home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ГЛАВА 1

Все-таки, что бы ни говорили, самый восхитительный месяц – июль. Лето уже уверено и безоговорочно вступило в свои права. Вода прогрелась настолько, что даже перестраховщица мама спокойно относиться к тому, что Костик Лида «прописались» на золотистом, раскаленном берегу озера, расположенного в ста метрах от дома.

В август закрадывается настроение безысходности и легкого отчаяния от того, что сказка летних каникул, как и все прекрасное, не вечна, и вскоре место божественной свободы займут трудовые будни с их не всегда интересными уроками и героической зубрежкой.

В июле же лето еще кажется бесконечным, а жизнь обещает открыть безвозвратную ссуду на неограниченное количество приключений.

Даже само слово «июль» звучит ласково, многообещающе и, в то же время, величественно. Кажется, что сам Юлий Цезарь по-дружески похлопывает тебя по плечу и говорит: «Веселись, браток, наслаждайся теплом и бездельем, это я, великий император повелеваю тебе это!»

Костик ответственно подходил к летнему отдыху. Благо, все условия для этого ему были предоставлены. В данный момент он наслаждался прохладой в гамаке, подвешенном под яблоней предусмотрительным отцом. Для полного счастья стоило только протянуть руку и нащупать в траве очередное упавшее яблоко. Душу его услаждали героические будни Бэка, сурового и преданного полуволка из «Зова предков».

Но хорошее не может продолжаться вечно, иначе оно просто наскучит. В этот раз наслаждение прекрасным романом Джека Лондона прервала черно-белая персиянка Пери, любимица Костиной младшей сестры Лидии.

Кошка лениво и безмятежно лежала в траве. Иногда какому-нибудь зловредному лучику удавалось сквозь листву добраться до ее прищуренных глаз, и тогда Пери нервно била хвостом о землю.

Но вот нечто гораздо более серьезное, чем солнечный зайчик прервало ее послеобеденную сиесту. Солидное румяное яблоко, сорвавшись со своей родной ветки, посмело упасть прямо на пушистый черный хвост. Кошка резко вскочила и совсем не царственно рявкнула резким, визгливым голосом. Обычно голосок Пери звучал мелодично и мягко, как и подобает голосу особы королевской крови, поэтому персиянка сконфужено оглянулась, в надежде, что ее позора никто не слышит.

Надежды не оправдались. С гамака на нее смотрел непочтительный и безответственный, как она считала, Костик. Мальчик ухмыльнулся и сказал что-то ироничное и уничижительное. Настроение кошки дало трещину. Но так просто уйти не позволило чувство собственного достоинства. Пери упрямо легла на свое место, надеясь, что ее оставят в покое.

Кошачьи грезы грубо растоптал наглый и абсолютно невоспитанный воробей. Жалкий плебей уверено подскакал вплотную к задремавшей было персиянке и легко, непринужденно, клюнул ее в нос. Даже хозяйка не смела прикасаться к этой бархатной черной подушечке! Поэтому в этот раз персиянка не просто рявкнула, а завопила как самая примитивная помоечная кошка.

К ее удивлению, воробей не скрылся с места преступления и не проявил даже признаков испуга. Он спокойно прогуливался перед самым пострадавшим носом кошки и внимательно рассматривал что-то видимое одному ему в траве.

Пери всю свою жизнь прожила в городской коммуналке и только недавно переехала с семьей в тихий и зеленый городок Мелекес. Частный дом с мансардой и личный сад очень понравились ей, а попытки охотиться на птиц и мышей принесли истинное удовлетворение дремавшим инстинктам. Поэтому вкус к охоте у нее уже появился. И единственный приговор, какой пришел в прелестную пушистую головку, гласил: казнить нечистивца.

Костя со своего гамака наблюдал, как Пери собралась почти в шарик, как замерла на несколько мучительно длинных секунд и прыгнула.

– Ничего себе, – присвистнул мальчик.

