home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава 6

ТАИНЭ

Ворон, отстранив лакея, помог мне сесть в мою карету и тут же забрался следом, так зыркнув на подбежавших беломонашек во главе с франой Унтаной, что те застыли как статуи. Однако старшая монахиня не собиралась сдаваться.

— Ваше сиятельство, мы должны сопровождать вашу нареченную, — процедила она, недовольно поджав губы.

— После благословения Небес я имею полное право сделать это сам.

— Мы целительницы, граф. Ваша таинэ[3] еще нуждается в нашей помощи.

— Вы очень любезны, светлая франа, но во дворце имеются лекари.

— Но они не смогут оказать духовную поддержку! Леди Тиррина побывала в лапах демонов и так и не прошла процедуру очищения. Ваше предстояние перед Небесами было бы более успешным, если бы нам дали больше времени перед ритуалом, чтобы помочь невесте оправиться от последствий ее похищения.

— Милостивая франа, мы призовем вас, если будет необходимость. — И Ворон сделал знак лакею, чтобы тот захлопнул дверцу.

Карета двинулась по следам королевского кортежа. Я вздохнула с облегчением. Не знаю, что у них тут понимается под очищением, но я сразу вспомнила жуткие картины средневекового экзорцизма.

Мой жених расположился напротив, и было неуютно под его пристальным взглядом. Я молчала — как-то внезапно накатили слабость и усталость, и граф сам начал разговор:

— Помнится, у вас были ко мне вопросы, миледи?

Тысяча вопросов. Но все они куда-то улетучились, оставив ощущение звенящей пустоты, и я ляпнула первое, что пришло в голову:

— Если я — таинэ, то каков сейчас ваш брачный статус, милорд? Я не могу подобрать аналогов.

— Таир. Это древнее название. Более привычно — нареченный. Но вы же не это хотели узнать?

— Не это. Но у меня так много вопросов!

— Начните с главных, — улыбнулся он краешками губ.

— Их не меньше.

— С жизненно важных. — Его улыбка стала шире.

— Они все такие! Я не понимаю, что происходит между вами и служителями Темных Небес, и почему они хотят затянуть ритуал? Не понимаю, с какой целью король провоцирует вас? И какую линию поведения мне выбрать? И… вы знаете, что он требует, чтобы я следила за вами?

Дэйтар кивнул:

— Знаю. Он у всех требует. И вы согласились?

— Нет. Но я дала присягу, и он может приказать.

Ворон вместо ответа наклонился и вытащил из-под скамьи корзину. Откинул крышку и жестом фокусника вынул кувшин и два хрустальных бокала.

— Подержите, — протянул мне бокалы, зажав их ножки между пальцами.

Я аккуратно взяла их по одному, а граф, открыв хитрый магический запор на крышке кувшина, плеснул в бокалы на два пальца тягучего, почти черного напитка. Густо запахло травами и пряностями.

— Коньяк? — поморщилась я.

Терпеть не могу крепкие напитки.

— Нет. Это безалкогольный целебный эликсир. Тонизирующий, обезболивающий и насыщающий не хуже доброго куска мяса. Попробуйте.

— Наркотик? — сделала я огромные глаза.

— Не выдумывайте! — Ворон рассмеялся и смело опустошил бокал.

Я отпила полглотка. И мгновенно почувствовала легкость воздушного шарика, словно в меня накачали баллон гелия. А голову как будто прочистили изнутри, как закоптившееся стекло. Вот это крутой энергетик!

— Много нельзя, — предупредил Дэйтар, когда я потянулась за добавкой, но расщедрился еще на глоток восхитительной амброзии.

— Почему?

— Вы первый раз пробуете «Живой эликсир»? — Граф сделал паузу. А дождавшись моего кивка, пояснил: — Это вообще-то магическое средство, используемое некромантами для оживления трупов.

Я подавилась и закашлялась до слез, а мерзкий Ворон невозмутимо поинтересовался:

— Вам по спинке постучать?

Я судорожно мотнула головой, но это наглое существо, быстро пересев на мою скамью, от души хрястнуло ладонью по спине. Я едва не сломалась.

