home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцать пятая

В хижину вошел человек. Старый и худой, он начал говорить, и существо отодвинулось от Корди.

— Я Грэр, сказал он. — Это наш приятель Хит. А твое имя?

— Корди.

Опустившись на четвереньки, человек двинулся вперед; хижина была слишком низкой. На его поясе висела юбка из человеческих волос разных цветов: карих, рыжих, светлых и темных как вороново крыло.

Остановившись перед Корди, он сел на землю, и скрестил ноги.

— Ты одна из тех, кто сбежал от деревьев прошлой ночью.

— Да.

— И как я понял, желаешь стать одной из нас.

— Да.

— Почему?

Это что, вопрос с подковыркой? Но в глазах Грэра она не увидела злого умысла.

— Потому что я не хотела умирать, — ответила девушка.

— Присоединение к нам не дает гарантий.

Она кивнула.

— Тебя пугают наши обычаи?

— Не знаю.

— Как тебе уже известно, мы живем в дали от цивилизации. Мы презираем ее, как презирали наши отцы и предки.

— Почему? — спросила она, боясь, как бы вопрос не разозлил его.

— Законы. Правила. Они ненавистны нам, как ненавистны были нашему основателю. И он бежал от них в леса. Это было очень давно, за сотни лет до рождения вашей страны. Здесь обитали дикари, но он оказался еще более диким. Убивая их, он поедал их плоть, как символ собственной власти.

Лишь женщин он оставлял в живых, чтобы они могли давать ему потомство.

— Потомство?

— Дети, потомки, сосунки. Они росли, и становились такими же жестокими, как отец. Убивая своих врагов, они съедали их, следуя его примеру.

И наконец у отца появилась женщина, которая нравилась ему больше других.

— Странная у него манера говорить, думала Корди. Должно быть английский по Библии учил.

— Стройная и естественная, это была женщина редкой красоты, и родила она ему много сыновей. Когда они созрели, тот из них, которого звали Раф, однажды ночью овладел ею, не заботясь о том, чтобы утаить свой грех. И это наш обычай, как ты видишь, возлегать с тем, от кого родились мы. Без стыда и тайны. Но когда отец узнал о том, что сделал Раф, крик его разорвал ночную тишину, и он пришел в ярость. Все, кто видел его гнев, бежали из деревни, и спрятались в лесу. Это было ужасно. Он отрывал головы сыновьям и дочерям своим, и каждой твари живой, и уносил их с собой. Далеко от деревни, которую яростно ненавидел, отец построил дом, и окружил его головами тех, кого убил.

Лишь двое смогли избежать его неистового гнева. Встретившись, они дали начало новому племени. И хотя многие были убиты в годы после великого побоища, многие, тем не менее, сумели выжить. Они жили как затравленные звери, прячась по ночам на верхушках деревьев, и боясь мести отца.

Наконец, они держали большой совет, на котором было решено умертвить его. И когда женщины и дети спрятались на самых высоких деревьях, мужчины отправились в поход. Той ночью лес дрожал от остервенелых, неистовых криков, безумного воя, и жалобных стонов. И пришло утро. И ни один из мужчин не вернулся.

Но нашлась одна храбрая женщина. Она спустилась с дерева, и сама отправилась к хижине отца, а когда вернулась, то рассказала, что обнаружила головы убитых мужчин насаженными на кресты вокруг дома. Не выдержав, она схватила с земли камень, и проломив себе череп, упала замертво.

— Скольких же он убил? — спросила Корди.

— За одну ночь он забрал жизни тридцати двух.

— Но как?

— Потому что он Дьявол, Манфред Кралл.

Корди внимательно посмотрела на Грэра. В глазах старика был виден страх.

— Дьявол? — пролепетала она. — Лилли сказала, что это его я видела его прошлой ночью. Он убил моего парня.

— Лилли молвила истину. Ты видела нашего основателя, Дьявола, Манфреда Кралла.

— Нет. — Покачала она головой. — Не может… Невероятно…

— Вовсе нет, — ответил Грэр.

— Этого не может быть. Ему было бы уже лет триста.

— Намного больше.

— Не может такого быть.

— Его зло лишено способности стареть.

Корди помотала головой, не в силах поверить. Нет, ни за что. Однако спор мог рассердить Грэра, и потому она хранила молчание.

— Не раз мы пытались убить его. Но всегда терпели неудачу, и сталкивались с ужасной местью.

— Теперь нас осталось мало.

— Насколько мало?

— Меньше сотни. Многие не пережили зиму. Мы должны множить наши ряды, иначе семья наша прекратит существовать.

Ты родишь нам детей, — сказал он. — Детей, которые займут место павших. И твоею кровью мы разбавим кровь наших отцов. Ибо без новой крови дети рождаются слабыми и кривыми как Хит. — Он кивнул на уродливое существо в углу. — Но кровь его отцов очень древняя.

Слишком много межродовых связей? Решила Корди. Хотя ей трудно было представить, что способно создать такое чудовище.

— До того как у тебя появится дитя, ты должна отдавать себя любому, кто пожелает. Но когда родится твой первенец, ты сама сможешь выбирать или же отвергать.

— Хорошо, — ответила Корди.

— Теперь нам нужно идти.

Сердце ее забилось чаще. — Куда?

— К твоим друзьям.

— Я не… К кому?

— К тем, кто сбежал с тобой от деревьев. Ты пойдешь за ними.

— Но я не знаю где они.

— Они укрылись в доме Дьявола. Ты должна явиться к ним, и выманить их наружу.

— Я?

— Из всех нас лишь ты можешь ступить на землю мертвых.

— О Боже, я не…

— Женщины еще молоды. Как и ты, они могут даровать нам много детей. Поэтому важно заполучить их.

— Но тот парень.

— Ты возьмешь его жизнь.

— Я? Убить его?

— Ты уже убивала. Ты убила Киджит, которая была гарлоу.

— Но у парня ружье.

— А ты женщина.

— Это не… — Корди заставила себя замолчать. Такой спор ни к чему хорошему не приведет, и может стоить ей жизни. — Ладно, — сказала она. — Я сделаю все как ты скажешь.

— В твоем голосе я слышу обман.

— Нет. Я сделаю это, честно. Убью парня, и выведу женщин наружу.

— Если ты решишь предать нас, то смерть твоя будет ужаснее самых страшных кошмаров.

— Я не предам вас — ответила она сухим тоном.

— Хит.

Существо подползло ближе.

— Твою руку, девочка.

Она протянула левую руку.

Старик легонько взял ее за запястье, и протянул ее руку Хиту. Она сжала кулак.

— Разожми ладонь.

Дрожащие пальцы выпрямились.

— Пожалуйста, — прошептала она.

— Ты должна получить урок повиновения, — сказал Грэр, и поднес ее мизинец ко рту Хита. Сухие губы втянули его внутрь. Она почувствовала края зубов, язык заскользил взад и вперед по всей длине пальца.

А затем существо укусило.

Она отдернула руку, взглянув на кровоточащий обрубок. Хит в это время принялся пережевывать. Потолок хижины зашатался, все пошло кругом, и не помня себя, она провалилась в бесконечную непроглядную тьму.


Глава двадцать четвертая | Леса здесь темные | Глава двадцать шестая