home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 21

ОЙ, ДУРЯТ НАШЕГО БРАТА! ОЙ, ДУРЯТ…

Тереза, услышав звонок в дверь, подумала, что это вернулись Лола и Макс. Но ее предположение оказалось ошибочным: на пороге ее съемной квартиры стоял… Тони.

– Здравствуй, Тереза.

– Антон?

– Я могу пройти?

– Да, конечно, – посторонившись, она пропустила соратника в квартиру. – Вот так сюрприз… А я уже было подумала, что ты уехал куда-нибудь. И что мы с тобой больше так никогда и не увидимся…

Антон снял пальто и передал его хозяйке. Вручил ей пакет, в котором лежали бутылка красного «Шато Лангранж» (вино не из дешевых, но и не из самых дорогих сортов), французские же сыры двух видов и коробка швейцарского шоколада. На руках у него была пара телесного цвета перчаток, который он не стал снимать, сказав, что у него – «что-то вроде экземы». Пригладил ладонью длинные волосы, собранные на затылке в «косичку»; хотел было расшнуровать ботинки, но хозяйка сказала, что он может не разуваться. На нем одет небесно-голубого цвета свитер из тонкого кашемира, из под которого белоснежной полоской аккуратно выглядывает воротник рубашки. Темно-синие, с металлическим блеском брюки – ранее, кстати, она видела его исключительно в «джинсе». Ботинки из мягчайшей кожи, купленные явно не на вещевом рынке. Тони в своем наряде сейчас более походил на юного яппи, нежели на студента. Он принес с собой легкий запах одеколона «Boss», свежесть снега и привкус какой-то тайны. Странно, но Антон чем-то напомнил ей мужчину, которого она привезла сюда из Одинцово и который столь разительно – и быстро – поменялся у нее на глазах. Вот только что, казалось, он был никем, голимым неудачником, беднягой, «лузером». Но потом вдруг произошло что-то труднообъяснимое, какая-то перемена случилась в каждом из них… И ей оставалось лишь удивляться тому, как быстро способны меняться некоторые люди, как они пластичны, как много в них есть такого, чего ей никогда не понять – хотя она и старше этого «Тони» на добрый десяток годков.


Тереза с его появлением как-то засуетилась, не зная толком, как ей следует себя вести с этим молодым – но не простым – человеком. Казалось бы, ну кто такой этот Антон? В сущности, пацан, недоучившийся студент. С другой стороны, он является одним из теневых лидеров столичных радикалов. Одним из тех, кто, в отличие от своих инфантильных и конформистски настроенных сверстников, не готов мириться с ныне существующим несправедливым порядком вещей. Одним из немногих, кто пытается хоть что-то изменить вокруг себя и при этом, надо сказать, сильно рискует…

– Антон… Тони… А я тут тебе несколько раз «эсэмэски» отправляла! Все беспокоилась: как ты, что ты. Я, кстати, в курсе, что ты сбежал из больницы…

– Тереза, извини. Раньше ну никак не мог дать знать о себе. Просто так обстоятельства сложились, понимаешь?.. У тебя штопор в хозяйстве имеется?

Она выдвинула ящичек стола, нашла прибор и передала ему.

– Кстати… а откуда тебе известно, что я сдернул от ментов?

– От одного мужчины… нашего «сокамерника». Вас вдвоем тогда в больницу повезли… у него травма головы была. А я уже чуть позже с ним пересеклась. Вот он-то мне об этом эпизоде и рассказал.

– А-а… вот оно что. – Антон откупорил бутылку и разлил вино в стаканы (фужеров в хозяйстве не нашлось). – Тереза, давай выпьем… знаешь, за что?

– За что?

– Ты оказалась настоящим другом, – он поднял стакан и некоторое время разглядывал на свет переливающуюся рубиновыми красками жидкость. – Я даже не ожидал от тебя такой отваги… Понимаешь…

– Я все понимаю, Антон, – просто сказала она. – Давай выпьем. Но не за меня, а за то, что все так хорошо закончилось. За то, что никто не пострадал и обошлось без большой беды.


Они пригубили из стаканов. Антон отправил в рот ломтик сыра, прожевал, потом, задумчиво глядя на Терезу, сказал:

– Ты не думай, что та акция в «Дрим Хаусе» закончилась неудачей. За последние несколько дней случилось еще кое-что… Произошли некоторые интересные для нас события. Эти «точечные» акции, если хочешь знать, вызвали довольно широкий резонанс. У нас появилось до фига сторонников, открылись новые горизонты, новые возможности…

– Антон, признаться, я в этом мало что понимаю.

– Мне… нам нужна твоя помощь. – Он теперь смотрел ей прямо в глаза. – После небольшого затишья мы опять решили активизировать свои усилия. Дел много, а исполнителей – надежных – пока не хватает…

– У тебя ко мне есть какое-то дело?

– Да. Ты уже опытный, проверенный товарищ. Есть задание, Тереза. Уверен, тебе его будет несложно выполнить. Надо занести пакет в один из маркетов на «рублевке»…

– Пакет?

– Да. В нем будет… для маскировки… продуктовый набор. Ну и еще кое-что… листовки, допустим. А там, в маркете, этот сверток нужно будет положить в ячейку для хранения вещей. Знаешь, секции такие стоят на входе?.. Вот, собственно, и все задание. Ну как, Тереза? Я могу на тебя рассчитывать?

Она несколько секунд молчала, затем отрицательно покачала головой.

– Извини, Антон… Я больше в э т о м участвовать – не хочу.

– Почему? Боишься?

– Дело не в том, боюсь я, или нет. Просто не вижу смысла.

– Постой, постой… – он старался говорить спокойно и рассудительно, но в его голосе нет, нет, но проскальзывали нотки недовольства. – Ты же ненавидишь всех этих «жирных котов», так? А также обвешанных брюликами телок и их пафосных выблядков?! Один из них, насколько я знаю т в о ю историю, виновен в гибели твоих близких, уважаемая Вера Ильина! Ты ведь примкнула к нам, чтобы отомстить?! Ты с нами, с теми, кто готов действовать решительно?! Учти, иного способа найти на н и х управу попросту не существует. Заодно отыграешься за своих близких.

– Антон, одними только «бумажками» с ними бороться нелепо. Странно, что ты этого не понимаешь… ты ведь умный парень.

– Ты про листовки? Гм… Это была только начальная фаза нашей борьбы! Сейчас мы готовы к более кардинальным способам… Да мы их, блин, на уши поставим, Тереза! И скоро ты сама сможешь в этом убедиться!!

– Я думаю, тебе лучше поговорить на эту тему с Лолой. Она, кстати, тебя тоже разыскивает…

– Лола? Она тебе это сама сказала?

– Да. Сначала по телефону, а потом – при личном общении.

– А когда ты ее видела в последний раз?

– Да вот только недавно она здесь была! И часа не прошло.

– Что? К тебе только что приезжала Лола? – Антон заметно оживился. – А где она сейчас, ты не в курсе?

– Ей кто-то прозвонил, Антон. После этого они быстро собрались и ушли куда-то. Сказали, что ненадолго, что скоро вернутся.

– А кто еще с ней был? – Антон плеснул вина в стаканы, после чего остро посмотрел на «соратницу». – Она что, не одна к тебе приехала? С ней был кто-нибудь из н а ш и х?

– Скажи, Тони… – Тереза бросила на него странный взгляд. – А ты знаешь такого… Макса?

– Макса? – переспросил он. – Смотря о ком ты говоришь. У меня несколько знакомых, которых зовут Максимами, ну или – Максами.

– Нашего вождя. – Тереза перешла на полушепот. – Вообще-то это большой секрет…

– Так он что… этот вот «Макс»… Он сюда вместе с Лолой приезжал? – Кривицкий весь подался вперед. – А ты уверена, что это именно т о т Макс… Который – наш вождь?

– Не знаю… так Лола говорит! Он у меня тут скрывался несколько дней. Я ему перевязки сама делала… Рана заживает неплохо, но последствия травмы пока не преодолены.

– Он что, болен… тот, о ком ты говоришь?

– Физически, повторюсь, он чувствует себя вполне неплохо. Но у него – амнезия, полная потеря памяти. Это, как я понимаю, последствие полученной им травмы головы. Он даже Лолу не узнает, представляешь? Вернее, не узнавал поначалу… когда она вчера сюда приезжала к нему. Драма, иначе не скажешь! Ну а сегодня, кажется, к нему вернулись какие-то воспоминания… Хотя я и не уверена в этом на все сто процентов.

