Book: Версальская грешница



Версальская грешница

Елена Коровина

Версальская грешница

Каждая девушка – принцесса.

Каждая женщина – королева.

Но только влюбленный мужчина – король.

Часть первая

МОСКВА – ПАРИЖ

Париж, декабрь 1730.

«Свечи чадили. В комнате было сыро, по полу гуляли сквозняки – понятно, на улице не благословенное лето, а промозглый декабрь. Гадалка давно уже мечтала снять помещение получше, но приличные комнаты стоили в Париже дорого. Впрочем, ничего, как только уйдут последние клиенты, гадалка подбросит на жаровни побольше угля. Хотя, конечно, уголь в нынешнем 1730 году, тоже удовольствие не из дешевых.

Не далее как пару месяцев назад в цеху угольщиков было какое-то волнение – то ли дровосеки повысили цепу за дрова, из которых выходил уголь, то ли парижские ростовщики вздули ставки за ссуду, но уголь сильно излетел в цене. Хорошо еще, что мадам Ле Бон – известная в своем квартале гадалка, у которой множество клиентов. С ее-то ремеслом и умелым подходом к людям, она может позволить себе топить не сырыми дровами, а качественным угольком.

Гадалка поежилась – надо бы не принимать последнюю посетительницу, но милая молодая дама в темно-зеленой накидке, подбитой слегка потрепанным заячьим мехом, смотрит на нее с такой надеждой. Трудно отказать. К тому же дама привела с собой девочку, и в отличие от других клиенток, попросила погадать не на себя.

– Посмотрите на мою дочку, мадам Ле Бон! Прошу, взгляните повнимательнее!

Дама смущенно помяла в руках кошелек, не зная, раскрыть ли его сейчас или заплатить гадалке после предсказания. Мадам Ле Бон фыркнула про себя, глядя на нерешительность клиентки, и просто протянула руку. У таких надо брать предоплату. Ясно же, что денег у клиентки в обрез – она и одета не по последней моде, и приехала не в собственном, а в наемном экипаже. Да и дочка ее наряжена хоть и в новое, но простое платьице. К тому же дама явно нервничает, и, если не понравится гадание, вообще может не заплатить.

Гадалка, не считая, высыпала деньги в ящик стола, но зеленый кошель протянула обратно клиентке. Как всегда мысленно проговорила:

«Все плохое, что предскажу – мимо меня!»

Обезопасив себя таким образом, мадам Ле Бон произнесла вслух, раскладывая карты:

– Ваша плата – ваше гадание!

Клиентка благоговейно уставилась на карточный расклад. Было видно, что она всем сердцем жаждала счастливого предсказания. Дочка же ее, напротив, отвернулась от карт, словно боясь увидеть в них что-то нехорошее.

– Как зовут вас, мадам? – спросила гадалка.

– Я – Луиза Пуассон, а это моя дочка – Жанна-Антуанетта. Ей девять лет.

– Будет девять через семь дней, – уточнила девочка – тоненькая, тощенькая и совершенно некрасивая. Голосок ее звучал серьезно и даже как-то занудно. – Через два дня будет Рождество, а потом – 29 декабря – мой день рождения. Я родилась после Иисуса Христа.

Девочка подняла на гадалку какие-то странные, лихорадочно блестящие глаза. Гадалка хмыкнула – девчонка не так проста и тиха, как хочет казаться. Надо же ляпнуть такое: она родилась после самого Иисуса. Экое самомнение! Тут и до крамолы недалеко. Надо поскорее заканчивать гадание.

– Так вот, мадам Пуассон, – быстро затараторила предсказательница. – Ваша Жанна-Антуанетта станет счастливой!

Луиза Пуассон ахнула и перекрестилась: Хвала Богоматери Парижа!

Гадалка чуть не фыркнула: неужели эта доверчивая посетительница не подозревает, что все карточные пророчества начинаются с подобных фраз? Взор мадам Ле Бон уперся в девочку, и гадалка смутилась. Жанна-Антуанетта смотрела пристально и не по-детски недоверчиво. Словно она сама, девятилетняя девчушка, была взрослой и умудренной.

Пальцы гадалки быстро начали открывать карты: надо поскорее сказать что-то привычное – про выгодное замужество девочки, получение непредвиденного наследства от дальнего родственника – и выпроводить эту парочку. К тому же вон и свечи уже догорают. Не доставать же новые – ныне они в Париже подороже угля будут.

Торопясь, гадалка открыла последнюю карту и застыла, недоуменно уставясь на худенькую девчонку:

– Ну и дела! Да эта малютка со временем станет самой важной дамой в нашей Франции!

Мать девочки встрепенулась:

– Неужели, правда? Вы не ошибаетесь?

Мадам Ле Бон возмущенно бросила карты на стол:

– Я никогда не ошибаюсь! Смотрите сами!

И гадалка сунула карточный расклад прямо в лицо Луизы Пуассон. Та ошарашено заморгала:

– Я не понимаю в картах!

И тут подала голосок девочка:

– Кем я стану?

В другое время гадалка сдержалась бы. Она всегда предпочитала говорить нечто обтекаемое, чтобы потом не было придирок. Но сейчас она, забыв про условности, выпалила, обращаясь к мадам Пуассон:

– Ваша дочь станет фавориткой короля!

Мать девочки заулыбалась. От улыбки на ее щеках заиграли ямочки, и она стала просто восхитительна. Чего никак не скажешь о ее дочке. Тощая, неуклюжая, с бледным личиком, она закашлялась. Свеча на столе затрещала.

– Что это значит? – глотая воздух, переспросила девочка. – Король будет любить меня?

– Конечно, солнышко! – с обожанием отозвалась мать. – Не зря же мы зовем тебя Ренет, как маленькую принцессу из сказки.

– Но вам, мадам Пуассон, придется платить! – Гадалка тяжело вздохнула.

Мать согласно закивала головой. И тут свеча на столе погасла…»

1

СТРАННЫЙ СОН

Москва, декабрь 1875

…Соня отложила перо. Кажется, она написала хорошую сцену для своего нового романа о маркизе де Помпадур. Именно с этого гадания, которое и предопределило ее жизнь будущей фаворитки короля Людовика XV, и нужно начать книгу. Это будет таинственно и интригующе, как все мистическое. А ныне мистика в моде.

Соня улыбнулась и аккуратно вытерла перо о перочистку. Хорошие гусиные перья нынче недешевы, самой точить их – намаешься. А писать плохими, пачкающими и царапающими бумагу перьями, Соня не могла. Да откуда такую сноровку взять?

Сонечка Ленорова всю жизнь писала лучшими перьями, которые специально затачивались для знаменитой Московской женской гимназии, которую содержала мадам Бове. Отец Сони, Иван Иванович Леноров, служил там в качестве преподавателя истории стран Европы и европейских искусств. Сама мадам Бове всегда говорила с пафосом и воодушевлением, как ей повезло с педагогом. Ну а ученицы Ивана Ивановича души в нем не чаяли.

Соня и сама училась в этой гимназии и видела, сколь пламенно обожали гимназистки ее отца, – то нальют духов в карман пальто, которое преподаватель оставлял на вешалке в раздевалке, то насыплют духовитой пудры на кафедру, за которой он обычно стоял. Конечно, нелепо, зато от души!

Отец же часто возмущался:

– Разве можно вещи портить? Может, у меня нет денег на новое пальто, а они мне старое духами испортили! Да и сюртук от пудры трудновато отчистить!

Соня только смеялась. Она знала – такое обожание и знаки внимания еще вполне приличны. К тому же обожательницы и их родители часто приносят подарки, дорогие сердцу Ивана Ивановича и самой Сони – великолепную веленевую бумагу с золотыми обрезами, блокноты с ажурными бронзовыми застежками, наборы перьев и карандашей в бархатных футлярах. Все знают, что Иван Иванович много пишет, издает труды по истории и искусству.

Ну а закон обожания существует в гимназии испокон века – любой ученице надо кого-то обожать. Младшие обожают старших, старшие – педагогов и даже простых гимназических служителей. Предметом обожания может стать кто угодно.

В классе Сони была девочка Ирина, обожавшая истопника Никитку. И чтобы выразить ему свои чувства, Ирочка приносила из дома недокуренные папиросы, оставшиеся от отца и старших братьев. При этом еще и заворачивала окурки в красивую бумажку и перевязывала ленточкой. А на едкие замечания подруг только вздыхала:

– Всяких же любят! А у бедного Никитки даже семьи нету. Живет бобылем.

Соня, впрочем, никак не понимала, почему надо жалеть того, кто живет бобылем.

– Мужчине трудно без жены! – пыталась объяснить подружка.

Но Соня только фыркала: подумаешь, живет же ее отец без жены, а она сама без матери! Конечно, это не порядок, но так было всегда. Мать Сонечки умерла ее родами. Так что девочку воспитал отец. И надо сказать, пока он был рядом, она не чувствовала, что мама так уж необходима.

Но все изменилось со временем. И сейчас Соня что угодно отдала бы за то, чтобы мама была рядом. Вот даже описывая сцену из своего нового романа про девочку Жанну Антуанетту Пуассон, которой предстояло стать знаменитой мадам Помпадур, всесильной фавориткой французского короля, Соня вздыхала. Ведь рядом с этой девочкой всегда была ее мать – Луиза Пуассон. И кто знает, достигла бы Помпадур такой известности и богатства в жизни, если бы не поддержка матери.

Конечно, пока рядом был отец, Соня не задумывалась об этом. Папа всегда мог выручить из любой неприятности, ответить на любой вопрос. Он занимался Сонечкиным воспитанием совершенно ненавязчиво, но так умело, что дочь переняла все его знания – и по Всеобщей истории, и по истории искусств. А уж про эпоху короля Людовика XV и маркизы де Помпадур Соня знала практически все. Недаром же она села писать роман.

Это была уже вторая книга Сони. Год назад она отдала в издательство Ильичева небольшой романчик в мистическом стиле. Действие его разворачивалось в старинном французском замке во времена «Короля-Солнца» Людовика XIV. Не то чтобы Соня не любила отечественную историю, но представить себе где-то под Москвой готические замки, она не могла. Ну, не было таковых в Первопрестольной! А так хотелось создать что-то таинственное и загадочное, в духе Вальтера Скотта или ранних драм Дюма и Гюго. Ну а в нынешней-то московской жизни какие могут быть загадки?!

Но теперь Соня решила написать настоящий исторический роман. Конечно, это не так просто, как выдуманные тайны готического замка. Зато, когда она находит в старых книгах воспоминания очевидцев того времени, сопоставляет и анализирует детали, она занимается настоящей историей – делом жизни своего отца. И когда читает книги, написанные отцом, то кажется, что разговаривает с папой, задает ему вопросы, выслушивает его наставления.

По иному ведь с ним уже больше не пообщаешься. Год назад, в 1874 году, Иван Иванович Леноров, любимый педагог Московской гимназии и Сонин папа, умер. Нет его больше. Только и осталась память, написанные им книги и вот эта квартира на Варварке, оплаченная на год вперед. Ну а через год что будет, о том и подумать страшно…

Никакой профессии у Сони нет – только гимназическое образование. А с него что возьмешь? Обычно гимназистки без профессии замуж выходят. Но у Сони и жениха нет. Так что ей один путь – в гувернантки: обучать чужих капризных детей, выслушивать придирки их зловредных мамаш и, как можешь, отбиваться от приставаний их папаш или старших братьев. Кошмарные перспективы – и малые деньги. Но Соня и на это готова. Надо же на что-то жить!

Деньги, оставшиеся после отца, кончились еще в мае. С тех пор Соня чуть не каждый день ходит в бюро по найму, ищет работу. Но в Москве слишком много девушек, ищущих место гувернантки. Среди них большинство – выпускницы Екатерининского института благородных девиц. Куда уж тут Соне с ее гимназическим аттестатом!

Конечно, можно было бы попросить аванс у издателя под будущий роман. Но Софья летом уже заходила в его типографию на Пятницкой. Издатель, невысокий, крепкий, с простонародной внешностью, окинул девушку цепким взглядом и тут же отрезал:

– Знаю я дамские романы! Напишете до половины и бросите. А мне убыток!

– Я допишу! – просительно проговорила Соня. – Я же прошлый роман вам в срок закончила.

Голос ее дрогнул. В глазах проявилось отчаяние.

– Ладно! – выдохнул Ильичев. – Даю пока десять рублей!

И он протянул ассигнацию.

Соня машинально взяла. Как не взять? Только прошептала почти виновато:

– Неужели больше нельзя?

Ильичев нахмурился:

– Я маститым писателям пятьдесят рублей в аванс даю. Но вы – начинающая!

Писательница обреченно вздохнула: конечно, она – начинающая. Но ведь и она есть хочет. Пока пишешь, надо на что-то жить. А сколько проживешь на десять рублей? Месяц – полтора? Да и то – если с хлеба на квас перебираться.

Словом, Соня решилась. Бог с ним, с романом. Издатель ей год на его написание дал. Ну а пока придется все-таки пойти в услужение. А писать и ночами можно.

Счастье, что обожательницы отца, его верные ученицы, иногда забегают к Соне. Они-то и подкидывают девушке сведения о семьях, которые готовы взять репетиторшу по французскому языку. Только репетиторство это – на два-три урока. Но вот недавно гимназическая подруга Лидочка Терентьева, ныне ставшая супругой модного тенора Альфреда Збарского, рассказала о том, что купец Копалкин ищет учительницу французского языка для своего малолетнего сына. Сам-то Копалкин торгует сапогами и с тенором познакомился так.

Збарский – он в неделю по паре сапог снашивает. Уж как это ему удается, не знает даже его обожаемая молодая жена. Но все сапоги на Альфреде мгновенно рвутся. Бедняга даже по врачам ходил. Те в голос твердят – у вас походка неправильная, вы на пятку со всей мочи наступаете, вот обувь и не выдерживает. Но как же на пятку не наступать?! Но мало того, что певец сапоги рвет, так он другой обуви носить не может – в любых башмаках ноги в кровь натирает. Вот и приходится ему даже летом в легких сафьяновых сапожках щеголять. Это какой же расход? Какие деньги?!

Конечно, у тенора в Большом театре жалованье немалое, но изводить все на сапоги?! Да какая же супруга это стерпит? Вот и Лидочка не стерпела. Ей самой хотелось и платье модное, и шубку зимнюю, и бриллиантики на белую шейку. Словом, практичная Лидочка уговорила мужа закупать сапоги оптовыми партиями – куда как дешевле выйдут. Вот тогда-то изнеженный Збарский и познакомился с русопятым купцом Копалкиным.

Антон Копалкин перебрался в Первопрестольную совсем недавно, и потому его дела здесь еще не носили большого масштаба. Три партии сапог он спустил Збарскому почти задаром, просил только певца везде нахваливать копаловскую продукцию – для престижа и привлечения клиентуры. Збарский расстарался – познакомил купца с приятелями из богемных Кругов. У тех, конечно, денег вечно нет, зато связей достаточно.

Уже через пару месяцев купец Копалкин снял апартаменты в доходном доме Третьяковых, что по правой стороне Кузнецкого моста. Место самое выигрышное – все магазины да лавочки вокруг, все модницы и щеголи каждый день брусчатку Кузнецкого топчут. Тут для продажи сапожек – самое место. Копалкин живо свою лавочку открыл, хвост распустил. Еще бы – мыслил ли когда-то малец из провинциального Талдома, что заимеет модную лавку в Москве, прямо на легендарном Кузнецком мосту?

Впрочем, того мальца, почитавшего картофельные очистки за деликатес, больше нету. Преставился, так сказать, в Бозе. Вместо него теперь – Антон Пантелеевич Копалкин, почетный купец первой гильдии. Ныне Антон Пантелеевич не только певцов из Большого театра на обед в ресторан «Яр» не стесняется пригласить, но и для собратьев купцов в купеческом клубе столы накрыть: семга, расстегаи, тетерева, икорка, вина французские, водочка российская в граненых графинчиках со слезой – все на лучших ресторанов-трактиров московских выписано. Ну а уж для собственного малолетнего сыночка, продолжателя дела купеческого, Копалкин на любые расходы шел.

«Пусть, – говорит, – мой Котька по-французски научится лопотать не хуже разных там аристократов." – еще и смеется: – „Не я у тех щеголей в долг занимаю, а сам им в долг даю. Так что я и есть – хозяин жизни!“

– Представляешь, Соня, – ахала Лидочка Збарская рассказывая, – этот купчина готов учительнице французского по пять рубликов за урок платить. Конечно, купчик с гонором, но ведь какие же деньжищи!

Вот и решилась Соня. Пойдет завтра к Копалкину. Вдруг он возьмет ее учить свое чадо? Собственно, это очень выгодный вариант. Вон, подружка Ирочка, та, которая в гимназии истопника обожала, теперь тоже уроками живет. Так ей аж к Преображенской заставе ездить приходится – там у нее два ученика живут из семей старообрядцев. Это же какие расходы на извозчика – на Преображенку-то своими ногами не находишься! А тут – хоть и Копалкин, зато рядышком. От Варварки до Кузнецкого моста в любую погоду дойти можно.

Жаль, конечно, что семья купца необразованная. Лидочка рассказывала, что хоть Косте Копалкину и восемь лет, но он все за нянькину юбку держится, читать-писать плохо умеет. Придется его языку с голоса учить. Да много ли мальчику надо? Пара фраз о том, как его зовут, кто его отец, да стишок с песенкой по-французски – и все довольны. Станет папаша Копалкин сына друзьям на праздники показывать:

– А ну, скажи стишок! Спой песню! И ведь какой умник вырос – по-французски, как по-русски, шпарит!

Гости, конечно, умилятся да похлопают, и самому мальчику приятно будет. Словом, все сложится преотлично. Не всем же сильно учеными быть! Да и что толку от ученостей? Вон у Сониного отца было много друзей из преподавательской среды. И где они? После смерти Ленорова в его дом никто не заглядывал.



Да и к чему? К Ивану Ивановичу они за советами захаживали. Как возьмется кто научный труд писать, так к Ленорову с вопросами. Даром, что он не стал профессором (все недосуг было), зато познаниями обладал обширнейшими. Все и пользовались. На его знаниях свои труды строили. А он, чудак, даже не обижался. Еще и гордился.

«Коли бы все мои подсказки, использованные в трактатах друзей, сложить, мне и академика было бы мало. Да что академик? Это же груз разных обязанностей. А так я – вольный художник. Пусть моими выводами любой пользуется. А мне хорошо знания свои иметь!»

Чудак, право слово… Стал бы академиком, Соне бы пенсия шла. А так…

Соня недавно новый сборник академических трудов по истории искусства и читала. В ужас пришла! Как же можно такие безграмотности публиковать? Еще и деньги за них громадные платить?! А Соне чуть не даром книгу в издательство нести приходится. И то издатель нос воротит; что может написать женщина?

Это за границей девушки даже в институтах учиться могут, а в России до сих пор «курица не птица, женщина не человек». И высшее образование для них – только женские курсы. Конечно, можно за университетским дипломом и за границу уехать. Например, в обожаемую Францию. Увидеть самой Лувр, Версаль, о которых Соня помнила и от отца, и от дедушки.

Помнится, дед, весело подкручивающий длинный ус, учил внучку французскому языку – и не абы какому, а обязательно с парижским выговором – с шиком, как он говорил. Дед знал в этом толк – недаром сам в Париже родился. Так что по-французски Соня говорит и пишет отлично. Версаль перед ее глазами как живой стоит – столько она его картин, видов, дагерротипов и даже новомодных фотографий видела. Да только на что ехать?..

Ведь даже на хорошие перья и бумагу средств нет. Для Сони любой грош – звонкая монета. Придется оставить мечту. Отложить. Но забывать не надо. Вдруг когда-нибудь… попозже… потом…

Глаза Сони начали закрываться. Еле-еле она доползла до кровати. Хорошо еще, хоть квартира оплачена. Крошечная, конечно. Но ведь есть где жить.

Завтра она сходит к этому купцу Копалкину. Но это – завтра…

Девушка вздохнула, обняла подушку, поплыла куда-то… И увидела вдруг себя в крошечной комнатушке мадам Ле Бон.


Француженка сидела за столом и самозабвенно считала деньги. То ли она решила сэкономить, то ли действительно не ощущала холода, пока ее грел шелест купюр, но жаровня с углем еще не была зажжена. Впрочем – Соня лихорадочно оглянулась вокруг – в комнате вообще не было никакой жаровни – прямо в стене была вделана французская печь, выложенная кафелем. Неужели в те далекие времена уже были такие печи? Соня и не знала про это.

Гадалка не поднимала головы. Пальцы ее скоро отсчитывали купюры, губы шевелились, видно, мадам считала про себя.

Соня, как завороженная, смотрела на эти мелькающие пальцы. Шелест купюр просто завораживал – это сколько же франков! А вон на столе лежат еще и золотые монеты. На руке мадам Ле Бон тускло мерцает массивный золотой браслет с рубинами. Хотя, нет, наверное, это все-таки хорошо оправленные гранаты, ведь браслет с такими рубинами потянул бы на целое состояние. И тут мадам Ле Бон оторвалась от купюр и уставилась на Соню. Девушка кашлянула, извиняясь:

– Простите…

– А, это ты! – радостно воскликнула вдруг мадам Ле Бон, поднимаясь из-за стола. – Наконец-то пришла. Я уже заждалась!

И тут Соня в ужасе увидела, что гадалка одета не в платье времен Людовика XV, а в совершенно современный наряд, который Соня совсем недавно видела в женском журнале, последний писк моды. Платье называлось «Рождественская роза» и предлагалось для встречи нынешнего Рождества, 1875 года. Все модные ателье с Кузнецкого моста охотно готовы взяться за пошив такого наряда. Еще бы обнова стоила бешеных денег.

Самой Соне такого платья вовек не купить даже для самого большого праздника. А вот – смотрите-ка! – мадам Ле Вон щеголяет им в обычный день. Да еще и с рубиновым браслетом! Или гранатовым…

– Что ты застыла, девочка? – проговорила гадалка тонким молодым голосом. – Мы зря теряем время.

Мадам вынула из стола засаленную колоду и переметана карты. Ловко вытащила первые три и проговорила:

– Ты владелица тайны, хоть и сама не знаешь об этом.

Раскрыла еще три карты и произнесла:

– Помни: все начнется завтра.

Кинула последние три карты и заулыбалась:

– Ты станешь фавориткой короля, милочка!

– Кем я стану? – недоуменно воскликнула Соня, машинально повторяя реплику юной Жанны Антуанетты Пуассон, будущей маркизы де Помпадур.

И, словно прочтя ее мысли, гадалка расхохоталась:

– Обе вы станете версальскими грешницами!

Мадам смела карты в ящик стола:

– Ну хватит гаданий! Я позвала тебя не для этого. У нас мало времени. Идем же скорее!

Мадам ухватила Соню за руку и почти потащила за собой. Из комнаты они попали в коридор, освещенный газовыми фонарями. У Сони перехватило дыхание. Что же это?! Мадам Ле Бон жила во времена Людовика XV, гадала маркизе де Помпадур. В те времена комнаты и коридоры освещали свечи в канделябрах и подсвечниках. Откуда же взялись современные газовые фонари?

Но тут гадалка распахнула дверь парадного и вывела Соню на улицу. Навстречу им потекла толпа нарядных господ, освещенная большими уличными фонарями. Соня ахнула: это была улица современного Парижа!

– У тебя три секунды, чтобы запомнить! – прошептала мадам Ле Бон. – Вот – место нашей встречи – театр «Варьете» на Монмартре.

Соня завертела головой. Действительно, по левой стороне бульвара стояло здание с белоснежными колоннами – четыре в нижнем этаже и четыре в верхнем. Прямо на портике нижнего этажа большими золотыми буквами было выведено: «Театр Варьете». Такое роскошное здание не спутаешь них каким другим.

Девушка и раньше слышала об этом, наверное, самом модном театре Парижа. Раньше там ставились веселые комедии, теперь идут спектакли шокирующего нового жанра – зажигательной оперетты. Ретрограды называют этот театр гнездом разврата, зато молодежь туда валом валит. Впрочем, ретроградов уже мало кто слушает. В 1867 году, когда в Париже проходила Всемирная выставка, даже монархи европейских стран ходили в театр «Варьете» на оперетты Жака Оффенбаха. Уж такой-то театр Соня найдет! Если надо, ей любой подскажет.

– Ну что ты, растерялась? Запомнила, где меня искать? – Мадам Ле Бон легонько подтолкнула девушку. – Не забудь: мне пришлось изменить фамилию, как и тебе!


Фонари вдруг погасли. Париж исчез. Соня проснулась в своей крохотной спальне.

За окнами падал декабрьский снег. Было еще темно, хотя часы и показывали шесть утра. Зима!..

Соня поднялась и зажгла лампу. Странный сон! Вот какие нелепицы могут привидеться, когда сама допоздна сочиняешь романы. И о чем толковала эта гадалка? Будто бы Соня изменила фамилию. Чушь какая! Да она как была всю жизнь Леноровой, так ею и осталась. И, кажется, останется на всю жизнь – женихов-то не наблюдается!..

Впрочем, в реальной жизни некогда размышлять о снах. Хотя, конечно, интересно…

Как она сказала?

«Главное начнется завтра…»

Кажется, так.

«Вот и наступило это завтра, – с грустью подумала девушка. – И не в блестящем Париже, а в заснеженной Москве. И не к мадам Ле Бон мне предстоит наниматься к услужение, а к госпоже Копалкиной. И то – хорошо еще, если возьмет…»

2

ГОНЕЦ

Версаль, декабрь 1875

Голоса звучали глухо, искажаясь в темноте узкого нескончаемого тоннеля. По крайней мере, одному из путников он казался нескончаемым. Второй же продвигался быстро и бесшумно – сразу видно, привык пользоваться этим подземным ходом.

Однако и ему было здесь неуютно. Спутнику же его просто страшно. Под ногами хлюпала вязкая грязь и вода, просачивающаяся в тоннель сотни лет его существования. Даже в тусклом свете потайного фонаря было заметно, что и стены обросли жуткой слизью, а с выщербленного потолка осыпаются мелкие камешки. Да тут не то что ходить на дальние расстояния, тут и пару шагов ступить жутко – а ну как обвалится!..

Но выбирать не приходится. Гонец был с поручением в далекой России – теперь его долг отчитаться. Гранд-магистру, от услышанного рассказа, должно показаться, что он сам побывал в заснеженной стране. Вот где холод – зима, снег, метель, жуткий мороз! А в благословенной Франции, куда вернулся гонец, хоть и стоит тот же декабрь, no куда более мягкий. Всего лишь немного планирующих снежных пушинок и порывы холодного ветра.

В той далекой России все не так, как во Франции, тем более в прелестном парижском предместье – старинном Версале. И России даже календарь другой. Вся Европа уже справила Рождество 25 декабря, а в России праздник еще только будет и вот смех! – тоже 25 декабря. Виданное ли дело, российский календарь отстает от Всемирного почти на две недели. Когда вся Европа справит 1 января 1876 года, в этой загадочной, непонятной России все еще будет прошлый 1875 год. Воистину – заледеневшая страна, застывшая в прошлом…

Все это гонец подробно описал в отчете. Но рассказывать все это гранд-магистру не придется. Секретарь намекнул, что разговор будет коротким. Что ж, им виднее! Гонец всего лишь гонец. Его дело ездить и отвозить, что дадут. Думать обо всем будут другие.

Обязанности членов Общества распределены еще столетие назад. Гонцы возят, дипломаты проводят переговоры, стражники (как тот, кто идет сейчас рядом с гонцом, проводя его по потайному ходу) охраняют, гранд-магистр и два его помощника (простые магистры) руководят. И надо сказать, это получается у них неплохо – об этом говорит хотя бы такой факт: за последние 20 лет суммы, которые получает гонец за свои разъезды, все возрастают.

Словом, служба выгодная, хоть и тайная. Впрочем, все тайное выгодно. Вот только путь в эту тайную элиту людям заказан. Всем – но не ему!

Он Жан Маришен – потомственный гонец. И дед его был гонцом в этом обществе, и отец. Жан ездит с поручениями с шестнадцатилетнего возраста. Что отвозит – для него не ведомо. Иногда что-то большое, иногда маленькое, иногда, как в этой поездке в Москву, и вовсе конверт с парой листков. Семейство Маришен – не из любопытных. Дед с отцом не интересовались, что возят, и ему не стоит.

Лет десять назад месье Корвиль заглянул в письмо, которое вез в Румынию, да только обратно не вернулся. Едва привез письмо в Бухарест, да там и помер. Сказали, правда, что несчастный случай – шел по мосту, да мост обвалился. Прогнивший был мосток, старенький…

Но Жан-то знает, что беднягу Корвиля убили, – не суй нос, куда не следует. В конце концов, каждый, вступая в Общество, дает клятву повиновения. Но – Маришен смачно сплюнул на плиты мерзкого пола – Бог с ними, с клятвами, деньги ведь хорошие платят!

Стражник выругался:

– Не хватало еще тут все заплевать!

Гонец скривился:

– Тут и до нас постарались!

Стражник свернул за угол и отпер железную дверь массивным ключом. За дверью оказалась крутая лестница.

– Дальше не моя территория! – предупредил он. – Иди сам. Пароль знаешь.

Гонец поднялся по лестнице, осторожно наступая на осклизлые ступеньки. Вверху было посуше. Далеко впереди пылал прикрепленный к стене коридора факел, как будто манил путника к себе. Гонец пошел на его свет. Как только подошел к этому факелу, увидел свет другого на отдалении. Хитро рассчитано.

За свою жизнь Маришен выполнил множество поручений Общества и отчитывался за них перед разными людьми и в разных местах. Чаще всего это были обычные улицы и бульвары Парижа. Гонец просто шел, к нему подходил кто-то и забирал составленный им отчет о поездке. Но на этот раз сам гранд-магистр пожелал принять гонца лично.

Маришен видел гранд-магистра всего раз в жизни. Впрочем, и тогда ничего не запомнил. Магистры – люди высокого полета. Простые смертные не знают их лиц, не могут опознать голосов. А уж гранд-магистр – вообще загадочная личность… Говорят, высшие иерархи Общества до сих пор занимают места среди политической элиты, а то и правительства Франции. Что ж, тайные правительства всегда были и будут. И не дело гонцов думать о них.

– Стой! – послышалось из ниши в стене. Прямо перед гонцом выросла огромная фигура. – Кто ты, путник?

– Жан Маришен – брат по крови.

– Подтверди!

Гонец вынул старинное серебряное кольцо в виде прихотливо изогнутых змеек с аметистовыми лиловыми глазками. Кольцо перешло к Жану по наследству от отца, но было мало, и потому Маришен аккуратно носил его в потайном кармане.

Страж внимательно изучил кольцо и посторонился, отрывая тяжелую лязгающую железную дверь, и вдруг сильно толкнул гонца в спину. Тот влетел внутрь и оказался в крошечной комнатке, стены которой были отделаны темными деревянными панелями. На первый взгляд одни стены и ни одной двери. Но ведь гонец только что вошел. Вот только с какой стороны? От неожиданности он потерял ориентировку.

Что за дела? Ему не доверяют? Если посчитают, что он в чем-то виноват, могут и убить тут же, в этой комнатке. Гонец выпрямился. Ему нечего бояться – он всегда выполнял указания Общества от и до. Никогда не интересовался тем, чем не следует. Но страх все равно пополз в сердце.

И в эту секунду он вдруг ощутил дыхание сквозняка. Значит, там в стене отверстие. Его проверяют – хотят удостовериться, что это он. Жан вспомнил, что слышал как-то о таком приеме от деда, но это было так давно. Сам он никогда не попадал в столь щекотливые ситуации. В конце концов, сейчас вторая половина XIX века, и на престоле не отравительница Мария Медичи, и времена королей Людовиков, помешанных на оккультизме, прошли.

И тут Жан с ужасом увидел, что левая стена начала надвигаться на него. Господи, если стены сдвинуться, они же раздавят его! Гонец судорожно втянул воздух. Что творится? Это же почтенный дом в центре Версаля, а не застенки святой инквизиции!

Жан перекрестился. И наконец-то понял – стена выезжала вперед, освобождая пространство для двери. Послышался скрежет ключа, щелкнул замок. И точно – за стеной отворилась дверь и тихий голос процедил:

– Сюда, месье!

Жан, приободрившись, шагнул вперед. Ну и предосторожности перед встречей с гранд-магистром…

За дубовой дверью располагался еще один коридор, с невероятным количеством новых дверей и поворотов. Человек с недобрыми намерениями заплутает в два счета. Жан почти бежал за своим провожатым, но успел заметить, что дом обставлен богато и на старинный лад. На стенах витые рожки из золота, но в них горит не газ, а золоченые свечи. На полу (это в коридорах-то!) дорогущие турецкие ковры, потолки расписаны розами и купидонами. Лестница из белого мрамора, украшенная статуями греческих богинь, была также устлана ковровой дорожкой.

Гонца провели вниз. Еще раз свернули вправо, потом влево и вот провожающий тихо повернул золоченую ручку резной двери. Жан шагнул за порог и застыл, ничего не различая в полутьме.

– Ты видел его? – не дожидаясь приветствия, прозвучал хриплый голос гранд-магистра.

Маришен уже привык к тому, что все члены Общества пытаются менять свои голоса, но от этого ненатурального голоса у него мурашки поползли по коже.

– Да, монсеньер!

Жан склонился в нижайшем поклоне.

Его глаза уже должны были приспособиться к темноте, но все вокруг было черно: черный бархат на стенах, черное ковровое покрытие на полу, даже потолок был окрашен и черный цвет. Правда, к дальней стене черный цвет потолка уступал место кровавому «зареву». Под этим «заревом» высился золотой трон, обитый черной материей. На троне восседала фигура. Лицо пряталось в тени.

– Опиши его! – потребовала фигура. – Он похож на нас?

– Да, монсеньер! – Гонец снова склонился в поклоне. – Он похож.

– Так он – брат по крови?

– Дa, монсеньер. Это видно сразу. И у него есть Знак высшего родства – родинка на груди прямо под сердцем.

Гранд-магистр взволнованно поднялся:

– И форма ее совпадает?

– Да, монсеньер! Родинка в форме сердца.

– Ты видел сам?

– Я осмотрел его весьма придирчиво.

– Хорошо! – Гранд-магистр снова сел. – Ты получил ответ на наше послание?

– Да, монсеньер! Ответ состоит из четырех слов: я все сделаю, ждите.

– Слава Богу! – прошептал гранд-магистр. – Это хороший ответ. Готов ли твой отчет?

– Вот он, монсеньер! – Гонец вынул из нагрудного кармана небольшую тетрадь, как и полагается для подобных случаев, обтянутую темно-синим бархатом.

Почему именно бархатом и почему темно-синим, Маришен никогда не задумывался. Не его это дело. Так полагалось всегда: и отец, и дед предоставляли отчеты в таких тетрадях, которые заказывали в писчебумажных лавках. Вот и Жан давно уже заказал четыре дюжины. Ими и пользуется.

Тетрадь требовалось с поклоном положить на столик, который должен стоять с правой стороны от гонца. Приближаться к гранд-магистру строго запрещалось. Но сегодня не было никакого столика. Жан повертел головой во все стороны, но ничего подходящего не нашел. И тогда, забыв о Правилах, он шагнул к трону.

Гранд-магистр протянул руку. Жан увидел белое точеное запястье и холеную ладонь. Не удержавшись, гонец поднял глаза на лицо повелителя.



– Вон! – прошептал тот, мгновенно прикрывшись черной полой плаща.

Или это был не плащ?..

Жан отскочил, озираясь, не понимая, куда следует идти. Но тут в стене слева открылся узкий и светлый проход. Маришен ринулся на свет. Но едва он шагнул за порог, пол под его ногами накренился и гонец полетел вниз. Он упал на острые камни и, еще не осознав боли, понял – он в каменном мешке тайного хода. Это конец.

«За что?.. Тридцать лет верой и правдой… – еще подумалось Жану. – За что?!»

И когда смертельная боль тела догнала сознание, оно успело высветить еще раз не лицо, но руки гранд-магистра. И умирающий гонец Маришен понял, что же так удивило его: ладони были…

Мысли смешались. И темнота разорвалась в голове верного гонца ярким светом.

3

ПРИЕЗД ГУВЕРНАНТКИ В КУПЕЧЕСКИЙ ДОМ

Москва, декабрь 1875

Воздух благоухал ароматами парижских духов и терпким запахом хвои. В преддверии Рождества окна всех магазинов, лавок и ателье на Кузнецком мосту были украшены лапами лесной красавицы, алыми лентами и большими разноцветными стеклянными шарами, выложенными на кусках белой ваты, которая должна была символизировать московский снег. Витрины, ловко подбоченясь, предъявляли покупателям самое дорогое, модное и красивое.

Люди сновали туда-сюда, звенел дамский смех, плыл дым крепких сигар. Все были одеты в лучшее и стремились приобрести к празднику еще более роскошное и потрясающее.

Соня стояла у стены подъезда, тупо следя за мельканьем праздничной толпы. На ресницах висели капли слез. Пальцы судорожно сжимались в кармане старенькой заячьей шубейки. Потертый мех давно уже не грел. Да что там шуба? На Рожественский праздник денег нет. Другие станут встречать его с подарками и деликатесами. Другие, но не Соня!

Копалкины отказали ей. Купчиха самолично распахнула перед ней дверь на улицу. Купеческая нянька хихикала, а позади всех сопел тот самый Костя Копалкин, на изучение которого Соня возлагала такие большие надежды.

Все произошло так стремительно и сумбурно, что и в кошмарном сне не приснится. Час назад Соня, запыхавшись – ведь так боялась опоздать! – подбежала к Кузнецкому мосту. Она не бывала здесь уже больше года – что ей делать на самой модной и дорогой улице города? Покупки здесь для нее давно не по карману. Хотя пройти мимо витрин магазинов и ателье было приятно. Да и кому не приятно посмотреть хоть одним глазком на красивые вещи, даже если их и невозможно купить?..

Но Соне было не до покупок. Наниматься в купеческий дом – дело переживательное: неизвестно, как встретит тебя купец и его родня. Перед глазами вставала картина художника Перова «Приезд гувернантки в купеческий дом». Соня видела, ее на выставке, которую в прошлом устроили московские художники. На том полотне бедная девушка-гувернантка входит, низко склонив голову, в дом богатого купца. Все домочадцы высыпали посмотреть на новую служанку. Да-да, ведь гувернантка – все равно что служанка! Хозяин-купец, уперев руки в бока, не стыдясь, рассматривает девушку, будто она не человек, а только что купленный им товар, Хозяйский сын, эдакий купчик в дорогом халате, словно раздевает девицу развратным взглядом, прикидывая, стоит ли ее соблазнить. Словом, сцена унижения в полной мере. А что делать? Раз бедной девушке приходится идти в услужение, многое нужно терпеть.

Но Соня не такова. Девушка распрямила спину и гордо вскинула голову. Она не станет терпеть издевательства ни за какие деньги! Но переживать раньше времени не стоит – ничего плохого в этом доме на Кузнецком мосту с Соней приключиться не может. Ведь этот доходный дом принадлежит семейству купцов Третьяковых, и на плату с квартир этого дома содержится его знаменитая коллекция русской живописи. Конечно, не только на эти деньги – Третьяковы были владельцами фабрик и заводов. Кажется, у них даже пароходы были. Вся Москва знала, что Павел Михайлович Третьяков – человек образованный. Почти все средства он тратит на благое дело – поддержку русского искусства. И потому в отличие от других купцов, над которыми всегда охочие до смеха москвичи подтрунивали и хохотали, Третьякова все уважали.

Когда он шел по улице, прохожие снимали перед ним шляпы, когда же по дороге проезжала его карета кланялись вслед. Все понимали, что третьяковское благородство и любовь к искусству дорогого стоит. Нет, такой человек не станет сдавать квартиры своего дома недостойным людям, тем, кто будет унижать бедную девушку только потому, что она сама вынуждена зарабатывать себе на жизнь.

И потому Соня храбро поднялась на третий этаж, где с левой стороны на дубовой двери сияла начищенная до блеска медная табличка:«1 г. к-ц г-н Копалкин», что означало: «1 гильдии купец господин Копалкин».

Но как же просчиталась Соня!

Открыла ей горничная с припухшими глазами. Неужели в слезах?

Из глубины огромного коридора донесся мощный рык или рев. Так обычно вопит дворник дома, в котором живет Соня; после ужасного перепоя.

– Рассолу мне! – требовал хриплый бас. – Да быстрей, убью, скотина!

Дальше шла отборная брань – ясно, что так ругаться в доме мог позволить себе только хозяин. Соню поразило и насторожило первое знакомство с купеческой семьей.

Заплаканная горничная приняла Сонину шубку и провела девушку почему-то на кухню. Ну а там гувернантку встретила старуха в засаленном халате, бойко шамкающая беззубым ртом.

– Ты – учителька? – хихикнула она. – Ну а я нянька барчукова. Жди, сей миг наш Котик пожалует.

Соня удивилась. Обычно родители первыми знакомятся с учительницей, но тут ни Копалкина, ни его жены – одна нянька. Видать, она тут всем заправляет.

И точно – уже через секунду в кухню влетел слуга с воплем:

– Иди скорей, Марковна! Хозяин не в себе! Только ты сладишь.

Нянька крякнула и вылетела из кухни. Соня осталась ждать. Ей даже присесть не предложили. Так она и стояла, пока дверь кухни не приоткрылась, – тихонько, как мышь, пошел толстый, откормленный мальчик лет восьми.

– Ты Костя? – спросила Соня и протянула мальчику руку, как взрослому. – Здравствуй!

Отрок стрельнул в учительницу хитрым и неприятно сальным взглядом:

– Не могу поздороваться, мамзель, рука занята!

Соня с удивлением отметила, что мальчик одет в коротенькие штанишки на помочах. Неужели он все еще ходит в таких детских одежках? Вон какой рослый да упитанный, просто сочится довольствием и каким-то салом. И тут мальчик вдруг прогудел:

– Пуговицы сзади. Помоги застегнуть штанишки, мамзель!

Рука Сони непроизвольно потянулась к пуговицам, но юный наглец, вдруг взвизгнув, отпустил помочи. Штаны упали на пол. Сонины пальцы скользнули по абсолютно голой ягодице паршивца.

Малец заверещал еще пуще – со странным восторгом и наслаждением. Видно, так понравилось ему прикосновение девушки.

