Book: Повелитель мутантов



Вера ГОЛОВАЧЕВА

ПОВЕЛИТЕЛЬ МУТАНТОВ

ГЛАВА 1

– А ну вставай, все самое интересное пропустишь! – крикнул в самое Настино ухо знакомый озорной голос.

Обычно с этого голоса начинается каждое утро. За исключением разве что выходных и праздников, когда не надо идти в школу, и Костик, а именно он разбудил сейчас таким наглым образом девочку, оставался дома со своими родителями. Он был верным боевым товарищем Насти, начиная с самых пеленок. На самом деле они давно бы уже перессорились, если бы не предки – они дружили тоже очень давно, поэтому отвертеться друг от друга у ребят бы не получилось в любом случае. Так что приходилось каждый новый день начинать именно таким образом. И Настя особо не протестовала, но сегодня, именно сегодня, Костик зря так заорал ей в ухо. И прощать девочка этого ему не собиралась точно.

На это было три причины. Первая – это то, что с сегодняшнего дня начинаются каникулы, долгожданные и обещающие быть очень веселыми. Поэтому Настя так надеялась выспаться хоть раз в жизни, провалявшись в кровати до обеда! Тем более на дворе был хмурый зимний день, в который делать это вдвойне приятно. Но Костик этого, похоже, не понимал и упорно отказывался принимать близко к сердцу.

Второй причиной было то, что девочка не понимала, что же такого самого интересного по словам Костика можно пропустить в половине девятого утра. И не спится ему в такую рань!

Твердо решив просто не обращать внимание на своего друга, который время от времени устраивал ей подобного рода подлости, Настя перевернулась на другой бок и стала ждать, когда Костику надоест ее «сторожить», и он освободит от своего присутствия комнату, оставив девочку минимум до обеда в полном покое. Как только ее снова начала охватывать приятная сладкая дрема, Настя вспомнила о третьей причине, создавшей ей плохое настроение до такой степени, что она собиралась было не прощать Костику этот небольшой проступок до конца жизни. Или каникул.

Виной тому был ужасный сон, кошмар, который преследовал девочку вот уже несколько дней подряд. Дело в том, что почти с самого рождения Настя панически боялась тараканов. Эти мерзкие противные существа всегда вселяли в нее ужас и вызывали отвращение. Правда, никто об этом не знал, не терять же в глазах окружающих свою репутацию бесстрашного «атамана», грозы всех мальчишек в школе. А во сне эти насекомые не просто преследовали ее, они разрастались до неимоверных размеров, расползались по всей квартире в огромных количествах и вели себя самым неподобающим образом.

Но самое ужасное – у них были такие глаза, практически человеческие, которые как бы насмехались над бедной девочкой и говорили: «Мы тебя везде достанем, куда бы ты не пряталась». А Настя во сне находила какие-то лазейки, укромные уголки, но успокоение было недолгим. В конце концов, они и туда добирались, так и норовили облепить ее со всех сторон. И это было очень противно, а самое главное – Настя была совершенно одна посреди этой «толпы» мерзких существ, и никто не приходил ей на помощь, а сама она ничего поделать не могла, так как от страха путались мысли, ужас сковывал движения. Девочка даже закричать не могла: раскрывала в безмолвном вопле рот, но оттуда не вырывалось ни единого звука.

Естественно, настроение после такого не могло быть хорошим. Мало того, оно портилось на целый день, и только под вечер Настя начинала немного приходить в себя благодаря Костику, который развлекал ее как мог, пытаясь расшевелить. А потом опять ночью приходили эти ужасные создания. Девочка уже не могла понять, где реальность, а где сон. Но все-таки она старалась взять себя в руки, повторяя про себя: «Это все не по правде, мне только снится, а что они могут сделать мне во сне».

Сколько Настя себя помнила, у них в квартире никогда не было тараканов. Мама сразу же выводила их, да они не очень-то и пытались заселить почти стерильно чистую кухню, где и поживиться нечем. Другое дело, соседка Настина, этажом выше, тетя Зина. Уж у нее-то их – пруд пруди. Похоже, эти мерзкие создания не производили на женщину в возрасте никакого впечатления, по крайней мере, им там нравилось. И бежали они после маминых профилактик исключительно наверх, уверенные в том, что там всегда им будут если и не рады, то и противиться их присутствию не станут.

Сидя в кровати, Настя брезгливо поморщилась и повела плечом в тонкой ночной рубашке, вспоминая сон. И когда только она избавится от этих кошмаров?

– Хорошо, что хоть не наяву, – уверила она себя вслух, пытаясь поднять настроение. Каникулы как-никак.

– Чего? – повернулся Костик на звук ее голоса. Он уже смирился с тем, что эту соню не добудишься раньше, чем через несколько часов.

– Ничего, – передразнивая друга, ответила девочка. И сразу ее тон приобрел нотки нравоучения:

– Зачем ты меня так рано будишь? Делать, что ли, нечего у себя дома? Телевизор бы посмотрел лучше, чем мне в ухо орать.

Костик понял, что она сегодня не в духе и примирительно заявил:

– Какой телевизор, там за ночь столько снега навалило, отпад!

– Не растаял бы до обеда, – ответила девочка, не желая так рано сдаваться, но тон ее заметно потеплел.

Все-таки лучший друг, можно сказать, брат по жизни, всегда мог поднять ей настроение, а если у него это не получалось – подстраивался автоматически под Настю. Нет, подлизой он не был, просто так легче общаться. Мало ли что у нее на уме, не переспоришь же, да и не охота. А так намного прикольнее: например, Насте хочется погрустить, Костик тоже заражается ее настроением, и они вместе сидят и молчат. И нормально. А потом резко вскакивают и бегут устраивать какие-нибудь козни вертлявым и капризным одноклассницам, которые даже в снежки не играют, все ходят и шушукаются. Типа загадочно. Скукотища с ними. Как же так можно жить?

Настя подобрела и начала вставать. Нужно заметить, что во время учебного года ей это давалось с большим трудом, чем сейчас.

– Посмотри, что там в холодильнике, может, чего вкусненькое завалялось, – кинула девочка другу по пути в ванную. Он покорно поплелся на кухню выполнять ее желание.

Минут через десять ребята сидели на кухне и за обе щеки уплетали блинчики с медом, вареньем, сметаной и так далее. Конечно, мама перед тем, как уйти на работу, оставила дочке полноценный завтрак, но разве же нормальный ребенок станет есть с утра, когда родители отсутствуют по причине вечной занятости, суп и кашу. Нет, куда лучше и приятнее наестся йогуртами или печеньями, а еще лучше все это совместить, причем в огромных количествах, запивая все это прохладной «Кока-колой», сидя перед телевизором. И так весь день. Красота!

«С сегодняшнего дня можно начать такую жизнь», – подумала с удовольствием Настя, забираясь с ногами на диван, автоматически переключая кнопочки на пульте в поисках интересной передачи. Костик последовал ее примеру. Надо ли говорить, что за собой они оставили такую картину, что при первом взгляде на кухню создавалось ощущение татаро-монгольского нашествия. Но уже потом, при более детальном изучении обстановки, можно было понять, что это всего лишь навсего прошел завтрак в тесном дружеском кругу. Причем удачно прошел. Но ребят не занимал вопрос уборки – они нашли супер-мультфильмы про человека-паука, которые оба просто обожали.

За приятным ничегонеделаньем прошел весь день. Раздался звонок, оповещающий о том, что с работы вернулись уставшие родители, которые наверняка заставят сейчас что-то делать.

– Сматываемся? – шепотом спросила у своего приятеля Настя и ретировалась в свою комнату переодеваться для прогулки, пока мама не заметила кухонный мини-погром.

На счастье, папа-мама сидели в комнате, когда девочка закончила непродолжительные сборы, и мило беседовали с Костей. Он в свою очередь старательно отводил глаза, а вошедшая Настя спасла его от нудных расспросов.

– Мам, мы погуляем немножко, там столько снега нападало, – затараторила Настя, не давая возможности родителям и рта раскрыть, чтобы отказаться или задать традиционный в таких случаях вопрос: «Ты ужинала?», который плавно перерастал в требование перечислить все те блюда, которые оказались в твоем желудке на этот раз.

И ребята, не дожидаясь положительного ответа, а попросту – разрешения или согласия, помчались, пока не поздно, в коридор. Оттуда, не зашнуровывая ботинок, они выбежали в подъезд и рассмеялись.

– Легко отделались, – сообщила Настя.

На улице уже темнело, зажигались фонари, в их свете все казалось таинственным, а снег так красиво блестел и переливался маленькими искорками, что ребята подумали: странно, почему им раньше так нравилось лето, зима ведь намного лучше. И интереснее.

ГЛАВА 2

Следующий день обещал быть точной копией предыдущего. Настю такое положение вещей вполне устраивало. Только вот вчера мама устроила ей небольшую взбучку за то, что ребята не съели ничего существенного, а питались исключительно сладостями, что очень вредно, по мнению взрослых, для детского организма. Настя решила впредь в такие глупые ситуации не попадать, а сделать это очень просто: прямо с утра, чтобы не забыть, выкидывать завтрак и обед, которые приготовила мама, в мусорное ведро. Тогда никто ничего не заметит и не надо будет слушать долгие нотации.

Сегодня ночью, как это ни странно, никаких кошмаров Насте не снилось. Поэтому настроение впервые за несколько дней было просто потрясающим. Она встала с кровати, привыкая к новому состоянию, если сравнить его со ставшим уже привычным недовольством и страхом из-за снов. Потянулась, напевая под нос навязчивую незатейливую мелодию, пошла в ванную. Когда, почистив зубы и умывшись, девочка прошла на кухню, то обнаружила на холодильнике записку. Протянув к ней руку, Настя тут же ее одернула с отвращением: по белому, исписанному красивым маминым почерком листочку пробежал таракан. Гадкий, черный, просто огромный, по крайней мере с непривычки так показалось.

«Откуда он мог взяться?» – пронеслось у Насти в голове, хотя не эта мысль ее сейчас занимала больше всего. Надо заметить, в ее мозгу запечатлелся этот мерзкий таракан, поэтому она ни о чем не могла думать. Пересилив свое отвращение, девочка все-таки взяла бумажку в руки, брезгливо, двумя пальцами. На ней было только несколько строк. «Настя, сделай милость, выкинь мусор, а то у меня не было времени». И все. Девочка покосилась на переполненное ведро и тут же забыла о просьбе, увидев на столе сочные с виду и очень аппетитные зеленые яблоки.

Потом пришел Костик, и ребята решили не терять время даром, а провести весь день на улице, по возможности, конечно, благо, погода к прогулкам и активным играм на свежем воздухе вполне располагала. Едва Настя открыла входную дверь своей квартиры, как тут же уткнулась носом в чье-то пахнущее снегом колючее пальто. Постояв таким образом секунд пять, девочка сосредоточилась, вышла из транса, в который ее повергла неожиданность, и подняла глаза. На нее сверху смотрел так же недоуменно, как и она на него, мужчина неопределенного возраста и социального положения. Только глаза у него были выразительные, хотя даже не то, чтобы выразительные, просто запоминающиеся. По крайней мере раньше ни у кого такого взгляда Настя не встречала. А мужчина обладал двумя бусинками вместо глаз, которые были черными и бегали из стороны в сторону, как на шарнирах, если можно так сказать. И почти все место занимала радужная оболочка. Из-за этого он смахивал на какое-то насекомое, жучка, что ли? Настя так и окрестила его моментально и автоматически про себя.

– Извините, – пробормотала смущенная девочка и повернулась в другую сторону, чтобы закрыть дверь на ключ.

– А я ваш новый сосед, – зачем-то объяснил Жучок и, протянув Насте худую длинную руку, представился, тоже неизвестно для чего:

– Иван Иванович.

– Очень приятно, – машинально пробормотала девочка не столько из вежливости, сколько по привычке.

И они с Костиком побежали по лестнице вниз.

– Странный какой-то у вас сосед этот новый, Иван Иваныч, – констатировал друг, как только ребята вышли из подъезда и убедились, что их никто не подслушивает.

– Точно, – согласилась Настя. – А глаза какие противные у этого типа. Маленькие, бегают туда-сюда, неизвестно на кого смотрит и вообще, не человеческие какие-то.

Хорошо, что Костик ничего не знал про ее ночные кошмары, а то бы обязательно указал ей на то, что все она выдумывает и забивает себе голову всякой ерундой.

