот момент Рена услышала шелест шелковых юбок, и в зал вошла улыбающаяся женщина в пышном, но неярком платье.

— Принцесса? — Она чуть наклонила голову, улыбаясь сразу обеим девочкам. — О, и юная мастерица! Король и королева ждут вас.

Лицо Тесс осветилось очаровательной улыбкой. Она быстро поднялась и пошла вслед за служанкой, а может, и фрейлиной. Рена последовала за ними, глазея мимоходом на стулья с изогнутыми ножками и полированные овальные столики, изящные деревянные колонки с мраморными скульптурами на них, отделанные бронзой комоды и шкафы. В конце коридора возникла великолепная резная дверь, сплошь покрытая тонкими золотыми листочками, а за ней открылась восхитительная просторная комната. Стены ее были украшены рисованными цветами, птицами и диковинными растениями. Роспись так чудесно подходила по цвету к шелковой обивке диванов и кресел, стоящих вдоль стен.

Глаза Рены остановились на сидящих посреди комнаты мужчине и женщине, одетых со всей роскошью, какую только могла себе представить девочка. В первое мгновение они показались ей необыкновенно красивыми. Но когда Тесс бросилась в объятия женщины, Рена заметила, что у королевы лицо еще длиннее, чем у ее дочери, а руки сухие и костистые.

Рена стояла, не зная, куда себя деть. Она не слышала тихих слов королевы и не могла разобрать ответного бормотания Тесс, уткнувшейся в просторный бархатный рукав матери. А принцессу уже подхватил и закружил по комнате король.

— Моя смелая девочка! — восклицал он. Король оказался высоким, стройным и гибким, как юноша. Но коротко стриженная борода его уже была с проседью. Узкие темные глаза щурились в доброй улыбке. Король посмотрел поверх головы Тесс на стоявшую неподвижно Рену. — Подойди поближе, дитя, — сказал он сердечно. Голос у него был отчетливый, громкий и ясный. — Ты та самая девочка, что собирается стать пиратом?

Лицо Рены залилось краской.

— Ну… это когда мы играем в приключения, — пролепетала она, изумленная тем, как отчетливо звучит ее тихий голос в этой комнате. Спохватившись, она запоздало добавила: — Ваше величество… — и присела в неуклюжем реверансе.

Король рассмеялся:

— Когда-то и я мечтал об этом, дитя мое. Надо нам будет как-нибудь порассказать друг другу о наших играх. Но теперь, увы, мне необходимо вернуться к своим обязанностям. Впрочем, завтра вас ждет сюрприз. Тогда и будет время потолковать. — Он наклонился к Тесс, поцеловал ее и вышел.

— Давайте-ка займемся вашим обустройством, мои дорогие, — проворковала королева. Для Рены, привыкшей к постоянному детскому гомону и грубым окрикам воспитателей сиротского приюта, голос ее звучал тихой, мелодичной музыкой. Королева обращалась к обеим девочкам, но не сводила любящих глаз с Тесс, которая крепко ухватила ее за руку и семенила, пытаясь идти в ногу с матерью.

Рена глазела на высокие колонны вдоль стен коридора, которые, словно часовые, вытягивались по обе стороны длинных окон, выходящих в роскошный, ухоженный сад. Рена разглядела и огибающие сад крылья дворца, в центре которого она сейчас находилась. Ей уже не терпелось выскочить наружу и разведать все окрестности и тайные местечки королевского двора.

Тут появились две служанки в сером и зеленом платьях. Одна распахнула высокую дверь, и перед девочками открылся ряд комнат. Поменьше и попроще, чем та, где их встретили король с королевой, но гораздо великолепнее, чем те, в которых Рена уже побывала раньше.

— Флерис и Ле останутся с вами в гостевом крыле. — Королева указала на двух служанок, которые тут же сделали реверанс. — Они знают, кто вы, но будут обращаться к вам как к юным мастерицам из города Чансбридж. До тех пор пока чародей Галфрид не почувствует, что никакой опасности нет, я вынуждена просить вас ни с кем не разговаривать. Кроме нас, разумеется. Теперь я оставлю вас, потому что у меня тоже есть обязанности. Кроме того, думаю, вы не прочь подкрепиться. Мы пообедаем сегодня вечером втроем. С возвращением, моя голубушка. — Королева поцеловала Тесс в лоб.

Рена почувствовала, как в горле у нее застрял комок, а в груди что-то сжалось. С самого младенчества она не знала, что такое родительская любовь, никогда даже не помышляла о тепле материнских объятий. От того, что королева оказалась такой милой, Рена еще острее ощутила тоску и горечь. Никто никогда не поцелует ее вот так. Тут она заметила, что Тесс тайком смахивает слезы.

«Тесс тоже чувствовала себя сиротой, — вдруг подумала Рена. — И иногда ей было даже хуже. Она знала, что у нее есть родители — прекрасные отец и мать, — и не могла их видеть».

Тесс шмыгнула носом лишь один раз и тут же вздернула подбородок.

— Входи! — бодро воскликнула она. — Сейчас увидишь, какие здесь ванные!

— Неужто больше не будет противных деревянных лоханей с занозами и холодной водой? — подхватила Рена, стараясь подражать беззаботному тону подружки.

Служанка Флерис, которая была всего несколькими годами старше девочек, обладала очаровательной улыбкой и густыми иссиня-черными волосами. Ле была гораздо старше. Высокая и седая, она не позволяла себе улыбаться. Они провели Тесс и Рену в комнату, сплошь выложенную кафелем. Посреди ванной комнаты был широкий бассейн. Из бронзовой трубы, искусно сделанной в виде рыбки с открытым ртом, в бассейн непрерывно лилась вода.

Рена осторожно ступила в прозрачную пузырящуюся воду и обнаружила, что она теплая и ароматная.

— Подходяще! — со смехом воскликнула она прежде, чем окунуться с головой.

— Думаю, не так уж трудно будет побыть пока не принцессой! — откликнулась Тесс и плюхнулась в воду, подняв кучу брызг.


Глава первая | Рена и потерянная принцесса | Глава третья