Соня в ужасе смотрела на голого идиота. Или он был не идиотом, а юным сластолюбцем? Ишь, как в истоме закатились его глаза, а все «хозяйство» зашевелилось, когда он запустил туда свои похотливые пальцы. Ясно, настоящей мужской силы в нем еще не было, но от этого все выглядело еще более омерзительно.

Соня, конечно, видела голых мальчишек. Но только мраморных – скульптуры. Те были приятны и часто озорны. Один прижимал к себе лисенка, другой выковыривал занозу из ступни, третий, смеясь, натягивал лук. Но этот юный Котик был отвратителен. И его Соне придется учить?!

У девушки перехватило дыхание от отвращения. Ни за что! Она уже двинулась было к двери, когда прямо ей навстречу влетела нянька.

Увидев сцену мальчишеского сластолюбия, она не возмутилась и не пришла в недоумение. Она просто стукнула голого мерзавца полотенцем:

– Ты опять за свое! Оденься как положено!

Костик еще более радостно взвизгнул и выскочил из кухни, натягивая штаны.

– Господи! – пролепетала Соня. – Что это?

– А ничего! – рявкнула нянька. – Дите, оно и есть дите. Непорочное. Не ведает еще, что творит!

– Его же доктору показать надо! – прошептала Соня.

– К чему это? – тупо удивилась нянька. – Ну, балует ребенок. И что? У нас все свои. Стесняться нам нечего! И ты не тушуйся. У нас сытно и тепло. Ты кофту-то скидывай. Блузочки хватит, у нас жарко натоплено. Иди и залу, сейчас туда барин пожалует. Кальсоны только натянет…

– Что? – ахнула Соня.

– Кальсоны, – как ни в чем не бывало ответила нянька. – Да у нас все свои. Мы без стеснения. В брюках-то жарковато будет. Иди!

И нянька подтолкнула ошалевшую Соню в коридор. Девушка вышла и тут же наткнулась на хозяйку. Та шла, покачиваясь, одетая в капот, расшитый лентами и кружевами, но полы капота распахивались, и Соня в уже почти животном ужасе увидела под полами длинные темно-розовые панталоны. Да что же это?..

Соня кинулась к выходу. Но цепкая рука хозяйки подхватила ее.

– Чего летишь, учителька? Раздевайся, проходи!

Соня взвизгнула похлеще Костика и вырвалась из хозяйской руки:

– Пустите!

– Чего она? – прохрипела мадам Копалкина, икнув.

И тут только Соня поняла, что и хозяйка была пьяна.

– Котик спужал, – ответила нянька.

– Не боись, – икнула мадам. – Он тихий. Просто привычка такая. Еще когда совсем малышом был, не мог уснуть, если не покажет кому-нибудь свое «хозяйство»…

Но Соня, уже не слушая, кинулась ко входной двери, подхватив шубейку. Но мадам опередила ее.

– Ишь ты, какие мы пугливые! – захохотала она, самолично открывая замок. – Небось образованная!

Замок открылся. Соня выскочила. Вниз по лестнице! Сзади все еще доносился хохот Копалкиной и хихиканье няньки. Да и выползший в коридор Котик подхрюкивал за нянькиной юбкой. Вот вам и «приезд гувернантки в купеческий дом»!..

Девушка прислонилась к стене у подъезда дома. Перед глазами плыли круги, и все вспоминалось сладострастное личико юного безобразника: рот полуоткрыт, из него слюна капает…

Соня тряхнула головой – хватит! Не думать! Не вспоминать! Не было этого безобразного пьяного и сексуально озабоченного семейства. Не ходила Соня в апартаменты купца Копалкина. Она просто пришла на Кузнецкий мост посмотреть на рождественские подарки…

Но отключить память не так-то просто. Теперь понятно, почему купец готов платить «учительке» такие большие деньги. Понятно, почему согласен взять даже Соню, с ее гимназическим аттестатом. Наверное, опытные учителя давно отказались обучать мерзкого мальчишку. Вот и приходится папаше раскошеливаться.

А может, Соня – дура, и надо было взяться за работу? Стишок да песенка по-французски – разве это много за 5 рублей в урок? Но тогда выходило, что за 5 рубликов Соня готова терпеть мерзости и скабрезности? Конечно, можно на все смотреть легче. Костя Копалкин еще ребенок, что он может сделать, кроме как поглумиться? Но ведь есть еще и папаша. А кто знает, что может прийти ему в голову по отношению к бедной нанятой «учительке»?..

Нет уж! Никаких денег не надо!

Девушка медленно вздохнула, стараясь унять сердцебиение. В конце концов, что она так переживает, будто сама выкинула дурную шутку и оскорбила невиновного? Это она невиновна и ее оскорбили!

– Пардон, мадемуазель, не могу ли я чем-то помочь?

Какой-то молодой мужчина в отлично скроенном велюровом пальто окликнул Соню.

– Нет, месье, благодарю! – машинально выпалила Соня и только тут поняла, что беседа ведется на французском языке.

– Позвольте хотя бы проводить вас!

Мужчина предложил Соне руку. Но девушка, еще не пришедшая в себя после мерзкого визита, отпрянула:

– Прошу, оставьте меня!

Соня выскочила из-под арки подъезда и кинулась наверх по Кузнецкому мосту. Ноги сами привычно завернули налево к Большому театру. В голове пронеслось:

«Как глупо! Человек помочь хотел, а я ему нагрубила!»

4

НЕВЕРОЯТНОЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ

Москва, декабрь 1875

Театральная площадь у Большого и Малого театров уже неделю как была превращена в предрождественский базар. На его праздничный гомон и выскочила Соня – где люди, там безопасно.

Пряный запах апельсинового счастья ударил в голову. Рождество всегда ассоциировалось у Сони с круглыми оранжевыми заморскими плодами, каждый из которых заботливые продавцы заворачивали в белую папиросную бумагу. Тогда «солнышки» выглядывали из нее, словно из-под облаков.

Нынешний базар гордо демонстрировал груды лакомств – золоченые грецкие орехи соседствовали с пронзительно-желтыми лимонами, обернутыми в серебряную фольгу. Ароматические свечи даже на морозце ухитрялись источать свой притягательный аромат праздника. Благовония, раскупаемые под Рождество, придавали необычайный, мистический, чисто московский оттенок обычному городскому базару, на котором продукты-то частенько были далеко не первой свежести.

Базилик, мирра, эвкалипт и смирна забивали запашок портившейся рыбы или подгнивающих солений. Как и полагается на большом базаре, купцы с завидным стремлением пытались сбыть просроченный товар. Но ведь и москвичи не зевали – пусть рыбка немного с душком, зато ведь не за рублик продается, а за копеечки. А у кого рублики-то лишние, те могут и в дорогие лавки пойти, нечего по базарам и рынкам шляться.

Однако для Сони и на дешевеньком базаре было притягательное место – в тех рядах, откуда неслись завораживающие запахи кофейных и какао-зерен из пестро раскрашенных железных банок. Соня сглотнула слюну. Как же она любит свежемолотую арабику! Ох, нет – любила…

Все эти изыски в прошлом. Теперь по утрам Соня варит на спиртовке «собачью труху», как говаривал когда-то отец, – овес, перемолотый с цикорием. Однажды, лет десять назад, в их доме гостил приятель Ивана Ивановича – господин Засурский, заехавший из Петербурга. Он и привез Леноровым эту самую смесь. Долго рассказывал, что эта «овсяная пыль» хоть и стоит копейки, но настоящий кладезь здоровья. Что именно ее, а не вредный кофей, следует пить по утрам для бодрости и хорошего самочувствия.

Отец с Соней, конечно, кивали головами ради приличия. Но едва гость отбыл в свой Петербург, попросили кухарку засунуть очередную панацею куда-нибудь подальше.

– Может, просто выбросить от греха подальше? – в сердцах басила кухарка. – А ну ненароком кто отравится?

– He надо выбрасывать! – улыбался отец. – А ну как Засурский вернется да по утру свою «кладезь здоровья» потребует? Вряд ли в наших лавочках таковая найдется.

И вот теперь Соня довольствуется ею сама. Что делать! На кофеи у нее теперь нет денег. Приходится хлебать «собачью труху».

Девушка остановилась. Может, плюнуть на все и купить хоть сто грамм настоящей арабики? Пальцы судорожно сжали в кармане последнюю мелочь. Но нет! Соня вскинула голову – нельзя! С тем, что есть, надо дотянуть до 27 числа. Утром 27-го она надеется получить денежный перевод. Небольшой, конечно, но и он – спасение. Вот тогда она накупит и кофе, и апельсинов…

Хотя – опять же – нет! Не станет она тратить деньги на баловство. Вдруг она так и не найдет работы, тогда этот перевод останется ее единственным средством к существованию.

Соня и так должна благодарить Бога и… незнакомого благодетеля. Того самого, что вот уже с осени шлет ей переводы. Первый пришел неожиданно в конце сентября, когда Ленорова уже и не знала, на что надеяться. Небольшие сбережения, оставшиеся после отца, закончились. Аванс, полученный в издательстве, тоже.

Соня пробивалась случайными уроками, бегала по Москве, как собачка, то за полтинник, а то и вовсе за 25 копеек. Хорошо, хоть сентябрь был сухой. Под дождем-то не набегаешься!

В тот день она вернулась совершенно измученная и сломленная – родители ученика отказались от ее услуг, еще и за последний урок полтинник не отдали. Хозяйка просто вышвырнула девушку:

– Ступайте! Мы и так вам переплатили!

Соня доплелась до дому и всю ночь просидела без сна, не зная, что делать, как жить дальше. А утром случилось настоящее чудо – почтальон принес ей денежный перевод на 25 рублей. На обратной стороне квитанции было написано:

«Вы можете рассчитывать на эту сумму 27 числа каждого месяца».

Это было так таинственно, словно в романе. Но бедная Соня не уловила романтики и не кинулась раскрывать загадку таинственного дарителя. Хуже того – она прорыдала все утро. Казалось бы, надо возносить радостные молитвы за незнакомого благодетеля. Но девушке почему-то стало ужасно стыдно, что она не может жить самостоятельно, и очень горько оттого, что приходится принимать помощь от незнакомца. Словно ребенок, заплутавший в мире взрослых, – ничего не умеет, ни на что не годна…

– Соня! Ленорова!

Знакомый голос ворвался в тяжелые думы девушки. Соня обернулась – за ней почти бежала краснощекая с морозца, улыбающаяся Лидочка Збарская.

– Стой же! С наступающим тебя святым днем!

Лидочка ухватила подружку за рукав заячьей шубки.

Она все делала быстро, весело, с наскока. Однако сейчас ее радость могла выйти Соне боком.

– Осторожно, Лида, не оторви мне рукав! – Соня высвободила руку и улыбнулась через силу: все-таки, надо соблюдать хорошие манеры.

– Ну, что Копалкин? Нормально? А его сыночек? Небось дурак? – не унималась Лидочка.

Она еще с детства прославилась в гимназии тем, что сама задавала десяток вопросов и сама тут же на них отвечала. Вот и сейчас затараторила:

– Вредный мальчишка? Я думаю, что очень. Но папаша будет за него платить? Я думаю, будет. Не волнуйся, Соня! Я думаю, справишься!

И тут – Соня не успела даже ничего сказать – рядом с Лидочкой возник тот самый молодой человек – незнакомец с Кузнецкого моста.

Приподняв котелок, он ловко склонился к руке Лидочки:

– Мадам Збарская, рад встрече! Как поживает ваш талантливый супруг?

– Ах, Виктор! – расплылась в улыбке Лидочка. – Рада вас видеть. Проводите нас, а то мой противный Альфред и нос не кажет на улицу. Говорит, холодный воздух вреден для его голоса. Кстати, вы знакомы? – Лидочка перевела взгляд на Соню и проворковала: – Это моя гимназическая подруга – мадемуазель Софья Ивановна Ленорова. А это старинный друг моего мужа – господин Грандов Виктор Алексеевич.

Молодой человек повернулся к Соне и, снова приподняв котелок, поцеловал теперь уже ее ручку:

– Рад знакомству, мадемуазель!

И больше ни слова. Будто это не он минут двадцать назад пытался заговорить с Соней на Кузнецком мосту.

– Прогуляемся немного?

Виктор галантно предложил дамам взять его под руки. Лидочка, кокетливо засмеявшись, заворковала что-то о погоде, о будущем Рождестве, о подарках и визитах к родственникам. Ее слова пролетали мимо Сониных ушей – какие родственники, какие подарки?.. Дожить бы до Нового года.

Внезапно Соня поняла, что подруга обращается к ней:

– Мне нужно зайти в театр. Соня, я оставляю тебя в надежных руках победителя!

Соня вяло кивнула: нужно так нужно. А победитель – это, конечно, Виктор. Так его имя переводится с латинского. И как только Лидочка пропала в толпе, Соня прошептала, почти не глядя на нового знакомого: – Благодарю вас, месье Грандов. Мне тоже надо идти. С наступающим вас праздником!

Соня потянула свою руку, но ничего не вышло. Виктор крепко стиснул Сонину ладонь локтем. И тогда Соня впервые подняла на него глаза. Взглянула и обомлела. Да он же красавец, этот Виктор! Высокий, стройный, черноволосый. О таких говорят: красив, как сам сатана. Лицо смуглое, но одухотворенное. Глаза темные, опушенные ресницами совершенно неприличной для мужчины длины. Но плечи широченные, руки сильные. И взгляд… Соня чуть не отшатнулась. Взгляд был холодным, как сталь, и проходящим до сердцевины души, как острый стилет. В глубине темных зрачков крылось предупреждение об опасности. Соне вдруг показалось, что она видит не реального москвича, а то ли романтика-флибустьера, то ли покорителя других миров.

– Мне необходимо поговорить с вами, мадемуазель!

Голос Виктора звучал вкрадчиво и призывно. Непонятно почему, Соне стало и страшно, и притягательно интересно. Как будто перед ней открыли таинственный сундучок с мерцающими сокровищами. Но вдруг из сундучка, из разноцветных камней появится острое жало имен?..

– Я знаю, что вы даете уроки французского, и хотел бы предложить вам работу.

– Вам нужна гувернантка для вашего ребенка? – предположила Соня.

– Нет, мадемуазель. Я не женат и у меня нет детей.

Соня поежилась: неужели опять неудача? Но ей же надо найти место! И потому девушка выдохнула:

– Может, у вас есть брат или сестра, а может быть, воспитанники?

– Я сам бы хотел нанять вас, мадемуазель, в качестве переводчика, вернее, переводчицы с французского.

Соня вздрогнула. Этот странный мужчина насмехается над ней? О каком переводчике речь? Он же только что говорил с ней по-французски на Кузнецком мосту!

– Конечно, я знаю самые простые фразы, мадемуазель, но не более, – словно угадав ее мысли, пояснил Виктор. – К тому же мое произношение приемлемо лишь для Москвы, но не для Франции. А мне необходимо поехать в Версаль. У меня там бабушка, вернее, прабабушка. Я и не подозревал о том, что она еще жива, пока она сама не отыскала меня. Представляете, прислала письмо и позвала к себе. Так что я должен поехать и произвести хорошее впечатление. А какое впечатление может произвести человек, не понимающий другого?

Соня вздохнула: все ясно. Внучок надеется перехватить наследство.

– Нет-нет, мадемуазель! – снова ответил на ее невысказанную реплику Виктор. – Я не гонюсь за деньгами. Мне и своих не прожить. Мой покойный батюшка имел огромные имения сразу в нескольких черноземных губерниях. Я – его единственный наследник.

– Тогда наймите самого дорогого учителя и подучите язык!

– Идея хороша, но требует времени. А моя француженка стара. Я даже не могу предположить, сколько ей лет. Так что ждать невозможно. А если вы согласитесь сделать доброе дело и посетить со мной прабабушку в Версале, я хорошо заплачу вам.

Соня ахнула. Съездить во Францию? Посетить Версаль?! И за это еще и заплатят?! Да разве за мечту платят деньги?..

У девушки перед глазами засверкали блестящие точки. Только что она подсчитывала последние копейки в кармане и вдруг – Версаль?!

– Но почему я? – прошептала она. – Я там не была. Вдруг я не справлюсь?

– Справитесь! – почти страстно выдохнул Виктор. – Именно вы справитесь!

– Но вдруг…

– Никаких вдруг! Скажите, что вы согласны!

Голос Виктора стих до вкрадчивого уговора. От этого тембра у Сони закружилась голова. Люди с такими голосами способны подчинять себе других, словно сказочные сирены. Впрочем, сирены – женского рода. А этот Виктор – Орфей, певец мечты и… искуситель.

– Вам понравится путешествие. Вы увидите Париж, Версаль. Если захотите, навестив бабушку, поедем, в другие города. Хотите, в Венецию и Флоренцию? Хотите, в Берлин или Амстердам? Куда захотите!

Голос искушал, обещал, пророчил нечто прекрасное.

– Почему? – прошептала Соня. – Чего вы хотите на самом деле?

– Я? – Виктор словно споткнулся.

Будто понял, что переборщил и теперь останавливал коня на всем скаку.

– Я просто хочу повидаться с прабабушкой, которую никогда не видел. Вы не поверите, как она стара. Наверное, живая мумия. Всю жизнь прожила в Версале в собственном доме рядом с дворцом. Наверное, она может рассказать о нем множество историй. Они могла бы пригодиться вам для будущей книги. Вы ведь пишете о Версале?

Соня дернулась, словно с разбега налетела на препятствие.

– Откуда вы знаете? Вы собирали обо мне сведения?!

– Мне сказал ваш издатель. В этом нет ничего запретного. Поедемте со мной! – прошептал Виктор и, как опытный искуситель, страстно взглянул на девушку. – Вам будет интересно поговорить с бабушкой. Она знает много тайн. Раскроете их в своем новом романе.

Уверенным жестом красавец медленно поцеловал руку Сони. Тепло губ обожгло ее. Но девушка встрепенулась:

– Какие тайны, господин Грандов? В моем романе нет никаких тайн. Только известные всем исторические факты. Я пишу про Помпадур потому, что издатель решил напечатать роман о фаворитке Людовика XV. Если бы он согласился на книгу о Диане Пуатье, я стала бы писать о ней. Мне же нужно на что-то жить!

И, забыв о вежливости, Соня вырвала у Грандова свою руку и нырнула в праздничную толпу.

Скорее домой! Дома пристань, дома прибежище. Слишком лихорадочным был день. Слишком настойчивым показался этот странный и опасный незнакомец. Откуда такое невероятное предложение – ехать с ним в Версаль? И главное, о какой тайне он говорил?! Нет у Сони никаких тайн! По крайней мере, ее тайн…

5

ФАМИЛЬНЫЕ ЗАГАДКИ

Москва, декабрь 1875

Девушка влетела в парадное дома на Варварке, поднялась по лестнице на второй этаж и остановилась перед дверью. Руки заскользили по карманам, раскрыли ридикюль – куда же она дела ключи?! Вечно одна и та же история – она по пять минут простаивает под собственной дверью и ищет связку ключей!

И тут Соня увидела под дверью тоненькую полоску света. Этого еще не хватало – выходит, она вообще не заперла дверь? Неужели так торопилась к Копалкину, что не закрыла ни одного замка? Никогда раньше не случалось такого!

Была бы хоть дешевая прислуга, хоть деревенская девочка, нанятая из милости в хозяйский дом, квартира не оставалась бы беззащитной. А ведь Соня должна хранить бумаги отца. Так требовал на смертном одре Иван Иванович. Только об этом и просил: «Сохрани бумаги, дочка!»

Но для кого сохранить, зачем? Этого она не узнала. Отец не успел сказать.

Соня толкнула дубовую дверь. Вошла и застыла на пороге.

По коридору словно смерч пролетел. Одежда сорвана с вешалок. Галошница перевернута, обувь разбросана по полу. Обои отодраны от стены.

Соня кинулась в столовую, в папину комнату, в свою. Кошмар! Шкафы открыты, из ящиков все выкинуто на пол, книги беспомощно усеяли ковер в папиной комнате, которая являлась для него и рабочим кабинетом. Черный кожаный диван, на котором обычно спал Иван Иванович, вспорот. Дверь тумбочки отломана, а столешница оторвана от ножек стола.

Разгром в гостиной, разгром в комнате Сони. И везде по стенам содраны обои…

Господи! Соня рухнула на одиноко стоявший посреди гостиной старенький стул и зарыдала.

Как же она надеялась, что пронесет – не пронесло!

Как же мечтала, что все то, что нашептывал ей когда-то дед, окажется просто бредом его воображения – не оказалось!

Как же верила, что все тайны рода Леноровых остались в прошлом.

Но все началось сначала!

Началось…

Внезапно всплыла сцена из сна. Гадалка, когда-то напророчившая юной Жанне Антуанетте, что та станет фавориткой короля, всесильной мадам Помпадур, погадала и ей, Соне. Что она сказала? «Помни: все начнется завтра». Вот и началось!

Умер дед, умер отец. Но род Леноровых не оставили в покое.

Соня вспомнила, как иногда еще не очнувшийся ото сна дед прерывисто шептал:

– Охе-хе, деточка! Ох, Сонечка, Сонечка!

– Не пугай ребенка, папа! – одергивал его отец.

– Что ее пугать? – вздыхал дед. – Придет время, сама испугается…

И вот, кажется, это время пришло. Словно со старого дагерротипа всплыло лицо деда и послышался его сбивчивый рассказ. Из него Соня и узнала немного об истории своей семьи. Прадед ее Жан Ленотр жил в Париже, но приехал в Россию. Собственно, французов, бежавших из революционной Франции, в России было множество. Аристократы спасались в Петербурге при дворе Екатерины Великой от гильотины.

Наверное, и Жан Ленотр покинул Францию по той же причине. Его сын, Сонин дед, не распространялся, почему семья оказалась в России, но Соня знала, что Ленотры были хоть и обедневшие, но все-таки аристократы. Словом, семья появилась при дворе русской императрицы, потом переселилась из шумного города в более тихую Москву, здесь и нашла вторую родину. Прадед изменил фамилию на русский лад, став Леноровым. Назвался Иваном. Сын его, Сонин дед, – Иваном Ивановичем. Когда родился отец Сони, и он получил семейное имя.

Если бы Соня была мальчиком, тоже стала бы Иваном. Но, увы – она девочка! И о семейной тайне до конца никто ей так и не рассказал – родственникам и в голому не пришло открывать тайны девочке. Она могла только складывать в голове кусочки головоломки. Но понятной картинки из этой мозаики так и не выходило. Соня знала твердо только одно: семейство Ленотров привезло в Россию старинные бумаги, написанные самой маркизой де Помпадур…

Соня взвизгнула и кинулась в свою комнату. Неужели бумаги нашли?! Кому они нужны – это второй вопрос. Сейчас главное – в целости ли они?

Ведь это о них говорил отец, умирая. О них просил: «Сохрани!»

Соня рывком распахнула свой шкаф. В нем рылись!

Платья были скинуты с вешалок и валялись внутри. Под ними лежало несколько картонок со шляпками. Девушка лихорадочно открыла одну – с коричневыми розами. Надо же такое выдумать – коричневые розы!

Одним движением Соня вытряхнула мятые листы, которыми небрежно была набита шляпка. Целы! Листы целы! Есть же Бог-хранитель!..

Девушка плюхнулась на пол. Хвала всем угодникам! Ворам не пришло в голову, что смятые и скрученные листы и есть то сокровище, которое они ищут!

Эту метод придумал отец. Сам он хранил бумаги в старых сапогах – набил ими почти рваную обувку и бросил у печки. Кому придет в голову искать в таком месте?! Ценные вещи хранят в тайниках – а тут сапога, которые сушатся у огня…

Когда Соне было лет десять, их обворовали. Взяли ценные вещи и перевернули все вверх дном. Отец с дедом тогда облегченно вздыхали, глядя на старые сапоги:

– Не нашли, подлецы!

И вот когда отца не стало, Соня поступила так же. Правда, хранить старые сапоги она не могла – девушки таких сапог не носят. В туфли бумаги не войдут. Вот Соня и набила ими дамскую шляпку. Шляпы ведь всегда набивают старыми ненужными бумагами.

И снова не нашли!

И, даст Бог, не найдут!

Вот только кому нужны старые листы? Если они и могли скомпрометировать кого-то, кто жил в те давние времена, то кому они могут понадобиться сейчас?

И снова воспоминания подсунули старую картинку: дедушка сидит рядом, гладя Сонечку по головке, и рассказывает историю, больше похожую на сказку:

– Маркиза де Помпадур была одинока при дворе. Ее любимая дочка Александрина умерла, вот она и придумала брать в свои апартаменты детей. Выбрала одного крошечного мальчика из обедневшей аристократической семьи. Кормила его сладостями и позволяла играть на пушистом обюссоновском ковре в солдатики. Сама красавица при этом сидела за любимым столиком и писала в споем дневнике. Была у нее такая привычка – записывать все, что произошло с ней днем, а вечером читать дневник королю Людовику. Писала красавица с юмором, так что по вечерам король часто хохотал. Он был вообще весьма смешливым человеком, ценил шутку, обожал анекдоты. Но иногда маркизе не нравилось то, что она писала. Тогда прелестница вырывала лист из дневника и бросала его на ковер. Ну а мальчику казалось, что это такая игра: маркиза бросает скомканный лист, а он подбирает и разглаживает. Что там написано 4-летний мальчик не понимал, но почерк у маркизы был такой красивый, бисерный, округлый. И фиолетовые чернила отливали всеми цветами радуги. Словом – красота. Частенько мальчуган просто закорачивал в эти листы то своих солдатиков, то конфеты, которыми угощала его мадам, и уносил домой. Так что листов скопилось множество. Из-за них-то и все беды, Сонечка! – Дед вздохнул. – Листы попали в нашу семью. И нашлись люди, которые подумали: а вдруг там есть нечто компрометирующее придворных или даже членов королевской семьи. Словом, за листами пошла охота. Моему отцу, твоему прадеду, стали угрожать. Потом убили мою матушку и пригрозили, что, если прадед не отдаст бумаги, убьют и меня. Пришлось отдать листы. А меня твой прадед взял в охапку и увез в далекую Россию – от греха подальше. Думал он, что все закончилось. Но, увы, не знал, что несколько листов осталось. В них были завернуты заветные сокровища мальчика – его солдатики. Эти игрушки мы и привезли в Россию. Кто же знал, что солдатики завернуты в такие ценные бумаги?

Проклятие! Соня потерла виски. Кажется, ее прадед был не слишком-то умен. И почему он не уничтожил эти листы, когда нашел среди солдатиков?! Выбросил, сжег бы, наконец! Можно было даже оповестить через газеты, что записки Помпадур, случайно найденные в России, сгорели при пожаре. Да можно было бы даже показательный пожар устроить. Чего не сделаешь ради безопасности!

Но Сонины предки сохранили записки. Почему они пошли на явный риск? Что в этих листах особенного?!

Девушка порывисто встала. До этого момента она, в сущности, не верила, что кому-то понадобятся эти дурацкие листы. Правда, она с детства интересовалась историей Помпадур, сейчас вот пишет о ней книгу. Но в ее книге не будет никаких тайн. Это же беллетризованная биография. Как раз то, что любят читатели. Кроме того, Соне хотелось бы написать роман о настоящей любви. Ведь Помпадур, простая парижанка из третьего сословия, полюбила короля и посвятила ему всю жизнь. Преодолевала болезни, танцевала на балу в полуобморочном состоянии – и все потому, что знала: король терпеть не может скучных людей, а любит тех, с кем ему весело и интересно. Да Помпадур о себе забыла во имя любви!

Так, может, в ее записках все же есть какие-то тайны? Может, стоит прочесть их повнимательнее? Но прежде надо принять меры предосторожности. Соня подошла к двери. Оба сорванных замка валялись на полу в коридоре. И как она не заметила это раньше? Придется заказывать новые замки. Надо искать деньги…

Деньги! Деньги! Вечные деньги! Вот маркиза де Помпадур тратила, не задумываясь. А Соня, сколько себя помнит, слышала одни и те же разговоры:

– У тебя есть пара сотен? – спрашивал дед у Сониного отца.

Тот пожимал плечами:

– Куда ты деваешь столько, отец? Играешь? Спускаешь на красоток? В твои годы стоит уже и поберечься бесшабашных трат!

– В твои годы тоже! – отвечал дед. – И ты ведь – не отрок!

Однажды Соня, когда ей было лет пятнадцать, не удержалась и спросила у старшего Ленорова:

– Почему вы вечно спорите о возрасте? Вот тебе, деда, сколько лет?

Иван Иванович пошевелил губами, соображая. Потом вздохнул:

– Много…

– Но сколько? – допытывалась любознательная внучка.

Дед смущенно улыбнулся:

– Не помню… Может, уже и сто лет стукнуло…

Соня фыркнула недоверчиво: горазд дед врать! Да этому статному мужчине с напомаженными, закрученными по моде усами и шестидесяти лет не дашь. Вон как сверкает глазищами – небось веселится, что разыграл внучку. Но ведь и та не лыком шита.

– Не помнишь, сколько тебе, скажи, сколько лет папе!

– Да уж, твой отец заставил себя пождать! – пустился в воспоминания дед. – Супруга моя, твоя покойная бабушка, пусть земля ей будет пухом, лет десять не могла зачать, и вдруг – сын-наследник! Жаль, что скончалась, голуба моя, рано, когда Ваня на первый курс университета поступил.

– Не сбивайся, деда! – вернулась Соня к своему вопросу. – Сколько лет папе?

– Ну… – снова пошевелил губами дед. – В датах я вечно путаюсь. У меня на цифры память слабая.

– Как же! – ехидно заметила внучка. – Именины своих пассий помнить, а как другое что, сразу забыл?

Иван Иванович вздохнул:

– Так то – любимые лапочки, последняя услада жизни. Но ты откуда знаешь? – Дед корчил «зверское лицо». – Девчонке о таких вещах знать не положено!

– Сами при мне с папой говорите! – вскликнула Соня.

– Вот результат мужского воспитания! – буркнул дед. – Сколько раз говорил Ваньке – женись! Хоть одна взрослая женщина в семье будет.

– Вот еще! – завопила Соня. – Она же мне мачехой станет! Сам женись, если надо!

– Так ведь мне лет-то сколько! Ванька помоложе будет.

– И что?! – озлилась Соня. – Для женитьбы он уже стар. Ему же, наверное, лет тридцать пять!

– Тридцать пять? Эка невидаль! – хитро ухмыльнулся дед. – Ты запомни, Соня, мы – семейство долгожителей. Только никому про это не рассказывай!

– Почему? Ни у одной девочки в нашей гимназии нет такого семейства!

– Не рассказывай! – заупрямился дед. – Я не желаю, чтобы обо мне судачили, как о старой развалине. Я еще ого-го! – И дед, лихо сверкнув глазом, подкрутил свои усы.

Ну как с таким родственничком говорить можно было? Врет напропалую и не краснеет. Хотя, конечно, хорошо бы родиться в семье долгожителей – тогда и сама Соня смогла бы прожить сто лет! И может даже – не состариться…

Да только какие долгожители?! Отец умер, когда девушке было всего 22 года! Лежал в гробу модно одетый, причесанный и молодой. Лихач-извозчик сбил его, когда он переходил мост.

Мосты в этом городе как будто созданы для лихачества. Извозчики несутся по ним с особым шиком. И если па улицах они громко кричат: «Поберегись!», то на мостах кричать не принято. Вот и погиб отец под копытами лихача. А ведь мог бы поостеречься – и года не прошло с тех пор, как под копытами коня погиб и дед Сони!..

Девушка тряхнула головой, отгоняя воспоминания. Да что это с ней? Надо не вспоминать, а почитать бумаги мадам Помпадур. Может, тогда станет ясно: кому и зачем они нужны.

Девушка закрыла дверь на щеколду и, подумав, с немалым усилием придвинула ко входу комод. В крайнем случае, если воры снова полезут, им придется повозиться у двери. Соня успеет закричать и позвать дворника Степана. Но что-то подсказывало девушке, что, не найдя бумаг при таком тщательном обыске, воры решат, что дневники держат в другом месте и больше не полезут в квартиру.

Ладно… Пока главное – прочесть повнимательнее. Соня зажгла лампу и устроилась на вспоротом диване.

6

ЛИСТЫ СТАРИННЫХ РУКОПИСЕЙ

Москва, декабрьская ночь, 1875

Почерк был красивым – чисто женским, бисерным. Когда-то дед рассказывал Соне, что именно так – с росчерками и финтифлюшками – учили писать девиц парижского высшего света. Что ж, хоть Пуассоны и не принадлежали к высшему свету, более того – были выходцами из третьего сословия, они сумели дать старшей дочери Жанне Антуанетте отличное образование. Вернее, за все платил крестный отец девочки – месье де Турнем.

Отец Антуанетты – Франсуа Пуассон служил поверенным у влиятельных королевских финансистов братьев Пари. Но когда над банкирами нависла угроза расплаты за какие-то финансовые махинации, они, не моргнув глазом, свалили все на бедного Пуассона. Счастье, что ему во время удалось выехать за границу.

Но его жена Луиза Мадлен осталась одна с тремя маленькими детьми. И если бы не ее давний сердечный друг месье Норман де Турнем, неизвестно, на какие средства она бы прокормила семью. Но де Турнем не просто давал деньги. Он занялся образованием «бедных сироток» Пуассон и даже – о небеса! – хлопотал о помиловании их отца. И действительно, в 1739 году тому разрешили вернуться во Францию.

Антуанетту месье де Турнем любил особо. Объяснял это тем, что девочка часто, болеет. А узнав о предсказании гадалки, вообще надулся от гордости и пригласил к любимице лучших учителей. Обучать ее танцам, пению и актерской игре стал известный актер Желлиот из театра «Комеди Франсез». Знаменитый драматург Кребильон учил декламации и умению вести любую беседу. Антуанетта овладела каллиграфией, рисунком и живописью, изучила историю, литературу, ботанику, химию и даже минералогию – в драгоценных камнях разбиралась почти профессионально.

Словом, милейший де Турнем не пожалел денег. Недаром впоследствии, когда Антуанетта попала ко двору, злые языки говорили, что легкомысленная мадам Пуассон согрешила с ним еще до замужества. Так что Антуанетта – плод их греха. При дворе всегда хватало очернителей…

Но Соня вполне может судить об образовании Антуанетты по этим запискам. Она не просто писала без ошибок, но и изъяснялась ярко, образно, могла рассуждать о чем угодно – так обширны были ее познания. А еще говорят, что красивые блондинки глупы и невежественны! Да маркиза Помпадур смогла бы вести хоть государственные, хоть банковские дела. Она все делала блестяще – и давала советы королю с министрами, и вкладывала деньги в банк всегда под выигрышные проценты.

Правда, в пожелтевших листах, оставшихся в семействе Леноровых, Соня ничего тайно-секретного никогда не находила, хоть и много раз их читала. Так – небольшие заметки, часть огромных дневников фаворитки, которая была сначала мадемуазель Пуассон, потом стала мадам д'Этиоль, а затем маркизой и герцогиней Помпадур. Какая интересная судьба стоит за этой цепью имен, какие превращения! И как жаль, что Антуанетта так мало прожила…

Соня поднесла к лампе первый лист и начала в который раз изучать каллиграфический почерк маркизы со множеством устаревших слов.


«Душа моя неспокойна… Но откуда взяться спокойствию? Это же не охотничий домик на природе, а королевский дворец в Версале. Кругом сплетники, интриганы. Только и ждут, когда ненавистная Помпадур надоест королю и можно будет вышвырнуть ее вон. Сначала я думала, что их смущает сосуществование любовницы короля рядом с августейшим семейством. Но ничего подобного! И двор, и само семейство смущает то, что я – не аристократка, как прежние любовницы короля. Хоть милый Луи и присвоил мне титул маркизы Помпадур, но для дворцовой элиты я – парвеню, буржуазная выскочка. Как говорил драматург Мольер – мещанка во дворянстве».


Соня оторвала взгляд от листа и задумалась. Весьма неосторожно со стороны маркизы выбрасывать такие записи. Впрочем, слуги личных покоев были ей преданны. А маленький мальчик, играющий на ковре в солдатиков, вообще еще не умел читать. Но все равно – неосторожно!..

Неужели королевский двор пришел в ярость из-за дневников маркизы? Хотя, впрочем, какой королевский двор?! Во Франции уже с конца прошлого XVIII века – Республика. Да там революция случилась еще в 1789 году! Взятие Бастилии. Казнь последнего короля Людовика XVI, который, между прочим, приходился Людовику XV далее не сыном, а уже внуком. Да со смерти Помпадур прошло больше века, а точнее – сто одиннадцать лет! Кто станет волноваться сегодня из-за того, что маркиза плохо написала о дворе, который не существует уже сотню лет?! Нет, надо читать дальше. Вот лист, исписанный с обеих сторон мелким бисером.


«Этот распорядок дворцовой жизни можно выдержать только с железным здоровьем. Вечно праздничная лихорадка! Версальский дворец сияет огнями днем и ночью. Больше всего король боится темноты и скуки. Поэтому балы и развлечения у нас с утра и до 2–3 часов ночи. А уже к 8 утра следует явиться на мессу. Но Людовик частенько заглядывает ко мне и до мессы. Поднимается в мои „верхние“ покои из своих „нижних“ – тихо, по потайной лестнице. И надо быть готовой – прелестной, веселой, остроумной. Одетой по последней моде. Несмотря на недомогания и усталость. А я так устаю!

Моему милому королю хватает на сон 5–6 часов. Он всегда бодр, здоров и готов к новому развлечению. Ну а я постоянно мучаюсь мигренью или мне трудно дышать. Хуже всего, что в постели я – хилая курица. Луи готов посвящать альковным играм хоть всю ночь, а у меня не тот темперамент.

Я пробовала горячить себя и травяными настойками, и отваром кореньев, и даже шпанскими мушками. Мало помогает. К тому же мой лекарь говорит, что это вредно для моего слабого здоровья.

Много он понимает – кретин! Да я на все согласна, лишь бы удержать любовь короля! Да я ни жить, ни дышать не могу, если не ощущаю, что Луи рядом. Пусть со своими друзьями или министрами, но в том же дворце, со мной. Я должна его видеть, вдыхать его запах. Иначе мне не жить!

Я ведь уже пробовала. У меня был супруг. Хороший добрый человек, которого мне сыскал заботливый месье де Турнем, между прочим, его племянник – Шарль Гильом ле Норман д'Этиоль.

Бедняга не блистал ни красотой, ни умом. Едва увидев меня, свою 19-летнюю невесту, влюбился без памяти. Нас обвенчали в парижской церкви Сент-Эсташ 9 марта 1741 года, и я стала мадам д'Этиоль. Через год после свадьбы родился сын – слабенький, проживший всего два месяца. А в 1744 году появилась обожаемая дочка Александрина.

Зачем я это вспоминаю? Да затем, чтобы напомнить самой себе, что хоть я жила размеренно и спокойно, но не была счастлива. И еще – я всегда помнила, что сказала гадалка: «Ты станешь фавориткой короля!»

И вот однажды Шарль привез меня на какой-то аристократический вечер, где присутствовал король. Я увидела… и моя размеренная жизнь была кончена. Я влюбилась! Не в короля – в человека. Да если бы Луи был бедным клошаром, я пошла бы за ним и в шалаш! А тут еще глупый Шарль пристал ко мне с дурацкой шуткой:

– А ты могла бы мне изменить?

Меня словно молнией пронзило.

– Уж если я и изменю мужу, то только с королем! – дерзко ответила я.

В моем сердце уже жил облик прекрасного молодого мужчины, его обволакивающие темные глаза, зовущие алые губы. Это было как наваждение. Я не имела сил устоять…»


Соня снова оторвалась от записок, вспоминая, что знала о жизни Великой Маркизы. А жизнь у той была – как в романе!

Чтобы познакомиться с королем и понравиться ему, Антуанетта д'Этиоль проявила дерзкую смекалку и приложила множество усилий. Простая парижанка не могла запросто познакомиться с королем – Антуанетта решила неожиданно попасться ему на глаза и поразить воображение. Она придумала неожиданное место встречи – заплатила королевским лесничим, и те пропустили красавицу в лес, где охотился Людовик XV.

Охота была любимым развлечением короля. В Сенарском лесу он даже приказал построить небольшой охотничий домик Шуази, в котором жил как простой смертный – сам одевался не по парадному и варил гостям кофе. Правда, тогдашняя фаворитка, вздорная герцогиня де Шатору, не подпускала к королю дам моложе 40 лет, и вообще в Сенарский лес приезжали только избранные. Но Антуанетта знала, как попасть в их круг: пара сотен ливров лесничим открыла ей доступ на «королевскую тропу».

В тот день охота удалась. Людовик выехал из-за деревьев, щурясь от солнечных бликов. И вдруг наперерез ему промчалась неизвестная дама в алой амазонке с соколом на тонкой руке. Пораженный Людовик застыл на месте, а незнакомка исчезла. Через день представление повторилось. На этот раз прелестное видение пронеслось на элегантном голубом фаэтоне в ало-розовом плаще, едва прикрывавшем обнаженные плечи. И снова чаровница исчезла.

За обедом Людовик только и думал, кто бы это мог быть? Стареющая герцогиня де Шеврез польстила королю:

– Ваша красота, сир, покорила нимфу Сенарского леса, а может, и саму богиню охоты Диану!

Но договорить бедняжке не удалось: Шатору с такой силой под столом наступила ей на ногу, что де Шеврез упала в обморок.

А через несколько дней посланец фаворитки Шатору отыскал мадам д'Этиоль и предупредил, что ее место, отнюдь не на королевском пути. Пришлось забыть о прогулках в Сенарском лесу. Но разве могла Антуанетта забыть статного, ловко державшегося в седле Людовика? И разве судьба не благоволила к ней? Ведь Бог внезапно прибрал спесивую Шатору.

А потом настал волшебный четверг 25 февраля 1745 года. В Версале состоялся грандиозный бал-маскарад в честь свадьбы наследника престола и испанской инфанты, причем вход на праздник был свободным. Судьба открывала 23-летней Антуанетте путь в королевский дворец.

Версаль сиял огнями, даже дорога к нему превратилась в сплошной звездный путь. На протяжении целого километра стояли стражники с горящими факелами. Польше 600 человек участвовало в маскараде. Антуанетта оделась в костюм Дианы – алая накидка, обнажающая плечи и грудь, распущенные волосы, золотой лук со стрелами. Пусть король вспомнит «нимфу Сенарского леса»!..

