home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Г л а в а IX

Это случилось через два дня после их путешествия на остров Лунной Ночи.

Когда Павлюк проснулся и высунул голову из-под тулупа, его удивил огонь, освещавший окно радиорубки.

«Пожар!» — подумал он и кинулся на палубу.

На корме, словно огромный костер, пылало несколько бочек из-под смолы. Пламя освещало палубу, дымовую трубу и мачты, выступавшие на фоне окружающей их глубокой темноты. Возле огня темными пятнами таял снег, и белое снежное покрывало палубы становилось серым от воды.

Единственное, что нарушало тишину, — это слабый треск раскаленных клепок.

Кочегар понял страшную опасность, грозившую им.

Товарищи, по-видимому, спокойно спали или отдыхали в общем помещении.

«Будить!» — промелькнуло у него в голове. Но в тот же миг с полубака, где висел пароходный колокол, послышались быстрые, энергичные звуки пожарной тревоги.

«Вахтенный! — догадался Павлюк. — Но услышат ли в трюме? Мой номер — семь: огнетушитель и топор», — вихрем мчались мысли.

На случай пожара между моряками команды были заранее распределены обязанности. Каждый числился под определенным номером, и каждый номер имел свой противопожарный инструмент и определенные обязанности.

Павлюк знал, что огнетушители лежат в общем кубрике, — их спрятали там от мороза. Топор лежал здесь, на корме, в пожарном ящике.

Сильным ударом кочегар сбил с ящика дверцы, выхватил топор и кинулся к люку, который вел в общий кубрик. Открывая дверцы, он снова с тревогой подумал, что в кубрике, наверное, ничего не слышат. Но, когда он открывал дверцы, там, по-видимому, услышали.

Все вскочили и бросились к своим местам. Павлюк первым схватил огнетушитель и с криком: «Огонь на корме!» — раньше всех оказался на палубе.

Именно в этот момент замолчал колокол на полубаке.

Освещенные пламенем, стояли на палубе Вершомет, Павлюк, Степа, Котовай и Торба. Через несколько секунд к ним присоединились остальные товарищи. Растерянность длилась только одно мгновение.

Но вот прозвучала команда Кара:

— Огнетушители на огонь!

И моряки направили на огонь несколько шипящих струй.

— Маты!

В огонь полетели большие веревочные маты, смоченные водой.

— Брандспойт![23]

Но насос не работал. Пока Торба выяснял причину этого, огонь вспыхнул с прежней силой. Теперь занялась уже палуба. Это было очень опасно, потому что под палубой, в глубине кормового трюма, лежал динамит. Было его немного, но вполне достаточно, чтобы уничтожить «Лахтак».

«Лахтак»

Кар и его товарищи понимали всю серьезность положения. Они могли оставить «Лахтак» и искать спасения на льду, а потом на острове Лунной Ночи. Но очутиться на незнакомом суровом острове, среди полярной ночи, с минимумом запасов продовольствия и без радио — непривлекательная перспектива.

Они решили любой ценой спасти пароход.

Оставив Торбу и Котовая возле брандспойта, Кар схватил топор и вместе с другими моряками бросился к пылающим бочкам. Их разрубали и выбрасывали за борт. Вокруг сыпались искры. Люди обжигали брови и бороды. Кое у кого была обожжена и кожа. Отступившее от кают пламя охватывало маленькую надстройку под кочегарским кубриком. Победить пожар без воды казалось невозможным. Моряки с беспокойством оглядывались на Торбу и Котовая. Но брандспойт по-прежнему отказывался подавать воду.

Уже опустели огнетушители. Уже были брошены на огонь все мокрые маты.

И вот внезапно Степе пришла в голову блестящая идея.

— Товарищ капитан! — обратился он к Кару. — Снегом потушим!

— Снегом? — вскрикнул Кар. Он сразу понял юнгу.

Ведь только потому, что палубу и надстройки парохода покрывал снег, огонь и распространялся так медленно: снег таял от жара, и вода заливала огонь.

— Лопаты! Ведра! Брезенты! Давайте снег! — скомандовал Кар.

Моряки быстро поняли, в чем дело. Нужно было сгребать снег откуда только можно и бросать его в огонь. Вершомет выскочил на лед с лопатой и большим брезентом в руках. За ним прыгнули Степа и другие товарищи. Кто лопатой, а кто ведрами сгребали снег на брезент. Потом подавали брезент на палубу. Там стояли Кар и Павлюк. Они поднимали брезент и ссыпали снег на огонь. Обгорелые, с ободранными до крови руками, вспотевшие моряки работали, сдерживая огонь. Но обуздать его они не могли.

Торба не бросал помпы. Он знал, что, если ее удастся исправить, у них будет радикальнейший способ борьбы с пожаром.

И вот он почувствовал, как что-то чавкнуло: это клапан набрал воды.

— Котовай, давай брандспойт! — приказал механик.

Котовай подтянул шланг и направил на огонь медную трубку. Как раз в это время Кар и Павлюк, приблизившись к огню, высыпали из брезента кучу снега. Воздух над палубой прорезала струя морской воды, вырванная помпой из-подо льда. Поднявшись высоко вверх, струя упала на огонь, одновременно обливая с ног до головы Кара и Павлюка.

Над огнем поднялся густой пар.

Моряки побежали на пароход, чтобы с топорами в руках помочь наступлению воды на огонь.

Пожар быстро уменьшался. Через полчаса залили и вырубили последние тлеющие доски.

Под палубу, в глубь парохода, огонь не дошел.

«Лахтак» был спасен.


Г л а в а VIII | «Лахтак» | Г л а в а X