home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Франция

Ветеран полка «Нормандия – Неман» генерал Леон Кюффо вспоминает о своей встрече с Юрием Гагариным: «Впервые я увидел Юрия Гагарина в Париже, куда он приехал вскоре после возвращения из космоса. Ветераны полка „Нормандия – Неман“ принимали его у себя. Был на приеме и я, но трудно передать словами, что там творилось: огромная толпа обступила космонавта, и пробиться к нему не было никакой возможности.

Повезло мне позднее. В 1966 году в Мексике проходила сессия Международной авиационной ассоциации. Присутствовал на ней и Юрий.

Вас, наверно, удивляет, что я называю его так интимно? Но у меня есть на это право. Тогда, в Мексике, мы с Гагариным не только познакомились, но и подружились.

Это был симпатичный, обаятельный человек, располагающий к себе с первого взгляда, – скромный, душевный и жизнерадостный. Чуть ли не на второй день знакомства мы стали обращаться друг к другу по имени. Он называл меня Леоном, я его Юрием.

Мы оба были пилотами-истребителями, и у нас нашлось, о чем потолковать по душам. Общаться же с ним было одно удовольствие. Расскажу смешной эпизод.

Как-то раз мы поехали вместе в Теуакан – древнюю столицу ацтеков. И вот мы решили в сопровождении мексиканцев подняться на гору высотой в две тысячи метров, к храму Солнца.

Мексиканцы шли медленными, размеренными шагами.

– Давай дадим им урок скоростного восхождения, – предложил Юрий.

В его голосе и в его взгляде было столько азарта, что мне оставалось только согласиться, хоть я и старик по сравнению с ним.

Мы прибавили шагу, обогнали своих проводников, но, когда добрались до вершины, почувствовали, что задыхаемся. Пока переводили дух, подошли мексиканцы, свежие, ничуть не уставшие. Посмотрев на них, Юрий со смехом сказал:

– А мексиканцы-то сильнее нас. Они лучше знают, как правильно расходовать силы, и мы, вероятно, показались им чудаками.

Год спустя я снова встретился с Юрием. Он приехал во Францию, чтобы принять участие в фестивале кинофильмов, посвященных астронавтике. Фестиваль был организован нашим аэроклубом и проходил в Виши. Когда он окончился, я предложил Юрию совершить небольшую авиапрогулку. Нужно было видеть, как он обрадовался!

Чуть только мы оторвались от земли, Юрий сел за штурвал. Он не знал этой конструкции, и я был поражен, как быстро освоился он с управлением. Я понял тогда, что Гагарин – классный, прирожденный пилот.

Мне бы хотелось отметить еще одну черту Гагарина. (Будучи по природе общительным и очень веселым человеком, он мгновенно становился серьезным и вдумчивым, как только разговор заходил о космосе, о пилотаже, о науке.

Однажды я рассказывал ему о воздушных боях против гитлеровцев, которые мы вели крылом к крылу с советскими асами. Гагарин внимательно слушал описание боевых эпизодов и время от времени делал какие-то пометки в записной книжке. Когда я потом спросил его, что он записывал, Юрий ответил:

– Все, что показалось мне поучительным для летчика…

Я помню Гагарина. Помнят его и все французские летчики. К десятилетию подвига Гагарина наш аэроклуб опубликовал Обращение:

„12 апреля 1961 года захватывающая новость распространилась по всему свету. Человек совершил полет вокруг Земли!“

Самая смелая мечта человечества стала реальностью! Имя того, кто сделал первый в истории виток в космосе, мгновенно вошло в историю. Каждый с гордостью произносил и повторял это имя: Юрий Алексеевич Гагарин.

Конечно, другие космонавты, советские и американские, совершали впоследствии более сложные полеты и эксперименты. Некоторые находились в космосе в течение сотен часов, преодолевали миллионы километров и даже шагали по Луне. Но он был первым!

Он был и останется символом неисчерпаемой силы, которая толкает людей к новым открытиям, хотя за это иногда приходится платить жизнью».

О визите во Францию рассказывает и Борис Егоров: «Нас ждут в Клермон-Ферране – главном городе департамента Пюи-де-Дом. Мы мчимся в открытой машине из аэропорта в город. Справа, слева и впереди отличной выучки мотары. Так в обиходе французы называют мотоциклистов. Вдоль кюветов люди. Они что-то кричат, машут флажками, шляпами, шарфами, бросают цветы. Кое-кому хотелось бы пуститься вперегонки с машиной, чтобы поприветствовать советских космонавтов. Но мотары знают свое дело. Стоит им только издали заметить, что кто-то вышел на автостраду, как они, соперничая друг с другом, на бешеной скорости устремляются к нарушителю. Но вот наконец и гостиница. Мы выходимиз подъезда.

– Неудобно как-то. Парни так старались, – вполголоса говорит Гагарин и приглашает весь наш мотоэскорт в номер, на бокал шампанского.

Этот жест был естественным выражением его широкой натуры, но во французской прессе поднялась шумиха. Подумать только! Самый известный во всем мире человек пьет на брудершафт с простыми мотарами! Сенсация!

Думаю, что многие иностранные журналисты обвинили бы Юру в неискренности, признайся он им, что стесняется своей популярности. А ведь так оно и было».


Болгария | Юрий Гагарин – человек-легенда | cледующая глава