home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава тринадцатая

Мост повис над пропастью на витых канатах. Веревочные перила чуть толще руки Рены тянулись вдоль дрожащей и раскачивающейся на ветру деревянной тропочки моста. Рена и мальчики осторожно спускались к краю этой деревянной платформы и теперь ясно видели, что она слишком узка и идти им придется цепочкой, след в след.

Коннор ступил на мост первым, двигаясь так, будто под ногами у него не деревянный настил, а хрупкая яичная скорлупа. Рена шла за ним, раскинув руки и судорожно ухватившись за веревочные перила. Позади нее осторожно, словно крадучись, мелкими шажками передвигался Тайрон.

Как только они достигли середины моста, он стал раскачиваться при каждом их шаге, словно качели. Рена зажмурилась, голова у нее закружилась, комок подкатил к горлу. Стало страшно. Она пыталась не думать о том, что простералось там, под ногами, — об ужасающей пустоте, наполненной клубящимся немым мраком. Угнетало и молчание мальчиков.

— Давайте поговорим, — слабо пискнула Рена, боясь даже повысить голос.

— О чем? Может, стихи почитать? — отозвался шедший впереди Коннор. — Моя старшая сестра написала прекрасное стихотворение о вихре ветра над беспредельными просторами… У-ух! — От порыва ветра мост чуть не ушел из-под ног.

— О-ох! — вторила Коннору Рена, со смертельным ужасом вцепившись в веревочные перила. — Извини, Коннор, но что-то не очень хочется говорить о ветре…

— Хватит болтать. Идите, — хрипло проговорил Тайрон. — Чем быстрее будем идти, тем скорее этот проклятый мост кончится.

Рена спиной почувствовала, как он напряжен и напуган. Теперь уже ей хотелось поддержать Тайрона, отвлечь его.

— Тайрон, — крикнула она, пересиливая вой ветра, — ты никогда ничего не рассказывал о себе.

— М-мм, — послышалось неразборчивое бормотание.

— Не приставай к нему, — весело бросил через плечо Коннор. — Обычно даже ученику чародея не задают таких вопросов.

— Почему?

— Слышишь, какой ветер? Он уносит каждое слово. И неизвестно, куда донесет.

— Ну и что такого? А, понимаю. Вражеские уши. Но мы же друзья. И потом, учительница Лейла очень серьезная чародейка, и все же в Кантирмуре знает о ней каждый.

— Она член королевской семьи. Такое не скроешь в своем городе, — буркнул Тайрон. — Зато в твоей деревне никто ни о чем и не подозревает. Верно?

— Ага! — Рена, увлеченная разговором, даже забыла о разверзшейся под ногами пропасти. — Но как же ты вернешься домой, когда окончишь школу? Что скажешь там? Или придется сочинять что-нибудь вроде моей истории со старой бабушкой на ферме? — Коннор рассмеялся. Рена тоже хихикнула.

— Наверное, — смущенно проговорил Тайрон, — придется морочить всем голову. Придумывать что-нибудь…

— Скажешь, что ходил по пустыне с караваном, попал в руки разбойникам, был продан в рабство… — затараторила Рена.

— Ничего такого ему говорить не придется, — заметил Коннор. — Все гораздо проще.

— В школе нас учат какому-нибудь серьезному ремеслу… — добавил Тайрон.

— Эй! — предостерегающе воскликнул Коннор. — Смотрите! Впереди!..

Рена устремила взгляд туда, куда указывал Коннор. Слезы, выступающие на глаза от резкого ледяного ветра, затуманивали взор. Отпустив на мгновение веревку перил, Рена ладонью протерла глаза. На фоне серого неба выделялись три темные точки. Они с пугающей быстротой вырастали, приближаясь к мосту.

— Грифы, — простонал Тайрон. — Ложитесь!

— Здесь не спрячешься. Они схватят нас и унесут, — возразил Коннор. — Нет, лучше бегите, а я постараюсь их отвлечь и задержать…

— Держи-ись, Коннор! — завопил Тайрон.

И в то же мгновение их ослепила вспышка света. Три огненных стрелы пронеслись над самой головой.

Рена крепко зажмурилась и прикрыла голову локтем, другой рукой вцепившись в веревочный поручень. Прямо над ней прошумели гигантские крылья, вихрь встрепал волосы, и мгновенно все стихло. Только ветер продолжал тоскливо завывать в узком тоннеле ущелья.

— Что это было? — выдохнул Коннор.

— Похоже, над нами пронеслось страшное заклинание, — дрожащим голосом произнес Тайрон. — Настоящие ли это грифы или только волшебство, но они не заметили нас и просвистели мимо.

— Тогда поспешим, пока они не вернулись, — поторопила мальчиков Рена.

Коннор снова двинулся вперед. Сделав всего два или три шага, он внезапно замер и прокричал:

— Пол пути! Мы на середине моста, а значит, уже в Сенна Лирван, друзья мои!

Рена не отрывала взгляда от хрупкого деревянного настила, опасливо переступая с одной мелкой дощечки на колеблющуюся под ногой другую. Коннор, наоборот, ускорил шаг. Тайрон, посапывая, почти наступал Рене на пятки. Наконец Коннор ступил на плоский выступ скалы, в которую упирался качающийся мостик. Рена, а за нею и Тайрон прыгнули на каменную площадку.

— Уфф! — облегченно вздохнул Тайрон. — Будем надеяться, что квакваки Андреуса пока еще не обнаружили моста. Может, и в подземном тоннеле нас никто не поджидает.

— Я иду первым! — быстро сказал Коннор. — Тайрон, ты сумеешь найти вход в тоннель?

— По словам Идрес, это совсем рядом.

Они стояли, тесно прижавшись друг к другу, и Тайрон внимательно оглядывался вокруг. Смертельно опасные грифы не появлялись, но Рене казалось, что она чувствует их присутствие. Она опасалась, что в любой момент эти мерзкие птицы с пронзительным клекотом выскользнут из-за скалы и ринутся на их головы.

«Тесс тут! — стучало у нее в мозгу. — Мы лишь пересекли границу этой ужасной страны, а уже опасности подстерегают на каждом шагу. Но мы идем, милая Тесс! Мы идем, чтобы вызволить тебя».

— Вот! Это здесь! Я вижу знак!

Тайрон обошел большой круглый валун и стал протискиваться в узкую щель с крутыми стенками. Щель эта оказалась заперта гранитным камнем с плоским сколом на шишковатом каменном лбу. Тайрон нарисовал пальнем таинственный узор, и на глазах у них камень растаял, открывая черную, словно бездонную, дыру.

— Это был не камень, — прошептал Тайрон, — а волшебная завеса, видимость.

Коннор вынул из ножен меч и шагнул в темноту. Тайрон молча взял его за плечо и задержал на секунду, потом простер руку вперед, как бы ощупывая тьму.

— Сюда, — промолвил он, кивая головой в сторону. — Там проход заперт.

Они окунулись в непроглядный мрак. Рена уже давно замечала, что в полной темноте все звуки кажутся особенно громкими. Она двигалась с широко раскрытыми глазами, но все равно не видела даже своей протянутой руки. Слышала лишь прерывистое дыхание мальчиков и шуршание их одежды.

— Давайте возьмемся за руки, — предложил Коннор. — Ну, куда теперь идти, о наш проницательный проводник? — обратился он к Тайрону. — Что-то этот тоннель слишком сужается.

— Он и должен быть узким, а приведет нас в пещеру со светящимся мхом. — Тайрон прислушался. — Кажется, здесь никого нет. — Он осмелел и слегка повысил голос. — Нет, моста Андреусу не обнаружить. Для этого ему или его кваквакам нужно было бы пройти по тоннелю. А к тоннелю выйти можно, лишь зная тайные знаки на растущих поодаль дубах. Но эти грифы-шпионы…

— Шпионы? Разве грифы несут на своих крыльях квакваков Андреуса? — поразилась Рена.

— Не-ет, грифы людей не носят, — решительно замотал головой Коннор. — Если не попадется им овца или горный козел, эти кровожадные птицы с удовольствием разорвут на части человека. Но их можно обучить разведывать все на своем пути. Если грифы разглядели нас и поняли, что мост — дело рук человеческих, они непременно донесут Андреусу.

— Да. И они наверняка видели нас. Будто жуков на стекле. — Рена почувствовала, как Тайрон сжал ее ладонь. — Будем надеяться, что в их глупых птичьих мозгах не удержатся сразу две мысли — о висячем мосте и о людях на нем. Может, о нас они забудут. Да и не до этого сейчас. Нам бы не заблудиться во тьме.

— Если Идрес не обманула, — заметил Коннор, — то светящийся мох…

— Ох, ох, ох… — откликнулось дробное эхо.

— Там пещера! — догадался Тайрон.

Темнота чуть окрасилась слабым зеленоватым свечением. Коннор, который прежде двигался с предельной осторожностью, теперь устремился вперед, увлекая за собой и своих спутников.

Они оказались в просторном гроте. «Ого! Да тут уместилась бы вся наша маленькая деревня», — подумала Рена. Странный светящийся зеленый мох широкими языками полз по скользким стенам к самому куполу пещеры. Мерцающий свет лился со всех сторон.

— Ух ты! — восхитилась Рена.

Коннор вложил меч в ножны, и глухое звяканье металла о металл вдруг колоколом зазвенело в холодной тишине пещеры. Сняв с плеча кожаный мешок с водой, Коннор дал всем напиться.

— Куда дальше? — спросил он Тайрона.

— Держись левой стороны. Отыщи знак в виде цветка и иди влево вниз по тоннелю, — отчеканил Тайрон.

Коннор с сомнением покачал головой.

— Ты же знаешь, у меня всегда были нелады с этими волшебными знаками, — усмехнулся он.

— Этот знак невозможно не почувствовать, если знаешь, что он есть, — уверенно ответил Тайрон.

— Для меня все возможно, — рассмеялся Коннор. — Даже невозможное.

— А как его надо почувствовать? Пальцами? — спросила Рена.

— Нет… всем существом… каким-то шестым чувством… Ну, помнишь, как мы ощутили невидимую границу Свободной Долины?

— Угу!

— Ты же ощущала…

— Ну да, будто меня подняли за ноги и все вытряхнули, как из мешка. Спасибо, больше не желаю таких ощущений.

Коннор весело хмыкнул.

Тайрон вздохнул.

— И почему я окружен такими тупоголовыми… — Он вдруг умолк, уставившись в светящийся купол пещеры.

— Что случилось? — прошептала Рена. Знакомая когтистая лапа страха сжала ее сердце.

— Здесь кто-то еще, кроме нас? — насторожился Коннор и выхватил меч.

Они стояли, замерев и оглядываясь по сторонам. Рена цепким взглядом скользила по неровностям стен, выемкам и темным впадинам, непонятным отверстиям в мягкой породе. Никого…

Тайрон расслабился.

— Если бы здесь были квакваки, они давно бы уже обрушились на нас, — неуверенно произнес он.

— Ты прав, — согласился Коннор.

— Меня все еще преследуют вой варри и клекот грифов, — поежился Тайрон. — Давайте убираться отсюда поскорей.

— Мы следуем за тобой, о предводитель, — изящно поклонился Коннор.

Тайрон не обратил внимания на его усмешку и молча зашагал к противоположной стене пещеры.

— Сюда, — позвал он, махнув рукой.

Рена увидела узкую щель в стене. Тайрон как бы мимоходом провел ладонью по каменному выступу перед темным отверстием, и оно мгновенно расширилось настолько, что юные путники смогли протиснуться в открывшийся коридор.

Этот коридор резко уходил вниз, и вскоре открылся в следующую пещеру. Она тоже была мягко освещена, только не зеленым, а серо-голубым мхом.

Неподвижный воздух был насыщен затхлым запахом плесени, расползшейся по древним камням. Слышался лишь звук шагов трех осторожных путников, их дыхание, шорох одежды и скрип кожаных башмаков. Коннор, ладонь которого лежала на рукояти меча, опасливо оглядывался.

Они продолжали медленно продвигаться вперед. Снова тоннель, длинный и извилистый, и… перед ними разверзлась громадная пещера с грохочущей рекой. Извивающийся пенный поток клокотал в каменном русле, пробитом неистовой силой воды посреди пещеры. Пробравшись к самому краю потока, они склонились над подземной рекой, чтобы напиться. Вода оказалась необыкновенно вкусной и холодной до ломоты в зубах. Коннор, не медля, наполнил запасом воды свой кожаный мешок.

Русло реки вело вдоль стен пещеры дальше, и они последовали за ее течением.

— Может быть, остановимся и поедим? — предложил Тайрон.

Коннор, ни слова не говоря, скинул с плеча дорожную суму. Когда он вытащил из нее скукоженное, сухое овсяное печенье, Рена поморщилась.

— Я, наверное, умираю с голоду, если эта штука кажется мне съедобной, — усмехнулась она.

— На вкус оно гораздо лучше, чем на вид, — успокоил ее Коннор.

Они уселись около черных сталагмитов, столбами поднимавшихся к потолку пещеры, и молча принялись за еду.

Спустя несколько минут Тайрон проговорил, словно бы размышляя вслух:

— Интересно, как долго мы уже идем? Здесь, в подземельном мраке, время будто бы остановилось. И не сообразишь, сколько пролетело часов, а может, и дней.

— Не знаю, мне кажется, что мы тут пробыли полжизни, — тяжело вздохнула Рена. — Сижу на холодном мокром камне, а кажется, что восседаю на королевских подушках. Наверное, я смертельно устала.

— Тогда объявляю привал, — решительно сказал Коннор.

Стоило им развернуть плащи и улечься, опустив головы на дорожные сумки, как всех троих буквально сковал глубокий сон.

Рена плавала в переплетающихся, тревожных и неясных сновидениях, когда в ее сон ворвалось восклицание Тайрона:

— Кто тут?

Рена широко открыла глаза. Коннор вскочил на ноги и выхватил меч из ножен. В своей помятой и испачканной бархатной тунике, со спутанными рыжими волосами он, однако, выглядел воинственно.

Рена, сдерживая дыхание, вслушивалась в затаенную тишину.

Ничего, кроме несмолкаемой — кап-кап-кал, — сочащейся по каменным желобкам стен воды, она не услышала.

Тайрон облегченно вздохнул:

— Извини, Коннор. Кажется, я зря вас всполошил. Но мне явственно почудилось, будто кто-то за нами наблюдает. Наверное, во сне.

Рена потерла глаза и зевнула.

— Наверняка почудилось, — пролепетала она сонным голосом. — Будь то квакваки, они уж давно набросились бы на нас и утащили в темницу. А если бы это были наши друзья, то чего им таиться?

Коннор прошел вдоль стен пещеры, размахивая мечом и разрубая пустоту. При этом он ловко перебрасывал меч из руки в руку, словно бы забавляясь.

Тайрон сладко потянулся.

— Я уж больше не засну, — сказал он с сожалением. — Позавтракаем?

Он покопался в сумке Коннора, вытащил оттуда горсть печенья и разделил его на три порции. Рена смотрела на Коннора, который все еще проделывал всякие выверты с мечом и резкие прыжки из стороны в сторону, словно вел бой с невидимым врагом.

— Что он делает? — прошептала Рена.

— Тренируется, — небрежно бросил Тайрон и добавил с неожиданной ухмылкой: — Может, желаешь тоже научиться этому? Попроси Коннора. А я терпеть не могу всяких грубых упражнений с тяжелым мечом и безобразных драк.

Взглянув на Коннора, Рена подумала, что меч в его руках вовсе не выглядит тяжелым, а сам он движется очень изящно и проворно. Но ничего не сказала, а впилась зубами в жесткое печенье.

Еще немного попрыгав и помахав мечом, Коннор присоединится к ним. Влажные волосы прилипли ко лбу, но улыбка по-прежнему освещала его осунувшееся лицо.

— Устал? — спросила Рена.

— Нисколечко, — весело ответил Коннор. Он сунул в карман свою порцию печенья, подхватил сумку и распрямился. — Пошли? Я поем на ходу.

— Тайрон, а что все же это за тайные знаки, которые ведут нас через пещеры? — полюбопытствовала Рена. — Вот бы мне научиться их распознавать.

Тайрон задумался:

— Ты так здорово умеешь видеть сквозь хрустальный кристалл, что, уверен, сумеешь различить и невидимые тайные знаки. Хочешь, попробуем? Следующий знак попытаешься определить сама.

— Вот здорово! — Рена захлопала в ладоши.

Хлопки рассыпались сухим отзвуком. Эхо покатилось в глубь тоннеля.

— Странное все же это место, — пробормотал Коннор.

— Зато на голову не льет дождь, — откликнулась Рена. — Хотя небольшой дождичек не помешал бы, чтобы смыть грязь с одежки. — Она с отвращением оглядела замызганное платье и когда-то белоснежный фартук, теперь заляпанный серыми известковыми пятнами и разноцветными потеками сока диких фруктов, которые она собирала в подол, когда они ехали вдоль южной границы Мелдрита.

— Можешь постирать свои вещи в речке, — предложил Тайрон.

Рена покачала головой:

— Во-первых, нет мыла, а, во-вторых, без солнца и свежего ветерка ничего не высохнет и за неделю.

Тайрон усмехнулся:

— Одно хорошо, в этой полутьме — грязи не видно.

— А ты ее не чувствуешь? — сердито спросила Рена, у которой чесалось все тело.

— Грязь оседает снаружи, на тунике и штанах, а они плотные. — Тайрон посмотрел на свои пузырящиеся на коленях шерстяные штаны и попытался отодрать засохшие серые лепешки грязи.

— Тебе хорошо, — скорчила гримаску Рена, — а моя юбка тонкая и блузка совсем изорвалась.

— Да, — протянул Тайрон, — такая одежка не для путешествий. — Он вдруг насторожился. — Слышишь?.. Опять небось померещилось…

— Я тоже слышу, — вдруг сказал Коннор, предостерегающе подняв руку.

Издали донеслось до них протяжное сухое шуршание, вовсе не похожее на звучный клекот бегущей по камням воды. Странный звук приближался.

— Змея! — коротко вскрикнул Тайрон. — Прячемся. — Он метнулся к большому столбу-сталагмиту. Рена поспешила следом.

Они скользнули за толстую каменную колонну и затаились. Рена вдруг заметила, что с ними нет Коннора. Он стоял по ту сторону пещеры с поднятым над головой мечом.

— Коннор, — позвал Тайрон, но тот лишь отмахнулся, дав им знак оставаться на своих местах, и исчез в тени арочного проема.

Шипение становилось громче. Иногда вдруг оно затихало, словно змея замерла и прислушивается, вглядываясь во тьму жуткими, мертвыми в своей неподвижности глазами.

Рена съежилась, стараясь вжаться в каменную колонну. Тайрон рядом с ней тяжело, сдавленно дышал. Прижимаясь щекой к шершавой каменной поверхности, он осторожно высунул голову из-за колонны.

— Уползает, — выдохнул Тайрон.

Рена тоже выглянула краешком глаза. Змея втягивалась в арочный проем. Поблескивала в голубоватом свете мха серебристая чешуя. Клубками извивалось гигантское тело, шаркая по каменным стенам пещеры. Шипение постепенно стихало. Наконец утянулся и хвост. Рена почувствовала, что у нее дрожат колени. Лицо Тайрона было искажено страхом. Он напряженно вслушивался в наступившую тишину.

— Ни звука. Никаких признаков битвы, — прошептал он. — А ведь Коннор там, на пути этой страшилищи.

И тут из тени, залившей арочный проем, выскользнул Коннор. Он как ни в чем не бывало улыбался.

— Это была просто старая безобидная змея, — сказал он. — Никакой опасности. Она меня даже не заметила. Пришлось только вдавиться в стену, чтобы не быть раздавленным.

Тайрон упер руки в бока:

— Но зачем ты сунулся туда, Коннор? Я чуть со страха не умер. Эх, Коннор, Коннор… Больше не смей вытворять такое.

— А я считаю, — вмешалась Рена, — что опасность надо встречать всем вместе… И убегать тоже не поодиночке, — добавила она.

Коннор потупился, разглядывая носки своих пыльных башмаков.

— Простите, — тихо сказал он. — Я не собирался пугать вас…

— Но сделал именно это, — хмуро проговорил Тайрон.

— Видишь ли, дружище, ты исполняешь роль проводника, знающего волшебные знаки. И я не вмешиваюсь, — медленно проговорил Коннор. — А моя роль в нашем путешествии — охрана и… — он похлопал по вложенному в ножны мечу, — и защита.

— Не согласна! — запротестовала Рена. — Выходит, я лишь обуза для вас? Вот что. Давайте договоримся делить все невзгоды поровну.

— Как знаешь, — Коннор поднял руку. — Я очень сожалею, что заставил вас беспокоиться. Клянусь, этого не повторится.

Тайрон с улыбкой обернулся к Рене.

— Не обижайся, но думаю, что героические деяния не твоя стихия. Ты начиталась всяких пьес о сражениях и подвигах. Лучше займись постижением таинственных знаков. Согласна?

— Ладно уж, — сдалась Рена.

Тайрон и Коннор двинулись вперед, и Рена вдруг уловила их шепот.

— Она была такой старой, — говорил Коннор. — И все же лучше больше с ней не встречаться.


Глава двенадцатая | Рена и потерянная принцесса | Глава четырнадцатая