Book: Монстры идут по пятам



Монстры идут по пятам

Вера ГОЛОВАЧЕВА

МОНСТРЫ ИДУТ ПО ПЯТАМ

ГЛАВА 1

– Эти американцы чего только не придумают! – с некоторым пренебрежительным тоном в голосе сказала мама, наливая в тарелку ароматный суп.

– Да, – в том же тоне отозвался папа, – не доверяю я им! Вот так! Какими бы хорошими и умными нам их ни представляли, мы, русские, намного умнее. Только ленимся.

– Вот-вот, – усмехнулась мама, вспоминая о сломанной стиральной машине, уже две недели ждущей, когда папа ее починит. Зря что ли он электриком всю жизнь работает!

– Пап, мам, я побегу на улицу? – попросил Павлик, предчувствуя, что опять затянется один из этих нудных взрослых разговоров, которые на его взгляд казались бессмысленными и пустыми.

– Ты уроки не выучил, – категорически заметила мама. – И не убрался в своей комнате.

«Ну вот, – уныло подумал мальчик, – опять двадцать пять! Когда же я стану взрослым?! Как мне надоело все это!..»

– Давай, давай, не спорь! – проявил свое участие в воспитании сына папа. – Если уже поел, то иди и делай, что говорит мама!

Павлик спрыгнул со стула и с удрученным видом поплелся в свою комнату.

Уроки совершенно не хотели делаться. Задачка казалась слишком замысловатой и абсолютно не поддающейся решению. И зачем вообще все это нужно? Ведь сейчас везде компьютеры, которые решают сложнейшие задачи. Человек за ними все равно не угонится! Главное – уметь обращаться с компьютером!

Павлик глубоко вздохнул. Вот бы сейчас поиграть в какую-нибудь компьютерную игру! А его заставляют сидеть дома! Остальные ребята из его класса ночами пропадают в интернет-кафе, а он... Его даже просто на улицу не пускают!.. Конечно, если бы вместо двойки он получил сегодня четверку по физике, то родители были бы благосклонны к нему. Но ведь физичка поставила ему именно «двояк»! А все из-за этой Варьки!

Мальчик вспомнил густой венчик огненно-рыжих волос и живое, озорное личико, покрытое множеством веснушек. Он уже второй год сидел с этой девчонкой. И она все время над ним подшучивала. Вот как сегодня на уроке физики. Павлик снова тяжко вздохнул, вспоминая неприятную историю. Ведь он прекрасно умеет строить эти электрические цепи! Ему папка столько раз объяснял и показывал... а она все испортила! Нарочно! Эх, была бы она мальчиком, то он бы ее побил. А так... терпи все издевки!..

Зазвонил телефон. Павлик опрометью бросился к нему, лишь бы не видеть этих скучных учебников. Может, это его? На своей реактивной скорости он чуть не снес аппарат с полки.

– Алло, – запыхавшись, но тихо обратился он к трубке.

– Павлик! Это я, Мишка! – прокричали на другом конце провода. – Ты что делаешь? Выходи! Дело есть!

– Не могу, – почти простонал мальчик и покосился на прикрытую дверь кухни. «Кстати, чего это она прикрыта?» – подумал он между прочим. А в трубку сказал: – Предки не в духе.

– Небось, про американцев говорят? – усмехнулся друг.

– Ага, а ты откуда знаешь?

– Да мои тоже об этом же с утра до вечера. А ты разве не в курсе?

– Ты о чем?

– Как! – удивился Мишка. – Да ведь это новость намбэ ван!

– Да говори, что за новость такая! – нетерпеливо воскликнул-таки Павлик.

– Ну ты даешь, старик! Слушай! Говорю по слогам: ЛА-БИ-РИНТ. Усек?

– Не-а.

– Ну ты даешь! Это такой новый аттракцион! Американцы привезли. Все взрослые только о нем и говорят. Видать, сильные впечатления он оставляет.

– А ты был уже? – глаза мальчика непроизвольно заблестели интересом.

– Нет, ты что! Это развлечение только для взрослых. А взрослые, побывав там, молчат. «Маленькие еще», – говорят. Только между собой и обсуждают его.

Павлик снова покосился на кухонную дверь. Ему вдруг ужасно захотелось подслушать, о чем это там говорят его родители. Уж не о новом ли аттракционе? Надо же, даже дверь закрыли!

– Слушай, – забормотал он в трубку, – я тебе перезвоню, ладно?

– Что у тебя там случилось? – недовольно отозвался Миша.

– Я тебе потом все расскажу, если что-нибудь получится. Ну все, пока, – и Павлик нажал на рычажки раньше, чем его друг успел что-нибудь еще сказать, отнимая драгоценные минуты.

Осторожно положив трубку, мальчик начал тихо подкрадываться к небольшой щелочке между дверью и косяком. При этом слух его был обострен до предела. Но родители разговаривали слишком тихо. Наконец, ухо приложено к щели, и до Павлика донесся негромкий, словно уговаривающий, голос отца:

– Говорят, он совершенно безопасен.

– Тогда почему же туда не пускают поодиночке? – это был уже недоверчивый голос мамы.

– Может... – пауза. – Может, он направлен на укрепление семьи? Да-да, по-моему, об этом что-то говорится в рекламе. Я помню!

– Он помнит! – приглушенное возмущение. – Почему же тогда такой ажиотаж по всему городу? А эти страшные сплетни? А тайна, которой все это окружено? Почему побывавшие там не хотят говорить, что они пережили?

– Может, им за это заплатили? Да, да. Я уверен в этом. Такая рекламная компания! Чтобы заинтриговать потенциальных посетителей. Ведь людей всегда привлекает все то, что таинственно и немножко запретно.

– Что же здесь запретного?

– Ничего. Я просто так сказал. Так мы идем? – голос папы перестал быть уговаривающим. Теперь в нем чувствовались грозные нотки.

Павлик чуть не присвистнул от изумления. Вся эта сцена была такой необычной, что он просто никак не мог поверить своим ушам! Папа уговаривает маму пойти на аттракцион! Да они что, свихнулись, что ли, эти взрослые?! И вообще, куда мир катится? Если аттракционы начали переделывать для взрослых, что же останется им – детям? Учебники, да уроки?!

От такой несправедливой мысли Павлику вдруг стало так обидно, что даже в носу зачесалось. Он едва удержался, чтобы не чихнуть, но при этом импульсивно схватился за дверную ручку. Оказывается, настороже были не только его уши. Родичи моментально среагировали на еле уловимый скрип или движение воздуха. Вот это таинственность!..

В наказание за подслушивание под дверью Павлика заставили вынести мусорное ведро. Но мальчику показалось, что это не в наказание, а просто для того, чтобы отделаться от него на какое-то время. Даже больно стало, как-будто они его предали.

«Ну и пусть! – обиделся мальчик. – Раз я им не нужен, то и не приду совсем! Вот возьму и правда не приду!»

Он спрятал освобожденное ведро в кустах и побежал к Мишке.

– Проходи, моих дома нет, – приветствовал его приятель. – Но ты ведь говорил, что тебя никуда не пускают?..

– Я убежал, – угрюмо отозвался Павлик.

– Ну ты даешь! Классно!

Мишка был намного крупнее и здоровее Павлика, который выглядел щупленьким, хилым мальчиком, абсолютно среднего для одиннадцати лет роста, а может, и чуть пониже. Но он совсем не был таким слабеньким, какое производил впечатление. В драках с Мишкой они считались на равных, то есть Павлик мог побить любого, кого побивал его друг. Только вот драться он не любил. А дружили мальчики давно и очень крепко. Во всех забавах Павлик обычно был задумщиком, а Мишка исполнителем. Но сейчас, по-видимому, и он что-то придумал.

– О чем ты там говорил мне? – с иронией спросил Павлик. – Что за дело ты придумал?

– Сейчас узнаешь. Проходи.

Мальчики прошли через огромный зал в комнату Миши.

– Знаешь, где мои? Угадай!

– Опять ты про это, – усмехнулся Павлик. Он все как-то не верил в серьезность какого-то там аттракциона, хотя и обижался в свою очередь на родителей. Он просто этого не понимал.

– Да. Они туда пошли! Представляешь! Скоро должны вернуться!

– Ну и что?

– Как! Вот прикольно будет посмотреть на их лица! – Мишка засмеялся.

– Это и есть твое дело, о котором ты говорил? – на лице Павлика отразилось недовольство. Некоторая туповатость, проскальзывающая порой в словах и действиях друга, иногда очень сильно его раздражала. Вот как сейчас, к примеру, когда он и так зол на родителей.

Павлик резко привстал с кресла, на котором несколько секунд назад так удобно развалился. Весь его облик молчаливо выражал намерение уйти, хотя идти-то и некуда. Вот он и застыл в нерешительности.

– Ты что? Ты куда? – засуетился Мишка. – Думаешь, я из-за этого позвал тебя! Ну ты даешь! Остынь! И сядь, а то упадешь!

Павлик все еще с недовольной гримасой на лице снова плюхнулся в кресло. Все-таки возвращаться домой ему еще не хотелось. Мишка расположился напротив. Лицо его горело, а глаза светились от нетерпения и желания рассказать что-то, что известно ему одному. Будто он и правда имел какую-нибудь потрясающую воображение информацию. Только Павлик сомневался, что эта информация с таким же эффектом заинтересует и его.

– Помнишь моего дядю Ваню? – с хитрой улыбкой спросил Миша.

– Это который компьютерщик?

– Ну да.

Павлик хорошо помнил этого чудаковатого на вид молодого мужчину лет тридцати. Он тогда еще подумал, что наконец-то понял, в кого Мишка такой рассеянный и тугодум. Дядя Ваня тоже долго соображал и даже чесал в затылке, пока давал ответы на самые простые вопросы. Правда, в компьютерах он разбирался здорово. Это была его фишка, как говорится. Ох и наигрались же они в тот день, когда были у него в гостях. И интересно, что таких игр, как у него, ни в одном интернет-кафе никогда не найдешь. Откуда он их только брал?

– При чем тут твой дядя? – жестко спросил Павлик. Если Мишка хочет предложить какую-нибудь новую компьютерную игру, то так бы прямо и сказал. Чего тянуть кота за хвост, делая из этого такую тайну!

– Ну как же! А ты подумай! Неужели не догадываешься!

Это было уже слишком! Чтобы Мишка обвинял его в несообразительности! Павлик начал лихорадочно размышлять. Разве так трудно угадать, что у Мишки на уме! Значит так: дядя Ваня – компьютерщик; родители Мишки ушли на аттракцион и должны скоро прийти; что еще?.. Павлик внимательно посмотрел на друга. Вроде бы больше никакой информации не прозвучало. Так что же он, черт возьми, имел в виду! Как может этот чудаковатый дядя Ваня быть связан с каким-то там аттракционом? Только если этот аттракцион компьютеризирован... Павлик снова пульнул на своего друга задумчивый взгляд.

– Ты хочешь сказать, что этот Лабиринт на самом деле компьютерами напичкан? И твой дядя поможет нам туда попасть? – это был, конечно же, полнейший бред, но ведь Павлик просто угадывал мысли друга. И, кажется, попал в самую точку.

– Ну ты гений! – восхитился Мишка. – Ты правда сам допер? Я ведь еще ничего не сказал! Как ты это делаешь? Голова!

– Слишком много ненужных слов, – небрежно заметил Павлик. – Говори по существу, раз уж начал.

– Дядя Ваня на самом деле знает, как проникнуть в Лабиринт! – возбужденно воскликнул Мишка. – Он сам не был еще там, потому что у него нет пары. Но сказал, что можно попытаться проникнуть в Лабиринт, когда он будет уже закрыт. Понимаешь, там все компьютеризировано. А дядя Ваня, он ведь с компьютерами дружит, сам знаешь как.

– Не знаю, – буркнул Паша.

– Сегодня ночью он войдет в программу Лабиринта и отключит сигнализацию. А потом включит операционную программу, запускающую весь этот аттракцион! Ну как, усек! Как тебе идейка?

– Какая именно?

– Ну как! Он ведь все это сделает для нас с тобой! Это единственная наша возможность побывать на взрослом аттракционе. Разве это не супер!

– А если это опасно? – Павлик ошарашенно смотрел на друга, переваривая полученную информацию. Сегодня ночью... взрослый аттракцион...

Тут в прихожей раздались голоса. Мишка предупредительно приложил указательный палец к губам и подкрался к двери. Чуть приоткрыв ее, он прислушался. Павлик, все еще шокированный, оставался сидеть в кресле.

– Очень тихо говорят, ничего не слышно, – прокомментировал Мишка результаты прослушивания.

– Да чего слушать-то! – Павлик соскочил со своего места. – Давай выйдем и посмотрим на их лица! Заодно зададим им вопросы и посмотрим, как они будут отвечать.

– Ну и что мы из этого узнаем?

– Просто повеселимся! Ты чего! – Паша ободряюще похлопал друга по спине. – Зачем нам что-то узнавать про Лабиринт, как каким-то девчонкам-сплетницам! Ведь мы сегодня сами все увидим своими глазами! Или ты дрейфишь?

– Я? – оскорбился Миша. – Да я ничего не боюсь, тем более какого-то несуществующего мира! Ведь там, небось, все виртуальное. Фантом! Иллюзия! Так мне дядя Ваня объяснил. А он знает, что говорит. Ведь он прочитал программу Лабиринта.

– Разве ее можно прочитать? – недоверчиво усмехнулся Павлик.