Ровно в полночь распахнулись зеркальные двери, и появилась королева Франции – жена Людовика XV… Она уже разменяла пятый десяток, а выглядела куда старше. Еще бы! Ведь она родила супругу 10 детей. Но ветреный король уже давно покинул ее ложе. И вот – даже на праздник королева явилась одна.

Толпа вдруг развернулась, да так резко, что задрожали люстры Зеркального зала. В распахнувшиеся двери вошли… 8 тисовых деревьев. Как же тут разобрать: который из них – веселящийся монарх?

Но тут же сзади Дианы-Антуанетты послышался торопливый шепот:

– Третий справа – король!

Это королевский камердинер месье Бине отрабатывал 200 ливров, полученные от «Дианы».

Антуанетта грациозно склонилась перед третьим тисом, приглашая его на танец. Уже через пару минут тис улыбался остроумным речам партнерши. Они танцевали без устали. Наконец король отвернулся, чтобы снять маску. И тут Диана исчезла, успев, правда, уронить к ногам короля тонко надушенный платочек.

Романтическое приключение, поиск таинственной незнакомки – лучшее средство от скуки! Король загорелся – разве по платку не найти владелицу? И расторопный камердинер Бине был отправлен на поиски.

Встреча Дианы и короля прошла утонченно и страстно. Роскошный ужин незаметно переместился за полог на розовые, надушенные простыни. Вот тут-то Антуанетта и допустила ошибку – все-таки она не была профессиональной соблазнительницей. Она отдалась королю. А тот, как и многие мужчины, получив свое, назавтра и не вспомнил о вчерашнем приключении.

Поняв ошибку, Антуанетта решила не выходить в свет. Цену эффектной паузы она знала, недаром же училась актерскому мастерству. И миг торжества настал: Бине сообщил, что король все-таки вспомнил и справился о ней.

На следующий день Антуанетта прибыла на бал, где ожидала увидеть Людовика. И уже в первом танце с венценосной особой разыграла свою роль. Алея румянцем, она смущенно призналась, что муж, узнав о ее неверности, поклялся ее убить. Впрочем, – красавица порывисто сжала руку Людовика, – это к лучшему. Она не хочет жить без своего короля!

Людовик был поражен. Никто еще не решался пожертвовать жизнью ради него. В тот же вечер он разрешил Антуанетте остаться в Версале, дабы укрыться от гнева мужа. Скоро король добился, чтобы его новую фаворитку и вовсе избавили от опостылевшего супруга. И церковь послушно расторгла их брак.

Антуанетта же получила пакет с королевской печатью. Открыв, ахнула – в нем были документы на владение поместьем и титулом маркизы де Помпадур. Именно под этим именем она и была официально представлена двору 14 сентября 1745 года.

Соня встряхнула своей кудрявой головкой. Вот как любили в старые времена! Антуанетта на все пошла, чтобы заинтересовать, заинтриговать, а потом и влюбить в себя избранника. Интересно, была бы эта красавица столь же настойчива, если бы Людовик был простым деревенским или городским парнем Луи? Неизвестно…

Впрочем, где-то здесь, в записках, Помпадур писала, что полюбила бы этого мужчину даже в обличье парижского клошара. Может, и так…

А Соня? Полюбила бы она, если б у избранника не кило ни гроша? Девушка стиснула пальцы и ответила сама себе: «Да, несмотря ни на что! Да!» Она отправилась бы за избранником и на край света, и, как декабристки, в Сибирь, если бы полюбила.

Соне не надо ни короля, ни принца. Ей нужна любовь. Конечно, все это пустые разговоры. Какая любовь? Соня давно уже ни с кем не видится, нигде не бывает. А любимого не сыщешь, сидя на печи…

Только вот как слезть с этой, образно говоря, печки? У Сони даже приличного наряда нет, чтобы выйти в театр или на концерт. Да и билеты на концерт по заоблачной цене. Недавно вот приезжал знаменитый пианист из Парижа, так билеты продавали по 20 рубликов. Нет, Соня такого не может себе позволить.

Остается только бесплатно по улице гулять. Но приличные люди на улицах не знакомятся…

Сердце екнуло – а как же сегодняшнее знакомство? Подошел же к ней этот странный человек – Виктор Грандов! Соня вздохнула, вспоминая: да он просто пожалел бедную девушку, плачущую на Кузнецком мосту. Он познакомился не с Соней, а с расстроенной бедняжкой. Была бы другая на ее месте – было бы другое знакомство.

А он красив, этот Виктор… Улыбка притягательная, иногда даже озорная, как у мальчишки. Вот только глаза выдают, что он – давно уже не мальчишка, а весьма взрослый и даже опасный человек. Голос обволакивает, а взгляд сверкает алмазной твердостью и даже жестокостью.

Наверное, такая романтическая смесь привлекает к нему женщин. Даже Лидочка Збарская, до чего уж влюбленная в своего тенора Альфреда, и то кокетничает с Грандовым. А Соня, дурочка, тому даже и не улыбнулась. Зато уже два раза прогнала от себя.

Ох, не умеет она строить отношения с мужчинами! Вон незабвенная маркиза де Помпадур на какие только ухищрения не шла, чтобы обратить на себя внимание! А Соня ни строить глазки, ни флиртовать не умеет. От любого комплимента краснеет и теряется, будто ей не комплимент, а гадость сказали. Ох, не найти Соне свою любовь – только и остается, что читать про чужую…


«И вот теперь, когда я не только люблю Луи, но и любима им – страстно, восхитительно, волшебно, – какие-то лекари советуют мне побольше спать и почаще отдыхать! То есть показать Луи, что я болею?! Да он же найдет себе новую протеже. Вся Франция знает, какие у него ненасытные аппетиты в амурной игре. Да его даже зовут Людовик Возлюбленный!

Но я сумею найти свои средства. Я уже завела целую химическую лабораторию. Недаром же я училась химии! Сама составлю снадобье бодрости. Мне уже прислали с Востока золотой корень, с Севера мягкую ткань оленьих рогов. Еще говорят, отлично поднимает тонус настойка из трюфелей и трава брионии. Правда, трава ядовита. Но ведь еще алхимики утверждали: то, что в больших дозах убивает, в малых – может воскресать. В конце концов, сумела же я составить духи любви для Людовика!»


Соня вздохнула. В этом куске тоже нет ничего неизвестного историкам. Да, Помпадур разбиралась в химии. Да, она использовала разные настойки, но ведь тогда знахарки всегда сами приготовляли лекарства. Маркиза даже выходила как-то своего Людовика, когда тот сильно заболел и врачи опасались за его королевскую жизнь. Правда, говорят, король болел-то всего два раза в жизни. Этот холеный красавец на самом деле был силен, как бык, – кочергу гнул руками, а подкову разгибал. Когда Помпадур начала болеть, носил ее по Версалю на руках. Правда, это не помогло. Видно, у фаворитки действительно было слабое здоровье. Не помогли ей снадобья!..

А вот духи, которые она создала, действительно, разожгли любовь Людовика. Но это всем известный факт. Хитрая Помпадур сотворила небывалое – смешала запах жимолости, который так любил король, запах пота – самого Луи и своего. Так что король стал воспринимать свою фаворитку совершенно неотрывно от себя самого. Ему казалось, что она пахнет им же самим.

Но эти «тайны» уже давно записаны в мемуарах, модных тогда дневниках современников, исторических трудах. Ну не могли эти три листа служить поводом для кошмара в семействе Ленотр!

Но ведь, охотясь за листами, неизвестные убийцы не пощадили прабабушки Сони, грозили убить и деда. Ленотрам пришлось бежать и прятаться в далекой России. Но и здесь кто-то не прекращает искать записки Помпадур!

Надо бы прочесть и остальные листы. Но голова уже раскалывается! В конце концов, Соня читала все это раньше. Но не увидела никакого намека на тайну, как и в тех трех листах, что она уже прочла.

Ладно – завтра! Остальное – завтра…

Соня быстро засунула листы в шляпу и упала на постель. Спать!

7

АЛЫЙ БАЛДАХИН

Версаль, декабрь 1875

Алый балдахин кровати скрывал фигуру спящего. Через бархатную завесу в мир, наружу, не долетали ни стоны из-за артритных суставов, ни судороги из-за скрученных вен, ни вздохи из-за прострела в позвоночнике. Лежать бы в тепле и покое при таких-то болячках!

Но вставать и выходить все равно придется. Нельзя же пролежать весь день! Слуги начнут беспокоиться. Сплетни разойдутся по всему Версалю. Их подхватят приятели, коим нет числа. Все станут говорить: «Нечего было хвалится здоровьем!» – и судачить о том, что у бедняги недомогание от любого ветерка.

Надо встать! Надо одеться. Привести себя в порядок, начать принимать визиты с улыбкой во все лицо. Потом отправиться к кому-нибудь на суаре или вечером – на бал. Да будь прокляты эти балы! Никакого покоя. Опять шаркать по паркету, говорить любезности, отпускать и выслушивать комплименты. Сил нет!

Идиотский Версаль живет, как будто застыл в прошлом веке при Людовиках! Розовые и голубые особнячки всегда сияют свежевыкрашенными стенами. Обитатели их по-прежнему живут всласть и в удовольствие, словно и не было ни кровавой Парижской коммуны в 1871 году, ни кошмарной войны с бошами. А ведь прошло-то всего ничего – четыре года!

Казалось бы, разорение Парижа, а с ним и прилегающего Версаля, должно было оставить неизгладимые следы. Так нет же – все возродилось, быстрее птицы Феникс. Париж буйствует в новомодных весельях: в безумных театрах оперетты и варьете безнравственные красотки вскидывают ноги выше головы, оголяя все свои прелести в нечестивом канкане. Рестораны растут на бульварах, как на дрожжах, ювелирные лавки открываются чуть ли не на каждом углу. Откуда только у парижан столько денег на золото? И ведь не собственным почтенным женам скупаются все эти браслеты и кольца – нет! Все перетекает в хищные пальцы новоявленных любовниц. Ну а те стараются жадно урвать все, что возможно.

Видит Бог, в Версале, конечно, потише и поспокойнее. Старинные особняки, уцелевшие после Великой революции 1789 года, хотя все еще крепко стоят на ногах, но предлагают своим обитателям уже устаревшие удовольствия – балы, суаре, концерты да маскарады. Все, кому приспичило буйное веселье, едут в Париж. Недаром же построили новые дороги.

Дорожный дилижанс домчит до столицы, и оглянуться не успеешь. Ну а уж совсем нетерпеливым предлагается личный выезд на прокат. И чего теперь только не берут напрокат – и драгоценности, и любовниц! Ювелиры и сводники в полном восторге – за все же придется оплатить. Но нынче отсутствие денег никого не смущает. Франция торопится жить и наверстать упущенное в дни войны и революции.

Кретины! Что тут наверстывать? Людской век так короток!

Надо откинуть полог и дернуть сонетку. Вбежит юная горничная в белой наколке на голове – эдакий розанчик, образец деревенского счастья. Когда-то, во времена маркизы де Помпадур, все грезили «сельскими праздниками на природе», потом императрица Мария-Антуанетта возродила моду на пастушков и пастушек. Даже завела собственную ферму и собственноручно пыталась доить коров, щеголяя шелковым фартучком и серебряным подойником.

Но эта «близость к народу» ее не спасла – голова несчастной глупышки все равно слетела с плеч. Да как могла удержать власть эта дурочка, на полном серьезе уговаривавшая народ:

– Ну, если у вас нету хлеба, ешьте пирожные!

А ее муженек, Людовик XVI, толстый, грузный, неповоротливый ни телом, ни умом?! Он только и умел делать амбарные замки. Представляете, как стали выглядеть все прелестные секретеры времен рококо (те самые – с точеными ножками, округлыми стенками, тонкими украшениями, резными и инкрустированными панелями, которые появились в Версальском дворце еще во времена его деда – Людовика XVI), когда он навешал на их изящные ящички по грубому толстому замку?

Рококо с амбарным замком – как это возможно?! Тут уж действительно революции не миновать…

Мало того, что этот увалень изуродовал всю мебель, он еще и вытащил на свет все секреты старинных секретеров. Ну, какие же секретеры без потайных ящичков? Чего там только не нашлось! Впрочем, то, что король Людовик XVI искал в тайне от королевы, там не было. Зато в ящиках секретеров разных комнат обнаружились старые любовные письма, платочки с монограммами, все еще источающие слабые ароматы, перчатки и кольца. Нашлось даже несколько вышитых батистовых платков, испачканных давно уже засохшей кровью.

Слуги, конечно, сразу начали вспоминать недобрым словом фаворитку прежнего короля – маркизу де Помпадур. Это мол, она набросала своих окровавленных платков – болела чем-то вроде чахотки. Болезнь скрывала от короля, вот и совала свои платки в тайные ящики секретера.

Слуг, естественно, никто слушать не стал. И так ясно: они выгораживали своих предшественников. Ведь всем известно, что чистотой Версальский дворец никогда не блистал: смахнут пыль, что на виду, а в угол никто и не посмотрит. Впрочем, что смотреть?! Сами придворные – отменные пакостники. Они даже ухитрялись шторы использовать не по назначению – не выходили на дальнюю лестницу, а справляли нужду прямо за тяжелыми портьерами, – там тебя никто не видит.

А чего стоит дурацкая история с пыльной кроватью, которую рассказывают как анекдот!

Королева Мария, жена Людовика XV, как-то заметила пыль на громадной супружеской кровати. Посетовала на то своей придворной даме герцогине де Люинь. Герцогиня послала за камердинером-обойщиком – постели Версаля были в его ведомстве. Но обойщик ответил: поскольку пыль на парадной кровати, которой давно не пользуются, это дело не его, а чиновников мебельной кладовой. Ну а там один мелкий чиновник принялся спихивать дело на другого. А пыль-то на постели росла!

В конце концов Мария спросила герцогиню Люинь:

– А не можем ли мы сами стереть эту пыль?

Герцогиня, ревнительница этикета, поджала губы:

– Стирать пыль – не герцогское дело. К тому же чем это делать? У меня нет никаких тряпок…

Пришлось Марии самой взять свой перьевой веер и им смести пыль, а потом платочком вытереть.

Вот так и жили – с патриархальными нравами. Пока к власти не пришел новый король и не принялся собственноручно отпиливать старые замки и навешивать новые.

Все удивлялись: зачем Людовику XVI перерывать все ящики старинных секретеров? Даже начали перешептываться: обедневший монарх ищет сокровища – золото или драгоценности, которые спрятал его дед – Людовик XV. Как бы не так! Этот увалень искал секретный настой, которым, как гласила старая молва, пользовался его дед. Дурачок! Да его деду, покойному жеребцу Луи, никаких настоев не надо было. Его копье поднималось в миг – хоть сто раз за сутки!

Ох, был бы несчастный Людовик XVI хоть в чем-то похож на своего деда – Людовика XV, не случилось бы никаких революций. Вся Франция превозносила своего Людовика Возлюбленного. Да и как не превозносить? Изящен, остроумен, победитель и на поле брани, и на полях любви. Конечно, и при нем ворчали о «великих налогах». Не знали, глупцы, что воистину великие налоги – впереди. Тогда Мария-Антуанетта чего только ненапридумывала. Разве что не уговорила мужа ввести налога на воздух!

Стоп! Как-то слишком часто стали всплывать думы о прошлом. Говорят, это старость. Но теперь нужно думать не о давних историях, а о теперешнем. Вот встать нужно…

Конечно, все старики ворчат: раньше и сахар был слаще, и вода мокрее. Но ведь и нынче люди живут. Пройдут года, и теперешнее время станут поминать как лучшее. Человек такое существо, которое всем недовольно. Какой-то восточный поэт недаром сказал: что имеем, не храним, потерявши – плачем.

Но годам нельзя поддаваться. Из любого возраста можно извлечь выгоду, любые времена заставить работать на себя. Взять хотя бы возможность устранения, а проще говоря – убийства. Сейчас с этим гораздо проще.

Раньше люди ходили в сопровождении слуг и охраны. Аристократы вообще не расставались с пистолетами и шпагами. Теперь полно публичных мест, где каждый сам отвечает за свою жизнь. Вокруг толпа народа – и все незнакомые. Раньше на балу все знали друг друга, но кто сегодня знает соседа по театральному креслу?

Театр – вот идеальное место для моего плана. Театр, где безликая толпа настроена на сценическое удовольствие, и никто никого не опасается. Кому придет в голову, что именно там может случиться кража, драка или убийство?

И такое преступление, совершенное при скопище народа, ни один жандарм-полицейский не сможет раскрыть. Надо только подобрать «актеров-исполнителей» и распределить роли. Но, слава Богу, Общество еще не обеднело людьми. Все его члены страстно надеются на то, что сокровища Людовика XV, подаренные им маркизе де Помпадур, наконец-то найдутся. И тогда все разбогатеют. Они ведь все имеют права на это богатство – все они потомки незаконных детей любвеобильного короля.

Идиоты… Все «наследнички» – настоящие идиоты! Неужто можно поверить, что царственный предок спрятал где-то золотые слитки с алмазами? Да есть сокровища поценнее!

Кровь – вот самое важное! Но им не понять, что такое настоящая кровь. На каждом собрании Общества они кичатся своей частицей королевской крови. Да что они знают о действительно нужной крови?! Впрочем, и хорошо, что не знают. Меньше будет запросов и претендентов на сокровища.

Легенды рассказывают, что трансильванский граф Дракула пил кровь своих врагов, чтобы забрать себе их силу и удачливость. А венгерская княгиня Эльжбета Батори высасывала кровь младенцев и купалась в чанах, наполненных кровью юных девственниц, чтобы омолодиться. Жуткие истории, в которых, наверное, нет никакой правды. Так, врали, себе на потеху…

Современные журналисты и похлеще напишут – только бы тираж газетенки увеличить. Никто и не догадывается о настоящей правде – о том, что кровь несет информацию обо всем роде. Вот и гордятся потомки внебрачных королевских детишек своей кровью – а чем им еще гордиться? Да если бы не деньги Общества, они давно бы уже превратились в клошаров. Слишком уж гонор у них большой – работать не хотят, все мечтают сыскать сокровище. А ведь и «сокровище» – от слова «кровь»!..

Ничего! Скоро главная тайна маркизы де Помпадур будет раскрыта. Вот только наследничкам из Общества ею никогда не воспользоваться. Эта тайна – только для одного человека – гранд-магистра. И никакие магистры – ни первый, ни второй – не станут обладать ею. Не будет скоро ни первого магистра, ни второго. Останется только гранд!

Ну а пока надо беречь силы. Но как?! Надо же каждым день вставать и вести светский образ жизни, будь он неладен! Надо подниматься…

8

ТАЙНИКИ МАРКИЗЫ

Москва, декабрь 1875

Соня в своей квартирке вскочила ни свет ни заря. Одна мысль билась в голове: надо поскорее дочитать записки маркизы. Если понадобится – прочесть еще и еще раз, пока не станет ясно, из-за чего весь сыр-бор. Ведь ищут именно эти странички!

Хотя нет – первым делом надо найти дворника Степана и попросить его поставить на двери новые замки. Денег у Сони нет, но скоро придет перевод от таинственного благодетеля. А пока придется снять с пальца и отдать Степану серебряное колечко, пусть снесет в ломбард, а на вырученные деньги купит замки.

Колечка жаль. Оно досталось от дедушки: две змейки с аметистовыми глазками, изогнутые в прихотливом переплетении. Но ведь не отдавать же в заклад мамино кольцо! На нем тоже крошечная змейка, но одна и с изумрудным глазком. Единственная память о покойной матушке…

Лучше уж проститься на несколько дней с дедушкиным перстнем. Но как только придет перевод, Соня кольцо выкупит.

Разобрав баррикады, воздвигнутые вчера вечером в коридоре, Соня выскочила на лестницу. Степан нашелся тут же – сметал снег со ступенек подъезда. Торопясь, девушка рассказала ему о своей надобности. Дворник озабоченно поцокал языком:

– Вы бы сходили в полицию, барышня! Это же преступление – замки ломать!

– Но у меня ничего не взяли! – торопливо проговорила Соня. – Полиции и искать нечего.

– Пусть самих взломщиков ищут!

– Не станут они заводить розыск, если ничего не пропало!

– Дело, конечно, ваше! – Степан поправил шапку, съехавшую ему на лоб. – Но ведь я, как дворник, обязан сообщить квартальному…

Соня смутилась. Конечно, таков порядок.

– Сообщай, – кивнула она. – Но сначала поставь мне замки. Иначе мне и на улицу не выйти.

– Ладно! – согласился дворник. – Замки, ясно, скорее. Потом уж и квартальный. Вы идите в квартиру, а я мигом!

И точно – очень скоро Степан явился на пороге квартиры и принялся привинчивать новые замки.

– Знатные замочки! – похвалился он Леноровой. – Эти не свернешь, их только ножовкой резать. Да ведь ножовка визжит, как оглашенная. Если что, я мигом услышу да прибегу. Так что уж будьте спокойны на будущее, барышня!

Действительно, замки выглядели солидно – тяжеленные, с толстыми дужками. Кроме замков, Степан принес еще и квитанцию из ломбарда и даже – вот чудеса-то – семь рублей, сказав:

– Колечко ваше в десять рубликов оценили. Два с полтиной я на замки извел, полтинник себе за работу. Ну а это вам, барышня, на Рождество.

Соня только ахнула. Правду говорят, что дворники все про всех жильцов знают. Вот и Степан понял, что ей праздник справлять не на что. Но теперь-то держитесь, лавочки! Соня и апельсинов, и кофея накупит!

Когда дворник ушел, девушка заперла дверь, задернула для пущей надежности занавески на окнах. Зажгла лампу и вытащила свою шляпную коробку с коричневыми розами.

Итак, три листа она уже проработала, там ничего нет.

Почитаем дальше.

Вот совсем небольшой листик, но к нему приложено несколько печатных страниц какой-то незнакомой Соне книги. Когда Соня читала записки маркизы раньше, она не обратила внимание на эту вставку.

Рукописная часть была небольшая:

«Версаль – странный дворец. Здесь все пронизано движением – сквозными коридорами, тайными проходами. Здесь даже сплетни в вечном движении!

В первое время я пугалась: откуда все всё знают? Оказалось – подсматривают и подслушивают. Но я умней иных! Я подкупила декоратора, итальянца Мадзини. Этот человек, постоянно подновляющий ковры и гобелены, которыми обиты деревянные панели, поведал мне, что между стенами и панелями есть узкие проходы. Недаром я заметила, что этот итальянец бродит по дворцу как привидение – возникает ниоткуда и исчезает в никуда. Оказалось, он просто досконально изучил по старинным планам ниши и дверцы, о которых не подозревают даже самые записные подглядывалыцики».


Соня отложила листок. Кажется, это уже ближе. Уже попахивает какими-то тайнами. Может, в этих проходах Помпадур спрятала нечто – например, свои знаменитые драгоценности, часть из которых перешла после ее смерти в королевскую казну, часть отошла к ее семье. Однако с десяток самых дорогих ювелирных изделий пропало. По крайней мере, их нет в описях ценностей, оставшихся от великой маркизы. И, между прочим, среди пропавших вещей знаменитые гарнитуры, изготовленные величайшим ювелиром времен Возрождения – Бенвенуто Челлини.

Каждый из этих гарнитуров состоял из колье, двух парных колец, серег и браслета. «Весна» сделана из золота и изумрудов, вставленных в оправы в виде бутонов цветов. «Лето» – из червонного золота и рубинов, ограненных в виде прелестных бабочек. «Осень» – светлый и красный янтарь в золоте в виде рябиновых ягод. «Зима» – ясно, бриллианты в белом золоте, словно застывшие капли зимнего ручья. Словом, все это – произведения искусства, коим и цену назвать страшно. Не за ними ли идет охота, не их ли ищут?

Но тогда это гиблое дело. В записках Помпадур нет никакого намека на драгоценности…

Ну а что напечатано на листах, вырванных из книги?

Соня расправила страницы. Текст был чуть расплывающимся (значит, печатали давно, ведь сейчас типографская печать куда отчетливее), но прочесть вполне можно.


«С тех пор минуло уже пять лет. И все эти годы маркиза де Помпадур посвятила королю – развлекала, веселила, старалась учесть все его монаршие вкусы и удовлетворить мужские желания. Сама жила как в лихорадке. Но разве не пора подумать о себе? Ведь личный медик, наверное, не зря опасается за ее здоровье. А откуда взяться здоровью? Ведь она все дни и ночи на нервах. Вот и сейчас она ждет, мучается, а короля все нет…»


Стоп! Соня оторвалась от книжных страниц. А ведь тот, кто сочинил это, должен был досконально знать жизнь реальной Помпадур. Говорить с ней или читать ее записки. Вот же – какие похожие слова!

Соня выхватила листок с почерком Помпадур, который читала вчера:

«А распорядок дворцовой жизни! Да его можно выдержать только с железным здоровьем. Вечно праздничная лихорадка!»

И дальше:

«…мой лекарь говорит, что это вредно для моего слабого здоровья…».

Это же один к одному! Забавно, но что дальше? Соня углубилась в печатный текст:


«Может, пора менять тактику? Пусть теперь он подождет. Маркиза может провести это время с куда большей пользой.

Закутавшись в черную накидку, Помпадур вышла через потайную дверь на боковую галерею. Обычно именно здесь уединяются придворные, чтобы посплетничать. Они и не знают, что за гобеленами галереи есть тайный проход…»


Соня закусила губу: и здесь упоминание о тайных ходах! Зачем-то же эти страницы приложили к запискам Помпадур? Ах, папа и дедушка! Ну почему они не рассказали все Соне подробно и точно? Сами-то, наверное, знали! Или они тоже не знали? Но ведь, хотя бы догадывались…

Зачем-то эти страницы хранились?!

Хоть бы какая подсказка, хоть намек! Разве Соне под силу решить самой такую странную загадку?

Но ведь надо решить! Надо же узнать, зачем воры ищут эти проклятые записки – какая тайна в них заключена?!

Девушка снова углубилось в чтение:


«Медленно, стараясь не шуршать и придерживая накидку – как же здесь пыльно! – маркиза продвигалась за гобеленами. Господи, как дворцовая крыса! – пришло ей на ум. И тут она услышала свистящий шепот стареющей мадам Грандье.

– Представляете, граф, эта парвеню придумала новые духи! Сама с целым штатом химиков перегоняла что-то в этих противных ретортах. Что-то дьявольское! Король просто не может устоять! Как почувствует этот запах, так и падает на Помпадур!

– А знаете, мадам, из чего ее духи? – съязвил собеседник. – Из мочи!

Глупости какие! В своем укрытии маркиза прикусила губу. Духи из жимолости и лаванды. Правда, к их основе добавлено несколько капель пота самого короля. Ведь людям всегда нравится их собственный запах. Так что теперь маркиза слегка пахнет королем. И это действует!»


Соня снова прервала чтение: духи! Неизвестный автор описывает духи, о которых есть записи самой Помпадур. Точно, писатель был знаком с записками!


«– А зачем парвеню напридумывала все эти бантики, оборочки, кружева? Чем ей не угодили наши прежние благородные наряды? Ведь фижмы и кринолины так величественны! – не унималась Грандье.

Маркиза прижала пальцы к вискам. Зловредная старая дура! Да вся молодежь вздохнула свободно без тяжелых тканей кринолинов и уродливых фижм. Ведь от них фигура становилась плоской и вытянутой. Ну где это видано, чтобы женщина походила на расплющенную доску? А уж ей, маркизе, и вовсе не по силам были такие тяжести. Видит Бог, у нее не античное здоровье, хоть художник Буше и рисует ее в виде античных богинь.

А легкие оборки и кружева так женственны и обольстительны. Они похожи на воздушную пену – весенних цветов или морских волн. Правильно говорит Буше: женщина – таинственна и загадочна, как раковина. Так и хочется разгадать ее загадку. Понять, что там – в кружевах, завитках, потайных местечках. Недаром новый стиль живописи и обстановки Буше зовет «рокайль» – то есть раковинка.

Скрипучий голос мадам Грандье оторвал Помпадур от размышлений об искусстве и вновь спустил на грешную землю.

– Вчера наша мэтресса нацепила перед королем немыслимый наряд. Вот тут прозрачно! Тут совсем не застегивается! – Мадам Грандье зашуршала платьем, наверное, показывая на себе. – Бесстыдство, «неглиже» называется! То есть «нет ничего»!!

Маркиза судорожно вздохнула за гобеленами. Кто же проговорился? Слуга? Или сам Людовик? Неужели завел себе новую пассию и рассказал ей? Может, потому и не идет так долго? А она, дурочка, тут страдает, мучается, ждет…

Кровь застучала в висках. Надо возвращаться. Не дай Бог упасть! Тут за гобеленами и неделю будут искать – не найдут…

Людовик пришел! Маркиза услышала шаги еще до появления короля на пороге комнаты. Недаром она приказала тайно поставить пружину под одну из ступенек в начале лестницы. Теперь ступенька исправно скрипит, когда на нее наступают. И Помпадур всегда предупреждена.

– Ах, мадам! – промурлыкал король. – Я заставил нас ждать.

Маркиза зарделась. Ее возлюбленный Луи так красив! Высокий рост, выразительные черты. И этот притягательный таинственный взгляд. Ему уже 40, но он подтянут, поджар, силен – всегда может подхватить ее на руки. Даже обильные трапезы не сказываются на его фигуре. А уж покушать он мастак! Однажды в Шуази ему даже пришлось промывать желудок, так плотно он поел. Вот и теперь Луи вожделенно поглядывает на стол. Знает, что его ждет особое пиршество.

Супчик! Маркиза готовит его сама, не допуская слуг. Для этого случая у нее имеется «королевская» посуда и розовый атласный кухонный фартучек – весь в рюшах и кружевах.

Немного растертого чеснока, помолотого черного перца, нарезанного кружочками корня сельдерея и много-много обожаемых королем трюфелей. Нет лучшего приворотного средства! Но Луи, конечно, не знает об этом. Он просто любит вкусный супчик маркизы де Помпадур.

– Знаете, мадам, утром маркиза де Коаньи вывихнула лодыжку! – Громкий хохот короля загудел в маленьком будуаре маркизы. – А все каблуки, которые с вашей подачи вошли в моду! Разве женщины могут научиться ходить на каблуках? Ведь эта деталь предназначена для мужских сапог и башмаков!

– Ах нет, сир! При каблуке виден подъем ножки. Это так волнующе! – Маркиза захлопала ресницами.

Не говорить же королю, что ей при небольшом росте каблуки просто необходимы. Ведь хочется выглядеть постройнее и повыше!

– Да, кстати, – хохотнул король. – Когда я шел мимо вашего Театрального салона, увидел принца Конти. Оказывается, он на все готов, чтобы получить хоть крошечную роль в вашей новой постановке «Тартюфа» Мольера. Несчастный Конти даже пытался соблазнить вашу камеристку!

Маркиза терпеть не могла спесивого принца Конти, вечно вынюхивающего и подслушивающего что-нибудь. Говорят, женщины обожают сплетни, но принц Конти даст фору любой записной сплетнице. Однако Людовик благоволил к этому спесивцу, и потому маркиза решила перевести разговор в шутку.

– Не может быть! – ахнула она. – Принц молод, а моей камеристке давно за пятьдесят!

– А знаете, что он ей обещал за почти бессловесную роль офицера? Должность лейтенанта. С полным жалованьем!

Маркиза не удивилась. С тех пор как она организовала в Версале «Театр Малых Покоев» – интимный, изысканный и крошечный – с залом на 40 мест, придворные готовы на все, лишь бы попасть туда. А уж в актеры рвутся – ролей не хватает! Каждому лестно выступить перед королем. Уже сыграли почти сотню спектаклей, и маркиза всегда выступала в главных ролях. А дражайший Луи – в первом ряду на простом деревянном стуле, в домашнем облачении. Он вообще обожал все домашнее.

– Не пройти ли нам к столу, сир? – Маркиза прекрасно понимала, что сплетнями, пусть даже самыми «горяченькими», сыт не будешь.

Король мгновенно уселся на свой стул и даже протянул ей тарелку. Знал, что маркиза всегда отпускает слуг, когда они обедают вдвоем. Помпадур налила ему любимый трюфельный супчик и присела напротив. Сама она всегда кушала мало. Вот и сегодня в ее хрустальной салатнице лежал один цветочный салат (маркиза называла его «Салатом принцессы Весны») – перемешанные лепестки розы, медуницы и примулы.

Маркиза улыбалась:

– Такой салат, сир, нужен женщине, чтобы всегда иметь розовую кожу. Как моя!

– Все знают, что вы – Несравненная! – провозгласил насытившийся Луи и, вытерев рот салфеткой, подхватил на руки маркизу, открыв ногой дверь в спальню.

В опочивальне любовница короля уже давно не испытывала вдохновения страсти. Теперь она часто вспоминала, как супруга Луи – Мария, родив мужу 10 детей, сказала:

– Спать, беременеть, рожать – как все это скучно!

Ненасытный же Людовик всегда неутомим. Антуанетте нелегко поспевать за его желаниями. Но тоже хочется искусить наслаждения…

А ведь скоро ей исполнится тридцать лет! По дворцовым меркам она увядает. Юность рвется во дворец! Шестнадцатилетние красотки так и норовят пролезть в постель короля.

Так долго продолжаться не может! Антуанетта просто обязана найти применение своим познаниям – создать такие кремы и притирания, которые сохранили бы надолго ее молодость, вернули былую страстность…»


Соня оторвалась от чтения: может, в этом и есть разгадка? Может, Помпадур создала волшебный крем или эликсир против старения кожи? За такой рецепт увядающие красотки отдадут все, что имеют. Соня ахнула – тот, кто сумеет воссоздать этот рецепт станет богатейшим человеком.

А ведь Помпадур вполне могла изобрести такое снадобье. Она же была одной из умнейших женщин своего времени и не считала зазорным самой работать в химическом кабинете посреди колб и реторт. Она даже несколько раз непредумышленно устраивала пожар – смеси, из которых готовился тот или иной продукт, взрывались.

А может, Помпадур изобрела совсем не крем? Ведь ее лаборатория была не просто химической – алхимической. Маркиза работала с вытяжками из ядовитых растений, а значит, создавала яды и противоядия. Недаром в ее библиотеке нашлись рукописные труды старинных алхимиков и знаменитых ядоварителей. Говорят, там даже были записки братьев Лоренцо и Космо Руджери, которые готовили яды по приказу королевы Екатерины Медичи. Правда, та царствовала лет двести назад, но тайные знания ее колдунов вполне могли сохраниться.

Еще – Соня сама читала об этом – в библиотеке Помпадур был знаменитый труд «Книга о ядах». Говорят, когда-то ее автор – Антуан Ла Бонневиль – даже покушался на Короля-Солнце. Понятно, почему после смерти маркизы Людовик XV, внук Солнечного короля, собственноручно сжег эти книги. Но может, он их не сжег?

Впрочем – Соня фыркнула – глупость все это! И в листке, написанном самой Помпадур, и на страницах, вырванных из чьей-то книги, нет никаких четких деталей или указаний. Ну, производила маркиза какие-то опыты – да все знали об этой версальской лаборатории. Эка тайна!

К тому же вряд ли московским ворам нужен крем маркизы де Помпадур. А что касается ядов – так с тех пор наука далеко продвинулась. Синтетические яды куда сильнее растительных. К тем и противоядие можно найти, и разлагаются они быстрее.

Соня совсем недавно читала, что нашли перстень римского папы Борджиа с секретом. Если надавить на камень, под ним откроется тайник, где Борджиа хранил яд. Ему стоило только поднести перстень к кубку врага, незаметно высыпать яд и предложить выпить. Все – врагу конец!

Современные ученые со всеми мерами предосторожностей вскрывали перстень – а вдруг там яд, которым можно отравиться? И действительно, в потайном углублении нашелся белый порошок, но, оказалось, что отравиться им уже нельзя – яд из растения потерял свою силу. Словом, вряд ли в московской квартире Сони ищут рецепт яда маркизы де Помпадур.

Но тогда, может, тайна в тех потайных комнатах Версаля, в секретной лестнице, по которой поднимался к Жанне Антуанетте Людовик, или в тайниках, сделанных в покоях самой маркизы? Ведь где-то же Помпадур имела тайники!

И именно там она могла многое хранить. Например, рецепты того же яда или особого крема. Правда, в своей лаборатории она работала не одна. Так что, если были рецепты, о них знали помощники, лаборанты. Со временем они давно бы уже обнародовали тайну, хотя бы для того, чтобы нажиться.

Впрочем, все это – бесполезные размышления! Соня сидит в московском доме на Варварке, а тайники маркизы где-то в Версале. И ей туда не попасть. Был вчера шанс поехать в этот самый Версаль, да весь вышел. Сама отказалась!

И ведь поехала бы не одна, а с Виктором. Сейчас девушке казалось, что с таким человеком нечего бояться в путешествии. Уж он-то уладит все вопросы и найдет выход из любой ситуации. В поездке Соня могла бы видеть его каждый день. Говорить, вместе радоваться хорошему, смеяться над смешным. Она могла бы прикоснуться к Виктору ладонью. И он мог бы поцеловать ей руку, как вчера…

Да ведь когда он только прикоснулся губами к ее пальцам, Соню словно молния пронзила. А потом так сладко на сердце стало, что она даже испугалась. Вот и пугается до сих пор – отказалась от поездки, убежала прочь. Даже вспоминать об этом поцелуе себе не позволяет. Хотя какой же это поцелуй? Ручку целуют мужчины всем дамам просто из вежливости.

А если бы они поехали вдвоем по долгой-долгой дороге в Париж, вдруг Виктор по-настоящему поцеловал бы Соню? Целовал же ее дедушка и папа на ночь. А сколько ночей прошло бы в длинной дороге? И в одну из таких ночей Виктор мог бы…

Хватит! Соня со злости даже губу прокусила. Сама виновата во всем, дурочка! Вон маркиза боролась за свою любовь, а глупая, нерешительная Соня стушевалась, когда мужчина сам обратил на нее внимание. И какой мужчина! Можно сказать, герой снов…

Девушка зло сгребла листы, намереваясь засунуть их обратно в шляпную картонку. Что толку горевать да гадать? Она и так почти не спала всю ночь и ничего не ела. Впрочем, есть-то и нечего. Придется сбегать в лавочку. Еды никто не принесет, горничных нет.

И тут последний лист, исписанный мелким бисером маркизы, выпал на пол. Девушка перевернула его и прочла:

«Четвертая ступенька лестницы».

Что это? Просто нацарапанные в спешке строки или указание тайника? Ну и дела…

Соня еще раз вгляделась в строку. Написано явно самой маркизой, но очень быстро, как будто она торопилась.

Где-то уже было упоминание какой-то ступеньки. Ах да! Соня торопливо пробежала глазами текст книжных листов. Вот:


«Людовик пришел! Маркиза услышала шаги еще до появления короля на пороге комнаты. Недаром она приказала тайно поставить пружину под одну из ступенек в начале лестницы. Теперь ступенька исправно скрипит, когда на нее наступают».


Значит, тут указание на лестницу, по которой Людовик поднимался из своих «нижних» покоев, в «верхние» покои маркизы. Именно так называла их Помпадур в записках. Интересно бы посмотреть на эту тайную ступеньку – может, в ней не одна пружина, а еще что-то – например тайник? А там идеальный крем или сильнейший яд, а может, и драгоценности, созданные Бенвенуто Челлини?!

Ох! Соня чуть зубами не заскрипела. Где она, а где – ступенька! Даже если Сонина догадка и верна, не видать ей Франции как своих ушей.

И что?.. Сама виновата! Ей же предлагали поехать в Версаль, но она, дурочка, отказалась. Сиди теперь, кусай локти!

9

НАПАДЕНИЕ

Москва, декабрь 1875

Стук в дверь прервал размышления Сони о загубленной поездке. Почти отработанным за последнее время движением девушка засунула листы в шляпу, шляпу в коробку, коробку в шкаф. Сама вылетела в прихожую:

– Кто там?

– Квартальный Симков! Открывайте, барышня! Меня ваш дворник Степан оповестил.

Ну, слава Богу – Соня перекрестилась – не лихой человек, а защитник.

– Входите, господин квартальный! – Девушка отперла засовы. – Извините, у меня разгром. Со вчерашнего дня прибрать ничего не успела. Проплакала всю ночь…

– Ничего, барышня. Бывает. – Симков горестно поцокал языком, оглядывая содранные обои, валявшиеся кругом вещи и книги. – Надо было сразу меня звать!

– Так ведь уже поздний вечер был. Как же мне по темноте на улицу выходить? Боязно!

– Дворника надо было кликнуть.

– Боязно, – все одно лепетала Соня.

Ей почему-то захотелось, чтобы этот верткий и быстро оглядывающийся вокруг квартальный принял ее за перепуганную дурочку. Иногда на Соню накатывало нечто, заставлявшее ее выкидывать странные фортели. Однажды дедушка хотел повести ее в парк на Остоженке, показать диковинные зеркала во «флигеле смеха». Так 7-летняя Соня устроила форменное представление, заявив, что ей плохо: она, дескать, съела бабочку.

– Зачем есть бабочек? – удивился в сердцах дед.

– Ты же сам сказал, что бабочка – шоколадная! – ответила Соня.

Словом, никуда в тот день не пошли, а к вечеру узнали, что во «флигеле смеха», который собирались посетить, загорелись деревянные перегородки. И три человека задохнулись в дыму…

С тех пор дед и отец часто вспоминали это происшествие и утверждали:

– У девочки интуиция!

Вот и сейчас Соне чем-то не понравился квартальный Симков, ощупывающий квартиру цепким и хитрым взглядом. Однако виду она не подала. Наоборот, глядела на представителя закона самым невинным взором, который отточила еще с гимназических времен. Именно так девочки глядели на преподавателей, когда был не выучен урок.

– Я так боюсь! – снова прошептала она. – Вы можете мне помочь?..

Под ее умоляющими глазами Симков выпятил грудь и подкрутил усы, словно заправский вояка:

– Я готов, милая барышня! Но как? Дело, сразу видно, серьезное. Из-за мелочи такой погром никто производить не станет. Вы ведь, скорее всего, и сами знаете, что искали!

– Я не знаю… – опустила очи долу Соня.

– Может, было в квартире что-то стоящее? То, чему вы и сами цены можете не знать. Вдруг ваш батюшка что-то прятал?