– И тараканы, наверное, от него лезут, – добавила тихонько Настя.

– Чего? – переспросил Костик.

– Да так, ничего. Погода, говорю, сегодня хорошая.

* * *

Когда Настя нагулялась вдоволь и уже окончательно замерзла из-за огромного количества снега, высыпанного на нее Костиком, ребята решили идти домой. Родители уже возвратились с работы, судя по тому, что из комнаты раздавались их голоса. Настя прислушалась: помимо них в квартире находился кто-то еще. И этот кто-то был явно мужчиной. Разувшись и пройдя в комнату, которую мама любила называть гостиной, девочка с удивлением обнаружила там сидящего на ее любимом кресле около телевизора странного соседа, с которым она сегодня познакомилась. Он пристально посмотрел на нее и проговорил:

– А вот и Настя пришла! – при этом мерзко ухмыльнулся.

«Как будто он мне кем-то приходится, наглость какая», – подумала возмущенно девочка и даже не подумала поздороваться с нежеланным гостем.

– Настя, а это наш новый сосед, Иван Иванович, вот, в гости зашел, – восхищенно провозгласила мама, неизвестно чему радуясь. Хотя она всегда любила принимать гостей.

А вот папа был явно недоволен таким повышенным вниманием со стороны своей жены к непрошенному соседу. Он молча уставился в телевизор и на все вопросы, задаваемые Иваном Ивановичем елейным голосом, отвечал неохотно и довольно-таки грубо. За такое свое недружелюбное поведение получал укоризненный взгляд своей половины. Наконец, она переключила свое внимание на дочь.

– Настенька, – проговорила мама таким тоном, какой появлялся у нее всегда, когда она хотела произвести впечатление очень сердечной и доброй женщины, приятной во всех отношениях, – принеси Ивану Ивановичу еще кофе, детка.

И мама лучезарно улыбнулась. Настя терпеть не могла, когда в присутствии взрослых ею начинали командовать, показывая свое несомненное превосходство, но на этот раз только исключительно ради мамы, из-за того, что она устала, девочка поплелась на кухню готовить проклятый кофе.

– Без сахара, пожалуйста, – пропел вслед ей сосед.

Настя глубоко вздохнула, как ее учил дедушка, чтобы не сорваться на крик, и поставила на газ чайник. По его носику, чувствуя себя полнейшим хозяином деловито пробежал таракан и скрылся в самом чайнике. Несмотря на отвращение, испытываемое с самого рождения к этим насекомым, девочка обрадовалась этому факту и коварно прошептала еле слышно:

– Вот и отлично, будет тебе кофе без сахара, зато с тараканами.

И как ни в чем не бывало стала засыпать в чашку растворимый напиток. Когда вода закипела, девочка налила ее в чашку, постаравшись причем, чтобы мерзкое насекомое, которое наверняка уже успело скончаться в этом кипятке, попало тоже. С невозмутимым видом подала она «угощение», не преминув улыбнуться, злорадствуя в душе. Ничего не подозревающий сосед вежливо и долго благодарил ее и, не глядя в чашку, отхлебнул. Причем не просто отхлебнул, а сделал огромный глоток. Естественно, через секунду он закашлялся, подавился и вообще устроил черт знает что. Теперь девочка знала, что помимо тараканов будет ненавидеть своего соседа. А чем он ей так не приглянулся, объяснить не могла.

Пока она молча размышляла над этим, стояла с невинным видом и недоумевающим взглядом посреди комнаты, мама с папой прыгали вокруг незваного гостя и пытались выяснить причину столь странного его поведения.

– Иван Иванович, что с вами? – причитала мама, а папа хмуро уставился на Настю. Ему хоть и не понравился новоиспеченный сосед, но все-таки он всегда считал, что правила приличия надо соблюдать в любой ситуации, независимо от своего отношения к человеку.

Поэтому он вывел Настю из комнаты как можно незаметнее, повел ее в кухню и посмотрел таким взглядом, после которого девочка всегда выкладывала все на чистоту. Так уж у них в семье было заведено.

– В чашку нечаянно попал таракан, а когда я заметила, было уже поздно, – попыталась оправдаться в глазах папы дочка.

Честно говоря, Алексей Степанович, а именно так звали настиного папу, не очень-то поверил, потому что знал: у его дочери никогда ничего не выходит само собой, а обязательно при ее непосредственном участии. Он укоризненно покачал головой, и девочке пришлось сознаваться:

– Ну ладно, я сама туда его положила, точнее не положила, он заполз в чайник, а я не стала доставать. Но я же не виновата, что таракан попал именно в его чашку!

– Эх, Настя, ну надо же немного думать, прежде чем совершаешь поступки, а тем более такие, – устало пробормотал он и направился назад в комнату приносить свои извинения пострадавшему.



А пострадавший тем временем активно создавал видимость того, что он ни капельки не обиделся на эту милую девочку, по вине которой в его желудке плавает сейчас таракан, противный, с большими рыжими усами. Он принимал извинения, вежливо отказывался от медицинской помощи и моральной поддержки, но старался поскорее покинуть этот дом.

– До свиданья, Иван Иванович, заходите в гости, простите еще раз... – тараторила растроенная мама, провожая Жучка.

Когда дверь за ним захлопнулась, мама развернулась на сто восемьдесят градусов и грозно сверкнула в Настину сторону глазами. Было заметно, что отвертеться на этот раз не получится, так что придется все-таки отвечать за свой проступок.

– Настя! – взревела она. – Я жду объяснений!

Настя покорно опустила голову и подумала, что так просто она этот случай Жучку не простит.

ГЛАВА 3

Домашний арест. Настя много слышала о нем от своих менее удачливых одноклассников, которые временами откровенно ей завидовали, говорили, что с родителями ей крупно повезло, если они закрывают глаза на мелкие и крупные шалости девочки и не применяют столь суровую меру наказания. Настя и сама понимала, что многое из того, что она с Костиком «проворачивает», не осталось бы без серьезных последствий у других пап и мам. И ей, и Костику на самом деле повезло.

Но сегодня, точнее, вчера, мама разозлилась не на шутку. Еще бы, она так любит производить самое благоприятное впечатление на малознакомых людей, а тут Настя такой номер отмочила. Судя по тому, что мама запретила дочке не только выходить на улицу и гулять там, пока в глазах не потемнеет, но и общаться с Костиком.

«Ну вот, сорвался наш поход на лыжах», – с тоской думала Настя, разочарованно глядя на медленно и завораживающе падающий снег за окном. Была бы ее воля, она давно бы уже собралась и, не обращая внимание на запреты родителей – все равно потом сильно ругать не будут – сбежала бы из-под этого домашнего ареста. Но арест оказался не пустым звуком, а самым настоящим, как и у всех одноклассников, судя по их рассказам: дверь закрыта на замок, ключей от нее нет, любая возможность выбраться из заточения отсутствует напрочь. Остается сидеть дома и смотреть в окно. Или в телевизор, чем раньше Настя с удовольствием занималась. Но только не сегодня, ведь она уже была решительно и бесповоротно готова к захватывающему путешествию по заснеженному зимнему лесу на лыжах с Костиком. А теперь все таким вот неприятным образом «обломилось».

– Тоска-а-а, – сказала Настя вслух и пошла готовить себе завтрак.

Настроение было настолько подавленным, что даже кусок печенья в горло не лез. Чтобы окончательно добить себя, выстрадать, так сказать, свое заточение до конца, девочка поставила на газ кастрюлю с супом.

Только оторвав свой взгляд от окна Настя заметила одно ужасное и леденящее душу обстоятельство: около мусорного ведра с деловитым выражением на усатых мордах бегали тараканы, еще маленькие, но от этого не менее противные. Все-таки мама была права: надо было вовремя выносить мусорное ведро. Да сейчас Настя с удовольствием выкинула бы хоть целую машину мусора, даже если бы ей пришлось для этого несколько раз мотаться туда-сюда по лестнице с маленькими ведерками. Но дело в том, что дверь закрыта и нет никакой возможности избавиться от тараканов.

Настя почувствовала, что не может оторвать от «пришельцев» неизвестно откуда взгляд, полный отвращения, несмотря на то, что ладони похолодели, а под коленками предательски возникло то самое чувство, которое девочка запомнила из снов. К счастью, в отличие от своего поведения в кошмарах, Настя могла передвигаться и даже кричать. Но оглушительно вопить не имело смысла: дверь от этого не откроется, и тараканы не передохнут, будь они неладны. Оставалось только побыстрее смотаться с места их обитания, что Настя и сделала незамедлительно. Но полностью прийти в себя девочке все равно не удалось: ощущение того, что эти насекомые повсюду, а если и нет, то очень скоро распространятся по всей территории квартиры, не проходило и действовало на нервы. Даже телевизор с включенным любимым человеком-пауком никак не мог помочь в этой ситуации.

* * *

За весь день Настя выходила из своей комнаты раза два от силы, по телефону объяснила Костику о свое домашнем аресте. Друг расстроился, но, по-видимому, ненадолго: через несколько минут их разговора он радостно сообщил, что пойдет в лес на лыжах с Петькой, своим соседом по парте. Настя окончательно расстроилась и стала обреченно дожидаться прихода родителей. Время тянулось очень медленно, казалось, стрелки обленились и не хотят побыстрее проходить свой положенный путь на циферблате. Настя меланхолично смотрела в телевизор, ничего не замечая, а когда очнулась от полудремы, сразу обратила внимание на... Еще бы она на это не отреагировала: наглые тараканы вконец потеряли всякий стыд и перебрались из возлеведерной области на кухне в комнату, куда попыталась от них спрятаться доведенная до отчаяния девочка. Один из них как раз начал взбираться по тапочку с целью достичь, наверное, ноги.

Настя брезгливо стряхнула его и с визгом вскочила на диван, на полу она стоять уже не решалась, потому что насекомых становилось с каждой минутой все больше и больше, как и во всех ее страшных снах. Как бы она хотела, чтобы все это оказалось только кошмаром, чтобы можно было проснуться и облегченно перевести дух, не наблюдая возле себя этих мерзких созданий. Но, к сожалению, все было весьма и весьма реально. А Насте ничего не оставалось, как терпеливо дожидаться родителей и по возможности стараться не обращать внимания на тараканов, которые все прибывали и пополняли свои и без того уже тесные ряды. Но сделать это было совершенно невозможно, если вокруг ползают, так и норовя забраться на тебя, мерзкие черные твари с рыжими почему-то усами неимоверных размеров.

Был еще один выход из сложившейся ситуации. Заключался он в том, чтобы стараться бороться с тараканами всеми мыслимыми и немыслимыми способами. Настя никогда не была слабой и беззащитной, наоборот, все удивлялись ее способности выходить с блеском из самых затруднительных ситуаций. Но только не сейчас: постучав тапочком по нескольким из них, Настя поняла, что бороться бесполезно: тараканов слишком много.

В самый разгар битвы, во время которой девочка вяло отмахивалась от насекомых тапочком, холодея внутри от ужаса и отвращения, а тараканы атаковали, пытаясь забраться непосредственно на нее саму, раздался звон ключей, поворачиваемых в замке. «Ура! Спасена!» – только и смогла подумать Настя и услышала шум голосов в прихожей. Правда, тараканы и не думали отступать, но уже от мысли, что кто-то еще находится в этой квартире становилось намного легче.

– Настя, мы пришли, – подобревшим по сравнению с вчерашним тоном голосом проворковала мама, но сразу же замолчала, открыв от удивления рот, обнаружив свое чадо стоящим на диване с расширенными от ужаса глазами и с тапочком в безвольно опущенной руке.

– Ты чего это, дочка? – поинтересовался папа вполне будничны тоном, как будто ничего и не произошло.

– Та-ра-ка-ны, – выдохнула по слогам Настя и показала жестом на всю комнату.

– Ой, – вскрикнула мама и в мгновение ока очутилась рядом с девочкой на диване. – Откуда их столько?

Настя была не одинока в своем отвращении к эти мерзким насекомым. Но папа совершенно спокойно вынул из ее руки тапочек и принялся воевать с «пришельцами», приговаривая при этом:

– Ничего особенного, завтра потравим их и все будет нормально. Не надо так расстраиваться.