– Раз дядя Ваня говорит, значит, можно. Ему виднее. Пойдем встречать предков.

Мальчики вышли из комнаты как раз втот момент, когда в зал вошли родители Миши. Они никак не отреагировали на присутствие в их квартире чужого мальчика. Они вообще, казалось, ни на что не реагировали.

– Во дают! – пробормотал Миша, подавленный таким состоянием его родителей. Ему вдруг пришла в голову страшная мысль: а что если они навсегда такими и останутся? Холодок страха начал красться вдоль позвоночника. Перспектива тайком проникнуть в это странное место, откуда даже взрослые возвращаются какими-то ошарашенными, уже не казалась ему такой заманчивой, как раньше.

Павлик толкнул его локтем в бок.

– Я пойду. Когда встречаемся?

Можно было вовсе не шептать, как он это сделал. Потому что родители Миши абсолютно ничего не слышали, погруженные в свои мысли. Мама прошла на кухню. Папа закрылся в спальне. Мишка совсем побледнел от страха за них и за себя. Что теперь будет? Как они станут жить? Ох уж эти американцы! Напридумывали всякого! Залезть бы туда и все напрочь сломать! Чтобы не издевались над простыми людьми!

– Во сколько, ты говоришь, твой дядя отключит сигнализацию и откроет нам свободный вход?

Слова друга прервали Мишкины размышления. Вся злость, которую он в себе только что растравил, снова была сметена волной безотчетного страха.

– В-в-в двенадцать д-двадцать, – ужасно запинаясь, еле выговорил Миша.

– Значит, в двенадцать я жду тебя во дворе.

Павлик «сделал ручкой» и прошмыгнул в коридор. Через секунду входная дверь чуть хлопнула. Мишке оставалось только взяться за голову и стонать от неизбежности будущих событий, которые казались ему ужасающими. Он совершенно забыл свои же слова о компьютерной реальности, которая даже не существует на самом деле, а представляет из себя иллюзию. Вдруг дядя Ваня в чем-то ошибся?..



ГЛАВА 2

Павлик вышел на улицу раньше времени. Он был очень зол. Когда мальчик вернулся от друга, то обнаружил пустую квартиру. Хорошо, что у него были ключи, а то пришлось бы еще не мало времени провести на улице. Не трудно было догадаться, куда отправились его родители. Вернулись они поздно и тоже выглядели, как зомби. Даже не обратили внимания на то, что любимый сын куда-то вышел в столь позднее время.

Павлику это совсем не понравилось. Он теперь прекрасно понимал Мишку. Однако намерения своего не оставил. Наоборот, стало жизненно важным пробраться в это чертово место и разобраться, наконец, с ним! Иначе дети никогда даже не узнают, что же там такое, заставляющее всех взрослых о чем-то глубоко задуматься.

Он нетерпеливо расхаживал у Мишкиного подъезда, ожидая появления своего приятеля. Ночь выдалась очень звездная и темная. Уличные фонари, почему-то не работали. Только свет немногочисленных лампочек из окон освещал какую-то часть двора.

Отмеривая шаги возле подъезда и с возбуждением думая о том, что же ему предстоит увидеть сегодня, Павлик не знал, что его друг в это время спит крепким сном.

Неожиданно из соседнего подъезда выбежала девочка. Павлик хорошенько протер глаза от удивления, потому что это была Варька! Она отбежала на некоторое расстояние от подъезда, потом обернулась, и мальчик заметил такую злобную гримасу на ее лице, что в груди непроизвольно похолодело. Он знал, что она способна на всякие гадости, но чтобы кипеть изнутри такой злостью!.. Это он видел впервые. Девочка что-то сказала. И хотя Павлик не расслышал, он понял, что это неприличные слова. Вот это да! Отличница Варька и такое говорит! Пусть она гадкая девчонка и задира, но чтобы так ругаться...

Павлик снова протер со всей силы глаза – может, ему все-таки все это мерещится, или он спутал появившуюся в темноте девочку с Варькой? Девочка между тем села на скамейку и похоже было, что начала плакать. «Нет, сегодня определенно сумасшедший день», – подумал Павлик, глядя на плачущую Варю. Она сама кого хочешь до слез доведет, но чтобы Варька плакала... И он ее видит в такие позорные минуты! Да она, если узнает, совсем его загрызет! Правда, он и не собирался показываться ей на глаза. Хотя им с Мишкой придется-таки пройти мимо нее. И Варька обязательно пристанет с расспросами. Что ей ответить? Как тогда отделаться от ее любопытства?

Девочка продолжала плакать. Может, это и не Варька вовсе? А ее двойник? Глупая, конечно, мысль, но зато все объясняющая. Мальчик смотрел на свою знакомую, притаившись в темноте возле входа в подъезд. Не очень-то ему хотелось общаться по ночам с плачущими девочками. У него и других забот хватает. К примеру, родители...

– Чего смотришь? – проревела вдруг сквозь слезы Варька, испугав одноклассника. Но он тут же встрепенулся, ни с того ни с сего заговорила мальчишеская гордость.

– А что, нельзя? – нахально отозвался он и вышел из тени, в которой прятался, на свет от ближайшего окна.

– Что, очень смешно, да? – с горечью спросила девочка, продолжая плакать, но уже не так сильно.

– Ага, видишь, живот надрывается.

Павлик подошел и сел рядом с ней на скамейку.

– Ты чего плачешь? Случилось что?

– А ты как-будто не знаешь! – Варя громко всхлипнула.

Мальчик недоуменно пожал плечами и задумался. Что он вообще знал о Варьке? Она жила в одном доме с Мишкой. Но в гости к ней он никогда не наведывался. Как-то не приходила такая мысль в голову. Может, ее родители тоже побывали на известном аттракционе, и это ее так расстроило? Павлик посмотрел на одноклассницу. Да нет, это ведь не серьезно! Ну ошарашенные немного предки, так ведь это не навсегда! Завтра оклемаются.

– Мои опять подрались, – сообщила небрежным тоном девочка, почти совсем перестав плакать.

– То есть? – не понял Паша.

Варя удивленно вскинула на него свои огромные, как блюдца, глаза, причем переполненные водой.

– Ты что, дебил?

Павлик хотел оскорбиться, но проглотил набежавшую на душу обиду. Дело в том, что он вспомнил, как Мишка рассказывал, что у Варьки семья неблагополучная. Оба родителя – пьющие. Наверное, Варька говорила о пьяной драке между ними. При такой догадке Павлик посчитал неуместным обижаться на слова несчастной девочки.

– Извини, – пробурчал он, опустив глаза. Но тут же их снова поднял и изумленно спросил: – Что же ты, всю ночь будешь здесь сидеть?

– Тебе-то что за дело? – огрызнулась девочка.

– Так ведь ночь. Холодно. И.. завтра в школу.

– Нашел время вспомнить о школе, – усмехнулась Варя.

Павлик смущенно опустил голову.

– И часто они так? – не поднимая головы, спросил он.

– Да нет. Раза два в неделю, не больше, – в голосе девочки начала появляться беспечность. – В остальное время они более-менее смирные. А ты-то что здесь делаешь в такое время?

– Что?

Павлик почувствовал, как краснеет. Не может ведь он ей признаться в том, что они задумали сегодня с Мишкой! А она, наверно, не отвяжется, пока всего не выпытает. Вот влип!

– Я... просто прогуливаюсь перед сном. Дышу свежим воздухом, чтобы лучше спалось.

– Да? – в глазах девочки засверкали хитрые огоньки. – Скажи еще, что тебя родители заставляют это делать, – она презрительно фыркнула. – А может, ты тоже, как и я?..

– Нет, ты что! – возмутился было Павлик, но прикусил губу.

Предчувствия его не обманули. Озорной взгляд девочки помрачнел. Она грустно поникла головой. Ее беспорядочные рыжие локоны совсем скрыли лицо.

– Да ты не плачь.

Паша неосознанно потянулся рукой, чтобы погладить ее по голове. В это время зажглось одно из окон и в его свете ярко блестнули часы на руке мальчика. Он автоматически посмотрел на циферблат. И подпрыгнул, как ужаленный. Оставалось десять минут до обговоренного времени, когда откроется свободный вход в Лабиринт! Черт, где же Мишка?!

– Что с тобой? – Варя вмиг перестала плакать и с любопытством уставилась на одноклассника.

– Ничего! – грубо отозвался он и посмотрел на окна Мишкиной квартиры, потом на выход из подъезда.

«Неужели он струсил? – начал осознавать ситуацию Павлик. – Но я не могу упустить такой возможности! Ведь иначе так никогда и не узнаю, что именно так сильно подействовало на родителей! К тому же я буду единственным мальчишкой, который посетит этот взрослый аттракцион! Правда, по правилам Лабиринта его не разрешается проходить в одиночку. А Мишка, по всей видимости, так и не выйдет из своей квартиры...»

Мальчик искоса посмотрел на Варю, застывшую в ожидании объяснений от него. «Ну да, так я тебе и скажу все!» – хитро подумал Павлик и вдруг бросился бежать через темный двор по направлению к тому месту, где расположился необычный аттракцион. Благо он находился совсем недалеко от их двора. Паша еще мог успеть, хоть и потерял десять минут.

Варя раздумывала всего несколько секунд, потому что дольше не позволяла развитая Павликом скорость. Она кинулась его догонять, чтобы узнать обо всем. О чем именно узнать, девочка не успела подумать. Просто ее заинтриговало странное поведение одноклассника, с которым она к тому же еще и сидит за одной партой, но никогда прежде не замечала за ним ничего подобного.

Вот и вход! Павлик резко затормозил перед аркой. Вот он, волнующий момент, в который стало вдруг так страшно, что не было сил сделать этот решающий шаг. Он не спеша переводил учащенное от бега дыхание, все еще не решаясь совершить то, что они задумывали вместе с Мишкой. Беспричинный страх сковал вдруг все его тело. Паше захотелось развернуться и уйти. Это чувство было таким навязчивым! Страх возрастал, колени подгибались, и Павлик повернулся, чтобы отступить назад. Но в этот момент на него налетела запыхавшаяся Варька и проволокла прямо к двери, которая неожиданно распахнулась прямо перед их носом. Дети не удержали равновесия, споткнувшись о порог, и упали прямо в темную комнату. Тут же включился свет и они увидели празднично убранный коридор со множеством дверей.

– Вау! – вырвалось из груди Вари. Она быстро поднялась и огляделась. – Я не знала, что сюда так запросто можно войти. А ты знал?

Она испытывающе посмотрела на Павлика обжигающим взглядом своих огромных глаз, от чего мальчику совсем стало не по себе. Он начал отползать назад и искать непослушной рукой ручку входной двери. Девочка продолжала на него наступать.

– Ты ведь знал, Косицын! Ну признайся! И поэтому мчался сюда как угорелый в первом часу ночи! Ты знал, когда откроется вход! Ведь там в темном дворе ты выжидал определенное время? Так! – она выкрикнула последнее слово и грозно подскочила к Павлику. Тот от нее отпрянул, как от чудища, и больно ударился головой о закрытую дверь.

Боль немного привела его в себя. Мальчик вскочил и бросился дергать дверную ручку. Но она лишь мигала разноцветными огнями, а дверь совсем не желала открываться. Варька засмеялась, подумав, что он ее так сильно испугался.

– Чего смеешься! – разозлился Паша. – Лучше бы помогла! Не видишь что ли, как мы влипли! Это ведь Лабиринт! Он для взрослых!

– Поздно ты об этом вспомнил, – зловеще прошептала девочка.

– Хватит кривляться и строить из себя неизвестно кого! Неужели не понимаешь куда мы попали!

– В Лабиринт. Ты это уже говорил, – спокойно отозвалась Варя.

Только тут Павлик понял, что она, очевидно, не имеет никакого представления, что такое Лабиринт! Ведь ее родители, думающие только о выпивке, наверняка не были на этом аттракционе! Варька не видела реакции взрослых! Она не понимает! Для нее это развлечение! Забава! Детская игра!

Мальчик со злости пнул неподдающуюся дверь. Она неожиданно замигала одними зелеными огнями, будто реагируя на его пинок, как живое существо. Павлик ощутил, как на его ладонях проступил холодный пот от внезапно охватившего его ужаса. «Ну вот, началось», – обреченно подумал он, но тут же увидел, что цвета снова стали прежними и немного успокоился. Однако его насторожила тишина за спиной.

Павлик оглянулся и, как и опасался, никого не увидел. Варька вошла в одну из многочисленный дверей этого ставшего ненавистным ему коридора. Ищи теперь, в какую именно! Нет уж! Сама влезла, пусть сама и выбирается! А он никуда не пойдет, пока не раздолбает эту противную дверь, весело подмигивающую ему!

Павлик разбежался и и со всей силы бросился в то место, где находился, по его мнению, замок. Дверь снова отреагировала зеленым светом. Но мальчика это не остановило. Он с отчаянием снова и снова разбегался и ногами или плечом старался ударить по одному и тому же месту рядом с ручкой. Павлик надеялся на то, что если там замок, управляемый компьютером, то, может быть, своими ударами он сумеет повредить какую-нибудь микросхему. И таким образом дверь откроется.

Неожиданно вместо зеленых огоньков дверь замигала красным светом и... открылась. Но тут раздался страшный визг или крик. Павлик вздрогнул. Сомнений быть не могло – кричала Варя! По этим истошным звукам легко было определить, за какой дверью находится девочка, так безумно кричащая. Мгновение мальчик раздумывал. Всей душой он тянулся к распахнувшейся двери, но где-то в уголке сознания пульсировала неприятная мысль о помощи, которую он обязан оказать.