– Так… давай еще раз! А то я чего-то не врубаюсь пока. У тебя тут, вот на этой самой квартире… несколько дней скрывался мужчина? В котором Лола опознала – Макса?

– Да, все обстоит именно так. Кстати. Ты его тоже должен был запомнить! Он сидел с нами в одинцовском «сизо»… Это ведь е г о возили вместе с тобой в райбольницу на освидетельствование! Я поэтому у тебя и спрашивала – ты л и ч н о знаком с «вождем», и л и…

Кривицкий приподнял правую бровь.

– Понимаешь, Тереза… у нас ведь очень строгая конспирация. Плюс еще и есть и моменты маскировки. Вплоть до распространения «дезы»..

– Дезы?

– Ну да. Мы ведь используем псевдонимы и буквенно-цифровые «ники»… Чтоб, значит, запутать, сбить со следа ищеек… Ну, я думаю, ты понимаешь, о ком речь… Так ты говоришь, Тереза, что он был сильно избит? Гм… Понимаешь, меня и в самом деле везли в больницу в компании с каким-то челом. Но я его толком не смог разглядеть: нас с ним содержали как бы раздельно… Ладно, сейчас разговор не об этом. – Кривицкий, казалось, был не столько удивлен этим поворотом в их беседе, сколько сильно взволнован. – А как он к тебе вообще попал?

– Макс?

– Ну да… кто ж еще.

– Столкнулась с ним возле райбольницы! Там же, в Одинцово. Мы ведь с ним в одной камере сидели… Представляешь?! Случилось это в тот же день, когда меня выпустили из ментовки… Кстати, обошлось без штрафа и составления протокола. Я тогда еще не знала, что он – наш «вождь»… Это мне уже Лола позже объяснила. Он был настолько плох… Веришь ли, поначалу даже не мог вспомнить, кто он, как его зовут и где проживает… А тут еще у него и документов никаких при себе нет! И одежда на нем… ты ведь должен был его видеть, Тони?! Он был одет, как бомж.

– Так, так. Интересно. Продолжай.

Тереза вкратце рассказала, как они сначала доехали до Белорусского и как потом – в конечном итоге – получилось так, что этот мужчина с разбитой головой, про которого она поначалу вообще почти ничего не знала, оказался уже здесь, на съемной квартире в Северном Тушино…


Она уже заканчивала свой немного сумбурный, сбивчивый рассказ, как вдруг раздался звонок в дверь.

– А вот, наверное, и о н и!

Тереза отперла дверь. Увидев на пороге одного лишь «Макса», удивленно поинтересовалась:

– А где Лола?

– У нее возникли срочные дела. – Он вошел в коридор, расстегнул куртку… и в этот момент заметил висящее на плечиках мужское пальто. – Ты не одна?

– У нас гость. Да ты не волнуйся… это один из наших – Тони!

– Тони? Он что… здесь… у тебя?

Тереза помогла ему разоблачиться. Она же подтолкнула его – легонько – в спину. «Макс» прошел на крохотную кухню, остановился… стал вглядываться в лицо парня. Который, в свою очередь, тоже приподнялся с табуретки и внимательно уставился на него.

– Командир?! – Тони нервно сглотнул… потом заставил себя улыбнуться. – Макс… ну ты чего?! Мы ж тебя столько времени разыскиваем?! А ты, оказывается, у Терезы тут… притихарился?!

– Тони?.. – в лице мужчины что-то дрогнуло. – Так ты знаешь… кто – я?

– Ну да, конечно! Мне Тереза уже рассказала, что у тебя проблемы… А ты что… совсем меня не помнишь?

«Макс» медленно коснулся рукой бинтовой повязки на голове. Ответил не сразу – то ли взял паузу, чтобы обдумать свои ответные слова, то ли все еще не мог справиться с остаточными явлениями полученной им черепно-мозговой травмы.

– Тони, извини… – наконец произнес он вполголоса. – Со мной тут «трабл» приключился… По голове получил. И так не слабо получил…

– Да, я уже в курсе…

– Ну вот. Все никак не могу оклематься. Знаешь, если бы не Тереза…

– Она у нас просто-таки… герой! – Сказав это, Тони бросил взгляд на часы. – Оп-па… Чего-то я заболтался…

– А ты что, Антон, куда-то спешишь? – спросила Тереза. – Ты же только недавно пришел?