Битва близилась к концу. Не то чтобы папа сильно размахивал орудием мести, то есть тапочком, просто мерзкие насекомые начали разбегаться кто куда. Складывалось такое ощущение, что тараканы намеревались доставать только бедную девочку, а на ее родителей им было совершенно наплевать.

– Ну вот и все, – с удовлетворением заметил папа и опустился рядом с женой и дочерью, которые забились в угол дивана:

– Спускайтесь, там больше никого нет.

Первой отошла от пережитого шока мама. А Настя еще очень долго вглядывалась в причудливые узоры на ковре, пытаясь рассмотреть там хоть одного оставшегося таракана. Наконец она убедилась, что от насекомых не осталось и следа, и с облегчением вздохнула.

– И откуда они взялись, ума не приложу, – причитала мама, тоже всматриваясь в пол в поисках противных тварей, которые так сильно ее напугали. – Вот говорила я тебе, чтобы мусор выносила вовремя. И развелось их в неимоверных количествах из-за того, что по несколько дней ведро стояло...

Началась привычная лекция... Но Настя уже не слушала нотации родителей. Она отрешенно смотрела в стену и напряженно думала о том, что теперь в покое ее вряд ли оставят и, кажется, самые страшные ее сны начинают становиться реальностью...

* * *

Страх сковал все тело. Волосы на голове начали самопроизвольно шевелиться, сначала робко, потом все сильнее и отчетливее. Настя ничего не могла поделать с обуявшими ее чувствами омерзения и безграничного ужаса. А самое обидное – никто не придет сейчас на помощь, девочка не знала, правда, почему, но была твердо уверена, что дело именно так и обстоит. Один таракан, пока подходил к Насте почти вплотную, успел вырасти до неимоверных размеров. Девочка молча наблюдала за всеми этими тараканьими метаморфозами, от ужаса и отвращения она была словно парализована и не могла даже закричать. Тем более кричать было бесполезно. Все пути к спасению были отрезаны, оставалось только ждать продолжения и надеяться на благополучный исход дела. Если раньше Настя сомневалась, то теперь знала абсолютно точно – тараканы кем-то подосланы, и девочка даже догадывалась, кем именно.

Таракан подходил все ближе и ближе, угрожающе шевелил гигантскими усами, мерзкими, как неизвестно что, но самое страшное – он смотрел на нее осмысленными человеческими глазами. Было видно, что он являлся вожаком в стае тараканов, лидером, потому что приближался на шаг впереди остальных тварей, которые были и ростом поменьше и выражение мерзкой морды было не такое смышленое.

Несмотря на все чувства, которые одолевали сейчас попавшую в незавидное положение девочку, она твердо решила дать тараканам достойный отпор. Когда Настя повнимательнее вгляделась в тесные ряды врагов, она с грустью осознала, что возможность избавиться от этого наваждения есть, но, к сожалению, весьма призрачная. Тараканов было слишком много и все они настроены воинственно, если обратить внимание на решимость, с которой стая приближалась к и без того напуганной Насте. Но все-таки постараться стоило. Может, повезет и они разбегутся, как в прошлый раз, когда увидели папу. Только загвоздка заключалась в том, что Настя прекрасно знала, правда, непонятно почему, что на помощь ей никто не придет.

Преодолевая через силу отвращение и нечеловеческий испуг, Настя попыталась защитить себя. Она схватила первое, что попалось в руки – этим предметом оказалась увесистая палка – и яростно начала размахивать ей. Тараканов это только раззадорило, они увеличили скорость и кидались теперь на нее. Настя с ужасом ощущала на своей коже следы их противных лапок, чувствовала холодные прикосновения, решимость покидала ее и окончательно покинула, когда главный, как она мысленно окрестила самого большого таракана с человеческим взглядом, посмотрел на нее.

В его глазах читалась злоба, ненависть и уверенность в своих силах. Девочка почувствовала, что чем больше она на него смотрит, тем труднее оторвать от него взгляд. Силы начали покидать ее, сознание затуманивалось, таракан словно гипнотизировал ее, подчиняя своей власти, да это уже и не насекомое было, а кто-то до боли знакомый... «Ну конечно, это он, можно было сразу догадаться», – почему-то с облегчением подумала напоследок Настя и провалилась в глубокую темную пропасть, которая лишь изредка освещалась беспокойными вспышками тревоги и страха...

* * *

– Настя! На-астя! – чей-то обеспокоенный голос настойчиво пытался вывести девочку из-под чар гипноза.

Только через несколько секунд Настя поняла наконец, что это был всего лишь сон, а перед ней склонилась не на шутку встревоженная мама, вытирая с дочкиного лба капельки холодного пота.

– Тебе что-то страшное приснилось? – заботливо спросила она. – Ты так кричала...

Настя окончательно проснулась, раскрыла глаза, обнаружила, что за окном еще темно и облегченно перевела дух: все происходившее на самом деле оказалось всего лишь кошмарным сном. Однако все было настолько реальным, что она ощущала даже прикосновения к своей коже мерзких холодных лап тараканов.

– Да, мне приснился сон, не очень приятный, но ничего страшного, – успокоила маму девочка, она не хотела волновать ее своими кошмарами. Наверное, считала себя виноватой в какой-то мере во всем этом.

– Мам, только пожалуйста, тараканов выведите, а то они меня уже достали, – уставшим голосом проговорила девочка и пожелала маме спокойной ночи, отворачиваясь к стене.

Минуты бежали, но сон не хотел возвращаться. Точнее, это Настя не хотела, чтобы он возвращался, не хотела, да и не могла просто пережить все те страшные и омерзительные моменты, которые доставили ей ужасно назойливые насекомые. Но потом, когда за окном уже забрезжил рассвет, а девочка устала всматриваться в глубь комнаты, высматривая притаившихся врагов, глаза сами по себе стали закрываться, усталость взяла верх, и Настя снова заснула, на этот раз совершенно спокойно и глубоко.

ГЛАВА 4

Утро началось самым превосходным образом: мама поцеловала дочку в щеку, накормила завтраком, пообещала отвезти к бабушке на день, чтобы потравить тараканов. Настя почти забыла о событиях вчерашнего дня, так как насекомые не появлялись в поле ее зрения, а о бессонной ночи напоминали лишь небольшие темные круги под глазами, на которые Настя решила твердо не обращать внимание. Но идиллия семейного утра закончилась «благодаря» одной-единственной маминой фразе:

– Иван Иванович посоветовал мне средство от тараканов, я вчера вечером заходила к нему, надо было еще раз извиниться. И рассказала заодно про то, что у нас тараканы появились. Так он мне дал пузыречек, говорит, побрызгаете, а потом все умрут...

Мама еще что-то говорила, но Настя уже ее не слушала. Ей показался какой-то скрытый смысл в его словах, да и вообще остерегалась она брать что-либо от этого загадочного соседа. Но говорить девочка ничего не стала: мама все равно останется при своем мнении, а еще может возобновить свое недовольство поведением дочери. Так что Насте оставалось только подчиниться воле родителей и отправиться подальше от этого средства, к бабушке.

Пока она собирала необходимые вещи, мама уже успела набрызгать по всей квартире жутко пахнущее средство. Настя даже засомневалась в его эффективности, но не из-за запаха, естественно, а из-за предчувствия, охватившего ее после маминых слов.

* * *

Ощущение свободы после проведенного «в заточении» целого дня, да еще и с такими гостями неприятными, как тараканы, захлестнула Настю с головой. Она решила оторваться по полной программе, а помог ей в этом, конечно же, Костик. Ребята несколько часов провалялись в снегу, катались наконец-то на лыжах вместе, а Настя даже совсем забыла про свои вчерашние страхи. Вспоминать не хотелось, да и Костик сразу же бы заметил перемену ее настроения. Не рассказывать же ему, что ее преследуют какие-то жалкие маленькие насекомые во сне и наяву. Правда во сне они были не такими уж и маленькими. Но Костик все равно только посмеялся бы, а уважение друга терять не хотелось, тем более, все знают Настю совсем с другой стороны, как отважного бойца и предводителя в любых начинаниях и озорных выходках.

Когда пришло время возвращаться домой, Настя невольно поежилась: вряд ли родителям удалось вывести всех этих тварей за один день, даже если средство очень эффективное. К тому же девочка не доверяла Ивану Ивановичу. Почему-то ей казалось, точнее, она была стопроцентно уверена в том, что он не упустит возможности и постарается отомстить ей за таракана в чашке с кофе, который так любезно согласилась приготовить дочка соседей. Но папе с мамой об это говорить не стоит: мало того, что они припомнят ей ее неприличную по их мнению проделку, так еще и заставят извиняться идти, раз уж такие мысли мрачные возникли. К тому же взрослые почти никогда не придают значения предчувствиям, которые время от времени появляются у их детей, думая, что это все влияние телевизора и всяких прочих вещей.

Настя разочарованно, из-за того, что время так быстро пролетело, попрощалась с Костиком и, повесив нос, поплелась домой. Открыв входную дверь, она тут же насторожилась: в квартире было непривычно тихо, так обычно не бывает, особенно по вечерам, когда мама с папой приходят с работы. Всегда какие-то шумы создают фон – работает телевизор, радио или шумит вода. Но на этот раз тишина резанула своей необычностью. Настя осторожно разулась и прошла на цыпочках в комнату. Увиденная картина успокоила ее, но ненадолго. Приглядевшись к сидящим на своих любимых местах родителям, девочка сразу же поняла, почему в квартире такая странная атмосфера. Никто не обернулся в ее сторону, они сидели, уставившись в одну точку, и почти не шевелились, и только иногда переводили взгляд. Невольный свидетель этой сцены подумал бы, что эти люди очень устали и никак не могут отдохнуть от своих трудов. Но Настя слишком хорошо знала своих родителей, чтобы такое предположить. В любом состоянии они встретили бы любимую дочь. С ними точно что-то случилось.



Холодея от страха и охвативших ее предположений, Настя подошла к креслу, на котором, неестественно вытянув перед собой ноги, сидела мама. Никакой реакции с ее стороны. Девочка попыталась ее растормошить. Опять ноль эмоций. И такая же история с отцом.

– Что же делать? – в отчаянии Настя стала разговаривать сама с собой, но выхода не находила.

Кинувшись на кухню, Настя заметила, что тараканов от этого средства меньше не стало. Скоре наоборот, причем они стали чувствовать себя еще более раскованно, чем прежде. Эти мерзкие и обнаглевшие насекомые заполонили всю кухню, по их мордам можно было прочитать твердое намерение не останавливаться на достигнутом. Девочка чуть в обморок не упала от увиденного: тараканы на самом деле увеличились в размерах, теперь это был не сон и не обман зрения. Они казались куда страшнее, чем в самых худших кошмарах, потому что это было реальностью. Тараканы, совершенно потеряв совесть, ползали по всем продуктам. От такого зрелища Настю затошнило. Взгляд упал на холодильник, он почему-то оказался раскрытым настежь, все содержимое было вывалено из его недр, банки разбиты, варенье растеклось по полу зловещими кроваво-красными пятнами, облепленными со всех сторон черными тельцами «гостей», которые копошились по-хозяйски, совершенно не обращая внимания на вновь прибывшую.

В общем, складывалось такое ощущение, что в их квартире побывали злые маньяки, которые суют свой нос исключительно в холодильник и совершают полнейший разгром. Тараканы, как уже было сказано, продолжали заниматься своим делом, нимало не смущаясь от того, что прямо в дверях стоит истинная хозяйка «заведения» и с расширенными от удивления и ужаса глазами взирает на происходящий беспредел. Со своей стороны Настя тоже не стала требовать к своей персоне излишнего внимания и поспешила удалиться с места пиршества по-хорошему, от греха подальше. Родители в комнате сидели по-прежнему, не шевелясь и не подавая признаков здравого смысла и понимания происходящего вокруг.

Тогда Настя решилась на крайние меры: она пошла в ванную, набрала целый тазик холодной воды и отправилась с ним в комнату.

– Если и это не поможет, тогда и не знаю, что дальше... – прошептала она в отчаянии и опрокинула тазик на маму и папу одновременно.

Эффект превзошел все ее ожидания и слава богу: родители встрепенулись, как будто ничего не происходило, уставились на дочку, а потом произошло то, чего Настя, собственно, и добивалась. Мама раскрыла рот и только смогла выговорить:

– Боже, что ты сделала?... Зачем это?