«Вот уж никогда не думал, что мне захочется спасать Варьку», – сердито подумал мальчик. Он никак не мог теперь сделать шаг наружу, оставив в этом страшном месте одну смертельно напуганную девчонку. Она, конечно, не родная ему, но ведь и не чужая! А вдруг она сойдет с ума? Он будет видеть ее каждый день во дворе и мучиться от сознания своей вины. Все эти мысли вихрем пронеслись в голове мальчика за какие-то доли секунды, которые все и решили. Павлик бросился спасать Варю.

Он рывком открыл дверь, спеша успеть, и затормозил на входе. Внутри была полнейшая тьма. Но свет из коридора выхватил из этой тьмы застывшую посреди комнаты фигурку девочки.

– Варька! Беги сюда! – крикнул Павлик.

Но девочка не реагировала. Она застыла, как окаменевшая статуя, и даже больше не кричала. Паша хотел уже шагнуть следом за ней, но тут в комнате включился свет и... появились сотни, нет, даже тысячи Варь, испуганно застывших на месте, таких же огненно-рыжих и большеглазых. Это была Зеркальная комната.

ГЛАВА 3

От страха Павлик соображал быстрее. Он снял с себя ветровку и положил в проем между дверью и стеной так, чтобы не потерять выход, который, правда, тоже отразился во всех зеркалах. Но он все-таки был! Мальчик понимал, что если дверь закроется, то они окончательно потеряются среди тысяч зеркальных отражений.

Зеркальными были не только стены, но и пол с потолком. Казалось, что комната безгранична, от чего становилось немного жутковато. Павлик сердито сжал кулаки и уверенно шагнул вперед. Стены тотчас же ожили и выпустили из себя тысячи Павликов. Мальчиком овладело странное чувство, как-будто он движется в темноте. Хотелось вытянуть вперед руки, чтобы ощупать пространство. Так он и сделал. Он на ощупь искал потерявшуюся девочку!

Варя негромко вскрикнула, когда он коснулся ее. Павлик поспешил крепко схватить ее за руку, чтобы девочка не убежала. Иначе он еще долго будет блуждать по этой комнате в поисках настоящей Вари. Не удивительно, что она испугалась. Хотя зачем так кричать, будто увидела чудовище! Он буквально выволок за собой слабо сопротивляющуюся одноклассницу. Из-за борьбы с ней он немного закружился и потерял ориентацию. Вокруг было множество приоткрытых дверей, но какая из них настоящая?..

Павлик пошел вдоль стенки, рукой прикасаясь к прохладной поверхности стекла, пока не нащупал пустоту. Варя все еще была в трансе. Но отсутствие зеркал повлияло на нее весьма благоприятно. Она, как снегурочка, начала будто бы оттаивать, размораживаться, оживать. Павлик подобрал свою ветровку и посильнее захлопнул дверь.

– Что это такое? – возмущенно спросила вдруг молчавшая до этого Варя. – Куда ты меня привел?!

Она требовательно смотрела на мальчика, и он понимал, чего она требует от него – выйти из Лабиринта. Он молча направился к выходу, несколько минут назад открывшемуся перед ним. Но в ужасе снова застыл на полпути. Дверь была захлопнута! А что если она снова закрылась? Да нет, он ведь ее открыл! Павлик вспотел. Он боялся сделать шаг, как тогда, еще снаружи.

– Эй! Ты чего застыл, как вкопанный?! – Варька приблизилась и встала перед мальчиком, заглядывая ему в лицо.

– Пойдем! – бросил он небрежно и решительно сделал шаг вперед.

Дверь оказалась закрытой. На его стуки и пинки она теперь вовсе никак не реагировала, будто умерла. Такое сравнение вызывало страх в сердце. «Дверь не может быть живой!» – убеждал сам себя Павлик, но от этого легче не становилось. Ночью, когда рядом нет взрослых, верилось во что угодно!

– И долго ты будешь биться об эту дверь? Может, попробуешь открыть другие? Смотри, их здесь сколько!

Мальчик свирепо посмотрел на стоящую рядом Варьку. «Молчала бы уж», – подумал он про себя. Ведь это из-за нее они попали в такой переплет. И дернуло же ее войти в эту Зеркальную комнату! Теперь вот сиди здесь до утра, пока не начнут появляться новые посетители и не освободят их из такого дурацкого заточения! Со злости Павлик снова пнул капризную дверь, но только ушиб ногу. Он застонал и чуть присел на месте. Варя непринужденно пожала плечами и, развернувшись, направилась к одной из дверей в коридоре.

– Ты куда! – закричал Павлик. – Забыла что ли, что с тобой случилось в той комнате?!

– Подумаешь! – хмыкнула девочка, даже не останавливаясь. – Там мне просто привиделось кое-что в темноте. Галлюцинация и только, – она как раз подошла к двери и тронула ее за маленькую ручку.

– Стой, я тебе говорю! – заорал Паша. – Ты что, совсем не соображаешь уже! Это ведь опасно!

Девочка оглянулась.

– Не понимаю, ты чего такой испуганный? Что там может быть опасного? Ты что-то знаешь?

– Да, знаю!

– Что? – Варя, по-видимому, решила на время оставить свою затею, но отходить от двери не стала.

– Мои родители были в этом Лабиринте.

– Лабиринте? – глаза девочки заметно засверкали. – Так это тот самый Лабиринт? – Она восторженно огляделась вокруг.

– Ты не знаешь самого главного. Родители вернулись отсюда такими напуганными, что весь вечер не разговаривали ни со мной, ни друг с другом. Вот, – он облегченно выдохнул.

– Занятно, – прокомментировала его слова Варя. – С чего ты решил, что они были напуганы?

– Как, ну... – мальчик растерялся.

– Они выглядели задумчивыми, да?

– Да.

– Вот видишь! – весело воскликнула девочка.

Но Павлик не видел. Точнее, не понимал, что смешного видела в этом Варя.

– Лабиринт произвел на них сильное впечатление, но не напугал. Если бы они были напуганы, то не скрывали бы того, что с ними здесь приключилось. Ужасы и страхи снимают напряжение, но никак не заставляют людей задумываться. Так что не бойся. Здесь вовсе не опасно. Иначе этот аттракцион вообще не разрешили бы.

Доводы одноклассницы, как всегда, были железными. Но Павлик все равно внутренне сомневался.

– Чего же ты тогда так кричала? А когда я вошел в Зеркальную комнату, ты и вовсе была в трансе.



– Да? – удивилась девочка. – Я не помню.

– Ну конечно! Или я все это придумал?!

– Делай, что хочешь, – устало сказала Варя. – А я пойду и посмотрю, что там есть еще.

Она быстро развернулась и, потянув на себя миниатюрную ручку, с легкостью открыла дверь. Павлик не успел даже слова сказать. «Вот упрямая девчонка!– сердито подумал он. – Ну и иди! А я буду ждать здесь! Что я идиот, что ли!»

Но прошло несколько минут, а из комнаты не доносилось ни звука. В уме Павлика непроизвольно начали прокручиваться слова Вари о безопасности данного мероприятия. «А ведь она правильно все говорила. И в самом деле, чего это я трушу?» Тут в нем сразу же всколыхнулись два чувства: мальчишеская гордость и любопытство. За какие-то секунды они так в нем выросли, что Павлик, перестав рассуждать, вскочил со своего места и бросился вслед за Варей.

На пороге он в удивлении остановился. Это была обыкновенная домашняя комната, но со множеством телевизоров, которые все были включены и показывали разные фильмы и передачи. Варька сидела за одним из голубых экранов и, весело жуя поп-корн, увлеченно смотрела какой-то фильм. Она кинула беглый взгляд на появившегося Павлика и, усмехнувшись, продолжила свое занятие.

Сзади что-то щелкнуло и мальчик, вздрогнув, обернулся. Он слегка побледнел, поняв, что случилось, но старался держаться храбрее, иначе Варька совсем его засмеет. А дело было в том, что дверь захлопнулась и очевидно основательно. На ней горело небольшое табло с цифрой пять, а рядом мелькали другие цифры. Что бы это могло быть?

Когда пятерка сменилась четверкой, Паша понял что это такое. Отсчет времени шел в обратном направлении, как при запуске ракеты или установке часового механизма бомбы. Последнее, кстати, больше похоже. Интересно, а что случится здесь, когда все цифры дойдут до нуля?.. Павлик не стал развивать эту мысль, а принялся лихорадочно размышлять, как выпутаться из этой ситуации. Здесь должен быть выход! Иначе не может быть! Только где?..

– Не знала я, что ты такой трус, – усмехнулась со своего места Варя и отхлебнула из бутылочки колы.

– А я не знал, что ты такая глупая! – огрызнулся мальчик. – Посмотри! – он оглянулся на горящее табло. – Видишь эту штуку? Как ты думаешь, что это?

– Какая разница, – пожала плечами девочка. – Часы какие-то.

– Не какие-то, а ведущие обратный отсчет! Как в бомбах!

– Ну и что? Ты думаешь, что здесь бомба? – она громко засмеялась. – Ты разве не понимаешь, что этого не может быть!

– Может быть, и не бомба, – согласился мальчик, – но думаю, что ничего хорошего от этого ждать нельзя.

– Опять ты за свое. Сядь, отдохни, расслабься. Смотри, какие классные передачи здесь транслируются. Практически на любой вкус! Ты ведь все равно никуда не хочешь идти. Так почему бы не дождаться, пока нас выпустят отсюда? Здесь и дождемся. Не создавай панику, Косицын! Угощайся, – Варя протянула ему пакетик с поп-корном. – Здесь этого добра много.

– Но ведь это не детский Лабиринт, – все еще не соглашался Павлик, однако кукурузу взял и уселся рядом с Варькой на мягкий диван. – Фи, что это ты смотришь? Любовные страсти? Крокодильи слезы?

– Не нравится, так пересядь к другому ящику.

Павлик встал и поплелся искать что-нибудь более подходящее для себя. Боковым зрением он видел мигание цифр на табло и немного ежился от неприятного чувства. Но вот и его любимый боевик! Надо же, и Джеки Чан в главной роли! Мальчик и не заметил, как плюхнулся в роскошное кресло напротив телевизора. Неизвестно откуда появилась кукуруза с колой. Как раз кстати. Наверное, Варька права.

– А-а-а-а... – снова раздался ее визг.

От неожиданности Павлик даже вскочил на ноги и испуганно уставился на вопящую девочку.

– Там... там... – пыталась она что-то сказать, задыхаясь от волнения и показывая рукой на экран телевизора.

Павлик подбежал к ней и подозрительно уставился на то место, куда показывала девочка. По телевизору шел шел фильм. Он недоуменно посмотрел на Варю и немного отодвинулся от нее. Мало ли чего.

– Опять галлюцинации? – сочувственно спросил мальчик.

– Оно было там! Прямо в кино! Это существо, которое я видела в Зеркальной комнате, когда погас свет. Оно снова появилось. Маленький уродец! Он пробежал прямо через всю комнату, в которой находились герои. Я боюсь! – Варя жалостливо посмотрела на одноклассника.

«Вроде бы не шутит, – подумал он. – Но с мозгами у нее явно не все в порядке. Что и не удивительно с такими-то родителями...»

Девочка снова взвизгнула, но не так громко. Павлик тут же посмотрел на экран. Фильм на нем отключился и вместо него стояла странная заставка. Вверху экрана мигали большие буквы:

ТРЕВОГА! ТРЕВОГА! ТРЕВОГА!

А снизу шла надпись:

«В результате сбоя в локальной сети Лабиринта включена защитная установка. Все выходы будут блокированы, кроме одного. Отсчет начат семь минут назад».

А в самом низу мигали знакомые уже цифры. Но надпись пропала и вновь закипели любовные страсти.

– Что это было? – изумленно спросила девочка.

Павлик задумчиво смотрел на экран. «Почему семь минут назад? – думал он. – Разве, когда мы вошли сюда, табло не показывало пять минут? Из которых две с половиной мы уже находимся здесь! Впрочем, возможно, что часы уже отсчитывали обратный счет около пяти минут до нашего появления в этой комнате! А что было семь минут назад? Невероятно, но, по-моему, я в это время бился о дверь, чтобы открыть ее. Ведь я как раз и добивался сбоя в компьютерной сети! Получается, что из-за меня теперь включена защитная установка! А что это такое – не известно!»

– Нам надо найти выход! – закричал Паша.

– Зачем? – в тон ему крикнула Варя.

– Как ты не понимаешь! Это локальная поломка! Значит, блокирована будет только эта часть Лабиринта! Нам надо скорее выбраться из этой части! А то мало ли чего! Неизвестно, что это значит – «защитная система»! Теперь ясно?

В этот момент фильм снова прервался и появилась все та же надпись. Только времени уже оставалось две минуты.

– Но не убьют же они нас! – Варя непонимающе смотрела на Павлика.

– Правильно, компьютер на это не запрограммирован. – Павлик подбежал к двери и попробовал ее открыть. – Но кто знает, как поведет себя испорченная программа! – он прошел в центр комнаты и начал внимательно оглядываться. – Ведь все эти комнаты наверняка напичканы различными трюками и уловками.

– Но здесь только одна дверь! – с отчаянием воскликнула Варя. – И она, по-поему, уже закрыта!

– Здесь должен быть другой выход! Я уверен в этом!

– У меня идея! Надо выключить все телевизоры!

– У нас мало времени, – возразил Паша.

