home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add





ДВА БРАТА


Из твайфордской школы два брата шли;

       Один размышлял на ходу:

«Быть может, поучим сейчас латынь?

       А не то — погоняем в лапту?

Или вот что: не хочешь ли, милый брат,

       Карасей поудить на мосту?»

«Слишком туп я для этой латыни,

       Неохота мне бегать в лапту.

Так что дела не выдумать лучше,

       Чем удить карасей на мосту».

И тот час же удочку он собрал,

       Лесу из портфеля вынул;

Раскрыв дневничок, извлёк он крючок

       И вонзил его братику в спину.

Десяток ребят уж так загалдят,

       Дозволь им ловить поросёнка;

Но сильней будет визг и сверкание брызг,

       Если сверзится с моста мальчонка.

Рыбёшки несутся на крик и плеск —

       Пожива для них лежит!

Упавший шалун так нежен и юн,

       Что проснулся у них аппетит.

«Тебе покажу я, что значит „Т“! —

       Изволит кидальщик смеяться. —

Одни только рыбы умерить могли бы

       Весёлость несносную братца».

«Мой брат, прекрати эти бис и тер! —

       Доносится крик возмущенья. —

Что я совершил? Зачем ты решил

       Развлекаться игрой в утопленье?

Любоваться готов на порядочный клёв

       И сам я весь день напролёт.

Меня там и тут уже рыбы клюют,

       Только это иной оборот.

Успел карасей растолкать я взашей,

       А окунь вопьётся вот-вот.

Я не чувствую жажду, от жары я не стражду,

       Чтобы в воду кидаться в спасенье...»

А в ответ: «Ерунда! Ничего, что вода!

       Ведь с тобой мы в одном положенье.

Посуди: разве лучше кому-то из нас

       (Утопленье в расчёт не берём)?

Одного тут пока я поймал окунька,

       Но и ты со своим окуньком.

Я пронзил своего, этот впился в тебя

       И повис на крючке, трепеща.

Тут любой дуралей надаёт мне лещей,

       Но и ты там подцепишь леща».

«Но прошу о таком: ты меня с окуньком

       (Ведь теперь мы вдвоём на крючке)

Потяни из реки, хорошо подсеки

       И доставь нас на сушу в сачке».

«Терпенье! Сейчас приплывёт форель,

       Я сразу же пикой пронжу.

А ежели щука — тут иная наука:

       Я с десяток минут погожу».

«Эти десять минут мою жизнь унесут —

       Загрызёт ведь меня без помех!» —

«Чтобы выжить ты смог, подожду лишь пяток,

       Но сомнительным станет успех». —

«Из чего твоё сердце — из редиски и перца?

       Из железа оно, из гранита?» —

«Не знаю, родной, ведь за клеткой грудной

       Моё сердце от химиков скрыто.

Карасей наловить да ухи наварить —

       Давнишняя, братец, мечта!

И пока в самом деле не поймаю форели,

       Я не сдвинусь, не сдвинусь с моста!» —

«В любимую школу назад хочу,

       Под розгой учить латынь!» —

«Зачем же назад? — ответствует брат. —

       И здесь хорошо, как ни кинь.

Такое везенье — позабыты склоненья,

       То окунь тебе, то карась.

Не учишь словечки, а купаешься в речке,

       Наживкой для рыб притворясь!

Не мотай головой — мол, висит над тобой

       Эта удочка, свалится вдруг.

За неё тут держась, ощущаю я связь

       И не выпущу, братик, из рук.

Ну так вот: верь не верь, подплывает форель,

       Кверхуносая рыбка она.

Ты увидишь, братишка, что любовь наша слишком,

       Что любовь наша слишком сильна.

Я намерен её пригласить на обед,

       Лишь бы день только ей подошёл.

Я чиркну ей пять строк, и в условленный срок

       Мы усядемся с нею за стол.

Она, правда, в свете ещё не была,

       Манерами блещет навряд;

Так что мне надлежит обеспечить ей вид —

       Подобрать, то бишь, нужный наряд».

А снизу упрёки: «Рассужденья жестоки,

       Мысли гнусны, несносны страданья!»

Но на каждое слово братик сверху толково

       Отвечать прилагает старанья:

«Что? Так ли уж лучше по речке плыть,

       Чем ровно на дне лежать?

Однако ж заметь: на тарелочке сельдь

       Восхитительна — не описать!

Что? Желаешь скорей ты сбежать, дуралей,

       От рыбок весёлых и милых?

Загадочно мне! Почему б тебе не

       Наловить их, когда в твоих силах?

Есть люди — часами готовы бубнить

       Про небо и птичек полёт,

Про зайчишек в полях и рыбёшек в морях,

       Коим в радость их жизнь без забот.

А что до стремленья из их окруженья,

       Чем вместе пускать пузырьки,

Так это ты брось — ты не сом, не лосось,

       Чтоб тебя я тащил из реки.

Пускай утверждают: рассудок велит

       Всех тварей в природе любить —

Но разум советчик, кого мне из речки,

       Когда и кого мне тащить.

Что одежда и дом? Можно жить босяком;

       Всё бери — даже деньги со счёта!

Ничего мне не жалко, но лишуся рыбалки —

       Это будет не жизнь, а нудота».

Искала братиков сестра;

       Придя на этот мост,

Такое дело она узрела

       И не сдержала слёз.

«А что там, братик, на крючке?

       Наживка что, ответь». —

«Воображала-воробей,

       Не захотел мне спеть». —

«Да пенья можно ли всерьёз

       Желать от воробья?

И не похожи воробьи

       На то, что вижу я!

Так что там, братик, на крючке?

       Скажи мне поскорей!» —

«Мой братец младший, — тот в ответ. —

       Не хнычь и не жалей.

Я нынче зол, не знаю как!

       И не на то решусь!

Прощай, любимая сестра, —

       Я в странствие пущусь». —

«Когда же ждать тебя домой,

       Ответь, любимый брат?» —

«Когда на горке свистнет рак,

       Вернуся я назад».

На это молвила сестра,

       Качая головой:

«Один, полагаю, не явится к чаю,

       И вымок до нитки другой!» [47]



СКОРБНЫЕ ЛЭ, №2 | Досуги математические и не только | УЕДИНЕНИЕ