При этом вид у нее был совершенно смехотворный: мокрые волосы растрепались и закрыли половину лица, из под них выглядывали совершенно растерянные сонные глаза. Но все равно мама еще не совсем пришла в себя, поэтому ей было не до смеха. Папа на такой неожиданный душ вообще никак не отреагировал, только молча поднялся со своего места и пошел переодеваться в сухую одежду.

Когда он вернулся, его лицо приняло такое же выражение, что и до того, как Настя решилась облить родителей водой. «Что же с ними происходит?» – с ужасом подумала Настя, вглядываясь в отрешенные лица. В голове у нее одна за другой проносились разнообразные мысли, но все они сводились к одному: надо было что-то делать, предпринимать, чем раньше, тем лучше. А то неизвестно, что может произойти дальше.

Девочка продолжала молча смотреть на родителей, которые уселись в тех же позах и опять застыли, вперив взгляды в стенку. Действие отравы для тараканов, а в том, что происходит в их квартире было виновато именно оно, уж в этом-то Настю никто бы не смог переубедить, продолжалось, причем с удвоенной силой. Если дело пойдет в таком же темпе и дальше, то неизвестно, насколько плачевно все может закончиться и для Насти в том числе, не говоря уже об ее бедных, ни в чем не повинных родителях.

Но тут случилось чудо: неимоверными усилиями воли превозмогая слабость и лень, мама еле-еле поднялась с кресла и сдавленно произнесла:

– Не понимаю, что со мной происходит, так устала сильно, что даже встать не могу, – после этих слов она развернулась к отцу:

– Говорила я, Алеша, надо отпуск брать и мне, и тебе.

Папа все еще находился под властью отравы. Он никак не отреагировал на заявление жены, мало того, он его просто не слышал, не понимал, что происходит в комнате. Настя облегченно вздохнула, радуясь тому, что теперь она не одна является здравомыслящим человеком в квартире, и повела маму в спальню, пообещав, что через несколько минут доставит туда же папу. Вернувшись в комнату, девочка поняла, что это будет сделать не так-то просто: папа никогда не страдал худобой, хоть и излишним весом тоже, но все-таки для двенадцатилетней девочки было не под силу поднять его и перетащить через весь коридор. Поэтому Настя решила не геройствовать и не испытывать судьбу на благосклонность, открыла форточку, чтобы выветрить все вредные пары, которые так сильно действуют на людей, а не на тараканов, и накрыла папу одеялом, оставив его на диване, только изменив немного положение его тела.

«Я справлюсь», – заявила она себе мысленно, осматривая перед сном кухню, кишащую тараканами. По коже от такого пренеприятного зрелища забегали предательские мурашки, выдавая с головой тот ужас, который уже давно поселился в душе у девочки. Отогнав дурные мысли прочь и подумав о хорошем, то есть о том, что когда-нибудь можно будет утром встать со своей кровати и навсегда забыть про мерзких насекомых такого вида, Настя произнесла вслух, уже намного увереннее:

– Точно, справлюсь, надо только подождать...

ГЛАВА 5

Зимнее солнышко беспощадно светило в глаза, назойливо призывая к столь раннему пробуждению. Настя очень любила, когда «мороз и солнце, день чудесный», поэтому с удовольствием потянулась в своей теплой кровати и подумала, что каникулы – это все-таки потрясающая вещь. Но хорошее настроение продлилось недолго. Стоило только девочке открыть глаза, как она сразу же вспомнила настоящее положение вещей. В глубине души она надеялась, что родители придут в норму, а что еще лучше – все произошедшее за последнее время окажется просто дурным сном, о котором не останется даже воспоминаний. Но разум подсказывал, что чудес в жизни не бывает, а ужасные события настолько реальны, что от них просто так не отвертеться. Остается только набраться терпения и смелости для борьбы с противными насекомыми и причиной их появления в квартире Насти – Иваном Ивановичем. В его виновности девочка нисколько не сомневалась.

Поднявшись, Настя незамедлительно прошла в родительскую комнату. На кровати, свободно раскинувшись, мирно спала мама. Судя по ее безмятежному состоянию, на работу она не собиралась в ближайшие несколько дней. Это странным девочке не показалось. Еще бы, нанюхаться этого загадочного, но бесспорно очень опасного для нормального продолжения функционирования людей и совершенно не мешающего жизни тараканов, как было ранее обещано, средства!

Папа находился в таком же состоянии, что и мама. Отличие заключалось только лишь в его месторасположении. Настя решила им не мешать. Что ж теперь поделаешь, придется не рассчитывать на чью-либо помощь и делать все, полагаясь только на собственные силы и находчивость. Тем более, что приблизительный план действий в Настиной голове уже сложился. Обливать родителей ледяной водой, как она это сделала вчера, больше не решилась, да и не помогут уже такие вынужденные процедуры. Так что пора применять более радикальные средства спасения.

Неимоверными усилиями переборов отвращение и страх перед тем, как зайти на кухню, Настя все-таки переступила ее порог и чуть не упала в обморок от увиденного. Впрочем, если бы такое зрелище предстало ее глазам немного раньше, еще до начала этих ужасных событий последних дней, девочка бы точно не ручалась за свое дальнейшее поведение. Но сегодня даже такой кошмар не выбил ее из колеи. Точнее, почти не выбил, потому что подобное никого не могло оставить совершенно равнодушным.

А картина открылась такая: по всему пространству и без того не слишком большой кухни перемещались без видимого маршрута сотни, даже тысячи тараканов. Из-за такого огромного количества мерзких насекомых пол казался черным и вместе с тем живым, просто он находился в постоянном движении. Тараканы чувствовали себя, судя по их наглому поведению, абсолютными хозяевами положения и этой квартиры. Они растаскивали по кусочкам в своих лоснящихся лапках и на усах содержимое холодильника и шкафчиков. Насте, разумеется, было глубоко наплевать на откровенное воровство, но ее просто взбесило то беспардонное отношение к чужой собственности, хотя она в глубине души прекрасно понимала, что сейчас не самое лучшее время думать о таких мелочах, как спасение продуктов питания. Тем более, когда весь этот ужас закончится, а девочка на это искренне надеялась, все равно придется делать капитальный ремонт, иначе всю оставшуюся жизнь ей будет очень трудно заставить себя взять что-нибудь из кухни, не говоря уже о том, чтобы это съесть.

Немного оторопев от нахальства и омерзительности тараканов, Настя шмыгнула обратно в коридор и твердо решила не возвращаться по возможности дольше в злополучную кухню. Вернувшись в комнату, где все еще сладко спал папа, она обнаружила несколько вражеских экземпляров, которые успели за время ее отсутствия перебраться по-быстрому на нейтральную территорию с твердым намерением отвоевать у законных жильцов как можно больше места.

Такой наглости Настя не ожидала, но как ни странно не растерялась, наверное, привыкла уже к эффектному появлению и не менее эффектному исчезновению отвратительных «соседей». Схватив тапочек, валявшийся неподалеку, девочка предалась праведному гневу и решила отомстить за свои мучения обидчикам. Тараканы, заметив воинственный настрой, начали поспешно разбегаться кто куда, но все равно не успели и оказались раздавленными. Избавив комнату от нежелательных посетителей, Настя с удовлетворением отметила, что первую, хотя и не самую важную битву она выиграла, причем с блеском, в одиночку и за короткий промежуток времени.

Тормошить отца девочка не стала, все равно помочь он ей не в состоянии. Дельных советов, а тем более практической помощи ждать не приходилось. А все из-за того, что взрослые не обращают внимания, точнее, не придают большого значения таким мелочам, как наличие в доме тараканов. Они просто говорят: «Ничего страшного» и пытаются справиться со всем подручными средствами или прибегнув к достижениям современности. Но ситуация была такова – тараканы необычные, поэтому примитивной отравой их не проймешь. Значит, надо прибегнуть к помощи магии. Вот как раз в этом случае взрослые и не смогли бы помочь: они слишком приземленные люди, не обращающие внимания на такие очевидные вещи, как причастность к появлению в доме Насти полчища огромных мерзких тараканов нового соседа, Ивана Ивановича.

Пока Настя ходила по квартире и судорожно соображала, что же делать дальше, избегая посещать кухню с ее новыми обитателями, с родителями начали происходить новые метаморфозы. Дело в том, что они так и не хотели просыпаться, мало того, они стали активно преображаться, причем совсем не в лучшую сторону. Насте сразу бросилось в глаза то, что папа, обычно занимающий своим телом весь диван без остатка, умудрился так компактно расположиться на нем, что теперь рядом с ним поместился бы еще один человек. Присмотревшись повнимательнее, девочка заметила, что папа не просто лег настолько изящно и аккуратно, что казался меньше по размеру. Он на самом деле стал меньше. Ростом.

Настя перевела дыхание и попыталась сосредоточиться, упорно доказывая себе мысленно, что все происходящее ей только почудилось. От перенапряжения. Но, повернувшись, она поняла, что все уговоры собственного сознания беспочвенны и бесполезны: папа на самом деле стал меньше и ничего с этим не поделаешь. В ужасе Настя бросилась в комнату, где спала мама. Конечно, в глубине души она еще надеялась, что с ней-то не произошло ничего подобного. Но коварная интуиция уже подсказывала, что раз уж кошмар начался, то так просто он не закончится.

Интуиция Настю не подвела. Залетев в комнату, она поняла, что действие отравы распространилось на всех присутствующих в тот злополучный вчерашний день в квартире, то есть на обоих родителей. «Хорошо, что меня хотя бы не было», – подумала с облегчением девочка и ей тут же стало стыдно за свои мысли. «Надо срочно что-то делать», – замелькало в ее голове красной сигнальной лампочкой. Но что конкретно, девочка пока не могла сообразить.

Тем временем родители продолжали катастрофически уменьшаться прямо на ее глазах. Не по дням, а по часам, да даже не по часам, а по минутам. Настя совершенно растерялась, хоть и пыталась из последних сил сохранить присутствие духа, довести дело до конца и расправиться с тараканами, а потом воздать соседу-недоброжелателю по заслугам. Она прекрасно понимала, что кроме нее самой, никто больше не поможет, да и говорить о происходящем посторонним людям было бы несколько проблематично, не дай бог, посчитали бы сумасшедшей, так что толку никакого. Но именно сейчас, окруженная со всех сторон тараканами-оккупантами, доведенная ими почти до отчаяния, да при этом еще наблюдая, как родные и близкие люди потихоньку теряют свой привычный облик и неизвестно, смогут ли вообще вернуться в нормальное состояние когда-нибудь, так вот, сейчас Настя почувствовала себя жутко одинокой и беспомощной. Ей захотелось как обычно в трудных ситуациях забраться поближе к маме или папе, рассказать о своих тревогах и сомнениях, поделиться страхами и услышать в ответ слова утешения. Но сейчас рассчитывать на это не приходилось.

И в этот момент раздался звонок в дверь. Переливчатая трель вывела ее из полуобморочного состояния и заставил придти в норму. «Кто бы это мог быть?» – подумала Настя и, обрадовавшись присутствию хоть какого-то человека, пусть даже за дверью, ринулась открывать.

Разочарованию ее не было предела. Но оно тут же сменилось удивлением, смешанным с чувством тревоги. На пороге стоял и ухмылялся своей мерзкой улыбкой сосед, Иван Иванович. «Чего ему тут надо?» – не успела подумать Настя, как он уже ответил на этот вопрос:

– А-а-а, На-астенька... Ну как у вас с тараканами? – и, не дожидаясь особого приглашения, отстранив девочку со своего пути, нагло проник в квартиру.

По-хозяйски, не разуваясь, он прошел в комнату, нимало не удивился лежащему там Алексею Степановичу, который еще больше уменьшился и теперь совсем перестал походить на человека, что очень расстроило девочку. Потом Иван Иванович прошелся, пристально вглядываясь в своих подопечных – тараканов, которые, будто почуяв свободу от присутствия хозяина, перестали стесняться и бояться еще так недавно воинственную и решительную, а теперь вконец растерянную Настю, разбежались по комнате.

– Да, вижу мой препарат подействовал не на всех, – протянул он противным голосом, который заставил девочку содрогнуться от отвращения и ужаса. Но еще большее впечатление на нее произвела сама фраза, которая хоть и была сказана несколько двусмысленно, но не оставляла сомнений в том, что сосед активно взялся за месть. И в первую очередь она предназначалась именно Насте, на которую по счастливой случайности средство против тараканов не возымело действия.