Но девочка уже принялась воплощать свою идею на практике. Она просто выдергивала все шнуры из розеток. И это дало свой результат. Когда потух весь голубой свет экранов, на одной из стен отчетливо проявилась дверь. Часы отсчитывали последнюю минуту.

– Бежим! – крикнул Павлик и кинулся к двери.

Она и правда открылась. Но как только они захлопнули ее за собой, то сразу же услышали знакомый уже щелчок. Это означало, что назад пути нет. Варька приложила ухо к захлопнувшейся двери, но услышала только звуки, напоминающие страшный треск. Хорошо, что они не видят, что там происходит! Наконец, облегченно вздохнув, она обернулась и огляделась.

ГЛАВА 4

Впереди во всю комнату, которая была отнюдь не такой маленькой, как предыдущая: метров двадцать в ширину и, наверное, около шестидесяти в длину, от стенки до стенки простирался огромный бассейн, наполненный водой. Далеко (как казалось Варе) впереди у противоположной стены виднелась дверь. Павлик тоже с интересом оглядывал эту странную комнату. Да и комната ли это вообще?

Прямо на воде было множество самых разных забав, таких, как водная горка или лодка. Имелся здесь даже водный велосипед здесь и огромное количество всяких игрушек.

– Вот здорово! – обрадовался мальчик и нетерпеливо шагнул к бассейну.

– Косицын, – боязливо позвала его Варя. – Ты куда? Не оставляй меня одну!

– Ты чего! – улыбнулся Павлик, обернувшись к девочке. – Смотри, как там здорово! Ты каталась когда-нибудь с водной горки?

Варя отчаянно замотала головой.

– Вот и покатаешься! Увидишь, как это классно! – мальчик потянул ее за руку.

– С ума сошел! Я плавать не умею! – девочка рассерженно вырвала свою руку.

– Да? – переспросил Паша и озадаченно почесал затылок. – Но нам ведь все равно надо на ту сторону, – он махнул рукой на дальнюю стену. – Но иначе как по воде туда не добраться. Посмотри, вся комната заполнена водой. Нет даже узенького выступа вдоль стен, по которому ты могла бы пройти. Хочешь – не хочешь, умеешь – не умеешь, а плыть все равно придется.

– Но как?!

– Ничего, что-нибудь придумаем.

Павлик быстро разделся и нырнул в бассейн.

– Ух ты! А вода-то теплая!

Мальчик начал весело плескаться и отплывать все дальше от края бассейна, где оставалась Варя.

– Эй! Косицын! – закричала она. – Не бросай меня!

Последние слова прозвучали так смешно, что Павлик не выдержал и рассмеялся. А девочке показалось, что он смеется над ней, что он на самом деле задумал уплыть от нее и выйти из этой комнаты один. Она вдруг не выдержала и разревелась. Села на корточки прямо у кромки воды и заплакала во весь голос. Через несколько минут подплыл Паша. Лицо его выражало крайнее замешательство.

– Ты чего? Я ведь здесь, рядом.

Девочка подняла заплаканные глаза.

– Ты меня бросишь! Я знаю! – обиженно сказала она, горько всхлипывая и шмыгая носом.

– Да нет, – успокаивающе отозвался Павлик. – Смотри, видишь, там, возле горки, надувная лодка? Я приведу ее к тебе. Ты сядешь и поплывешь через весь бассейн в лодке. Ну как, устраивает такая идея?

Девочка улыбнулась, вытирая руками заплаканные глаза и щеки. Мальчик нырнул и поплыл к определенной им цели. Вскоре лодка «причалила к берегу», и довольно улыбающийся Паша бросил на дно свою одежду и жестом пригласил девочку в лодку. Но Варе было страшно.

Она вообще боялась воды, которая представлялась ей огромным, бесчувственным чудовищем, только и ждущим, когда она спустится прямо к нему в лапы! Хотя Варя, конечно, видела, как бесстрашно плавает в воде Павлик и с ним ничего не случается, потому что вода на самом деле не чудовище из сказки, а безвольная стихия, но всеравно боялась. Подсознательно ей казалось, что стоит только приблизиться ей, Варе, к воде, как та оживет и сделает свое страшное дело, то есть утопит ее. Хоть эта навязчивая идея и была глупой, но она все-таки не оставляла девочку. Это были какие-то необъяснимые, подсознательные страхи.

– Ну же, давай! Запрыгивай! – подзадоривал Павлик. – Не бойся! Это хорошая лодка, она рассчитана на взрослого человека. Так что ничего с тобой не случится.

– Она ведь качается! – взвизгнула Варя, попытавшись ступить одной ногой на дно лодки.

– Ну и что! Не бойся, я ведь тебя страхую!

Девочка нехотя сделала еще одну попытку. Но не удержалась на ногах и плюхнулась на дно лодки. Снаружи долетели крупные брызги. Девочка зажмурилась и некоторое время испугано лежала, покачиваясь на устроенных ею же самой волнах.

– Варька! Хватит выделываться! – скомандовал Павлик и слегка обрызгал ее.

Девочка подняла глаза, а потом села в лодке.

– Я правда боюсь воды, – трогательно сказала она.

– Верю. Ну что, поплыли?

Мальчик нырнул, подняв брызги, и отплыл на достаточное расстояние. Он направился к водяной горке.

– Эй! А как же я! – крикнула ему вслед Варя и оглядела окружающую воду.

Лодка мерно покачивалась на воде. Но стоило девочке хоть немного пошевелиться и лодка начинала качаться сильнее. Страх да и только! Она осторожно опустила в воду руки и попыталась грести. Но у нее не сразу получилось. Однако вскоре девочка сообразила и начала грести то с одной стороны лодки, то с другой. Таким образом она продвигалась вперед, а не крутилась на месте.

Когда Варя доплыла до водной горки, на которой забавлялся Павлик, то очень устала. Она остановилась, чтобы передохнуть и набраться сил для дальнейшего своего продвижения.

– Ну как? – весело крикнул мальчик с верхушки горки.

– Мог бы и помочь, – тоже крикнула в ответ Варя.

Паша задорно съехал вниз и подплыл к ней.

– Я бы тебе помог добраться до той стороны, – заговорил он небрежным тоном, – но ведь ты не захочешь ждать меня. А я хочу повеселиться. Здесь такие классные горки! Так что посиди пока одна.

– Ну уж нет! – возмутилась девочка. – Развлекайся сколько хочешь, а я буду продвигаться к выходу. Терпеть не могу воду!

С этими словами девочка продолжила свое прерванное отдыхом занятие. Силы ей придавали злость и обида. Почему он ей не помогает? Ведь она же девочка! Вот и дружи после этого с мальчиками! Нет среди них сейчас воспитанных!

– Ну и плыви! – крикнул вдогонку Павлик, а сам подумал: «За это время я успею еще столько раз прокатиться с горки...»

Варя плыла, не смотря по сторонам. Да и что там интересного? Стены кафельные, на воде полно надувных игрушек, но они ей так же интересны, как и стены. Вот если бы кукла какая-нибудь плавала, то она, может быть, и заинтересовалась бы.

Девочка снова остановилась передохнуть. Заветная дверь приблизилась, но все равно была еще очень далеко.

Но что это? Варя подумала сначала, что у нее зарябило в глазах от перенапряжения. Дверь засверкала разноцветными веселыми огоньками. И не только дверь. Даже игрушки, во множестве разброшенные по поверхности воды, тоже мигали маленькими огоньками. А кафельные стены все это отражали. Получалось что-то невероятное!

– Варька! Что ты сделала? Откуда эти огни? – услышала она за своей спиной.

Паша заметил огоньки, когда вынырнул из воды. Он сначала не сообразил, что произошло, хотя чувствовал, что что-то не так. Понял, когда увидел знакомую картину: дверь, через которую они сюда попали, замигала зелеными огнями. И хотя вокруг все было разноцветным, Павлик не на шутку встревожился. Зеленый цвет был вроде предупредительного, когда он пытался сломать дверь. Если загорится красный, то эту комнату тоже блокируют. Значит, надо скорее выбираться отсюда.

Паша резко развернулся и нырнул в воду, чтобы плыть следом за Варей. Но чуть не захлебнулся. Прямо перед ним неизвестно откуда появился большой фонтан с подсветкой. Он празднично шумел, разбрызгивая свои струи во все стороны. Варьки за ним видно не было. Но она несомненно была там.

Павлик оглянулся на дверь. Он была красной. И на ней зажглось точно такое же табло, как и на предыдущей. Только цифры показывали десятку. Отсчет времени начался. Мальчик с особенным рвением поспешил к противоположной стороне комнаты.

Не проплыв и десяти метров, он почувствовал, что плыть стало труднее, потому что появилось течение! Но откуда?!! Павлик отплыл в сторону боковой стены. Все равно надо было огибать фонтан. Здесь течения почти не чувствовалось. Он снова заспешил. И не зря, потому что опять раздался Варькин крик.

Когда Павлик выплыл, наконец, из-за фонтана, то увидел страшную картину. Лодка с девочкой самопроизвольно плавала по бассейну, описывая огромные круги. Было похоже, что она движется по краю воронки. Вот откуда течение! Наверное, открылись шлюзы, выпускающие воду. Ведь огромный фонтан добавлял в бассейн воды. Нужно было как-то выдерживать ее уровень.

Варя продолжала кричать. Все ее страхи, связанные с водой, вновь ожили, причем с невероятной силой. Воображение говорило девочке, что вода ожила и утягивает ее в свои недра. Она всегда это предчувствовала! Подсознательно! А над ней только смеялись! Варька заплакала.

– Держись! – крикнул Павлик и чуть не наглотался воды, потому что она вокруг него бурлила из-за фонтана и течения.

Эх, а сможет ли он сам уйти от этого водного завихрения? Павлик немного испугался, но тут же придумал одну штуку. Проплывая среди игрушек, он выбрал надувного длинного крокодила и прихватил его с собой. Мальчику повезло – течение увеличило почти вдвое его скорость. Правда пришлось приложить немало усилий, чтобы увернуться от воронки.

Варя, увидев его, жалобно заверещала.

– Когда подплывешь ко мне, хватайся за крокодила! – крикнул ей Павлик. – Поняла? Хватайся за крокодила!

Пока лодка делала очередной круг, мальчик имел возможность отдышаться. С первого раза задуманное не получилось. То ли он не достаточно близко подплыл, то ли Варька испугалась хорошенько протянуть руку. Лодка пошла на следующий круг. Девочка снова расплакалась. Следующий раз Павлик решил подплыть ближе и его чуть не подхватило вслед за лодкой. Но он выбрался, а Варя смогла-таки ухватиться за хвост крокодила. Мальчику пришлось приложить буквально титанические усилия, чтобы вытянуть лодку вместе с Варькой из захватившего их течения воронки. Но он все-таки это сделал!

Отплыв к боковой стене, они из всех немногих оставшихся сил рванулись к двери. Вдоль стенки течения не ощущалось. Поэтому препятствий особенных они не встретили. Вот только далеко плыть. А времени мало. Когда они все-таки достигли двери, табло показывало сорок секунд. Павлик подтолкнул в открывшийся ход девочку и закинул следом за ней свою одежду из лодки. Осталось десять секунд, а у него вдруг кончились силы. Он никак не мог выбраться из бассейна. Варька схватила его за руку и со всей силы потянула на себя.

Обе его коленки были безжалостно ободраны о край бассейна. Но зато дверь успела вовремя закрыться и все успокоилось, кроме двух маленьких сердец, продолжавших стучать в бешенном ритме.

ГЛАВА 5

Они молча смотрели перед собой без особой цели. Им хотелось сейчас одного – от-дох-нуть! Впрочем, комната вроде бы казалась дружелюбной, точнее – самой обыкновенной. Посредине стоял большой мягкий диван, рядом два кресла, журнальный столик и даже полка с цветами в горшках. Прямо гостинный уголок, да и только! Мальчик с девочкой переглянулись. После стольких происшествий они уже ничему не доверяли. Павлик не спеша оделся. А потом они оба так и стояли возле двери, не торопясь воспользоваться ее удобствами, пока не почувствовали, что ноги их уже не держат. Тогда они снова переглянулись и, не сговариваясь, побрели к дивану.

Развалиться на нем было таким удовольствием! Глаза сами собой начали слипаться. Свет в комнате заметно уменьшился, но так даже лучше – не режет глаза. Откуда-то зазвучала негромкая музыка.

– Как ты думаешь, это очередная ловушка? – спросила совершенно обессиленная Варя, чуть приподняв опущенные веки.

– Не-а, – устало отозвался Паша. – Я думаю, что здесь обычная комната отдыха. После бассейна кто угодно выдохнется. Надо же им где-то отдыхать, – тут мальчик обнаружил, что его язык еле ворочается, а сам он уже начинает видеть какой-то сон.

– Странно все это, – подала голос девочка.

– Что? – встрепенулся Павлик.

– Смотри не засыпай. Мало ли что они опять выкинут.

– Кто они? – сквозь полудрему спросил мальчик.

– Компьютеры, – спокойно отозвалась Варя.

Но ее ответ вызвал в душе мальчика некоторое беспокойство. Какая-то мысль вертелась у него в голове, и он никак не мог ее поймать. Она давно уже его беспокоила. Что-то смутно проносилось в его голове. Что-то связанное с компьютерами. Но сейчас в таком удобном положении ему вовсе не хотелось ни о чем думать. Хотя, почему бы и нет...

– Варька! – воскликнул он.

– И чего ты кричишь? – недовольно пробурчала сонным голосом девочка.

– Я вот все время думаю, как ты догадалась, что нужно выключить все телевизоры? Почему ты так решила?

– Долго же ты соображаешь, – усмехнулась она с закрытыми глазами.

– Ну все-таки, – не унимался Павлик. – Как?

– Да просто я подумала, что это не обычные телевизоры, а компьютеры.

– Почему?

– Ну как же! Они ведь одновременно прерывали свои телевизионные программы и выдавали компьютерное предупреждение. Или ты думаешь, что это люди включали те заставки?

– А почему бы и нет?

– Вот глупый, – рассмеялась Варя. – Люди бы просто вошли, понимаешь? Или попытались бы хоть как-то с нами поговорить! Нет, эта заставка была слишком неживой, механической. Просто автоматика и все!

– Вообще-то, мне тоже так показалось. Но знаешь, я заметил еще одну странность.

– Какую? – зевая, спросила девочка без особого интереса.

– В заставках все надписи были на русском языке!

– Ну и что?

– Так ведь аттракцион американский!

– Но посетители-то русские!

Павлик с интересом посмотрел на сидящую рядом девочку.

– Ты считаешь, что эта надпись предназначалась для посетителей? – живо спросил он.

– Ну, наверно. А для кого же еще?

– Для обслуживающего персонала.

– А они что, не русские? – фыркнула девочка.

– Там обязательно должны были быть английские слова. Для порядка! Аттракцион ведь все же американский!

– Вот заладил одно и то же! – вспылила Варя. – Отдохнуть нормально не дает!

– А может, этот Лабиринт и не американский вовсе!

– Нам-то что! Спи, тебе говорят! – девочка отвернулась и прикрыла голову диванной подушкой.

– Да ты пораскинь мозгами, Варька! Ведь если он русский, а называется американским, то, наверно, незаконный! Варька! – Павлик начал тормошить пытающуюся уснуть девочку.

– Ты что, совсем свихнулся! – взвизгнула она. – Оставь меня в покое!

– Но послушай!

– Ничего не хочу!

Между ними завязалась небольшая потасовка.

– Нет, ты послушай! – настаивал Паша, успешно отбиваясь еще одной диванной подушкой от яростных атак выведенной из себя девочки. – Послушай! Если этот аттракцион незаконный, то здесь может быть много чего опасного!

– Что?.. – до Вари постепенно доходил смысл сказанного. Она еще продолжала мутузить одноклассника подушкой, но уже не так яростно, как прежде. – Незаконный? Опасный? Ты хочешь сказать, опасный для жизни? – она, наконец, совсем остановилась.

– Ну да, – довольно заулыбался Павлик. – Что я тебе и пытаюсь втолковать! Раз он незаконный, значит, его никто не разрешал! А почему? Он или опасный, или ненадежный! Это как пить дать!

– Вот попали, – с безнадежным тоном в голосе проговорила девочка. – И дернуло же меня погнаться за тобой! Выходит, что мы до утра один на один с компьютерами?

– У которых небольшой сбой в программе, – поддакнул Павлик, но лучше бы он этого не говорил.

– Откуда ты знаешь? – подозрительно спросила Варя.

– Так ведь на экране было написано, – растерянно заморгал он глазами. – Не помнишь, что ли?

– Но почему произошел сбой? – девочка все еще продолжала хитро щуриться.

– А я откуда знаю! – буркнул Павлик, но почувствовал, что предательски краснеет.

– Давай выкладывай! – выкрикнула Варя. – А не то в глаз получишь! – ее кулачки и правда яростно сжались. Она совсем не шутила.

– Я, кажется, повредил микросхему на входной двери, когда пытался ее выбить, – признался Павлик.

Он едва успел это все пролепетать, как Варя с грозным возгласом: «У-у-у!» кинулась на него, как и обещала, с кулаками. Она ударила мальчика в грудь, от чего он повалился на диван. Девочка прыгнула на него и начала колотить диванной подушкой.

– А-а-а! – кричал Паша, пока не додумался воскликнуть: – Смотри, привидение!

– Где? – испуганно застыла с занесенной над головой подушкой Варя, прервав на некоторое время свою жестокую атаку.

В это время мальчик ловко скинул ее с себя и, схватив за руки, вывернул их за спину. Девочка взвыла, но присмирела.

– Дура! – заорал Павлик. – Мы и так в тяжелом положении, а ты еще драку устроила! Нам надо быть дружными! Неужели не поняла еще этого! Вспомни, что взрослых пускали сюда только по парам! Потому что в одиночку пройти этот чертов Лабиринт нельзя! Врубаешься?!

– Интересный способ предложения дружбы, – недовольно пробубнила девочка и усмехнулась, но при этом перестала вырываться.

– Обещаешь, что не будешь драться? – недоверчиво спросил Паша.

Девочка хмыкнула и оскорбленно сказала:

– Я не дура!

Павлик не успел ее отпустить, как услышал знакомый уже душераздирающий визг, от которого при такой близости просто уши закладывало. Варька в это время запрыгнула вместе с ногами на диван и забилась в угол, повиснув на шее мальчика за его спиной. Он хотел было страшно выругаться, до такой степени она его довела, но слова застряли в горле. Одно из двух: или он сходит с ума, или заразился от Варьки ее безумными галлюцинациями. Потому что прямо перед ними по комнате расхаживал маленький уродец. Не то карлик, не то гном или еще что-то в этом роде из мифов или сказок. Весь обросший грязными лохматыми пучками волос, с длинным крючковатым и тоже грязным, почти черным носом, с маленькими, но юркими пальчиками с красными коготками на них, но самое главное – он выглядел вполне настоящим, живым, реальным! Пугало вовсе не уродство, а сам факт его существования. Если появляется персонаж сказки, то мало ли какими умениями он владеет! К тому же он вовсе не казался добрым.

Варька не переставала пищать за его спиной, в то время как сам Павлик смотрел во все широко раскрытые от ужаса глаза на это диковинное существо. А оно начало бегать, причем не по полу, а по стенке, с характерным топотом маленьких ног, при этом строило страшные гримасы, предназначавшиеся известно кому.

– Павлик, сделай что-нибудь! – простонала девочка.

Но напрасно она на него рассчитывала. Мальчик просто превратился в статую, и ничто на свете не заставило бы его сейчас сдвинуться с места.

Между тем существо, бегая по стенам, оставляло на них заметные следы, причем не маленькие. Как будто пробегал настоящий человек. Скоро все стены были исполосованы этими отвратительными следами. Потом он переметнулся на потолок. Варя перестала пищать и как завороженная следила за происходящим перед ее глазами действом, словно это был какой-то таинственный колдовской ритуал. Маленький уродец мелькал перед ними чуть ли не со скоростью света.

– Как ты думаешь, зачем он это делает? – с любопытством спросила девочка.

Ее спокойный тон благотворно подействовал на Пашу, вывел его из оцепенения. И правда, чего это он так окоченел от ужаса! Ведь это существо его не трогает!.. Но не тут то было! Только мальчик так подумал и немного приободрился, как лохмач побежал прямо на него. Павлик с быстротой молнии отпрянул в сторону, Варька, прятавшаяся за его спиной, – в другую. Существо на огромной скорости проскочило мимо них и забегало по противоположной стене.

– Исчезни! – храбро крикнула девочка, но тут же пожалела о том, что сделала.

Существо прекратило свои непонятные манипуляции с оставлением отпечатков ног и посмотрело прямо на Варю. В этом взгляде было столько какой-то потусторонней жестокости, что девочка не выдержала и спряталась за спинкой дивана, уткнувшись носом в одну из складок, а сверху еще и подушкой прикрылась, лишь бы не видеть и не слышать ничего. Но этот противный скрипучий голос пробрался-таки и до ее старательно заткнутых ушей.

– Сама исчезни! – проскрипел он. Пашка даже заметил, как лохмач при этом неестесственно сверкнул своими живыми глазенками.

Варьку будто окатило ведром ледяной воды. Это ужас впился своими колючими лапками сразу во все клеточки ее вмиг окоченевшего тела. Страшная мысль, что она и правда сейчас исчезнет по слову того существа, чуть совсем не свела ее с ума. От помешательства ее отвлекло другое, не менее ужасающее событие.

– Варька, смотри! – крикнул Павлик и начал нервно тормошить испуганную девочку.

Она ни за что не хотела поднимать глаза, но мальчик не отставал. Может, у него тоже что-нибудь заклинило от страха? Как ни странно, но он вытряс из нее почти весь ужас. Очевидно, для того, чтобы нашлось место для следующего. Потому что то, что увидела Варя, откликнувшись на уговоры Паши поднять голову, просто шокировало ее. Существо взяло в руки кончик своих следов и начало тянуть на себя эту странную темную цепь, закручивая ее на руке, как простую веревку. Но это было не самое ужасное. Невероятно, но цепочка из следов начала стягиваться вокруг комнаты. Потолок и стены затрещали. Они даже как-будто начали вдавливаться внутрь. Комната прямо на глазах сжималась, как обычная коробка из картона. Только на самом деле у нее были бетонные стены!

Неожиданно раздался заразительный смех. Павлик даже не сразу понял, что это смеется Варя. Он думал, что это еще одна какая-нибудь страшная штучка. Но это действительно была всего лишь его одноклассница. Она так увлеченно смеялась, что даже за живот схватилась и снова повалилась на диван.

«Ну все. Бедная Варя», – подумал про себя Паша. – У нее сумасшествие или по крайней мере истерика". Печаль за подругу немного утихомирила в его душе страх. Он опустился рядом и обреченно посмотрел по сторонам, впрочем, вовсе без намерения что-либо разглядывать. Но его глаза все-таки задержались на одном месте. Еще через секунду Павлик подпрыгнул чуть ли не на метр над диваном, на котором давно сидел. И сам не заметил, как с ногами забрался. Существо удивленно приостановило наматывание на руку цепочки из своих следов и воззрилось на странных мальчика и девочку. Оно даже заколыхалось и стало полупрозрачным. Но Паша этого не заметил. Он был занят другим.

Мальчик подхватил под руку скорчившуюся от смеха Варю и поплелся вместе с ней к одной из стен, на которой отчетливо вырисовывалась простая дверь. Он почему-то был уверен, что она не заперта. Впрочем, так и оказалось на самом деле. Они вышли и обессиленно повалились на зеленую траву.

ГЛАВА 6

Ярко светило солнце. Где-то вдалеке мычали коровы. А совсем рядом жужжали какие-то насекомые. «Ну прямо как у дедушки в деревне или у нас на даче!» – вяло подумал Павлик. Ему сейчас вообще не хотелось думать. Но в голове была какая-то важная мысль, которую он непременно должен выудить из этого бардака, образовавшегося там из-за последних событий. Ах да, вот же она!

– Неужели мы выбрались?

Он посмотрел на все еще посмеивающуюся Варьку и повторил, сам не веря в подобное чудо:

– Мы выбрались! Варька! Мы все-таки выбрались из этого чертого Лабиринта!

Девочка не ответила, а, улыбнувшись, опять залилась звонким смехом. Но Павлик собрал остатки сил, поднялся и прошел несколько шагов по мягкому зеленому ковру. Сомнений не было – это настоящая трава. И солнце тоже такое реальное!

– Смотри-ка, уже день! – улыбнулся Паша, прислушиваясь к жужжанию и стрекоту все тех же насекомых. – Только... где это мы? – он с любопытством оглядывался по сторонам. – За городом, что ли?

– Мы на лугу, – весело сообщила Варя и опять залилась, как колокольчик. Это уже начало серьезно раздражать!

– Перестань смеяться! – грубо прикрикнул Павлик через плечо глядя назад на девочку.

– Не могу! – сквозь смех отозвалась та. – Это ведь так смешно!

– Не вижу ничего смешного, – промямлил Паша и устало опустился прямо там, где стоял. А что? Не мешало бы отдохнуть. Дорога-то, по-видимому, предстоит весьма долгая. Вон даже заросшей колеи не видно! Куда идти? Что делать? Еще придется голову ломать!

– А ты знаешь, почему я смеюсь? – спросила вдруг Варя.

– Угу, – угрюмо отозвался Павлик и пояснил: – Спятила!

– Ха-ха-ха!.. Ну ты и придумал! Ха-ха-ха!... Я не спятила! Ха-ха-ха... Просто мне в голову пришла гениальная мысль! Вот!

– Чего? – Павлик презрительно покосился на нее. – Тебе? Гениальная мысль? Ха-ха-ха... – он поперхнулся в середине смеха. «Что это со мной? Никак тоже с ума схожу?»

– А ты послушай, двоечник! – Варя неожиданно перестала смеяться. От обиды, что ли? – Ты думаешь, как эта дверь появилась, через которую мы вышли? Ну ответь, как? Не знаешь? А я знаю! Вот! – она упрямо замолчала.

– Просто она появилась и все, – отрезал Павлик.

– Ага, из другого мира, – поддакнула Варька. – А ты Гарри Поттер, – и она опять принялась за свое занятие, то есть захохотала.

– Есть идеи получше? – обиделся мальчик. – Тогда говори! Чего резину тянуть!

– А чего спешить, если мы выбрались!

Ох уж эти Варькины железные доводы! Ведь и не возразишь! И как это у нее получается?

– Ладно, слушай, – девочка вроде бы немного успокоилась. – Значит так, когда этот чудик начал вытворять все эти невозможные штуки, я вдруг подумала, что... ну не может ведь этого быть на самом деле и все! Так и подумала. И знаешь, мне стало легче. В смысле, перестала бояться. А когда я перестала бояться, этот гномик, ну лохматик, сразу же стал каким-то полупрозрачным. И тут я все поняла! – Варя сделала торжественную мину на лице и слишком затянула паузу.

– Ну что ты там поняла? – нетерпеливо воскликнул Павлик подползая к этой вредной девчонке.

– А ты не догадываешься? – поддразнивала она его, потом вздохнула и по-взрослому так сказала: – Это все иллюзия, сотворенная компьютером!

– Как так? – мальчик даже рот открыл от удивления.

– А вот так! Я не знаю. Может, что-то виртуальное. Только все эти следы на стенах, да и сам лохматик – всего лишь картинки, показанные нам.

– Но он пробежал между нами!

– В том-то и дело! Он нас даже не задел. Там везде эти поля! Как в Телевизорной комнате, помнишь! Там тоже компьютеры скрыли от нас дверь! Поэтому, когда мы их выключили, дверь снова появилась! И мы смогли уйти оттуда. Может быть, стены, как экраны. Не знаю. Но то, что это видение, причем искусственное, по-моему, и ежу понятно.

Павлик сидел ошарашенный. Подул слабый ветерок.

– Послушай, а как же бассейн? Он что, тоже ненастоящий?

– Бассейн-то как-раз настоящий, – усмехнулась Варя. – Забыл, что ли, где Лабиринт-то находится? Возле спортивного клуба! Наверняка они соединены! Точно! А я-то думаю, что это его закрыли!

– Кого?

– Да бассейн. Я ведь решила записаться туда, чтобы плавать научиться.

– Ты же панически боишься воды.

– Вот именно! Так я хотела справиться со своими страхами! А его взяли и закрыли! – Варя опустила застенчиво голову. – Теперь-то я понимаю почему. Он стал частью аттракциона.

– Подожди, – не согласился Павлик. – Я ведь тоже в нем бывал и не один раз. В нашем бассейне вода не подходит к самым стенам! И фонтана там никогда не было!

– Так это тоже иллюзия! Чтобы затруднить плавающим продвижение к выходу. Тебе, наверное, пришлось огибать это чудище?

– Да уж, – недовольно отозвался мальчик, с неприязнью вспоминая свое купание. – Постой! – он подозрительно огляделся вокруг. – Если Лабиринт находится возле бассейна, и мы в нем недавно были, то как объяснить все это? – он обвел рукой окружающий их ландшафт. – Как мы здесь оказались? Что это за местность?

Павлик удивленно хлопал глазами, в то время как в его сердце вновь гадкой, противной змеей начал заползать страх. Варя тоже встревоженно огляделась.

– Ты думаешь... – в ужасе зашептала она.

Паша проглотил слова, которые хотел сказать. Он боялся, что все это окажется правдой. Но ведь на самом деле они не могли оказаться нигде, кроме как на ближайшей улице.

– Это иллюзия? – чуть не расплакался Павлик. Он перевел взгляд на траву. – И это тоже?

К мальчику подскочила с утешениями Варя.

– Тише, Косицын. Не реви. Это еще не самое страшное, что с нами могло бы случиться. Мы еще можем идти вперед.

– Куда вперед?! – заорал Павлик.

– К выходу, – просто ответила девочка и улыбнулась.

– Ох, Варька!

Мальчик с досады плюхнулся на землю – хотя неизвестно еще, земля ли это была – и начал выдергивать траву.

– Да не переживай ты так, – девочка опустилась рядом с ним на корточки. – Мы ведь не навсегда здесь. Уже, наверно, половина ночи прошла. Не сходи с ума! – она попыталась в этот момент остановить Павлика, яростно старающегося разрыть землю.

– Да не мешай ты мне! – рассердился Паша. – Не видишь, что я делаю!

– Роешь землю.

– Правильно. Если это все иллюзия, то никакой земли нет!

– Тогда что же ты роешь?

– Это травяной коврик! Я видел такие в рекламе! Ну, точно! Смотри!

Было видно, что Павлик и в самом деле что-то раскромсал, но докопался-таки до пола. Это был обыкновенный деревянный паркет. Он видел такой в клубе. Значит они все еще блуждают по тому самому спортивному клубу, куда он ходит чуть ли не каждый день: два раза в неделю на плавание и еще два – на борьбу. Кстати, вот откуда у него столько силы в мускулах, хоть он и кажется хиленьким.

– Авантюристы! – крикнул Павлик в искусственную голубизну небес и туда же погрозил кулаком.

– Посмотри, – дернула его за руку Варя. – Здесь какие-то провода.

– Рви их, – уверенно скомандовал мальчик.

– А вдруг станет хуже? – недоверчиво покачала головой девочка.

Павлик махнул рукой.

– Хуже нам уже навряд ли будет. Ведь мы разгадали его загадку.

– Кого его? – не поняла девочка.

– Лабиринта! Ну подумай, чего нам теперь бояться? Ведь мы знаем, что все, что тут увидим, это всего лишь иллюзия! Которая не может причинить нам ни-ка-ко-го вреда!

Во время своих разглагольствований мальчик отошел в сторону на несколько шагов. Тут он почувствовал, как кто-то дергает его за штанину.

– Ну что еще, Варька?! – недовольно обернулся он к девочке. Но увидел, что та сидит на своем месте, а рядом с ним стоит их знакомый лохматик и нахально таращится на него.

– А-а-а!.. – закричал мальчик и помчался вперед. Но обо что-то ударился и рухнул прямо на травянистый пол.

Варя испуганно наблюдала вышеописанную сцену. Она торопливо подошла к однокласснику и помогла ему подняться.

– Ты чего пугаешь! – строго сказала она.

– Я видел этого... как его... лохматика!

– Ну и что? – девочка нахмурилась. – Его ведь нет! Это обман зрения!

– Но он дернул меня за штанину!

– Чего! Разыгрываешь? Эх ты! Как будто я и без того мало натерпелась! Какой же ты все-таки вредный! Все вы такие! Нельзя с вами, мальчиками, дружить! Вы просто не способны на настоящую дружбу! – Варя сердито отвернулась от него.

Павлик смутился. Разве он на самом деле такой? Разве не она сама доводила его своими выходками? О какой дружбе может идти речь! Если бы Варька хотела дружбы, то разве вела себя с ним так? Хотя... и он, конечно, не подарок. Павлик смущенно почесал затылок, вспоминая, как частенько сам задирался и посмеивался над девочкой. Как же еще она должна была реагировать на него? Ведь все-таки давала ему списывать и помогала решать трудные задания. А он был добреньким с ней только непосредственно перед контрольной, когда начинал подмазываться, прикидываясь дружелюбным, хотя все остальное время насмехался.

– Извини, – с трудом выдавил он из себя. – Варя, но меня действительно кто-то трогал за штанину. Честное слово! Вот, смотри! Здесь!

Мальчик подбежал к тому месту, где видел уродца.

– Ну и что? Скажешь, что не разыгрываешь? – обиженно пролепетала девочка. – Ты, наверное, зацепился штаниной за этот кустик и тебе показалось, что кто-то дергает.

– А ведь и правда, – задумчиво поморщился Павлик. – Я запросто мог зацепиться за куст и, увидев в этот момент лохматика, подумать, что он и дернул меня за ногу. Ты права, Варька! Извини, что напугал. Я сам до смерти испугался! – последнее извинение он произнес уже без первоначальной робости.

Варя все еще дула губки, но уже не сердилась.

– Ты правда видел лохматика?

– Не знаю. Может, мне показалось. Да. Наверняка.

Девочка глубоко вздохнула и окончательно успокоилась.

– Знаешь, – снова заговорил Паша, но вдруг смутился и опустил голову. – Мне нравятся твои волосы, – сказал он не поднимая глаз. – Рыжие. Это такая редкость. Я не смеюсь!

– Ты подмазываешься, – оборвала его Варя.

– Нет, я говорю правду! Ты классная девчонка! А я вредный двоечник, – он снова опустил глаза.

Девочка улыбнулась. И тут погасло солнце. Небывалое событие! И свидетелями его стали всего лишь два человечка.

– Павлик!

– Варя, я здесь! Не бойся!

– Ты где, Павлик! Я боюсь! А!...

– Это я, не кричи! Я взял тебя за руку!

– Что случилось? Почему выключился свет?

– Не знаю. А ты случайно не...

– Я не знаю!

– Я не об этом! Варя, скажи, ты ведь не послушала меня и не порвала ни одного провода?

– А вот и не угадал!

Сначала послышался приглушенный стон, а потом слова:

– Тогда я знаю, что случилось.

– Что?

– Нас засекли. Поэтому-то и появился лохматик. Он всегда появляется во время тревоги.

– Опять ты меня пугаешь! – слышно было, как девочка сердито притопнула.

– А! Ты мне по ноге попала!

– Так тебе и надо! Нечего пугать!

И тут зажегся свет. Правда тусклый. Но дети обрадовались. Они улыбнулись друг другу, как старые друзья. Может, они ими и стали уже... Павлик смотрел в эти огромные, как два блюдца, глаза и видел, как они становятся еще больше от страха. Улыбка медленно сползала с лица, рот готовился к очередному визгу. Мальчик крепко сжал Варькины холодные ладони и зашептал:

– Не бойся!

Однако как раз в этот момент он увидел отражение в ее глазах: себя, естественно, а за собой монстра, растопырившего уродливые лапы, как атакующий медведь.

Павлик схватил девочку в охапку и развернул в другую сторону.

– Не верь, – почему-то продолжал шептать он. – Мы ведь видели, что в этой комнате абсолютно никого нет! Значит, это опять какой-нибудь бестелесный фонтом! И он нам ничего не может сделать!

Вдруг он громко сказал: «Закрой глаза!» Потому что в них снова начала возникать чья-то тень. Девочка, как ни странно, послушалась. И только тогда Павлик воровато оглянулся. Вокруг творилось что-то ужасное! Окружающее скорее напоминало пещеру из преисподней, населенную всякой нечестью, чем безобидный солнечный лужок.

– Не открывай глаза! – снова приказал Павлик. – Доверься мне! Я проведу тебя! Не бойся!

Правда, сам он в это время еле сдерживался, чтобы не закричать от ужаса. Хоть Пашка и внушал себе, что это всего лишь галлюцинация, устроенная компьютером, но все же трепетал от соседства с такими «зверюшками». Наконец, он тоже решил закрыть глаза и идти прямо, никуда не сворачивая.

– Ага! – радостно воскликнул он через пару минут.

– Что? – тут же отозвалась девочка.

– Не открывай глаза! Ни в коем случае! – поспешил предупредить Павлик. – Просто мы дошли до стены. Теперь осталось нащупать на ней дверь.

Они медленно продвигались вдоль стены, но не долго. Дверь действительно нащупалась, да еще и открылась. Они вышли в ярко освещенную комнату и с непривычки зажмурились.

ГЛАВА 7

Перед ними опять была самая обычная комната, только со множеством компьютеров, как у них в школе в кабинете информатики. Но все равно дети в нерешительности застыли на пороге. Ведь именно компьютеры и были их настоящими врагами. Точнее, немного испортившаяся компьютерная программа...

– ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ! ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ! – раздался совершенно механический голос. А все компьютеры приветственно замигали разноцветными огоньками. Будто и правда какое-то живое существо разбросало себя по всей комнате.

– У, дракон! – злобно сверкнула глазами Варя.

Машины на несколько секунд перестали мигать, но затем снова возобновили свою дискотеку.

– ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ! ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ!

– Они что, слышат? – шепотом спросила девочка.

– Не обращай внимания, – попытался успокоить ее Павлик, сам не меньше Вари напуганный реакцией компьютеров на ее слова. Если он покажет свой страх, то девочка еще больше испугается. Но Павлик почему-то этого не хотел. Он изо всех сил старался добиться обратного, то есть успокоить Варю. – Пойдем. Приглашают ведь.

– Не верю я им! Опять какую-нибудь ловушку подстроят.

– Но нам все равно надо пройти через комнату, чтобы выйти отсюда.

Павлик мягко потянул за собой немного сопротивляющуюся девочку. Они поспешно пробирались между рядами мигающих компьютеров. Странно было наблюдать это «светопредставление». Будто со всех сторон светятся огромные глаза, подсматривающие за ними и нагло мигающие при этом. «Жуть», – шептала по дороге Варя, то и дело зажмуривая глаза, чтобы не видеть этого кошмара. Слишком буйное у нее было воображение. И закрытые глаза не помогали. Сквозь веки проступали световые сигналы, вызывая всякие ненужные мысли. Но дружеское пожатие Паши спасало от этих назойливых «гостей». Маленький носик упрямо вздергивался назло всем этим «железным штучкам», а на губах появлялась совершенно неуместная в данной обстановке мечтательная улыбка.

Дверь повела себя необычно. Она просто не открылась. Сколько Павлик ни дергал за ручку, все было бесполезно. Сзади снова послышался этот искусственный голос:

– ВЫХОД БЛОКИРОВАН! ВЫ ОПОЗДАЛИ! ВЫ ОПОЗДАЛИ!

– Но почему?! – хором возмутились дети, забыв, что обращаются к бездушным машинам.

Но им, как ни странно, ответили:

– ВЫ ОПОЗДАЛИ НА ЧЕТЫРЕ СЕКУНДЫ! ДВЕРЬ БЛОКИРОВАНА!

– Что же нам делать? – с досадой спросила Варя у своего друга.

