home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 6

– Преемник? Не понял. Это же, как мне помнится, должен быть какой-то родственник погибшего? Как такое возможно? Кто меня признает? Да и какие я смогу предъявить доказательства того, что я не самозванец? – всё ещё не доходил до меня смысл последних слов Лениавеса.

То, что корнол выбрал меня, сразу воспринялось мной как должное, будто к этому всё и шло с момента нашей встречи. И у меня даже сложилось впечатление, будто я знал об этом ещё до того, как Лениавес раскрылся передо мной, и даже до того момента, как я его встретил, чуть ли не с того времени, как осознал себя находящимся в этом Лесу. Но это, конечно, был бред, я точно не мог предсказать такого странного развития событий.

– И да и нет, – ответил мне корнол, – всё и несколько проще, и в то же время сложнее. Ты прав, что этого никто не видел и никто, кроме меня, этого не знает. Но этого и не нужно. Во-первых, любой маг крови сможет подтвердить правоту твоих слов, что ты истинный наследник лорда Крайга, что он сделал тебя своим преемником и что теперь ты являешься одним из членов их семьи и главой их небольшого рода. Я не могу объяснить всех тонкостей, но сам процесс преемственности каким-то образом завязан на передачу магической и жизненной энергии от одного существа другому и затрагивает некие изменения в ауре, которые происходят в такой момент. У магов же этот процесс сопровождается также и передачей части дара по управлению магическими энергиями. Именно поэтому в древних родах с каждым поколением магическая сила и чувствительность к магической энергии возрастают в той или иной степени. Во-вторых, и это самое главное, само место в совете является неким индикатором преемственности и наследственности, и не признанный родом наследник просто не сможет занять положенное другому место. В этом случае как раз всё и завязано на ту индивидуальную черту рода, передающуюся из поколения в поколение в эфирном виде вместе с частью энергии, вливаемой в ауру преемника. И именно поэтому процедура преемственности является более глубоким подтверждением наследственных прав того или иного существа. А так как у лорда не осталось других прямых наследников, кроме дочери, то и оспорить твои слова, кроме неё, будет некому.

Лейла поверит мне на слово, так как мы знакомы с её детского возраста и она знает, что я являюсь доверенным лицом её отца. Так что с ней проблем не должно быть никаких. Я это предполагал ещё с момента нашей встречи, а потому как только смог убедиться, что ты подходишь для той роли, о которой говорилось, то передал тебе частицу духа лорда, которую он оставил мне для своего будущего преемника.

Пройдя немного вдоль ветви и задумавшись над тем, что всё получается как-то достаточно просто, я решил, что до сих пор никак не могу привыкнуть к тому, что это мир магии. А вот всех её возможностей я не знаю и даже примерно не догадываюсь, что же она мне может дать. Вон, к примеру, какая-то магия крови вырисовалась. Что это, интересно, такое?

В этот момент ожил интерфейс и выдал некое разъяснение, не слишком похожее на определение, правда, я так и не понял, имеет ли оно хоть какое-то отношение к той магии крови, о которой говорил Лениавес, но это всё равно хоть что-то.

«Магия крови в своём историческом развитии практически никогда не менялась, а лишь дополнялась и местами искажалась. Магия крови сначала непрерывно взаимодействовала с магией смерти и была неотделима от неё. Кровавые жертвоприношения и даже первобытные ритуальные нападения на животных включали в себя частичные обряды кровопролития. Также магия крови была неотделима от первобытного каннибализма, где, к примеру, съедалось сердце врага, чтобы иметь его храбрость и дерзость, мозг мудреца и так далее. В ритуалах же, связанных с охотой, в кровавую лужу вбивался шип или подобие гвоздя, чтобы призрак убитой твари не явился к тем, кто его убил.

Сама по себе магия крови отделилась в самодостаточное направление магии лишь с приходом вампиризма, который являлся ритуальной частью естественного каннибализма. При этом произошло смешение двух направление: магии крови и более сложной в исполнении магии – ноктурнизма».

«Вот ещё что-то появилось непонятное, нужно будет попытаться выяснить, что это за ноктурнизм. – С каждым новым пояснением появляются и новые вопросы. – Интересно, а Лениавес знает, что это за второй тип магии?»

Интерфейс же продолжал выдавать данные по той теме, по которой, как я понимаю, получил запрос на поиск информации, при этом приводя её в некий краткий и структурированный вид.

