home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



21. Проблема Плача

– Что это? – спросил Лазло. Его чувства граничили между восхищением и страхом, и он не знал, что испытывать. Должно быть, страх, поскольку тот отразился на лице Эрил-Фейна – но как он мог не чувствовать восхищения от такого зрелища?!

– Это цитадель Мезартима, – ответил воин.

– Мезартима? – произнес Лазло в ту же секунду, как Тион Ниро вопросил: – Цитадель?

Их голоса сомкнулись вместе со взглядами.

– Цитадель, дворец, тюрьма, – кивнул Эрил-Фейн. Его голос огрубел и почти сошел на нет при последнем слове.

– Это здание? – дерзко и недоверчиво поинтересовался Эблиз Тод. Похоже, его Небесный Шпиль все же не высочайшее здание в мире.

Высота этой конструкции была лишь одним из элементов ее великолепия, и даже не главным. Да, конечно, она высокая. Даже за много миль становилось ясно, что она огромна, – но как правильно измерить ее высоту в свете того, что… она не стояла на земле?

Здание парило. Оно замерло в воздухе, совершенно неподвижное, высоко над городом, без каких-либо возможных средств крепежа – если, конечно, в небесах не было строительных лесов. Сделано оно было из ослепительного голубого металла с почти зеркальным блеском, такого же гладкого, как вода, и при этом не твердого и плоского, а из обтекаемых контуров, таких же гибких, как кожа. Оно не выглядело построенным или вылепленным, а было будто отлито из расплавленного металла. Лазло никак не мог решить, что более необычно: что оно парило или что оно приняло форму необъятного существа, поскольку здесь его дикая и невероятная теория оказалась дикой и невероятной правдой. Образно говоря.

Все гигантское здание напоминало облик серафима. Статуя была слишком велика, чтобы кто-то мог ее сотворить: вертикальная, прямая, ноги направлены к городу, голова – к небу, руки сложены как для молитвы. Крылья широко расправлены. Крылья. Огромные металлические пласты. Они развернулись на такую колоссальную ширину, что создавали купол над городом, не давая проникнуть солнечному свету. А также лунному, звездному – любому естественному сиянию.

Лазло совсем не это подразумевал под своей теорией, даже в шутку, но теперь ему было трудно сказать, что более дико и невероятно: возвращение мифических созданий с небес или их статуя, высотой тысяча футов, зависшая в воздухе. Воображение, подумал он, независимо от его буйства, все равно в какой-то мере привязано к реальности, а это было за пределами того, что он мог себе представить. Если бы Богоубийца рассказал им заранее, даже ему эта история показалась бы абсурдной.

Делегаты вновь обрели дар речи и засыпали воина горой вопросов:

– Как оно летает?

– Что это за металл?

– Кто это сделал?

– Как оно сюда попало?

– Что такое Мезартим? – спросил Лазло, и это первый вопрос, на который Эрил-Фейн решил ответить. В каком-то смысле.

– Вопрос в том – кем был Мезартим. Они давно мертвы. – Лазло показалось, что он увидел следы печали в глазах Богоубийцы. Мезартим мог означать только богов, чья гибель подарила ему прозвище. Но если он убил их, то почему горюет? – И это, – добавил Эрил-Фейн, кивнув на здание, – тоже мертво.

– Что вы имеете в виду? – спросил кто-то. – Оно было живым? Это… существо?

– Не совсем. Но оно двигалось как живое. И дышало.

Он ни на кого не смотрел, словно находится где-то очень далеко. Эрил-Фейн замолчал, повернувшись к необъятной странности перед собой, а затем выдохнул:

– Когда в тот день, двести лет назад, взошло солнце, он уже был здесь. Когда люди вышли из домов, подняли головы и увидели его, многие обрадовались. Мы всегда поклонялись серафимам. Некоторым из вас это покажется сказкой, но наши храмы построены из костей демонов, и для нас это определенно не сказка, – он указал на огромного металлического ангела. – В нашей священной книге говорится о Втором пришествии. Оно выглядит совсем не так, как мы себе представляли, но многие хотели верить. Наши жрицы всегда учили, что божественность, в силу своего великого могущества, должна быть как красивой, так и ужасной. Это мы и получили, – покачал головой. – Но, как оказалось, форма цитадели – всего лишь жестокая шутка. Кем бы ни были Мезартим, это точно не серафимы.

Вся делегация умолкла. Фаранджи выглядели такими же ошеломленными, как чувствовал себя Лазло. Некоторые морщили лоб, в то время как их рациональные умы пытались опровергнуть доказательство невозможного – или по крайней мере ранее немыслимого. Лица других ничего не выражали, обмякнув от изумления. Тизерканцы выглядели угрюмо, и… это странно, но Лазло заметил, увидев Азарин и как она не сводила глаз с Эрил-Фейна, что никто из них не смотрел на цитадель. Ни Руза, ни Цара – никто. Юноше показалось, что они смотрели куда угодно, только не на нее, будто терпеть ее не могли.

– У них не было крыльев. Они не горели пламенем. Но, как и серафимов, их было шестеро: трое мужчин и три женщины. Без армии, без слуг. Они ни в ком не нуждались, – продолжил Эрил-Фейн, горько улыбаясь. – У них была магия. Волшебство тоже не сказка, нам ли этого не знать. Я хотел, чтобы вы увидели это, прежде чем я попытаюсь объяснить. Я догадывался, что ваш разум воспротивится. Даже сейчас, с доказательством перед глазами, я вижу, что вы боретесь.

– Откуда они взялись? – полюбопытствовала Каликста.

Эрил-Фейн просто покачал головой:

– Мы не знаем.

– Но вы назвали их богами, – напомнил Музейв, натурфилософ, которому было сложно поверить в божественную силу.

– Кто такой бог? Я не знаю ответа, но могу сказать следующее: Мезартим были могущественными, но отнюдь не святыми.

Воцарилось молчание, и остальные ждали, кто же его нарушит. У них накопилось много вопросов, но даже Дрейв, подрывник, чувствовал пафос момента и придержал язык. Когда воин все же заговорил, то сказал только:

– Уже поздно. Вам пора отправляться в город.

– Мы пойдем туда?! – воскликнули некоторые из чужаков, и их голоса сдавило от страха. – Прямо под эту штуку?!

– Там безопасно, – заверил их Богоубийца. – Клянусь вам. Теперь это просто пустышка. Вот уже пятнадцать лет как она стала заброшенной.

– Тогда в чем проблема? – спросил Тион Ниро. – Зачем конкретно вы привели нас сюда?

Лазло удивился, что он сам не догадался. Юноша взглянул на ослепительного гиганта и темноту под ним. «Тень темных времен все еще преследует нас». Эрил-Фейн, может, и уничтожил богов, освободив свой народ от рабства, но здание осталось, не пропуская солнца и продолжая подвергать их длительным мучениям.

– Чтобы избавиться от тени, – решительно ответил он алхимику. – И вернуть городу его небо.


20.  Новости от мертвеца | Мечтатель Стрэндж | 22.  Узор света, иероглифы тьмы