Воробей оказался виртуозом. Уже находясь в когтях хищницы, он умудрился пребольно клюнуть ее в лоб и спокойно вылететь из цепкого плена.

Охотница озадаченно рассмотрела одну лапу, потом, не менее озадаченно, другую. Следов пребывания в них опасного негодяя обнаружить не удалось. Даже запаха не осталось! Пери огляделась и увидела своего врага на соблазнительно низкой ветке яблони. Честь кошачьего семейства не позволила ей идти на попятную.

Костик, закрыв книгу, с упоением наблюдал, как ленивая, неповоротливая кошка исполняет немыслимые акробатические номера, пытаясь достать обидчика. И ничего: ни двойное сальто в воздухе, ни сальто-мортале не помогали бедняжке изловить воробья. Мало того, что он не давался ей в лапы, он еще и каждый раз ухитрялся тюкнуть своим небольшим, но крепким клювом в какое-нибудь чувствительное место охотницы.

Наконец короткие грозные рявканья неудачницы стали переходить в жалобные взвизгивания, а кульбиты напоминать больше движения половой тряпки на швабре. Кошка сдалась. Кинув полный достоинства взгляд на мальчика, она гордо пошла в направлении кухни. Но не тут то было! Теперь уже воробей перешел в наступление.

Отважная пичужка вихрем налетела на врага и нанесла целую серию дробных, чувствительных ударов. Тут уже Пери испугалась не на шутку. Решив, что жизнь и внешность дороже репутации, она огромными прыжками помчалась на кухню, вытянув хвост трубой для скорости.

Воробей словно озверел. Он летел вровень с кошкой и бил клювом, как отбойным молоточком. Персиянка уже не вопила. Она понимала, что спасение придет к ней только дома. Наконец бедняга подлетела к вожделенной двери и юркнула в специально сделанную для нее лазейку. Ее преследователь не смог приподнять тяжелую крышку и забился грудью о стекло двери.

Громкие аплодисменты отвлекли Костика от созерцания кровавой битвы.

– Браво! – кричала девочка, сидящая на заборе. Короткие льняные косички удивительно шли ей. В глазах глубокого, вишневого цвета плясали искорки смеха.

– Видела? – кивнул Костик соседке.

– Бедная Пери! Сроду ей достается. То нечисть на нее нападает, то вполне прозаическая птица, – посочувствовала Юлька.

Насчет нечисти девочка не преувеличила. В доме Романовых действительно недавно произошли незаурядные события. Дом им достался от бабки Агнессы, как рассказывала Юлька, белой ведьмы. Всю жизнь Агнесса боролась со всякой нечистью, заманивала в ловушку и лишала силы. Совсем уничтожить нечистую силу она не могла, так как окончательно победить ее мог только человек с кристально чистой душой. А в жизни Агнессы была ситуация, когда она воспользовалась своей силой не по назначению. Поэтому она заключала нечисть в подвал своего дома.

После ее смерти просторный особняк из красного кирпича достался племяннику, отцу Костика и Лиды. Во время ремонта подвал был открыт, и нечисть удрала на свободу. Одна тварь из своры выбрала объектом нападения Лидочку. Брату, сестре и Юльке удалось не просто лишить врага силы, но и совсем уничтожить. В тот раз кошке хорошо досталось от Хоки (так назвала девочка опасную игрушку), ведь именно Пери первая почувствовала: в маленьком пушистом комочке скрывается безжалостный и жестокий монстр. Только кошка зализала психологические раны, как на нее напал этот странный воробей.

За обсуждением подробностей боя дети не заметили, как к ним подошла Лида.

– Значит, ты спокойно смотрел, как истезают мою любимицу и не помог ей? – с укором спросила она брата.

– Да разве я мог представить, что ее победит воробей? – стал оправдываться он. Сначала явный перевес был на стороне Перьки, а потом пташка неожиданно перешла в наступление.

– У бедняжки вся голова в крови. Она забилась под диван и стонет. Как я теперь буду с нее стресс снимать?