– ИГРАЙТЕ! ИГРАЙТЕ! – ответил все тот же неприятный голос. – ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ! ИГРАЙТЕ! ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ! ИГРАЙТЕ!

– Невелик же у них запас слов, – усмехнулась девочка. – А что, может, и правда поиграем? Что нам еще делать?

– Не нравится мне все это, – хмуро отозвался Павлик, но все же шагнул к ближайшему компьютеру.

Но тут откуда-то раздался еще один голос:

– МИШКА! МИШКА! ТЫ МЕНЯ СЛЫШИШЬ! ОТЗОВИСЬ!

– Дядя Ваня? – неуверенно спросил растерянный мальчик.

– НУ, КОНЕЧНО, Я, КТО ЖЕ ЕЩЕ! ПРОСТО ГОЛОС У МЕНЯ КОМПЬЮТЕРНЫЙ. НЕ ПО ТЕЛЕФОНУ ЖЕ Я С ВАМИ ГОВОРЮ!

– Дядя Ваня! – Закричал что есть силы Павлик и чуть не сорвал голос. – Дядя Ваня! Это я! Павлик!

– ПАВЛИК? А ГДЕ МИШКА?

Мальчик посмотрел на стоящую рядом с ним с удивленно выпученными глазами девочку. Потом приложил к губам палец и слегка шикнул.

– Он здесь, рядом! – без запинки выкрикнул Паша, и даже голос у него не дрогнул. – Дядя Ваня! Помоги нам выбраться отсюда!

– ДА, ДА. КОНЕЧНО, – послышалось не очень внятное бормотание. – ВЫ ШЛИ ХОРОШО, ПРОСТО ОТЛИЧНО, ХОТЬ ПРОГРАММА И ВКЛЮЧИЛА ЗАЩИТНЫЙ ЭКРАН. НО В ЭТОЙ КОМНАТЕ ВЫ НЕМНОГО НЕ УСПЕЛИ! НУ НИЧЕГО. ВАМ НАДО ПРОСТО ВЫИГРАТЬ ОДНУ ИГРУ. ГДЕ ВЫ СТОИТЕ? Я СОЕДИНЮ ПРОГРАММУ ТЕКУЩЕЙ ИГРЫ ВАШЕГО КОМПЬЮТЕРА С БЛОКИРОВКОЙ ДВЕРИ, И КОГДА ВЫ ВЫИГРАЕТЕ, ОНА АВТОМАТИЧЕСКИ ОТКРОЕТСЯ.

– Но как вы узнаете, возле какого компьютера мы находимся?

– А ВЫ НАЖМИТЕ КАКУЮ-НИБУДЬ КЛАВИШУ. СТРАННО, РАЗВЕ МИШКА НЕ ХОЧЕТ ДАЖЕ ПОЗДОРОВАТЬСЯ СО СВОИМ ДЯДЕЙ? МИШКА, ТЫ ТАМ?

– Да здесь он. Просто в бассейне немного простудился и голос потерял.

– ОСТОРОЖНЕЙ НАДО БЫТЬ.

– Угу, – сердито буркнул Павлик и нажал на ближайшую клавиатуру.

– Я ВЕДЬ СКАЗАЛ – ОДНУ КЛАВИШУ! – сообщил компьютерный голос, но на экране его слова отпечатались с несколькими восклицательными знаками. – ЛАДНО. Я ПОЙМАЛ. НУ А ТЕПЕРЬ ДЕЛО ЗА ВАМИ.

Экран погас, а потом снова зажегся и включилась игра. Павлик чуть не застонал. Зря он не посмотрел раньше что выбрал. Потому что он не знал еще ни одного мальчика, который бы выиграл в этой игре! «Ну дядя Ваня! Ну дядя Ваня!» – сердито пыхтел Павлик, убегая от выстрелов преследователей. Прошло всего каких-то две минуты, а он уже потерял три жизни! Осталось пять. Но надолго ли?

Так и есть! Павлик с отчаянием смотрел на свое отражение в погасшем экране монитора. С его проигрышем все компьютеры разом погасли. Это лишало их возможности возобновить общение с дядей Ваней. Похоже, что они основательно здесь застряли. Варя безуспешно дежурила возле двери, то и дело дергая ее за ручку. Табло на двери не зажигалось. Противная программа обхитрила даже дядю Ваню, который так непростительно не предусмотрел, что Павлик может проиграть. Конечно, он рассчитывал на Мишку, который был просто ассом компьютерных игр, что не удивительно с таким-то дядей. Может, Мишка и выиграл бы, но ведь его нет! Он струсил! И спокойненько спит сейчас в своей постели, досматривая, наверно, уже десятый сон! «Ну погоди, друг! Мы с тобой еще поговорим!»

– Слушай, Паша, а чего взрослые такие задумчивые отсюда выходят? – тихо спросила подошедшая Варя. Ее взгляд рассеянно блуждал по будто вымершей комнате.

– Меня сейчас это меньше всего волнует, – раздраженно отозвался мальчик.

– А меня волнует, – все так же тихо и спокойно сказала девочка и бесцельно побрела между компьютерными рядами.

Павлик в это время решил осуществить одну возникшую идею. Он подумал: «А что если разбить все эти компьютеры? Может, опять удастся что-нибудь повредить, и пока программа будет в замешательстве ломать себе голову над очередной проблемой, мы вполне успеем сбежать отсюда. Если, конечно, дверь откроется. Но ведь в самом начале это сработало. Почему бы и сейчас...»

Мальчик с удовольствием пнул по стоящему внизу процессору. Но ничего не случилось. Машина была уже абсолютно «мертвой», поэтому ранить ее не удалось. Зато молниеносно вернулась Варька и отчитала Пашку как следует. И опять эти ее разумные доводы!

– Родителям и без того влетит, когда обнаружится наше незаконное проникновение сюда! А если мы еще и компьютеры разобьем, то их точно оштрафуют на весьма кругленькую сумму! И заметь, что мои родители мало зарабатывают, поэтому не сомневайся, что в основном по счету будут платить твои! Хорошенький же ты им преподнесешь подарочек.

После этих слов она хмыкнула, как обычно, и снова принялась бродить в компьютерных зарослях. Нравится ей это занятие, что ли? Мальчик вздохнул и обессиленно опустился на пол рядом с разбитым им процессором. Что ж, Варька права. Уже за то, что их обнаружат внутри Лабиринта, хозяева этой «игрушки» могут взыскать с их, а в основном, конечно же, с его родителей существенный штраф. Без этого точно не обойдется. Легально или не легально, но с его родителей что-нибудь да вытянут. Хорошо же он их подставил! Вот если бы удалось все-таки выбраться отсюда и незаметно уйти, то никакой пыткой у него не вытянули бы признания в совершенном преступлении! Пусть даже они предъявят веские доказательства, он просто будет отпираться и все. А кто им вообще поверит?! Разве мыслимо, чтобы пятиклассник проник в такую крутую штуку у них под носом! Кроме того, он подкинет идейку родителям о проверке легальности этого аттракциона. Эх...

Мальчик снова вздохнул, потому что выход-то закрыт, а это значит, что, скорее всего, события развернутся по первому сценарию, то есть их с Варькой найдут здесь рано утром и хозяева аттракциона заявят бедным родителям свои деловые претензии!

– Павлуша! – услышал он почти ласковый голос Варьки.

Мальчик с удивлением оглянулся на нее. Таким именем только мама его называла и то в раннем детстве. Опять издевается? Паша переводил свой взгляд от стенки к стенке и все равно никак не мог увидеть эту несносную девчонку! Куда же она делась? Может, в прятки задумала поиграть?

Он подскочил и тут же заметил над одним из крайних столов тоненькую руку, энергично машущую кому-то. Конечно же, ему, больше некому! Мальчик не спеша приблизился к этой руке. Варька сидела возле какого-то шкафчика высотою в половину роста взрослого человека. Она, очевидно, что-то там для себя нашла. Небось хлам какой-нибудь. Любят эти девчонки всякие ненужности. Он хотел было уже развернуться и переместиться поближе к двери – вдруг все-таки случится чудо и она откроется на несколько секунд, глупо будет упустить такой момент! – но уже появилось сияющее личико девочки и у Павлика будто что-то заклинило! Честное слово! Такое с ним в первый раз. Чтобы забыть хотя бы на минуту обо всем на свете! И главное из-за чего? Из-за этих радостных глазищ! Может, он просто устал?

– Смотри, Павлуша, что я нашла! – с гордостью сообщила девочка, но в ее голосе снова чувствовались чуть ли не ласковые нотки, точь-в-точь как у мамы.

– Хорошенький шкафчик, – сам не зная почему, согласился Паша и совершенно по-глупому улыбнулся.

– Я тоже сначала подумала, что это обыкновенный шкафчик. И мне стало интересно, что же там хранится. А оказалось... Смотри! – она пошире распахнула дверцу и Павлик увидел за ней... черноту!

– Что это такое? – подозрительно спросил он.

– Не знаю, – пожала плечами Варя. – Но, по-моему, здесь какой-то ход. Может, он поможет нам выбраться из Лабиринта?

Мальчик хотел что-то сказать, но от волнения начал задыхаться, Варя даже не на шутку испугалась за него. Пришлось ждать, пока он отдышится и хоть что-то предпримет.

– За мной! – скомандовал Павлик и с разбега юркнул в черноту.

– Осторожно, там ведь темно! – запричитала вслед девочка и тоже полезла в этот мрак.

ГЛАВА 8

– Держись за мою спину, – прошептал Павлик. Все-таки непроглядная темень немного его утихомирила и вернула благоразумие. – Ой, не щекоти меня!

– Прости.

Они медленно, со всей осторожностью продвигались вперед в неизвестность. Пока все шло хорошо, если можно назвать хорошим то, чего не видишь. Павлик думал, как хорошо, что он не один в этой темноте, а его спину прикрывает живой и надежный друг. Варька же думала, как хорошо идти сквозь темноту за кем-то, а не первой. Так они и двигались паровозиком, пока платье девочки за что-то не зацепилось. Но ей-то показалось, что кто-то схватился за ее подол и тянет в темноту.

– Мамочка, – прошептала она, зажмурив глаза, что в общем-то было совершенно излишне в такой темноте, и прикусила губу. Варька еще крепче вцепилась в своего спутника.

В результате произошло следующее. То, что зацепило девочкино платье, вдруг грохнулось само и, судя по еще долго непрекращающемуся грохоту, все это привело к какой-то мини-катастрофе. Вслед за грохотом включился свет и раздался оглушительный рев. Павлик с Варей в это время сидели посередине комнаты, пригнувшись и закрыв головы – вдруг что-нибудь на них свалится! Когда они осмелились поднять глаза и оглядеться, то очень об этом пожалели. На них надвигалось целое полчище металла вперемешку с мигающими лампочками!

– Ма-ма! – уже во весь голос закричала Варя, а вслед за ней и Павлик. Ведь он вроде как тоже не сирота.

После этого они помчались в разные стороны, и тут же свалились на пол, потому что Варька вовсе не собиралась отцепляться от Павлика. Если уж погибать, то вместе! Разве они не друзья?

Павлик с трудом поднялся и потащил за собой приклеившуюся к нему девочку. Он уже понял, что такова его судьба, от которой никак не избавишься. Но Варя вдруг стала таким тяжелым грузом и ни за что не желала двигаться сама. А девочка она не мелкая.

– Да идем же! – чуть не захныкал Паша. – Очнись!

– За кого ты меня принимаешь?! – возмутилась та в ответ. – Это тебе лишь бы бежать, не важно куда! Посмотри, что творится!

– С ума сошла? Здесь такой ужас! Эти роботы совсем взбесились! А ты предлагаешь мне стоять, как истукан, и что-то разглядывать! Нет уж! Пойдем, я тебе говорю!

Силы явно были на стороне не прекрасного пола, поэтому Варьке пришлось просто подчиниться. Наконец Павлику удалось подвести «паровозик» к боковой стене, куда роботы почему-то не пошли.

– Да посмотри же ты, дубовая башка! – не выдержала девочка. – Они ведь все в наш лаз устремились! Это, наверное, их ход! Поэтому он такой маленький. А занимаются они, сам посмотри чем!

Только тут Павлик согласился посмотреть. И увидел. Роботы были не чем иным, как уборщиками помещений. И они с Варькой как-то их всех запустили, заставили работать! Вот потеха!

– Ну как? Убедился?

Мальчик смутился. «Надо же так проколоться, причем на глазах у Варьки! Дурака свалял! Болван! Идиот! Не зря я вляпался во всю эту историю! Так мне и надо!»

– Да ладно, не переживай, – начала утешать Варя. – Ты ведь за меня переживал. Правда ведь? – она внимательно уставилась на него своими блюдцами, в ожидании ответа, будто это был самый важный вопрос в ее жизни!

– Конечно, – выдохнул мальчик, снова ужасно смущаясь.

Варя тут же улыбнулась этой своей сияющей улыбкой. И вдруг, приблизившись, быстро чмокнула его в уже пылающую щеку! Павлик вообще потерял ориентацию, выпав в какое-то оцепенение. Он только краем уха услышал радостный визг и это ласковое «Павлуша», что могло означать только одно из двух: или то, что девочке очень приятно его общество, или то, что она обнаружила еще один шкафчик с лазом. Поскольку Варя находилась рядом и никак не могла успеть найти второй шкаф, мальчик сделал определенный вывод. Он довольно закивал головой, мол, ему тоже приятно, и даже повернулся к девочке второй щекой. Но его вдруг оглушил радостный выкрик:

– Смотри!

Он разочарованно открыл глаза и увидел то, что вызвало такую дикую радость у его подружки. Это была обыкновенная дверь. Дети, не сговариваясь, бросились к ней...

Взяв слишком большой разбег, они не успели вовремя затормозить и шлепнулись, провалившись в достаточно глубокую по детским меркам яму. Она была глубиной около полутора метров, а на дне специально что-то подстелено для мягкости.

– По-моему, это солома, – высказала свою догадку Варя.

Очевидно, соломы там был целый стог, который довольно существенно умялся, когда дети на него упали, и тем самым порядком увеличилось расстояние до верхнего края ямы.

– Вот мы и убедились, как вредно терять голову от радости, – провозгласил с усмешкой Павлик.

– Я думаю, здесь нет безвыходных ситуаций, – высказала свое мнение Варя.

– И где же, по-твоему, выход? – язвительно поинтересовался мальчик. – Уж не под землею ли?

– Слушай, здесь ведь не так уж и глубоко.

– Ну да, руками достать можно. Но что толку!

– А если ты меня поднимешь?!

– Что?! – Павлик не на шутку испугался. Он понимал, что действительно можно устроить, чтобы Варька вылезла из ямы, но как же тогда он? Останется один? Ну уж нет!

– Ты чего? – тихо спросила девочка, внимательно вглядываясь в его глаза, которые Павлик безуспешно пытался спрятать от нее. – Опять плохо обо мне думаешь?

– Конечно, нет! – возмутился мальчик и чуть не заплакал от злости на себя самого! Ведь он поступает, как законченный эгоист! Пусть даже он никогда не сможет отсюда выбраться, не дай Бог, конечно, но это не значит, что он должен лишать последнего шанса Варьку! Наоборот, надо сделать все возможное! Ведь это же ВАРЯ!

Павлик торопливо присел и твердо скомандовал:

– Вставай мне на плечи. Только осторожно! Держись за стенку.

– Ты... ты... – так и не подобрав нужные слова, девочка начала карабкаться по плечам немного приунывшего, но решительно настроенного Павлика. – Ты настоящий друг! Вот что я тебе скажу!

Может быть, эти последние слова девочки сыграли свою роль, придав дополнительные силы пыхтящему мальчику, но ему удалось-таки встать на ноги и поднять на достаточную высоту девочку, чтобы она смогла выбраться на поверхность.

– Ура! Я здесь! – радостно воскликнула она и счастливо заглянула в темную яму. – Молодец, Павлик! – проникновенно сказала девочка и улыбнулась специально для него. – Подожди здесь, я что-нибудь придумаю!

Как-будто он мог куда-то уйти!

Вари долго не было и мальчик уже начал было горевать, размышляя от нечего делать о превратностях судьбы и тому подобных глупостях. А что еще ему оставалось? Не рыть же и в самом деле в этой соломе подземный ход!

– Держи! – неожиданно услышал он сверху и не успел увернуться, как на голову упала тяжелая веревка.

– Ты где ее нашла? – сердито спросил Павлик, потирая ушибленное место.

– Да здесь недалеко, за поворотом, – непринужденно ответила девочка.

– У тебя все равно не хватит сил меня вытащить.

– А вот и хватит. Ты думаешь, я совсем не соображаю! Вспомни, кто тебе задачки по математике решает! Вспомнил?

– Я не хотел тебя обидеть, – пробубнил себе под нос Паша.

– А я и не обиделась! Я привязала ее к ручке на двери. Так что не бойся. Ползи наверх.

– А ты крепко ее привязала?

– Конечно, крепко. На два красивых бантика.

– Что?

– Да шучу я, – откуда-то сверху послышался смех, но саму Варю видно не было.

«Ну ладно», – решился, наконец, Павлик и взялся за веревку.

Через минуту он был уже наверху, где его с победным видом встретила Варя. Мальчик подумал, что надо бы сказать спасибо, да вдруг опять застеснялся.

– Не благодари, не надо, – словно прочитав его мысли, сказала вдруг девочка. – Похоже, мы опять влипли.

– Что ты хочешь этим сказать?

– Здесь такой длиннющий коридор и одна только дверь, как раз та, через которую мы здесь так неудачно появились. И я ума не приложу, в какую сторону нам лучше идти.

– Да, проблемка, – согласился Паша. – Тогда пойдем хоть в какую-нибудь сторону, и выясним, что там. Потом, если что, вернемся и исследуем другую сторону.

– Ты думаешь, что так мы сможем различить нужное направление? – без особого интузиазма спросила Варя.

– А что нам еще остается? – обессиленно развел руками Павлик. – Сама знаешь, что плана у нас нет.

– А компьютеры легко проведут нас за нос, – мрачновато спрогнозировала девочка.

– Ну это мы еще посмотрим, кто кого! Пошли! – мальчик взял ее за руку и дети направились в одном и двух направлений.

Коридор и правда оказался длинным. Они уже несколько минут петляли по его бесконечным поворотам и ни одной, хотя бы наглухо закрытой, двери не заметили!

– Чувствует мое сердце, что мы снова выйдем к нашей яме, – уныло сказал Павлик. – Вот увидишь!

– Значит, будем искать в другом месте, – спокойно отозвалась девочка.

– В каком? Если мы пройдем весь коридор вдоль и поперек!

– Я имела в виду, другим способом, – торопливо поправилась Варя.

– А, ты об этом. Тоже идея, – кивнул головой Павлик и чуть не ударился ею о стенку, потому что за очередным поворотом пред детьми предстала сплошная голая стена.

– Спасибо, – неизвестно кого поблагодарил мальчик и обратился к Варе: – Идем назад.

Девочка все еще оглядывалась на странную стену, а Павлик уже тянул ее чуть ли не бегом в обратном направлении. Через несколько минут они снова пробежали мимо знакомой уже ямы и мчались дальше, все наращивая скорость, пока не уперлись лбами еще в одну стену.

– Как же так! – с досадой воскликнул Паша, удивленно глядя на сырой кирпич. – Они что, замуровали нас?

– Ты что! Компьютеры такого не могут! – в глазах девочки заиграли хитрые огоньки. – Зато я могу тебе сказать, на что они способны. Напомнить?

Павлик некоторое задумчиво пыхтел, злясь, что он сам не додумался первым до этого. Желая сохранить достоинство, он небрежно бросил:

– По-твоему, эта стена – иллюзия?

Девочка кивнула:

– Или эта, или та.

– Знаешь, об иллюзию ведь нос не поцарапаешь, – со злорадной усмешкой сообщил Павлик, почесывая при этом и правда разодранный нос.

– А вот и можно! – настырно заявила Варя.

– Как? – чуть ли не выкрикнул мальчик.

– Очень просто!

– Ну как? Как?

– Помнишь, на лугу ты ведь тоже ушибся!

– Там была стена!

– Не-а! Там был воздух! Стенку ты не видел!

Павлик хотел было еще что-нибудь возразить, но, наконец, понял, что имела в виду Варя. Стенки могли быть иллюзиями, но за ними скрывалось что-то такое же жесткое. А что это может быть, кроме двери!..

– Эврика! – не удержался и вскрикнул Паша.

– Неправда! Это моя идея! – обиделась Варя.

– Твоя, твоя! – Павлик погладил ее по голове. – Ты умница! Я никогда в тебе не сомневался. Нам остается только ощупать стены, чтобы найти на них спрятанную ручку. И все!

– Ну это еще не известно.

– Я имею в виду, что с этим заданием мы справимся! Ну давай, не будем терять зря время!

С этими словами Павлик принялся лихорадочно ощупывать каждый кирпичик на, как казалось, свежевыложенной стенке.

– Вроде бы как вижу, так и щупаю, – доложил он внимательно следящей за ним Варьке. – Нет, по-моему, здесь настоящие кирпичи. Вон, я даже руки все испачкал. Дверь на ощупь не такая. Это точно не дверь.

Он, наконец, прекратил свои исследования после того, как ощупал каждый сантиметр, как будто ручка могла бы находиться где-то около пола, если бы стенка оказалась дверью. Девочка и без слов поняла, что под номером два на повестке дня – стена с другой стороны коридора! Павлик уже не тащил насильно за собой Варьку. Успеет подойти, думал он.

Мальчик не мог и предположить, что Варе вздумается вдруг остановиться на полпути и просто стоять, тратить зря время на разглядывание злосчастной ямы. А девочка именно так и сделала. Что ее там привлекло? Не известно. Зато отвлекло от этого занятия вполне понятное явление – Павлик зарычал!

Варька пулей примчалась к нему и застала весьма плачевное зрелище. Мальчик чуть не плакал от бессильной ярости и бился головой об пол, на котором сидел, потому что и эта стенка на ощупь оказалась обыкновенной. Девочка начала поспешно пятиться назад, ведь понимала же, кто является причиной Пашкиного гнева. И не ошиблась. Мальчик неожиданно вскочил на ноги и угрожающе бросился в ее сторону. Варя испуганно прижалась к стенке и зажмурилась. Вот и настал ее последний час. Жалко, конечно, что в таком неприглядном месте. Но так уж получилось...

Стоя все еще с закрытыми глазами, девочка в следующее мгновение чуть не оглохла от раздавшегося грохота и последующего оглушительного крика. «Убили», – мелькнула в голове Варьки страшная мысль, и сердце сразу же провалилось куда-то в желудок. На ее глазах еще никого никогда не убивали. Это первый случай. Она с опаской открыла один глаз. Ну точно! взорвали бедного Павлика! Вон дыма-то сколько!

Мальчик лежал, не двигаясь, на куче обломков. Варя с ужасом приблизилась к нему и со слезами глубокой скорби опустилась рядом. Неожиданно Павлик чихнул, подняв гору пыли. От удивления девочка даже перестала плакать.

– Вот видишь, все не так уж плохо, – сказал Паша, поднимаясь на ноги. – Может, я и перестарался, – добавил он, тщательно отряхиваясь, – но зато теперь мы можем продолжить наш путь. Прошу! – мальчик сделал приглашающий жест грязной рукой.

– Ты... ты... – опять начала испытывать затруднения с речью Варя.

– Я разбил стену, – помог ей Павлик. – Просто так был зол, что решил разбежаться и хорошенько пнуть ее напоследок. Может, опять что-нибудь сломается у этого ненормального компьютера. А эта стена взяла и рухнула! Я чуть не задохнулся от пыли.

Мальчик пнул ближайший кирпич, и тот легко отскочил.

– Да они полые внутри, как коробки! Вот почему я так их так легко разбил! – на лице Павлика было написано разочарование. Ведь он-то думал, что разрушил настоящую стену. А это – бутафория!

– Давай не будем терять время, – предложила Варя, увлекая разочарованного мальчика в проделанный им пролом.

Далее они шили по такому же коридору. Павлик – постепенно приходя в себя, Варя – задумчиво нахмурив лоб и недоверчиво оглядываясь. Через несколько минут они вышли к яме, подозрительно похожей на ту, в которую до этого попадали они. И веревка также висит, привязанная к ручке двери. Павлик недоуменно повернул голову к своей спутнице. Та широко улыбнулась.

– А я уже боялась, что ошиблась, – непонятно ответила она на его вопросительный взгляд.

Наконец Павлик снова обрел дар речи.

– Выходит, что мы ходили по кругу! – сообщил он. – И была только одна стенка, к которой мы подходили с разных сторон! Но это же абсолютно бестолково!

– Да нет. Как раз-таки наоборот! – все еще улыбаясь, возразила девочка. – Ведь мы-то попались на этот крючок!

– Как дураки! Но не может ведь здесь не быть никакого выхода!

– Он есть. Только мы неправильно его искали.

– Так здесь ведь голые стены! – Павлик непонимающе огляделся вокруг.

– Это мы так видим, – подсказала Варя. – Наша ошибка в том, что мы искали выход на самом бросающемся в глаза месте. А надо с точностью до наоборот.

– Это как?

– А вот скажи, где ты в последнюю очередь будешь искать дверь?

Павлик почесал свою пыльную голову, при этом рука его выгребла целую горсть грязи. Он тут же спрятал ладонь за спину.

– В яме, – ответил он.

– Почти угадал, – улыбнулась Варя. – Посмотри сюда.

Она подошла к стенке напротив того места, откуда они вышли из комнаты роботов. Между двумя этими местами находилась уже изученная яма. Как волшебница, девочка прикоснулась рукой к голой стене и потянула ее на себя. Удивительно, но эта глухая стенка ей повиновалась и перед ребятами открылся выход.

Осторожно ступив наружу, они увидели уже тускнеющие звезды и светлеющее небо, а внизу такую знакомую и родную школу!

– Стой! А вдруг это тоже иллюзия? – Павлик удержал за руку обрадованную Варю.

– Вот мы это и проверим, – просто сказала она и потянула его за собой.

Через полчаса они уже лежали в своих кроватях, и им снилось, что это тоже иллюзия. И они продолжали поиски выхода, пока родители не разбудили их к школе.

* * *

Выйдя утром из подъезда, Варя увидела, что ее поджидает Павлик.

– Знаешь, я понял почему взрослые такие задумчивые и молчаливые после Лабиринта, – весело сказал он.

Варя улыбнулась, потому что тоже давно это поняла.

– Они просто боятся будущего! Ведь это основная болезнь взрослого человека: забота о завтрашнем дне.

– Давай никогда не будем такими, – предложила Варя.

Павлик с улыбкой кивнул, и они, взявшись за руки, побежали в школу, потому что опаздывали на первый урок.


home | my bookshelf | | Монстры идут по пятам |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу