home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава двенадцатая

Козлиная тропа, найденная Коннором, оказалась вполне удобной дорогой, по которой можно было даже пробираться верхом. И они упорно стремились в гору. Крутые склоны, серые скалы, нависающие над головой, казались непреодолимыми. Рена чувствовала себя неуютно, тревожно, будто не скалы нависли над ними, а какая-то неясная угроза. Но, может быть, это было просто чувство голода, усталость или кружил голову чистый горный воздух? И все же она настороженно всматривалась в молчаливые тени каменных лощин, вслушивалась в несмолкаемый говорок горных ручьев, изучала внимательным взглядом каждый большой валун, каждое кривое деревце, похожее на затаившееся живое существо, замечала любое движение в колючих зарослях, тянущихся по крутому склону. И всюду ей мерещились поджидающие их, затаившиеся разбойники.

В полдень путники остановились на высоком, омываемом ветрами утесе, отыскали каменную расселину и втиснулись туда, спасаясь от вдруг разразившейся короткой, но яростной грозы.

Дождь хлестал по горным кручам, шумящей завесой заслонив дальние склоны. Бурные коричневые потоки неслись вниз, омывая с двух сторон их неуютное убежище. Багровые молнии освещали то острый голый пик, то глубокую пропасть. Стараясь забраться поглубже в каменную расселину, Рена наткнулась на огромное гнездо, свитое из уже подгнивших ветвей и пожухлой травы.

Ливень унялся. Сеялся с неба лишь мелкий дождик. Капли не падали на землю, а, казалось, клубились серебристым туманом. Путники покинули свое временное убежище и снова двинулись в путь. Но, пройдя совсем немного, увидели тянущиеся над уходящей вдаль цепью вершин грозные серо-зеленые тучи.

— Лошади что-то нервничают, — заметил Коннор, обращаясь к Тайрону.

Тот хмуро кивнул головой.

— Не отпустить ли их? Они сами скорее найдут себе укрытие. — И Тайрон, перебросив ногу через седло, спрыгнул на землю.

Расседлав лошадей, они сняли и всю поклажу. Коннор разобрал снаряжение, отделил сумки с едой, козий мешок для пресной воды и плащи. Остальное они втащили в небольшую пещеру и забросали снаружи ветками.

— Боюсь, все эти вещи останутся здесь навсегда. Жаль, — пробормотал Тайрон, старательно закидывая землей скрытый ветвями вход в пещеру.

— Ничего не поделаешь, — откликнулась Рена. — Меня больше волнует, что с каждым шагом все труднее будет находить еду. Запасов нам хватит ненадолго.

— У меня печенья дней на восемь. Немного суховато, конечно, зато не портится, — Коннор похлопал ладонью по своей сумке.

И они двинулись дальше, скользя по раскисшей после дождя тропинке. Становилось прохладно. Рена, зябко поежившись, накинула на плечи плащ.

Некоторое время спустя они опять остановились, и Коннор принялся наполнять кожаные мешки водой из ревущей горной реки. Рена стояла рядом, мечтая о каком-нибудь теплом местечке, защищенном хотя бы от пронизывающего ветра. Она бросала настороженные взгляды на сгущающиеся тени, которые неслышно подползали к ним, словно полчища коварных врагов.

И снова они карабкались по вьющейся между камнями скользкой тропе. Грязь налипала на подошвы, тяжелила ноги. Юбка Рены в разводах жидкой грязи намокла, обвисла. И вдруг Коннор звучным голосом произнес:

Средь этих каменных ущелий,

В холодном сумраке ночном,

Забывшись беспокойным сном…

Рена просто задохнулась от радости.

— Это из нашей с Тесс любимой пьесы! — воскликнула она. — «Поиски Звездной Ирен»! Верно?

Коннор усмехнулся:

В безмолвье каменной пустыни

Я вспоминаю об одном…

О тихой иве над прудом,

Где в мягком сумраке лесном

Затерян скромный отчий дом,—

в восторге подхватила Рена.

Позади них насмешливо фыркнул Тайрон:

— Плакса и размазня эта ваша Звездная Ирен.

Коннор засмеялся:

— Молчи, о враг поэтов! А ты, Рена, оказывается, знаешь эту пьесу?

— Тесс и я часто ее разыгрывали под нашим тайным деревом.

— Мы ее тоже с друзьями представляли дома. А помнишь?..

Коннор принялся увлеченно декламировать стихи. Некоторые пьесы Рена тут же узнавала, других никогда не слышала. И неудивительно, ведь она могла читать лишь одну книгу Тесс, а к услугам Коннора была, наверное, большая королевская библиотека. Затаив дыхание, слушала Рена, как Коннор, то звонко, то вдруг зловеще понижая голос, читал наизусть целые сцены, где сменяли один другого герои и злодеи, волшебники и принцессы, короли и подмастерья.

Тайрон время от времени вставлял едкие замечания, утверждая, что в подлинной истории, которую он знал превосходно, все не так, как в этих выдумках. Но Рена не сердилась на него. Она одинаково любила и правдивые, и всякие выдуманные истории, а потому вовсе не обижалась на Тайрона за его насмешки. Тем более что его замечания были интересными и как бы расцвечивали восхитительные выдумки занятными подробностями.

Было так здорово слушать перебивающих друг друга Коннора и Тайрона, что Рена и не заметила, как тропинка постепенно сужалась, становилась все круче и круче, извивалась и петляла между камней. Идти становилось труднее. Они сопели, пыхтели, скользили, из-под ног осыпались целые потоки мелких камней.

Дважды Тайрон, шедший впереди, останавливался в поисках тропинки, исчезнувшей среди валунов и торчащих из глины клочковатых колючих пучков жухлой травы. И немудрено было потерять эту едва заметную, не шире человеческой стопы, козлиную тропу.

Вновь они вышли к бешено несущейся по камням горной речке и вдоволь напились студеной воды. Рена даже плеснула в лицо горсть освежающей ледяной влаги и застонала от удовольствия.

И они шли дальше. Уже перед самым закатом Рена и Коннор принялись разыгрывать сценку из «Поиска Звездной Ирен». Рена конечно же изображала главную героиню — Звездную Ирен, громогласно и нараспев декламируя звучные стихи. А Коннор на разные голоса исполнял все остальные роли. Тайрон теперь слушал молча. Впрочем, он сейчас был больше озабочен поисками подходящего места для ночлега.

— Нужна хотя бы одна ровная стена, которая спасала бы от ветра, — бормотал он, всматриваясь. в скрытые длинными и плотными горными тенями скалистые склоны по обе стороны тропы. Рена протянула ему кожаное ведро с водой, и он принялся жадно пить. Передав Коннору воду, Тайрон проговорил: — Скоро совсем стемнеет, и мы не сможем ничего различить даже в двух шагах. Придется лечь прямо на тех камнях, что под ногами.

— «Ведет меня моя тропа туда, где гаснет золото заката…» — декламировала Рена, будто до нее и не долетал голос Тайрона. Вдруг она спохватилась. — Что? Что ты сказал?

Они продолжали идти цепочкой. Впереди Тайрон. За ним — Рена. Последним — Коннор.

— Да так, ничего, просто бормотал себе под нос, — откликнулся Тайрон не оборачиваясь. — Думаю, что…

Он неожиданно умолк, прислушиваясь. И тут же до них донесся протяжный, дробящийся горным эхом вой. За ним последовал другой, начавшийся на низкой рокочущей ноте и постепенно поднимающийся до отвратительного визга. Рена вздрогнула и вжалась спиной в большой валун, нависший над тропой.

Оба мальчика замерли, затаив дыхание. Последний отголосок пугающего эха истаял, и наступила зловещая тишина.

— Что это было? — прошептала Рена.

— Дикие варри, — тихо ответил Коннор.

Тайрон поежился:

— Точно. Иначе и быть не могло. Они наверняка…

— Напали на наши следы, — договорил за него Коннор.

— Варри?.. Они похожи на волков, да? — спросила Рена.

— Но бегают на двух ногах…

— И охотятся на людей, — снова подхватил слова Тайрона Коннор.

— Я что-то слышала о них, но думала, что эти хищники здесь не водятся. — Рена почувствовала, как мерзкий холодок побежал по спине и обмякли ноги.

— Андреус, — резко сказал Тайрон.

— Да, я слышал, что он специально привез сюда и выпустил в горы несколько пар варри, — пробормотал Коннор. — Нам нельзя останавливаться. Поспешим, друзья мои.

Рена видела, как Тайрон, сжав кулаки и набычив голову, рванулся вперед, словно уже видел перед собой свору кровожадных варри.

Они снова двинулись в путь. Никто не произносил ни слова. Вскоре Рена, с трудом поспевая за широко шагающим Тайроном, стала задыхаться. Позади себя она слышала хриплое дыхание Коннора. Но останавливаться было нельзя, Рена это прекрасно понимала и старалась изо всех сил. Едкий пот заливал глаза. Позади них, где-то далеко в горах исчез последний краешек багрового солнца. Рена не оглядывалась и не видела этого, но заметила, как сразу же истаял последний луч теплого золотистого света, словно соскользнувший с гладкого бока валуна в топкую лиловую тень. А потом и тени утонули в бездонной черной тьме ночи.

Тайрон не замедлял шага. Рена слышала, как он тяжело и прерывисто дышит. Она уже хотела было спросить, не собирается ли он остановиться, как снова послышался этот протяжный, дрожащий в ночном воздухе вой. Но теперь он возник гораздо ближе.

— Крик погони, — выдохнул Тайрон. — Варри вышли на охоту… Это здорово описано в одной книге…

— Смотрите! — Коннор указал вверх, откуда скатился к их ногам и плюхнулся прямо на тропу круглый камень.

Рена успела заметить мелькнувшую на верхушке скалы неясную тень.

— Козы, — сказал Коннор. — Они чувствуют опасность. Все живое бежит от этих хищников.

— Варри… едят коз? — спросила Рена, глядя в спину Тайрону. Он продолжал упрямо подниматься по крутой тропе.

— Они едят всех, — мрачно откликнулся он, не поворачивая головы. — Кого смогут поймать.

— Тайрон, — тихо окликнул его Коннор, — ты видишь утес на том склоне?

Тайрон поднял голову и стал пристально разглядывать вьющуюся вверх по склону тропу. Не замедляя шага, он кинул через плечо:

— Гнездо крокана?

— Думаю, да, — сказал Коннор.

— Но какая нам от этого польза? Вряд ли кроканы смогут отпугнуть варри.

— Давай попробуем? Во всяком случае, рядом с кроканами варри не так страшны.

— А вдруг и те и другие вздумают на нас напасть? — Тайрон хрипло закашлялся, и как будто в ответ совсем близко раздался охотничий захлебывающийся крик варри.

— Бежим! — крикнул Коннор, хватая. Рену за руку.

Он буквально волок Рену за собой. Она не протестовала, только старалась быстрее перебирать ногами, чтобы не споткнуться, не полететь кубарем и не утянуть за собой вниз Коннора. Усталые, они то и дело оступались, обдирали колени и локти, но, поддерживая друг друга, поднимались и устремлялись вперед.

Грозные вопли варри раздавались то спереди, то сбоку. Внезапно Тайрон вскрикнул:

— Там! Вон там!

Хватаясь за каменные выступы, обдирая ладони, он стал карабкаться на отвесный утес. Коннор не отпускал руку Рены, не давая ей упасть.

Позади они ясно слышали дробный топот ног и лопотание невидимых во тьме существ, издающих какие-то неясные, нечеловеческие звуки.

— Они… рядом… вот… — тоненько вскрикнул Тайрон.

Он взмахнул руками и пошатнулся, стоя на краю утеса. Коннор выпустил руку Рены, мгновенно метнулся вперед и успел ухватить Тайрона за полу туники.

— Пусти меня, — вскричал Коннор, отталкивая Тайрона и устремляясь во тьму.

— Стой! Не будь идиотом! — попытался задержать его Тайрон.

Коннор отмахнулся.

— Это кроканы. Они тоже убегают от злобных варри. Может, подхватят и нас… я слышал о таком. Они могут унести нас с этой скалы. Но сначала все же нужно выяснить, что происходит. Вот, возьми. — Он протянул Тайрону меч. — Я скоро вернусь.

Тайрон двинулся было вслед за Коннором, словно не понимая, что он сказал. Потом остановился, глядя вокруг затуманенным взглядом.

Рена слышала, как топот, вой и визги приближаются.

«Звездная Ирен наверняка придумала бы, как спасти друзей… но что?., что?» — лихорадочно думала она.

— О-ох! — Рена рванулась назад, навстречу неведомым преследователям. Ее пальцы скользнули в карман фартука.

— Рена… не надо, — задохнулся Тайрон.

— Ветер… нам поможет, — прошептала Рена и, подняв руку над головой, открыла горсть, полную перца.

Желтое облако покатилось вниз по склону. Рена вырвала из кармана вторую руку и послала вслед за первым жгучим облаком остатки огненной пудры. Через несколько секунд они услышали отчаянный вой, полный злобы и боли.

— Сюда! — донесся до них зычный голос Коннора откуда-то сверху, из тьмы. Рена и Тайрон сорвались с места и помчались, подгоняемые страхом.

Рена уже ничего не соображала, в глазах был туман. Вдруг она наткнулась на что-то жесткое, но не холодное, каменное, а живое, податливое.

— Что это? Что за смешной нос? — Она еще могла, оказывается, улыбаться!

Ответом ей было странное необычное карканье: кра-ук! кр-рраук!

Неужто варри? Она пропала!

И тут раздался голос Коннора.

— Скорее! — Торжествующий, звонкий крик. — Мы полетим! На спинах кроканов! — И в то же мгновение он появился перед ними, смеющийся, живой, быстрый. Неуловимым движением выхватив из рук Тайрона меч, Коннор засунул его в ножны. — Идем!

Весь день королева казалась спокойной. С губ ее не сходила улыбка. Она никому ничего не сказала о встрече с сестрой. Когда король велел ей явиться на ужин с прибывшими герцогами и военачальниками, королева отпустила служанок и оделась сама в одно из своих самых парадных платьев цвета королевского двора Рисаделей. Накинув сверху простой плащ с капюшоном, она вышла.

Лейла ждала сестру в комнате рядом. Никого вокруг не было. Слуги уже привыкли, что Лейла то появляется, то исчезает, и потому не догадывались, что происходит нечто необычное.

На Лейле тоже был темный плащ. Увидев сестру, она немного растерялась.

— Ты уверена, что хочешь сделать это, Астрен?

— Надеюсь, твои волшебники не очень опасны? — насмешливо спросила королева.

— Нет, конечно, — спокойно ответила Лейла. — Только, боюсь, каждый твой вопрос родит целый букет новых.

— Вопросов? — не поняла Астрен, но тут же махнула рукой. — В любом случае поторопимся.

— Верн знает? — Лейла взяла ее за руку.

— Нет. Никто не знает. Если вдруг я совершаю ошибку, то пусть это будет моей неудачей. — Астрен тяжело вздохнула и, приготовившись к мгновенному перемещению, зажмурилась.

Словно вихрем завертело ее, голова закружилась, ноги потеряли опору. Когда королева открыла глаза, она увидела перед собой маленький круглый домик. Он стоял в гуще небольшого сада и был по самый конек крыши покрыт мягкой вечерней тенью. Астрен разглядывала этот мирный скромный домик, какие нередко встречала на окраинах города. Но никогда еще ей не приходило в голову постучаться и войти внутрь.

Лейла молча стояла рядом, ожидая, пока сестра окончательно придет в себя.

— Все, я готова, — глубоко вздохнула Астрен. — И как только ты можешь такое выдерживать, переносясь с места на место чуть ли не каждый день?

Лейла коротко улыбнулась.

— Мне подождать здесь? — спросила она. — Ты войдешь сама?

Королева фыркнула:

— Не болтай глупостей.

Они вместе пошли по короткой дорожке к дому. Но не успели сделать и двух шагов, как дверь распахнулась и на пороге показался белобородый старик.

— Добрый день, добрый день, — приветливо проговорил он. — Входите и добро пожаловать. Наперед прошу извинить молчание моей сестры.

«Не поклонился, не оказал почестей, обязательных для королевских особ, — размышляла королева, следуя за старцем. — Неужто не знает, кто я?»

Она села на стул, любезно придвинутый мэтром Гастартом к очагу. По другую сторону очага сидела махонькая старушка с поникшей головой и сложенными на коленях руками. Грудь ее под белоснежным фартуком поднималась мягко и ровно, и королева поняла, что старушка просто спит.

Мэтр Гастарт предложил гостьям еду и питье. Вежливо отказавшись, королева разгладила на коленях бархат платья и прямо, без обиняков выпалила:

— Я знаю, что даже чародеи не смеют приходить к вам, беспокоить просьбами и досаждать вопросами. Но под угрозой жизнь моей дочери.

— Спрашивай, о чем хочешь, дитя мое. — Глубокий, рокочущий голос старца звучал все так же приветливо.

— Прекрасно. Тогда скажите, вы и есть близнецы Сендимерис?

Он нежно улыбнулся:

— Здесь мы Селшаф и Гастарт. Но истинная правда и то, что Галфрид знал нас когда-то под другими именами и в другом обличье.

Королева Астрен резко подалась вперед.

— Имена не так важны, как цель и действие, — нетерпеливо произнесла она. — Вы управляете вещами, событиями, людьми. На расстоянии. Но с какой целью? Почему вы препятствуете Галфриду настигнуть и вернуть детей, а позволяете им следовать по опасной и невероятно трудной дороге?

— Мы никем не управляем, — ответил мэтр Гастарт. — А этих детей трудно остановить. И знайте, никто, кроме них, не сможет проникнуть в землю Андреуса.

— А потом? Что будет потом? — вскричала королева.

В это мгновение старушка подняла голову и открыла глаза. Она скользнула взглядом по сидящим у очага, и подбородок ее снова уткнулся в грудь.

Астрен заметила, как слегка нахмурилась Лейла, но упрямо продолжала:

— Они предоставлены сами себе в этой страшной стране Сенна Лирван…

— Они все еще в Мелдрите, хотя и приблизились к самой границе владений Андреуса, — мягко перебил ее Гастарт. Он скосил взгляд на свою сестру, и та медленно кивнула, хоть глаза ее по-прежнему были закрыты.

— Значит, они уже приблизились к опасной черте, а все наши чародеи преспокойно сидят в Кантирмуре… и ждут! И вы, насколько я понимаю, против того, чтобы Верн шел войной на Сенна Лирван?

— В этих юных воителях, которых вы называете детьми, скрыты невероятные силы. И кроме того, они могут рассчитывать на помощь, — спокойно проговорил мэтр Гастарт. Он помолчал и снова взглянул на сестру, прикорнувшую у очага. Она не двигалась.

— Помощь? Какая помощь? Вы тут… Целых шесть лет спокойно живете вдали от всех и ничего не желаете сделать. Все эти годы мы вынуждены были скрывать свою девочку от злобного Андреуса, опасаясь его угроз! А он тем временем завоевывал одну землю за другой!

Старушка вновь открыла глаза.

— Мы были озабочены не Андреусом, — еле слышно. вымолвила старушка, — а тем, кто наставлял его. — Она медленно встала и выпрямилась, оправляя длинную юбку. — Извините нас. Мы ненадолго отлучимся. Принесем горячего питья.

Королева смотрела вслед старикам, удаляющимся на кухню. Потом повернулась к сестре.

— Ты была права, — усмехнулась она. — Мои вопросы рождают не ответы, а новые вопросы. И все же… — Она замолчала, перебирая кольца на пальцах. — Не могу объяснить странного чувства, но я обрела уверенность, хотя не услышала ни одного обещания.

— Скажу тебе, что пугает меня, — прошептала Лейла. — Вернее, кто… та, которая училась у властителя Сенна Лирван всяким волшебным штучкам… — В этот момент в комнату вошли старички с подносами в руках.

— Вы говорили об Идрес Рискарлан? — спокойно спросил мэтр Гастарт.

— Да, — гордо подняла голову Астрен. — Чародей Галфрид запрещает даже произносить ее имя. Но ни я, ни король не подчиняемся его воле. Наверное, мне самой придется пойти к ней и молить о помощи.

— Ах, но ее нет в убежище, — пробормотала хозяйка (’елшаф, осторожно ставя поднос на плиту очага.

— Она исчезла? — с отчаянием воскликнула Лейла.

— Мы не исчезаем. Просто уходим и приходим беспрепятственно. Это наше здешнее правило, — загадочно проговорил мэтр Гастарт. — Давайте попьем горячего сидра? Он так хорош холодными вечерами.

— И в горах будет прохладно, — вымолвила хозяйка Селшаф. — А нам скоро придется наведаться туда. Андреус, кажется, устроил отвратительную завесу над границами своих земель. Смертельная опасность грозит всякому, кто приблизится. Мы должны разорвать опасную завесу. Но сделать это надо так, чтобы Андреус не успел обнаружить и снова раскинуть свою сеть-ловушку. Может быть, отважитесь идти с нами?

Королева взглянула на сестру и вдруг рассмеялась. Перед ней сидела не знатная чопорная принцесса Сирадайеля и не строгая учительница Лейла, а восторженная девочка с горящими глазами. Лейла преобразилась. Она вся светилась от счастья. Ее зовут с собой самые могущественные чародеи в мире! Королева улыбнулась и протянула руку за дымящейся чашей горячего сидра.

— Сюда… скорее. Надо успеть прежде, чем они поднимутся в воздух и улетят! — кричал Коннор.

Рена почувствовала у себя на запястье его цепкие пальцы. Коннор тащил ее на вершину утеса. Там, на узкой площадке, стояли три громадные птицы на высоких ногах. Быстро вертелись маленькие головки на длинных гибких шеях. Блестящие, как лаковые, перья начинались лишь у основания шеи и в несколько слоев, словно защитная броня, покрывали широкие тела. Одна птица была серебристо-серая, две другие отливали темно-красным матовым огнем.

Коннор спружинил ногами и прыгнул на спину ближайшей к нему птицы. Она попятилась, сделала один или два шага вбок, взъерошила перья и закричала странным стонущим голосом.

— Никогда не слышал, как кричат кроканы, — Тайрон взъерошил волосы, превратив их в привычное воронье гнездо. — Никогда! — С этим словами он вспрыгнул на спину второй птицы и обхватил обеими руками ее трепещущую шею. И птица его не скинула!

Кроканы боком потопали к краю утеса и замерли над уходящей глубоко вниз пропастью. Их жилистые ноги напряглись, когтистые лапы клацали по камням.

— Рена, не медли! — крикнул Коннор.

Позади уже слышалось злобное рычание варри. И Рена не раздумывая уцепилась за крыло третьей птицы. Опираясь коленом на узловатое птичье колено, девочка ловко, как на дерево, вскарабкалась на просторную спину. Птица двинулась вперед, покачивая боками. Рена, чтобы не соскользнуть на землю, подобно Тайрону обняла птицу за шею. Раскрылись огромные крылья, ноги птицы чуть согнулись, распрямились и… исчезли под животом.

— Кро-о-ок! — И птица нырнула в пропасть с края скалы. Рена вскрикнула и сильнее прижалась к скользким перьям в углублении между свистящими в воздухе крыльями.

— Эг-ге-е-ей! — закричал Коннор, когда его птица снялась с места.

— О-го-го-ооо! — вопил Тайрон.

На опустевшую скалу толпой, напирая, один за другим взбирались варри. Жуткий вой полетел вслед парящим над скалой гигантским птицам.

Кроканы стремительно набирали высоту. Ветер бил и лицо Рене, и она закрыла голову локтем, чуть повернувшись назад. Девочка ясно видела внизу скачущие серые фигурки варри-людоедов. Ветер рвал на части гулкое эхо, и Рена слышала лишь неясное бормотание хищников, доносившееся снизу. А птица уже поднималась к самым облакам. С каждым мощным взмахом крыльев тело Рены моталось по гладкой спине крокана. Она еще крепче вцепилась в вытянутую вперед напряженную шею летящей птицы.

«Спокойно! Не визжи! Звездная Ирен и не такое выдерживала. Она бы просто смеялась».

Но почему-то Рене никак не удавалось рассмеяться. Она вспомнила, как приспосабливалась к седлу, и попыталась так же оседлать птицу. Но слишком широка была спина! Зато можно было удобно усесться в углублении между крыльями.

Где-то в облачном тумане она слышала, как весело хохочет Коннор. До нее донесся крик Тайрона:

— Как ты думаешь, мы сможем их заставить лететь к мосту?.

И встречный ветер принес ответ Коннора:

— По-моему, они знают… куда мы стремимся…

Крокан Тайрона пронзительно закричал, и все птицы тут же изменили направление полета. Они усиленно замахали крыльями, набирая высоту. Внезапно облака разорвались, и в глаза Рене хлынул ярко-золотистый свет.

— Ой! — вскричала она, ужаснувшись невероятной высоте.

Небо над ними вздымалось беспредельным алмазно-голубым куполом. На западе садилось солнце, громадный шар плавящегося золота. Плотные облака внизу, облитые мерцающим светом, казались холмистой снежной равниной. Тут и там вздымались суровые горные пики, прорвавшие податливую ватную облачность.

А птицы продолжали стремиться вверх, огибая каменные шпили, паря над извивающимися далеко под ними ущельями. Четкие тени птиц с распростертыми крыльями медленно скользили по гряде облаков, растягивались, попадая на мгновение на плоскую грань вздымающейся скалы. Рена, затаив дыхание, озирала все это великолепие. Полег на птице был таким прекрасным, так не похож на все, что она могла когда-либо вообразить! Она даже не замечала холода, того, что руки ее и ноги онемели в ледяном воздухе.

Птица Коннора величественно парила, кружила, ныряла в ставшее на пути облако и появлялась вновь, словно бы стряхивая с крыльев клочья тумана. Когда крокан, на котором летела Рена, поравнялся с птицей Коннора, она увидела радостную, озорную улыбку на лице мальчика и тоже улыбнулась ему. Тайрон, крепко обхватив шею крокана, пристально смотрел вниз, словно запоминая дорогу.

Так же внезапно, как поднялись в воздух, птицы вдруг развернулись в сторону плоского серого склона горы и быстро ринулись вниз. Рена почувствовала, как сердце у нее забилось в горле. Но вот птица замедлила полет, сделала плавный круг, застыла в воздухе, расправив крылья, и мягко опустилась на плоскую каменную площадку. Здесь была явно видна работа человеческих рук. Высеченная в скале площадка упиралась в сплошную каменную стену.

Опустившись, птицы продолжали двигаться. Они, выбрасывая длинные ноги, бежали вдоль стены. Рену трясло на спине крокана, будто на телеге, подпрыгивающей на неровной дороге. Окоченевшие руки ослабели, и девочка скатилась на землю, перекувырнулась через голову и больно ударилась о камень.

Она села, потирая непослушными, онемевшими пальцами ушибленное место. Голова кружилась. Мальчики ловко спрыгнули со своих птиц. И кроканы тут же взмыли в воздух и улетели.

Тайрон кинулся к Рене и обнял ее.

— Жива?

Коннор, возбужденный полетом, все еще радостно смеялся.

— Здорово получилось! Но этот вой варри! Я, наверное, долго еще буду слышать его во сне.

— Не люблю кошмаров. Даже во сне, — поежилась Рена, медленно вставая. Все тело ее занемело, ноги слегка подгибались в коленях. Но ей хотелось петь и танцевать. Этот побег… невероятный полет… Если они сумели добраться сюда, то смогут и освободить Тесс! — Жаль, что мы не успели поблагодарить кроканов, — сказала она. — Но все-таки почему они помогли нам?

— Квакваки Андреуса охотятся на них, убивают просто так, для развлечения, — проговорил Коннор, приглаживая взлохмаченные ветром волосы.

— Откуда ты это взял? — удивился Тайрон. — Ничего подобного я не слышал. И вообще о кроканах, по-моему, не упоминается ни в одной книге из тех, что написаны со времени восшествия на трон Андреуса.

— Сам не знаю, — пожал плечами Коннор. — Да какая разница? Главное, мы здесь.

— Но почему птицы не полетели дальше, не пересекли границу владений Андреуса? — задумчиво проговорил Тайрон. — Или их не пускает какое-то заклинание?

— А мы у границы? — встрепенулась Рена.

— Да. Внизу мост — это и есть граница между Сенна Лирван и Мелдритом. — Тайрон кивнул в сторону каменной стены.

Рена встала на цыпочки, перегнулась через стену, и голова у нее закружилась. Внизу разверзлась глубочайшая пропасть, где вместо дна клубилась иссиня-черная тьма. Через пропасть был перекинут мост. Отсюда мост казался хрупким, как веточка. Ветер стонал в расселинах, а небо над головой было таким же сизым и сумрачным, как поросшие седым мхом камни вокруг.

— Эта пропасть разрезает всю горную цепь, — продолжал Тайрон. — В древних книгах написано, что она появилась после ужасного землетрясения, которое случилось во время великой войны магов. А мост был построен не очень давно. Кажется, нашими чародеями. Но о нем мало кто знает. Галфрид ходил по этому мосту много лет тому назад и рассказывал, что жители Лирвана до сих пор так его и не обнаружили.

— Ну, конечно, дорог здесь нет. Только и можно перелететь, — подхватила Рена, вся сжимаясь от пронизывающего ледяного ветра.

— Хей-хо! — вдруг дико вскричал Тайрон. Эхо покатилось по горам и ухнуло в пропасть. Тайрон счастливо рассмеялся. — Но как нам повезло! Вместо долгих дней карабкания по скалам, раз — и мы тут! — Он умолк и нахмурился. — Андреус, надеюсь, еще не обнаружил нас. Но его злобные слуги, горные существа…

— Опять варри? — задрожала Рена.

— Нет, они вряд ли смогут забраться так высоко. Да и вообще ни одному живому существу доползти сюда не удается. Поэтому, наверное, именно здесь и построили мост чародеи. — Тайрон еще раз взглянул вниз.

— Но сюда наверняка долетают грифы-могильщики, — пробормотал Коннор.

— Может быть, — задумчиво проговорил Тайрон. — Они обычно охотятся ночью, а уже совсем темнеет. Надо спешить. Чуть согреемся и будем перебираться через стену.

Но согреться на ледяном ветру было непросто. Рена попыталась вытащить из сумки плащ, но его буквально вырывали из рук резкие порывы не стихающего ветра. Пришлось сжаться и укрыться за громадный валун. Тайрон пытался согреть руки дыханием, но, поняв, что это все равно бесполезно, решительно встал и подошел к краю обрыва.

— Ну что, покончили?

— Ага, — усмехнулся Коннор, — пока холод не покончил с нами. Идем. Я пойду впереди, чтобы вы не заметили, как я трясусь от страха.

И они осторожно двинулись вниз, к висящему над пропастью мосту.

— Пора, — тихо произнесла хозяйка Селшаф.

Она встала и протянула руки. Мэтр Гастарт стал к ней лицом. Они взяли за руки сестер.

Королева напряглась, зажмурилась, готовясь к неприятному моменту перемещения. Теплая рука старика крепко сжала ее ладонь. Когда пожатие ослабло, она вдруг почувствовала ударивший в лицо стылый, пахнущий сосной ветер. Открыв глаза, Астрен увидела над собой сияющий звездами темный полог неба. Они все четверо оказались на высокой горной вершине. Чуть кружилась голова, но во всем теле чувствовалась приятная легкость.

Старики все еще стояли лицом друг к другу, крепко держась за руки. Хозяйка Селшаф пела низким мелодичным голосом. Астрен не смогла разобрать ни слова, но чувствовала необыкновенную силу в этом протяжном пении. И вдруг прямо у их ног вспыхнул костер.

Королева в страхе отпрянула. На спокойных лицах близнецов Сендимерис играли теплые блики.

— Не бойтесь. Подойдите ближе. Погрейтесь.

Астрен и Лейла приблизились к костру, протянули руки над ласковым огнем. Глаза их возбужденно мерцали в неверном свете мечущихся на ветру языков пламени.

Королева взглянула на близнецов, неподвижно застывших рядом. Она вдруг заметила в руках старой женщины нечто сияющее голубовато-серебряным светом, будто по острым граням перебегали крошечные отражения звезд. Хозяйка Селшаф смотрела в хрустальный кристалл.

Медленно воздев руки к небу, она промолвила:

— Пора. Начинай!

И слова ее унес ветер.

Мэтр Гастарт шагнул к самому краю скалы, длинная борода его развевалась за плечами. Он хлопнул в ладоши.

Гром расщепил небо. Гора под ногами задрожала. Руки старика теперь были широко раскинуты, и между ними сверкнул зигзаг молнии. Ослепительно белая молния вдруг окрасилась багровым и унеслась во тьму ущелья. Оттуда, из черного мрака, выплеснулись в небо струи нестерпимого света. И вновь сверкнула молния, пущенная уже руками грозной старухи. Соединившись, две молнии ударили, впились в невидимую мишень и вспыхнули слепящей — от горизонта до горизонта — полосой. Всего лишь на мгновение.

И свет угас. И вновь над ними было тихое, усыпанное драгоценными камнями звезд небо.

— Вот. Красиво, правда? — с улыбкой спросила хозяйка Селшаф, опуская руки.

— Ну и удивится же Андреус! — хихикнул мэтр Гастарт.

Старушка взяла за руку Астрен.

— Дорогая, — мягко заговорила она, — ты должна убедить мужа немного подождать. Но если уж король Верн так нетерпелив, то попроси нашего друга Галфрида отправиться вместе с ним.

— Андреус не так глуп, — добавил мэтр Гастарт.

Старушка кивнула и улыбнулась. Глаза ее светились лукавой добротой. Она снова взяла сестер за руки.

— У всех нас впереди много работы, — тихо проговорила она. — И не так-то много времени, чтобы выполнить ее…

И снова их окутало, сделало невесомыми волшебное облако заклинания. Но вместо того, чтобы опять перенестись в убежище, сестры оказались в дворцовых покоях.

Королева Астрен сжала ладонями голову.

— Кружится? — спросила Лейла.

— Нет, совсем нет. Просто удивительно. Но я… — Она умолкла.

Лейла понимающе кивнула. Брови ее поднялись домиком.

— Понимаю. Я тоже беспокоюсь. Галфриду нужно все рассказать. Не знаю, как он воспримет известие о том, что близнецы разорвали световую ловушку. Но уверена, что все свершилось вовремя, и Тайрон, Рена и Коннор успели пересечь границу.

Королева глубоко вздохнула:

— Значит, хозяйка Селшаф не спала тогда у очага, а все время мысленно наблюдала за ними? Видела детей в свой хрустальный кристалл?

Лейла медленно кивнула.

— И мне намного спокойнее, когда я знаю, что она не сводит с них глаз, — продолжала Астрен. — Но почему она просто не сказала нам об этом? Не успокоила?

Лейла вдруг опечалилась:

— Опасаюсь, что скоро они пропадут из виду. И никакой хрустальный кристалл не поможет, как только они пересекут границу владений Андреуса.


Глава одиннадцатая | Рена и потерянная принцесса | Глава тринадцатая