– Я не думал, – присвистнул брат, – что такая ничтожная птичка может нанести такой вред.

– Нет, вы только посмотрите! – прервала их дебаты Юлька. – Этот воробей явно собрался поужинать сегодня кошатинкой.

Окно Юлькиной спальни выходило в сад. Комната располагалась в мансарде, параллельно с комнатой Костика. Около балкона брата рос могучий тополь, служивший детям черным ходом и веревочной лестницей одновременно. А из окна сестры открывался прелестный вид на сад, озеро, березовую рощу и сосновый бор. Пери считала комнату хозяйки своей по праву. И после того, как из нее была выдворена нечистая сила, любила отдыхать на мягком диване девочки.

Так вот сейчас само существование окна было под угрозой. Маленький темный комочек отчаянно бился о стекло, поднимая немыслимый шум.

– Братцы, надо спасать пернатого, – забеспокоился Костик, – так нам, пожалуй, придется устраивать торжественные похороны. Согласен пожертвовать поминальным компотом ради жизни пташки.

– А как его прогнать? – пожала плечами Лидочка. – Окно откроешь, он залетит и слопает кошку.

– Давай кидаться камнями, – предложил находчивый брат.

– Лучше сразу подложить взрывчатку под дом, – сыронизировала Юлька.

– Пойдемте в комнату, – решила хозяйка кошки. – Построим рожи в окно, помашем руками, бешеный воробей и улетит.

Дети поднялись в мансарду. Пока они шли, птица успела исчезнуть.

– Ну и слава богу, – резюмировала Лида. – А то я что-то стала бояться этого ненормального.

– Да, – подтвердил брат, – я тоже заметил, что с воробьем не все в порядке.

Вишневые глаза Юльки загорелись. Она безумно любила приключения и все, что могло называться почетным словом «ненормальный».

– Что не в порядке? – шепотом спросила она.

– Когда он напал на Пери, меня осветило красноватое сияние. Да и радужная оболочка глаз у птицы была необычно розовая.

Глаза Лидии, редкого светло-зеленого цвета, потемнели. Когда в ее спальне поселилась нечисть в образе мягкой пушистой игрушки, именно розовые глаза и вспышка красного света сигнализировали о том, что произошло что-то нехорошее.

Тогда все было настолько страшно, что девочка старалась не вспоминать о событиях прошлого месяца. А теперь опять…

– Да пошутил я! – Костику стало стыдно. – Нормальный воробей. Только перышки не голове розоватые. Скорее всего, на яблоне у него гнездо. Вот он и защищает потомков от дикого зверя.

– У-у-у, злыдень, – протянула Лидочка, – лучше бы кошкой занялся, чем сестру тиранить.

– Где, кстати, жертва покушения крылатого киллера? – брат оглядел комнату.

– Под диваном, – проворчала сестра, – когда на нее напал Хока, она весь день там просидела. Оголодала, бедненькая. – Лидочка была чувствительная девочка. Слезы часто омывали ее ясные очи, быстро высыхали и снова появлялись, когда это было нужно и не нужно.

– Тащи швабру, – скомандовал мальчик, – сейчас мы ее оттуда выгоним. А потом будем лелеять, холить и успокаивать.

– Нет, – подала голос Юлька, – лучше отравить ее газом, сонную подцепить острым металлическим крюком, для приведения в сознание подержать пару минут в бочке с дождевой водой, потом высушить с помощью обратного хода пылесоса, подвить шерстку плойкой, а уж потом приласкать!

Дети прыснули. Картина «выведения кошки из стресса» была столь экзотична, что даже обидчивая Лидочка не смогла рассердиться.

– Давайте оставим ее в покое, – вздохнула она, – без нас она быстрее придет в себя.


Вера ГОЛОВАЧЕВА ПЕРНАТЫЙ БЕСПРЕДЕЛ | Пернатый беспредел | ГЛАВА 2