– Да-а-а, плохо, плохо, – приговаривал мерзкий тип, доставая тем временем из кармана пузырек. Что в нем находилось, Настя догадалась сразу. Это наверняка было очередное средство.

И снова сосед словно прочитал ее мысли:

– Это больше поможет, теперь уже наверняка, – и начал разбрызгивать дурно пахнущую смертоносную жидкость по всей комнате, не жалея содержимого флакона.

Останавливать его уже не имело никакого смысла, да и что девочка могла сделать. А нежеланный гость уже спешно покидал квартиру. И тут Настя не растерялась. Она кинулась за ним в прихожую, но не успела: дверь захлопнулась прямо перед ее носом. Девочка принялась судорожно дергать за ручку, пытаясь не вдыхать зловонный воздух, наполнивший со скоростью света всю квартиру. Замок не поддавался, все пути к спасению были отрезаны...

ГЛАВА 6

Настя закрыла лицо руками и беспомощно опустилась на пол около входной двери. «Все, выхода нет», – метались в ее голове неутешительные мысли, и она ничего не могла придумать для собственного спасения. Острый неприятный запах уже начал пробиваться через ладони и одурманивать потихоньку сознание девочки. Инстинкт самосохранения подсказывал, что выход должен быть из любой ситуации, даже из такой на первый взгляд трудной, главное – не паниковать и сосредоточиться. Оставалось только напряженно думать, пока средство не целиком поглотило разум Насти. И она начала перебирать в голове все возможные варианты побега из собственной квартиры.

Наконец ее посетило спасительное озарение: «Балкон!!!» Как же она раньше об этом не подумала! Конечно, это уже крайние меры, и девочка никогда особо не увлекалась альпинистскими штучками, но деваться было некуда. Благо, квартира располагалась на втором этаже, так что сильных потрясений и серьезных последствий не должно быть. «Быстрее бы отсюда выбраться и – к Костику», – подумала Настя и рванула из последних сил к балконной двери.

К счастью, хотя бы она открывалась. Свежий морозный воздух наполнил обессиленные от противного запаха легкие, Настя вздохнула поглубже и постояла, наслаждаясь этим, несколько минут. Потом она приступила к более решительным действиям, ведь времени терять никак нельзя – каждая минута сейчас не счету, а то неизвестно что еще может произойти с родителями, пока они находятся в квартире. Воспоминание о папе и маме подстегнуло девочку. «Бедные, что с ними произошло и как их вернуть в нормальное состояние?» – подумала Настя, уже перелезая через балконные перила. Вниз она старалась не смотреть, хоть это и не совсем получалось.

Когда девочка находилась уже почти на улице, то есть свисала до первого этажа, одна нога, поставленная на небольшой обледеневший карниз, соскользнула. «Спокойно, – подумала Настя, переводя дыхание, сбившееся с нормального ритма от напряжения и страха. – Все будет хорошо». Это было слабым утешением, но и помощи ждать неоткуда. Поэтому девочка героически продолжала спускаться дальше, рискуя каждую секунду сорваться вниз. Естественно, падение не было бы смертельным, но чувствительным точно, а ей надо было сохранить нормальную способность к продолжению борьбы с мерзким странным соседом и его подопечными – еще более мерзкими тараканами.

Наконец, цель была достигнута, и Настя с облегчением опустила ноги на твердую почву. Не теряя ни секунды драгоценного времени, она побежала прямиком к Костику, благо, жил он в том же подъезде, что и она, только на несколько этажей выше. «Только бы он был дома», – судорожно думала девочка, проигнорировав лифт и забираясь с неимоверной скоростью на нужный этаж.

Дверь ей открыл сам Костик, немного удивленный и перепуганный.

– В чем дело? Чего это ты так растрезвонилась, я же не глухой. Или у тебя пожар? – затараторил он, пропуская запыхавшуюся Настю внутрь.

– Намного хуже, – сумела наконец выговорить она.

Костик уставился на нее совершенно непонимающим взглядом.

– Тараканы.

Мальчик все равно ничего не понял из такого простого объяснения.

– И что? – тупо спросил он.

– А ничего, – разозлилась Настя. – У меня с родителями творится не знаю что. А все из-за этого Ивана Ивановича.

Она села на диван и закрыла лицо руками. Костик до сих пор не понял, в чем, собственно, дело. А Настя думала, стоит ли рассказывать ему всю правду, вдруг не поверит.

– Да что случилось-то, ты можешь хоть рассказать? – проникся он ее незавидным положением и встревоженным выражением лица.

Настя торопливо начала рассказывать, постоянно сбиваясь и путаясь, хорошо еще, что они дружили уже очень давно, поэтому понимали друг друга с полуслова. В конце рассказа у Кости загорелись глаза. Он вскочил и заметался по комнате. Надо сказать, разные интересные и загадочные истории мальчик страх как любил, особенно если дело доходило до вмешательства потусторонних сил. А в этом случае без чертовщины точно не обошлось. И Костя сразу это понял. Поэтому не стал медлить и долго рассуждать на эту тему.

– Пойдем, – решительно заявил он девочке и, схватив ее за руку, потащил на выход.

– Куда? – заартачилась Настя, потому что не имела ни малейшего представления о том, что же делать дальше, как помочь родителям и самой себе.

Костик отпустил ее руку и почесал затылок. Этот жест применялся им нечасто и обозначал, что в его многомудрой голове вовсю идет серьезнейший мыслительный процесс, который обычно заканчивается хоть не очень быстро, зато всегда результативно. Настя не мешала ему, и они простояли в полной тишине несколько минут. Наконец, мальчик перестал чесать свою голову и, смущенно подняв глаза на подругу, произнес сдавленным голосом:

– Не знаю...

Настя обессиленно сползла по стенке и опустилась на пол. Она-то надеялась, что у ее друга всегда есть в запасе парочка гениальных идей на все случаи жизни, а уж насчет выведения тараканов из квартир и обезвреживания подозрительных соседей он должен был обязательно что-нибудь придумать. Да еще объединив свои силы, они могли бы горы свернуть, если бы понадобилось. Но не тут-то было.

Костя растерянно шарил взглядом по стенам коридора, как будто они могли подсказать правильное решение и выход из этого жутчайшего положения. Но стены, естественно, молчали.

– Бедная мама, бедный папа, – запричитала Настя.

Тут Костик встрепенулся.

– Ты говоришь, этот сосед разбрызгал сейчас по квартире свое средство. А родители начали уменьшаться, когда они первый раз выводили тараканов. В квартире нельзя находиться, нанюхаешься этой гадости и все, хана. Значит, надо ее проветрить. По крайней мере, пока. А потом что-нибудь придумаем еще...

Операция по спасению ничего не понимающих родителей сдвинулась с места. Ребята воодушевились и принялись за дело. С удвоенной энергией.

ГЛАВА 7

Забираться наверх по обледеневшему соседнему балкону оказалось намного труднее, чем спускаться вниз. И даже труднее, чем ребята себе представляли. Но цель оправдывала средства, и они добились-таки своего, правда, после неимоверных усилий, затраченных на подъем, во время которого некоторые случайные прохожие с интересом и подозрением посматривали на двух школьников, карабкающихся на второй этаж.

– Фу, жарко-то как, – попытался отдышаться Костик, который неизвестно для чего напялил на себя куртку, шапку и варежки, которые, впрочем, отдал Насте, чтобы руки не прилипали от мороза к железу, по которому приходилось взбираться.

А вот Насте совсем не было жарко, одеться она не успела, да и не до того ей было, так что выскочила на балкон в чем была – в одном легком халатике, накинутом на ночную рубашку. На дворе не май месяц стоял и даже не октябрь. Ничего не скажешь, со стороны зрелище выглядело довольно забавно: девочка, одетая явно не по сезону и мальчик, закутанный практически с ног до головы. Да еще и в такой ситуации.

Проникнув на балкон, ребята заглянули в комнату.

– Странно, папа куда-то делся... – проговорила Настя задумчиво и немного обеспокоенно. – Вроде, на диване лежал со вчерашнего вечера.

– Может, очухался? – выдвинул свое предположение Костик, немного обрадовавшись появившейся надежде на благополучный исход дела.

Настя только покачала головой. Мол, это еще неизвестно.

– Сейчас посмотрим, – сказала она и решительно заглянула внутрь.

Дверь была открыта настежь, так что в комнате воздух стал намного свежее. Можно было уже заходить и не опасаться насчет того, что тоже попадешь под влияние так называемого средства против тараканов. Хотя на практике ребята уже убедились в обратном: отрава была предназначена не против, а для тараканов, то есть создавала им самые выгодные условия для размножения, роста и пребывания в квартире. А вот на людях она проявляла свои свойства совсем по-другому. С точностью до наоборот.

Когда новоявленные «скалолазы» проникли в комнату и хорошенько пригляделись, их потрясла открывшаяся картина. Даже Настя, которая уже успела за эти кошмарные дни свыкнуться с мыслью о том, что от тараканов никуда не деться и надо побыстрее от них избавляться или по крайней мере пытаться это сделать, стало плохо от увиденного. По всей комнате, нимало не стесняясь чужого присутствия, рыскали в поисках добычи мерзкие насекомые. Точнее, мерзкие – это еще слабо сказано. Очень слабо, потому что «это», то есть то, что бродило свободно и по-хозяйски по квартире, даже насекомыми уже назвать было бы неправильным.

От прежних тараканов, которые были хоть и мерзкими, но по крайней мере не такими агрессивными на вид, не осталось и следа. Вместо них появились какие-то неимоверно гигантских размеров монстры. Конечно, это были все те же тараканы, но как они изменились! От ужаса у ребят дыхание перехватило. Они стояли с расширенными глазами и молча взирали на творящееся безобразие, которое просто не в силах были остановить.

У всех попавших в эту квартиру обязательно сложилось бы впечатление, что они попали на съемки фильма ужасов с потрясающими спецэффектами и прочими прибамбасами. У Насти с Костиком тоже создалось такое ощущение, тем более, что в первую очередь они были всего лишь школьниками, которым никогда еще в жизни не приходилось сталкиваться с подобными вещами.

А дело было в том, что в комнате находилось неизвестно каким образом уместившееся огромное количество тараканов. Точнее, это раньше язык бы повернулся их так назвать, но теперь это были мутанты, огромные, мерзкие, покрытые какой-то густой коричневой слизью, которая уже обильно залила пол. Они ползали без видимой цели туда-сюда, натыкаясь друг на друга и шевеля гадкими усами, тоже не лишенными слизи. Настя стояла в шоке и не узнавала привычной комнаты: теперь ее заполняли незваные гости, которых неизвестно чем можно выгнать. Конечно, если это вообще можно сделать, а уж о способах ребята сейчас точно не задумывались. К тому же все было перевернуто вверх дном, тараканам их нынешние размеры позволяли совать нос или что у них там вместо него в любые закоулки и щели.

Некоторые из «пришельцев» почувствовали присутствие людей, а Настя с Костиком уж точно никаким образом не вписывались в их компанию. Они неуловимо передали своим сородичам это сообщение, и уже через секунду на ребят были устремлены несколько десятков пар глаз. Настю обдало холодом: сны действительно начинают сбываться, хотя в ее кошмарах, даже самых ужасных и отвратительных, такого не было. Но взгляды у этих тараканов были все те же, довольно осмысленные. Огромные насекомые рассматривали их внимательно некоторое время, потом переключились на одного, внешне ничем не отличающегося от остальных. Через несколько секунд тишины, прерываемой только звуками, которые создавали хозяйничающие в других комнатах «гости», тараканы продолжали заниматься как ни в чем не бывало своими делами, то есть слонялись, совершенно не обращая внимания на ребят, как будто тех и не было.

– Вот уроды, – сумел выдавить из себя Костик по прошествии некоторого времени, немного оправившись от пережитого шока. – Если честно, я подумал, что они сейчас на нас накинутся и сожрут.

Настя не стала говорить о том, что она была такого же мнения. Она потихоньку приходила в себя, заставляя себя привыкнуть к мысли о том, что со всеми этими тварями придется в ближайшем будущем активно бороться. Не на жизнь, а на смерть, можно сказать.

– Пошли? – спросила она Костика, указав кивком на дверь.