Соня гордо вскинула подбородок:

– Прячут только нигилисты, господин квартальный! А мой батюшка был почтенным педагогом. Осведомитесь у мадам Бове, она расскажет вам, каким уважаемым человеком был мой батюшка. Не мог он ничего прятать!

– Но ведь искали! – Глазки квартального забегали по сторонам. – Я вам знаете, что посоветую? Ежели что есть, вы лучше мне на сохранение отдайте!

У Сони прыгнуло сердце: что за странное предложение?! Это явно не к добру… Но она тут же сориентировалась: всплеснула руками и мелодраматично приложила их к груди:

– Так ведь у меня ничего ценного нет, господин Симков! Мне даже на еду теперь денег не хватает…

– Может, бумаги какие старые? – осторожно осведомился квартальный.

У Сони екнуло сердце: неужто знает? Не может быть! Откуда? Или они тут все заодно – и злодеи, и полицейские? Но девушка мгновенно взяла себя в руки. Ее голос зазвучал убедительно:

– Никаких старых бумаг у батюшки не было! Я точно знаю. Я все разбирала. Нашла счета, квитанции, погашенные долговые расписки. Но никаких старых бумаг! Да вы и сами взглянуть можете!

И Соня жестом пригласила квартального в комнату отца.

Симков помялся, но в кабинет не пошел. Только и сказал:

– Я вам верю, барышня! Да и недосуг мне в бумажках копаться.

Или он уже знал, что не найдет ничего?..

– Но как же мои страхи? – снова заволновалась девушка.

– Не бойтесь, милая барышня, я принял меры. Привел с собой человечка. Он вас постережет. – Симков выскочил на лестницу и мигом вернулся, вталкивая какого-то маленького, тщедушного мужичка с непокорным черным чубом. – Вот Григорий Стрелкин, прошу любить и жаловать. Вы не смотрите, что у него внешность цыганская, воровская, он добрый малый и смышленый. Пока злоумышленников, набедокуривших в вашей квартире, не схватят, Гришка за вами походит, когда вы на улицу выйдете, а то и на лестнице посидит, ежели вы в доме. Постережет, одним словом.

Соня остолбенела. Выходит, теперь не воры-злодеи, а она, честная девушка, будет под наблюдением?! Кажется, это называется «наружное наблюдение». Вон как дела повернулись!..

Но инстинкт потребовал не возмущаться. Соня только и выдохнула:

– Благодарствую…

– Вот и славненько, – прогудел квартальный. – Заступай на пост, Гришка, да смотри – береги барышню!

И Симков, козырнув, удалился. Соня закрыла за нежданными гостями дверь и, еле дыша, привалилась на нее всем телом. Да что же это – охрана или все-таки слежка? Больше похоже на второе…

Что это значит… Что это значит?..

Это значит, что господин Симков заодно со злодеями.

И что теперь делать?

Соня прижала пальцы к пылающим вискам. Раз они вчера не нашли ничего при обыске и квартальный сегодня не пошел смотреть бумаги, значит, они все-таки уверились, что бумаг в квартире нет. И то хорошо! Больше не станут срывать обои со стен. Да что срывать? Все уже посрывали…

Но Соне-то что делать дальше? Нельзя же просидеть весь век в квартире… Надо найти помощь – позвать кого-то, сыскать друга и защитника. Только где ж его возьмешь? Друзей у Сони нет. Подруги по гимназии давно уже о ней позабыли. Она и видится только с одной Лидочкой Збарской. Но ни Лида, ни ее супруг не помощники в таких делах…

Может, обратиться к кому-то из папиных друзей? Но ведь и они не помогут. К тому же всем этим историкам придется рассказать про записки Помпадур… Нет, этого нельзя ни в коей мере! Никто не должен знать…

Впрочем, есть милейший Николай Петрович Контин, папин коллега. И он преподает никакую не историю, а сценическое искусство – учит гимназисток выступать в домашних спектаклях, сочинять небольшие сценки, выразительно и громко говорить. Ведь долгими зимними вечерами, особенно в провинциальных усадьбах, так приятно поиграть в театр – разучивать роли, потом представить сценку перед домашними и соседями. Вполне приличное и невинное времяпрепровождение!

Милейший Николай Петрович не станет спрашивать, из-за, чего сыр-бор, он просто поможет Соне, присоветует что-нибудь.

Девушка быстро начала собираться. Конечно, тщедушный соглядатай Гришка увидит, к кому пошла Соня, по разве она не может навестить папиного приятеля и своего старого учителя?!

Заперев свои новые замки, Соня выскочила на улицу. Даже не взглянув, тут ли Стрелкин, крикнула извозчика. Плюхнулась на жесткую скамейку и велела кучеру:

– Самсоньевский переулок, дом Плисова!

Николай Петрович Контин снимал квартиру в доме купца, торговавшего, как говорили москвичи, «колониальными товарами», то есть тем, что привозили из жарких стран: пряностями, соусами, экзотическими фруктами и прочим. Лавочка Плисова была прямо в доме на первом этаже – так что по всей улице плыли ароматы, будоражащие вкус и воображение.

Но вот только самого Николая Петровича дома не оказалось. Неприветливый швейцар окинул подозрительным взглядом бедную заячью шубейку девушки и отрезал:

– Господина Контина нет, и никаких записок передавать жильцам не положено!

– Но…

– Если бы господин Контин желал, он бы уведомил меня, что ждет от вас записку, а так – нет. Извольте покинуть здание, барышня!

Соня поплелась вон. И что дальше? Поехать в гимназию – вдруг Николай Петрович там? Ох нет! Придется встречаться с учителями, а не все с пониманием отнесутся к наряду Леноровой. Начнут жалеть или презрительно коситься. Нет уж! Лучше приехать к Контину с утра пораньше, ведь завтра уже Сочельник и уроков в гимназии не будет. С завтравшего дня у гимназисток свобода – рождественские каникулы.

Домой Соня поплелась пешком. Благо снег не валил из туч и на небе прорывалось даже нечто, похожее на солнечные лучи. Уже свернув на свою улицу, девушка вспомнила – надо зайти в лавочку. Дома только чай с сахаром. Впрочем, сахар в пост нельзя, зато теперь можно меда купить. По милости дворника Степана, у Сони теперь есть наличные деньги. Еще можно купить кулебяку постную – капустную, а может, и пирог с грибами в лавочке найдется. Это же целый пир, несмотря на Рождественский пост. Ну а завтра уже и разносолы к празднику взять можно. Завтра – Сочельник. Конец поста!

С еще теплыми пакетами в руках и свежей газетой девушка вышла из лавочки и заспешила к дому. И тут раздался истошный визг:

– Ох, мамочки!

Какая-то девчонка, поскользнувшись, ухватилась за Соню. И обе рухнули на снег. Кулебяка с пирогом покатились по улице. И тут же – словно только этого и ждали – двое мужчин вынырнули неизвестно откуда и, подхватив Соню под руки, потащили в подворотню.

Девушка даже пикнуть не успела, как оказалась между домами: со всех сторон стены и заборы – не убежишь.

Один из мужчин, тот, что помоложе, прижал Соню к ржавому забору:

– Цыц, не ори, хуже будет!

Второй, постарше и одетый получше – в пальто с котиковым воротником, наклонившись над ней, дыхнул в лицо перегаром:

– Говори, где бумаги, дура!

Соня округлила глаза и выдавила:

– Там! Они на снег упали…

Старший скосил глаза:

– А ну неси!

Младший тут же выскочил на улицу, а тот, что в паль-го, остался:

– А ты ничего, – протянул он, сально оглядывая девушку, – смазливенькая.

У Сони сердце рухнуло. А ну как изнасилует? Это ведь не скабрезный мальчишка Копалкин, а взрослый мужик. Господи пронеси!

Мужчина протянул руку и провел по лицу Сони грязными пальцами:

– Экая кожа беленькая! Глазки блестят и реснички топорщатся…

Соню всю передернуло от этакой «ласки». Она в ужасе уставилась на мучителя. И что же дальше будет?..

Но тут вернулся второй мужичок:

– Вот: два пакета и газета!

– Какая газета? – удивился старший, отвернувшись от Сони.

– Вы же просили бумаги? Вот я газету купила! – выдохнула девушка.

– Чего она купила? – проблеял младший.

Но старший только захохотал, как захрюкал:

– Эка, фифа! Ха-ха! Газету купила!

И он вдруг, ощеряясь, наотмашь ударил Соню. Девушка взвизгнула:

– Вы же просили бумагу!

– Я спросил: где старинные бумаги, доставшиеся тебе от папаши! – рявкнул мучитель.

Соня шмыгнула носом и вдруг зарыдала:

– Какие еще бумаги? После батюшки не осталось никаких бумаг! Если мне не верите, обыщите мою квартиру!

– Искали уже! – хихикнул младший.

– Цыц! – гаркнул на него котиковый воротник.

– Не знаю я ни о каких бумагах! – залилась слезами Соня. – Отпустите меня, дяденьки. Не знаю я ничего!

– Может, и правду, не знает девчонка! – жалостливо прошептал младший. – Может, и нет ничего? Может, надул тебя тот человек? Хотел нас на мокрое дело подбить, мол, стукнем невзначай девчонку – и вся недолга!

– Замолчи! Что я – душегуб? Кража со взломом – пять лет, а мокрое дело – виселица. Да я тому человеку…

– Что ты ему? – Из калитки в одном из заборов вынырнула темная фигура, завернутая в черную крылатку. В руке человека угрожающе мелькнул пистолет. – Договаривай, сошка?

– Да я ничего… – сразу сбавил тон старший похититель. – А вот что она-то? – Он ткнул дрожащую от страха Соню корявым пальцем. – Говорит, не знает ни про какие бумаги!

– Не знает… – что-то прикидывая, протянул незнакомец в черном. – А про колечко она знает?

Соня ахнула. Перчатки давно упали с ее рук. И теперь на пальце блестело оставшееся колечко с витой змейкой.

– Сними с нее кольцо! – приказал черный человек.

Старший послушно начал стягивать колечко с пальца девушки. Но кольцо сидело как влитое.

– Может, сломать палец? – подсказал младший.

– Не стоит, – буркнул старший и вдруг, наклонившись, облизал Сонин палец своим шершавым языком.

Соня взвизгнула от отвращения. Зато кольцо упало на ладонь мучителя. Тот кинул его своему хозяину. Человек в черном ловко поймал и спросил лилейным голосом:

– Знаешь, что это за кольцо, Соня?

Девушка дернулась: все известно им, даже ее имя. И тут вдруг она поняла, что уже где-то слышала этот лилейный голос. Хоть черный незнакомец и старался говорить, меняя голос на хрип, но вот в последней фразе не сумел изменить голос. Соня явно слышала его раньше. Но где? Когда? Горячечная голова не хотела вспоминать, мысли путались…

– Отвечай! – Старший вновь отвесил девушке оплеуху, но на этот раз полегче.

Соня подняла избитое лицо:

– Это кольцо осталось от мамы…

– Так ли? – прохрипел незнакомец.

– Богом клянусь! – прошептала Соня.

– Не ври барину! – гаркнул мерзавец и снова занес руку.

Но третьей пощечины не последовало. Чей-то огромный кулак с размаха врезался в голову насильника. Тот отлетел к стене ржавого забора с такой силой, что старый табор закачался. Секунду – и второй удар впечатал туда же другого негодяя. Но тут скрипнула и закрылась калитка. Хозяин бандитов скрылся, словно испарившись в темноте.

– Вы живы, Соня? – услышала девушка знакомый голос.

Слезы на ее глазах высохли от неожиданности:

– Это вы?!

Перед Соней стоял, потирая ушибленные костяшки пальцев, вчерашний знакомый – Виктор Грандов. Он улыбался такой странной оскаленной, почти волчьей улыбкой, что на Соню накатил страх еще более сильный, чем перед бандитами.

– Вы? – снова тупо повторила она и вдруг с ужасом поняла, что теряет сознание.

Последнее, что она почувствовала – сильные руки Виктора, подхватившие ее.

Очнулась Соня в собственной квартире. Она лежала на софе в гостиной, и Виктор растирал ей виски одеколоном. Или это было что-то другое? Пахло какой-то резкой свежестью, немного соснами и не то апельсином, не то лимоном. Соня втянула в себя этот странный запах и подумала: «Наверное, так пахнет защита и безопасность…»

– Слава Богу, очнулись! А то я хотел за доктором посылать! – озабоченно проговорил Грандов, завинчивая пробку небольшого хрустального флакона, который он быстро убрал в нагрудный карман.

Его модное пальто валялось прямо на полу и отлично вписывалось в общую картину разгрома, который Соня так и не успела ликвидировать.

– Как вы? – все еще озабоченно спросил Грандов.

– Ничего… – протянула Соня. – Извините, у меня тут форменный беспорядок… – Девушка неопределенно повела слабой рукой.

Виктор улыбнулся:

– Чудачка! Ее чуть не убили, а она о порядке в квартире волнуется.

– Как же не волноваться, если я не успела прибрать… Конечно, я не знала, что ко мне кто-то придет. Тем более вы… Но вы не думайте, что я в таком свинстве живу! – Соня тоже улыбнулась, но улыбка вышла кривая и беспомощная. – Спасибо вам. Если б не вы, они бы меня точно… убили…

– Глупости! – хмыкнул Виктор. – Это я для красного словца. Днем в центре Москвы никого убивать не станут. Тем более эти типы. Они же просто воры. На мокрое дело никогда бы не осмелились. Им кто-то дал наводку и определенное задание. Что они хотели?

Соня дернулась и попыталась подняться. Кое-как ей удалось сесть. Голова гудела, пальцы все еще подрагивали от страха. Девушке очень хотелось рассказать своему спасителю всю правду: про загадочную историю своей семьи, про тайные записки маркизы де Помпадур, про погром в квартире, про свои страхи и даже про то, что читая старинные записки, она, кажется, поняла, что все ищут – баснословно дорогие ювелирные украшения работы Бенвенуто Челлини.

Ну почему бы не рассказать все этому человеку? Он спас ее от насильников, а значит, никак не замешан в этой страшной истории. Если рассказать ему, он поможет Соне избавиться от страхов, защитит, спасет. Ведь неизвестно же, когда появится Николай Петрович, который тоже мог бы помочь, а Виктор – вот он здесь.

– Не таитесь и не бойтесь меня, мадемуазель Ленорова! Можно я стану называть вас по имени без церемоний – просто Соня?

Девушка кивнула. Бархатный голос Грандова убеждал и настаивал. Неужели, и правда, Виктор от всего сердца хочет помочь? Соня раскрыла рот, уже намереваясь нее рассказать, и вдруг взгляд ее упал на палец, с которого бандиты сорвали мамино колечко.

– Кольцо! – закричала девушка. – Они забрали кольцо мамы! Это же все, что оставалось у меня на память о ней. Я ведь даже не помню, как она выглядела!..

– Колечко с двумя змейками? – быстро спросил Виктор. – Я видел его у вас на пальце.

– Нет! Там была всего одна змейка. Просто она обвивалась в два колечка.

– Я видел, кажется, два аметистовых глазка.

– Нет же! Глазок был один и изумрудный! – Соня схватилась за голову. – Ну зачем им это кольцо? Оно же грошовое, его и за трояк не продашь! А у меня единственная память…

– Действительно, странно, – согласился Виктор. – Зачем брать простое кольцо? Хотя, вы простите меня, но я услышал другое. Я не собирался подслушивать, но, кажется, их вожак считает, кольцо какое-то особенное.

– Конечно – мамино! Я вообще не понимаю, что происходит… – Соня снова упала на софу. – Какие-то люди пришли, пока меня нет, и перевернули все вверх дном. Видите? Даже обои сорвали! Ясно, искали что. Но что у меня можно найти?! Тут и взять-то нечего! Я и квартальному то же самое сказала. Он ко мне даже какого-то своего человека приставил, чтобы меня охранять. С черным цыганским чубом, Григорий. И где был этот Григорий, когда меня двое в подворотню потащили?!

– И вы не понимаете, из-за чего весь сыр-бор? Должно же быть какое-то объяснение!

– Что у меня ищут? Драгоценности?! – вскричала Соня. – Да у меня нет денег даже на еду!

– Но…

– Никаких но! У меня такое чувство, будто я попала в водоворот. Будто люди вокруг меня знают, гораздо больше, чем я сама! Вот вы, например, узнали, что я собираюсь писать книгу о Помпадур. Вы что – собирали обо мне сведения? Зачем вам выпытывать что-то о незнакомой девушке, да еще и звать ее с собой в Париж?! Ну прямо тайны мадридского двора!

– Никаких тайн! – Виктор в шутливом покаянии поднял руки. – Я ничего не выпытывал и сведений о вас не собирал. Все вышло случайно. После того как я узнал, что моя прабабушка еще жива, я был невероятно удивлен. Представляете, сколько ей лет? Это же феномен долгожительства. Я даже не представляю, о чем с ней говорить, чтобы не ударить в грязь лицом. Не хочется выглядеть дураком! Вот и начал искать информацию о том времени, о Версале, ведь бабуля там всю жизнь прожила. Мне сказали, что лучшим специалистом по истории тех времен был ваш отец, и книга свои он издавал у Ильичева. К нему я отправился. Тот, в свою очередь, рассказал, что батюшки вашего уже нет, но его дочь пишет книгу о Версале.

– О Помпадур! – поправила Соня.

– Все равно, я подумал – это перст судьбы. Тем более Збарские в два голоса рекомендовали мне предложить именно вам работу переводчика, взять вас с собой во Францию. Лидия просто в восторг пришла от предоставившегося случая. «Соня всю жизнь мечтала попасть в Париж! – ахала она. – Вы же исполните ее мечту!» Вот я и предложил вам поехать.

Соня тихо вздохнула. Какая же она идиотка! Вообразила, что и Виктор знает про записки Помпадур. А оказывается, милейшая Лидочка опять решила устроить ее судьбу. Знает же, что у Сони нет средств к существованию и необходима работа. А тут вдруг еще и исполнение мечты. Это вам не развратного мальчишку Копалкина учить…

К тому же уехать во Францию – значит убежать, скрыться от бандитов, которые ищут старинные бумаги. И еще – это возможность самой проверить: есть ли тайник под той заветной ступенькой тайной лестницы Версальских покоев маркизы де Помпадур и лежат ли там сокровища Бенвенуто Челлини! Это лее такой шанс…

И тут над ухом Сони снова прозвучал бархатный голос Грандова. Нет, не Грандова – искусителя, умеющего читать ее мысли:

– Это же такой шанс для вас! А мне просто очень хочется увидеть бабушку. Родня ведь, другой нет. Я-то, чудак, и не знал, что в моих жилах течет французская кровь. И какая! Моя престарелая родственница была фрейлиной при Версальском дворе. Конечно, может статься, она и не помнит ничего – года! Но вдруг расскажет что-нибудь интересное? То, что вам может пригодиться.

Соня вскинула на Виктора измученные глаза. Если бы он только знал, как пригодится! Хочется сказать. Хочется! Снять с себя ответственность, переложить ее на этого сильного человека.

Он смотрит на Соню так внимательно, он поймет и сделает что-то действительно нужное. Он не будет метаться и плакать от страха. Он сам спрячет бумаги. Но…

Тогда их придется передать ему! А Соня помнила последние слова умирающего отца: «Сохрани!» Значит, никому она передавать записки не имеет права. Она должна хранить их сама.

– Вы подумайте хорошенько, Соня, – проговорил Виктор. – Но не долго. Я не могу ждать – а ну как бабушка преставится? Не прощу себе, что мог бы увидеться, пообщаться, а не успел. Нельзя тянуть! – Грандов просительно взглянул на Соню. – Может, мы прямо сейчас и договоримся. Я начну хлопотать о бумагах – надо получить паспорта для выезда из России. Вам и беспокоиться не придется – я все сделаю сам через своего поверенного.

Господи, как хочется сказать «да». Умчаться от страха. Послушать столетнюю фрейлину. Зайти во дворец Версаля. Наверное, туда разрешен вход посетителям. Представить; как Помпадур, тогда еще просто Антуанетта д'Этиоль встретила Людовика в Зеркальной зале. А вдруг удастся найти ту самую ступеньку тайной лестницы…

Ну почему Соня не может поехать в Париж? Это же решение всех проблем. Она пугается собственной тени. Кто защитит ее здесь? Родные? Но ведь никого нет. Друзья вроде Збарских? Но она и так практически висит у них на шее – вон сколько протекций они ей оказали. Полиция? Но, кажется, квартальный и сам замешан в эту жуткую историю. И его противный Григорий ни в чем не помог. Да не он ли сам натравил на Соню этих бандитов?..

Но взять и уехать – в незнакомую страну?!

Ох, надо подумать. Надо посоветоваться. Ведь Соня может посоветоваться с Николаем Петровичем. Он надежный, взрослый и умный. Пусть подскажет, что делать. Но как хочется поехать с Виктором!..

Девушка вздохнула и проговорила, сцепив от напряжения пальцы:

– Я подумаю…

10

ДАМА ПОД ЧЕРНОЙ ВУАЛЬЮ

Париж, декабрь 1875

Рождество в Париже отпраздновали необычайно роскошно. Терпкие ароматы хвои, дорогих сигар и изысканных духов создали в городе необычную атмосферу роскоши и того особого шика, за которым вся Европа едет в столицу удовольствий. Витрины магазинов притягивали самыми изысканными и дорогими подарками. Париж веселился вовсю.

Театры, дававшие праздничные представления, сами сияли огнями почище рождественских елок. Особенно знаменитый на весь мир модный «Варьете», в главной витрине которого красовалась огромная премьерная афиша: «Оперетта „Ночная бабочка“. Музыка сочинена таинственной Несравненной».

Несравненной – именно так потребовала называть себя дама из высшего света, приславшая оперетту в «Варьете». Кто она, эта капризная сумасбродка, не знал никто. Ее имя было не известно даже директору месье Гиро, а уж Мишель Гиро умел не только подписывать самые выгодные театру контракты, но и раскрывать самые скандальные тайны.

Но в данном случае личность Несравненной и для знаменитого директора оставалась тайной. Месье Гиро, конечно, общался с музыкантшей, но та всегда была под плотной черной вуалью, голос приглушен, жесты сглажены. Так что, если и увидишь ее на балу или просто встретишь на улице, ни за что не узнаешь.

Но прожженный театральный делец, Мишель Гиро, и не стремился проникнуть в тайну мадам Несравненной. Понимал, что, если реальное имя автора получит огласку, в бомонде может разразиться неприятный скандал. А неприятные скандалы месье Гиро не нужны. Приятный скандал, то есть тот, что способствует сбору театральной кассы, – пожалуйста! Но скользкое дело – никогда. Словом, директору приходилось лично следить за всей постановкой и даже ночевать в театре, чтобы ничего не упустить из виду перед премьерой.

Вот и сегодня утром, приоткрыв форточку полуподвальной каморки, где он обустроился на ночь, Мишель Гиро жадно вслушивался в гомон толпы на улице. Дело в том, что рядом с окном этого полуподвальчика находилась касса «Варьете». И пылкие парижане, спешившие купить билеты на премьеру, не стеснялись в выражениях.

– Женщина – композитор? – возмущались одни. – Где такое видано?! Мало того, что девицы совершенно неприлично прыгают по сцене, задирают юбки в канкане, так одна из них еще и марает бумагу нотными каракулями?!

– Да не может женщина написать приличную музыку! – утешали их другие. – Премьеру ожидает провал!

– Ну уж нет! – накидывались на них ярые феминистки. – Пора женщине заявить о своих правах!

Иногда словесная потасовка перерастала в свалку. Зрители шли друг на друга стеной. Конечно, брань и распускание рук особенно в рождественскую неделю – дело не богоугодное. Но зато выгодное для театра – билеты на месяц вперед уже раскуплены, подходят к концу на второй, и уже резервируются места на третий месяц. Успех грандиозный! И все потому, что каждый зритель, несмотря на свои убеждения, мечтает увидеть на премьере автора, вернее, авторшу – саму Несравненную и разгадать, кто она есть на самом деле. Говорят, в клубах уже давно заключают пари на раскрытие этой тайны – и суммы немаленькие. Какая интрига!..

Конечно, жаль, что из окна полуподвала директору не видно лиц будущих зрителей – одни только ноги: у одних в начищенных лаковых туфлях, у других в башмаках с прилипшей зимней грязью. Но для хитрого Гиро и это – информация: значит, не один высший свет, разъезжавший в колясках и пролетках, стремится в театр, но и простые парижане, вышагивающие по городу на своих двоих. Для «Варьете» это особый плюс. Все-таки в театре больше тысячи мест, и ложи с бельэтажем, предназначенные для богатых зрителей, – только пятая часть зала. Но надо же заполнять и верхние ярусы, и галерку!

Теперь за сборы можно не беспокоиться. Весь Париж – от бомонда до трубочистов – рвется на премьеру «Ночной бабочки». Одно название чего стоит! Мишель Гиро и сам бы не придумал более интригующего – то ли речь идет о прелестной легкокрылой обитательнице лесов и полей, то ли о девице с Монмартра, предлагающей по ночам свои пылкие услуги богатым клиентам. Какую фривольность выдумала Несравненная. Ну что за необычайная, просто-таки бесценная женщина!

Господин директор запер свою полуподвальную комнатку и торопливо побежал наверх – через фойе театра прямо в зрительный зал. Это по вечерам «Варьете» блещет огнями, позолоченной лепниной на стенах и потолке, манит бархатом портьер в ложах. Зашел в такую ложу с милой очаровашкой, задернул плотную портьеру – и вот вам уютный уголок! Никто не увидит, чем вы там занимаетесь: то ли смотрите оперетту, то ли предаетесь утехам любви.

Но днем роскошь тонет в полумраке: в коридорах не горят газовые фонари, в зале не зажжена люстра. Театр роскошествует для зрителей, а для работников сцены на всем экономит. И для служащих, и для артистов «Варьете» давно уже не храм удовольствий. Служащие, не покладая рук, моют-чистят полы, кресла, ковровые дорожки, мрамор лестниц; надраивают до слепящего блеска бронзу светильников, готовя фойе, зал и сцену к очередному представлению. Актеры по энному разу репетируют одну и ту же роль. Какое уж тут удовольствие?

Конечно, все они, в первый раз выходя на сцену, думали: они в храме искусства. Но быстро поняли: искусства в «Варьете» не на грош – за театральным занавесом – одни интриги. Ну а храмом театр вообще назвать несуразно. Какой же это храм, если по нему носятся полуголые девицы, а мужчины и женщины частенько переодеваются в одной гримерке? Да и главная достопримечательность «Варьете» – канкан, где девицы выставляют напоказ то игривые панталоны, а то и вовсе полуголые ляжки – явно не молитва!..

Кому лучше всех известно, что театр – вечный бардак, как не директору?! Но сегодня действительность превзошла все рамки и границы. Впрочем, во всем виновата Коллегия сосьетьеров – попечителей театра. Эти богатеи, дающие деньги на постановки, пожелали вернуть поскорее потраченные средства и к тому же с лихвой. Вот и назначили премьерные показы на самые горячие денечки – рождественскую неделю, а потом на Новый год.

Да ни одному настоящему знатоку сцены не придет в голову показывать премьеру на первый день после праздника. Ведь в эти дни все навеселе: рабочие сцены путаются в декорациях, костюмерши – в костюмах. Да сама прима театра, неподражаемая, красотка Анна Жюдик, на которую и была рассчитана постановка, запаздывала.

Месье Гиро рвал и метал. Разве это отношение к великому искусству? Вот он, например, сегодня хоть и прилег на нескольких составленных стульях в своей каморке, но от волнения глаз не сомкнул. Вскочил ни свет ни заря – слушал гомон зрителей у кассы. Но как иначе? Гиро волнует предстоящая премьера. А этих?!

Директор тут же переругался с подвыпившими девицами кордебалета, которым, между прочим, сегодня придется изображать целомудренных воспитанниц монастырского пансиона, то есть почти монашек. А эти, с позволения сказать, «монашки» наложили на себя столько косметики, словно они – бесстыдные уличные девицы!

А тут еще и Жозе Дюпюи, «романтический герой», нарумянил себе щеки и стал похож то ли на беспардонного жигало, то ли, еще хуже, – на стареющего «мальчика по вызову». В сердцах Гиро погнал его со сцены – умываться. И тут у центрального прохода в еще закрытом для зрителей зале возникли какая-то суета и движение – вся в мехах и аромате экзотических духов явилась дама, закрытая плотной и длинной черной вуалью.

Директор ахнул – неужели сама Несравненная?! Зачем же она пришла прямо в театр? Договаривались ведь блюсти тайну, сохранять интригу. Да и самой Несравненной не резон раскрывать инкогнито – неизвестно, как взглянет высший свет на капризы своей чаровницы.

Мишель Гиро ринулся в зал через боковой проход. Приложился к ручке, оцарапав губу то ли об огромный алмазный перстень, то ли о массивное витое кольцо со змейками. Поднял глаза на Несравненную и оторопел. Даже сквозь густую вуаль было заметно, что красавица как-то странно дышит, будто задыхается. И голова у нее слегка подрагивает, и тонкие пальцы холодны. Господи Боже, вот как может волноваться женщина перед премьерой!

Впрочем, директор видывал и не такое. Не далее как в прошлом году молодой автор упал на сцене в обморок прямо под грохот аплодисментов, а один из сценаристов после провала вообще попал в сумасшедший дом. Нелегко дается искусство.

Месье Гиро галантно отвел глаза и заботливо прошептал, снова целуя ручку:

– Все будет прекрасно, моя Несравненная, не нужно нервничать!

Дама вздохнула, высвободила ручку и тихо проговорила:

– Я никогда не была в театральном зале до спектакля. Могу ли я тут посидеть, просто посмотреть, как вы готовитесь?

– Конечно, Несравненная. Хотите, я проведу вас за кулисы? Публика любит бывать там – поближе к актерам.

– Нет, я хотела бы походить по полутемному залу. Это так романтично. Это меня развлечет.

– Конечно, дорогая мадам. Вот только перед премьерой всегда столько дел…

– А вы не стесняйтесь – занимайтесь, чем нужно. Не обращайте на меня внимания.

– Один только вопрос? – попросил директор. – Вы, конечно, будете на премьере, моя Несравненная?

Дама вздохнула:

– Ах, я так слаба… Мои нервы не выдержат вечернего спектакля. Вдруг провал?..

– А вдруг успех, Несравненная? Разве вы не хотите присутствовать на собственном успехе? Можете не выходить на сцену, а просто посидеть в тихом уголке ложи.

– Ах, не уговаривайте меня! Я лучше сейчас тут побуду. Помолюсь про себя за благополучный исход. А вечером пришлю слугу. Вы скажете, если успех. Тогда завтра я точно прибуду на спектакль.

– Как решите, мадам! – Директор расшаркался. – Но сейчас я должен идти.

– Конечно, месье!

И дама тихо пошла к барьеру, отделяющему партер от амфитеатра.

Постояла там. Потом медленно подошла к сцене. Постояла и около нее. Потом посидела в восьмом ряду партера, потом в двенадцатом ряду и первом ряду амфитеатра. Ну а потом и вовсе обошла по кругу зал, прикасаясь к каждому, еще незажженному бронзовому светильнику. Видно, так она своеобразно молилась за предстоящий успех.

И столь своеобразная молитва была услышана. Премьера пошла на ура. «Варьете» явил себя в лучшем качестве. Неподражаемая любимица Европы, певица Анна Жюдик, бисировала чуть Не каждую песенку. Жозе Дюпюи ловил восторженные и страстные взгляды прелестных зрительниц – взгляды дам высшего света и простых цветочниц. Даже девицы кордебалета вели себя столь пристойно и в то же время обворожительно, что сорвали свою долю бурных оваций. В первом же антракте зал восторженно аплодировал всем актерам «Варьете» стоя. Однако в едином порыве публика кричала:

– Несравненную! Автора! Композитора!

Начиная со второго действия, бисировались уже не только песенки Анны Жюдик, но почти все номера. Парижане пришли в какой-то лихорадочный экстаз, хлопая и восторгаясь. Оперетта действительно того стоила. Сюжет был весьма захватывающим: бедная девушка боролась за счастье быть любимой молодым и блестящим графом.

Любовь всегда брала в плен сердца парижан. Но в этот вечер музыка превзошла все ожидания. Мелодии были не просто изящными и запоминающимися. Они были таинственными и обволакивающими, томными и почти порочными. Они были волшебными и колдовскими. Они гипнотизировали и погружали в транс.

И видно, не только зрителей. Когда под гром оваций на сцену вышел молодой, но уже весьма модный в Париже поэт-драматург Гастон Леду, по пьесе которого Несравненная создала свой шедевр, глаза его блистали каким-то странным зачарованным светом. Юноша почти шатался. Даже актеры, стоя перед занавесом, чувствовали, что головы их гудят, в ушах звенит. Таинственная же Несравненная перед публикой не предстала. И по зрительному залу пошли разговоры, что нужно набраться терпения: дама застенчива, но к концу представления преодолеет свою робость и явится благодарным зрителям.

Однако к концу третьего акта, публика уже позабыла о том, что Несравненная не вышла на сцену. Зрители неистовствовали в каком-то ажиотаже. В антракте театр уже напоминал сборище сумасшедших, правда, радостных и счастливых. Женщины, тараторя без умолку или романтически улыбаясь, приветствовали друг друга, обнимались и обменивались любезнейшими комплиментами. Мужчины, вдохновенно блестя глазами, пожимали руки совершенно незнакомым встречным и даже кидались в дружеские объятия.

В последнем антракте необъяснимо-восторженные братания достигли апогея. Люди кидались друг к другу с почти бессмысленными лицами, не обнимали, а хватали друг друга в цепкие объятия. То тут, то там раздавались испуганные крики и визг дам, треск материи. С порванных нитей драгоценностей падали на пол бриллианты, рубины, сапфиры, но никто их не подбирал. Всего несколько человек, не поддавшихся всеобщему братанию, попытались покинуть театр, но не смогли. Людские массы крепко удерживали их, не давая даже продвинуться к выходу.

Двое мужчин, весьма представительного вида, в дорогих черных фраках, с золотыми запонками и бриллиантовыми булавками для галстуков, благоухая одеколоном и сигарами, безрезультатно попытались прорваться к выходу. Но толпа быстро разъединила их.

Одного заключил в объятия детина, похожий на медведя. Парень явно не принадлежал к богатому слою, и наверное, поэтому ему доставило особое наслаждение панибратски обнять неизвестного надушенного богача. Мужчина во фраке охнул и попытался что-то крикнуть своему другу. Но того тоже уже стиснул в могучих объятиях офицер в военном мундире. Военный чмокал взасос свою жертву и кричал что-то громовым голосом. И все вокруг что-то кричали, восторгались, визжали. Так что никто и не услышал предсмертного стона двух мужчин в модных черных фраках.

Музыканты, сгрудившиеся в оркестровой яме, в ужасе глазели на братания толпы.

– Смотрите, они собираются сломать перегородку! – в страхе завопил кто-то. – Они растерзают нас!

И тут очнулся дирижер.

– По местам! – заорал он. – Играйте тутти! Громче! Громче!!!

Оркестр грянул во всю мочь. Люди в зале замерли. Гул начал затихать. И вдруг из правого прохода послышался истеричный женский визг:

– Они мертвы! Их убили! Их раздавили!

Толпа отхлынула из прохода. И стало видно, что на темно-синем ковре лежат двое мужчин. Они не были раздавлены – в спину каждого был всажен нож, и алые пятна крови растекались по синему ворсу ковра.

Толпа кинулась вон из зала. Люди давили друг друга в проходе, срывались с лестницы фойе. Вопли ужаса достигли накала, когда в двери театра ворвалась полиция, вызванная перепуганными швейцарами. Те не видели представления, не слышали колдовской музыки и потому еще сохранили трезвость мысли. Они и вызвали полицию.

Первый же страж порядка, ворвавшись в нижнее фойе, вскинул пистолет и выстрелил в воздух. Как на грех, пуля попала в небольшую люстру. Осколки градом посыпались прямо на выбегавшую публику. Но как ни странно, именно это остановило панику. Никто не получил больших ранений, но, ощутив реальную боль, люди опешили и остановились. Однако понадобилось еще больше часа, чтобы публика пришла в себя и разъехалась по домам.

Только через три часа бедный директор Мишель Гиро сумел наконец-то спокойно присесть. Актеры уже разошлись. Вызванные срочно уборщики начали прибираться. О том, чтобы продолжать показ «Ночной бабочки», не могло быть и речи. Придется навсегда снять ее с репертуара. Да и сам театр, наверное, придется на время закрыть. И это в самое выгодное время – в рождественские праздники!..

Наутро газеты раздули историю до невероятных размеров. Одни писали, что всеобщее умопомешательство возникло из-за отравления продуктами в сценическом буфете. Другие предполагали, что прямо под театром произошел некий земной разлом, и ядовитые пары неожиданно прорвались наружу. Третьи вообще видели в этом ужасном случае происки сатанинских сил, решивших омрачить Божественные праздники. Ну а четвертые считали, что все это дело рук ужасных террористов. Но никто не связал умопомрачение зрителей с музыкой.

Директор попытался найти таинственную Несравненную, но следов ее не обнаружил нигде. И ни одному следователю полиции не пришло в голову, что весь этот спектакль был устроен только для того, чтобы убить двух респектабельных мужчин. Только в одном еженедельном альманахе промелькнула небольшая заметка, что погибшие были состоятельными провинциалами и приехали в Париж всего лишь на несколько дней. Но они состояли в каком-то закрытом аристократическом клубе или сообществе. Но ведь с этими закрытыми клубами ничего не поймешь, так что и дело раскрыть невозможно!..

11

КОШМАР В ДОМЕ КУПЦА ПЛИСОВА

Москва, декабрь 1875, Сочельник

В Сочельник спозаранку Соня отправилась к Николаю Петровичу. Сегодня Контин точно должен быть дома – во всех учебных заведениях Москвы с сегодняшнего дня начались рождественские каникулы.

У дома купца Плисова в Самсоньевском переулке была очередь – его лавочка колониальных товаров слыла лучшей по Москве и пользовалась повышенным предпраздничным успехом. Покупатели, раскрасневшиеся на морозе, топали ногами, хлопали рукавицами, девушки поддерживали капоры, так и норовившие сорваться при порывах ветра. Но, несмотря на холод и толчею, все находились в радостном предвкушении праздника.

Большая часть очереди состояла, понятно, из горничных, которых радивые хозяева послали за покупками. Все эти деревенские девчонки, уже обжившиеся в городе, в хозяйских домах старались вести себя соответственно, но, выскочив из-под хозяйской опеки, тут же переходили на более привычные манеры поведения. Лузгали семечки прямо на морозе, хихикали, бросая взгляды на молодых мужчин, беззлобно переругивались, стоя в очереди. Мужчины охотно подмигивали этим красоткам «кровь с молоком». Почтенные матери семейств или девицы пытались шикать на девчонок, приструнить застрельщиц, но все это выходило не зло, а как-то по-праздничному весело.

И только у Сони на душе лежала льдинка, которую и празднику трудно растопить. Исподлобья поглядывая на шумную толчею, она обогнула очередь и влетела в парадное дома. Уже знакомый швейцар вновь преградил дорогу девушке:

– К кому изволите? – Он неодобрительно покачал головой, но все же добавил: – Барышня…

– Мне необходимо видеть Контина Николая Петровича!

Соня попыталась прошмыгнуть мимо стража. Но не тут-то было – швейцар ухватил ее за рукав. Соня подумала: сейчас начнется ругань, но швейцар проговорил тихим голосом:

– Вы не сможете увидеть его… Николая Петровича нет более…

– Как нет? – ахнула Соня.

– Преставился в одночасье.

– Не может быть! – Голос Сони сорвался. – Я же вчера была, вы сказали, что он в отъезде!

– А вы ему кто будете, барышня? – поинтересовался швейцар.

– Я – Софья Ленорова, дочь его старого друга. Николай Петрович преподавал в той же гимназии мадам Бове, что и мой покойный батюшка. Я тоже училась там…

– Ленорова… Софья… – швейцар смешался, словно раздумывая, как поступить, и вдруг спросил: – А почему вы без сопровождения ходите? Уж который раз. Я вас запомнил. Приличные барышни одни без компаньонок, на худой конец без горничных, по улицам не гуляют!

Соня смешалась. Сказать, что на горничную у нее нет средств? Но тогда важный швейцар мгновенно выставит нищенку вон. Он и так сомневается – называть ли ее барышней. Конечно, по одежке Соня на богатую барышню никак не тянет. Впрочем, и на небогатую тоже…

Вздохнув, Соня сказала:

– Я хожу сюда одна, потому что у меня конфиденциальное дело к Николаю Петровичу… – Голосок девушки дрогнул, и она добавила: – Было…

Швейцар по-своему понял дрогнувший голос девушки: видно, та надеялась в чем-то на Николая Петровича, только надежда не сбылась. Впрочем, это не его, швейцарово, дело. Меньше знаешь – крепче спишь. Однако жилец господин Контин именно к этой девушке имел особое отношение и швейцара в эти отношения впутал. К тому же то, что случилось, дело странное, непонятное. Пусть лучше эта девушка знает, как все произошло. А то вдруг потребует с него что-нибудь.

И потому служитель парадного подъезда вздохнул, подскреб подбородок и решился:

– Конечно, дело не мое, но вам скажу. Только вам, барышня. Я знаю, что Николай Петрович принимал в вас участие. Вот и вчера вспоминал. Вернулся он под вечер. Прошел в квартиру, потом спустился ко мне, перекинулся парой слов и оставил конверт. Ну а потом странное случилось. Явились к нему двое. Один постарше, мордатый такой, в пальто с котиковым воротником, другой помоложе, но одет поплоше. В общем, не посетители – так, мелюзга. Я бы и не пустил таких, у нас приличный дом. Но Николай Петрович, пока поднимался по лестнице, крикнул: «Ко мне могут прийти!» Ну, я и пропустил. Больше двух часов они у господина Контина пробыли, потом молодой выбежал, взволнованный ужасно. «Николаю Петровичу плохо! – кричит. – Я за врачом побегу!» Я ему говорю: «Позови господина Мельникова из третьей квартиры! Он врач, завсегда жильцам помогает!» Но тип этот головой покрутил: «Николай Петрович велел своего врача позвать!» Ну, мне что? Своего, так своего. Через четверть часа врач прибыл. Вдвоем они к господину Контину поднялись да быстро выбежали. Кричат взволнованно: скончался, мол, Контин, надо квартального звать. А тут как раз дверь открылась – на пороге квартальный. Мне, правда, незнакомый. Говорит, что наш господин Соколов в отъезде на три дня, а он, Симков Валентин Сидорович, его пока замещает. И спрашивает: что, мол, у вас тут за крики?

– Как вы сказали? Симков?! – удивилась Соня.

– Симков Валентин Сидорович. Он и бляху полицейскую показал с номером, все честь по чести. Хорошо, конечно, что пришел вовремя. Мне тут вопли ни к чему. У нас дом почтенный, жильцы все тишину и покой любят.

Соня поежилась – Симков точно поспел вовремя, чтобы не было лишних свидетелей. Господи, выходит, эти мерзавцы и на Николая Петровича вышли? А Грандов говорил вчера так уверенно, что эта двойня – старший в пальто да младший оборванец – воры, и на убийство не решатся. Но что же получается – решились?! Убили Николая Петровича, потом вызвали какого-то подставного врача – недаром же отказались от услуг Мельникова. Поддельный врач смерть Николая Петровича засвидетельствовал как обычную, а тут и проклятый Симков подоспел – на всякий случай.

– И что дальше? – прошептала Соня в ужасе.

Швейцар понял ее страх по-своему:

– Да вы не пужайтесь, барышня, покойника вчера еще унесли. Квартальный велел тем двум посетителям его и простыню завернуть и вынести.

– Куда? – У Сони уже зубы застучали.

– Врач сказал, в морг. Да не волнуйтесь вы так. Все под Богом ходим. У господина Контина апоплексический удар приключился. Это тоже врач мне сказал. Ну а квартальный Симков, добрая душа, сам взялся родственников оповестить. Слава Богу, не на мне эта неприятная обязанность.

– А у Николая Петровича разве есть родственники? Он никогда ни о ком не поминал, – прошептала Соня.

– Есть, есть! – утешил швейцар. – Сейчас-то похорон не будет, понятное дело. Но уж после Рождества все сделают по-родственному – по-христиански.

Соня до боли стиснула пальцы. Да уж, все по-христиански, все по-родственному!.. Сами убили, сами похороним. Но ей-то теперь что делать?! Единственный советчик у нее был – и того нет. Неужто его убили из-за нее?! Тогда скоро очередь Леноровой…

Швейцар взглянул на помертвевшую девушку и погладил ее по плечу:

– Не убивайтесь так, барышня! Николай Петрович о нас не забыл. Я же сказал, что он конверт мне оставил. Так конверт тот для вас. Вернее, господин Контин хотел, чтобы я, как всегда, вам по почте переслал. Но раз уж вы тут – сами возьмите!

Дрожащими пальцами девушка взяла конверт и вскрыла. В конверте лежали 25 рублей.

– Я вам каждый месяц такую сумму по поручению господина Контина отсылал, – услышала Соня голос швейцара. – Он сам стеснялся. Думал, вдруг вас обидит такой помощью. А по почте вроде и неизвестно от кого. Аноним, так сказать…

И тут Соня не сдержалась. Слезы потекли ручьем. Так вот кто был ее благодетель, посылавший деньги! Вот кто спасал ее от голодной смерти…

– Ну-ну, барышня! – ласково гудел швейцар. – Что ж плакать… Он был хороший человек и квартирант спокойный, ответственный. Плату всегда вносил аккуратно и в полном объеме. Не то что некоторые, к которым находишься да накланяешься, пока получишь. А с меня хозяин за недосдачу может даже штраф слупить, будто это я за квартиры не плачу. Но господин Контин меня никогда не подводил. Понимал, что швейцар – человек зависимый, не для своей выгоды плату собирает – для хозяйской. Исключительный был квартирант. Образцовый! Но ведь вечно никто не живет. Даже образцовые… А вы, барышня, сходите в церковь, свечку поставьте за упокой раба Божьего Николая, помолитесь – легче станет.

Соня всхлипнула. Куда ж еще идти, как не в храм Божий? Больше негде искать защитников. Друга убили, полиция сама прикрывает убийц. Один Бог теперь – Сонин защитник.

Соня выскользнула из подъезда. Смахнула слезы – нельзя плакать на улице. У всех праздник…

Надо успокоиться. Надо! Теперь все придется решать только самой. Никто ничего не подскажет, не даст совета. Проклятые записки проклятой маркизы! Не зря придворные, ее дьяволицей называли, Версальской грешницей. Сжечь бы ее сатанинские записи – и дело с концом. Только вот батюшка наказывал: «Сохрани!»

Соня вытерла последние слезы. Вздохнула поглубже. Морозный воздух ворвался в легкие, и стало не так жутко.

– Софья Ивановна! Соня! – услышала она вдруг знакомый голос.

Збарский! Его прекрасный певучий голос не спутать ни с каким другим. И как же этот неженка вышел на мороз? Лидочка ведь говорила, что он так бережет свой неповторимый голос, что кутается в кашне даже дома. И вдруг – надо же!

Соня подняла голову: Альфред Збарский, прикрывая рот рукавицей, выходил из лавочки купца Плисова с целой корзинкой завернутых в позолоченную бумагу апельсинов. А за Збарским, улыбаясь, шел… Грандов.

– Какая встреча! – Виктор наклонился над ручкой Сони. – Видите, сама судьба назначает нам встречи. Что вы надумали? Поедете со мной во Францию?

– И право, Соня, о чем тут думать? – почти пропел Збарский. – Не в Жмеринку же ехать, а в Париж. Это же мечта всей жизни. Если б не моя загруженность в театре, сам бы поехал с Виктором!

– Очень ты мне нужен! – отпарировал тот. – Ты же французского не знаешь. Партии на разных языках поешь, а самих языков не учишь!

– А зачем мне их учить? – хмыкнул певец. – Мне русскими буквами суфлер партию напишет, я спою. Сколько опера продержится, столько я эту абракадабру помнить буду. А сняли оперу с репертуара – и я всю галиматью из головы вон.

– Деревенщина ты, дружище, хоть и на европейский манер Альфредкой кличешься! Но мне-то отлично известно, что тебя вовсе не Альфредом, как болонку, зовут, а приличным русским именем Федор, – захохотал Виктор и замахал извозчику, появившемуся в начале улицы. – Сюда! Сюда!

Все еще хохоча, мужчины взобрались на сиденья, не спрашивая, увлекли с собой Соню.

– Гони! – пропел Збарский кучеру и, повернувшись к Соне, проговорил: – Езжайте, Сонечка, второго такого случая может и не приключиться!

И вот тогда Соня, обалдевшая от событий последнего времени, почему-то схватила Виктора за рукав его модного пальто и выпалила:

– Я согласна!

12

В ПАРИЖ!

Тот же Сочельник

Как доехали домой, Соня плохо помнила. Збарский сидел, закрыв рот рукавицей – берег-таки горло. Молчал. Зато Виктор всю дорогу рассказывал анекдоты. Соня не слушала, но Альфред хихикал, хоть и закрывался рукавицей. Когда подъехали к Варварке, Грандов сказал приятелю:

– Ты езжай, а я провожу мадемуазель Ленорову!

Проводил прямо до двери. В подъезде столкнулся с чубатым Гришкой. Вскинул на того почти взбешенные глаза:

– Ты почему здесь?

– Да я… – замялся тот.

– Тебе же велели барышню сторожить! А ей одной ходить приходится!

– Так ведь не барышня – птичка перелетная. Взмахнула крылами – и нет ее. Разве ж за птицей уследишь?

– Ну конечно! – рявкнул Градов. – А ты гусь, откормленный на даровом хлебе. Тебе и с места подняться тяжело. А я вот сейчас сверну тебе шею, как гусю!

Рука Виктора мелькнула в каком-то неуловимом движении, и схваченный за горло Гришка захрипел:

– Так я… Я же… Пустите, хозяин! Я ж верой и правдой… Разве не я позвал, когда на нее бандиты напали?

Пальцы Грандова разомкнулись. Гришка тяжело осел прямо на ступеньки лестницы. Виктор повернулся к Соне:

– Идем! Он будет служить лучше!

У Сони задрожали руки. Что это значит? Чубатый Гришка служит не квартальному Симкову, а Грандову? Или они тут все заодно?!

Соня кинулась к выходу. Бежать! Ото всех! От полиции, Гришки! Бежать от Грандова!..

– Куда?

Пальцы Виктора цепко схватили плечо девушки.

– Кому служит Гришка? – закричала она. – Вы все заодно?!

– Пойдем в квартиру. Я все объясню, – проговорил Виктор и, выхватив из дрожащих рук девушки связку ключей, сам отпер замки.

Вошли молча. Соня скинула шубейку и сапожки. Остановилась в дверях, словно боясь поворачиваться спиной к Виктору, и задрожала крупной дрожью. Грандов скинул пальто прямо на пол и шагнул к Соне:

– Не бойтесь! – Виктор вдруг обнял девушку. – Все будет хорошо. Я обещаю. Мы уедем и забудем все эти ужасы. Вы мне верите?

Соня вздохнула, высвобождаясь:

– Нет! Откуда мне знать, может, и вы с ними заодно? Почему вы сказали, что Гришка станет служить лучше? Разве вы, а не Симков – его хозяин?

– Симков его подрядил следить за вами, а я перекупил. Велел не следить, а охранять. Гришка так и сделал: едва увидел, что двое мужиков потащили вас в подворотню, свистнул мне. Конечно, то, что я рядом проходил, – просто везение, но мне удалось вас отбить.

– А сегодня? – протянула Соня. – Вы опять оказались там же, где и я совершенно случайно? Опять повезло?

– Чудачка! – мягко проговорил Виктор. – Мы с Фодькой-Альфредькой поехали в лавку к Плисову. Лидия наказала непременно купить апельсинов, лимонов, кардамона и корицы к праздничному столу. Но не на базаре же гнилой товар брать? Вот мы и отправились к Плисову. А тут вы. Что здесь особенного?

– Что особенного? – Голос у Сони опять задрожал. – Ничего, конечно… Только вы всегда появляетесь, когда случается ужасное… То меня купчиха Копалкина выгоняет, то двое мерзавцев хватают, то…

– То? – взволнованно переспросил Грандов. – Что случилось сегодня?

– Контин Николай Петрович умер, – всхлипнула Соня.

– Умер? – Виктор удивленно вскинул брови.

– Швейцар сказал: от сердечного приступа.

– Ну, все возможно… – протянул Грандов.

– Да что возможно?! – всхлипнула Соня. – Он умер в присутствии тех двух мерзавцев, которые меня в подворотню поволокли. А значит, он не сам умер – помогли ему! Потом и врач подложный пришел, а за ним и квартальный Симков собственной персоной объявился и даже тело велел унести в какой-то морг.

– Выходит, Контин был связан с ними? – словно не слыша Соню, спросил Грандов сам себя.

– Да не был он связан! – в сердцах воскликнула Соня. – Неужели вы не понимаете?! Они убили Контина, потому что Николай Петрович был связан со мной! Хоть мы и не виделись в последнее время, но наверное, они проследили денежные переводы, которые он мне отправлял.

– Что?

– Николай Петрович посылал мне каждый месяц по 25 рублей. Он спас меня от голодной смерти! И теперь его нет…

Виктор поднял на девушку свои темные завораживающие глаза и тихо проговорил:

– Теперь есть я! И не надо дрожать. Я всегда найду выход. Клянусь, что беру вас не просто на службу. Я беру вас под свою защиту. Отныне и навсегда.

Руки Виктора снова потянулись к девушке и обняли ее.

Соня вздохнула. Она не должна верить. Ей нельзя никому верить. Она должна… Только что и кому она должна?..

Мысли путались. От рук Виктора исходили тепло и какое-то надежное спокойствие. Эти руки укрывали Соню от ужасов жизни, сулили защиту, спасали от врагов. Девушка еще раз вздохнула. И в этом вздохе послышалось столько надежды, что Виктор поклялся себе: что бы ни ждало их впереди, он будет защищать эту девушку. Когда-нибудь все это она вспомнит, как страшный, но – сон. Когда-нибудь…

Только когда это будет?..

Грандов тихонько разжал руки и поглядел в заплаканное лицо Сони.

– Все будет хорошо! Мы уедем. А пока я принял некоторые меры. Я нанял для вас компаньонку. Сначала подумал, что вам нужнее телохранитель – настоящий, не такой, как цыган Гришка. Есть у меня один товарищ, с которым мы провели немало дней, сопряженных с риском.

– Почему с риском?

– Потому что мы с ним выполняли некоторые щекотливые поручения на благо Министерства иностранных дел.

– Вы были шпионом? – ахнула Соня.

– Иногда и им. Бывали всякие поручения. Я брался за работу сначала на Дальнем Востоке, потом в Индии. Поэтому и не говорю на европейских языках, зато отлично знаю хинди. Павел же был моим гонцом – отвозил донесения.

– Теперь понятно, почему вы производите такое впечатление?

– Какое? – улыбнулся Виктор.

– Опасное, – протянула Соня. – Вы походите на гипнотизера, который может заставить человека делать то, что он не хочет. Говорят, в Индии факиры способны на разные чудеса.

– Глупости! Хотя гипнозом я немного владею, но в обычной жизни не пользуюсь.

– А еще вы похожи на флибустьера или авантюриста.

– Увы, уже нет, – тихо вздохнул Грандов, – были приключения, да кончились. Год назад я вышел в отставку – надо было заняться своими имениями. Мне доложили, что парочка управляющих здорово обкрадывает меня. И вдруг узнаю – моя прабабушка жива и зовет меня повидаться. Вот мы и поедем. Верно?

Соня кивнула:

– Скорее бы, а то страшно!

– Уже нет. – Виктор погладил Соню по головке, как девочку. – До поездки вы не будете жить одна.

– С вашим Павлом? – Соня широко раскрыла глаза. С чужим мужчиной в одной квартире? Нет, это не возможно!

– Я тоже так решил! – засмеялся Виктор. – Так и подумал, что вы не согласитесь на Павла. Я пригласил к нам компаньонку. Не делайте огромных глаз – она моя кузина, Варвара Ковалева. Вполне ответственная и надежная, хоть и странная девица. Она – путешественница. Состояние громадное, вот и не знает, чем себя занять. Странствует по миру. Отлично умеет за себя постоять – фехтует, стреляет из пистолета, даже метает ножи. Называет себя «чудной» с ударением на первый слог. Она действительно чудная – рыжеволосая и вся в конопушках. Уж она-то не даст вас в обиду. А главное, она позовет горничных, и вашу квартиру приведут в порядок.

И точно! Варвара Ковалева прибыла через пару часов с пятью (!) служанками, которые так бурно взялись за работу, что уже к вечеру квартира вновь имела жилой вид. Больше того – какие-то спорые мужики притащили елку и сундучок елочных украшений.

Чудная Варвара быстро вытащила из сундука разноцветную канитель, завернутые в мягкую папиросную бумагу стеклянные шары, склеенные из золотой и серебряной фольги звездочки и цепи.

– У нас будет чудное Рождество! – заявила она. – Разве не чудо: я – Варвара, праздную его в доме на Варварке!

Однако, раскрыв сундук, Варвара не кинулась наряжать елку. Она только командовала:

– Шары сюда! Звезду – на верх! Канитель пониже! Вправо повесьте золотую цепь, влево – серебряную!

Но галдящие служанки ее командирского тона не боялись. Они наряжали елку быстро и весело. Они даже петь принимались, смеясь:

– Мы знаем песни не хуже ряженых!

Едва колокола многочисленных церквей улицы Варварки зазвонили, призывая прихожан на рождественскую службу, чудная Варвара скомандовала:

– Всем одеваться!

Кажется, она привыкла командовать. В другое время Соня и возмутилась бы, но сейчас ей стало как-то легко от того, что кто-то берет командование в свои руки. А Варвара уже интересовалась:

– Вы, Сонечка, в какой приход ходите? У вас тут церкви на каждом шагу.

– Мы все в церковь Варвары Великомученицы ходили – и дед, и папа. Теперь я одна…

– Ничего себе одна! – Шумная Варвара оглядела свою «команду». – Нас тут семь человек! И ведь прямо мистика: я, Варвара, встречаю Рождество на Варварке в церкви Варвары Великомученицы!

Вся «команда» засмеялась. Улыбнулась даже Соня. Так, в отличном настроении, веселой толпой все высыпали на улицу и отправились в церковь.

Народу в центре города было – не протолкнуться.

– Все ныне ликуйте, сей день торжествуйте… – радостно гудела праздничная толпа.

И первый раз за все эти ужасные дни Соня почувствовала, как тяжелый камень падает с ее души – она теперь не одна!

И девушка радостно включилась в общий хор:

Днесь Христова Рождества!

Как же хорошо, что родился этот святой младенец!

Сейчас будет служба в его честь.

Потом рождественская ночь – тихая и святая.

Ночь, когда исполняются желания и раскрываются тайны.


А впереди – поездка в Париж!

13

ПОДСКАЗКА ГАДАЛКИ

Москва, Рождественская ночь, 1875

Однако к ночи Сонино стремление ехать как-то съежилось и померкло. Это же не в соседний Сергиев-Посад в Лавру съездить, а во Францию… Всю ночь она мучилась и никак не могла заснуть. Боялась даже встать с кровати – ведь в ее крошечной квартирке везде теперь спали чужие люди. Все это напоминало Соне не то постоялый двор, где она пару раз ночевала с отцом, не то Дом крестьянина. После того как лет 15 назад император-освободитель Александр Николаевич отменил крепостное право, крестьяне хлынули из деревни в города. Вот тогда-то и был дан приказ создать во всех крупных городах Дома крестьянина, чтобы приезжие, совершенно не ориентирующиеся люди, могли встать хотя бы на временный постой и не шатались по улицам, пугая почтенных горожан, а то и вовсе, осмеливаясь на разбой.

Соне, еще маленькой, пришлось побывать в таком доме на Трубной площади. Ее тогдашней няньке надо было встретить какую-то дальнюю родню, а поскольку оставить девочку одну дома она не решилась, потащила с собой. Соня тогда была поражена до глубины души. Люди в какой-то ужасающе грязной и рваной одежонке, не раздеваясь, спали вповалку – по несколько человек на широких, наспех сколоченных лавках, а кто и вовсе на полу между лавками. Кругом храп, вонь, крики, ссоры и мольбы о помощи.

Тут же, между спящими, сновали полуодетые грязные ребятишки. Увидев хорошо одетую няньку да еще и с «барышней», вся эта мелюзга кинулась к ним – просить милостыню. Но Соня не понимала тогда этого и перепугалась насмерть – ей почему-то показалось, что ужасные, голодные, немытые дети хотят ее съесть.

Конечно, сравнивать сегодняшних Сониных «постояльцев» с теми людьми глупо, но именно это воспоминание вдруг всплыло в памяти, когда хозяйка квартиры наконец-то осмелилась встать и при свете луны пройти на кухню за водой. В тесном коридорчике прямо на полу спали две молоденькие служанки, приведенные накануне чудной Варварой Ковалевой. Соня в темноте чуть на них не наступила. Три другие девушки, постарше, заливисто храпели в кухне – тоже на полу. Их хозяйка Варвара тоже устроилась без особого комфорта – на крохотном диванчике в гостиной. И как она – высоченная девица – на нем уместилась? Могла бы и на папин диван лечь.

Но видно, совсем неприхотливая – накинула на себя старую дедушкину шубу и сны глядит, в ус не дует. Даже не проснулась, когда Соня шла мимо. Вот что значит – путешественница. Небось в своих странствиях ей не раз приходилось спать и в условиях похуже.

Но вот Соня никак не могла уснуть. Мысли бились у нее в голове, словно бабочки, летящие на свет. Однако света в голове не было. Ну никак она не могла примириться с тем, что поедет в далекий Париж, увидит Версальский дворец и, конечно, другие чудеса архитектуры и искусства – Лувр, дворец на Елисейских полях, знаменитые особняки и театры Парижа.

Неужели это возможно? Вот так просто взять и поехать… Из Москвы – в Париж?!

А может, лучше не стоит?.. В такую даль! Это же чужая страна. И Соня будет там совершенно одна. Конечно, рядом Виктор, но ведь у него свои дела, у него там прабабушка. А у Сони там нет никого!

А может, все-таки остаться?.. Конечно, тут ужасные вещи творятся, но ведь ив Париже могут напасть, обокрасть. Здесь – родной город, в конце концов, подружки по гимназии и бывшие папины коллеги. А там – кто?!

Да и к чему ей все эти версальские тайны?! Это же дела давно минувших дней. Лучше их и вовсе не знать. А если опять кто-то станет интересоваться, сказать: ничего не знаю. И проклятые бумаги Помпадур лучше всего сжечь. Жаль, что она прямо сейчас не может сделать это. В доме же полно народу. Хоть и спят сейчас, но ведь проснутся, начнут спрашивать…

Нет, пока в доме чужие, бумаги нельзя доставать. Жаль, что Соня не успела перечитать их все. Придется взять с собой в поездку. Или не брать? А ну их к бесу, эта тайны Версаля!

Хорошо рассуждать про то, как найдешь сокровища Помпадур, сидя в Москве в теплой квартире. А вот как приходит время действительно ехать – так дрожь пробирает…

Соня вздохнула: решено, не поедет она никуда! Откажет Грандову. Пусть едет к своей француженке один. А Соня уж лучше тут переждет лихое время.

Страшно!..

Соня улеглась на кровать, закрыла глаза и начала читать молитву. Слова походили на легкие облачка, и улетали куда-то ввысь.

Девушка увидела… мадам Ле Бон.


Гадалка осуждающе качала головой:

– Ну, ты и трусиха! А я тут жду-жду… И чего ты все боишься? Говорю же, все будет как надо!

– Я никогда не была во дворцах! – попыталась оправдаться Соня, но слова глохли: воздух был так тягуч и тяжел, что поглощал звуки.

– Я тоже тряслась от страха, когда меня позвали во дворец, – проговорила гадалка.

Воздух стал еще более плотным и тягучим, и Соня увидела…

Мадам Ле Бон шла по коврам узкого коридора, стены которого были обиты темно-зеленой бархатной тафтой. Убранство скрадывало все звуки, но Соня почему-то слышал, как бьется сердце гадалки – словно птица, пойманная в сеть. Мадам Ле Бон боялась…

Она опасливо взглянула на провожатого – как бы не услышал ее крамольные мысли! Ведь, как известно, и степы имеют уши. Тем более во дворце…

Щегольски одетый королевский слуга молча вел парижскую гадалку по тайным лестницам Версаля. Впрочем, может это и не слуга, а какой-нибудь виконт или граф. Говорят, Помпадур прислуживают даже особы королевской крови. Один герцог стоит у приемной, другой подает мантилью, третий носит футляр с драгоценностями, четвертый… Впрочем, стоп – так и герцогов не хватит. Небось, врут сплетники! Как может дурнушка повелевать двором? А ведь говорят, король от нее без ума. Вводит новые налоги и повышает старые, чтобы покупать ей бриллиантовые колье с диадемами. Кольца, вообще, говорят, привозят во дворец на вес. Париж шушукается: маркизе Помпадур лучше сразу брать рубины – на них кровь и пот народа не так видны…

Провожатый мягко нажал на ручку двери и отошел, пропуская мадам Ле Бон вперед. Гадалка протиснулась бочком, одновременно униженно склонившись и любопытно озираясь. Еще бы, ведь это – Версаль! Конечно, в темных углах – пыль, а на тайных лестницах – скопище паутины, но тут…

Позолота лепнины и блеск розового настенного шелка ударили в глаза. С потолка на гадалку вытаращились амурчики, с гобелена на правой стене – пастушок и пастушка с овечками. Да на стоимость этого гобелена всю семью десять лет кормить можно. А уж на золото со стен – вообще весь Париж…

А какова мебель! Инкрустированные столики, резные кушеточки. Все такое хрупкое, словно игрушечное. Как только не сломается? У левой стены изящно примостился клавесин из красного дерева. За ним – несколько клеток с разноцветными попугайчиками, весело заверещавшими при появлении посетительницы. Дверь будуара бесшумно отворилась, и мадам Ле Бон низко склонилась перед всесильной фавориткой Людовика XV.

Матерь Божья! Куда девалась худышка-дурнушка, которой Ле Бон гадала когда-то под Рождество 1730 года? Перед гадалкой стояла невысокая элегантная шатенка с осиной талией. Вместо бледного личика – благородное, чуть вытянутое лицо. Кожа розовая, атласная. А глаза! Гадалка не смогла определить их цвет. Наверное, при разном освещении они могли быть и карими, и зелеными, и серыми, но всегда – притягательными, загадочными и… умными.

– Ты принесла карты? – Голос маркизы звучал чуть приглушенно, с явной хрипотцой.

И вдруг она закашлялась, нервно прижав ладони к груди и опасливо косясь на быстрые движения рук опытной гадалки.

Двадцать лет прошло! Но эти руки маркиза будет помнить всю жизнь. Именно эти руки гадалки предсказали тогда ее судьбу. Помпадур выполнила волю Небес и стала фавориткой короля. Но чего ей это стоило – она извелась, издергалась. Она даже постарела…

– А вот вы ничуть не изменились! – вдруг проговорила она.

Гадалка усмехнулась:

– Мое ремесло помогает мне не меняться.

– Но вы даже не постарели за двадцать лет!

– Я нужна людям и потому стараюсь быть в форме.

– А вот я… – Помпадур снова закашлялась.

Приложила вышитый платочек ко рту, стараясь унять приступ. Прокашлялась, и гадалка с ужасом увидела на платочке кровь. Матерь Небесная – да эта красавица больна!..

– Да, я знаю, что серьезно! – Помпадур швырнула окровавленный платок в ящик секретера. – Потому и хочу снова узнать свою судьбу.

Гадалка вздохнула, но тихо – про себя. Ну кто бы подумал, что эта рассудительная маркиза решит обратиться к гадалке, как когда-то ее легкомысленная матушка? Да видно, и вправду, яблоко от яблони…

– Что ж! – Гадалка прошла к столу и села.

Маркиза дернулась – неслыханно: какая-то парижская предсказательница совершенно спокойно садится в присутствии самой всесильной Помпадур. И вообще ведет себя в будуаре Версаля, как у себя на кухне! Откуда было знать маркизе, что гадалка присела просто потому, что от страха ее не держали ноги – гадать неизвестной девчонке-худышке одно, а всевластной фаворитке – совсем иное дело!

Но мадам Ле Бон была опытной гадалкой. Она вскинула на Помпадур тяжелые глаза, и от такого свинцового взгляда фаворитка опустила свои вспыхнувшие очи. Злость пропала, маркиза де Помпадур вновь почувствовала себя маленькой девочкой Жанной Антуанеттой. Как и прежде, карты заиграли в ловких пальцах предсказательницы.

– Вас мучает не физическая усталость, – услышала Помпадур. – Ваша душа не спокойна. Это карта солнца, карта вашего счастья. Правда, придется платить. Все будет меняться. Но ваша власть над сердцем короля останется неизменной!

Антуанетта прикрыла веки. Она согласна платить. Встречать презрительные взгляды придворных, просыпаться с кашлем и головной болью, выслушивать на улицах Парижа похабные песенки о «шлюшке короля» и даже читать их. Даже на прошлом обеде в укромной королевской резиденции Шаузи, где, казалось бы, все – только свои, Антуанетта нашла под салфеткой скабрезное четверостишие:

Маркиза – чудо красоты,

И много грации в наряде.

Лишь ступит где – и там цветы

Родятся… но цветы те – б…и.

Мерзости. Одни мерзости! Их надо забыть! Ну почему Антуанетта все это помнит? Проклятая память… Но она все снесет. Только бы Людовик любил ее!

Антуанетта медленно поднялась с кушетки и недоуменно взглянула на гадалку. Ну вот, она так задумалась, что забыла о посетительнице.

– Не тревожься, Ренет! – мягко проговорила вдруг гадалка. – Твое солнце в зените. Тебя никому не одолеть. Но за все придется платить, Ренет…

Ренет… Никто, кроме матери, не звал ее так. Маленькая принцесса из волшебной сказки, которую мама читала на ночь. Легко было в детстве играть в принцесс…

– Ты больна, Ренет! – приглушенно прозвучал голое гадалки. – Я знаю, что твоей матери уже нет на свете. Ей ведь пришлось заплатить, как и предупреждали карты.

– Да! – вздохнула Антуанетта. – Мама умерла как раз в тот день, как меня представили ко двору, и Людовик отвел мне «верхние покои».

– Я должна помочь тебе вместо мадам Луизы – я чувствую ответственность за тебя. Ведь это я нагадала твою версальскую судьбу. Как знать, может, не будь того гадания, жила бы ты тихо и мирно со своим мужем Э'тиолем.

– Ах нет! – маркиза оперлась рукой о край резного столика. – Нет! Сейчас у меня кружится голова, и я не способна анализировать. Но одно я знаю точно: я не смогла бы жить без Луи, если бы увидела его хоть раз. Наоборот, твое гадание придало мне силы. Я не пасовала перед трудностями, а говорила сама себе: «Это твоя судьба!» Вы сказали: мне придется платить. Я согласна!

– Я помогу тебе стать сильнее, Ренет. Открою тебе одну тайну. Но ты должна…

Помпадур властно прервала гадалку:

– Я помню: заплатить! Я сказала, что согласна! Я даже не спрашиваю сколько. Казна Франции и мои личные деньги утолят любую жадность.

Гадалка усмехнулась:

– Не уверена, девочка. Но мой секрет будет того стоить. Я хочу знать, есть ли у тебя надежный тайник?

– Конечно! Есть и большие секретные сейфы, и крошечный тайничок.

– И об этом тайничке никто не знает?

Маркиза улыбнулась:

– Никто – даже сам король! Хотя он и наступает на него каждый раз, когда идет ко мне.

– Отлично! Тогда слушайте, моя маркиза…

Голос мадам Ле Бон звучал все тише и тише. Она еще что-то говорила Помпадур, но Соня, которая смотрела на всю эту сцену, как на оживший дагерротип, уже не разбирала слов. Гадалка с маркизой удалялись все дальше, Соня тревожно заворочалась во сне, словно собираясь их догнать, – но… проснулась.


Озабоченно похлопала ресницами и вдруг поняла: странный сон был вещим. Мадам Ле Бон, которая вот уже не в первый раз звала девушку в Париж, подсказала ей, куда Помпадур положила плату, требуемую гадалкой. Что проговорила фаворитка, улыбаясь? Король наступает на тайник каждый раз, когда приходит к ней. А как приходит Людовик? Правильно – поднимается по тайной лестнице, той самой, где под одну из ступенек подложена секретная пружина, которая своим скрипом предупреждает Помпадур о появлении короля. И на том листе, что лежит в записках фаворитки, тоже написано: «Четвертая ступень лестницы».

И после всего этого – не поехать в Версальский дворец?!

Да это будет просто чудовищное предательство несчастной прабабушки и деда с отцом, которые берегли семейные реликвии, и мадам Ле Бон, которая все снится и снится…

А вдруг, действительно, ювелирные украшения Бенвенуто Челлини никто не может найти именно потому, что Помпадур заплатила ими гадалке? Недаром же Ле Бон все повторяла, что ее тайна стоит баснословно дорого. И по каким-то причинам гадалка не смогла потом достать драгоценные украшения из тайника. Вдруг они до сих пор лежат там? Недаром же за ними охотятся.

Вот только что станет делать Соня, если вдруг ненароком найдет их? Такие произведения искусства не понесешь в ломбард – спросят: откуда они у вас, барышня? Вдруг решат, что она их украла?

Ну а если оставить их дома и любоваться? Это тоже не выход – камнями сыт не будешь…

Впрочем, что думать об этом? Вот если найдутся сокровища…

«А если найдутся, тогда пусть об этом думает Виктор!» – совершенно невпопад решила Соня.

Глаза ее снова закрылись, и она заснула.


Во сне ей привиделось, что она стоит у какого-то величественного и прекрасного дома. На доме надпись большущими буквами:

«ВЕРСАЛЬ».

Соня хочет войти в дом, но вдруг видит Виктора. Бросается к нему и тянет за собой в прекрасный «Версаль». Но Грандов почему-то упирается. Потом и вовсе отпихивает Соню и бежит куда-то. Соня смотрит, а Виктора манит к себе таинственная дама в черной вуали.

А сзади дамы Соня вдруг видит Николая Петровича.

Но как же так – он ведь умер?!

Или дама в черной вуали и есть смерть?

Но тогда зачем она манит к себе Виктора! И Соня кидается наперерез:

– Виктор! – кричит она и хватает его за руку.

– Держи крепче! – усмехается вдруг невесть откуда взявшаяся мадам Ле Бон. – Я же говорила, ты станешь фавориткой королевского сына!

– Но где же дама в черной вуали? – спрашивает Соня у гадалки.

Но мадам Ле Бон уже нет. А может, это она и была той самой черной дамой?


«Ах, какое это имеет значение? – подумала вдруг Соня. – Ведь Младенец родился! А значит – пришло Рождество. Праздник! И не надо ничего бояться».

Будет Праздник. Потом – поездка: Париж, а за ним – Версаль.

Только не надо сворачивать с дороги.

Не каждому дано попасть в Версаль.

А Соне дано.

Это же счастье!

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

ПАРИЖ – ВЕРСАЛЬ

ДИТЯ ПРАЗДНИКА

Москва, Рождественская неделя 1875

Проснулась Соня от давно забытых запахов. Елка, согревшаяся за ночь, пахла невероятно сильно. Но еще более невероятные запахи доносились с кухни. Служанки чудной Варвары пекли пироги. Ароматы ванили, корицы и чего-то еще неуловимого, но такого вкусного, витали в воздухе. Соня вздохнула поглубже – именно так пахли праздники в детстве, давно, когда еще была жива няня. Выпив чаю с горячим пирогом, неугомонная Варвара снова потащила всех в церковь на праздничную службу. Потом девушки, радостные, раскрасневшиеся и умиротворенные, вернулись домой. Вечером с визитами решили никуда не идти. Однако приехал Виктор, привез подарки и множество деликатесов к столу. Открыл даже бутылку шампанского, которую вынул из высокой и круглой коробки с какими-то вензелями. Соня шампанского не пила, уж Бог знает сколько времени, потому опьянела тут же. Варвара, хохоча, потащила подопечную в ее комнату.

– Конечно, есть способ быстро привести тебя в чувство, но я не осмелюсь! – хихикала она, переходя на «ты».

– Какой? – еле ворочая языком, шептала Соня.

– Ледяной водой голову облить!

– Ой! – пугалась Соня.

– Или кипятком! – заливалась Варвара.

Соня снова ойкала: ну и беспощадные у них, путешественников, способы – просто зверские!

Варвара уложила и накрыла подопечную пледом, оставив одну. И Соня тут же начала засыпать. Сквозь наплывающие волны сна она придумывала себе оправдание: «Я всю ночь не спала – нельзя же посчитать сном то время, когда гадалка Ле Бон показывала мне Версальский дворец!». Оправдание, конечно, было нелепым, но что не придумаешь, коли голова валится на подушку.

Сквозь сон Соня слышала, как служанки вертятся в гостиной и папиной комнате. Наверное, опять убираются. Только почему-то руководит этой уборкой Виктор.

– Надо теперь здесь взглянуть! – услышала Соня шепот Грандова прямо на пороге своей комнаты.

– Тут точно ничего нет, – ответила Варвара. – Я сама вчера после погрома здесь порядок наводила. Ничего нет!

– Но ведь искали! Обои пообдирали! – прошептал Виктор. – Если так тщательно искали, значит, не верят, что у нее ничего нет.

– Говорю же: нет! Девки вчера и кухню, и коридор чуть не языком вылизали. Ох, неспокойно мне, Витя! Все эти бандиты ищут – сами не знают чего, а девочка страдает. Конечно, если еще полезут, мы ее защитим. Сам знаешь: я и стреляю, и ножи кидаю метко. Но все одно: неспокойно!

– Это потому, что неизвестно ничего и непонятно! – взволнованно прошептал Грандов. – Когда не понимаешь – всегда неспокойно. Ладно, поедем в Париж, пройдемся по Версальскому дворцу, может, что и выяснится.

– Вряд ли…

– Все равно – другого выхода нет. Надо ехать, тем более прабабка зовет.

– Не нравятся мне эти игры в прятки…

– Можно подумать, я в восторге…

– Вот что я решила: поеду с вами. Еще одни руки – не лишние.

– Конечно: с пистолетом и ножами! – засмеялся Виктор. – Просто юная разбойница. Не хватает только старинного замка с потайным ходом.

Соня попыталась проснуться – сказать, что все слышала, что поняла: эти двое втягивают ее в какую-то новую авантюру. А она не хочет – она боится!

Но в памяти вдруг всплыли слова гадалки:

«Ну чего ты все боишься? Предсказываю: все будет как надо!»

Вот только – кому надо?!

Но проснуться Соня почему-то не могла, да и язык не повиновался. И тут Варвара прошептала:

– Сколько она проспит?

– Часа два, не более! – ответил Виктор и вдруг почти зло крикнул кузине: – Неужели ты можешь подумать, что я ей наврежу? Да я за нее головой готов пожертвовать!

– Неужто влюбился? – Варвара по-свойски поддела брата в бок. – Это что-то новенькое! Обычно девицы по тебе сохнут. Неужели теперь ты начал?

– Все когда-нибудь случается в первый раз!

Виктор засмеялся. А Соня подумала с замиранием сердца: ну а вдруг это правда?.. Девушка вздохнула. Парочка выскочила за дверь. Испугались, что она проснется? Да Соне теперь и просыпаться незачем! Пусть ей подольше снится Виктор, смущенный, серьезный, влюбленный. Влюбленный не в какую-то девицу, а в нее, Соню Ленорову! А остальное неважно. Ни сокровища, ни тайны – важны только чувства.

А что, если Виктор и не шутил?

«Все когда-нибудь случается в первый раз!..»

Вот пусть и случится ЛЮБОВЬ!

И все же… Соня вдруг осознала – ее напоили специально, чтобы еще раз поискать в квартире. Потому и ватагу служанок привели, потому и за уборку во всех комнатах так рьяно взялись. Значит, Виктор и Варвара тоже надеялись что-то найти. Вот только они не знают, что искать. И потому никогда не найдут…

* * *

На другой день Соня не удержалась и спросила Варвару:

– Зачем вы меня вчера подпоили? Вы тоже, как и те хулиганы, искали у меня что-то?

Варвара зарделась и шмыгнула носом:

– Думаешь, мы из их шайки? Всеми святыми клянусь – нет!

– Тогда почему искали?

– Просто Виктору пришло в голову, что ты и сама не знаешь, что у тебя есть. Вот он и подбил меня вместе поискать: вдруг что-то обнаружится. Ведь зачем-то отодрали обои! И на тебя нападали зачем?

Соня вздохнула с облегчением. Что ж, объяснение вполне понятное. Но все равно следует быть осторожнее. Она вновь вспомнила свою образцовую роль невинной дурочки, лихо разученную в гимназии, и опустили очи долу:

– Если бы я только знала, Варя, что все эти хулиганы ищут, я бы тут же тебе сказала! Да лучше самой отдать от греха подальше, чем такой опасности подвергаться. Но это-то и ужасно: я ничего не знаю! – Соня схватила Варвару за руку и еще раз прошептала страстно на едином дыхании. – Я не знаю! Неужели ты мне не веришь?

И Варвара дрогнула. Да и кто бы не дрогнул от таких невинных, широко распахнутых глаз?

– Верю я тебе, Соня! И Виктор верит. Только мы боимся, что опять что-то случится. Поэтому и хотим уехать поскорее. Я уже сказала Виктору, что и я с вами поеду.

– Вот и отлично! – выдохнула Соня. – Только бы поскорее!

Однако скоро только сказка сказывается. Выехать оказалось не так-то легко. На рождественских каникулах учреждения, которые должны выдавать нужные для отъезда в Европу бумаги, естественно, не работали. Потом там обнаружились очереди. Потом не хватило одних бумажек, потом других. Поверенные Виктора бегали по инстанциям и совали, кому следует, «барашка в бумажке». Но дело продвигалось медленно.

Виктор заключил с Соней особое соглашение по найму в качестве переводчицы и оформил его как положено у стряпчего. Теперь у Сони даже «документ положенного образца» имеется. А главное – аванс: деньжищи огромные, аж сто рублей! Так что Соня вызвала мастеров, и те переклеили обои – нельзя ведь жить в квартире с лохмотьями на стенах. Еще Соня выдала дворнику Степану деньги, и он выкупил дедово кольцо с двумя змейками, глядящими друг на друга аметистовыми глазами.

Девушка даже видела через окно, как Степан возвращается из ломбарда, провожаемый чубатым Гришкой, который теперь вечно маячил то у подъезда, то у дверей квартиры. Но Соне было уже наплевать на Гришку. Да и кольцо, полученное из ломбарда, девушка не надела. Спрятала в ридикюль, который всегда лежал на ее прикроватном столике. Носить кольцо, побывавшее в жадных чужих руках, которые вертели его и оценивали в ломбарде, было противно. Пусть просто полежит в доме, глядишь, и очистится от ломбардного душка.

Одно было неудобно: Сонина квартира, действительно, стала походить на Дом крестьянина: Варвара со служанками обосновалась серьезно. Служанки спали в коридоре и на кухне вповалку. Соня попыталась переговорить с их хозяйкой:

– Пусть хотя бы в гостиной на полу спят – там ковер лежит!

Но Варвара только плечами пожала:

– Служанок на ковры укладывать – не велика ли честь? Им и в коридоре просторно!

Но однажды, когда Соня пробиралась ночью по коридору, то случайно наступила на… тяжеленную металлическую цепь. Та лежала как раз в изголовье одной из служанок.

Утром Соня поинтересовалась у Варвары:

– Зачем же они с цепью спят?

Та взглянула на подопечную, как на малое дитя:

– Так ведь со сна нож не метнешь в противника, а цепь – страшное оружие. Особенно если тяжелая да в ловкой руке.

Соня ахнула – как же она сама не додумалась, что служанки спали в коридоре неспроста – они охраняли «барышень». А точнее, ее, Соню. Варя со своими навыками бывалой путешественницы в охране явно не нуждалась.

Выходит, и Варя, и Виктор не верят в то, что ничего особенного больше не случится. Сами опасаются…

А Соня теперь даже не может прочесть те листы из записок Помпадур, что еще не успела прочитать. Не лазить же при всех в заветную шляпную коробку с коричневыми розами!..

Конечно, неприятно обманывать и Виктора, и особенно неугомонную Варвару, которые каждый день интересуются: не вспомнила ли Соня о чем-то тайном или заветном, что хранится у нее в квартире. И каждый раз Соне приходится врать… А что делать?

Зато Виктор теперь заходит к ним чуть не по два раза на дню. Рассказывает новости, зовет то покататься на тройке по зимнему снежку, то в театр сходить, то на концерт. Да и Варя постоянно подбивает подопечную на рождественские визиты: то к одной даме зовет, то к другой. У самой Сони только и знакомых, что Лидочка Збарская да мадам Бове, директриса гимназии. Но у Вари знакомых много – хоть по пять раз на дню разъезжай. Соня охает, благодарит и отказывается. Не в чем ей с визитами разъезжать и по театрам расхаживать. Конечно, Варе об этом знать не нужно – Соня ей то про мигрень, то про головокружение рассказывает. Ну и Варе совестно бросать девушку одну – вот и сидят по вечерам дома.

Правда, Соня себе занятие нашла. Решила, раз не может прочесть записки Помпадур, стоит познакомиться с историей Версаля. Уж это вполне невинная тема – скоро ведь туда поедут. А история строительства этого дворца оказалась интереснейшей.


Версаль – дитя Праздника. А вернее, дитя Зависти. Молодой французский король Людовик XIV, тот самый, которого потом назовут Королем-Солнцем, побывал на празднике во дворце Во-ле-Виконт. То празднование устраивал специально для молодого монарха его генеральный контролер (по современному говоря, министр) финансов – Николя Фуке, виконт де Во, маркиз де Бель-Иль. Это произошло более двухсот лет назад – 17 августа 1661 года.

Николя Фуке слыл эстетом и коллекционером всяческой роскоши, любимцем женщин и меценатом. О себе говорил гордо:

– Мне не нужно всего, хватит и одного – но самого роскошного!

И действительно, в его новом, только что выстроенном замке Во пред молодым королем предстала роскошь неимоверная: редчайшая мебель и венецианское стекло, прославленные картины Возрождения и знаменитые античные мраморы.

– Я мечтаю ошеломить, пленить и поразить всех гостей, пожаловавших на мой праздник! – говорил он.

И действительно – ошеломил! Поразил своего главного гостя – молодого короля так сильно, что тому стало до смерти завидно: простой министр живет богаче и роскошнее, чем он – властитель страны. На какие только поступки не толкает человека зависть! Людовик предпринял не слишком-то достойные действия. Уже давно финансист Жан-Франсуа Кольбер нашептывал королю: откуда у Фуке такие деньжищи на его непомерную роскошь? Сам-то Фуке не из дворянского и даже не из купеческого сословия – из бедного чиновничества выбился. Не иначе как крадет из казны!

Молодой монарх долго не верил наветам злобного Кольбера. Но, побывав на празднике в Во, задумался: откуда средства на такой грандиозный дворец? Ох, страшна зависть королей! Николя Фуке был привлечен к суду, а имущество его конфисковано в казну короля. И так уж получилось, что вместе с прекрасными картинами, скульптурами и мебелью, хваткий король «конфисковал» у незадачливого министра главное – мастеров, которые создали его роскошный замок Во: архитектора Луи Лево, художника Шарля Лебрена и создателя парков Андре Ленотра. Это были лучшие мастера Франции – «Три Великих Л», как их тогда называли.

И вот этим «Трем Великим Л» под страхом смерти было запрещено работать на кого-либо, кроме молодого короля. Людовик повелел им создать в самые короткие сроки дворец еще более роскошный, пышный и грандиозный, нежели замок Во, который они возвели для Фуке. Троица была одновременно и напугана, и восхищена столь грандиозным заказом от величайшего заказчика Франции.

Уже к весне 1662 года около деревни Версаль, что под Парижем, начали возводить самый блистательный дворец Европы – Версальский. Вокруг дворца волшебник парковой архитектуры Ленотр разбил огромный парк. Там клинья оставленного природного леса перемежались с только что посаженными деревьями, подстриженными по последнему слову парковой моды. Между ними вились дорожки, освещенные ночью, как днем, на пересечении их фонтаны устремляли ввысь свои струи. Но существовал и иной парк – приватный, скрытый от посторонних глаз. Там темные аллеи предлагали уединенные уголки и питые беседки, способные удовлетворить вкус молодого короля к любовным интрижкам.


Что ж – Соня оторвалась от книги – французские короли из династии Бурбонов всегда были ненасытны в любви. Взять хоть Генриха IV, который был женат на Маргарите Наваррской, или Людовика XIV, приходившегося Генриху родным внуком, или Людовика XV – внука Людовика XIV. Все они предавались утехам любви по полной программе! Но так уж устроен этот мужской мир, что виноватыми всегда оказывались женщины – их фаворитки. Как будто хоть одна из них могла бы отказать королю?!

– О чем задумалась, Соня? – неугомонная Варвара сунула нос в книгу подруги. – Что читаешь?

– Историю Версаля. И вот что думаю: почему, если женщина полюбила короля, то она – Версальская грешница, как мадам Помпадур. А если король возжелал очередную фаворитку, так он просто Людовик Возлюбленный, как Луи XV. Это же несправедливо! Получается, что женщина, полюбив, совершает грех, а мужчина увеличивает свое реноме. Где же справедливость?

– Ах, какая может быть справедливость в любви? – засмеялась Варвара. – Лучше расскажи, что пишут о Версале.

– Дипломаты всех стран в один голос захлебываются в восхищении. Испанский посол написал в экстазе: «Мне показалось, я в раю!»

– А читала, что английский посланник выразился по-иному: «Роскошь дворца просто убивает!»

– Глупости!

– А вот и нет! – отрезала Варвара. – В Версале было ужасно холодно. По всем этим огромным залам гуляли жуткие сквозняки. Двери хлопали от ветра. Зеркала гудели от холода, а картины покрывались липким слоем от сырости.

– Но как же могли жить люди в таких условиях? Это же королевский дворец – там должен быть комфорт и уют!

– Молодому Людовику XIV никакого уюта не требовалось. Ему бы только поразить всех роскошью и богатством своего нового дворца. Он вообще был невероятно неприхотлив в быту – не мылся по полгода, мог спокойно спать в постели, кишащей клопами.

– Фу, какая гадость! Но ведь кроме короля в Версале обязан был находиться и весь его двор, как же они жили?

Варвара захохотала:

– Не поверишь! Каждый спасался по-своему. Маркиза де Рамбуйе начала носить под платьем меховые накладки из медвежьей шкуры. А супруга маршала Люксембургского в особо студеную зиму просидела все ночи в специально оборудованном портшезе, обложившись грелками. Но самое смешное, как зимовали фрейлины! Спали в бочонках, обложившись нагретыми кирпичами.

– Ну, этого не может быть!

– Может! И было в порядке вещей. Даже сам королевский медик Шарль Делорм укладывался спать на подогретые кирпичи, уложенные в шесть слоев, на голову натягивал восемь ночных колпаков, а на ноги – три пары шерстяных чулок и сапоги из бараньего меха. А что было делать? За зимнюю ночь в прекраснейшем Версальском дворце вино в графинах превращалось в лед, а в каминные трубы набивался снег. Потом, когда камины растапливали, снег, шипя, стекал прямо на блестящие беломраморные полы. При этом пламя, естественно, гасло…

Соня схватилась за голову. Вот вам и Версаль – образец красоты! Это если смотреть с фасада. Но какова изнанка жизни!..

– Откуда ты все это знаешь? – ахнула она. – Такого нет ни в одной книге.

– Конечно, нет. Кто же станет писать такое? А я все это узнала от мадам Лебоне, смотрительницы самого Версаля, когда была там года два назад. Мне даже пришлось нанять специального переводчика, чтобы все хорошенько понять.

– Выходит, все обманываются, когда смотрят на Версальскую позолоту, зеркала и лепнину? – грустно проговорила Соня. – Как же там бедная маркиза Помпадур маялась? Она же болела…

– Не горюй, твоей Помпадур повезло. Она попала в Версальские покои уже при короле Людовике XV. А тот перестроил дворец, приспособил, так сказать, к жизни. Велел поставить новые дубовые двери от сквозняков, застелить полы паркетом из лучших пород деревьев, от мраморных полов дуло ужасно. Но самое главное – велел поставить дополнительные камины. По утрам, чтобы не будить слуг, разжигал свой камин сам. Представляешь, какие патриархальные нравы были? А в апартаментах своих фавориток Людовик XV приказал поставить камины не только в спальнях, но и во всех комнатах. Именно такие покои с дополнительным отоплением и занимала маркиза Помпадур.

– Но если топили хорошо, отчего же она, бедняжка, вечно кашляла?

– Ты опять же не поверишь! Но я не вру. Это мне тоже рассказала смотрительница Версаля. Оказывается, во дворце никогда не проветривали. Больше того, боясь сквозняков, придворные приказывали плотно закрывать все двери и окна. Становилось еще хуже – приходилось жить в таком дыму, что в многолюдные дни в коридорах различались только смутные тени. Зато стоял такой запах пота и мочи, что особо чувствительные барышни грохались в обморок. Там же не было туалетов – все ходили на «черную лестницу».

– Но к чему такие мучения? Вон бедная Помпадур вечно дрожала в лихорадке, глотала всевозможные снадобья. Но ведь не помогло – на 43 году померла! А жила бы себе дома…

– Жила бы… – Варвара зло фыркнула. – Дома-то любви нет! Любовь – в стране мечты! Вот ради любви и терпела…

– А ты бы смогла жить вдали от дома ради любви? – прошептала Соня.

– Я?! – Лицо Вари как-то странно сжалось, на нем появились морщинки, и девушка выдохнула почти в остервенении. – Никогда не спрашивай меня о любви, Соня! Я, может, к чему-то и пригодна, но не к любви!

– Что ты такое говоришь? – Соня удивленно уставилась на подругу.

– Я свое счастье своими же руками порушила! – вскрикнула Варя. – Меня любил один юноша, Гастон. Такой талантливый, настоящий поэт. Да вот беда, сам-то он – француз и стихи на французском пишет. Ну а я, как на грех, языка не знаю.

– Но как же вы объяснялись? – не поняла Соня.

– Когда любишь, и так все ясно становится. Ну, я, конечно, несколько простых фраз знаю. Я его в Россию позвала, как сумела, объяснила, что я богата, будем жить на широкую ногу. И знаешь, что он мне ответил?

– Вынул франк, показал жестами, деньги – это замечательно. Потом указал на книгу своих стихов, спросил: кому в России они понадобятся? Я вопрос поняла. Действительно, французские стихи для французов. Конечно, и у нас барыни по-французски говорят. Но кто из них будет стихи читать? Они ведь только ради моды на языке Гюго лопочут, а прочесть-то мало, что могут.

– Но ведь ты, Варя, могла бы во Франции жить!

– Вот и он мне предложил остаться. Но оробела я. Одной, без языка в чужой стране?! Не решилась… А теперь каждую ночь думаю: дура я, дура!

Соня погладила подругу:

– Может, все еще утрясется? Поедем во Францию, найдем твоего поэта. Вдруг все уладится? Можно и язык выучить. Я тебе помогу.

– Да не способная я к языкам!

– Это так кажется! Ради любви люди на все способны. Вон маркиза Помпадур…

– Опять ты со своей маркизой! – в сердцах выдохнула Варвара.

– Да! Она во многом – образец для подражания. Она любила! – Соня гордо подняла голову, как будто это она и была той самой маркизой.

– Ах, отстань ты со своей дурацкой любовью! – вспыхнула Варвара и выбежала из комнаты.

Дверь хлопнула. Соня осталась одна. Кажется, она обидела Варю. В конце концов, действительно, чего она пристала к бедной девушке с лекциями про любовь? Что она сама-то о любви знает?

Варя хотя бы уже любила и страдала. А Соня?.. Только и знает, что рассказывать о других, например о Помпадур: маркиза то, маркиза это!..

Глупо говорить о давно умершей женщине, как о живой. Глупо расписывать в книге ее страсти, будто они загорелись только вчера. Глупо рваться в Версаль, где она когда-то была счастлива. Или Соня думает, что и она сможет стать там счастливой?

Да что в этом Версале – медом намазано, что ли? Почему Соню тянет туда, во дворец страсти и любви, мечты и тайны. Ведь это чужие любовь и тайна!

Или есть что-то в прекрасных и загадочных стенах Версаля, что обещает счастье и любовь всем? Раз поманив, заставляет возвращаться всегда?

Вот и Помпадур, уже умирая, попросила своего Людовика, чтобы ее перевезли из замка в Версаль. И король не смог отказать! После очередного тяжелого приступа, случившегося с его Несравненной, он дрожащим голосом приказал немедленно перевезти умирающую в ее прежние апартаменты.

Завистники тогда остолбенели. Умирать в королевских покоях дозволялось только членам королевской семьи. Но разве Помпадур не стала главной в жизни Людовика?..

Интересно, о чем думала маркиза, когда, сидя в кресле, смотрела через высокие окна на Северный партер парка, в котором так любила гулять? О чем грезила, глядя на кусты, подстриженные в форме овала, на прямые дорожки, посыпанные светло-желтым песком? На что надеялась некогда всесильная маркиза? А может, грустила или злилась – ведь она умирала, а Версалю предстояло жить еще долго-долго.

Вот и Соня скоро увидит его, пройдет по залам, найдет покои фаворитки, которую называют Версальской грешницей.

Глупости – Помпадур была Версальской чаровницей, Королевой любви. Она сама, как Версаль, была Дитя Праздника.

Впрочем, почему – была? Пока о человеке помнят – он есть!

15

ПОИСКИ НЕСРАВНЕННОЙ

Париж, январь 1876.

Почтенный директор театра «Варьете» смотрел на молодого драматурга измученным уставшим взглядом:

– Я вам в сотый раз повторяю, месье Леду, что ничем, не могу помочь. Я не знаю, где искать Несравненную!

– Но и я вам повторяю, месье Гиро, у меня практически смертельная надобность!

– Ах, как вы, поэты, любите цветисто выражаться!

– Я уже давно не пишу стихов, месье директор. Вы-то знаете!

Мишель Гиро вздохнул: конечно, он знал. Он все знал о своих драматургах, композиторах, актерах, рабочих сцены – про всех, кто хоть раз был профессионально связан с театром «Варьете». У директора не было ни жены, ни детей – театр стал его семьей.

Он все знал и о Гастоне Леду. Юноша рос без отца. Тот бросил семью, когда мальчику было лет пять от роду. Правда, дал фамилию и помогал материально. Но и сама мадам Леду оказалась женщина не промах – работящая и цепкая. Она ухитрилась дать сыну приличное образование – юноша поступил в Эколь Нормаль – хоть и не дорогое, но весьма престижное учебное заведение Парижа. Начал заниматься литературой, и к нынешним 25 годам весьма преуспел.

По долгу службы директор «Варьете» знал наизусть все три оперетты, написанные молодым либреттистом, и находил их отменными – и веселыми, и живыми, и романтическими. Директор вообще знал наизусть весь репертуар своего театра. И в этом не было ничего удивительного – помнят же родители все проказы своих детей! Вот и Гиро помнил, что еще два года назад Гастон Леду был самым модным из молодых поэтов на Монмартре. Когда юноша выступал со своими стихами в кабачке «Пигаль», там собирались толпы поклонников и поклонниц.

Но внезапно Гастон перестал писать стихи, забыл дорогу в кабачок. Хуже того, он встречаться с девушками перестал. Ну а если парижские красотки перестают привлекать молодого человека – это совсем плохой признак – значит, в жизни поэта случилось что-то действительно ужасное.

Конечно, не хорошо лезть в чужую жизнь, но Мишелю Гиро пришлось сделать это. А как иначе? Ведь, перестав писать стихи, Гастон Леду принялся строчить водевильные пьески и опереточные либретто. Все это он принес в «Варьете». Так что директор театра был просто обязан разузнать всю подноготную нового драматурга.

Оказалось, у Леду случилась несчастная любовь. И не он бросил девицу, а она его – позор для истинного парижанина. И, что самое нелепое, – говорят, девице не понравились стихи юноши. Так он перестал их писать!

Вот страсти-то… Впрочем, директору театра они только на руку: пусть мир потерял поэта, зато парижская сцена обрела отличного драматурга. Вот только либретто к «Ночной бабочке», премьера которой провалилась с таким грохотом, писал не Гастон Леду.

Нет, неправильно: Леду сочинил веселую драматическую пьеску, которую Мишель Гиро обещал показать кому-либо из оперетточных композиторов. Но так уж получилось, что пьеску прочла Несравненная, сама решившая написать либретто по ее мотивам.

Леду, конечно, встречался с загадочной дамой пару раз в театре, но никакой привязанности между молодым либреттистом и Несравненной не замечалось. Зачем же теперь он ищет ее столь настойчиво? И что это за разговоры о смертельной необходимости?

Мишель Гиро вздохнул:

– Мне жаль, милый Гастон, но я ничем не могу вам помочь. Вы же знаете, в другой ситуации я всегда – за ваш талант. Но тут я бессилен.

И, окинув юношу сочувствующим, почти отеческим взглядом, знаменитый директор поднялся, давая понять, что разговор окончен.

– Ну, вспомните хоть какую-то деталь, хоть что-то об этой Несравненной! Вдруг мне пригодится в поисках! – в отчаянии вскричал Леду.

– Увы, мой друг! – Директор смутился, как будто и хотел помочь, да не мог. Он симпатизировал юноше, но… – Я практически ничего не могу сказать о ней. Меха, бриллианты, темное дорогое платье, черная плотная вуаль – вот портрет, который подходит к любой обеспеченной парижанке.

– А она парижанка?

– Вероятнее всего. У нее типично парижский выговор. И еще знание множества чисто городских деталей – она же их вставила в пьесу.

– Она образованна?

– Отлично! Ее знание истории поразило даже меня. Она как-то упомянула анекдот из жизни маркизы Помпадур. Однажды Людовик XV заметил, что завистливый двор только и мечтает об отставке всесильной маркизы. И знаете, что та ему ответила? «Я живу, как ранние христиане, сир, в непрерывной борьбе!» – «Надеюсь, как и они, вы одержите победу!» – воскликнул Людовик. Вот что рассказала мне Несравненная. Потом еще заметила, что и ей приходится жить в вечной борьбе, как маркизе. А потом привела ее слова: «Мир обманчив, ибо обещает, но не приносит счастья». И еще: «Красивая женщина больше смерти боится конца своей молодости!» Печально, не так ли, мой мальчик?

И Мишель Гиро опять вздохнул. Что-то он частенько начал вздыхать после провала «Ночной бабочки»…

– Верно ли я понял: Несравненная цитировала Помпадур?

– Да, мой мальчик. И я проверил по старинной книге: маркиза действительно оставила множество афоризмов, среди них и эти.

– Но еще! Вспомните еще!

Господин директор покачал головой. Какие же они все-таки настойчивые, эти современные молодые люди! Чрезмерно настойчивые. Почти неприлично настойчивые. В возрасте Гастона Мишель Гиро никогда бы не осмелился так настырно наседать на начальника. А ведь он, Мишель Гиро, в театре больше, чем начальник. В «Варьете» он – царь и бог.

– Мне очень жаль, но вспомнить более нечего! – процедил он и указал настырному либреттисту на дверь.

Надо же иметь чувство меры и соблюдать субординацию. Господин директор занят более насущными делами, чем разговоры с молодым писакой!

Гастон Леду выскользнул за дверь. Какая муха укусила милейшего Гиро? Чего он вдруг взъелся, да еще и указал на дверь? Хотя, может быть, Гастон и чует разгадку. Директор «Варьете» всегда гордился тем, что знает подноготную тех, кто когда-либо переступал порог его театра. А тут вдруг ни адреса, ни даже имени! Вот вам и уязвленная гордость…

Но ему-то, Гастону, что делать? Жизнь разъезжается по швам – и не сошьешь, ни склеишь. И надо же было случиться такому! Всю неделю перед премьерой «Ночной бабочки» либреттист сидел дома – корпел над текстом новой оперетты. Композитор Шарль Лекок попросил его сочинить текст на сюжет, который согласен был взять к постановке театр «Буфф-Паризьен».

Гастон взялся за работу с энтузиазмом. Он был рад отнести свое творение в новый театр, а не в «Варьете». Ведь тот, заключив договор с Несравненной, просто поставил Леду в известность, что некая дама из высшего света сама желает переделать его пьеску для нового спектакля. Гастон даже хотел разругаться с «Варьете», но… Ему принесли договор, уже подписанный директором Гиро, на сумму вдвое превышающую его обычную ставку. Леду вздохнул и подписал договор – за такие деньги капризная дамочка из высшего света может переделать его пьесу, как ей заблагорассудится.

Но за работу с Лекоком либреттист взялся с удвоенным энтузиазмом. Очень уж хотелось увидеть удивленную физиономию папаши Гиро, когда тот поймет, что другой театр переманил его лучшего либреттиста!

Так что Гастон дни напролет марал бумагу, сочиняя новые куплеты, арии, сцены. Но надо же случиться, что именно в этот день он решил хоть немного отдохнуть и отправился в кабачок «Зеленая утка». Посидел с друзьями, неспешно потягивая сидр и разглядывая красоток, которые уже с утра предлагали посетителям свои поношенные прелести.

Девицы Гастона не вдохновили, и он вернулся домой почти трезвым. И что же узнал? Оказывается, в его отсутствие пожаловал курьер из театра с просьбой взять у господина сочинителя еще один экземпляр той самой пьесы, по которой была написана «Ночная бабочка». Будто бы Несравненная захотела еще что-то согласовать с оригиналом. И олух-слуга Гастона отдал посыльному экземпляр, собственноручно переписанный от руки автором. Другого не нашел! Да как же можно отдавать кому бы то ни было оригинал?!

Гастон кинулся в театр, но там никто ничего не знал. Актеры подняли его на смех:

– Тебе жалко бумаги? Или ты думаешь, что рукопись, написанная твоей рукой, будет цениться, как рукопись великого Гюго?

Хорошо им шутить! А на той рукописи был самый нужный для Гастона адрес на свете. Год назад одна русская мадемуазель с грозным именем Барбара записала для Гастона свой адрес в Москве. Либреттист все размышлял: то ли послать в далекий город письмо, то ли осмелиться и приехать самому. Конечно, ехать в заснеженную страну страшно, но ведь, говорят; и на территории вечной мерзлоты люди живут…

Ax, какая забавная была русская мадемуазель! Все встрепанная, как воробушек, лицо в веснушках, будто в пятнышках краски. По-французски почти не говорила. Гастон показал ей свою книгу стихов, а она нос отворотила еще и закачала головой: мол, подумаешь, какое дело стихи – да каждый может марать бумагу! Леду тогда пришел в недоумение: в Париже поэт – фигура романтическая, его все девушки обожают. Да видно, в России не любят поэтов.

Когда насмешливая Барбара укатила в далекую Москву, Леду еще раз перечитал свои стихи и сознался самому себе – не Расин, не Корнель, и даже не ранние вдохновенные опусы Виктора Гюго. Может, и права была русская мадемуазель, когда воротила нос от его литературной стряпни?

Словом, книгу стихов Гастон взял да и выбросил. Хотел выбросить и адрес Барбары, записанный на обратной стороне рукописи его новой пьесы, но не смог. Думал, что делать, маялся в нерешительности. И вот дождался – рукопись пропала, а с ней и последняя надежда найти русскую Барбару.

Гастон потом спрашивал у посыльного, кому тот отдал рукопись. Посыльный сказал, что оставил бумаги швейцару на служебном входе. Швейцар же отдал рукопись другому посыльному, которого прислала Несравненная.

Но где теперь искать эту самую Несравненную?! Никто не знает, даже всезнающий директор Гиро. И никакой зацепки!..

– Месье Гастон!

Леду повертел головой и увидел Люсиль, юную цветочницу, которая торгует у театрального входа. Днем покупателей немного, обычно все надежды на вечерние сборы, когда публика приходит в «Варьете». Но сейчас театр закрыт – в связи со скандалом зрители отказались его посещать. Для Люсиль это вообще катастрофа, тем паче в конце зимы. Она в такую пору торгует оранжерейными цветами, а те дороги, и имеют низкий спрос.

Но сегодня Люсиль вообще без своей традиционной корзинки. Интересно, на что бедная девушка живет?

– Я была в кассе, месье Гастон, там мне выплатили аванс – теперь буду мыть полы в фойе, пока театр снова не откроется, – улыбнулась девушка. – Но, простите, я слышала, как вы спрашивали о Несравненной.

– Ты подслушивала наш разговор с директором? – притворно возмутился Леду.

– Нет, месье Гастон, просто вы слишком громко говорили! – лукаво прощебетала Люсиль и улыбнулась еще призывнее. – А ведь я кое-что знаю!

– Так скажи!

– А что мне будет за это?

– Я свожу тебя в кафе.

– Замечательно! А потом мы можем пойти ко мне! – ничуть не стесняясь, игриво предложила девушка.

Молодой либреттист нравился ей давно, и она мечтала хоть чем-то привлечь его внимание. Ведь она очаровательна и много чего умеет, ни один красавчик не был ею недоволен. А уж этому темноволосому и стройному юноше она готова услужить по полной программе.

Вот только лицо Гастона дрогнуло, и он отступил от девушки:

– Хочешь сказать, скажи. Тогда кафе будет вечером. Но никакого «потом» не будет!

Люсиль вздохнула. Значит, верный слух ходит по театру; у месье Леду несчастная любовь. Ах, какие чувства, какая страсть – ну как на сцене! Из-за мечты отказываться от реальной девушки, которая просто-таки предлагает себя, – это действительно дорогого стоит!

Цветочница посмотрела на Гастона, как на романтического героя:

– Я вам и так скажу, месье, безо всякого кафе. Я знаю, вы не хотели обидеть меня, бедную девушку. Просто ваше сердце занято…

– Увы… – прошептал Гастон.

– Однажды Несравненная покупала у меня цветы. Всего одну розу, но какую! Темно-темно-красную, всю распустившуюся. Но, знаете, такие цветы долго не проживут – всего один вечер. Я и сказала ей об этом. Конечно, обычно цветочницы такого не говорят. Им бы продать поскорее, и все. Вот, видно, Несравненную и поразило то, что я об этом сказала. Она решила меня отблагодарить. Да видно, денег в кошельке у нее уже не было, и она отвернула перчатку.

Знаете, месье Гастон, иногда дамы носят купюры в перчатке. Некоторые перчаточники даже пришивают особый кармашек внутри со стороны ладони. Так вот, Несравненная отвернула перчатку, и я увидела шрам – прямо на сгибе рядом с венами. Выходит, она тоже страдала – вены себе резала. Представляете, месье Гастон, и она, такая богатая и красивая, была несчастлива в любви!

16

КНИГА С ЗОЛОТОЙ ЗАСТЕЖКОЙ

Париж, февраль 1876

Гастон брел по бульвару Тампль, стараясь обходить грязь и лужи. Хорошо, хоть снега в эту зиму не было…

Странная сцена привлекла внимание либреттиста. Из модного магазина шляпок вышла дама в темном норковом манто, еще более темной шляпке и совсем темной вуали. За дамой семенила горничная, неся под мышкой пару толстенных книг, а в руке две огромные шляпные картонки. Завязка на одной из коробок развязалась, горничная положила книги на скамейку у подъезда магазина, и, остановившись, начала завязывать скользкую непослушную ленту.

В ту же минуту фиакр, еле переползавший бульварную грязь, неожиданно остановился. С подножки соскочил мужчина в старомодном черном плаще, отделанном мыльным каракулем. Дама в вуали как раз в это время шагнула к проезжей части бульвара, то ли хотела найти собственную карету, то ли нанять фиакр.

Силуэт и походка показались Гастону знакомыми. Вуаль!.. Неужели Несравненная?!

Юноша кинулся навстречу. Но в эту секунду человек в черном плаще грубо схватил даму за складки манто и потащил к своему фиакру. Дама вскрикнула и попыталась отбиться:

– Отпустите меня немедленно, де Конти!

Герцог де Конти?! Гастон присвистнул. Этот господин в немодном пальто – герцог?! Ну и причуды у богатых!

В это время дама замолотила по плечу нападающего кулачком. С ее левой руки слетела лайковая перчатка и упала в грязь. Манто треснуло. Мужчина что-то процедил – зло, но непонятно. Юноше показалось, что он узнает язык. Неужели русский, на котором говорила его милая встрепанная Барбара?..

Но размышлять было некогда. Подбежав, Гастон отпихнул незнакомца в черном от Несравненной. Хоть он и герцог, но надо же уметь себя вести! Дама тут же отскочила в сторону. Гастон ринулся на незнакомца. На его стороне были два преимущества – молодость и справедливость. Рука юноши врезалась в челюсть герцога. Виданное ли дело – похищать парижанок прямо на улице среди бела дня? Тем более похищать Несравненную?!

Незнакомец вывернулся из-под удара и кинулся к своему фиакру:

– Гони!

Фиакр сорвался с места, окатив грязью и Гастона, и Несравненную.

И тут к ним наконец-то подбежала горничная с коробками.

– Ах, мадам! Ваше манто! – завизжала она. – Этот негодяй облил грязью ваше дорогое манто! И ваша перчатка! – Горничная подняла перчатку, держа ее, грязную и липкую, двумя пальцами, словно противную мышь за хвостик. – Она совсем испорчена!

– Выбрось! – Несравненная махнула рукой.

Гастон увидел красноватый застарелый шрам на запястье, о котором говорила ему цветочница Люсиль. Значит, это действительно Несравненная.

А та уже повернулась к горничной, выговаривая и злясь:

– Этот негодяй чуть не похитил меня! Где ты была, мерзавка?

– Но ваша шляпка… – заверещала девица. – Я спасала вашу шляпку!

– Ты должна была спасать меня!

Дама повернулась к Гастону:

– Благодарю вас, месье! Вы оказали мне неоценимую услугу!

Голос был немного хриплым, нервным, испуганным. Немудрено испугаться!

– О, мадам Несравненная! – горячо проговорил Гастон. – Да я готов умереть за вас! Но мне нужно поговорить с вами.

И в эту минуту из-за угла показалась карета. Из нее выпрыгнул лакей и склонился в поклоне, протягивая руку, чтобы помочь хозяйке взобраться.

Несравненная зло воскликнула:

– Почему ты поставил карету за углом, Шарль?

– Вы сами так приказали, мадам! – ответил слуга.

– Со мной могло случиться несчастье! – прошипела мадам. – Хорошо, что этот юноша помог мне!

Говоря это, мадам уже садилась в карету. За ней поспешила горничная. На стоящего рядом Гастона никто уже не глядел, будто он был фонарным столбом.

– Мадам! – в отчаянии крикнул он. – Вы не узнали меня? Я – автор той пьесы, по которой вы написали «Ночную бабочку». Я хочу с вами поговорить!

Но Несравненная уже сидела в карете.

– Какая еще бабочка? – пробормотала она. – Отойдите, месье!

– Но вы знаете меня! – Гастон в отчаянном порыве вцепился в дверцу кареты.

Из окошка высунулась горничная:

– Мадам не знает вас! Да пустите же! – И горничная, схватив одну из книг, ударила Гастона по руке.

Пальцы разжались, и юноша чуть не упал от удара. Книга тоже выпала из рук девушки.

– Гони! – услышал он из кареты голос Несравненной.

Лошади понесли. Леду остался на бульваре – вторично облитый грязью, побитый и совершенно ошарашенный.

Может, он обознался, и это была не Несравненная?! Как она могла повести себя столь неблагодарно? Ведь он спас ее от похитителя, а она даже не поговорила с ним! Жестокая красавица! Впрочем, красива ли она вообще? Никто этого не знает. Никто не видел ее без вуали.

Проклятие! Теперь все пропало. Вряд ли он еще раз встретит эту таинственную женщину. Случай не повторится, если им не сумели воспользоваться. Но каковы манеры – и самой Несравненной, и ее горничной?! Действительно, что хозяйка, что гризетка – обе неблагодарные!

Гастон наклонился и поднял тяжеленный фолиант, которым его огрела по руке горничная. Книга оказалась старой – в коричневом кожаном переплете, с массивной застежкой – неужто золотой? Дорогая…

Дома Леду, как мог, осторожно счистил с книги грязь, вытер кожу насухо. Развернул фолиант и снова ахнул. Воистину сегодня день удивлений! Прямо на первой странице красовался массивный экслибрис: три королевские лилии. Вместо названия типографии было напечатано всего одно слово: «ВЕРСАЛЬ». И ни даты, ни фамилии, вообще никаких указаний.

Гастон завернул книгу в несколько слоев бумаги и отправился к месье Шарлеманю, продавцу старинных книг.

– Посмотрите, что это за книга! – попросил он знакомого.

Старичок Шарлемань суетливо развернул бумагу, да так и застыл, глядя на кожаный переплет. Потом он что-то вскрикнул, кинулся за лупой. Потом лупу отложил, но открыл застежку. Руки старика дрожали, голос сел. Уставившись на титул книги, он только и пробормотал:

– Откуда?..

– В наследство досталась… – осторожно ответил Гастон. – Что вы можете сказать о ней?

Шарлемань в благоговении закатил глаза:

– Сами не видите? Это же королевский герб! Книга издана в Версале лично для королевских нужд.

Букинист осторожно пролистал несколько страниц и ткнул пальцем. Гастон наклонился и увидел клеймо: «Из книг Марии-Антуанетты». Надпись была обрамлена венками роз.

– Это какой же Марии-Антуанетты? – ахнул юноша.

– Да уж не местной прачки! – фыркнул букинист.

Действительно, прачку, которой Гастон еженедельно отдавал белье в стирку, звали именно так. Но либретист уже до своего вопроса понял, о какой Марии-Антуанетте идет речь. Он только боялся в это поверить. Еще бы – как поверить в то, что в его руки попала книга последней королевы Франции, супруги Людовика XVI?..

– Я кое-что слышал об этой книге! – почтительно прошептал букинист. – Смотрите заглавие: «Путешествие короля Людовика XV в замок Бельвю». Это книга о том, как маркиза Помпадур заново отстроила замок Бельвю и пригласила короля пожить там.

Гастон покрутил головой. Опять маркиза Помпадур? И директор Гиро рассказывал, что Несравненная цитирует изречения этой маркизы. Видно, Помпадур – ее героиня. Значит, это жестокая женщина, даже не захотевшая поговорить с ним, а тем более помочь, – действительно Несравненная.

– Внук Людовика XV – Людовик XVI – тоже решил отреставрировать несколько замков, вот его жена Мария-Антуанетта и попросила придворных историков написать книгу о том, как его дед развлекался в замке Бельвю. Вот смотрите! – букинист торжествующе поднял палец. – Видите штамп «Королевский кабинет Версаля. Собрание книг». Хотя это странно. Книги из библиотеки Версальского дворца никогда не выдают на руки. Это закрытое хранилище. Как же книга оказалась у ваших родственников, месье Леду?

И Шарлемань подозрительно уставился на молодого человека.

Гастон пролепетал что-то и выскочил вон. Какой же он был дурак, что не просмотрел книгу сам, прежде чем идти к букинисту! Конечно, милейший Шарлемань вряд ли пойдет в жандармерию, да и повод мал – всего лишь книга, но… Надо самому обстоятельно все изучить!

Леду вернулся домой, тщательно запер дверь и даже задернул шторы. Слуге велел:

– Никого не принимать!

Сам откинул массивную застежку. Теперь молодой человек не сомневался в том, что она действительно золотая – ведь делалась для королевской семьи. Какие интересные фортели выделывает время! Книгу Марии-Антуанетты теперь читает он, простой литератор Парижа, никакого отношения ни к бывшим королям, ни к Версальскому дворцу не имеющий.

Гастон бережно расправил страницы и сел читать.

Сначала описание было обычным. Потом попались несколько афоризмов Помпадур. Вот откуда Несравненная черпала свои познания. Потом оказалось, что именно маркизу де Помпадур влюбленный Людовик XV называл Несравненной. Это слово стало ее вторым именем, почти официальным. Ни одну красавицу при дворе так не величали – только Помпадур. Выходит, нынешняя Несравненная назвалась в честь маркизы.

В центре книги Гастону попалось несколько абзацев, которые были помечены ногтем того, кто читал. Интересно, кто это был? Раз книга создана королевой Марией-Антуанеттой лично для супруга Людовика XVI, вряд ли ее читали толпы. Получается, подчеркнули абзацы либо сама Мария-Антуанетта, либо Людовик XVI, либо современная Несравненная.

Гастон начал вчитываться внимательнее.

«Людовик XV был поражен очарованием нового замка.

– Какой прелестный вид! – восторженно ахнул он.

– Прелестный вид – Бельвю. Мы так и назовем замок! – захлопала в ладоши маркиза.

Часами гулял король по замку, рассматривая прекрасное убранство: картины, гобелены, росписи, мебель. Однажды Помпадур повела его в комнату, из которой виднелась роскошная оранжерея. За окнами замка увядала осень, а в оранжерее цвела весна – розы, лилии, гвоздики в таком изобилии, что от их аромата кружилась голова.

– Как вам, сир, мое царство Флоры? – тихо спросила Помпадур, опираясь на руку возлюбленного.

– Король потрясен! – склонил голову галантный Луи. – В жизни не видел ничего прекраснее. Несравненное для Несравненной. Могу ли я нарвать цветов, чтобы преподнести их вам?

– О, попробуйте, сир!

Помпадур прелестно улыбнулась. И Людовик с головой, кружащейся от весны и любви, шагнул в оранжерею.

Он нагнулся к цветам и только тут понял свою ошибку. Прелестный цветник был сделан из превосходного саксонского фарфора, а благоухание распространяли отличнейшие духи. Помпадур лично наблюдала за их изготовлением…

Очарованный Луи еще долго не мог прийти в себя от такого чародейства.

– Я был, как Аладдин, в очарованных садах! – умилялся он».

Второе место, подчеркнутое ногтем, шло немного позднее. Гастон читал, и волосы начинались шевелиться у него на затылке.

«– Свечи, де Жоссак! – игриво проговорила маркиза и хлопнула в ладоши.

Молодой лейтенант, по собственному желанию бывший у нее в услужении, тут же кинулся зажигать свечи.

Витые, округлые, золоченые, алые и розовые свечи были расставлены по всему огромному залу.

– Входите же, сир! – воскликнула маркиза, собственноручно открывая двери.

Толпа придворных во главе с королем хлынула в зал. Все были веселы и готовы к новому зрелищу. Все жаждали увеселений.

– Что на этот раз, моя Несравненная? – нетерпеливо прогудел король. – Что еще вы придумали? Чем нас потешите?

– Подождите несколько минут, сир, – загадочно попросила Несравненная. – Скоро вы потешите себя сами, и, надеюсь, придете в восторг! А пока послушайте музыку.

– Опять музыку? – капризно, словно ребенок, протянул Людовик. – Сколько можно музыки – надоела!

– Ах нет, сир, сейчас музыка необходима для эффекта.

Оркестр заиграл что-то незнакомое королю – очаровательное и таинственное, потом музыка стала волнующей и страстной и, наконец, в ней послышалось нечто томное, колдовское.

– Ах, какая страсть! – выдохнул кто-то.

– Так и хочется раскрыть объятия! – прошептала некая дама.

– Как замечательно, что мы приехали сюда! – проговорил король. – Все мы – родные души!

И король, ничуть не смущаясь, вдруг обнял маркизу Помпадур.

И началось…

Придворные говорили друг другу комплименты, шептали слова любви, они обнимались и целовались. Кто-то стиснул другого в объятиях так, что раздался стон. Но по никто не заметил. От мужских объятий на дамах практически затрещали платья.

– Ах! – воскликнул король. – Мы – единый мир любви!

И в это время оркестр грянул нечто невообразимо громкое.

Люди отпрянули друг от друга.

– Что это было? – вскричал король.

– Всего лишь волшебная смесь благовоний, свеч и особая музыка! – Маркиза Помпадур поклонилась монарху. – Я сама изобрела этот состав. Пока свечи благоухают и музыка играет, люди приходят в экстаз. Им хочется обнять весь мир!»


Гастон в ужасе захлопнул книгу. Так вот что случилось в театре на премьере «Ночной бабочки!» Недаром же директор рассказывал, что в день премьеры в зрительную залу пришла Несравненная и долго там оставалась. Рабочие сцены видели, как она обошла еще не зажженные светильники и потрогала каждый. Тогда все дивились – зачем ей это? Подумали, у богатых свои причуды. А вот и нет!

Несравненная намазала светильники каким-то дьявольским составом – тем самым, который ее предшественница, маркиза Помпадур, подмешала в свечи. Когда светильники зажгли, они начали источать свой дурманящий аромат. Причем, пока шло действие спектакля, их выключали, так что дурман на время ослабевал. Зато в антрактах, когда их снова зажигали, публика приходила все в большее неистовство. Музыка усугубляла воздействие.

Гастон и сам ощутил его. Захотелось обнять весь мир. Вспомнилась рыжая мадемуазель Барбара, захотелось найти ее во что бы то ни стало и уговорить, умолить, заставить никогда больше не уезжать, не бросать его одного…

Впрочем, на сцене никто не братался. Не потому ли, что сцена отделена от зала плотным тяжелым занавесом, который и сдержал натиск дурмана? И оркестранты не «угорели», они ведь выходили из своей «ямы» каждый антракт.

Но к чему Несравненной повторять трюк Помпадур? Та просто развлекала короля. А эта? Гастон схватился за голову: Несравненная готовила убийство. Во всеобщем братании убили двух мужчин. Но почему именно так? Что за извращенный ум и кошмарный план! Сколько же нужно было приложить усилий для его осуществления!

Значит, простите за каламбур, игра стоила свеч. Гастон потер лоб – думай, думай! Наверное, к этим мужчинам трудно было подобраться просто так. Может, они были слишком осторожны, может, их охраняли. А в театральной толпе они, конечно же, не ждали подвоха, да и охраны не было. Кто ходит в театр с охраной?! В театр ходят отдохнуть, вот они и потеряли бдительность.

Выходит, все было спланировано. Убийцы знали, что случится, и уже поджидали в толпе. Но кто их жертвы, ради убийства которых поставлен такой дьявольский спектакль?

Гастон вздохнул – так и тянет заняться собственным расследованием, разгадать загадку, которая другим окапалась не по зубам. Впрочем, сколько не разгадывай, адреса милой Барбары не вернешь… И что же делать?

