home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Эпизод 5

Московский автозавод ЗИЛ, успевший за такое короткое время стать родным, встретил меня настороженно. Хотя меня и знали там, как облупленного, но форма и мой новый статус явно отпугивали людей. Ещё свежи были в памяти нападки со стороны чекистов и попытки найти на заводе вредителей, виновных в поломках моторов, направленных в народное хозяйство. На общем фоне выделялись два ярких полюса – директор завода Рожков искренне мне обрадовался, надеясь, что я помогу ему разобраться со свалившимися нежданно негаданно проблемами, и начальник заводского КБ Важинский, на лице которого при первой встрече явно читалось предчувствие того, что относительно спокойная жизнь закончилась.

Первое же совещание с участием всех начальников цехов, конструкторского отдела, представителей парторганизации, созванное по вновь свалившимся на завод вопросам, позволило мне гораздо лучше осознать сложившуюся ситуацию. Первоапрельский показ техники оказался весьма и весьма важным событием в жизни наркомата тяжёлого машиностроения и повлёк за собой значительные изменения. Прежде всего, ГУ БД было формально расформировано, войдя отделами в управления и тресты автомобильной, судостроительной, авиационной промышленности и железнодорожного транспорта. Но фактически оказалось, что начальником ВАТО, всесоюзного объединения автотракторной промышленности, стал Лихачёв. Это решение было принято второго апреля на расширенном заседании ВСНХ.

Там же была произведена корректировка планов производства БТТ, поводом к которой послужили нарекания военных на танк Т26. Его низкая энерговооружённость портила неплохую, в целом, машину. И ведь мотор, позволяющий исправить этот недостаток, имелся! Всё упиралось в трансмиссию. Решение применить в этом танке коробку передач ЗИЛ лежало на поверхности, более того, я сам его озвучивал ленинградцам больше года назад.

Но на этом пути были свои подводные камни. Новые агрегаты пришлось бы вместе с дизелями везти из Москвы, либо осваивать их производство на месте. Это не устраивало и железнодорожников и руководство завода N174. В конце концов, восторжествовало здравое мнение сосредоточить строительство машин там, где делают их основные агрегаты. Заводу имени Ворошилова, коль скоро он выпускает дизеля 130й серии, а коробка Т26 снимается с производства и должна быть там заменена на чтото другое, поручили танки Т28 и Т35, освободив Красный Путиловец для строительства карьерных самосвалов. 26й танк, соответственно, переезжал в Москву, туда, где выпускают его основные агрегаты. Производство бронекорпусов должно было быть развёрнуто на Подольском крекингоэлектровозном заводе вместо корпусов Т27 и Т37. Сборка же должна идти и на ЗИЛе, и в Подольске. Один и тот же железнодорожный состав, курсирующий между заводами, должен был доставлять на сборочные площадки либо корпуса, либо механизмы. После всех этих перестановок лёгкие плавающие танки оказались вытеснены в Сталинград, на завод, который делает подходящие для них движки.

В любом случае, все эти телодвижения только ожидались и находились в стадии планирования, моего непосредственного участия не требуя. А вот с мотором для лимузина надо было разбираться. И быстро. Первым делом надо было определиться с "мировым уровнем", к которому следует стремиться. Сбор информации по линии Внешторга и по линии ИНО ГУГБ НКВД СССР. Впрочем, никаких спецопераций не потребовалось, просто представители Внешторга, работники посольств или просто частные лица, интересовались покупкой дорогих машин, их характеристиками, осматривали их, а потом в Союз летели телеграммымолнии. Затраты копеечные, а время, затраченное на сбор информации, не шло ни в какое сравнение со временем, затраченным на пересылку этих сведений по инстанциям уже внутри Союза. Зато уже через десять дней на ЗИЛе точно знали, что легковые машины элитного класса комплектуются бензиновыми моторами на 812 цилиндров, в большинстве своём, рядными. Поэтому, мы посчитали допустимым взять в качестве эталона "вонючести" "Линкольн" из правительственного гаража, который обещали предоставить в наше распоряжение.

Пока суть да дело, я забрал Полину с новорождённой дочуркой из роддома домой. Слава Богу, всё прошло благополучно, хотя поволновался я изрядно. В прошлый раз работа требовала моего непосредственного деятельного участия и я просто не мог, несмотря ни на что, уделять жене должное внимание. Сейчас же, я находился пока в роли наблюдателя, да и работа толком ещё не началась. Поэтому я, каждый божий день, как по расписанию, наведывался к супруге с гостинцами и хорошими новостями, что, наверное, было самой лучшей поддержкой. Седьмого апреля меня поздравили с рождением дочери, неделя карантина и вот, вся семья в сборе у себя дома.

Кстати, насчёт последнего. После визита Сталина, припоминая мемуары Василевского, как вождь заботился о своих подчинённых, я ожидал, что в один прекрасный момент мне вручат ордер на квартиру или чтото подобное. Даже попытался обсудить это с Полиной, потому, что никуда переезжать категорически не хотелось. Оказалось, что супруга полностью разделяет моё мнение, но выбора делать не пришлось. Просто никакого ордера я не получил и никто на эту тему даже не заикался. Хорошо ещё раз всё обдумав, я, кажется, понял примерный ход мыслей вождя. Позаботиться о подчинённом – это конечно хорошо и приятно. Но только не в том случае, когда он сам этого требует. Хочешь, чтобы тебе, к примеру, повысили зарплату – докажи, что ты её стоишь.

Однако, всё хорошее, как и это кратковременное затишье на ЗИЛе, быстро кончается. В любом случае, пауза дала мне возможность хорошо обдумать очень ценную мысль, впервые зародившуюся во время ночного визита Сталина, когда шестиствольные пушки и дизельмотор перемешались в одном разговоре. Всё это время она, вертясь на заднем плане, не давала мне покоя и я, никак не мог ухватить, что между ними общего. Но когда сообразил, хлопнул себя по лбу и обозвал дураком. Шесть стволов – шесть затворов! Какой, к лешему, один клапанраспределитель в ТНВД?! Сам идиот и других с толку сбил! Чаромский, небось, до сих пор этот тыканый распределитель мучает, если вообще не плюнул. Сколько форсунок – столько и обычных двухпозиционных, "открытозакрыто", клапанов! Во время работы конкретного цилиндра, его клапан открыт, остальные закрыты! Это же массовые 6812ти цилиндровые моторы!

Остаётся теперь только подумать, как эту находку подороже продать.


Эпизод 4 | Реинкарнация победы. Дилогия | Эпизод 6