home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава четвертая

— Кому-нибудь нужен ночной колпак? — спросил Лэндер, когда они несли чемоданы в коттедж номер двенадцать.

— Может, лучше Пепси предложишь? — спросила Корделия.

— Как скажешь. Пепси, Севен Ап, или еще что-нибудь. Я бы опрокинул по стакану с Беном, чтобы взбодриться перед дорогой к нашему номеру.

— Папа пытается задобрить нас, — сказала она Бену.

Лэндер открыл дорожную сумку. — Мне водочку, — улыбнулся он в ответ на замечание дочери. Откровенно говоря, она не ошиблась. Корделия может быть самоуверенной или сексуально озабоченной, но она далеко не глупая. — Манхеттен? — обратился он к Рут.

— Сгодится.

— А тебе что, Бен?

Корделия ухмыльнулась парню. — Даже не надейся, — покачала она головой.

Лэндер рад был видеть, как Бен краснеет.

— Пожалуй, Пепси.

— Только льда у нас нет, — предупредила Рут.

Корделия улыбнулась. — Я видела в офисе машинку для его приготовления.

— Я сбегаю туда, — вызвался Бен.

— Хорошо.

— Я пойду с тобой, — сказала Корделия. В дверях она столкнулась с Лэндером. — Не волнуйся, пап, никаких секс-авантюр.

Когда они ушли, Лэндер налил в стакан немного ржаной водки и откупорил бутылку вермута.

— Ты только что открыл «Ящик Пандоры». Целую кучу проблем, — упрекнула его Рут.

— Это просто вермут.

Она проигнорировала его попытку пошутить.

—  Ящик, — пояснил Лэндер, — уже давно был открыт. Я только попытался накрыть его крышкой. Если они хотят чего-то такого, пусть держат это в тайне. Так даже интереснее. Не даром говорят: «Украденные сладости всегда слаще».

— Не знаю, — пожала плечами Рут. — Может нам стоит разрешитьим остаться в одном номере. Им ведь уже есть восемнадцать. Через пару месяцев они отправятся в Санта Барбару, и там мы уж точно не сможем их контролировать.

— Это еще одна причина в пользу того, чтобы высказаться сейчас, пока есть такая возможность.


— Сюда, — шепнула Корди, потянув за собой Бена в темноту между двумя коттеджами.

— Нам лучше поторопиться за льдом.

— К чему такая спешка?

— Они ждут нас.

— Подождут. Давай же. Это наш единственный шанс остаться вдвоем этой ночью.

— Надолго ли, — покачал головой Бен. — Мы же не хотим, чтобы твой отец разозлился.

— Говори за себя.

— Думаешь, он позволит нам остаться в одном бунгало?

— Боже, нет! Папа? Да ни за что. Хотя стоило попробовать уговорить его. — Наконец они остановились. Стоя во мраке теней, Корделия обняла Бена, и нежно коснулась его губами. Казалось, он колебался, застыв в нерешительности. Тогда она поцеловала его еще раз, страстно и жарко, касаясь языком его языка.

Бен прижал ее к себе сильнее, и она почувствовала, как восстала его плоть. Если бы только она была в юбке, а не этих обтягивающих джинсах! Корделия терлась об него, издавая тихие полные вожделения стоны. Затем ее рука скользнула под плотную ткань одежды, и принялась совершать все более настойчивые движения. Рука Бена тем временем проникла под ее блузу. Пальцы массировали грудь через тонкие кружева лифчика.

Но вот, дрожь пробежала по его телу так внезапно, что он прикусил ей язык. Его рука судорожно сжала грудь девушки, причинив ей боль. Ладонь Корделии быстро наполнилась теплой жидкостью, после чего Бен рухнул на колени.

За его спиной, замахнувшись молотком для еще одного удара, с ухмылкой на лице стояла беззубая старуха.


— Что-то долго их нет, — жаловался Лэндер, всплеснув водкой в своем стакане, и сделав глоток.

— За целый день они ни разу не оставались вдвоем.

— Думаешь, они себя сдерживают?

— Думаю, они любят друг друга, милый.

— Знаю, знаю.

Рут села на кровать позади него. — Знаешь, ты точно не чемпион мира по сдержанности и терпимости. А помнишь ту ночь на веранде?

Он мягко улыбнулся. — Я тогда все боялся, что твой отец нас застукает.

— А как ты принес банку масла на следующую ночь?