«А база знаний у него большая?» – сам себе задал я вопрос, осмысливая полученную информацию.

«Исторически изучение крови шло как и изучение строения человеческого существа. В древнем мире анатомия была всегда оккультной наукой, неразрывно связанной с глобальными вселенскими законами. Уже изначально оккультисты выделили два центра жизнедеятельности – сердце и мозг и то, что всё функционирует лишь за счёт притоков крови. Все вещества растворяются в крови и переносятся с током крови ко всем органам. Кровь есть жизнь всего организма».

«Ну, это всё понятно и в некоторой степени было мне известно и так, или я об этом мог бы догадаться самостоятельно, если бы посидел и подумал, благо аналитические способности всегда были и будут со мной. Но всё же, похоже, это не та информация, что мне нужна», – с огорчением вздохнул я.

Но как ни странно, видимо уловив моё недовольство полученными данными, интерфейс выдал ещё один блок информации:

«Есть версия, что магия крови с энергетической точки зрения основана на особых свойствах крови живых существ. Кровь сама по себе содержит жизненно необходимую информацию, несёт в себе различные частицы и обладает уникальными типами энергий на тонком уровне. По этой же теории кровь обладает самой большой энергетикой из всех элементов, находящихся в теле живого индивида. Было зафиксировано, что при кровопролитии выделяются огромные потоки энергии колоссальной силы, вызывая довольно сильные эффекты и изменения в окружающем мире при правильном использовании, но ещё большие изменения наблюдались при различных ошибках, возникающих в результате ритуалов. На текущий момент данная теория находится на стадии разработки, упорядочивания и подтверждения найденных закономерностей. Данный тип магии полностью ритуальный, так как невозможно проведение ни одного действа без необходимой составляющей живой крови существа».

«А вот это уже гораздо интереснее. Как раз то, что нужно, – обрадовался я. – Странно, что те, кто снабдил меня этой информацией, утверждают, что магия крови находится только на стадии изучения, а Лениавес говорит о ней как о вполне самодостаточной и уже законченной дисциплине магии, даже утверждает, что у неё есть свои адепты. Непонятно. Неужели тут продвинулись в изучении различных направлений магии как отдельных разделов науки гораздо дальше?»

А интерфейс выдал последнее сообщение:

«На текущий период изучение различных направлений использования магии крови не завершено, но уже сейчас доступно проведение нескольких простых ритуалов с предсказуемыми результатами их действия».

«О, и о ритуалах интересно», – пришла мысль в голову, но, увидев, что интерфейс тут же начал выводить дополнительную, доступную ему информацию о проведении этих самых ритуалов, я попросил его предоставить только список с доступными ритуалами и их краткое описание.

Список оказался не очень большой. Всего четыре пункта.

«Ритуал поиска по крови. Основан на неразрывной информационно-энергетической связи частицы и целого. Проводится по небольшому объёму крови разыскиваемого существа. В каплю крови внедряется напрямую или в результате проводимого ритуала ментоактивный модуль поиска, который через стремление части к объединению в целостную структуру настраивает ритуалиста или ментооператора на необходимый след информационной матрицы в астрале и производит привязку астрального тела к его физическому воплощению. В результате ритуала у проводящего его возникает видение места нахождения разыскиваемого существа и образуется некая астральная нить, на основании которой по силе её натяжения (воздействия) можно определить правильное направление при поиске того или иного существа. В наличии есть как описание ритуала поиска, так и структура построения с алгоритмом внедрения ментального модуля».

«Так, это может в будущем пригодиться. Для ритуала, как я понимаю, в принципе ничего не нужно, кроме капли крови разыскиваемого существа. Интересно, а ограничения какие-то есть, а то про них что-то ничего сказано не было».

«Для проведения ритуала требуется определённая подготовка, но при этом на его реализацию необходимо минимальное количество энергии. Внедрение ментального модуля не требует большого времени, оно тратится лишь на формирование его структуры и вливания в неё нужного количества энергии. Время проведения ритуала, как и внедрения ментального модуля, ограничено шестью часами с момента взятия крови у её владельца».

«Теперь с этим всё стало полностью понятно», – разобрал я первый доступный мне ритуал, мельком взглянув на схему внедряемого ментомодуля и описания проведения ритуала, и перешёл ко второму пункту.

