home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add



Глава двадцать первая

Раздев Корди, двое парней прижали ее к земле, а третий взобрался сверху. Она извивалась, молотила ногами, но он развел их пошире, и устроившись между ними, ухватил ее за бедра. Толчок, еще один, затвердевшая плоть раз за разом упиралась в вагину, настойчиво отыскивая вход. Когда он вошел, Корди съежилась, изо всех сил зажмурив глаза.

— Смотри на него, — подсказала Лилли. — Они не любят, когда кто-то отворачивается.

Но Корди по-прежнему не размыкала век, а парень уже во всю трудился над ней, совершая резкие сильные движения.

— Они не простят тебя, — предупреждала Лилли. — Закрыть глаза — это серьезное оскорбление. Ты что, хочешь, чтобы они убили тебя?

Корди раскрыла глаза. Лицо парня было прямо над ней, и он смотрел на нее. Окровавленные губы обнажали ряды зубов, и с каждым новым толчком до нее доносилось его зловонное дыхание.

Она отвернулась. Лилли сидела на корточках рядом с парнем, удерживавшим ее правую руку, а позади них стояла еще одна девушка, не высокая, полная, с маленькой грудью. Волосы в паху были сбриты. Глядя на Корди, она поглаживала себя узловатым концом кости, казавшейся еще совсем свежей. В следующий момент конец кости погрузился в девушку, и скрылся внутри. Корди тут же отвернулась, и перед ней вновь оказалось лицо запыхавшегося парня. Избегая его она повернула голову в другую сторону.


Леса здесь темные

Мальчик, державший ее правую руку, был моложе других. Он смотрел на нее жаждущими, дикими глазами, а позади него стояла худенькая девушка с культей по локоть. Маленькая иссохшая ручонка висела на ремне у нее на шее, и коричневые пальцы скрючились так, будто пытались что-то сжать.

Движения парня становились все интенсивнее.

Корди продолжала смотреть на иссохшую руку, пыталась сконцентрироваться на ней, понять, левая она, или правая, лишь бы отвлечь себя от мыслей о кряхтящем и потеющем сверху парне, изгаживающем ее изнутри своим грязным…

Левая рука.

Вместо левой руки была культя.

Значит…

Скукоженная мерзость на ее груди — это ее же собственная отрубленная конечность?

Парень внезапно совершил несколько глубоких грубых толчков, и откинул голову назад, широко раскрыв рот. От отвратительного ощущения его дергающегося внутри члена, и движущегося потоком теплого семени, Корди зажала рот.

Затем парень вышел из нее. Поднявшись, он указал себе между ног, отпустил какой-то комментарий на языке неизвестном Корди, и уперев руки в бока, отошел назад.

Парень с правой стороны отпустил ее руку.

Корди всхлипнула.

— Это часть проверки, — сказала Лилли.

Когда он взобрался сверху, собираясь войти, Корди сжала кулак.

— Ударь его, — шепнула Лилли, — и ты труп.

Она так и осталась лежать под ним. Рука напряженная, но неподвижная.

Когда все было кончено, он поднялся, так же указал на известный орган, с которого еще капало, и сказав что-то, отошел в сторону, остановившись рядом с первым парнем.

Наконец тот, что был слева, отпустил ее руку. Корди взглянула на стоявшую на коленях, тяжело дышавшую и мокрую Лилли. Позади нее развлекалась с костью другая девушка, державшая ее уже двумя руками. Лишь однорукая девчонка оставалась неподвижной, посверкивая глянцевой от пота кожей и переполненными злобой глазами. Их взгляды встретились.

Ревность!

Она ревнует, подумала Корди. Ревнует его ко мне.

Младший из ребят улегся на нее сверху, и вогнал в нее член. Его рот устремился к одной из ее грудей, и он принялся посасывать и покусывать ее. Вздрагивая от боли, Корди сжимала траву, однако, не выдержав, схватила парня за волосы и отдернула от себя его голову.

Тот зарычал, словно дикий пес.

А затем Корди услышала взрыв смеха. Она взглянула на однорукую, и заметила злорадную улыбку на ее лице.

— Ты отвергла его, — покачала головой Лилли.

Слова эти пронизывающим ужасом вонзились в сознание Корди. Потянув лицо парня вниз, она поцеловала его, запустив язык в его рот.

Руки погладили его спину, остановились на ягодицах, и принялись нажимать, надавливать в ритм с его движениями, будто помогая проникать все глубже. Парень застонал от наслаждения. Корди снова отодвинула его голову, и вернула к груди. Зубы кусали и причиняли боль. Она кричала, но прижимала его голову к себе, сжимала ягодицы, и наконец, протолкнула палец в тугое кольцо сфинктера. Он задрожал от охвативших тело судорог, задыхаясь, и издавая стоны. Все было кончено.

Поднимаясь с Корди, он выглядел уставшим, но удовлетворенным. Указав на свой орган, и что-то проговорив, он присоединился к двум другим парням.

Корди села.

Парни принялись расхаживать из стороны в сторону. Они кивали, указывали на нее.

Внезапно вскрикнула однорукая девушка. Она выхватила из-за пояса нож, и метнула его в землю. Из ее рта грубым плевком вылетело несколько странных слов.

Парни закивали.

— Держись, — сказала Лилли.

— Что происходит?

— Киджит говорит, что ты полное дерьмо. Она не хочет, чтобы тебя приняли. Говорит, что ты слабая и желтая. Она хочет драться с тобой.

—  Драться?

— Да. Она имеет право, ведь она гарлоу, одна из почтенных.

— Что?

— Во времена последнего голода она отдала руку.

— Отдала?

Лилли кивнула. — То, что она носит на шее — это ее собственная рука, и это достойно уважения. Должно быть, ей было дьявольски больно. Держу пари, что я никогда не соглашусь на подобное.

— О, Господи.

Парни снова закивали, соглашаясь с Киджит. Отвернувшись, она направилась к Корди.

— Тебе лучше встать.

— Я должна драться с ней?

— Придется.

Поскольку девушка была уже совсем рядом, Корди пришлось подняться. В ногах чувствовались усталость и слабость, а еще, после недавнего, внутри все болело. Капли теплой влаги из ее лона медленно стекали по бедрам, словно сладкий сироп.

Корди попятилась от Киджит. Двигаясь спиной к чаще, она задавалась вопросом — насколько разумно будет рвануть отсюда прочь, и попытаться убежать.

Киджит загадочно улыбнулась, и указала Корди за спину.

Та не обернулась. Она продолжала пятиться, пока не почувствовала под босой ногой какую-то влагу на земле. Пытаясь поймать равновесие, она совершила резкий шаг, и тут же обо что-то споткнулась.

Упав на спину, Корди быстро приняла сидячее положение, но тут обнаружила себя среди отрубленных человеческих конечностей. Руки, ноги, два туловища. Прежде чем наткнуться на нее, ребята, похоже, пировали.

Киджит подняла кусок мяса и бросила его в Корди.

Когда кровавый ошметок человеческой плоти приземлился на ее живот, та вскрикнула и отскочила в сторону, мгновенно поднявшись на ноги.

Затем Киджит подняла отрубленную руку. Она прижала ее к своей культе, и помахала изображая недостающую конечность.

Быстро развернувшись, Корди бросилась бежать. Однако, чувствуя, что девушка настигает ее, нанесла удар наотмашь попав прямо по обрубку. Изменив направление, она нырнула в густой кустарник, больно царапавший ее кожу, но Киджит снова становилась все ближе.

Где же остальные? Где парни? Если позади лишь эта девушка, к тому же однорукая…

От резкого толчка в спину, Корди подалась вперед, и падая, больно ударилась, неудачно приземлившись. Колючие терновые ветки свезли кожу, заставляя выступить кровь. Едва она собралась подняться, как Киджит бросилась ей на спину, придавив к земле своим весом. Ее единственная рука обхватила горло Корди, и принялась яростно душить соперницу, однако та, используя обе руки, сумела пересилить Киджит, и убрать от себя ее пятерню.

Они покатились по земле, но Киджит снова оказалась сверху. Оседлав противницу, она наносила ей удары один за другим, настолько тяжелые, что казалось, будто у нее молот вместо кулака. Корделия пыталась отбиваться, но очень скоро руки ее ослабли, и безвольно опустились на землю. Киджит тут же придавила их коленями, не прекращая наносить удары, однако через какое-то время она все же остановилась.

Хотя глаза Корди оставались открытыми, она была настолько ошеломлена и обессилена, что не могла сопротивляться, лишь наблюдала за склонившейся над ней девушкой. С усмешкой на лице та приняла такую позу, чтобы висевшая на ее шее рука оказалась прямо над головой Корделии. Наклоняясь все ниже, Киджит медленно опускала отрубленную руку. Иссохшие пальцы уже тянулись ко лбу Корди.

От мерзкого прикосновения Корделия всхлипнула. Ногти царапнули ей по щеке. Помогая себе здоровой рукой, Киджит направляла обрубок ко рту Корди. Когда застывшие пальцы прикоснулись к губам, она лишь плотнее зажала рот, но рука надавила сильнее, задвигалась, пытаясь проникнуть внутрь. Корди почувствовала вкус крови. Ногти заскребли по ее передним зубам.

Рядом опустилась на колени Лилли, и она поняла, что остальные догнали их. Стоя в тесном кругу, они молчаливо наблюдали за происходящим.

Внезапно Киджит попыталась нанести Корди резкий удар мертвой рукой в правый глаз, но та отдернула голову, и ногти оставили кровавый след на ее лице. Отчаянно задергавшись, она сумела освободить руку из-под колена соперницы, схватила ее за грудь, и провернула. Взвизгнув, Киджит хотела было отскочить, но потянула Корди за собой. Не ослабляя своей хватки, Корделия взобралась на корчившуюся от боли девушку, единственная рука которой вцепилась в руку Корди, в надежде прекратить свои мучения. Повернувшись, Корделия что было сил надавила ей локтем на горло, что-то хрустнуло, и локоть будто опустился куда-то ниже. Девушка задергалась, глаза ее были на выкате, рот раскрыт, рука неистово замолотила все что подвернется, но Корди быстро остановила ее, затем слезла с все еще бьющегося в конвульсиях тела, и поднялась на колени.

Все собравшиеся смотрели на Киджит, до тех пор, пока та не умерла.

Потом заговорил парень, который первым был с Корди.

Она повернулась к Лилли, ожидая объяснений.

— Он сказал, что ты молодец, но теперь тебе надо взять Киджит и тащить ее с собой.

Корди подползла к безжизненному телу, сорвала с его шеи ремень с рукой, и помотав ей в воздухе, вышвырнула в кусты.

Толстая девчонка бросилась за ней, и вскоре вернулась обратно с засохшей рукой. Обнюхав ее, она выкинула свою кость, и привязала руку к поясу так, чтобы та болталась между ее ног. Когда она начала касаться себя застывшими скрюченными пальцами, Корди обернулась к парням.

— Пойдем, — сказала Лилли.

Корделия взяла мертвую девушку за руку, и усадила ее на землю. Стойкий запах фекалий тут же ударил в ее ноздри. Задерживая дыхание, она обхватила ее сзади, пропустив руки через подмышки, и сомкнула их под грудью. Затем она попробовала поднять тело. Казалось, оно было свинцовым.

— Хочешь, я помогу тебе? — спросила Лилли.

Корди кивнула.

— Тогда голова моя.

— А?

— Ты убила ее, поэтому имеешь право первой взять свою долю. Так бери голову. Все так делают, потому что мозги — это самое лучшее. Так что ты выберешь голову и отдашь ее мне.

— Ладно, — пробормотала Корди.

— Договорились?

— Да.

— Отлично. Во-первых не пытайся ее поднять. Это слишком тяжело. Просто возьмем за ноги, и будем тащить.

Корди кивнула, убирая с лица растрепавшиеся волосы. Пальцы коснулись щеки, и взглянув на них, она обнаружила кровь. Собственное лицо теперь казалось ей распухшим. Взглянув на себя снизу, она обнаружила, что большая часть ее тела усеяна царапинами и ссадинами.

— Посмотри на меня, — промямлила она. — Боже, посмотри на меня.

— Посмотрите на нее, — подхватила Лилли кивнув в сторону Корди. — Давай уже. — Добавила она взявшись за правую ногу Киджит.

Парни двинулись вперед. Полненькая девчонка последовала за ними, и ее ягодицы тряслись от каждого шага.

Корделия взялась за левую ногу, и наклонившись вперед от прилагаемого усилия, они вместе с Лилли потащили тело за собой.

Парни снова направились в сторону кустарника, и подойдя ближе похватали с земли отрубленные части тел.

Не желая смотреть на это, Корди опустила взгляд.

Господи, да как такие вещи вообще могут происходить!

Неужели они сделали то же самое с мамой и папой?

А может, мама жива. Что если они так же изнасиловали ее и предложили присоединиться, ведь тогда можно сбежать вместе. Но сначала нужно найти папу. Если он еще жив.

Но неужели он мог уцелеть?

Пожалуй, мог, решила она.

Все может быть. После всего увиденного, она не удивится, если он явится сюда с Национальной Гвардией и перестреляет всех этих ублюдков.

Тело за что-то зацепилось.

Не глядя, Корди резко дернула его, успешно освободив.

— Как далеко до деревни? — спросила она Лилли.

— Пойдем-пойдем.


Глава двадцатая | Леса здесь темные | Глава двадцать вторая