– У меня важная «стрелка» назначена, – сказав это, Тони встал из-за стола. – Я же не знал, что застану здесь… – он, растянув губы еще пуще, посмотрел на «Макса», – нашего дорогого товарища… нашего Макса?!

Кривицкий снял с плечиков пальто и быстро его надел.

– Так я чего-то не понял, друзья… – он вопросительно посмотрел на «соратницу». – А где Лола?

– Макс говорит, что она уехала… – Тереза поправила на нем шарф, – что у нее срочное дело! Так ты вернешься еще, Тони?

– Конечно, – сказал тот. – Я ближе к вечеру опять наведаюсь к вам в гости! Думаю, нам будет о чем поговорить… Ну ладно, – он помахал из коридора наблюдавшему за ним через дверной проем «Максу». – Я не прощаюсь… скоро увидимся!


Тереза заткнула недопитую бутылку пробкой и поставила ее в холодильник.

– Напрасно, – сказал «Макс». – Т а к о е вино в холоде держать не следует…

А впрочем…

Тереза уже успела немного изучить «постояльца» за те несколько дней, что ей довелось провести с ним бок о бок в тесной квартирке. Он явно был чем-то встревожен, причем – встревожен не на шутку.

– Что-нибудь не так, Макс?

– Не знаю, не знаю… В кварталах двух или трех отсюда кто-то завалил каких-то двух мужиков…

– Завалил?

– Грохнул. Мочканул. Приговорил. Убил, наконец…

– Я от тебя раньше таких слов не слышала… – Она сняла фартук и повесила его на гвоздик рядом с раковиной. – А ты их знаешь… этих двоих?

– Нет… То есть, я видел их только со стороны. Там, как минимум, двое убитых. Они лежат возле черного «Патфайндера»… Это джип такой… модификация «ниссановских» внедорожников.

– А где, в каком месте это произошло?

– На Лациса… недалеко от роддома. Когда мы с Лолой шли в парк… нам следовало переговорить кое о чем… этих трупов там не было. А потом, когда я уже возвращался обратно… Вижу – у обочины стоит джип… А возле него – двое убитых!

Тереза уставилась на него непонимающим взглядом.

– Что-то я тебя не пойму, Макс. Ты их не знаешь, верно? И кто их убил – это тоже тебе доподлинно не известно. Я правильно тебя поняла?

– Да. Но…

– Так что тебя так сильно обеспокоило?

– Всё как-то… очень мутно. Не знаю… – он с трудом подбирал нужные слова. – Ты часто прислушиваешься к своему внутреннему голосу, Тереза? Или, если угодно, веришь ли ты в интуицию?

– Даже и не знаю, что сказать…

– Так вот: интуиция подсказывает мне… что нам нужно сьехать отсюда! Хотя бы на время, на несколько дней!

– Нам? – удивленно переспросила Тереза. – Отсюда?

– Да, именно так. У меня появились кое-какие основания для беспокойства. Скажи, у тебя есть на примете еще какой-нибудь адрес? Родные или знакомые, у которых можно было бы перекантоваться несколько дней?..

Тереза хотела было сказать, что у нее здесь нет ни единой живой души. Но вдруг вспомнила про тетку Настю, родную сестру отца. Она, правда, проживает не в самой Москве, а в Лыткарино, но ведь это – совсем рядом. Человек она сложный, как говорится, со своими «тараканами». Сестры Ильины общались с ней время от времени, лишь бы сохранялась видимость «родственных отношений». После гибели сестры Вера виделась с теткой всего три или четыре раза, да и то пересекались они лишь на Хованском – тетя Настя там тоже бывает регулярно, хотя и не так часто, как уцелевшая во время т о й катастрофы молодая женщина, приходящаяся ей племянницей…

– Есть один человек, – сказала она задумчиво. – Но надо сначала прозвонить…

– Вот что, Тереза! – в голосе «Макса» неожиданно прорезались властные нотки. – Собираем вещи в сумку… причем – в темпе! Я тебя об одном прошу сейчас: доверься моей интуиции… и тогда все будет хорошо.


Глава 20 ДОЛГ ПЛАТЕЖОМ КРАСЕН | Оперативный захват | Глава 22 ПОРА РВАТЬ КОГТИ