«Защита от существ, основанная на магии крови. Опирается на тот же принцип взаимосвязи частицы и целого. При помощи специального ментомодуля из полученной капли крови извлекают информацию о менто-информационном и энергетическом поле родительского существа и уже на основе полученной информации производят внедрение в построение любой защитной структуры ментального модуля, который производит или разрушающее, или дестабилизирующее воздействие на необходимый вид полей. Все три схемы ментальных модулей есть в базе знаний. Ритуала для проведения аналогичной операции не разработано».

«Смотри-ка, а всё, оказывается, не так и просто. Вот встретилось то, что без помощи некоего магического действия не произведёшь. Наверное, данный тип защиты работает на более сложном уровне, чем простое непрямое воздействие, вроде того же защитного поля. Тут будет ещё и в какой-то степени или разрушение поля нападавшего, или… интересно, а к чему ведёт дестабилизация поля?»

«Дестабилизация менто-информационного поля – это нарушение (обычно целенаправленное) стабильности поля. Приводит к потере способностей, основанных на наличии менто-информационного поля, у индивидуума. В редких случаях ведёт к спонтанным и непредсказуемым результатам проявления работы таких способностей».

«Понятно. Был маг и не стало мага, или маг-то остался, но вот как его заклинания будут работать, не сможет предсказать уже никто. Тоже полезно», – решил я, вновь просмотрел все три структуры и перешёл к следующему пункту.

«Уничтожение ментального следа. Ритуал-антагонист ритуалу поиска. Предназначен для разрыва связи частицы (утерянной крови) и целого (индивида). Посредством ритуала и внедрением ментомодуля производится разрыв связи с утерянными частицами. В наличии как описание ритуала, так и структура ментомодуля. Есть несколько пояснений. Разрыв связи с помощью ментомодулей необходимо проводить для каждой частицы отдельно. Выполнение ритуала требуется единожды для каждого индивида».

«Тут всё гораздо интереснее. Провёл однажды ритуал – и всё, по твоей крови тебя уже не обнаружат. Очень даже неплохо».

Но, просмотрев повнимательнее описание ритуала, понял, что если хочется пожить, и желательно подольше, то лучше о нём и не помышлять. Это тот шаг, когда действительно нужно исчезнуть, а у врага есть твоя кровь, и в большом количестве, другого события, когда бы я согласился на этот ритуал, мне в голову не приходило. Так как аккуратно воткнуть ритуальный нож в своё сердце я как-то ещё психологически не готов. Тем более структура, которую нужно внедрять в каплю своей крови при разрыве связи, была до изумления проста. Я даже её запомнил с первого раза. Правда, непонятно, что подразумевает под собой понятие «внедрять», и вообще, как это происходит, я не знал, но то, что смогу воспроизвести её в любое время, был полностью уверен.

И вот дошло дело до последнего пункта. Тут было что-то странное.

«Привязка. Это ритуал внедрения специального ментомодуля, производящего объединение ментальной структуры неживого (это слово выделено) предмета с ментальным полем любого разумного существа. Ритуал проводится через внедрение объединяющего ментомодуля в ментальную структуру предмета и некоторого объёма крови (таблица и формула расчёта необходимого объёма крови прилагается), взятого у проводящего ритуал привязки. Как результат проведения ритуала происходит слияние ментополей предмета и существа в единое менто-информационное поле. Структура внедряемого ментомодуля прилагается. Ограничение: вес предмета не должен превышать пяти процентов от массы существа».

До меня не доходил смысл, как это, например, какая-то вещь стала частью моего поля и что это даёт?

Но ответа от интерфейса не последовало. Видимо, данный пункт оставался также не до конца исследованным неизвестными мне учёными.

«Ну и ладно. Зато я обогатился необычайно большим багажом знаний, – решил я, продолжая идти. – То ли ещё будет!»

Мысли, что моя жизнь в этом странном мире только началась и ещё целый ворох таких неожиданных и ценных знаний свалится на мою голову, настроили меня на оптимистичный лад, хотя и так настроение моё было хорошим ещё с того момента, как я очнулся на поляне.

Оглядевшись, я понял, что двигаемся мы всё дальше вдоль ветви дерева и сейчас вокруг не такое запустение, как у его ствола. Окружающая местность стала больше напоминать какие-то странные заросшие джунгли, появилось большое количество мха, лиан, под ногами был перегной или что-то его напоминающее. Как ни странно, здесь росли и настоящие деревья или кусты более привычного вида.

«Деревья растут на деревьях», – с улыбкой пройдя мимо очередного небольшого деревца, напоминающего молодой ясень, подумал я.

