home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Зои

«Моя мама умерла», — мысленно произнесла я. Слова казались неправильными, неестественными, словно мир вверх тормашками или восход солнца на западе.

С протяжным всхлипом я вздохнула и перекатилась на бок, чтобы достать из стоящей на полу коробки очередной бумажный платок.

Старк что-то пробормотал во сне, нахмурился и беспокойно заворочался.

Я медленно и осторожно выбралась из кровати, подобрала небрежно брошенную толстовку Старка, надела ее и забралась с ногами на пуф, стоявший у стены нашей крохотной комнатки в туннелях.

Пуф смешно зашуршал, напомнив мне о мячиках в надувных детских аттракционах, а Старк нахмурился и снова что-то пробормотал. Я высморкалась. Тихо.

«Хватит реветь, хватит реветь, хватит реветь! Слезами горю не поможешь. Этим маму не вернуть».Я поморгала и снова вытерла нос.

«Может, это просто сон».

Но едва эта мысль пришла мне в голову, как сердце подсказало правду. Никс выдернула меня из дремы, чтобы показать, как мама входит в Потусторонний мир. А значит, она умерла.

«Мама сказала Никс, что сожалеет, что подвела меня», — напомнила я себе, и слезы снова потекли по моим щекам.

— Она сказала, что любила меня, — прошептала я.

Я вела себя очень тихо, но Старк пробурчал:

— Прекрати!

Я сжала губы, зная, что его сон тревожит вовсе не мой шепот. Старк — мой Воин, мой Хранитель и мой парень. Нет, парень — это очень общее слово. Между мной и Старком существует связь, и она глубже, чем свидания, секс и все остальное, что происходит в обычных отношениях. Именно поэтому он тревожится. Он чувствует мою печаль, и даже во сне знает, что я плачу, что мне больно, и я напугана...

Старк скинул одеяло, и я увидела, как он сжал кулаки. Я перевела взгляд на его лицо. Он по-прежнему спал, но лоб прорезали морщины, а лицо хмурилось.

Я закрыла глаза и сделала глубокий вдох.

— Дух! — прошептала я. — Пожалуйста, приди! — Я тут же почувствовала, как стихия ласково коснулась моей кожи. — Помоги мне. Вернее, помоги Старку, заслони от него мою печаль.

«Может, — добавила я про себя, — ты и меня отгородишь от грусти. Пусть и ненадолго».

Дух закружился внутри и вокруг меня, вихрем промчавшись к кровати.

Я снова глубоко вдохнула. Приоткрыв глаза, я заметила, как колеблется окружающий Старка воздух. Его кожа слегка засветилась, когда стихия словно укрыла его незримым одеялом. Мне стало тепло, я посмотрела на свои руки: их кожа тоже светилась.

Старк протяжно выдохнул, пока Дух творил успокаивающую магию, и впервые за долгое время я почувствовала, как печаль меня отпускает.

— Спасибо тебе, Дух, — прошептала я, обхватывая себя руками. Окутанная стихией, я поняла, что меня клонит в сон. И в ту же секунду мое внимание привлек иной источник тепла. Медленно, не желая тревожить творимое Духом успокаивающее заклинание, я прикоснулась к своей груди.

«Почему мой Камень Провидца нагрелся?»

Маленький круглый камешек на серебряной цепочке устроился в ложбинке между моих грудей. Я не снимала его с тех самых пор, как Ских вручила мне его перед нашим отъездом с волшебного острова Скай.

Я вытащила камень из-под толстовки и погладила его гладкую мраморную поверхность. Он по-прежнему напоминал леденец с кокосовым вкусом; скайский мрамор излучал неземной свет, словно вызванная мною стихия оживила его, и исходящее от него тепло источало жизнь.

В моей голове прозвучал голос королевы Ских:

«Камень Провидца находится во взаимодействии с самой древней магией той, которую я охраняю на своем острове. Я дарю тебе этот камень, чтобы ты смогла найти и познать древние силы, если они еще существуют в твоем мире...».

Пока я воскрешала в памяти эти слова, камень начал медленно, едва заметно вращаться перед моими глазами. Сквозь отверстие в его середине я увидела озаренного светом Старка, а затем мой мир покачнулся, сузился и все переменилось.

Возможно, из-за того, что рядом со мной был Дух, увиденное не шло ни в какое сравнение с тем, что я пережила, когда в первый раз, на Скае, взглянула через камень и потеряла сознание. Но от этого было не менее тревожно.

Я увидела лежащего на спине Старка. Его грудь была обнажена, свечение Духа исчезло. Внезапно рядом возник чей-то расплывчатый силуэт. Он напоминал чью-то тень. Рука Старка дернулась, и кулак разжался. Тень тоже разжала кулак.

Не отрывая взгляда, я смотрела, как в руке Старка появляется меч Хранителя — огромный клеймор, который он получил в Потустороннем мире. Я удивленно ахнула, а призрачный Воин повернул голову в мою сторону и сомкнул пальцы на рукояти меча. Меч Хранителя изменился, превратившись в длинное черное копье — опасное, смертоносное, покрытое кровью и до боли мне знакомое. Меня пронзил леденящий душу страх.

— Нет! — закричала я. — Укрепи Старка, Дух! Прогони это существо!

Со звуком, напоминавшим хлопанье крыльев гигантской птицы, видение исчезло, камень остыл, а Старк сел в постели, хмуро глядя на меня.

— Что ты делаешь? — потер он глаза. — Чего шумишь?

Я открыла рот, уже собираясь рассказать ему об ужасном видении, как мой Воин тяжело вздохнул и снова лег, приоткрыв одеяло и позвав меня сонным голосом:

— Иди сюда. Не могу спать, когда тебя нет рядом. Мне нужно выспаться.

— Мне тоже не помешает, — согласилась я и на подгибающихся ногах приблизилась к кровати. Свернувшись калачиком рядом со своим Хранителем, я положила голову ему на плечо. — Слушай... Только что произошло нечто странное, — начала я, но Старк накрыл мои губы своими, и я растворилась в его поцелуе. Было приятно — очень приятно — лежать рядом.

Старк обнял меня. Я прижалась к нему, а он проложил дорожку из поцелуев по моей шее.

— Я думала, тебе нужно выспаться, — прошептала я.

— Ты нужна мне больше, — отозвался он.

— Ага, а ты мне.

И мы растворились друг в друге.

Прикосновения Старка прогоняли смерть, отчаяние и страх, напоминая нам обоим о жизни, любви и счастье.

А после мы заснули, и Камень Провидца, холодный и забытый, лежал на моей груди между нашими телами.


О б авторах | Призванный | Аурокс