Мальчик нерешительно пожал плечами, но, быстро придя в себя, а то еще авторитет в глазах подруги потеряет, кивнул утвердительно. «Главное – не поскользнуться на этой мерзкой слизи», – крутилось в голове у девочки, пока она осторожно проникала в свою квартиру на разведку. Костик шел впереди, как настоящий друг и истинный джентльмен. Тараканы и думать забыли о новоприбывших, то есть о ребятах, делали вид, что одни, так что проблем с передвижением не было. Настя огляделась вокруг – никаких следов пребывания здесь собственного отца не обнаружила. Одни тараканы. Странно...

«Теперь надо проверить состояние мамы, да заодно, может, и папу получится найти», – подумала девочка, с трудом пробираясь сквозь тесные ряды насекомых, которые, впрочем, никакого сопротивления не оказывали. Мало того, просто не обращали внимания, что было очень даже на руку ребятам. Может, так получится забыть совсем, что в квартире врагов чуть ли не миллион с хвостиком. Хотя нет, забыть все равно не получится, если каждую секунду видеть омерзительные морды мутантов, да скользить в слизи, из последних сил пытаясь удержать равновесие, чтобы не шлепнуться лицом в гадкую коричневую массу.

Проникнув все-таки в родительскую спальню, в которой прошлым вечером Настя видела в последний раз свою маму живой и почти невредимой, если не считать ее пассивного поведения, ребята остановились на пороге и ошалело посмотрели друг на друга. Никого, кроме тараканов, не было. Дурные мысли сразу же прокрались в голову Насти, заставляя ее сердце сжиматься от страха, а руки похолодели. Такое с девочкой случалось крайне редко, можно сказать, практически никогда. Ну, от силы пару раз. Но это означало последнюю стадию отчаяния, когда надежда умирает окончательно и бесповоротно. Но сейчас нельзя было поддаваться панике, а нужно было искать выход, чем быстрее, тем лучше.

Настя повернулась к другу, ища поддержки. Костик старательно отводил глаза и растерянно переминался с ноги на ногу. У него такое поведение тоже означало крайнюю степень замешательства.

– Где же они? – упавшим голосом проговорила Настя, готовая с минуты на минуту хлопнуться в обморок.

– Не знаю, – ответил малоутешающе Костя и снова переминулся с ноги на ногу, которая от долгого пребывания на одном месте уже почти полностью погрязла в слизи. Но сейчас не время было обращать внимание на такие мелочи.

Тут, судя по резко изменившемуся выражению лица, его осенила гениальная догадка.

– А может они проснулись, ну, или пришли в себя, увидели этих уродов, испугались и убежали куда-нибудь?

Это, конечно, не бог весть что, но уже лучше. Руки у Насти перестали холодеть, а сердце сжиматься. В ее душе снова поселилась вера в лучшее. Вместе с верой пришло и желание побыстрее расправиться с этими нежелательными гостями. Правда, она смутно представляла себе картину побега взрослых людей, испугавшихся тараканов. Но верить в то, что это было именно так, очень хотелось. Ну а куда они на самом деле могли еще подеваться? Не уменьшились же в размерах до такого невероятного роста, что невозможно заметить. Хотя... Но об этом думать не хотелось ни Насте, ни Костику.

Пока ребята молча обдумывали план дальнейших действий, в полку тараканов, точнее, мутантов, прибавилось, причем очень даже сильно. И росли они не по дням, а по часам, даже по минутам, прямо как в сказке, только очень страшной. Так что времени терять не следует, особенно с такими темпами размножения.

– Что делать-то будем? – почти успокоившись, спросила Настя у стоящего рядом друга.

Но ответить он не смог, не успел, потому что раздался звук открывающейся входной двери. Ребята застыли от ужаса. Неужели пришел опять этот коварный сосед, Жучок? И как же они будут защищаться? А если он опять возьмет, да и разбрызгает по всей квартире какую-нибудь еще более сильнодействующую жидкость? А тогда от нее уже никуда не деться, вдруг он держать их еще будет, мало ли что.

Переборов страх, они начали медленно, но верно пробираться в коридор, подбадривая друг друга взглядами. Когда они наконец достигли своей цели, ничего страшного не обнаружили в прихожей, не считая разве только того, что тараканы начали перебираться через открытую дверь в подъезд. А это означало одно – скоро начнется такая паника, что никому не поздоровится. Проблема вселенского масштаба, проще говоря. Да-а, вот дела-то какие...

А тем временем мутанты, по-пионерски честно и дисциплинированно распределившись по парам, чем стали напоминать дрессированных зверей в цирке, почти бесшумно передвигали потихоньку своими мерзкими лапами по линолеуму. Сами по себе они бы до такого не додумались, ясное дело, мозгов у них немного, значит, действовали по указу Ивана Ивановича. А планы у злополучного соседа оказались грандиозными. Но в квартире, несмотря на то, что большинство «гостей» уже покинуло ее, меньше «пришельцев» почему-то не становилось.

Ребята стояли и, как зачарованные, наблюдали за этим омерзительным шествием. По лестнице, как назло, кто-то поднимался.

– Сейчас начнется, – первым оправился от пережитого Костик. – А все на нас свалят...

И вправду, началось. На беду поднимающимся по лестнице человеком оказалась баба Шура, местная скандалистка, известная личность во всех окрестностях. Особенно эта пожилая женщина была знаменита своим талантом из ничего делать шоу. Да такое, что всем доставалось: и жильцам, и молодежи, по вечерам тусующейся на местной лавочке, и алкоголикам, и правительству, которое за всеми вышеперечисленными совсем не следит.

И вот, поднимается она, как всегда ворча себе под нос, а тут такое: огромные, уже давно не похожие на тараканов мутанты. И все на нее пристально так смотрят. Включая Костика и Настю. Но ребят баба Шура не заметила. Она уже вообще ничего не замечала, кроме гигантских омерзительных насекомых, покрытых слизью, шевелящих усами, угрожающе на нее посматривающих, обдумывающих очередную гадость. Вопреки ожиданиям друзей, она от испуга или от неожиданности села прямо на ступеньки и, казалось, готова была сидеть так еще очень долгое время, если бы не крик, внезапно вырвавшийся из ее горла. Крик получился замечательный, громкий и очень тревожный, такой, что половина дверей раскрылись, как по мановению волшебной палочки...

Вот тут-то и началось самое интересное: люди сначала ошарашенно взирали на мутированных тараканов, потом приходили в себя, осознавали всю серьезность ситуации и начинали неистово кричать, звать на помощь, метаться по подъезду и так далее, и тому подобное, как обычно в таких неприятных ситуациях. Получился настоящий сумасшедший дом. Или как будто конец света. И в самом центре бурно развивающихся событий Настя с Костей, стоят как вкопанные. Замечательная картина.

Пока ребята молча и ошарашенно смотрели на все происходящее, дело продолжало принимать серьезный оборот и грозило вылиться в нечто ужасное. Наконец, Костик «очухался» и решительно принялся останавливать бегущих в панике людей. После неудачных попыток он оставил это, потому что его несколько раз чуть не сшибли с ног и едва не свалили с лестницы, по которой уже успело прокатиться несколько человек вперемешку с тараканами-мутантами. К счастью, никто сильно не постарадал, если не считать того шока, который жители подъезда испытывали, наблюдая за пришествием неправдоподобно огромных размеров насекомых.

– Что дальше-то делать? – прокричала ему Настя, стараясь заглушить крики, раздающиеся со всех четырех сторон.

– Надо идти к соседу этому, а то неизвестно, что он еще придумает, – в тон ей ответил друг.

Его предложение не стало оспариваться, потому что другого выхода просто-напросто не существовало.

ГЛАВА 8

Осторожно, стараясь не попадаться под ноги паникующим людям, ребята пробрались к входной двери квартиры Ивана Ивановича. Настя выжидательно посмотрела на Костю, а тот в свою очередь на нее. Ребята хоть и приняли твердое решение постараться как можно быстрее и лучше расправиться со всеми кошмарами, которые происходили последнее время наяву, но все-таки им было немного не по себе. Да что там говорить, они были перепуганы, еще бы, от такого человека, если, конечно, сосед является таковым, можно ожидать чего угодно. Постояв в растерянности около двери, Костик все же нажал на кнопку звонка и отчаянно приготовился к самому худшему.

Несколько секунд ничего не происходило, было сравнительно тихо, если не считать криков обезумевших соседей. Но когда друзья уже потеряли надежду застать зачинщика творящихся безобразий на месте, дверь бесшумно распахнулась с той стороны, а на пороге возник коварный Иван Иванович собственной персоной. Он посмотрел на ребят, как будто только их и ждал, потом так же неожиданно схватил их за руки и силой втащил в квартиру. Впрочем, дети не очень-то и сопротивлялись, они просто не ожидали такого поворота дел, поэтому не были готовы к сопротивлению. К тому же сосед, похоже, ничего не боялся и был уверен в собственной непобедимости.

Иван Иванович исчез из поля зрения ребят так же неожиданно, как и появился. Только что стоял за спиной, а тут бац! – и пропал. Настя огляделась вокруг. Создавалось такое ощущение, что они попали с средневековье, когда ведьмы и колдуны являлись такими же полноправными членами общества, как сейчас таксисты или продавцы. По всей квартире, в которой было мрачно и страшновато, расставлены горшочки, развешаны травы и засушенные насекомые. Впечатление это производило неприятное. Да еще кто же в городской квартире пользуется свечками вместо электричества и завешивает окна темными занавесками, не пропускающими свет? В общем, все в этом доме было необычным и устрашающим, включая хозяина.

Стоять в коридоре и терпеливо ожидать своей участи не было смысла, поэтому ребята нерешительно заглянули в комнату в поисках главного Жучка. Картина, открывшаяся их взглядам, потрясла еще больше, чем все остальное до этого. Прямо в центре большой комнаты, которая производила впечатление маленькой из-за огромного количества совершенно ненужных на первый взгляд и неизвестно каким образом оказавшихся тут вещей, стоял стол. Он был заставлен целиком и полностью баночками и колбами, а внутри находились отвратительно шевелящиеся твари, пострашнее тех тараканов-мутантов, с которыми ребятам пришлось столкнуться. Эти заспиртованные гибриды, несмотря на то, что воздух к ним никак не мог проникать, были живыми. Мало того, при появлении Насти и Кости многие зашевелились, пытаясь пробить своими уродливыми телами склянки и выбраться на свет для того, чтобы расправиться немилосердно с каждым, кто будет хотя бы мало-мальски похож на человека. Откуда и по какой причине возникла у этих недоразвитых существ такая лютая ненависть, ребятам было неизвестно.

Настя ужаснулась: по сравнению с тем, что Иван Иванович делает здесь, в своей так называемой секретной лаборатории, тараканы из кошмарных снов и даже из реальности казались просто ангелочками. Они всего-навсего ползали из стороны в сторону и ни на кого особого внимания не обращали. Хотя, может, это до поры до времени?

Эти же монстры были настроены настолько агрессивно, что казалось – подойди немного поближе и все, кранты. Девочка была уверена на сто процентов, что этим мутантам хватит сил, чтобы разбить хрупкое стекло и привести свой замысел в исполнение. А замысел, что самое ужасное, заключался в том, чтобы уничтожить все человеческое население планеты. Это прочитала Настя в глазах одного из уродов, запакованных в качестве мер собственной безопасности Иваном Ивановичем в стекло. Он смотрел на нее, не отрываясь и не моргая, завораживая и заставляя не отрывать взгляд. «Может, гипнотизирует?» – пронеслась у Насти глупая мысль, но она тут же отвернулась от монстра. Да уж, а ребятам и всем, кто сейчас в панике бегает туда-сюда по лестнице и своим квартирам, даже такое и представиться не могло в самых ужасных фантазиях.

– Ну что, детишки, попались? – раздался сзади мерзкий скрипучий голос.

Ребята снова не ожидали резкого появления гадкого соседа, поэтому обернулись одновременно и отступили на один шаг от него, схватив друг друга за руки. Стояли они молча несколько секунд, пристально вглядываясь во врага, пытаясь понять, что он замышляет.

– Теперь посмотрим, каково было бедному таракану плавать в чашке с горячим кофе, – процедил Жучок сквозь зубы, с ненавистью глядя на Настю. Не простил, значит, ей ту милую невинную шалость. Не понравилось, обидчивый какой, надо же.