— Удивлюсь, если кто-то заметил, что диван перестал скрипеть.

— Я точно заметила.

— Той ночью я смазал вас обоих.

— Боже, Лэндер! — Рут отвела взгляд и шутливо толкнула мужа.

— После этого ты тоже перестала пищать.

— Прекрати!

Они поцеловались. Ее губы были такими теплыми и знакомыми. Лэндер ощутил нежное прикосновение ее руки к своему бедру. — Эй, — шепнул он, — лучше не начинать.

— Лучше не начинать, — отозвалась она эхом. — Мы должны быть сдержаннее.

— К сожалению, — добавил он.

Она снова толкнула его, игриво рассмеявшись. — В таком случае, как на счет того, чтобы сходить за льдом? Это немного охладит тебя.

— Да, схожу, может встречу наших голубков. — Он взял ключ от комнаты и закрыл за собой дверь, дернув снаружи ручку, чтобы убедиться, что она действительно заперта. Спустившись по деревянным ступеням, Лэндер взглянул на три небольших двухкомнатных домика через дорогу. Никаких следов Корделии и Бена. Тогда он посмотрел в сторону автомобиля — тоже никого.

С середины грязной дороги ему открылся неплохой обзор на все шесть коттеджей, офис и главное шоссе. Он обернулся. Дорога заканчивалась здесь, неподалеку, а дальше начинался лес.

Первобытный, древний лес. По его пределам разносится таинственный шепот болиголовов и сосен…

Может они отправились покувыркаться в заросли болиголова.

Шутка не успокоила нарастающее беспокойство.

Тут уж не до шуток, когда твоя собственная дочь кувыркается с кем-то.

Уложи на лопатки меня в зеленой травке… [4]

Воображение рисовало Корделию, лежащую на спине под Беном. От одной такой мысли Лэндеру становилось не по себе.

Уложи меня на клевер пушистый,

жар тела твоего я чувствую близко.

Я просто одержим, — разозлился он на себя.

Ревность?

Бред.

Ну, где жеони?

Что, если они направились в один из этих коттеджей? Проходя мимо каждого из них, он оборачивался, иногда даже шел в задумчивости задним ходом. Шесть двухкомнатных номеров. Двенадцать комнат. Свет горит только в половине из них. Перед некоторыми припаркованы автомобили. Настоящие драндулеты. На одном старинном Бьюике даже запаска сзади висела. Лэндер обратил внимание, что одно из его окон было опущено.

Он покачал головой. Нет. Они бы не стали забираться в чужую машину.

Останавливаясь, он с подозрением осматривал каждый автомобиль. Их было четыре, не считая его собственного. Может, ребята все же решили порезвиться на заднем сидении одного из них.

Порезвиться?

Стыд жег Лэндеру лицо. Он изменил направление и двинулся через грязь к Бьюику. Подойдя достаточно близко, чтобы убедиться, что задние сидения пусты, он повернул к следующей машине.

Мейверик. Сзади с правой стороны на нем были сильные повреждения, как будто огромный монстр откусил от него кусок.

Подойдя ближе, Лэндер заглянул на заднее сидение. Неожиданно внутри подскочила какая-то темная фигура, и быстро выпрыгнула через дальнее окно. Кот. Лэндер снисходительно посмеялся над собственным испугом, потер грудь, где все еще бешено колотилось сердце, и снова заглянул внутрь машины. На зеркале заднего вида висели детские башмачки. Затем его взор опустился ниже, к рулю. Что-то странное привлекло его внимание. Быстро осмотревшись вокруг, он убедился, что никто его не видит, тихонько открыл дверь с пассажирской стороны, и склонился над сидением.

На рулевой колонке вместо отверстия для ключа зажигания, была лишь круглая дыра.

Странно.

Он выбрался наружу, аккуратно закрыл дверь, и зашел спереди. Пальцы скользнули по капоту в поисках замка. Найдя запор, он поднял крышку вверх, неприятно скрипнув несмазанными петлями.

Аккумулятора не было.

Не было так же радиатора, карбюратора, вентиляторного ремня, воздухоочистителя. Двигатель разобрали на запчасти.

— Господи Иисусе, — пробормотал Лэндер, опуская капот.

Обойдя автомобиль по дороге, он поспешил к обветшалому Понтиаку Гран При, и снова заглянул под капот. Пристально вглядываясь во тьму, он обнаружил, что двигателя нет и здесь. Машина была пустой раковиной.

Что это за мотель такой, где для заманухи оставляют муляжи машин напротив комнат?

С внезапным приступом холодного ужаса, Лэндер представил, что все номера пусты, а корпуса автомобилей и свет в окнах лишь пустые декорации…

Что эта трагедия жизнью зовется,

Что Червь-Победитель той драмы герой.

Пришли на ум слова стихотворения Эдгара По.

Драма. И постановщик ее — тот улыбающийся человек за дверью в офисе.

— Корделия! — закричал Лэндер. — Корделия! Бен! — Он ждал, надеясь услышать ответ, но до его слуха доносились лишь шум ветра в деревьях, пение сверчков, далекое кваканье лягушек и уханье ночных птиц, будто бы ничего не произошло. Откуда-то из телевизора звучали шум и смех.

Калитка небольшого дворика распахнулась, и Рут вышла наружу. — Лэндер? Что случилось?

Тяжело дыша, он бежал к ней.

— Ради Бога…

Не дав окончить фразу, он втолкнул ее в дом и запер дверь.

— Что происходит, объясни мне. Что случилось? — Ее глаза испуганно смотрели на него в ожидании ответа. — Что-то с детьми?

— Я не видел их. Не знаю, где они, но что-то здесь не так. Все эти машины — фальшивки, обман.

— Я не… — она непонимающе качала головой.

— Я не понимаю, что происходит, но… Помнишь Нормана Бейтса?

— Кого?

— Энтони Перкинс. Психо? Отель… [5]

— Лэндер, остановись!

— Боюсь, что это не просто мотель. Это что-то вроде ловушки.

— Нет!

Лэндер прислонился к двери и потер рукой лицо. Он всегда был пацифистом, и терпеть не мог огнестрельное оружие, но теперь молил Бога, чтобы тот послал ему хотя бы пистолет.

— Что будем делать?

— Не знаю, — ответил он.

— Корделия сейчас где-то там!

— Послушай, может я ошибся. Может все… намного проще, и дети в лесу. Я не знаю.

Рут ответила тихим дрожащим голосом, — Нельзя же просто оставаться здесь, нам нужно разобраться во всем.

— Как?

— Мы прямо сейчас сами пойдем в офис…

— О да, отличная идея.

— А что ты предлагаешь?

Он посмотрел на телефон, но тут же отбросил эту идею. Все звонки проходят через распределительный щит мотеля. — Мы можем сходить в участок, — пробормотал он. — Здесь должна быть полиция, шериф…

Рут двинулась ко входной двери, но Лэндер остановил ее, взяв за запястье.

— Я собираюсь найти мою дочь, — решительно сказала она. — А теперь отпусти меня.

— Подожди! Нужно все обдумать.

— Бог знает, что может произойти с Корди, пока ты будешь думать. — Она выдернула руку, открыла замок и распахнула дверь, но Лэндер с силой захлопнул ее обратно. — Проклятье, Рут!

— Выпусти меня!

Неожиданно раздался телефонный звонок, заставив своим резким шумом замереть их обоих. Какое-то время они смотрели на черный аппарат, пока он не зазвонил снова.

Лэндер бросился к нему, и быстро снял трубку. — Алло?

— Мистер Диллс, это Рой из офиса.

— Да?

— Ваша дочь здесь, со мной. Она хочет поговорить с Вами.

Лэндер ничего не ответил, лишь бросил тревожный взгляд на Рут.

— Что такое? — произнесла она невнятно, глотая слова.

Лэндер пожал плечами.

— Папа? — в голосе его дочери явно чувствовалась паника.

— Милая, что-то не так?

— О, папа! Они… Бен! Кажется, он умер!

— Где ты находишься?

— Нет. Не приходи. Они убьют тебя.

— Ты в офисе?

— Они не должны схватить тебя!

Он двинулся к Рут. — Мама хочет поговорить с тобой.

— Привет, Корди?

— Продолжай разговаривать с ней, — шепнул Лэндер.

Рут кивнула.

Он бросился к двери, рывком открыл ее, и выбежал на улицу. Ноги зацепились за какую-то преграду, и он полетел на землю. Во время падения, взгляд его устремился в сторону смеющейся старухи, которая сидела со скрещенными ногами на капоте его автомобиля, и поигрывала молотком. Лэндер упал в грязь возле колеса, и старуха дико взвизгнув кинулась на него.


Глава третья | Леса здесь темные | Глава пятая