Ну ладно, я отвлёкся, помнится, что-то ещё в информации, предоставленной интерфейсом, заинтересовало меня.

«Ах да, это непонятное слово „ноктурнизм”, что это?»

«Ноктурнизм – это умение управлять энергиями тьмы, полуразумной сущности, власть которой идёт от небытия (подпространства). В знания ноктурнизма входит искусство повелевать людьми, животными и духами, искусство демонизма и дисбаланса. Исследования в этом направлении запрещены. Из данной области известен только ритуал открытия врат и ритуал призыва».

Заинтересовавшись, особенно тем, что связано с открытием врат, я просмотрел описание ритуалов, и даже от прочтения мне уже стало не по себе.

«Это точно не моё, – решил я. – Но вот мне интересно, а какая же сволочь от науки проводила, конспектировала и анализировала проведение даже двух этих ритуалов? Встречу – прибью. Хоть я и не злой в общем-то человек».

Решив на этом закончить с разбором рассказа Лениавеса и его ответом на мои вопросы, которые, в свою очередь, предоставили мне самому немало дополнительных сведений, я наконец обратил внимание, что идём мы с ним в молчании уже достаточно давно. И поэтому я сказал:

– Я обдумал твой рассказ и по сути уже выполненное поручение. Но всё-таки формально, как я понимаю, ты хотел бы получить моё согласие, хотя ни разу и не упомянул об этом.

– Да, это верно, – ответил он.

– Тогда, считай, ты его получил. – И, немного помолчав, спросил: – Так что же нам делать дальше?

– А дальше мне интересно: кто же всё-таки такой ты? – Остановившись, корнол посмотрел мне в глаза.

И вот здесь я задумался. Мысль, что придётся кому-то рассказывать о себе правду, приходила мне в голову несколько раз, но я упорно откладывал обдумывание своей истории. Правду о себе мне говорить не хотелось категорически. Но и солгать этому корнолу я вряд ли смогу, это чувствовалось. Достоверную легенду мне придумать не удалось, так как информации об окружающем меня мире было катастрофически мало. Надеяться на одну только интуицию при составлении своей истории тоже достаточно глупо. Именно поэтому я решил сказать часть правды, умолчав лишь самую малость. О том, что моя родина находится не в этом мире. Ну и о своих странных возможностях я пока тоже решил не говорить.

Но перед этим я решил уточнить у Лениавеса, а что он сам думает обо мне. Мне было просто интересно, а главное, от этого можно будет плясать при моём рассказе.

– Извини, Лениавес, я знаю, что отвечать вопросом на вопрос невежливо, но не мог бы ты сказать, что сам думаешь обо мне и нашей с тобой встрече? Ведь должна же была сложиться у тебя какая-то версия всего этого?

– Ты что-то хитришь, друг мой, – ответил корнол, рассматривая меня, – и складывается впечатление, что просто не хочешь говорить о себе всего. Расскажи то, что посчитаешь необходимым. А остальное поведаешь, когда посчитаешь нужным. Но если ты хочешь, давай начнём с моих рассуждений о тебе.

– Да, так будет лучше. Я, если честно, не хочу тебе лгать, но и рассказать всего не могу. Правда, если ты сам угадаешь главное, то отрицать этого я уже не буду. А поэтому я с нетерпением слушаю тебя.

– Знаешь, мне даже стало любопытно. Но ответь хотя бы на один вопрос.

– Да, конечно, – сразу согласился я.

– Как тебя зовут? Понимаешь, как-то непривычно разговаривать с кем-то продолжительное время и даже мысленно величать его хуман.

– Прости, моя вина, – повинился я, – вылетело из головы. Меня зовут Артур Лесной, но друзья меня прозвали просто Баг, за всё время сыплющиеся на меня мелкие неприятности и умение найти приключение на своё мягкое место на ровном месте.

– Хм. Баг. Странное прозвище для хумана. Хотя у вас там чего только не бывает. Тем более ты всё-таки дворянин, как я и думал. Правда, рода Лесных я не знаю, но это и неудивительно, вы, хуманы, живёте во многих государствах. Поэтому твоё второе имя действительно может тебе подходить.

– А что в нём не так? – поинтересовался я.

– Ну, насколько я знаю, у троллей так называют тех, кто идёт впереди строя во время штурма, и переводится это слово как «преодолевающий».

– Да, странно, – удивился я. – Не знал, если честно.