А потом он решил проиллюстрировать свои слова и подошел к самой большой банке, наверняка желая выпустить на свободу своих подопечных монстров. Но это было уже слишком для двух школьников. И так насмотрелись на всю оставшуюся жизнь ужасов разных за сегодняшний день. Пока ребята смотрели друг на друга и пытались придти к общему решению, Иван Иванович привел в исполнение свой коварный план. Парочка мерзких тварей оказалась на свежем, так сказать, воздухе и тут же устремилась к Насте с Костей. Причем мутанты были явно настроены по-боевому относительно именно девочки. Один из них был смесью, эдаким гибридом паука и мухи, потому что на его мерзкой мохнатой спине, покрытой еще жидкостью, в которой он до недавнего времени обитал, находились не менее мохнатые крылья таких невообразимых размеров, что связываться с данным субъектом желания не было совершенно.

Второй казался по сравнению с мухопауком посимпатичнее, по крайней мере он был не таким большим и отвратительным, хотя тоже являлся весьма странным субъектом. Состоял он сплошь из каких-то отдельных, присущих разным видам и отрядам насекомых, частей. Так что дать ему подходящее имя Настя не смогла, да и не успела, честно говоря, так как эти двое по команде соседа начали медленно, но верно приближаться к друзьям, которые сейчас почти вписались полностью в стену и стояли там, не шевелясь и прижавшись друг к другу от страха.

Так продолжалось несколько секунд, которые ребятам показались целой вечностью. Но в конце концов Костик очнулся от гипнотического взгляда тварей и дернул Настю за руку.

– Бежим отсюда, – крикнул он, но не тут-то было.

Иван Иванович перекрыл им дорогу к выходу, а с других сторон окружали мутанты. Ситуация на первый взгляд безысходная, но мальчик всегда отличался буйной фантазией и мог находить верные решения. Он рывком кинулся под ноги соседу, тот не ожидал такого напора и бесстрашия со стороны запуганных детей, поэтому упал как подкошенный и долго еще не мог подняться, барахтаясь на полу в дурно пахнущей жидкости, стекающей с насекомых. Ну, может, и не очень долго, но ребятам этих нескольких минут вполне хватило. Настя поняла желание друга, запустила в наступающих монстров первыми попавшимися предметами, которыми оказалась банка с травами, весьма увесистая, и толстая книга. Предметы попали точно в цель, противники были полностью обезврежены, если не считать тех, кто находился по ту стороны входной двери. Пока тараканы не выказывали особого недовольства и ненависти, но ребята знали, что стоит только Жучку посмотреть на них, как они тотчас же отправятся выполнять его приказ, уничтожая все на своем пути, но прежде всего Настю и Костика.

Из квартиры Ивана Ивановича друзья вылетели, как пробки из бутылок с шампанским. В подъезде продолжало твориться черт знает что. Ребята, недолго раздумывая со всего разбега вломились в Настину квартиру и захлопнули за собой крепко-накрепко дверь.

– Что дальше? – Настя уже вошла во вкус и ей не терпелось продолжить войну с монстрами. К тому же родителей надо было как-то спасать, а прежде выяснить, куда они все-таки запропастились.

Настя оглянулась: по комнатам бродило максимум штук десять тараканов. Хоть они и были огромными, увеличились в размерах еще, но уже не пугали никого из ребят: привыкли, особенно после созерцания тех гибридов в квартире у Жучка.

– С ним просто так не справишься, он же не просто биологией любит заниматься, выводить разные новые виды насекомых, скрещивать одного с другим. Ему колдовство помогает, – защебетал Костик и тут же добавил, как бы оправдываясь:

– Хоть я и не верю в такую фигню, но видел же сам...

Девочка не стала с ним спорить, тем более, что сама убедилась во всем, на собственной шкуре испытала последствия опасного соседского увлечения. Значит, надо бороться его же методами. Только вот как, в жизни никогда такими вещами не занимались, все как-то времени не хватало на колдовство... Это она и сказала своему соратнику.

– А помнишь бабку, ну ту, странную, которую еще когда совсем маленькие были боялись все? – выкрикнул в порыве такого открытия Костик после минутного молчания, сопровождающего раздумье над последующими шагами в борьбе с врагами.

– Ну, помню, – недоверчиво ответила девочка. Неужели он потащится к ней за помощью? Да эта старушенция еще похлеще Ивана Ивановича будет.

– Думаешь, она согласится нам помогать? – добавила девочка уже более миролюбивым тоном, потому что вдруг поняла – без знающего человека не обойтись, так что другого выхода нет и, наверное, не будет.

ГЛАВА 9

Место, где жила с незапамятных времен одинокая загадочная бабка, знали все. Это был покосившийся старый домик, как будто только что с картинки из книги с детскими сказками. На иллюстрациях обычно именно так изображалось место обитания Бабы Яги. Подойдя к этой избушке вплотную, ребята немного растеряли свою решительность, поэтому остановились, не желая идти вперед, но в то же время показывать свою робость.

– Ладно, я пойду первый, – нехотя сказал Костя, видя, что Настя боится не меньше его.

И ребята шагнули в скрипучую калитку, которая распахнулась перед ними, как по мановению волшебной палочки. Неплохо начинается их поход, такое маленькое приключение, точно без колдовства здесь не обошлось, вот за что и называли все живущие поблизости старушенцию ведьмой. Настю охватило плохое предчувствие, но она отогнала от себя дурные мысли, списав все на расшатавшиеся нервы.

Костик нерешительно постучал в грязное маленькое окошко. В оконном проеме незамедлительно возникло сморщенное старушечье лицо и исчезло, как будто это было всего лишь видением. Несколько минут ничего не происходило, в домике стояла гробовая тишина, и ребята уже было вознамерились отправиться восвояси, чтобы не нервировать бабушку. Но тут дверь открылась, и раздался голос откуда-то из темноты:

– Заходите, голубчики, давно я вас дожидаюсь.

Насте это непроизвольно напомнило заявление Жучка о том, что они наконец-то попались. Ну вот, как говорится, из огня, да в полымя, нигде покоя нет. Но деваться было некуда, пришлось заходить, чтобы не накликать на свои бедные головы еще одно проклятие, на этот раз от загадочной колдуньи.

В сенях, по другому этот закуток трудно было обозвать, было темно, хоть глаз выколи. Ребята шагнули интуитивно на свет и оказались в просторной и очень чистой не в пример их ожиданиям комнате. Она тоже, как и у Ивана Ивановича была заставлена всякими банками-склянками с той только разницей, что в них находились не живые бултыхающиеся в жидкости неизвестного происхождения мерзкие твари, а хранились аккуратно высушенные травы. По виду целебные, хоть никто – ни Костя, ни Настя – в подобного рода вещах не разбирался.

Предоставилась прекрасная возможность разглядеть получше и ту, к которой пожаловали за помощью. Старушка оказалась вблизи не такой ужасной, как ребятам всегда казалось под впечатлением страшных сплетен о ней. К тому же она смотрела на них так дружелюбно, прямо как родная, что Настя осмелела и начала разговор, тем более пауза уже и так затянулась.

– Извините, не знаю, как вас по имени-отчеству...

– Да бабой Нюрой зовите, привычная я к этому, а отчество-то и не помню уже свое, – перебила ее старушка на начале фразы, которая так и осталась бы, наверное, незаконченной.

И баба Нюра заулыбалась по-доброму. Настя снова было открыла рот, но ее словам так и не суждено было быть услышанными.

– Знаю я все про вашу беду. И хорошо, что ко мне пришли за помощью, а уж помочь-то вам я согласная.

И старушка, которая уже не казалась загадочной и страшной, начала перебирать лежащие на массивном круглом столе пучки засушенных трав.

– Приготовила все, чтобы зелье сварить... А вам нужно будет набрызгать на этого... вашего... и все, чары рассеятся, – приговаривала она, помещая понемногу от каждого пучка в большую кастрюлю, вода в которой уже закипала, и от нее шел ароматный пар.

Потом баба Нюра, даже не оборачиваясь на Настю, добавила, как бы прочитав ее мысли:

– И с отцом-матерью твоими будет все в порядке, придут они в норму, не волнуйся так. Только найди их сначала, да смотри повнимательнее, не сразу ты их узнаешь...

И продолжила свое занятие, порадовав девочку. Где-то около получаса, пока варилось замечательное спасительное снадобье, ребята сидели молча и с интересом наблюдали за его приготовлением. Потом баба Нюра так же неожиданно вылила его в банку и подала Насте со словами:

– Ты смотри, больше так не поступай, – девочка сразу поняла, что речь идет о ее проделке с тараканом в кофе и сразу потупилась от стыда. – Ведь люди бывают разные, а он-то тебе сначала ничего не сделал. Так что и ты не делай зла людям, если не хочешь оказаться в дурном положении. Поосторожнее будь, осмотрительнее. И с душой к людям обращайся, на всякий случай-то.

И она озорно, но вместе с тем наставительно подмигнула Насте, которая и слова не могла вымолвить. Ее обуревали самые разные чувства, на первом месте среди них стоял стыд за свое тогдашне поведение, который перебивался желанием все-таки отомстить Ивану Ивановичу за все, что приключилось с ней и ее родителями.

– А что же с этими мутантами делать? – произнесла девочка.

– А они сами погибнут, без хозяина-то. Плохо только, что шум такой поднялся, лучше было бы, если все по-тихому. А родители твои ничего не вспомнят, да ты им и не рассказывай, не надо. Ну, идите с богом, да помните мои наставления, никуда не отступайте, даже если очень страшно будет.

И она легонько подтолкнула благодарных ребят к двери. Они даже попрощаться не успели, как дверь за ними захлопнулась. Друзья переглянулись и медленно побрели по направлению к дому. Дурное предчувствие на этот раз обмануло Настю, старушка оказалась настоящей ведьмой, но только доброй и понимающей. Иначе как можно объяснить то, что она не дала им и рта раскрыть, зная, что они скажут наперед. Хорошо, что согласилась сразу помочь, значит, тоже ей не понравилась выходка Жучка, потому что из-за нее могло бы пострадать огромное количество ни в чем не повинных, ничего не подозревающих людей.

Подумав о людях, Настя с ужасом вспомнила, что два заспиртованных монстра-гибрида из банок коллекции Ивана Ивановича уже оказались на свободе, так что их надо постараться как можно быстрее остановить, а еще лучше – обезвредить навсегда. С другими-то будет намного проще, если, конечно, они сейчас все еще находятся в своем «заключении», а то, может, уже поздно. От злости сосед мог выпустить всех своих мутантов-любимцев на волю, это же минутное дело. Зато потом придется не один еще год с ними бороться, размножаются они скорее всего так же быстро, как растут.

Ребята прибавили шагу, догадавшись о намерениях друг друга. Костя всегда понимал подругу без слов, да и она его тоже. К тому же решения у них часто совпадали. Надо было успеть уничтожить источник всех зол, происходящих последнее время. И желательно побыстрее, пока его безмозглые подопечные не натворили страшных дел. А могли ведь, запросто.

ГЛАВА 10

Шум и визги в подъезде и квартирах не смолкали ни на секунду и даже не стали тише за время отсутствия ребят, главных борцов за восстановление справедливости. Некоторые, самые смелые, много повидавшие в своей жизни и поэтому ничему не удивляющиеся соседи уже объединились в небольшие группы для борьбы с тварями, заполнившими место их постоянного жительства. Ну не понравилось им присутствие не очень эстетичных и совсем недружелюбно настроенных тараканов и других непонятных насекомых-мутантов. Вот и отважились не сидеть, сложа руки, выжидая решения своей участи, а действовать, причем очень даже активно. Об их боевом запале можно было судить по результатам – трупам монстров, валяющимся то здесь, то там на лестничных клетках и около дверей квартир.

Но ребятам сейчас было некогда радоваться подоспевшей помощи в лице своих разумных соседей. Цель у них была одна, самая главная на сегодняшний день – уничтожить в корне причину существования монстров, то есть Ивана Ивановича. А потом уже можно будет взять какую-нибудь посудину в руки или скалку на худой конец и придти в свою очередь на помощь соседям в борьбе с тараканами. Если силы останутся. И вообще, о победе думать еще рано. Мало ли как может все повернуться. Жучок такой непредсказуемый.

И ребята на всей скорости нырнули в незакрытую дверь Настиной квартиры. В глубине раздавались подозрительные звуки. Влетев в комнату, ребята застыли: там уже находился Иван Иванович, причем с какой-то очередной жидкостью в руке. И кого это он собирался травить? Настя огляделась, но ничего не заметила, кроме парочки огромных тараканов, которые как будто охраняли своего хозяина. Телохранители тоже нашлись.

Опасности пока никакой не было, потому что в случае, если Жучок выльет все-таки эту жидкость из баночки, зажатой к тощей руке, будет возможность ретироваться с места, чтобы не надышаться смертоносных паров его очередного зелья. Но что-то насторожило Настю. Сосед далеко не глупый, поэтому не стал бы так просто находиться в их квартире, у него к тому же своя есть, а там намного больше интересного и занимательного. Так что у него есть какой-то более коварный замысел, нежели кажется на первый взгляд, это бесспорно.

Девочка внезапно вспомнила указания и предостережения бабы Нюры о том, что родителей не сразу можно будет узнать. И тут ей на глаза попались обычные коричневые тараканы, забившиеся в уголок, чтобы их никто не заметил. Но Настя все же заметила. И сразу поняла, что это и есть ее родители. Иначе быть не могло, потому что все нормальные тараканы уже давно превратились в гигантских монстров. А на этих зелье, значит, не действовало? Через секунду у девочки уже не было никаких сомнений по этому поводу. Те самые тараканы в углу – ее мама с папой, а баночка с жидкостью предназначается для их уничтожения. Конечно, легко расправляться с беспомощными маленькими существами.

В Насте заиграло негодование. И вместе с ним пропал всякий страх перед Жучком и его подопечными.

– Опять вы, – недовольно проговорил Иван Иванович, поворачивая голову на шум. – Но ничего, это даже лучше. Не надо будет лишний раз таскаться за вами.

Он явно был настроен очень агрессивно и решительно. Но и ребята тоже не лыком шиты. У него есть оружие – банка со смертоносным зельем, но и Настя с Костей неплохо подготовились к встрече со своим соседом. Битва обещала быть жаркой. Никто не начинал первым, так и стояли молча, глядя друг на друга в упор, три пары глаз излучали ненависть и следили за каждым малейшим движением врага. «Главное, чтобы он не облил моих родителей, а то все покатится неизвестно куда», – думала девочка, внимательно вглядываясь в лицо Жучка и пытаясь предугадать его следующие действия. Но Иван Иванович почему-то не торопился. А может дожидался подходящего момента, когда кто-нибудь из ребят отвлечется, и в это время предоставится блестящая возможность расправиться с маленькими тараканами, забившимися в угол. Но Настя с Костей были начеку. И все же не решались напасть первыми. Не учили их этому в детстве.

Монстры топтались на своих толстых лапах совершенно недоуменные: они никак не могли взять в толк, если вообще когда-нибудь умели это делать, почему их хозяин медлит и даже не собирается судя по всему убивать жалких людишек. А Иван Иванович останавливал свой противный чересчур самоуверенный взгляд то на Насте, то на Косте, как бы приглашая их начать «игру» первыми.

Время шло, крики на лестничной клетке не затихали, ребята уже начали уставать от неопределенности, а Жучку хоть бы хны. Стоит себе как ни в чем не бывало, с таким же невозмутимым видом и уверенностью в собственной неотразимости и вседозволенности.

Настя посмотрела ему в глаза и в то же время начала будто проваливаться в темную пугающую бездну, где нет ни мыслей, ни желаний, вообще ничего. Она даже и забыла во всей этой суматохе, что злобный сосед обладает таким же даром, как и его монстры – завораживать людей, гипнотизировать их, заставлять подчиняться своим желаниям. Но теперь вспоминать об этом было поздно: девочка целиком и полностью попала под воздействие его чар. Иван Иванович молчал, но она слышала его голос, который говорил: «Поставь осторожно то, что у тебя в руках. И отойди в сторону». Настя не знала, точнее, она даже не задумывалась над тем, почему должна подчиняться этому получеловеку, которого еще секунду назад люто ненавидела. Просто у нее совершенно не было никаких мыслей, только чувства, инстинкты, можно сказать. И внутренний голос, очень похожий на голос Жучка, подсказывал, что инстинктам и интуиция следует доверять и соглашаться со всем.

«Отойди в сторону», – повторила Настя и повиновалась...

* * *

Костя недоумевал. Еще минуту назад Настя была полна решимости как можно быстрее расправиться окончательно с этим монстром и его подопечными, чтобы спасти жизнь родителей и свою в том числе. Но сейчас у нее такой вид, как будто она только что проснулась и не поймет, в чем, собственно, дело. И в сторону отошла зачем-то, пробормотала себе под нос непонятно что. Странно себя вела, в общем. Может, просто плохо себя почувствовала?

Мальчик кинулся к ней, когда заметил, что она пытается поставить банку со спасительным зельем на прикроватную тумбочку. «Что же она делает, мы все погибнем!» – пронеслось у него в голове. Но подруга передвигала ноги как сомнамбула и ничего, казалось, не слышала, только не отрываясь смотрела на Ивана Ивановича.

– Ты чего это делаешь? – прокричал Костя прямо в ухо девочке.

Этот нетрудный на первый взгляд вопрос остался без ответа. Определенно, происходило что-то не то. И без того ужасная ситуация накалялась до безобразия. Еще немного – и коварный Жучок приведет в исполнение свой ужасный план, если так дело пойдет дальше. А Насте безразлично.

И тут Костя наконец-то сообразил, что происходит на самом деле. Его подруга попала неосторожно под влияние гипнотических чар соседа. Он заметил еще в квартире Ивана Ивановича, как она смотрит на этих тварей. Как будто погружаясь в бездну. Но от них взгляд ей удалось оторвать. Но если даже те существа, которых создал этот ужасный человек, умеют заставлять людей подчиняться своей воле, то сам их хозяин обладает этой силой в увеличенном размере. Вот почему он медлил и не начинал бой первым. Хотел уничтожить противника его же оружием, если эту тактику можно так охарактеризовать.

Как только Костя это понял, его посетила очень здравая мысль, что времени терять нельзя совершенно. А еще, что теперь придется одному бороться против своей же подруги и ее соседа. «Вот попал», – усмехнулся он и оттолкнул первым делом Настю от Жучка, уже открывающего крышку на банке со своей жидкостью, готовясь вылить ее содержимое на бедных маленьких тараканчиков, забившихся в страхе в угол. Иван Иванович не ожидал от мальчика такой прыти, поэтому тоже пошатнулся и жидкость из его баночки немного выплеснулась, отвратительно шипя, прямо на ковер с большим и пушистым ворсом, мамину гордость. Похоже, соседу была очень дорога эта отрава, по крайней мере, он выказал такое недовольство, что Костик немного пожалел о своем желании помочь Насте в борьбе с тараканами и их «начальником».

А Настя, полностью зачарованная, упала на пол, непонимающим взглядом уставилась в потолок и замерла в такой позе. «Пусть пока оклемается», – подумал Костик и с новыми силами кинулся на врага, пытаясь отнять у него банку. Но не тут-то было. Иван Иванович отстаивал ее с удвоенным упорством. Так что справиться в одиночку не представлялось возможным.

* * *

...Сознание начало понемногу просветляться, голова гудела, а сквозь этот гул доносились обрывки фраз. «По-моему, голос Костика», – подумала Настя и удивилась, что вообще может это делать. Дело в том, что она помнила все до того момента, как посмотрела в глаза своему врагу. А потом – пробел. Тишина. Ничего не понятно, что происходит сейчас и сколько она пропустила.

Девочка с трудом, как после долгого болезненного сна, открыла глаза и попыталась привстать. Принять вертикальное положение получилось, а вот всмотреться в картину происходящего – нет. Рассудок полностью вернулся к ней, работал на всю катушку. Зрение тоже сфокусировалось, а когда Настя все-таки поняла, что происходит, сразу вскочила на ноги.

Иван Иванович заломил Костику руки за спину и пытался вылить на него немного той жидкости, банку с которой держал в другой руке. Мальчик, судя по его виду, больше не мог сопротивляться, слишком велико было преимущество врага. Настя с силой толкнула его в сторону, банка, как в замедленном кадре черно-белого кино, отлетела в сторону, ударилась об стену и разбилась. Громко, со звоном, разбрасывая осколки, смоченные жидкостью, в разные стороны.

На секунду стало тихо, до такой степени, что слышно было тикание часов в другой комнате. Крики в подъезде прекратились. Иван Иванович застыл, словно громом пораженный. Не ожидал, видимо, что все, над чем он работал, вероятно, в течение последних дней, месяцев, а может даже лет, превратится в ничтожную лужицу, которая уже исчезала в пушистом ворсе ковра.

Не дожидаясь, пока враг очухается от поражения, Настя схватила с тумбочки свою заветную баночку и прыснула жидкостью прямо в лицо Ивана Ивановича. Он удивленно повернулся, посмотрел сначала на девочку, потом на опустевшую посудину в ее руке и вдруг осознал, что же произошло. А произошло ужасное – лицо стало покрываться с неимоверной скоростью волдырями, от них исходил пар, мужчина начал отчаянно пытаться стереть зелье с кожи, которая теперь мало отличалась от поверхности Луны по количеству ямок, но было уже очень поздно. Процесс пошел и его уже нельзя было ничем остановить.

Пока нежеланный гость шипел и извивался, из последних сил пытаясь спасти свою шкуру, Настя стала поднимать ошалевшего Костика.

– Я уж думал, мне конец, – проговорил он и благодарно пожал девочке руку, правда, сразу же добавил:

– А все из-за тебя, кто просил ему в глаза смотреть?

Но девочка уже не обращала внимания на ворчание друга, она полностью переключилась на своих родителей. К сожалению, они так и остались пока маленькими беспомощными тараканами. Настя с ненавистью перевела взгляд на корчащегося в агонии Ивана Ивановича. Тот уже находился на последней стадии уничтожения. Его подопечные тараканы жалостливо и немного растерянно смотрели на хозяина, как будто хотели сказать: «Что же мы без тебя будем теперь делать?» Наконец, Жучок в последний раз издал неприятное шипение и замолк. Вместо него на полу появилась лужица отвратительно пахнущей коричневой жидкости.

– Вот и все, – растерянно проговорила Настя, глядя на жалкие останки своего недавнего врага. – Мы победили, а мама с папой все равно остались такими же.

– Что же делать? – в тон ей высказался Костик.

Настя покачала головой: она не имела ни малейшего представления об этом.

В это время в коридоре послышались чьи-то шаги и возгласы. Настя не могла поверить своим собственным ушам: говорила мама. Точнее, не говорила, а причитала. Ребята переглянулись, поняли, что у них не может быть совместных галлюцинаций, и рванули в прихожую. А там застыли как вкопанные: мама с папой, живые и невредимые, стояли посреди практически полностью разгромленной квартиры и беспомощно разводили руками, мол, куда мы попали и что тут происходило за время нашего отсутствия.

– Мамочка! – кинулась ей на шею Настя.

Мама недовольно отстранила девочку.

– Настя, что вы на этот раз натворили с Костей? – спросила она, строго глядя на нее.

– Это не мы, честное слово, – затараторил мальчик, пытаясь оправдаться. – Вы посмотрите на весь подъезд, тут какие-то монстры атаковали...

– И правда, творится черт знает что, – пробурчал папа и совершенно спокойно прошел в комнату, включил телевизор и уселся на то самое место, где еще совсем недавно валялся практически без сознания.

Мама сразу же переключила внимание на ущерб, причиненный за этот день квартире, приценилась, решила, что не так все и ужасно, как показалось с первого взгляда и сказала миролюбивым тоном:

– Надо будет с соседями поговорить, узнать, что случилось...

При слове «соседи» Насте чуть плохо не стало, но она сдержалась и спросила:

– А где вы были?

Мама удивленно посмотрела на дочку:

– На работе, где же еще? Только мы опоздали с папой, что-то спать очень хотелось...

ЭПИЛОГ

– Вот тебе, зараза такая! – было первыми словами, которые Настя услышала, выходя в превосходном настроении из своей квартиры, в которой не осталось ни одного таракана.

Это приговаривала местная скандалистка баба Шура, хлопая по отвратительной, но уже не такой страшной голове монстра-таракана валенком, снятым с ноги ради такого случая.

– Здрасьте, баб Шур, – радостно, поэтому неуместно на взгляд соседки, поздоровалась девочка.

Настя была уверена – никакие кошмары в ближайшие лет семьдесят ей не грозят.


home | my bookshelf | | Повелитель мутантов |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу