home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава пятнадцатая

Тонкие, будто стальные пальцы больно вонзились в плечо Терессы.

— Кто такая Рена? — повторил Андреус притворно ласковым голосом.

Глаза Терессы наполнились слезами боли и страха, расплылись огненными пятнами факелы на стене. И пусть. Она упрямо уставилась на слепящие багровые потеки, лишь бы не смотреть ему в лицо.

— Ничего я тебе не скажу, — процедила она сквозь сжатые зубы.

Щека ее еще горела от прежней пощечины, и теперь она вся сжалась, готовясь к новому удару. Вместо этого он грубо оттолкнул ее. Тересса потеряла равновесие и шлепнулась на стул.

— Жаль. Мне очень нужен тот, кто с тобой говорил. Он, твой таинственный друг, умеет смотреть сквозь хрустальный кристалл. Кстати, это не тот ли самый, кто разрушил мое охранное заклинание? Да, необыкновенная сила волшебства! Он, вернее, она будет моим гостем. Ты только опиши ее. Этого достаточно, чтобы она мгновенно оказалась здесь по мановению моей руки.

Тересса уже не могла сдерживаться, рыдания сотрясали ее. Она закрыла лицо руками.

— Нет… нет…

Пальцы снова впились в плечо, заставляя принцессу поднять голову.

— Ты должна научиться повиновению. Верности пока я не жду, но требую беспрекословного подчинения. Ты только что своим упрямством приговорила Рену к смерти!

Он вышел. Грубые руки стражников сдернули ее со стула и поволокли обратно в темницу. Клацнула задвижка, звякнул замок.

— Ну, вот и он кончается, — проговорил Тайрон, делая очередной поворот в узком гулком тоннеле. — Идрес предупреждала, что он будет самым темным и длинным. Рена, хочешь сама отыскать последний знак?

Они пробирались ощупью, и Рена, ничего не видя в темноте, вдруг почувствовала вспышку света, словно мелькнули голубые язычки светящихся лепестков лилии.

Сколько же времени провели они в пещерах? В подземелье не было ни дня, ни ночи. Лишь постоянные сумерки, освещенные слабым мерцанием зеленого, голубого, розового мха. Время, казалось, остановилось. Теперь им предстояло выбраться наружу, проскользнуть незамеченными в холмах, пересечь открытые равнины, прокрасться к самой крепости Андреуса и пробраться туда сквозь тайный вход, о котором Тайрону поведала Идрес. А на тот случай, если этого входа теперь не существует и придется идти открыто, через главные городские ворота, у Тайрона был особый и очень простой план.

— Мы вполне сойдем за юных подмастерий, — сказал он, — и можем войти в город открыто, будто в поисках работы.

— Люблю действовать открыто, — заявил Коннор.

Рена согласилась с ним, хотя, честно говоря, приключения ей были больше по душе. Но сейчас надо было думать о спасении Тесс.

Тайрон мановением руки раздвинул камни, и они оказались снаружи. Позади нависали мрачные горы, впереди раскинулась серая безжизненная равнина. И все же неяркий свет пасмурного неба в первое мгновение показался ослепительным. Ледяной ветер встопорщил одежду, растрепал волосы, ожег лицо. Тайрон снова чуть заметным движением руки сдвинул камни, скрыл вход в подземелье, и они цепочкой стали спускаться по усеянному булыжниками склону к бегущей внизу каменистой дороге.

— Скоро мы узнаем, заметили нас грифы или нет, — сказал Тайрон, оглядываясь вокруг. — Если да, то и квакваки не замедлят явиться.

— И заквакают, — подхватила Рена.

— А квокво…

— Закудахчут! — рассмеялся Коннор.

— Слушайте! — оживился Тайрон. — А давайте и для гадкого Андреуса придумаем какую-нибудь кличку, как для его шпионов.

— Вместо король Андреус можно его называть… тролль Андреус, — предложила Рена.

— Или… моль Андреус, — подхватил Коннор.

— Или король Драный Ус! — захохотал Тайрон.

Смеясь и соревнуясь в выдумках, они вскачь неслись по пологому склону, как вдруг увидели бегущих им навстречу шестерых солдат с обнаженными мечами.

Один из незнакомцев что-то выкрикнул, и Рена пожалела, что Тайрон не успел волшебным заклинанием вложить в нее знание лирванского языка. Но Тайрон, кажется, понял, что крикнул солдат. Он загородил собой Рену. А Коннор выхватил меч и не раздумывая кинулся в гущу вооруженных воинов.

— Бегите! Бегите! — кричал он друзьям.

Рена видела, как два громадных, свирепых солдата ринулись к Коннору. Два других устремились к Тайрону, а еще двое уверенным шагом приближались к ней. Рена медленно отступала, рука ее скользнула в карман фартука, чтобы выхватить… ничего! Тут она вспомнила, что последнюю горсть перца кинула в морду свирепого варри. Попятившись, Рена споткнулась и упала.

Тайрон замер, воздев руки к небу и что-то быстро бормоча.

— Заклинание… заклинание… — молила Рена. И вдруг ее осенило. — Тайрон! — завопила она. — Создай защиту… защитников!

И он ее понял! Пальцы его сжались в кулак, потом быстро расправились пятерней, и… и рядом явились пять призрачных воинов! Но эти видимые тени нападавшим казались настоящими грозными бойцами. Тайрон еще раз раскрыл кулак, и бьющегося с громадными солдатами Коннора окружили созданные волшебным воображением воины. Его враги тут же ринулись на бесплотные тени, как на взаправдашных противников.

Но двое других солдат уже нависли над Реной. Когда один из них наклонился, чтобы схватить девочку, она размахнулась и швырнула ему в лицо комок грязи. Тот отшатнулся с проклятиями.

Рена перекатилась в сторону и успела подняться на одно колено. Пальцы ее сжали небольшой камень. Не медля ни секунды, она запустила камнем в голову другого солдата. С громким стуком камень ударился о железный шлем, не причинив громиле никакого вреда.

— Тайрон!.. — закричала Рена, пытаясь уклониться от протянутых к ней рук.

— А-ах! — вскрикнул Коннор. От удара одного из солдат он зашатался и, роняя меч, упал на землю.

Вот сейчас его схватят, скрутят безжалостные руки в железных перчатках!.. Но что это? Все шестеро нападавших исчезли. А на земле, где только что возвышались грозные воины в железных латах, корчились шесть крошечных синих ящериц.

— Это сделал ты? — с восхищением уставилась на Тайрона Рена.

— Нет, — замотал он головой. — Ведь мне не позволено совершать действенное волшебство. Я мог создать только видимость. — Он стремительно обернулся к Коннору. — Неужто ты? Если так, то я беру назад все свои насмешки над твоими оплошностями на уроках волшебства.

Коннор поднял меч, отряхнул пыль с колен и, тяжело дыша, медленно покачал головой.

— Хотелось бы уметь такое, — усмехнулся он. — Единственный раз, когда мне случайно удалось заклинание, я вовсе и не помышлял о волшебстве, а просто пожелал зануде учителю превратиться в черепаху.

— Тогда все это очень странно, — насупился Тайрон. — Отойдем на всякий случай подальше от них. — И он ткнул пальцем в сторону копошащихся в пыли ящериц.

Рена поспешно отбежала в сторону. Коннор вложил меч в ножны, а Тайрон окинул взглядом окружавшие их голые холмы.

— Кто бы это ни совершил, он желает оставаться неузнанным, — пробормотал Тайрон. — Но давайте убираться отсюда поскорее. — Он взглянул на Коннора. — Ты не ранен?

Всегда сияющее улыбкой лицо Коннора на этот раз было бледным, губы его чуть кривились от боли.

— Пустяки, — отмахнулся он. — Ушиб спину. Вот и все. Наверное, у них был приказ поймать, связать и доставить пленников живыми, иначе они разрубили бы нас на мелкие кусочки. И все же гордость моя уязвлена, — нахмурился Коннор. — Мало чести справиться с врагом при помощи неведомого защитника.

— У тебя наверняка еще будет случай померяться силами с грозным врагом, — успокоил его Тайрон и добавил со смешком: — Только ты можешь горевать, что не справился с шестью взрослыми воинами.

Коннор смущенно улыбнулся. Потом обернулся к Рене:

— У тебя, оказывается, не только перец, но и грязь становится оружием!

— В деревне ко всему привыкаешь. Когда надо отбиться от грубых мальчишек и успеть убежать и спрятаться, идет все, что попадется под руку. — Рена оглядела каменистую равнину. — Но здесь и спрятаться-то негде.

Тайрон всматривался в дальние холмы.

— Кто-то все же помог нам, — задумчиво бормотал он. — И вот еще… — Тайрон недоуменно поглядел на Рену. — Перед тем как напасть на нас, один из воинов крикнул: «Вот и девчонка! Хватайте их!» Будто они искали именно девочку.

— Квакваки, — содрогнулась Рена. — А вдруг это были они? Тогда во всем виновата я.

Мальчики недоуменно уставились на нее. И тогда Рена рассказала им о том крохотном озерце в сумрачной пещере, о своем разговоре с Тесс и о том страшном голосе, который прервал их мысленную беседу. Как раз из-за этого голоса она и решила ничего не открывать своим спутникам, чтобы не напугать их.

Слушая ее, Тайрон хмурился все больше и больше.

— Если это не был только твой сон, — начал он, — то ты поступила нечестно. Ведь мы решили, что делать этого больше не будешь. Слишком опасно. Я же предупреждал, Андреус не дремлет и очень искусен в подобных делах.

— Мы ничего не решали! — насупилась Рена. — Ты просто сказал, что этого делать не стоит. А я ничего тебе не обещала. — Она все более распалялась. — Кто же знал, что мой разговор с Тесс накличет беду на всех нас? Я думала, это касается только меня. И Тесс. Но… — Рена упрямо исподлобья поглядела на мальчиков, — но зато я слышала смех Тесс! Теперь она знает, что помощь идет.

— А еще говорила, что мы должны все делать вместе, — недовольно проворчал Тайрон.

— Когда дело касается защиты! А я пыталась отыскать свою подругу! — не сдавалась Рена.

Коннор во время их перепалки не произнес ни слова. Он задумчиво глядел под ноги, будто изучал россыпь мелких серых камешков.

— Ладно. Что сделано, то сделано, — примирительно сказал Тайрон. — Толку от пререканий мало. — Он взлохматил густую копну волос. — Но что нам делать теперь? Войти в город под видом подмастерий, ищущих работу, после всего случившегося наверняка не удастся. — Тайрон помрачнел.

Он пытался скрыть досаду или вовсе перестать сердиться на эту своенравную девчонку, но не мог сладить с раздражением. Рена почувствовала это по дрожи в голосе Тайрона и притихла. Она покорно семенила за быстро идущим Тайроном. Коннор тоже хранил молчание.

Рена и сердилась на Тайрона, и стыдилась своего поступка, понимая, как подвела друзей. Молча поспешая за мальчиками, она все еще продолжала спор про себя. «Нас все равно бы обнаружили! Разве нет? И потом откуда мне было знать, что все получится? Это же было всего-навсего темное озеро, а не прозрачный кристалл!»

Но ее собственная встревоженная совесть продолжала повторять: мы попали в беду. И все это из-за тебя!

Они так и шли молча. Тени стали плотнее и вытянулись, сливаясь одна с другой. Наконец Коннор отыскал хорошо скрытое ущелье и предложил устроить здесь привал. Тайрон внимательно обошел все вокруг и успокоился только после того, как убедился, что они не оставили никаких следов.

Ели они тоже молча. На душе у Рены было тяжело. Коннор оставался все таким же ровным и вежливым. Только больше уже не шутил и не улыбался. А Тайрон хмурился, не глядел в глаза и обращался к Рене только по необходимости, коротко бросая несколько отрывистых слов. Когда Коннор спрятал в сумку остатки сухого печенья и мальчики обменялись короткими выразительными взглядами, Рена, заметившая это, не выдержала.

— И пожалуйста! — вскипела она. — Хотите поговорить наедине, тайком от меня? Не навязываюсь. Пойду погуляю. И не беспокойтесь, следов не оставлю, — и добавила холодно: — Если вы еще мне доверяете.

Рена вскочила и направилась к выходу из пещерки. Уже снаружи она услышала слова Коннора:

— Пусть остынет.

И Рена решительно зашагала прочь.

Постепенно она сбавила шаг. В сумерках можно было споткнуться о камень, свалиться в расселину. Спускающаяся тьма заволакивала окрестные холмы. Теперь, съеденные вечерним туманом, они казались обломками громадных валунов, разбросанных по долине тут и там гигантской рукой великана. Рена опасливо оглядывалась по сторонам, высматривая крадущихся квакваков или затаившихся хищников, которые, казалось, подстерегали ее на каждом шагу. Но кровожадным зверям мало проку от маленькой девочки, а квакваки, надеялась Рена, во тьме без факелов вряд ли ее разглядят.

И все же она приостановилась. Кроме всего прочего, Рена боялась заблудиться, потеряться среди окутанных мраком холмов. Она оглянулась и удостоверилась, что может еще видеть очертания холма, в расселине которого они нашли убежище.

Крупные камни, попадавшиеся ей по дороге, казались странными. Их пронизывали длинные извилистые разноцветные полосы, высверкивали в полутьме блестящие вкрапления. Но главное, чуть ли не каждый камень был отполирован и словно вытесан человеческой рукой. Она дотронулась до одной длинной плоской плиты, которая вполне могла быть осколком какой-то стены.

«Коннор прав, — подумала она. — Мне и впрямь нужно немного остыть. Ладно. Если Тайрон тоже уже остыл, может, он расскажет мне что-нибудь об этой стране».

Она повернула обратно. Ей хотелось есть и пить.

— О-ох, опять это ненавистное овсяное печенье, — пробормотала Рена. — Отвратительная клейкая рисовая каша в приютской столовой и то покажется объедением. Даже жидкий супчик, что готовила Занна, когда ее отправляли на кухню, лучше этой сухомятки…

Жидкий… Это слово напомнило ей о жажде. И тут она услышала журчание ручья, которого до сих пор не замечала. Еще раз оглянувшись на их холм и приметив направление, Рена осторожно двинулась на стеклянный звук бегущей воды.

Ручей она нашла довольно быстро и опустилась на колени, чтобы зачерпнуть воды. Поднеся плещущуюся в лодочке ладоней прохладную воду ко рту, Рена вдруг почувствовала странную дрожь. Это ощущение было похоже на то, что она испытывала, вглядываясь в хрустальный кристалл или пытаясь обнаружить невидимые знаки-лилии в пещерах. Только сейчас вместе с дрожью ее охватила неясная тревога. В другое время это ее насторожило бы. Но сейчас Рена слишком была занята мыслями о ссоре с мальчиками, о своей вине перед ними и, может быть, в конце концов перед Тесс.

Она с громким хлюпаньем втянула воду и снова опустила ладони в ручей. Вода имела странный привкус ржавого железа. Но жажда была такой сильной, что Рена выпила еще. Третьего глотка, отдающего холодным железом, она делать не стала.

Поднявшись с колен, Рена поспешила обратно, к приютившей их расселине в склоне холма. На полпути она вдруг замерла и отшатнулась. Ей показалось, что полчища змей наползают со всех сторон. Рена дернулась, попыталась бежать, но вдруг обнаружила, что ноги приросли к земле… Она окаменела и, стремясь рвануться вперед, не могла сдвинуться с места, как в кошмарном сне. Попыталась позвать на помощь:

— Змеи! Тайро-он! — но голоса своего не услышала.

Даже тела своего Рена уже не ощущала.

Темные ветры завертели ее в своем беззвучном вихре. В безумном хороводе закружились перед глазами мириады звезд… Она, вспомнив парящих кроканов, попыталась раскинуть руки и медленно плыть в этом бешеном круговороте… И увидела каменные стены замка…

Она оказалась внутри.

Комната с тремя длинными окнами-щелями. За ними темнота. В комнате стол и высокие стулья с резными спинками. На полу темно-синий ковер.

На одном из стульев восседает с большой книгой в руках щуплый человечек ростом примерно с Коннора. Блондин. Лицо круглое. Карие глаза…

…и отвратительная самодовольная улыбка!

— Рена, — говорит он. — Вот ты какая! Попалась, голубушка, в одну из моих маленьких ловушек? Неосторожно. И обидно для такой доблестной героини, как ты думаешь?

Рена по-прежнему не может произнести ни слова, будто онемела.

— Что ж, дух твой здесь. Осталось перенести сюда и тело, — продолжает страшный человек, захлопывая книгу.

Рена все еще не в состоянии даже пискнуть. Она видит на пальце своего мучителя рубин в золотой оправе. Одна из граней кровавого камня таит крохотный огонек в своей глубине, как в зеркале. Рена впилась в эту плоскую грань неотрывным взглядом. Попыталась собраться, поймать единственную мысль… Тайрон!.. Тайрон!..

Человек что-то говорит… Не слушать… Не слушать… Только одно: Тайрон!

— Рена?

Это был он, Тайрон! Он звал. Но из какого далёка? Она устремила взгляд к темным окнам, пытаясь расслышать…

— Рена?

Она вдруг почувствовала, как ее буквально разрывает на части… и швыряет в объятия неукротимого ветра…

И ничего…

Галфрид смотрел из своей палатки на кишащих вокруг людей. Постепенно беспорядочная толпа растекалась группами по двору, скапливалась перед королевскими павильонами. Герцоги, военачальники в роскошных, но забрызганных грязью и запыленных одеяниях, расхаживали среди солдат и всадников, отдавая приказания своим людям, перекидываясь словами с предводителями отрядов короля Верна. Слуги и пешие солдаты расставляли палатки. Конные воины расседлывали лошадей. Между ними носились неутомимые вестники и посыльные в зеленых туниках.

Рядом с Талфридом неотступно находился юный ученик чародея Стандис, одетый в простую коричневую тунику и короткие штаны, привычное походное одеяние воспитанников школы волшебства. Мальчик с упоением взирал на шумную суету огромной армии, готовящейся к ночному отдыху. Галфрид опять вспомнил Тайрона и почувствовал укол сожаления, что лучшего и любимого ученика нет рядом. Стандис, старший из группы, был неплохим помощником, но Галфрид все же скучал по Тайрону.

— Если все кончится благополучно, мы еще потолкуем с ним о мнимых и настоящих героях.

Знакомый голос у самой палатки вернул главного чародея к действительности.

— Скажи Фортиану, чтобы он поставил палатку западнее Скарда. — Король Верн откинул полог и вошел к ним в палатку. Выглядел он озабоченным.

Стандис вскочил и поклонился. Король мельком улыбнулся ему и повернулся к Галфриду:

— Ты кажешься спокойным и уверенным. Все успел?

— Нужно еще кое-что подготовить, — ответил чародей, подвигая королю складной стул с мягким сиденьем.

Верн тяжело сел. Через голову короля Галфрид пристально посмотрел на Стандиса, ожидая, что тот тут же удалится. Но мальчик, не поняв выразительного взгляда учителя, не двинулся с места. «Тайрон понял бы меня мгновенно», — мелькнула в голове Талфрида непроизвольная мысль, но он тут же подавил едва возникшее раздражение.

— Стандис, пойди принеси два бокала вина, пожалуйста.

— Но где его взять? — Честное лицо мальчика выражало искреннее недоумение. — Сходить в палатку к поварам? Но они вряд ли уже устроились.

— Да, да, сбегай к поварам. Они найдут вина. — Галфрид улыбнулся.

Стандис поклонился, сорвался с места и исчез.

Теперь Верн нахмурился. Он жестом приказал Галфриду сесть напротив, и-старый чародей, кряхтя, опустился на стоявший у входа в палатку тонкий складной стул своего ученика. Перегнувшись, он выглянул наружу и убедился, что долговязая фигура управителя Хельбури маячит невдалеке, но не настолько близко, чтобы услышать, о чем беседуют в палатке. Опытный придворный точно знал, когда король желает, чтобы ему не мешали, но все же старался быть поблизости, чтобы явиться по первому зову. Галфрид мог быть уверен, что длинноносый Хельбури задержит Стандиса, если мальчик вернется слишком быстро.

Король вздохнул.

— При такой скорости мы достигнем гор не раньше, чем через неделю, — проговорил он ворчливо.

— Дождь, сир, — развел руками Галфрид.

Верн изобразил на лице благосклонную улыбку:

— Ты единственный протестовал против этого похода. И все же ты единственный, кто не раздражает меня жалобами на невзгоды походной жизни.

Галфрид чуть склонил голову.

— Как тебе удается быть столь безмятежным? — резко спросил король. — Неужто тебя не беспокоит мысль о том мальчике, которого хотел, кажется, сделать своим преемником?

— Я часто думаю о Тайроне, — тихо ответствовал чародей.

— Но ты позволил мальчику убежать, даже не пошевелив рукой, чтобы остановить или вернуть его!

«Нет, не о Тайроне он беспокоится — о своей дочери. Но вслух этого не скажет. Он хочет удостовериться, что мы выучили Тайрона настолько, чтобы он по крайней мере не навредил принцессе Терессе своей помощью».

Вслух он сказал:

— Не в наших правилах сковывать свободу учеников. Они сами выбирают, оставаться им или уйти. Тайрон считал, что поиск принцессы для него важнее моих запретов. Я должен был отпустить его. Но все же не проходит и дня, чтобы я не подумал о нем хоть раз. Верю, что увижу его снова… если он решит вернуться в Кантирмур и в школу волшебства. Выбор за ним.

Король встал со стула, откинул полог палатки и помолчал, вглядываясь в цветастый палаточный городок со струящимися многоцветными знаменами. После долгой паузы Верн глухо проговорил:

— Он родом из нашего четвертого королевского семейства, Рискарлан. Это верно?

«Откуда он это знает?»

— Правда. Хотя ни Идрес, ни сам Тайрон никогда и словом об этом не обмолвились. Но я знаю, что мальчик с нею встречался раньше.

— Он ничего не добьется. Что ему от того, что Идрес воцарится на землях Рискарланов?

— Ничего, кроме чувства торжествующей справедливости. Его мать всего лишь четвертая в ряду наследователей королевского титула. Но есть еще и чувство благодарности. Идрес спасла его мать, когда люди Андреуса разрушили крепость Рискарланов. Очень немногие знают об этом.

Король сердито хмыкнул:

— У мальчика сильная воля, но мало опыта. Рядом с ним бесшабашный Коннор и малютка из сиротского приюта Сирадайеля. Что они могут?

— Тайрон — мой лучший ученик, а девочка обладает огромными возможностями, о которых, правда, и не подозревает, — Галфрид исподволь взглянул на короля, — Лейла намеревалась привести ее в школу.

Король пристально посмотрел на чародея.

— Ты уклоняешься от прямого ответа. — Он легонько хлопнул в ладоши. — Выпьем вина?

Управитель Хельбури тут же встрепенулся и сделал знак Стандису, который уже давно дожидался с двумя наполненными до краев кубками. Пока Галфрид наблюдал, как его старательный ученик осторожно ступает по изрытой земле, боясь расплескать вино, король отошел от входа в палатку, плюхнулся на стул и пробормотал:

— Фортиан считает, что я поступлю разумно, если изберу другого наследника, вместо Терессы.

Галфрид вздрогнул, но постарался скрыть волнение. Король, пристально смотревший на чародея, кажется, ничего не заметил.

— Я хочу вернуть свою дочь, Галфрид, — тихо сказал он и улыбнулся Стандису, протягивающему кубок с вином.

Рена медленно приходила в себя, словно выплывая из тяжелого сна. Голова раскалывалась. Одеревенелое тело не слушалось. Она лежала без движения, чувствуя, как холодный ветерок обдувает лицо.

Ветер принес с собой целый ворох запахов. Аромат растений. Свежий привкус воды. Затхлые болотные испарения. И… ей почудилось, что она, как зверь, чует человеческий запах.

Люди!.. Она вспомнила Тайрона и Коннора. Но голова так болела, что никак не удавалось удержать хоть слабую мысль. Приятно было лежать неподвижно, ощущая сквозь опущенные веки слабый согревающий свет.

«Как же я доберусь обратно?» — промелькнуло у нее в голове.

И тут она услышала голоса.

Грудной женский голос…

— …только глупцы, укладываясь спать, не выставляют часового…

И звонкий голос Коннора:

— Это моя вина.

— Но еще больше — моя, — послышался твердый голос Тайрона. — Я должен был помнить об этом, но не думал, что здесь, в затерянной долине нас кто-нибудь станет искать. Тем более что те шестеро нападавших уничтожены.

— Глупцы! А про их лошадей вы забыли? — неумолимо вопрошал женский голос.

— Хорошо, — устало сказал Тайрон. — Ты спасла нас… выручила Рену… и мы благодарны тебе. Но это не повод, чтобы командовать и журить, как маленьких, за простую оплошность.

— Все не так просто, — холодно проговорила женщина. — Вы учитесь. Если хотите достойно довершить свое дело, а не стать доблестными, но глупыми мучениками, вы должны думать о таких мелочах.

Рена вдруг вспомнила. Она уже слышала этот глубокий, звучный голос.

Йдрес Рискарлан!

Рена села и… сделала еще одно, ужасное открытие! Она больше не была девочкой в переднике и взятом из королевского сундука платье, замызганной путешественницей с длинными, спутанными волосами.

Теперь она была собакой!


Глава четырнадцатая | Рена и потерянная принцесса | Глава шестнадцатая