— Зачем… кха-кха… трупам обезболивающее? — еле выдавила я.

— Хороший вопрос. — Ворон перестал изображать костолома и легонько провел ладонью между моими лопатками. Приступ кашля мгновенно прошел. Ладонь скользнула на мою талию и притаилась там. — Простите, моя леди. Не думал, что моя неудачная шутка произведет такой ошеломляющий эффект. Но я готов искупить вину откровенными и подробными ответами на ваши вопросы. Согласны?

Я отодвинулась. Что ж, я тоже шутить умею, люблю, практикую…

— Согласна, но оставляю за собой право на ответную шутку.

Эх, Ворон, Ворон! Не знаешь ты, что Коршуновых лучше не трогать. Наше чувство юмора далеко не всем жертвам нравится.

— Любите брать реванш? — сощурился шутник.

— Не люблю оставаться в долгу, милорд.

— Учту, миледи, — легкомысленно хмыкнул граф. И вдруг резко посерьезнел. Словно солнце зашло за плотную тучу. — Вы затронули очень сложные темы, и так просто на них не ответить, но я постараюсь. Согласившись заключить со мной брачный контракт, вы попали не просто в гущу интриг нашего мира, Тома, а в самую сердцевину. И меня радует, что вы это понимаете, судя по вашим вопросам. А еще я несказанно рад, что две недели назад вы отвергли наш брак и благодаря интриганке Зим попали в Орияр-Дерт.

— Рады? Почему? — изумилась я.

— Потому что в то время мы с вами встретились бы врагами, а теперь, смею надеяться, мы, по меньшей мере, союзники, раз уж вступаем в брачный союз.

Вот и король собирался сделать меня «союзницей». Именно такими громкими словами интриганы прикрывают свои манипуляторские замыслы.

— За две недели у нас появилось время узнать некоторые тайны друг друга, и надеюсь, в дальнейшем их станет еще меньше, — тем временем говорил некромант. — Мои отношения с храмом Темных Небес — одна из таких тайн. Темный орден ненавидит меня, как потенциального демона. Но Небеса Айэры принимают мою сущность. Даже, как ты убедилась, могут благословить. Поэтому темнорясники терпят мое существование. Более того, я им нужен, пока полезен. А полезен, пока Орияр-Дерт несокрушим и находится на этой стороне мира.

Лукавит Ворон. Недоговаривает. Я еще в состоянии отличить искреннюю ненависть от наигранной вражды. А значит, Ворон не доверяет мне.

Плохо. Именно этого и добивается король. Чтобы у Ворона не было никого, только его высочайшая монаршья милость и дружба. Тоже притворная.

— А король? — спросила я.

— С королем то же самое, с той разницей, что Артан играет доброго братца, пока ему выгодно. Но чем ближе мое двадцатипятилетие, тем чаще и изощреннее будут его провокации.

— Но зачем? Какая ему в этом польза?

Некромант не ответил, задумчиво взял мою ладонь. Я замерла, пока он молча перебирал мои пальцы.

— А руки у тебя еще чужие, — улыбнулся он.

— Я вся еще чужая, — с горечью прошептала я.

Он вскинул потемневшие глаза.

— Это не имеет значения. Я видел твою сущность, Тома. Теперь мне уже не нужно сердце Лаори-Эрля, чтобы увидеть тебя настоящую под любой личиной. У тебя волнистые волосы цвета зрелой пшеницы и темно-зеленые глаза, как омуты. А еще красивые манящие губы и милые веснушки на носу.

— Неправда! Веснушек у меня нет. И вы обещали мне ответить на вопросы.

— Вообще-то нам уже можно обращаться друг к другу не столь церемонно, Тома. Даже в присутствии третьих лиц. Поэтому прошу говорить мне «ты» и обращаться по имени и без титулов. Что касается его величества, тут все просто. Ему нужен не я, а Орияр-Дерт. Точнее, сердце Лаори-Эрля. Если он сумеет завладеть им, то Ворон уже не понадобится, чтобы удерживать врата между мирами. Хватит и сил Темного ордена. Более того, тогда, как ему кажется, можно будет закрыть врата навсегда и больше не бояться прорыва демонов Нижнего мира. Он заблуждается, но не в этом суть. Все гораздо хуже для меня.

— Он провоцирует тебя, чтобы не упустить момент твоей максимальной уязвимости? — Внезапная догадка обожгла меня и тут же бросила в озноб.

— Верно, — с легким удивлением согласился Ворон и поцеловал мне пальцы. — Как ты быстро поняла! Я потрясен. Да, Артан — прежде всего король. Если он раз и навсегда решит тысячелетнюю проблему Орияр-Дерта и моего проклятого рода, то обезопасит страну и прославится на все оставшиеся века. И он ждет единственного момента, когда я, раздираемый изнутри проклятием крови, а снаружи — атаками Нижнего мира, ослабну настолько, что меня можно будет безопасно убить, и я не смогу ни сопротивляться, ни мстить после смерти. А Орияр-Дерт, лишившись последнего наследника рода Черного Ворона, медленно умрет. Так медленно, что на век Артана Седьмого его агонии хватит, а там пусть у его будущих потомков голова болит. Это если ему не удастся завладеть сердцем Лаори-Эрля.

Вот лицемер этот никогда не лгущий король! Храни Небеса от таких добрых друзей!

— Подожди. Разве не выгоднее ему, чтобы ты благополучно пережил двадцатипятилетие? Ведь ты, когда вернешь меня в мой мир, сможешь снова жениться на любой девушке, и проклятие… — Я хотела сказать «перейдет на твоего первенца», но прикусила язык. И кое-как вывернулась: — И проклятие перестанет быть для тебя актуальным.

— Это было выгодно для всех предыдущих поколений королевского рода. Но Артан понимает: так не может продолжаться вечность.

— Да пусть продолжается!

— Видишь ли, Тома, мне не повезло. Демоны тоже не хотят ждать вечность, и они тоже сменили тактику.

— И все хотят тебя убить!

— И тебе не повезло с таким женихом. Но клянусь, и волос с твоей головы не упадет. Тебя я сумею защитить.

Ох, что-то сомневаюсь!

— То есть тебя хотят убить и демоны, и — при удобном случае — король. И от их планов может спасти только успешная женитьба?

— Скажем, это один из вариантов.

— А какие есть еще?

Дэйтар покачал головой, показывая, что не ответит. Что ж, для него было бы глупо надеяться, что четвертая невеста окажется более везучей, чем все предыдущие. Разумеется, он нашел запасной выход.

— Но разве я не ослаблю тебя как мага?

Дэйтар улыбнулся.

— Не успеешь. Мы же заключили соглашение, что сразу после моего двадцатипятилетия я отправляю тебя в твой мир. Осталось всего два с половиной месяца. Кроме того, ты, как выяснилось, тоже маг, только необученный. А значит, не придется делиться силой. Придется только учить тебя, но это как раз не проблема.

— А в чем проблема? — уловила я нотку сомнения в его голосе.

— В том, что твое обучение должно быть абсолютно тайным, иначе — тут Артан прав — иначе возникнут вопросы, как может леди Тиррина, потомственная темная магиня, не обладавшая ни малейшей искрой ментального дара, да еще и три года показывавшая полную потерю магии, вдруг оказаться менталисткой? Причем достаточно сильной, чтобы ее сырой дар Небеса сочли угрозой для брака без адаптации магий.

— Действительно. Откуда вдруг что прорезалось? Да и не чувствую я в себе никаких таких сил. С чего они взяли, что у меня есть дар?

— Небеса не лгут.

Некромант, вспомнив о кувшине, взболтал его и, вытащив из корзины припрятанные было бокалы, налил нам еще по глотку эликсира.

— Выпей, нам силы еще понадобятся.

Я послушно выпила божественный нектар.

— Я не понимаю, Дэйтар. Ведь не было и нет ничего!

— Так-таки ничего? Во-первых, ты три года сопротивлялась давлению своего первого опекуна и его матери, а баронесса имеет слабую ментальную ступень, оттого и подавила полностью своего сына. А еще ты избегала паутины айэни Зим, пока не столкнулась с ней слишком близко. Я, кстати, очень удивился, почти не ощутив ее воздействия на тебе.

Я потерла лоб: какое-то воспоминание зашевелилось… Точно!

— Да, она жаловалась, что магия на меня не действует. Я потом удивилась — очень даже действует!

— Она имела в виду магию айэ, Тома. Все айэ способны воздействовать на сознание людей: насылать морок, заставляя их видеть то, что им хочется. А любой менталист имеет естественный ментальный щит. У тебя он совсем незаметный, но весьма действенный. Ведь никто не заподозрил! Хотя, может, тут еще сказывалось то обстоятельство, что на Тиррине был блок. Когда я его снял, и твой дар расправил крылья.

— Да не чувствую я ничего.

— Тут нужно не чувствовать, а сознавать. Арган потребовал с тебя клятву?

— Да. И я присягнула.

— Оставь ему это заблуждение, — усмехнулся некромант. — Твоя клятва верности королю и короне не привязана ни к королю, ни к короне. — Ворон ласкающим движением дотронулся до моего левого запястья. — Но главное доказательство: у алтаря Небес ты устроила целую бурю. Только одной мыслью. Помнишь?

Я поежилась, так ярко вспомнив крошечный островок посреди бушующего океана, удары молний, свист ветра, грохот обрушившегося берега, что показалось — по карете пронесся ледяной сквозняк.

— Да, именно так! — Мой жених запахнул полы нарядной накидки, словно внезапно замерз. — Ты способна внушить реалистичную иллюзию.

— Но ведь могут быть другие объяснения. Если айэ способны наводить морок, то, может, это опять проснулась кровь айэ в моем… в теле Тиррины? — тихо предположила я. В горле пересохло от страха.

— Не может, — отрезал Ворон к моему облегчению. — Магия — это прежде всего душа, а она у тебя человеческая. В тебе нет иного дара, кроме магии твоей собственной души, Тома. Но Артан прав: мы не знаем, на что способна твоя проснувшаяся в нашем мире магия. Ты примешь совет?

— Внимательно слушаю.

— Не сопротивляйся королевским менталистам и в то же время не расслабляйся. Держи себя точно так же, как до того, как узнала о своем даре. Он сам защищает тебя. Если бы не сегодняшний обряд, никто и не заподозрил бы твою одаренность, даже сильнейшие менталисты.

— Но ты знал, — констатировала я.

— Да. Но только потому, что сердце Лаори-Эрля открыло мне твою сущность, моя леди.

Он так интимно сказал «моя леди», что меня бросило в жар.

Это сделка, — напомнила я себе. Всего лишь сделка. Акт аренды тела Тиррины Барренс на одну брачную ночь, как ни цинично это звучит. Но самой себе лгать ни к чему. Мы оба знаем, что нам нужно друг от друга, и никакие чувства сюда не вписываются. Я не хочу ни к кому привязываться в чужом мире.

С другой стороны, между нами должно быть достаточно симпатии и уважения друг к другу, чтобы Небеса благословили наш союз. Впереди еще два ритуала, и, если хочу вернуться на Землю, я сделаю все, чтобы их пройти успешно. Больше никто не обещал мне своей помощи. А король, как мне показалось, наоборот, заинтересован меня тут задержать до тех пор, пока не выжмет досуха все мои знания. А уж менталисты смогут вытащить из меня абсолютно все воспоминания. Все, что я когда-либо видела и слышала. И не сериалы их будут интересовать.

Потому я, воспользовавшись тем, что карету качнуло на повороте, почти упала в объятия моего жениха и только собралась извиниться за неловкость, как его жадные руки сжали добычу, а губы, едва касаясь, скользнули по моей щеке и уверенно, но так же быстро накрыли мои.

Насладиться поцелуем не удалось. За окном ослепительно сверкнуло. От грохота я едва не оглохла, а чудом уцелевшие лошади понесли.

В следующий миг карета вильнула в сторону, ударилась обо что-то — то ли угол здания, то ли крыльцо. Ее развернуло и снова приложило. Ворон крепко обхватил меня одной рукой, не давая упасть на крутом вираже. Вторая рука мага пыталась сотворить какие-то пассы, а с его губ срывались резкие, как карканье, незнакомые слова то ли ругательств, то ли заклинаний.

Губы его были сурово сжаты, на лбу — сосредоточенная складка. Ни единого слова ободрения или утешения! На такие глупости он не терял драгоценные мгновения, да и я не истерила, только зубы стучали, а руки до судороги в пальцах сжимали кувшин с эликсиром. Светлые Небеса, когда я успела подхватить эту величайшую драгоценность?

Несмотря на усилия мага, раздался оглушительный треск, карета разломилась пополам. Но что это? В разрыве показалась не мостовая, как следовало ожидать, а… мгла, клубившаяся как грозовая туча. Я взвизгнула, едва успев подобрать ноги, а с пальцев графа сорвался голубой сполох и развернулся в сетчатую охранную сферу.

Мгла мгновенно облизала сферу искрящимися багровыми языками, словно мы попали в гигантский черный костер. В прорехах его жуткого пламени проглядывал умопомрачительный, чуждый всему земному и человеческому мрачный ландшафт с алыми пиками гор и колючими ветвями уродливых синих растений. Неземной вид то и дело затягивался черной дымкой, но я все же заметила далекие, стремительно приближающиеся крылатые силуэты.

— Что это? — хрипло спросила я. В горле пересохло от жаркого воздуха, а сердце гулко колотилось.

— Нижний мир, миледи, — так же хрипло ответил Ворон. — Держись за меня покрепче, я открою портал.

Крылатые твари были уже совсем близко и начали швырять в нас багровые молнии. Щит затрещал, колыхнулся, но, повинуясь заклинанию, внезапно расширился, отодвигая мглу, и ослепительно засиял — так, что уже ничего нельзя было разобрать за его пределами. Нас, надеюсь, тоже не разглядеть снаружи.

— Закрой глаза, таинэ, сейчас полыхнет! — приказал мой таир.

Удерживая одной рукой нити сферы, он вытащил из перстня черный камень с непонятной гравировкой и швырнул нам под ноги. Вспышка ослепила даже сквозь зажмуренные веки.


Перед глазами плавали огромные цветные круги, и я ничего не видела, зато ноги стояли на твердой, незыблемой поверхности, а горячая мужская рука снова обнимала мою талию.

— Вам запрещен этот вход, милорд! Как вы сумели прорваться? — завопил кто-то поблизости. — Стража!

— Стоять, Сандр! — оборвал его знакомый голос, принадлежавший рыжему королевскому магу Грентару. — У графа Орияра имеется портальный ключ, врученный лично его величеством. Какие уж там запреты! Так, матушку-королеву потешить.

— Совершенно верно, магистр Грентар, — спокойно ответил Ворон. — Мы здесь по приглашению его величества, но на нашу карету совершено нападение, пришлось воспользоваться секретным ключом. Прошу вас проводить графиню Барренс, таинэ Орияр, в выделенные нам апартаменты. Леди нужно прийти в себя и подготовиться к ужину, а мне необходимо немедленно отлучиться для выяснения обстоятельств атаки.

Пока Дэйтар объяснялся с охраной, я пришла в себя. Узнала роскошную лепнину бело-золотого портального зала в личных королевских покоях, но сделала вид, что я тут впервые и с преувеличенным интересам огляделась. С утра тут ничего не изменилось, разумеется. Только охрана на этот раз присутствовала и рассредоточилась вокруг возвышения, на котором мы стояли.

Рыжий Грентар тем временем подошел вплотную к мраморным ступеням и протянул мне руку в перчатке.

— Прошу вас, леди.

— Ступайте, таинэ, — вздохнул мой жених, отлично понимая, что сам затащил меня в пасть желтоглазого хищника и бросил на съедение. — Простите, что оставляю вас в столь… неподходящий день.

В столь неподходящей компании, хотел он сказать. Подняв голову, я взглянула в хмурое лицо некроманта. Улыбнулась.

— Не беспокойтесь обо мне, милорд. И подкрепите силы, вам понадобятся. — С этими словами я сунула кувшин с зельем донельзя удивленному мужчине.

— Да вы будете бесценной рачительной хозяйкой, таинэ! — восхитился он, а усталые серые глаза вспыхнули искрами веселья.

— Непременно, таир, — величественно кивнула я.

Вложив свои пальцы в протянутую руку рыжего мага, я сошла с портального круга. И сразу за спиной вспыхнули яркие всполохи. Я не успела оглянуться, как Ворон исчез.

А едва рассыпались последние искры угасающей портальной арки, как в зал вбежали чрезвычайно возбужденные воины в кирасах личной королевской гвардии. Из светских хроник я знала, что все они были весьма одаренными магами-универсалами. Замыкала группу весьма живописная троица в черных облачениях, выдававших принадлежность их носителей к темной магии. Самый старший из магов мне оказался знаком: старый менталист, магистр Нейсон. Он проверял меня еще в замке Ворона. Правда, тогда я носила другой облик и имя.

Но самым главным тут оказался не он, а пренеприятный тощий тип лет пятидесяти, с мелкими черными бусинами глаз, крупным горбатым носом и залысинами в полуседых волосах. В руках он сжимал палку весьма подозрительного вида, то ли клюку, то ли магическое оружие.

— Где он? — гулко рявкнул горбоносый.

Все воззрились на пустой портальный круг, на меня и рыжего мага.

— Улетел, — пожал плечами Грентар. — Расследовать какое-то нападение.

— Почему не задержал?

Рыжий неприязненно сощурился, отчеканил:

— Не было приказа, архимаг Махен.

— Задержать ее! — Мелкоглазый солдафон показал на меня клюкой. Ее навершие полыхнуло, выстрелив уже знакомой магической ловчей сетью, не причинившей мне ни малейшего вреда: сеть напоролась на мгновенно вспыхнувший вокруг меня световой ореол и сгорела.

Ну и день! Вот и свадебку справили. С фейерверками.

— Что вы себе позволяете? — надменно вздернула я подбородок. — Я здесь по приглашению его величества!

— Нам приказано арестовать вас и препроводить в допросную.

— Э-э-э… Махен, — попробовал остановить его магистр Нейсон. — Нам приказано обследовать таинэ Орияр на предмет ментальной магии, об аресте речи не было.

Эти идиоты меня доконают.

— А мне приказано подготовиться к королевскому ужину, и никто не смеет сейчас помешать мне… поправить прическу! — сверкнула я очами. Если у Тиррины была репутация чуть ли не людоедки, должно сработать.

И действительно, гонору у горбоносого поубавилось, а в маленьких глазках мелькнуло удивление.

— Ты тоже это видел, Нейсон? — Он оглянулся на коллегу. Старый менталист кивнул. По его невозмутимому лицу ничего нельзя было понять. — И как ты мог такое не заметить?

Нейсон пожал плечами, и по его фиолетово-черной мантии эффектно метнулись серебряные сполохи.

— А ты разве заметил, когда вошел? — спросил он. — Абсолютно нейтральный фон, как у всех пустышек.

— Но ты говорил, что обследовал ее после похищения! — продолжал наезжать на мага Махен. Его пальцы раздраженно отбивали дробь по магической дубинке.

Я переводила взгляд с одного на другого, отлично понимая, что речь идет обо мне. В моем-то присутствии! Кто их тут учит этикету?

— Магистр Грентар, — повернулась я к рыжему магу, старательно отводившему взгляд от коллег. — Мой таир, граф Орияр, просил вас проводить меня в наши апартаменты. Будьте любезны…

— Конечно, конечно, леди! Простите за непредвиденную задержку, — встрепенулся рыжик, пригладил пятерней вечно торчавшие вихры и, поклонившись, направился к дверям, заставив посторониться вредного Махена. — Ступайте за мной, графиня.

Но радовалась я рано. Махен, пропустив меня вперед, тут же пристроился слева и чуть сзади, Нейсон вынужден был присоединиться, а их подчиненные составили нам то ли конвой, то ли почетный эскорт.

— Получается, вы всем нам морочили головы, леди Тиррина. Такой щит, как у вас, даже магистр Нейсон не смог не то что пробить, а даже заподозрить о его существовании. Интересненько! И сколько лет вы притворяетесь? — Поскольку я проигнорировала вопрос, Махен разговаривал сам с собой. — Вы обучались в Школе Ока с семи лет, и никаких зачатков ментальной магии у вас не было. Я лично принимал вас, не пропустил бы. Да и наши мощные артефакты обнаружили бы малейшую искру. И впоследствии, при таком строгом контроле вашего отвратительного темного дара, кто-нибудь да заметил бы. Значит, позже. Так?

Он принимал? Лично? Явно какая-то шишка в Школе. Не удивлюсь, если Махен подгреб под свой тощий зад директорское кресло.

Я гордо молчала, едва поспевая за торопливо шагавшим впереди рыжим магом, поэтому ответил Нейсон:

— Махен, мы все смотрели девочку после катастрофы. Как бы ни был удивителен ее щит, он не мог удержаться, когда она была без сознания. Не было ничего.

Горбоносый отмахнулся:

— Ты и две недели назад был уверен, что она…

— Кхм, — многозначительно кашлянул менталист.

— И вчера ты так же был уверен, — не растерялся архимаг, а я поняла, что ему известно о моем маскараде с изменением личины и имени на Тайру. — Теряешь квалификацию?

— Ты бы ее тоже потерял, столкнувшись со столь удивительным случаем, — не растерялся менталист. — Махен, есть единственное правдоподобное объяснение: дар леди Тиррины дарован Небесами во время церемонии наречения. Такое редко, но случается. Только Небеса видят все в наших душах. И только они могут сделать такой подарок жениху или невесте.

Вау-вау, какой умный ход! — восхитилась я про себя. Поди проверь! Ура, Нейсон на нашей стороне и действительно друг Дэйтара, в отличие от распинающегося о дружбе и братстве короля.

— Может быть, — скрепя сердце согласился Махен. И вспомнил о моем присутствии: — Мы все выясним, леди Тиррина, не сегодня, так завтра. И вам уже не отговориться королевским ужином в честь начала вашего бракосочетания, потому что сам король изъявил желание присутствовать при вашем допросе.

— В таком случае не смею вас задерживать, архимагистр Махен, — величественно кивнула я, так и не повернувшись к нему даже из вежливости.

Он крякнул от моей наглости и, хихикая, выдавил:

— Вот что в тебе совсем не изменилось, так это стервозный характер, маленькая колючка. Жаль, очень жаль, что ты уже не сможешь вернуться в мою Школу. Карцер и полоса препятствий по тебе соскучились.

Тут уже я не могла игнорировать его слова. Остановилась, смерила взглядом долговязую фигуру.

— Господин архимаг, к счастью для вас, я не помню ни вас, ни вашу Школу, ни ваши методы. Проблемы с памятью, знаете ли. Но не забывайте, что колючки растут. Могут вырасти и до осинового кола в зад.

— Вот теперь я узнаю острый язычок прежней Тирры! А то как снулая рыба. Давай, девочка, рассерди меня! — потер руки непробиваемый черный маг.

— А если у вас тоже проблемы с памятью, напомню вам, что вы разговариваете не со своей ученицей, а с графиней Барренс, таинэ Орияр, и, главное, с воспитанницей короля. Обращаться на «ты» к членам королевской семьи и приравненным к ним особам — привилегия, которую вам никто не давал.

Маг, пропустив мимо ушей мою отповедь, жадно разглядывал что-то над моей головой. Потом, махнув рукой как на пустое место, восторженно заявил менталисту Нейсону:

— Ух, как сверкает! Хороша! Интересненькая задачка нам предстоит. Надо амулеты напитать под завязку.

И, развернувшись на каблуках, быстрым шагом отправился прочь.

Я перевела недоуменный взгляд на менталиста. Он тут же поспешил откланяться:

— Леди Тиррина, не пугайтесь. Махен не перейдет границ дозволенного, да и я буду контролировать. Простите за сегодняшнюю неожиданную проверку, она была необходима.

— Так это вы меня проверяли?

— Непрерывными ментальными атаками, — кисло улыбнулся маг. — Вы их даже не почувствовали. Встретимся за ужином, я приглашен как ваш наставник.

— Наставник?

— Вы же хотите обучаться владению ментальным даром?

— Не знаю. Я не чувствую в себе никакого дара.

— Вот как? — удивленно вздернул он бровь. — Это интересно. Думаю, мы сообща справимся с этой проблемой.

За разговорами я и не заметила подробности дороги от королевских личных апартаментов к гостевым. Рыжий маг остановился, распахнул черную с золотом дверь.

— Ваши комнаты, леди. Камеристка уже ждет, чтобы помочь вам подготовиться.

Первая, кого я увидела, переступив порог, была Лисси. Она сделала книксен, улыбнулась, но в глазах было очень нехорошее выражение: торжество, любопытство и очень глубоко затаенный страх.

— Миледи, — пискнула она.

Я резко развернулась к Грентару:

— Магистр, передайте его величеству, что я прошу заменить мне камеристку. Эта… очень неумелая.

— Не получится, — вздохнул рыжий маг. — Кандидатура Лисси на это место одобрена Советом Ока. Менять ее мы не будем.

Пока я набирала в грудь воздуха для гневной отповеди, он поспешно сбежал и дверь не забыл за собой прикрыть.

Я осталась с глазу на глаз со служанкой.

— Не сердитесь, госпожа! — Лисси поспешила лицемерно заломить бровки домиком и бухнулась на колени. — Не знаю, чем я провинилась перед вами!

— Не знаешь?! — возмутилась я, но… она ведь и правда не знает, что я видела, как мой бывший опекун, барон Гинбис, ее, хм, пользовал. Прошипела: — Где фамильные драгоценности моей матушки?

— Тут, в вашей спальне. — Девка метнулась к двери в глубине зала. — Я всё-всё собрала и привезла, всё, до последнего камушка!

Я последовала за ней в роскошную спальню, выдержанную в нежных золотисто-персиковых тонах.

Лисси, подбежав к стоявшему на резном туалетном столике большому ларцу, раскрыла его, высыпала на кружевную салфетку ворох футляров и стала поочередно их раскрывать. Комната озарилась ослепительным сиянием бриллиантов. Разумеется, я их все и не помнила, но реликвии рода Барренс невозможно было не узнать.

Вот только вопрос: какие заклинания на них успели навесить королевские маги?

— Оставь вот этот гарнитур из белого золота с бриллиантами, остальное убери, — приказала я, отодвинув в сторону футляр со сверкающим украшением в виде тонких листьев. — Проверю все позже, и горе тебе, если недосчитаюсь какого-нибудь колечка. Мое платье для ужина готово?

Можно было не спрашивать: вечернее серебристое платье, отделанное изысканным кружевом и вышивкой, висело на манекене в дальнем углу покоев.

Но сначала — ванна и массаж, чтобы снять усталость. И тут умения Лисси были непревзойденными. Именно ее искусство массажистки поднимало меня на ноги в первый год после катастрофы, в результате которой моя душа заняла чужое тело.

Потому пусть пока девица остается. Перетерплю. Потому что знаю ее слабые места и смогу надавить, а устрой я скандал с требованием вышвырнуть мою камеристку, все равно приставят новую и уже незнакомую мне королевскую шпионку. Или Лисси работает не на короля?

Да какое мне дело? Я не собираюсь задерживаться в этом мире. Поскорее бы отбыть брачную повинность и вернуться домой! И пусть змеи этого мира без меня разбираются, кто из них ядовитей.


Глава 5 ПЕРВЫЙ ПОЦЕЛУЙ | Поцелуй на счастье, или Попаданка за! | Глава 7 КОРОЛЕВА И СТАРЫЕ ТАЙНЫ