– Бывает, – ответил корнол, – многие не понимают, что означают их вторые имена. Хотя при этом многие и верят в силу имени.

– Понятно. А с чего ты взял, что я дворянин? – Моё дворянское происхождение, определённое Лениавесом, также кольнуло слух, и я хотел разобраться в том, что же вызвало его такие выводы, после того как он услышал моё имя.

Мне в будущем это самому могло пригодиться. Должен же я знать, откуда ждать подвоха. А липовое дворянство, которое определяется даже на слух, – это опасно. Могут и не поверить, потребовав доказательств.

Хотя бабушка и говорила, что когда-то у нас кто-то и был, но это было так давно, что и не проследишь, поэтому я себя к дворянам, особенно новым, не относил. Видимо, дворянская кровь всё же чувствуется, иначе как бы смог Лениавес понять, что она во мне есть. Но и отрицать я, конечно, такого не буду, хотя если здесь и правда есть какие-то Лесные, то тогда объясниться с ними будет очень сложно. Но стоит рискнуть. Дворянину легче внедриться и продвигаться в обществе, чем простому и мало кому известному крестьянину. И если ты дворянин, многих странностей объяснять не нужно, просто говоришь, что меня так воспитали или что меня так учили, и этому, по идее, должны верить.

Но я не думал, что мои дворянские корни так выпирают, правда, рода Лесных он не знает, то есть фамилия тут ни при чём, но про то, что я дворянин, он сказал, как только я представился, а значит, дело или в имени, или в составном именовании. Ведь наличие фамилии само по себе – это принадлежность к какой-то семье или роду.

Так что его ответ для меня был очень интересен. Пока раздумывал над этим, чуть не пропустил слова Лениавеса, а он между тем сказал:

– Приставка «Ар’» указывает, что ты откуда-то с севера. Я прав?

«Так он разбил имя на две части, – пришло понимание в мою голову. – Значит, теперь я – Ар’Тур из рода Лесных. А что, неплохо звучит. Вот сам себя в дворяне и произвёл. Тем более это правда, что в нашей стране девять месяцев холода и полгода снег лежит, так что я точно с севера, особенно если судить относительно местного климата».

– Да, с севера, – ответил я и, доверившись интуиции, махнул куда-то в сторону.

– Знаешь, я так и подумал при нашей встрече. Лишь у вас не все знакомы с лесными корнолами. И именно поэтому ты меня не узнал. Ну и у вас на севере никогда не было особо сильных магов, зато это страна сплошных шептунов, заклинателей да скаутов и следопытов. Так что твой талант поисковика и искателя не удивителен, на севере таких, как ты, особенно много, гораздо больше, чем в центральной и южной частях материка.

– Наверное, мне это неизвестно, если честно, – не стал отрицать я очевидного.

– Но я так и не понял причины твоего появления здесь. Мы с тобой встретились очень далеко от ваших исконных территорий. Между нашими землями лежит две трети континента, покрытого несколькими тысячами километров Леса, в глубь которого вообще никто не ходит пешком, а только добирается по воздуху. Но ты, как ни странно, здесь. Первоначально я принял тебя за отбившегося от группы или потерпевшего здесь крушение следопыта. Тем более твой талант искателя и поисковика сложно было не заметить. Но, присмотревшись к тебе, я понял, что это не так. Было странно увидеть здесь не подготовленного к походу скаута. С собой у тебя ничего не было. Даже неопытные и самоуверенные следопыты берут минимальный запас продуктов и необходимых вещей, не говоря уже об истинных профессионалах, а с «набором выживания», как они его называют, следопыты не расстаются даже во сне. А при тебе был только кинжал. Ты первоначально вёл себя как абсолютный новичок, но достаточно быстро адаптировался к жизни в Лесу и даже смог создать для себя приемлемые условия существования, сделать достаточно примитивную, но при этом не менее эффективную экипировку. Добыл провизию и заготовил её на будущее, что сможет сделать далеко не каждый. И самое главное, ты совершенно не боишься Леса. Это чувствуется. Но здесь есть объяснение: видимо, твой род – это потомственные скауты, и вы живете на границе с Лесом, именно поэтому вас именуют Лесными. Ну что ты на это скажешь?

Я задумался над своим ответом. Как чувствовал, лгать по какой-то причине нельзя. Но и сказать всей правды не могу. Здесь главное во фразе слова «всей правды». Поэтому мой рассказ ему должен был прозвучать как полуправда… но не прозвучал.


* * * | Где-то там | Глава 7