Пойти в жандармский участок, обратиться к городским властям? Да они его на смех поднимут. Виданное ли дело, раскрывать преступления на основе старинной книги?! Никто не поверит. Еще сочтут душевнобольным…


Что же делать? В это утро вообще нет сил подняться с постели. Служанка заходит уже второй раз, щебечет:

– Доброе утро!

Какое там доброе… Дурочка юная! В юности все утра – добрые. Пожила бы с мое – перестала бы считать утра добрыми.

Служанка опять защебетала:

– Вам открыть полог?

Уже дернула за алый бархат – ишь, быстрая какая! Пришлось приструнить:

– Отстань и убирайся! И пока не позову, не приходи!

Каблучки застучали, девица выскочила из спальни.

Дверь за ней захлопнулась. Ну наконец-то оставили в покое!

Нет слуг – ужас. Есть слуги – кошмар. И не знаешь, что лучше…

Все лезут не в свое дело! И еще сладенько улыбаются:

– Для вашей же пользы!

Норовят услужить… Но какая тут служба? Одна помеха.

Ничего, скоро все изменится. Приедет наследник, привезет истинное сокровище. Тогда можно будет и о себе подумать. Уйти на покой. Ох нет, от слова покой – покойник…

А на погост рановато. Просто надо произвести кое-какие перемены. Здесь все бросить – не жалко. Надоел уже этот распроклятый Версаль. Дом старый, полуразрушенный. Воспоминаний куча. Нет, стоит переехать куда-нибудь на юг – в Ниццу или Сен-Тропе. В Ницце, правда, русских дворян полно, будь они неладны. А в Сен-Тропе – отличный берег, песок, море и всего-то несколько рыбацких деревень и парочка вилл побогаче. Решено – именно в Сен-Тропе надо построить виллу! Солнце, покой – это вам не дождливый Париж с проклятым Версалем.

Деньги есть. Хватит еще на пять жизней. Все средства Общества лежат на тайных банковских счетах, чьи номера и коды известны только одному человеку – гранд-магистру. Вот гранд-магистр и заберет их с собой. Лучше всего переложить средства в один из старых швейцарских банков, мало ли что. Вдруг грянут новые войны или того хуже – революции?.. Счастье, что в 1871 году банк, в который вложены средства, уцелел. А если бы нет?!

Ох, хватит думать о плохом! Есть же и хорошее. Два магистра Общества уже не смогут предъявить претензии на средства. Это хорошо! Конечно, операция была не из дешевых, зато красиво удалась! Ни подозрений, ни розысков…

Конечно, всем исполнителям пришлось заплатить. Но это же капля в море. Зато теперь гранд-магистр – полновластный хозяин и Общества, и его средств. И только он один принимает решения.

А будет так: деньги – в Швейцарию, Общество – распустить. Если наследник выполнит то, что ему поручено, никакое Общество уже не нужно. Будет просто комфортная, обеспеченная и долгая жизнь. Ничего большего не надо!

Дурацкое Общество даже и распускать не понадобится – перестать платить его «членам», и они сами разбегутся. Общество же существует только потому, что каждому члену идет оплата за выполненную работу. Гонцы возят, охранники охраняют, торговцы получают деньги за товар и возвращают проценты. И при этом все думают, что связаны кровными узами родства и стараются даже себе в убыток. Идиоты! Ждут, что магистры найдут драгоценности, которые хитрая Помпадур спрятала куда-то. Конечно, драгоценности стоят поиска – это же знаменитые ювелирные наборы «Четыре времени года», созданные великим ювелиром Бенвенуто Челлини. Но скоро поиски закончатся. Найдут сокровища или нет, на то Божья воля, тем более что магистров уже нет. Остался один гранд-магистр. Ему все и достанется. Главное, чтобы наследник не опоздал!

И где его только черти носят? Ведь знает, что время не терпит. Время уже стоит больше денег и всех драгоценностей мира. Годы идут. И каждый из них дается все труднее!..

Нет! Об этом тоже нельзя думать. Наследник приедет и все привезет. И тогда жизнь повернется совсем иной стороной.

А в Париже опять неспокойно. На прохожих нападают прямо на улицах. И вокруг ни одного ажана – зато полно зевак и свидетелей.

Свидетелей… Мысли заплясали, перед глазами как всегда, когда нервничаешь, пошли разноцветные круги. Свидетели нежелательны. Значит, опять придется звать Исполнителей. Как неприятно – опять платить!..

Но ничего! Скоро будет белая вилла у моря и солнечный пляж…

17

ОТЕЛЬ «ПАРАДИЗ»

Париж, февраль 1876

Соня счастливо улыбалась, глядя в огромное настенное зеркало в золоченой оправе. Уже больше часа она примеряет туалеты в своем шикарном номере знаменитого парижского отеля «Парадиз». «Парадиз» – по-французски «рай». И точно – рай!

Париж! Парадиз! Праздник!

Соня задохнулась, в сотый раз вглядываясь в свое изображение.

Долой заячье рядно, которое она носила вместо шубы в Москве! Здесь в Париже уже тепло, и шуба не требуется. Долой коричневые платья немарких оттенков, в которых она ходила дома! Здесь она не бедная «учителька», ищущая место в лихорадочном страхе. Здесь, в Париже, она – мадемуазель Ленотр, секретарь-переводчица богатого русского путешественника.

И, между прочим, эта должность не воспринимается во Франции унизительной. Никто здесь не скажет, что переводчица ублажает патрона. Здесь все уважают трудящуюся девушку. Это вам не купец Копалкин, который возжелал «выйти к „учительке“ сей миг, как только кальсоны натянет». Здесь все по-иному! Конечно, Соня уверена, так будет и в России. Вот только когда?..

Пока же дома «курица не птица – женщина не человек». Но разве не женщина дает начало новой жизни?! И разве русские женщины работают меньше мужчин? Да сколько раз Соня наблюдала, как пьяный муж прямо на улице обзовет жену. А та, между прочим, только что прибежала «с работы в людях», то есть мыла кому-то полы, стирала, убирала, готовила еду. Да она, бедняга, ног под собой не чует. А дома еще дети ждут, их тоже нужно и накормить, и искупать. Да только дойти бы до дому и дотащить бы своего пьяного муженька…

Ах, все не так во Франции! Женщины здесь веселые и озорные. И главное – они независимы. Соня сама видела, как молодые девицы и почтенные матроны сидят в кафе за столиками, заказывают сами себе напитки и пирожные. Да это же немыслимо в Москве! Там ни один официант не подойдет к одинокой женщине, да ее и в кафе-то приличное одну не впустят. Ну а если она все-таки пройдет, все сразу посчитают ее дамой легкого поведения, ославят на весь мир. Ужас, стыд!

А в Париже – и на центральных улицах, и на бульварах – дамы смеются, смакуют свои пирожные, потом еще и заказывают что-то на дом. А быстрые официанты ловко заворачивают теплую булочку в цветную обертку – плезир, то бишь подарок от заведения. Приходите еще!

Едва приехав, Виктор повел девушку в кафе, которое так и называлось «Плезир». Правда, тамошний официант взглянул на девушку с удивлением. Конечно, платья «немаркого тона» в Париже редко увидишь.

Может, потому Виктор и завел речь о модной одежде для Сони – не ходить же в обносках.

Девушка засомневалась, засопротивлялась. Но Виктор чуть не силком притащил ее в магазин мадам Бреттин. Соня взглянула и ахнула. И надо бы отказаться, да сил нет – красота-то какая! Платья самые новомодные и все в пастельных, нежнейших тонах. Ткани мягкие, струящиеся, обволакивающие фигуру. Сказка, музыка, волшебство!

Однако Соня перевела глаза на цены и задохнулась. Только и смогла выговорить непослушными губами:

– Нет! Не нужно! Цены-то заоблачные…

У Виктора глаза сузились, щека задергалась. Схватил Соню за руку:

– Пойдем пройдемся. На улице поговорим!

И, повернувшись к растерявшейся мадам Бреттин, которая уже, видно, подсчитывала в уме сумму будущего дохода, Виктор проговорил по-французски:

– Не продавайте то, что я отобрал. Мы вернемся!

Соня выскочила на улицу. Как же – вернемся!..

– Вы искуситель! – крикнула она.

– С чего вы решили?

– С того, что вы…

– Что я решил сводить вас по магазинам? Да любая девушка, приехав в столицу моды, мечтала бы об этом!

– Вы решили расплатиться со мной, как с куртизанкой? – в сердцах вскричала она. – Ублажить нарядами?! А сами… сами…

Голос девушки сорвался.

– Что сами? – взвился Виктор. – Что я такого сделал?

– Сами даже… – выпалила Соня и осеклась.

Лицо Грандова изменилось мгновенно. Злобный взор угас, как по мановению волшебной палочки. Виктор улыбнулся. Он всегда так улыбался, когда ему удавалось прочесть Сонины мысли. Так было, когда она как-то потерялась на улице. Испугавшись, завертела головой – и тут же возник Грандов. Так случалось в дорожных ресторанах, когда Соня еще только читала меню, а Виктор уже заказывал – и именно те кушанья, о которых Соня подумывала.

– А я понял, что сам даже… – лукаво улыбнулся искуситель Виктор и, наклонившись, мягко поцеловал Соню.

У той сердце полетело куда-то вниз. Захотелось провалиться сквозь землю. Она ведь действительно чуть не крикнула: «А сами даже не поцеловали меня ни разу!»

Сколько раз мечтала она до поездки: вот они с Виктором куда-то идут, и она держит его под руку, а вот, расходясь по своим купе в железнодорожном вагоне, Виктор говорит ей: «Доброй ночи!» Может, при этом он поцелует ей ручку и, может быть, не только ручку. Поцелуй в щечку – это же так невинно между товарищами в пути!..

Но Виктор ни разу не воспользовался дорожными обстоятельствами. Отчего? Ведь путь был длинным. Сначала по железной дороге добрались из Москвы в Петербург. Правда, с ними ехала неутомимая Варвара. Вместе со слугой Виктора и своими пятью служанками она выскакивала чуть не на каждой станции, потом возвращалась и трещала без умолку. Даже ночью не могла заснуть, все рассказывала что-то, чего Соня и слушать не хотела.

В Петербурге провели два дня. Жили в гостинице «Морская». Виктор с Варей навещали друзей, приходили ночью. Варя оставляла с Соней одну из служанок, наказывая:

– Одна никуда не ходи! Если захочешь посмотреть город, она тебя проводит. Я ей вполне доверяю.

Еще бы! Ведь это была та самая служанка, которая спала в Сониной прихожей с тяжеленной цепью. Теперь служанка садилась у двери в Сонином номере и неотрывно смотрела на девушку. И так таращиться она могла часами, ну просто как цепной пес. То ли стерегла, то ли наблюдала за Соней.

Под таким присмотром та даже ни разу не посмела вытащить из заветной шляпной картонки, которую взяла с собой, старинные записки маркизы Помпадур. Решила, уж лучше пойти прогуляться.

Но и гулянье под присмотром – не в радость. Прошли по Невскому мосту, дошли до Исаакиевского собора. Походили по скверику. Потом зашли в собор, помолились о добром путешествии и возвращении. Тут уже темнеть стало. Вот и вся прогулка.

На другой день все повторилось. Соня опять гуляла со служанкой по Невскому, дошла до Канавки. И опять быстро стемнело – начало февраля. К тому же на Неве – ветер. Так что в гостиницу вернулись быстро.

На третий день утром уехали поездом в Варшаву. Время коротали в разговорах. Виктор и Варвара рассказывали что-то, громко смеясь и перебивая друг друга. У кузенов была масса общих воспоминаний. Соня сидела между ними как потерянная. Она почти ничего не понимала. Только смотрела на Виктора – на глаза, в которых плясали чертики, на нервно сплетенные пальцы, на смеющиеся губы.

Иногда Виктор дотрагивался до Вари – то хлопал по плечу, как мальчишку, то брал за руку, а то и вовсе гладил по голове. Тогда Соня напрягалась. Почему он не гладит ее, Соню?! В сердце что-то начинало глухо дребезжать. В такие минуты Соня готова была наброситься на Варвару. Как она позволяет Виктору такие вольности, ведь они двоюродные брат и сестра?!

Однажды Варя заметила возмущенный взгляд подопечной и, хихикая, ляпнула:

– Да ты никак ревнуешь?

Соня сцепила пальцы и выдохнула:

– Вот еще!

Тут же вскочила и выбежала в тамбур. Хорошо, что Виктора не было при этом ужасном разговоре! Но вот он, идет…

Соня уже научилась не видеть и не слышать, а ощущать Виктора каким-то особым чувством. Сердце ее срывалось вниз, по коже шли мурашки – значит, Виктор приближался. Если бы раньше кто-то сказал ей, что можно чувствовать кожей – не поверила бы.

Но теперь, в поездке, Соня поворачивалась к Виктору, как подсолнух к солнцу. От волнения говорить, а тем более спорить или шутить с ним, она не могла. Просто сидела, набычившись, и смотрела в пол. Но, даже не глядя, она знала – где он и что делает. Когда же Грандов выходил из купе, девушке хотелось вскочить и ринуться за ним вслед. Но таких вольностей она себе не позволяла. Она даже не позволяла себе взглянуть на него повнимательнее. Виктор не должен заметить ее влюбленность. Не должен – это стыдно! И уж тем более нельзя влюбляться в хозяина, который нанял ее в качестве переводчика. Это вообще неприлично. Даже думать о мужчине до свадьбы – грех!

Да только о какой свадьбе вообще думать?! Виктор тоже ни разочка лишнего на Соню не взглянул. Даже когда Варвара осталась в Варшаве у очередных друзей, пообещав приехать попозже (Соне показалось, что храбрая Варя просто струсила и дала слабину – не осмелилась явиться в Париж к своей некогда отвергнутой любви), даже когда они тронулись в дальнейший путь вдвоем, не считая слуги, Виктор не стал более нежным.

Конечно, особого дискомфорта Соня не чувствовала. Да она вообще ничего уж не чувствовала – влюбленность заливала ее, как Нева столицу в наводнение. И не убежишь никуда, и спасения не предвидится. Соня даже не понимала, где они делают пересадку, где едут по почтовому тракту, где переходят в железнодорожный вагон. Прямого железнодорожного пути из Польши через Германию в Париж то ли не было, то ли он почему-то не подходил Виктору.

Но Соня мало, что осознавала. Вагон так вагон, карета так карета. Главное – Виктор рядом! Плохо было только по вечерам. Тогда Соня задерживалась около Виктора так долго, как только могла, тянула время, как умела. Ей все мечталось: вдруг он поцелует ее на сон грядущий?

Но мечта не сбывалась, хоть бедная девушка и лепетала что-то, из последних сил вспоминая каких-то знакомых, чтобы удержать разговор. Но разговор все равно кончался, и приходилось расходиться. На пороге сердечко Сони замирало, как в предсмертной лихорадке вздрагивало в последний раз, но…

Ничего не случалось. Грандов обычно уже сидел спиной к уходящей девушке. Иногда даже бубнил что-то, а то и грубил «на дорожку». И почему он так делал? Это же верх неприличия!

Соня выходила и бухалась на постель. Ей казалось, что она уже не живет. Она умирает и только с каждой поной встречей по утру воскресает снова.

Она видит Виктора, и жизнь начинается!

Но вечером – опять смерть…

И вот теперь в благословенном, праздничном, уже почти весеннем Париже Соня никак не может поверить, что ЭТО долгожданное чудо случилось…

– Я понял, что даже ни разу не поцеловал вас! – хрипло прошептал Грандов и снова коснулся губ девушки.

Соня прижалась к груди Виктора. И как только он понял, что она хотела сказать?! Вот стоять бы так всю жизнь, вдыхая любимый запах.

– Хорошо? – улыбаясь, прошептал Грандов.

Опять он, негодник, прочел ее мысли! Соня хотела сказать: «да!», но голос не повиновался, она только потрясла головой, еще сильнее зарываясь в плащ на груди Виктора. Господи как хорошо!..

И вдруг (откуда только голос взялся?), Соня вскричала:

– Да здравствует Париж!

Боже, ну что за идиотка?! Виктор решит, что она – умалишенная. И ведь такое с ней всегда. От сильного волнения Соня делает не то, что нужно, говорит не то, что положено. Однажды отец взял ее, еще маленькую, на чью-то свадьбу, так она сказала молодоженам:

– Доброй ночи!

Все гости захохотали в голос, переглядываясь и перемигиваясь. Одна Соня не поняла, что тут такого. Папа всегда целовал ее на ночь и говорил: «Доброй ночи!» Это же самые главные слова – слова любви.

А в другой раз Соня ухитрилась сказать на похоронах:

– С Новым годом!

И опять все заулыбались – только криво…

И вот теперь Виктор тоже засмеялся. Соня уже хотела вырваться из его рук и кинуться, куда глаза глядят. Только бы подальше от позора! И тут вдруг осознала – Виктор смеется радостно, счастливо. Он в восторге прижал девушку к себе и закружил.

И Соня вдруг очнулась. Они же целуются прямо на улице! В центре Парижа – рядом с модным магазином мадам Бреттин. Стыд-то какой! Сейчас соберется толпа. Начнутся крики, ругань, наставления.

Но ничего не начиналось. Несколько прохожих просто обошли их стороной. Да что же это за город такой, где можно целоваться прямо на улице, и никто не станет ругаться?!

И снова Виктор прочел ее мысли.

– Париж – город любви! – прошептал он. – Знаешь, как я переживал всю дорогу? Мне постоянно хотелось взять тебя за руку, обнять, прижать к сердцу. Когда ты уходила к себе, у меня в глазах темнело, чудилось: вдруг больше не увижу?

– И мне казалось, что я умираю до утра. Назавтра увижу тебя – и снова жизнь!

– Милая! – Виктор снова обнял девушку. – Все это читалось на твоем прелестном личике. Но я должен был себя сдерживать. Боялся: вдруг оскорбишься и вернешься ДОМОЙ.

– Значит, теперь ты целуешь меня потому, что уверен, что я уже не вернусь в Москву? – Лукаво засмеялась Соня.

– Мы оба вернемся, но прежде повидаемся с прабабушкой.

– Интересно, какая она?..

Виктор загадочно улыбнулся:

– Откуда мне знать? Я ее никогда не видел. Но вот что скажу: я хочу, чтобы ты была во всеоружии и понравилась ей. А что такое оружие женщин? Понятно же – платье, шляпка, туфельки модные. Поэтому я хочу, чтобы ты была одета не хуже самой импозантной парижанки. Понимаешь?

– Но я не могу принять такие дорогие вещи!

– Считай, что это экипировка. Мои служащие должны быть выше всех похвал. Пойми, Сонюшка, для меня ты в любом наряде – королева. И на мой взгляд, ты краше любой красавицы, но ведь бабуля увидит тебя не моими глазами, а своими. И ты должна ей понравиться.

Словом, они развернулись и отправились назад в модный магазин мадам Бреттин.

– Я говорил, что мы вернемся? – с порога подмигнул Виктор невероятно обрадовавшейся их возвращению мадам.

– Да ты так боек, что мне и переводить не приходится! – улыбнулась Соня.

– Твоя роль еще впереди. Пока я вспоминаю, что могу. А ты примерь скорее платья!

И тут же одни продавщицы кинулись приносить платья для примерки, другие начали резать бумагу, чтобы завернуть покупки. После небольшого препирательства Виктор даже уговорил подопечную взять платье наимоднейшего фасона «фру-фру» – с водопадом широких шелковых оборок, которые завораживающе шуршали при каждом движении. А вот от платья с рискованно модным турнюром Соня отказалась – виданное ли дело подшивать под юбку подушечки на уровне, пардон, собственного зада?! Для путешествия же к прабабушке девушка решила взять платье самого простого фасона, зато с модной шемизеткой – накидкой из светло-сиреневых кружев-блонд.

– Твоя родственница старенькая и не привыкла к новомодным нарядам, – объяснила Соня Грандову. – Простое платье с шемизеткой будет привычнее для ее взгляда, чем «фру-фру».

Мадам Бреттин удивлялась скромности русской девицы, но возразить не посмела. Богатые заказчики, которые платят не глядя, как этот русский господин, – редкость. Мадам даже вышла на крыльцо проводить покупателей.

– Пожалуйста, приходите еще, месье, мадемуазель! – бормотала Бреттин, заискивающе поглядывая на мужчину.

На Соню она обращала мало внимания – понимала, что слово девушки тут не указ, но льстила безбожно.

– У мадемуазель такая шикарная фигура, мои наряды словно на нее шиты!

Словом, из магазина Соня с Виктором вышли, увешанные свертками и провожаемые восторженным взором хозяйки.

И вот Соня уже битый час вертится перед зеркалом в своем номере отеля «Парадиз». И впрямь, платья как на нее шиты! А к платьям Виктор еще настоял купить и манто с удлиненным жакетом, который называли по имени графа Кардигана, и туфли с башмачками-«путешественниками» на маленьких застежках. Виктор даже отослал мерки Сони в корсетную мастерскую и магазин нижнего белья. Туда идти девушка наотрез отказалась. Вспыхнула, зарделась, как маков цвет, но не пошла.

Виктор тоже не счел возможным покупать ей белье сам. Сказывались московские обычаи – белье для мужчины – табу. Конечно, в веселом городе Париже никого не смутишь клиентом, который выбирает для своей пассии хоть корсет, хоть игривые панталончики. Но Виктор воспитывался не в Париже. Да и Соня не была его любовницей. Так что сообща решили, что в корсетную мастерскую и дамский магазин пошлют служанку из отеля с мерками. Пусть все принесет Соне.

Вскоре раздался частый стук в дверь.

– Мадемуазель, ваши покупки!

Горничная Жизель, запыхавшаяся и восторженная, вывалила на стол целую кипу белоснежных свертков, радостно щебеча:

– Корсет длинный и корсетка мягкая из мастерской мадам Шемиз. А это – лучшее белье, мадемуазель, – прямо из лавки месье Дриго.

– Белье продает мужчина? – удивилась Соня.

– Конечно, мадемуазель Софи! Мужчина может точнее подсказать даме, что ей идет, а что нет. Женщина всегда обманет – позавидует чужой красоте. А мужчина точно присоветует, что скрыть и что утянуть следует!

Соня вздохнула – как многому еще нужно учиться для парижской жизни. Да если бы она, Соня, зашла в магазин, где панталоны предлагает мужчина, с ней бы, наверное, удар случился…

– Ах, смотрите, мадемуазель Софи, какой цвет – кипельный! А сколько кружева – просто пена воздушная! – Горничная вынула из упаковки белые панталоны и поднесла их Соне. – Смотрите – здесь разрез для шагу, а тут – бантики. Последний писк, нигде таких не найдете, мадемуазель Софи, только у месье Дриго!

Жизель быстро начала распаковывать и другие свертки. У Сони зарябило в глазах. Такого количества кружев, бантиков, блондов, кисейных рюшечек она сто лет не видывала. Неужели парижанки носят такую красоту?! Да ведь такое и одеть страшно!

– Сколько же все это стоит? – прошептала девушка, хотя уже и сама понимала, что расстаться с таким волшебством ей будет не под силу.

Теперь становится понятно, отчего Париж – город любви! Да от одного вида всех этих кружавчиков и бантиков, голова кругом идет. Попробовали бы парижане впасть в искушение при виде наших панталон до колен цвета «немаркий беж» или «синий домашний»!..

– А про цену я не должна вам говорить! – засмеялась Жизель. – Месье Грандов, – девушка произнесла фамилию на французский лад с ударением на последний слог, – сказал, что счета он оплатит сам. И не надо вздыхать, мадемуазель Софи! – назидательно произнесла бойкая горничная. – Да если бы по моим счетам платил сам Квазимодо, а не такой красавец, как ваш месье Виктор, – имя тоже было произнесено с ударением на последний слог, – я бы не вздыхала, а пела от счастья. Но, увы, канцлеры не для такой бедной гризетки!..

– Неужели у вас нет поклонников? – удивилась Соня. – Вы такая красавица, Жизель. Мужчины должны падать к вашим ногам!

– Ах, мадемуазель, красота часто отпугивает. Простые юноши думают, что я для них слишком хороша, а богатые господа, что у меня уже есть покровитель. Но я, увы, одна…

– Мне жаль, – вздохнула Соня. – Вы такая жизнерадостная!

– Да, мадемуазель, я никогда не унываю. К чему? Слезами горю не поможешь. Надо просто ходить в те места, где бывают молодые господа. Вот недавно я была в модном кафе.

– Сама? – ахнула Соня и осеклась: ах да – в Париже это можно!

– Да у нас не так, как на вашей заснеженной родине. Как называется ваш город – Москва?

Соня кивнула.

– Я слышала о нем от одного месье литератора. Как раз его я встретила в кафе. Мы мило поболтали, но не более. Бедняга не способен на флирт. У него несчастная любовь. Какая-то глупая русская мадемуазель бросила его, потому что он пишет стихи. Разве у вас в Москве не пишут стихи?

– Конечно, пишут! – засмеялась Соня и вдруг ее смех оборвался.

Она в растерянности взглянула на Жизель.

– Как звали того поэта?

– Месье Гастон Леду. Но только теперь он не поэт. Бросил писать стихи от расстройства. Ах, что творит любовь! – Горничная закатила глаза. – Теперь месье Леду пишет либретто для модных оперетт. Это хороший заработок. И что вашей русской мадемуазель не хватало? Да я бы за такого зубами держалась. Красив, талантлив, кредитоспособен. Чего ж еще?!

Соня схватила болтушку за рукав:

– Подождите, Жизель! Как зовут этого поэта?

– Гастон Леду, мадемуазель.

Соня ахнула: именно так звали того поэта, о котором с отчаянием вспоминала Варвара!

– Вы знаете, где он живет, Жизель?

Горничная закатила глаза:

– Откуда же мне знать, мадемуазель? Я не какая-нибудь, я – честная девушка. Я не набиваюсь к мужчинам! Месье Гастон просто сказал мне пару комплиментов, и нее. Так принято в Париже. А потом мы разошлись каждый в свою сторону. Но если он вам нужен, вы можете найти его в театре «Варьете» на Монмартре.

У Сони дыхание оборвалось. Да ведь про этот театр говорила гадалка мадам Ле Бон во сне. Театр «Варьете»!

– Этот театр стоит по левой стороне бульвара, и у него два ряда белых колонн?

– Конечно! Это самый модный театр в Париже. Когда была Всемирная выставка, туда приезжали даже короли и принцы со всего мира.

– И этот театр ставит оперетты на либретто Гастона Леду?

– Конечно, мадемуазель Софи, имя Гастона там на многих афишах! Но зачем он вам?

– Дело в том, что та русская мадемуазель, о которой он грустит, – моя подруга, и она скоро приедет в Париж.

– Повезло же Гастону! – всплеснула руками Жизель. – Любовь, побеждающая преграды и расстояние, – чистый роман! Ну всем везет, кроме меня, бедной девушки!..

И Жизель, шмыгнув носом, выскочила из номера Сони.

18

ВЕЧЕР В РАЮ

Париж, февраль 1876

Вечер того же дня

Соня плюхнулась на витой стульчик времен рококо. Ну и дела! Гастон все еще любит Варвару. Значит, как только она приедет, нужно помочь им встретиться. Или начать действовать, пока Варя в пути? Рассказать Гастону, что Варвара о нем грустит-вздыхает, объяснить: в том, что они разошлись, виновато незнание языка. Но теперь-то Соня в Париже, она переведет!

Господи, ну что за благословенный город, этот Париж! Виктор наконец-то поцеловал Соню и хочет, чтобы она понравилась его прабабушке. Ах, зачем? Неужели хочет сделать Соне предложение? А без прабабушки, конечно, нельзя. Ведь она – его единственная родственница. Иначе зачем бы он стал покупать Соне наряды да еще и оплачивать белье?..

Ах, какая красота! Соня вынула розовый пояс – кружевной со вставками ручной вышивки, с розами. Ах, роза – цветок любви. Недаром его так любила маркиза Помпадур. Она даже создала собственный сорт фарфора и назвала его «„Rose Pompadour“, потому что он был окрашен в любимый ею розовый цвет.

Соня всплеснула руками – вот про кого она забыла! Сейчас самый удобный момент. Варвара со своими служанками-охранницами осталась в Варшаве. Виктор думает, что Соня любуется бельем и часа на два оставит ее в покое. Самое время прочитать оставшиеся страницы записок Помпадур.

Девушка повернула ключ в замке. Прислуга отеля постучит. Если что, пусть постучит и Виктор. Соня достала старую шляпную картонку с коричневыми розами по бокам. Когда-то эта шляпка казалась ей верхом изящества. Но сейчас, когда она видела витрины шляпных магазинов Парижа!.. Завтра утром они с Виктором пойдут туда.

А потом поедут в Версаль к бабушке, вернее прабабушке. Но это завтра. Сейчас – записки Помпадур!

Вот эти четыре листа Соня уже читала. А вот эти два еще предстоит проштудировать. Вдруг на что-то наткнется!

Сначала девушка вынула один лист, а все остальное запихнула обратно. Если кто и войдет, один лист можно спрятать в лиф платья.

Письмо было помечено:

«Версаль, май 1749».


«Сегодня я счастлива. Кажется, все обычно. Но…

Вокруг цветет поздняя весна. Птицы щебечут на деревьях парка, струи фонтанов переливаются на солнце, словно радуга, цветы на клумбах благоухают и днем, и ночью. Версаль полон ароматами тайн и страсти. И так хочется этой нежной страсти!..

Мой Людовик вдруг разленился. Забросил все дела и королевские приемы. Все время проводит в моих покоях, нежится на розовых простынях, даже просит подавать ему кофе прямо в постель. Вчера вечером повел меня гулять. Мы шли под ручку, как почтенная семейная пара. Зашли в павильон «Парадиз», что значит – «Рай». Ах, если бы мы, действительно, могли стать простой парой, это был бы истинный раина земле!..

Май – месяц свадеб… Простые крестьянки и горожанки выходят замуж. Но я, увы, лишена этой возможности! Правда, если душа живет вечно, может, и мы когда-нибудь поженимся в мае…

Ах, если бы так! Ни один мужчина не мог бы столь страстно целовать меня. На лоне страсти Луи – богатырь. Он подхватывает меня, как пушинку, переворачивая вверх и вниз. Я и ахнуть не успеваю. В секунду Луи может зацеловать меня до смерти. Он находит такие потаенные местечки на моем теле, о которых я и не подозревала сама. Порой он набрасывается на меня, словно зверь, – дикий и вечно жаждущий. Иногда целыми днями я думаю: как же мне его утолить? Я выдумываю новые позы и положения, которые ночью мы воплощаем в жизнь. И тогда Луи шепчет мне в порыве страсти:

– Ах, милая, с тобой я в раю!..»


Соня вздрогнула, лицо ее заалело. Нехорошо читать такие записки! Она словно подслушала под дверью слова страсти, не ей предназначенные. Рай – по-французски парадиз. Вот и Соня теперь живет в отеле «Парадиз»…

Тихий стук оторвал Соню от размышлений. Виктор! Не видя, не слыша, она знает, что это – Он. Чувствует всем сердцем, всей душой и даже кожей.

– Ты не спишь, милая?

Как странно: Виктор называет ее так же, как король называл Помпадур. Соня вскочила и, запихнув бумагу за вырез лифа, кинулась отпирать дверь.

– Отчего ты заперлась? Что-то случилось?

– Нет, просто эта болтливая горничная… Мне показалось, она так восхитилась принесенными покупками, что готова подглядывать…

Конечно, врать не хорошо, но и рассказывать про записки маркизы Соня не может.

– Я пришел пожелать тебе доброй ночи! – Голос Грандова звучал глухо и выжидательно. – Ты ведь этого хотела?

– Да!..

– А еще что ты хотела? О чем мечтала перед сном?

Соня закрыла глаза. Перед ней встала сцена, которую она только что прочла в записках маркизы. Бред! Стыд! Или – безоглядная страсть? Любовь… Или просто вожделение?

Ах, если бы писал кто другой, Соня бы сказала – стыдно. Но это писала женщина, безоглядно любящая своего мужчину. И все было прекрасно.

Любовь не знает стыда – прочла Соня где-то. Да, если это любовь!..

– Так о чем ты мечтала? – Виктор погладил девушку по голове, как маленькую. – Какие образы бродили в твоей прелестной головке? Расскажи, мы помечтаем вместе!

– Я думала о маркизе Помпадур! – вдруг выпалила Соня. – О том, как она пошла на все ради своей любви. Даже на грех…

– Она была всем известная греховодница… Но при чем тут она? Это мы с тобой, Сонюшка! Это наша жизнь. Наши мечты. Ты ведь мечтала, чтобы я поцеловал тебя перед сном?

И Виктор, приподняв голову девушки, прижался жаркими губами к ее губам. Соня вздрогнула – это было совсем не так мягко и нежно, как на улице. Теперь, когда они были одни в теплой комнате, где стояла кровать, все стало совсем по-иному. Соня дернулась и отстранилась.

– Я сделал тебе больно? – прошептал Виктор. – Прости меня, я не хотел. Я столько времени сдерживал себя. Ты такая нежная, обворожительная, притягательная. Я не могу от тебя оторваться.

Глаза Виктора обрели какой-то завораживающий блеск, словно ему и больно, и приятно одновременно. Соня смотрела в них и не могла оторваться. Глаза звали и манили куда-то – в страну мечты, любви и грез. Соня протянула руку и коснулась щеки Виктора – щека пылала. Пылал и весь он. Девушка очертила пальчиками его брови, ресницы, неприличной для мужчины длины, губы, искривленные то ли от боли, то ли просящие о помощи.

Виктор перехватил ее руку и стал целовать – ладошку, запястье, локоток. Его страстные поцелуи поднялись к плечу и перешли на шею. Соня закинула голову и закрыла глаза. Было так приятно, так волнующе, словно девушка качалась на волнах в кольце сильных рук. И совсем не страшно!

Но вот губы Виктора спустились к груди. Соня вздрогнула и инстинктивно оттолкнула возлюбленного. Боже, там ведь был лист из записок Помпадур!

Виктор понял по-своему.

– Сонечка! – прошептал он. – Прогони меня, пока мы не зашли слишком далеко… Я теряю голову. Но лучше разреши остаться, тогда мы потеряем рассудок вместе…

Девушка прижала руку к груди. Листок зашуршал. Счастье, что тяжело дышавший Виктор не услышал этого. Глаза его расширились, и он прошептал:

– Давай бросим все и уедем! Купим замок в провинции, денег у меня хватит. Ах, солнышко, ты только будь рядом, не гони меня!..

Ну кто же может прогнать волшебника, который дарит чудесные замки? Как же она может прогнать, коли без него ей не жить?

А Виктор уже шептал дальше – лихорадочно и странно:

– Уедем подальше, туда, где нас никто не знает! Где нас никто не найдет!

Соня удивленно посмотрела на возлюбленного. А кто их знает здесь и кто станет искать? Они же не в Москве, а в Париже. Хоть и город праздника, а не родной.

– Мы же приехали к бабушке? – прошептала она.

– Эта старая ведьма! – Виктор стиснул голову руками. – Да уж, лучше встретиться сейчас! Все равно потом найдет…

Виктор отстранил Соню. Вздохнул поглубже и проговорил чужим голосом:

– Ложись спать, милая! Утро вечера мудренее. Завтра день сложный – поедем к прабабушке. – И он вышел из комнаты.

Соня осталась в недоумении. Что же это? Что за странный визит?! То любовь страстная, а вспомнит о родственнице – сразу холод ледяной?! Не иначе как Виктор ожидает от бабули большого наследства, вот и трепещет, не зная, понравится ли капризной особе. А уж в старости все капризные. Значит, надо ей понравиться, как хочет Виктор. Произвести приятное впечатление, вот и будет Парадиз, то есть рай на земле.

Правда, для истинного рая не хватает еще одного обстоятельства – дочитать записки Помпадур. Но сил нет. Мысли в голове путаются. Одни страстные слова Виктора на уме:

«Солнышко! Милая! Я пришел пожелать тебе доброй ночи. Я теряю голову!»

А может быть, завтра он скажет: доброе утро…

Тогда уже ничего в жизни не будет страшно! Наплевать на негодяев, которые ищут свои сокровища, обдирая обои в квартире, на Копалкиных, готовых унизить «учительку», на грабителей, отнявших мамино колечко. Все не важно, если Виктор перед сном будет говорить «доброй ночи», а проснувшись – «доброе утро». И не придется умирать по ночам – ведь утро точно будет добрым.

Вот это и есть рай на земле – место, где говорятся такие слова. И Бог с ними, с тайнами и записками!..

19

ТЕАТР «ВАРЬЕТЕ»

Париж, февраль 1876

Соня ликовала: сбылась и утренняя мечта. Виктор, одетый в дорогой плащ от самого модного в Париже портного, месье Жако, встретил Соню на пороге ее комнаты со словами:

– Доброе утро!

Окинул девушку влюбленным взором:

– Как тебе идут все эти парижские штучки! – Улыбнулся: – Вот только шляпка не та, но мы это исправим. Сейчас же сменим московский «горшок» на творение парижских модисток.

И точно – купили четыре шляпки. Одну теплую с муаровыми лентами под подбородком в тон к новой мантилье, надетой на Соне, вторую – весеннюю с искусственными цветами, третью – парадную с перьями, четвертую… Вот ее можно было бы и не брать. Она летняя – из светлой итальянской соломки. Но Виктор, как увидел в ней Соню, тут же приказал:

– Берем!

Соня и ресницами взмахнуть не успела, как три покупки были упакованы в разноцветные шляпные картонки, завязаны плотными лентами и вручены лакею, который тут же отнес их в фиакр. Четвертая покупка – теплая шляпка, типа капора, перекочевала на головку Сони. Московский же «горшок» полетел в мусорную корзину.

Когда поехали в отель, Соня попросила:

– Проедем по бульварам! Хочется взглянуть на знаменитый Монмартр!

Фиакр развернулся и резво полетел в квартал, еще полвека назад бывший городской окраиной с нелепой горой и кучей грязи по берегам многочисленных ручейков. Теперь гору сравняли, ручейки засыпали. На освободившемся пространстве появились бульвары, на которых как грибы после дождя возникли многочисленные кафе, театры, магазины, лавочки. И вот вам – новый модный квартал, воспетый парижскими поэтами и художниками.

Но Соню интересовал старейший театр Монмартра «Варьете». Она вылетела из фиакра и понеслась к кассе. Но дверь закрыта, на театральных щитах даже нет афиш.

– Неужели театр закрыт?

Соня повернулась к Виктору. Тот тоже уже вышел из фиакра и поманил девушку к служебному входу:

– Сейчас узнаем!

Швейцар встретил их на пороге и склонился в подобострастном поклоне перед модно одетыми посетителями:

– Прошу прощения, но театр закрыт!

– Тебе перевести? – шепотом спросила Соня Грандова.

– Я понял! – ответил тот.

Десятифранковая бумажка перекочевала из рук Виктора в пальцы швейцара, и страж порядка проговорил:

– Но вы можете встретиться с директором месье Гиро. Пожалуйте за мной!

– Переводить? – снова прошептала Соня.

– Я пока понимаю! – отрезал Грандов.

Девушка фыркнула на такую грубость: ну и пусть говорит сам, как умеет.

А швейцар уже вел их по коридору к двери, обитой темной кожей.

Директор встретил нежданных посетителей сидя за столом – демонстрировал свою занятость. Соня толкнула Грандова под локоть:

– Что говорить?

– Я сам! – снова ответил Виктор и вполне бойко заговорил о том, что, приехав из России, он намерен обосноваться на сезон в Париже и снять постоянную ложу.

Директор выскочил из-за стола. Он затряс руку Грандова, рассыпался в комплиментах русским гостям.

– Ах, милейший месье Грандов! – Фамилия снова зазвучала на французский лад. – Сейчас театру необходимы такие спасители! Мы переживаем трудные времена. Премьера, на которую было возложено столько надежд, провалилась!

Соня посмотрела на Грандова:

– Переводить?

– Я понял: его премьера провалилась! – прошипел Виктор.

Соня уже почти озлилась: если он владеет языком, зачем брал переводчицу?!

А месье Гиро все тараторил:

– Представляете, провалилась оперетта, с прекрасной музыкой по пьесе лучшего драматурга – Гастона Леду…

– Вот о нем и речь! – встряла Соня. – Я очень хочу с ним встретиться!

– Ты знаешь этого Леду? – удивился Грандов.

– Нет… – смутилась Соня. – Но я…

– Да где ты могла с ним встретиться? – Голос Грандова зазвучал уже вполне подозрительно.

И в самом деле, девушка всего-то два дня в Париже, а уже бежит на встречу с незнакомым мужчиной!..

– Зачем он тебе?!

– Я просто…

Мишель Гиро пришел на помощь растерянной мадемуазель. Опытный директор всегда чувствует, когда между клиентами готова начаться ссора. А сейчас ссора ни к чему! А ну как поссорятся и решат не брать ложу?..

– Мадемуазель хотела выразить автору свое восхищение? Это обычное дело для такого таланта, как месье Леду. Но сейчас с ним сложно увидеться – он пишет новую пьесу, – вкрадчиво проговорил директор. – Но я могу передать ему записку. – И Гиро успокаивающе улыбнулся Грандову. – Сейчас в Париже приняты такие записки. Весь бомонд пишет Гастону Леду. Вот, прошу – перо, бумага! Пожалуйста, на мое место. А мы пока сходим в кассу и оформим договор на ложу!

Неизвестно, понял ли Грандов хитрую речь предприимчивого директора, но тот, не давая русскому опомнится, потащил его за собой.

Соня присела за стол. Что можно написать незнакомому человеку? Но ведь надо что-то обязательно сделать! Варвара, бойкая во всем, вдруг проявила нерешительность. Почему она не поехала в Париж, ведь сама предложила сопровождать их с Виктором? Соня видела только одну причину: Варя испугалась новой встречи с Гастоном. Но ведь она страдает! Какая боль звучала в ее словах, когда она почти кричала, что загубила свою любовь. Но ведь и горничная Жизель говорила, что месье Леду до сих пор помнит «русскую мадемуазель». И если он даже не клюнул на красавицу горничную, значит, его душа все еще грустит о Варе.

Нет, решено! Если даже Варвара не решится приехать в Париж, Соня должна уговорить месье Леду поехать в Москву. Они могли бы поехать все вместе, когда Соня с Виктором будут возвращаться на родину.

Девушка подумала и написала:


«Месье Леду! Мы не знакомы, по я слышала о Вас от моей подруги Варвары Ковалевой. Я прибыла в Париж недавно и остановилась в отеле „Парадиз“. Сегодня я уезжаю в Версаль, но скоро вернусь. Если Вас не затруднит, пожалуйста, найдите меня. Я очень хотела бы поговорить с Вами о Варе. Она часто вспоминает вас. Остаюсь преданная Вам Софья Ленорова, (по-французски моя фамилия звучит Ленотр)».


В эту минуту вернулись Виктор с месье Гиро – оба довольные друг другом. Начали прощаться. Мишель Гиро склонился над ручкой Сони:

– До встречи мадемуазель! Простите, не имею честь знать ваше имя.

– Софи Ленотр, – на французский манер представилась девушка.

– О! – глаза директора удивленно округлились. – Вы не из рода великого садового архитектора Ленотра?

– Я? – Соня подняла на директора изумленные глаза. – Не знаю… Мой прадедушка когда-то приехал из Парижа в Россию. Теперь мы живем в Москве.

– Ах, Боже мой! – Директор воздел руки к небу. – Мне в последнее время так везет на старинные фамилии! – Лицо Мишеля Гиро горестно скривилось. – Та оперетта, что провалилась, была написана представительницей старинной фамилии.

– Кем же? – осведомился Виктор, видно, он все-таки понимал разговор.

– Вы не поверите, месье, я не знаю! Композиторша сохранила тайну. Никто не знает ее имени. Она попросила называть себя просто Несравненной. Но с ней в наш театр пришли беды!

Директор снова воздел руки к небу и упал на стул.

Виктор не стал выслушивать далее горестные вопли и, подхватив Соню под руку, потащил к выходу.

Соня шла, как загипнотизированная. Слова директора поразили ее. Несравненная – так звали саму маркизу де Помпадур. Но та давно мертва. Отчего живая дама взяла вдруг себе такой странный и говорящий псевдоним?!

И… Соня снова вспомнила свой странный сон. Мадам Ле Бон, гадавшая Помпадур, говорила в том сне, что хочет встретиться с Соней. И даже место назначила – вот этот самый театр «Варьете». Да что же все это значит?! У Сони голова кругом идет. А тут еще Виктор яростно и ревниво шипит:

– Зачем тебе понадобился этот писака?

– Я просто хотела… – начала Соня и осеклась.

Прямо напротив служебного входа остановилась карета. Дверца открылась. К ней подошла женщина. Повернулась к Соне. Улыбнулась приветливо и радостно помахала рукой.

У Сони ноги подкосились.

Это была мадам Ле Бон – такая, какой она виделась девушке в странных снах. И она поприветствовала девушку так, словно говорила: «Ну наконец-то я тебя дождалась! Молодец, что приехала!»

– Кто это? – прошептала Соня.

Швейцар тут же услужливо подсказал:

– Это мадам Лебоне. Она – смотрительница музея Версальского дворца. Она часто бывает в нашем театре.

Виктор, осуждающе покачав головой, потащил Соню к фиакру.

– Да что с тобой?! – шипел он. – То мужчиной интересуешься, то дамой! А говорила, знакомых в Париже не имеешь! И почему директор вспомнил о Помпадур и Ленотре?! Они-то здесь при чем?

Соня молчала. До нее только сейчас дошло: ведь это может оказаться правдой. Ленорова может быть из рода тех самых Ленотров. И тогда великий архитектор, создатель знаменитого Версальского парка, действительно может быть ее предком. Но что это дает? Конечно, Ленотр мог знать множество тайн, но ведь он жил за сто лет до маркизы Помпадур, а значит, его тайны ничем с записками маркизы не связаны. И при чем тут таинственная Несравненная – она-то откуда взялась?!

Надо во что бы то ни стало поговорить еще раз с директором. Должен же он хоть что-то знать о женщине, которая в наше время называется как легендарная Помпадур. Или поговорить с Гастоном Леду? Ведь месье Гиро сказал, что оперетта, сочиненная этой Несравненной, была по пьесе Леду.

Но в первую очередь надо пойти в музей Версаля – там же работает мадам Лебоне. Соня вздрогнула, как от удара: вспомнились слова мадам Ле Бон из сна: «Не забудь, я сменила фамилию!» Конечно лее! Лебоне – это Ле Бон, только без аристократической приставки «Ле» – она после революций не в моде…

Голос Виктора вырвал девушку из транса:

– Соня, милая! Да что е тобой?! Ты слышишь меня?

Оказывается, они уже едут к отелю. Соня сидит в фиакре, а Виктор, забыв про свою ревность, испуганно прижимает дрожащую девушку к себе.

– Ты не заболела? Тогда отложим поездку!

– Ах нет, поедем. Бабушке, наверное, и так тяжело ждать! – Соня укрылась на груди Виктора и прошептала: – Я искала месье Леду не потому, что он нужен мне. Я его в глаза не видела. А вот твоя Варвара с ним знакома и до сих пор его помнит. Она рассказывала о нем, и мне показалось… – Соня вздохнула. – Ты не станешь сердиться на нее? Она, кажется, влюблена в месье Леду и страдает в разлуке. Вот я и хотела с ним поговорить. А хочешь, поговори сам!

– О чем? – не понял Виктор.

– О том, что они несчастны друг без друга. Пусть встретятся еще раз. Если Варя постеснялась приехать в Париж, пусть месье Леду поедет с нами в Москву!

– А я-то никак не мог понять, чего это сестра осела в Варшаве! – протянул Виктор. – Вроде там у нас нет близких друзей, так, приятели. А она, оказывается, струсила. Бывает же такое! Я-то думал, Варя из камня…

– Нет, она очень переживает.

– Но ты-то, милая моя, какова – хлопотунья-заступница! Вот уж не думал, что за Варвару, как за себя(хлопотать станешь. Сердечко мое доброе!..

И растроганный Виктор снова обнял девушку.

Соня чуть не всхлипнула. Как хочется рассказать: о снах, о гадалке, о странной встрече наяву! Но тогда придется рассказать и о записках маркизы, о строке про четвертую ступеньку тайной лестницы. Но ведь нельзя! Папенька просил никому не сказывать…

* * *

Застежка саквояжа наконец-то поддалась, и Соня начала лихорадочно рыться среди своих нехитрых вещей. Она точно помнила, что взяла с собой старый ридикюль, который всегда лежал на ее московском прикроватном столике. Где же он? Вот так всегда – что нужно, никогда не найдешь!

Ах, вот он! Девушка вытащила находку. В нем две очень нужные вещи. Во-первых, дедово кольцо, полученное из ломбарда. Во-вторых, потайной карманчик, который можно прикрепить к нижней юбке с помощью простой английской булавки. Наверное, в цивилизованных странах Европы никто и не подозревает о таком «изобретении». Но для русской жизни это спасение. Именно в такой мешочек, специально сшитый из плотной, непромокаемой ткани, старая няня клала «деньги про запас», когда ходила на рынок.

«Рубль – в кошелек, а трешку – в потайной карман» – так учила няня маленькую Соню.

«Нельзя выходить из дому без трешки, вдруг городовой в участок потащит, чем откупиться? Но и в простом кармане большие деньги держать нельзя – вмиг украдут».

Конечно, у Сони в Москве лишней трешки никогда не было, значит, и прятать нечего, но теперь кармашек пригодится. Девушка положила в него дедово колечко с двумя змейками, те франки, которые она обменяла на рубли по приезде в Париж, – вдруг пригодятся. Как учила няня – без денег из дому выходить нельзя, тем более ехать куда-то.

Подумав, Соня достала свою заветную шляпную картонку с коричневыми розами. Надо прочесть последнюю страницу записок Помпадур до отъезда. Девушка быстро просматривала листы – этот она уже штудировала, и этот, и этот тоже. Где же последний лист? Ах, вот он – большого формата, исписанный крошечным убористым почерком с обеих сторон. Что-то о незаконных детях короля Людовика XV. И как только Помпадур не надоедало столько писать? И ведь это еще только черновики, которые она выбросила, а где-то остались беловики. Или не остались? Скорее всего, беловики не сохранились, поэтому и охотятся за черновиками. Но какой же бисерный почерк!

– Соня! Пора ехать! – послышался за дверью голос Виктора, а потом и стук. – Ты почему заперлась? С тобой все в порядке?

Девушка вскочила. Ну что же он так беспокоится?

– Я сейчас открою! – крикнула она.

Молнией метнулась к шляпной картонке, запихала туда записки, саму картонку засунула в саквояж к другим шляпкам. Последний лист смяла со стола и засунула в потайной карман. Потом кинулась к двери, отперла замок.

Виктор вошел, оглядываясь по сторонам, как будто Соня могла кого-то прятать в номере:

– Ты готова?

– Сейчас! – Соня метнулась за ширму. Оттуда крикнула: – Я одевалась. Сейчас!

За ширмой девушка ловко завернула подол нарядного платья и приколола потайной карман к нижней юбке. Выскочила, улыбаясь:

– Я готова!

Они быстро спустились по лестнице. У входа стоял дежурный. Виктор протянул ему свой ключ, Соня – свой и спросила Виктора:

– Мне что-то перевести дежурному?

– Я сам! – пробасил Грандов и повернулся к конторке. – Мы вернемся завтра к вечеру. На ночь останемся в Версале. Надеюсь, там есть приличная гостиница?

– Да, месье. Могу порекомендовать «Корону».

– Отлично! – Виктор натянул перчатки. – Надеюсь, вы помните, что я зарезервировал наши номера на неограниченное время?

– Конечно, месье! Ваши номера – за вами.

– И еще! – вспомнил Виктор. – Ко мне может приехать сестра – Варвара Ковалева. На первое время откройте для Нее мой номер. Потом разберемся.

– Да, месье! – Дежурный записал имя Вари. – Не извольте беспокоиться. Все будет, как пожелает месье!

– Надеюсь! – хмыкнул Виктор и повел Соню к выходу.

– Ты отлично обходишься без переводчика! – заметила Соня.

– Ну уж нет! – криво усмехнувшись, проговорил Грандов. – Теперь я без тебя точно не обойдусь: впереди – прабабушка!

На улице уже ждала крытая карета на рессорах. Добираться в Версаль предстояло со всеми удобствами.

20

ВСТРЕЧА С ПРАБАБУШКОЙ

Версаль, февраль 1876

Тот же день

Ехали скоро. Соня глазела по сторонам. Виктор молчал. О чем думал? Девушка оторвалась от окна и повернулась к спутнику. Что-то было не так – она это чувствовала. И вдруг поняла – Виктор нервничает! Конечно, не подает вида, но Соня-то научилась не видеть, а чувствовать своего возлюбленного. И вот теперь она чувствовала не свою – его тревогу!

– Все будет хорошо! – Она робко погладила Виктора по плечу.

Грандов очнулся от своих тревожных дум:

– Соня, чтобы ты ни услышала от моей прабабушки, знай только одно – я полюбил тебя!

Девушка вздрогнула и прижала руки к груди: какое странное признание! Не так – буднично, посреди дороги в наемной карете – она мечтала услышать эти заветные слова!

– Ничему не верь! – продолжал Грандов. – Верь только в то, что я люблю тебя!

Соня вздохнула в изумлении:

– Почему ты говоришь таким тоном? Думаешь, бабушка станет говорить о тебе плохо? Я даю слово, что не поверю! И почему ты так говоришь о… – голосок Сони сорвался, – о том, что любишь меня?..

– Я не знаю, что ждет нас в доме старухи! – жестко произнес Грандов. – Я взял тебя в качестве переводчицы, но я тебя обманул!

У Сони в изумлении даже рот раскрылся. Да как же она не поняла, что Виктор спокойно говорит со всеми по-французски – и с продавцами, и с дежурным отеля? Да что же это? Видно, от своей любви совсем потеряла разум!

Да ведь еще в театре «Варьете» Соня должна была понять, что Виктор не нуждается в услугах переводчицы. Он же уходил с директором и как-то общался с кассиром, даже заполнял договор на абонемент в ложу!

– И какие еще неожиданности ждут меня? – вскричала Соня.

– Я и сам пока не разобрался, – отрезал Виктор. – Держись всегда рядом со мной. И не давай старухе разрушить… – Виктор втянул воздух, словно боялся не выговорить: – Нашу любовь…

– А у нас любовь? – буркнула Соня.

– Я думаю, да!

Виктор осторожно положил руку на плечо девушки, но та отстранилась.

Ох, недаром еще в Москве сердце Сони чувствовало: «лишком странное предложение – поехать в Париж, посмотреть Версаль. Уж больно смахивало на сказку. А сказки в жизни глупостью оборачиваются. Вот и Соня сглупила – потащилась невесть куда непонятно зачем. А все неуемное любопытство – тайны маркизовы. Все гордость: никто не разгадал, а вдруг я сумею?

Ах нет! Соня откинулась на спинку кареты. Зачем лгать самой себе? Не из-за тайн Помпадур она решилась на поездку, а во-первых, потому, что сильно испугалась московских безобразий и нападений, а во-вторых…

Вот это «во-вторых» и было главным. Соня хотела быть с Виктором. И не важно где. Позвал бы он ее на Дальний Восток, она и туда бы поехала. Сколько раз мечтала она, что он взглянет на нее ласково, скажет нежные слова, признается в любви. И вот вам – признался!..

И что прикажете делать с его признанием?! Получается, он все это время обманывал ее. Какая же тут любовь?

Впрочем, Людовик XV обманывал Помпадур с каждой встречной девицей. Но маркиза не переставала любить. А как же поступить Соне? Сказать: поворачивайте лошадей, я вернусь в Париж, а оттуда в Москву? Но один вопрос все равно останется без ответа…

– Почему же ты повез меня в Версаль, да еще обманом? – срывающимся шепотом выдохнула девушка.

Виктор опустил глаза:

– Прабабушка попросила привезти именно тебя!

– Меня?! Почему меня?

– Не знаю точно, но подозреваю. Раз твоя семья приехала в Россию из Франции, значит, бывшая придворная дама могла знать кого-то из них. И что-то ей от них понадобилось. А раз твоих родных уже нет, значит, понадобилась ты.

Соня похолодела. Неужели прабабушка знает про записки Помпадур? Нет, это вряд ли…

– Виктор, а как ее фамилия?

– Гранде. Да и мои предки, были Гранде, фамилию, как и твои, поменяли в России.

Гранде… Что-то знакомое или похожее… Где Соня могла слышать эту фамилию? В записках маркизы такой не встречалось, да и не могла старушка жить во времена Помпадур. Хоть и прабабушка, но ей же не может быть сто тридцать лет. Столько и самые старые долгожители не живут. Или все-таки живут?..

– Подъезжаем! – крикнул возница. – Версаль!

И он указал кнутом куда-то.

Тяжелая серая глыба надвигалась на путешественников. Соня высунулась из кареты. Это же деревья – тот самый парк, что разбил Ленотр. Сейчас деревья еще голые, оттого и кажутся серой пеленой. Но по мере того как карета подъезжала все ближе и ближе, за ветвями деревьев стали проскальзывать стены различных светло-желтых построек.

– Мы объедем Версальский дворец! – крикнул возница. – Хоть он сейчас и закрыт, но все равно к нему нельзя приближаться – приказ короля.

Он так буднично произнес «приказ короля», что Соне вдруг показалось, что не было никаких революций, а король Франции все еще живет в Версале. И маркиза де Помпадур в Версале сидит в своих комнатах, смотрит на парк. И как только в парке лопнут почки на деревьях, король и маркиза выйдут погулять.

Девушка тряхнула головой: да что это она опять впадает в какой-то транс. И короли, и маркизы, и весь двор давно вымер. Теперь в Версале – музей старого быта, как принято говорить. А ей, Соне, предстоит встретиться с загадочной прабабушкой Виктора. Интересно, она тоже примется обманывать Соню? Наверное, это у них семейное…

И что делать Соне? Спасаться бегством?

Девушка взглянула на Виктора. Тот сидел, сцепив пальцы. И пальцы его дрожали. Он волновался. И Соня вдруг поняла: самое страшное, когда твой любимый чего-то боится. Значит, надо разделить его страх, тогда он станет меньше. В конце концов, декабристки поехали за своими любимыми в Сибирь, а Соня – всего-то в Версаль. Это же не каторга, а королевский дворец!..

Девушка распрямилась и вздернула подбородок. Не к чужим людям приехали. Все-таки родная кровь…

Дом прабабушки – светло-желтый, как и все остальные постройки, в два этажа, стоял хоть и за оградой парка, но на самом деле недалеко от дворца. Хуже, если б дом располагался за Оленьим парком, тем самым, куда еще создатель Версаля, Людовик XIV, приказал завезти оленят. Но уже при Людовике XV Олений парк зарос и стал напоминать больше темный лес, нежели искусственно разбитый сад.

Путешественников встретил мажордом в старинном камзоле с витыми золочеными галунами и провел в гостиную, где попросил подождать. Соня с Виктором присели на старинные резные кресла времен рококо, и гостья подумала, что на таких же креслах восседала и маркиза де Помпадур. В доме прабабушки все было старинное – и ковры, и мебель, и золоченые настенные подсвечники, прикрученные массивными болтами. Рядом с подсвечниками висели приспособления для тушения свечей. Соня такие видела только на картинках: металлические стаканчики на длинной ручке. Ими прикрывали свечи сверху, и фитиль гас.

Минут через пятнадцать пришел ливрейный слуга и повел путешественников вверх по мраморной лестнице на встречу с хозяйкой.

Старуха Гранде восседала в полутемной комнате в старинном глубоком кресле «бержер» с низкими подлокотниками, вся обложенная подушечками. Одета она была в свободный темный капот на меховой подкладке. Она даже не поднялась навстречу, а только кивнула милостиво, словно королева. Наверное, ей трудно подниматься из такого массивного кресла, предположила Соня, ведь она старая. Но голос у мадам Гранде остался молодым.

– Я рада вас видеть! – заявила она. – Рада, что вы приехали оба – и ты, мой мальчик, и вы, Софи, дочь семейства, с которым я когда-то дружила.

Виктор хотел приложиться к прабабушкиной ручке, но старуха остановила его:

– Не стоит целовать морщинистые пальцы!

Ошарашенный правнук пробормотал комплимент о том, что она довольно хорошо выглядит. Старуха недоверчиво и насмешливо хмыкнула. Соня сделала «низкий реверанс», как учили в гимназии, Николай Петрович Контин, который преподавал сценическое искусство, часто шутил: «Представьте, что вы видите саму королеву и приветствуете ее!» Ну а уж прабабушка Гранде – точно королева! Сидит, как учили встарь, – спина прямая, шейка выгнута. Хотя в старости и ходить трудно, не то что спину с шейкой держать!..

– Простите, что принимаю вас в полутьме, – проговорила прабабушка. – Свет вреден моим глазам. Но я рада, что дожила до того, что свиделась с вами!

Цепкий взгляд старухи вперился в Соню:

– Кажется, вы похожи на Ленотров, милая! Со времен Короля-Солнца они жили здесь, в Версале, на площади Дофин. Говорят, создатель нашего парка ежедневно обходил все его уголки.

– Неужели великий архитектор был моим предком? – не сдержалась Соня.

– Конечно! Разве ваши дедушка с отцом не говорили вам?

– Нет. Они мало рассказывали о семье.

– Странно… Хотя, впрочем, и мудро. Вы ведь теперь живете в другой стране, зачем вам старые истории? – проговорила прабабушка и попросила: – Пожалуйста, подойдите к свету!

Соня подошла к единственному пятирожковому канделябру, стоявшему у стола на отдалении от старухи.

– Повернитесь! Наклоните голову! Что ж, теперь мне все ясно! – Голос старухи вдруг обрел ноту то ли зависти, то ли ненависти. Но она тут же подавила вспышку и прошептала: – Вы похожи на свою родню…

– Я рад, что вам нравится Соня, дорогая прабабушка! – проговорил Виктор. – Я влюблен и собираюсь жениться на ней!

Прабабка ахнула:

– Опять влюблен?! И на этот раз жениться?!

– Что вы подразумеваете под этими «опять» и «на этот раз»? – воскликнул Виктор. – Конечно, у меня были отношения, мне ведь не десять лет. Но теперь они в прошлом. Как только мы вернемся на Родину, тут же обвенчаемся.

– Ну просто рок какой-то! – взвизгнула прабабка, но снова, вздохнув поглубже, взяла себя в руки. – Прости, правнук, это я от неожиданности. И вы, Соня, извините старуху. Ведь я ждала встречи с ним много лет. И вот он приехал, а речь ведет не обо мне, а о женитьбе!

– И вы простите нас, мадам Гранде! – откликнулась Соня. – Конечно, для вас это неожиданность. А с нашей стороны просто глупо вас огорошить такой новостью. Но Виктор сказал это потому, что ценит ваше мнение!

– Неужели хочет спросить у меня благословения? – глухо проговорила прабабка.

В ее интонации Соня поняла, что никакого благословения на их брак мадам никогда не даст. Но прабабка сказала иное:

– Мы должны познакомиться поближе. Я надеюсь, вы поживете у меня?

– Вообще-то я хотел снять номер в «Короне», чтобы не обременять вас! – проговорил Виктор.

– Это совершенно ни к чему! – отрезала бабка. – Дом большой, места много. Надо же нам сойтись покороче. Правда, я стара и отстала от жизни, но в любом случае я рада, что мой правнук – не такой, как вся современная молодежь. Сейчас никто не уважает мнения старших.

– Ко мне это не относится, мадам! – Виктор улыбнулся. – Если бы я не уважал вас и не желал встречи, я бы не приехал!

– Ишь, каков норов! – хихикнула прабабка. – Весь в родню! Но этому я тоже рада, мой мальчик. Подойди и ты к свету. Погляжу и на тебя!

Грандов подошел к канделябру на столе.

– Повернись в профиль! – скомандовала прабабка. – Точно – родня, Вылитый Луи! – Старуха повернулась к Соне и захихикала еще громче. – Именно так звали его прадеда, понятно, Софи?

У Сони завертелась в голове какая-то сумасшедшая догадка, но старуха перебила ее мысли, закашлявшись. Девушка бросилась помочь. Может, воды подать или слуг вызвать? Но прабабка остановила ее взмахом руки.

– Уже прошло! Старость – не радость, детка. Просто мне уже пора отдохнуть. Трудно говорить долго. Надеюсь, вы поживете немного у меня?

– Если вы хотите!..

– Зовите меня гранд-маман. Жаль, что я не могу посидеть с вами подольше. Но вы уж сами, как-нибудь. Но если что-то желаете – скажите.

– Я хотела бы взглянуть на Версальский дворец! – выпалила вдруг Соня. – Когда мы ехали сюда, возница сказал, что он закрыт. Но так хотелось бы попасть туда! Вы не можете помочь в этом?

Старуха смерила Соню пристальным взглядом. Помолчала. Соне уже показалось, что она сейчас прикажет настырной русской девчонке убраться прочь. Но гранд-маман вдруг улыбнулась:

– Дворец всегда закрыт в холодные времена года, там же сплошные сквозняки. Если бы вы приехали месяца на полтора попозже, в музей бы пускали.

– Ах нет! – вскричала Соня. – Я не хочу на экскурсии! Не хочу бродить в толпе. Ведь если мой предок – один из строителей дворца, я тоже хочу почувствовать дворец. Понять и принять его душой. И не хочу, чтобы мне мешали всякие смотрители и смотрительницы!

– Хотите побыть одна? – еще шире улыбнулась гранд-маман. – Походить. Посмотреть. Может, даже пощупать? Да? – Старуха вдруг подмигнула девушке. – Отлично! Я помогу. Даже дам вам провожатого.

Мадам Гранде громко хлопнула в ладоши. Тотчас же на пороге возник здоровый детина, тоже одетый в ливрею, хоть та и смотрелась на нем, как на корове седло.

– Это моя охрана, – пояснила старуха. – Шарль, проведи моих гостей, можно сказать, родственников, по проходу во дворец! Да смотри, веди, где посуше и поаккуратнее – глаз не спускай. Потом дашь отчет. Эти тайные ходы такие старые!..

– Так это можно сделать прямо сейчас? – восторженно выдохнула Соня. – О, спасибо вам!

Ну кто бы предположил, что старуха станет хлопотать о них? На вид она – дракон драконом. Но внешность обманчива…

– До встречи, Виктор! – взволнованно проговорила гранд-маман. – До встречи, Софи!

И девушке показалось, что в ее тоне появилась какая-то особая нота. Как будто она действительно очень рада, что они приехали. Соне даже показалось, что старуха хочет дотронуться до правнука, и даже скорее до нее, Сони. И почему-то от этого стало жутко.

Ну не трусиха ли она? Вечно чего-то боится. Вечно всех опасается – и эту милую старушку, и даже смотрительницу Версаля, встреченную у театра «Варьете». Но ведь и так ясно, гадалка, которая снилась ей, в реальной жизни не существует. Узнал бы Виктор о ее страхах, решил бы что она – сумасшедшая.

– Благодарю вас, гранд-маман! – проговорил между тем Виктор и взял девушку за руку, как ребенка. – Пойдем, Соня!

И они пошли за провожатым.

Старуха смотрела им вслед. Но едва дверь за ними захлопнулась, мадам Гранде резво вскочила и дернула шнурок. Из противоположной двери вынырнул человечек в черном.

– Скорее за ними, Морис! Глаз не спускай! Кажется, девчонка что-то знает, раз так рвется в Версальский дворец. Если она что-то найдет, отбери и принеси мне!

Соглядатай выскочил стрелой.

Гранд-маман же отправилась во внутренние покои дома. Ах, как же она устала со всеми этими хлопотами. Ничего! Виктор приехал, девчонка с ним. Видит Бог, скоро все утрясется. Надо только подготовиться к завтрашнему действию. Еще раз посетить свою тайную лабораторию и все проверить. И будет счастье!

* * *

Гастон стучал дверным молотком уже добрых пять минут, но в доме не чувствовалось никакого движения. Хотя возница, с которым Гастон столкнулся при въезде в Версаль, поклялся, что именно сюда он привез русских путешественников – импозантного молодого мужчину и юную девушку, одетую по последней моде, но тоненькую, измученную, с глазами дикой серны.

Этот человек именно так и сказал – «с глазами дикой серны». А еще говорят, что только поэты, витающие в облаках, выражаются крайне вычурно. Да вот вам – простой возница, а какое образное выражение!

Наконец к двери особняка кто-то приблизился с той стороны, но дверь все не открывали. Видно, смотрели на гостя в потайную щель.

– Я – Гастон Леду! – прокричал юноша. – Я – поэт и литератор, хочу поговорить с вашим хозяином и его русскими гостями!

Дверь открылась. Крайне внушительный мажордом весьма преклонных лет, в старинном камзоле с позолоченными галунами, стоял, загораживая проход:

– Хозяйка никого не ждет! – холодно проскрипел он, – Гости изволили отбыть во дворец!

От такого надменного тона Гастону вдруг показалось, что он переместился в прошлое лет эдак на сто. Тогда здесь был королевский двор, и обитатели этого старинного особняка, наверное, действительно приглашались на бал и «изволили отбыть во дворец». Но ведь сегодня во Франции, слава Богу, свободная республика, и каждый человек волен приехать в Версаль и поговорить со своими друзьями. Конечно, эти русские не друзья Гастону, но ведь девушка – подруга обожаемой Барбары.

Однако это – форменное чудо – именно тогда, когда Гастон лишился адреса возлюбленной и потерял всякую надежду на встречу, судьба сжалилась над ним и привела во Францию подругу Барбары! И теперь этот надменный старик хочет, чтобы он ушел, не встретившись с ней?!

– Мне необходимо поговорить с русскими! – закричал Гастон, пытаясь отпихнуть грозного мажордома. – Скажите хотя бы, где их искать!

– Что за крики? – раздался вдруг женский голос из глубины дома.

Мажордом обернулся:

– Какой-то литератор…

– О-о-о!

Взволнованный голос из глубины дома заставил мажордома повернуться и отступить. И Гастон, оттолкнув его, проскользнул в дверь.

В огромной прихожей на верху витой лестницы стояла женщина в грациозном белом фартучке, фасон которого давно принято называть «помапдур», и с рулоном белой материи в руках. Явно не хозяйка дома, те в фартуках не ходят. Но ясно, что эта дама повыше рангом, чем мажордом. Значит, это – домоправительница. Увидев прорвавшегося в дом Гастона, женщина снова взволнованно заговорила:

– Что вы здесь делаете?!

– Простите меня, сударыня! Я – Гастон Леду. Пожалуйста, не пугайтесь, моя репутация безупречна. Я не сделаю никому ничего плохого. Я прибыл из Парижа и хочу встретиться с гостями, которые приехали из России в этот дом.

– Откуда вы узнали про них, месье? – Дама зло взглянула на Гастона.

Что-то знакомое послышалось юноше в ее грозном тоне. Где-то он уже слышал такие волевые и презрительные интонации…

– Мне сказал возница, который их привез. Мне необходимо поговорить с девушкой, сударыня!

– Ох уж эти парижане! – фыркнула домоправительница. – Чтобы соблазнить очередную красотку, готовы вломиться в незнакомый дом!

– Ах нет, сударыня! – вскричал Гастон. – Я никого не собираюсь соблазнять. Просто у этой девушки есть сведения, которые меня очень интересуют. Это вопрос жизни и смерти!

Домоправительница снова фыркнула:

– Сведения, конечно, интересуют всех! И конечно, это вопрос жизни и смерти! Но вряд ли то, что вы вломились без приглашения, понравится хозяевам дома. Вы хоть знаете, чей это дом?!

– Простите, сударыня, не знаю. Я просто потерял голову, сам не понимаю, что творю!

Гастон трагически воздел руки к небу, как всегда в трудных ситуациях проделывал его патрон – великий директор Гиро. И это сработало!

Домоправительница улыбнулась:

– Хорошо! Что не случается, все к лучшему. Вы пришли, и это хорошо.

Женщина наклонилась через перила лестницы к мажордому и приказала:

– Отведите месье в Черную приемную! Я сейчас подойду!

Мажордом скривился, будто у него заломило зубы, покряхтел, потоптался на месте, но ослушаться не посмел. Только вздохнул и махнул рукой:

– Прошу за мной!

Он вдруг закашлял и, прикрывая рот рукавом, прошептал:

– Уходите, месье, пока еще есть возможность! Это не вызовет подозрений. Я скажу, что вы передумали и вернулись искать русских в Париже.

– Но они поехали сюда! И та дама обещала мне помочь!

– Вряд ли, месье, она выполнит свое обещание! Те люди ушли в большой дворец!

Мажордом снова попытался подтолкнуть Гастона к двери. Но юноша был уже на взводе:

– Дайте же мне поговорить с этой дамой!

И он чуть не с кулаками бросился на мажордома. Тот увернулся и тяжело вздохнул:

– Как упряма современная молодежь! Что же, прошу за мной! Сюда, месье, в коридор налево. Сейчас будет лестница. Осторожно, ступеньки неудобны, еще со старых времен…

Лицо мажордома утеряло грозное выражение и стало почти жалостливым. Наконец, он вздохнул и повернул ручку в двери:

– Проходите, месье!

Гастон шагнул, и дверь гулко захлопнулась за его стеной. Юноша ахнул – приемная и впрямь была черной.

Стены, пол, потолок – все в черных коврах, занавесях, портьерах. А еще говорят, что безумцы-поэты обожаю отделывать свои комнаты этим романтическим цветом. Вот, пожалуйста, – в обычном загородном доме – все черное.

– Вы удивлены обстановкой, месье Гастон? – проговорил женский голос.

Юноша повернулся – домоправительница уже спустилась к нему. Вот только как она вошла? Видно, в комнате есть и другие двери, просто на черном их не видно.

– Удивлен, но не сильно, сударыня! – Поэт стиснул пальцы. – У каждого свои причуды.

Лицо домоправительницы тонуло в полумраке. Юноша никак не Мог понять, кого же она ему напоминает.

– Да, каждому свое, – глухо проговорила она. – Один пишет стихи, как вы, другой – музыку.

– О, я уже почти не пишу стихов! – горестно признался Гастон. – Несчастная любовь, понимаете… Вот об этом я и приехал поговорить с вашей гостьей. Помогите мне, умоляю!

– Что ж, прошу туда!

Дама взмахнула рукой, указывая направление. В стене приоткрылась дверь, и Гастон шагнул на свет.

В следующее мгновение он почувствовал, что пол накреняется, и сам он стремительно падает. Боже милостивый, как больно!

Но прежде чем боль лишила его чувств, Гастон вдруг осознал главное – рука! На запястье левой руки домоправительницы был такой же шрам, как у загадочной Несравненной! Так вот на кого похожа домоправительница – вернее, вот, кто она есть на самом деле – таинственная и жестокая Несравненная…

21

УТЕХИ В РОЗОВОМ БУДУАРЕ

Версальский дворец, февраль 1876

Вечер, почти ночь

Виктор ворчал:

– Зачем тащиться во дворец ночью? Лучше пойдем завтра днем!

Но Соня уперлась:

– Наоборот – пойдем сейчас. Темно – нас никто не увидит. Забыл, что дворец закрыт для посетителей? Днем нам туда не попасть!

– Но к чему спешка?

– Ну пожалуйста! Я не могу больше ждать!

Девушка взглянула так жалобно, так умоляюще, что Грандов сдался. Ну кто же переспорит женщину?!

И вот они шагают за провожатым. Соня еле-еле поспевает за мужчинами и потому цепляется за руку Виктора.

Путь не простой. Сначала спустились в подвал дома гранд-маман и вышли в какой-то тайный ход. Видно, что им пользовались не слишком часто. Проход был длинным, но по мере отдаления от дома и приближения ко дворцу расширялся. Сначала шли полусогнувшись друг за другом – впереди провожатый, за ним девушка, а замыкал процессию Виктор. Но потом проход расширился настолько, что Соня смогла идти, взяв Виктора под руку.

Грандов внимательно оглядывался по сторонам, как будто старался запомнить дорогу, хотя запоминать было нечего: только вперед и вперед. И стены, и пол, и потолок были выложены плитами, но старый камень уже крошился, со стен капала вода, так что внизу частенько образовывались небольшие лужицы. Виктор подумал, что Соня начнет вздыхать и жаловаться на то, что ее башмачки, не приспособленные к таким походам, жмут, натирают и не выдерживают дороги. Но девушка только молча рвалась вперед. Глаза ее странно поблескивали в свете фонаря, который нес Шарль, слуга гранд-маман. Рука Сони, опирающаяся на руку Виктора, подрагивала, да и сама девушка была в каком-то странном напряжении. И Виктор вдруг понял – ее притягивает Версальский дворец!

И точно, едва, откинув тяжелую плиту, Шарль прошептал:

– Мы в подвалах восточного крыла!

Соня вздрогнула и побежала за Шарлем по лесенке, как собачонка, учуявшая дом.

– Сюда! – командовал Шарль. – Пройдем по внутренней лестнице и попадем на нижний уровень. Тут когда-то помещались прачечные и гладильные. Теперь еще раз вверх – и мы на жилых этажах.

– А где помещались фаворитки короля? – спросил Виктор, видя, как жадно Соня оглядывается вокруг.

Уж ей точно не терпится увидеть покои мадам Помпадур.

– Все пассии жили по-разному. Знаменитая Луиза Лавальер, любовница Людовика XIV, ну та самая, про которую Александр Дюма написал роман «Виконт де Бражелон», жила в западном крыле, на отшибе, в самых дальних апартаментах. И только потом ее перевели в официальные покои фавориток. Но бедняжка стеснялась запретной любви монарха.

– А где жила Помпадур? – не выдержала Соня.

– На втором этаже. Окна ее будуара как раз выходили на Мраморный двор.

Девушка с удивлением оглядела огромный коридор первого этажа, в который они вышли. Странно, но планировка здесь напоминала тот самый Дом крестьянина, который выстроили в Москве на Сретенке: большой коридор, а по обе его стороны узкие двери.

Виктор тоже осматривался в недоумении:

– Похоже на малозатратные доходные дома. Там тоже общий коридор, а в него выходят разные комнаты. Как-то убого…

– Здесь ютились фрейлины – не велики птицы. Сейчас выйдем из общего коридора в залы отдыха, перестанете так говорить.

Шарль приоткрыл створки огромной резной двери, и Соня ахнула…

Небольшой по размерам зальчик был обставлен изящной, невысокой мебелью: кушетками, креслами, столиками и перегорожен двумя китайскими ширмами. В тусклом свете фонаря зал выглядел совершенно по-домашнему, словно из него только что ушли хозяева. На кушетке даже большой светлый веер валялся!

Соня вздрогнула: раз веер валяется, значит, здесь точно кто-то есть. А ну как их здесь застанут – это же, наверное, будет считаться преступлением – незаконным проникновением!

– Вдруг мы попадемся? – встревожилась она. – Нас в жандармерию отвести могут!..

– В этом крыле никто не бывает! – успокоил Шарль. – Сюда и посетителей не водят.

– А хранители музея, смотрители?

– Зачем им сюда соваться, раз тут не бывает посетителей? – резонно ответил Шарль. – Да и мы по всему дворцу не пойдем. Тут многие двери закрыты на замки. Но один парадный зал я вам покажу. Я проход знаю. Только идите тихо!

Шарль прикрыл фонарь полой плаща и повел спутников по переходам и лабиринтам. Минут через десять ходьбы, они оказались перед огромной дверью, обитой голубым штофом. По обе стороны от двери мерцали беломраморные скульптуры богов и богинь. Шарль порылся в кармане и достал связку отмычек.

Тихо щелкнул замок, двери распахнулись, и Соня чуть не лишилась рассудка от восторга.

Залец был не слишком большой, не Зеркальный, в котором давались балы на весь Париж. Но и этот зал явно был парадным. В тусклом свете фонаря можно было различить, что простенки украшены огромными лепными медальонами на римский манер. Обивка стен явно была выполнена с золотой ниткой, потому что ткани отливали мягким золотым свечением. Плафоны на потолке – один большой в центре, четыре поменьше по бокам, расписанные каким-то живописцем, – терялись в вышине – так высоки были потолки. В центре большого плафона тускло поблескивала люстра.

Соня представила, как выглядел зал под ее хрустальным радужным светом. Дамы в пышных платьях с глубокими декольте приседали в реверансах и обмахивались веерами. Бриллианты, рубины, изумруды вздрагивали на их волнующейся груди. Мужчины в разноцветных камзолах, украшенных бантами и пуговицами из драгоценных камней, вели дам на танец или к столу. Все были в огромных напудренных париках.

Потом парики сменили свои же, слегка тронутые пудрой волосы, платья стали нежнее, появились рюши и воланы. Женщины встали на каблуки. Но многочисленные драгоценности по-прежнему блистали у них натруди, раскачивались в ушах, сияли на пальцах, запястьях, на одежде и даже на туфлях.

Менялось все. Но драгоценности оставались неизменными. За них сражались, убивали, их крали и теряли. Так что же произошло с ювелирными сокровищами, созданными Бенвенуто Челлини? Что сделала с ними маркиза Помпадур? Потеряла или спрятала?

– Где же покои Помпадур? – снова спросила Соня прерывающимся голосом.

– Туда мы не попадем. Это в центре дворца. Там и смотрителей можно встретить. Есть тут одна мадам, Лебоне, так та даже по ночам дворец обходит, хоть это и не полагается. Ночью смотрителей сменяют сторожа.

Шарль вдруг напрягся и прижал палец к губам.

– Ш-ш-ш!

У Сони сердце упало: в темноте коридора послышался шорох. Кто-то приближался?

В минуту опасности человек всегда ищет укрытие и защиту. Вот и Соня оказалась в объятиях Виктора. Сердце ее так застучало, что, кажется, собралось выпрыгнуть из груди. Ох, знала она, что нехорошо бродить по старинным дворцам ночью, но ведь трудно удержаться от соблазна!..

– Я посмотрю! – тихо прошептал Шарль и вышел в коридор.

И тут с Соней приключилось невероятное. Она увидела даму в старинном платье фисташкового цвета с огромной золоченой розой у корсажа. Дама вынула розу, приложила ее к стене, поманила девушку изящным пальчиком и прошептала:

– Сюда!

Соня схватилась за Виктора:

– Ты видел?

– Что? – не понял тот.

Значит, не видел…

Но Соня уже не могла остановиться. Она схватила оставленный Шарлем фонарь и устремилась к тому месту, куда показывала дама. Луч света выхватил золоченую… розочку. Соня нажала на нее. Открылась незаметная дверь.

Девушка легко протиснулась внутрь и почувствовала сзади дыхание Виктора. Слава Богу, он не остался в зале и не покинул ее. Вдвоем они прошли по узенькому коридорчику, который разветвлялся надвое. Соня заметалась: куда свернуть? И вдруг снова увидела золоченую алебастровую розу на стене.

– Туда!

Они прошли и этот коридор. Попали в какие-то узкие простенки, и девушка подумала, что это и есть те самые потайные ходы за гобеленами, о которых писала в своих записках Помпадур. Стало совсем сыро и пыльно. Соня прикрыла ладошкой нос и рот. Не дай Бог чихнуть – вдруг кто услышит!

Ход вывел к витой лесенке. Соня бесстрашно устремилась вперед, но Виктор схватил ее за руку:

– Куда ты! Мы заблудимся! Нужно вернуться, пока помним дорогу. А на верхнем этаже мы точно заплутаем!

– Не заплутаем! – лихорадочно отозвалась Соня. – Я знаю!

Ей и вправду все казалось знакомым. Чудилось, что она много раз ходила тут. Вот здесь, поднявшись по лестнице, надо повернуть вправо, пройти через Зеленый коридор. На этих стенах пастушка на гобелене, на этом окне – фиалки на шторах. Вот и Розовый будуар.

Соня тихонько дотронулась до дверей. Они распахнулись, словно по мановению волшебной палочки, даже не заскрипели. Они ждали Соню столько лет!

Девушка влетела в Розовый будуар маркизы Помпадур, плюхнулась на кушеточку, накрытую покрывалом с вышитыми венками роз и, радостно раскинув руки, засмеялась призывно и счастливо. Ей было все равно, что ее могут услышать. Что где-то рядом может бродить мадам Лебоне, смотрительница Версаля. Что Виктор смотрит на нее с широко открытым ртом не просто от удивления, но почти от ужаса.

Все было все равно – она как будто вернулась домой!

Соня схватила вышитую подушечку, прижала ее к груди и закружилась по будуару. Потом отбросила подушку и схватила в пригоршни шелк оконных занавесей. Зарылась в шелк лицом, вдыхая запах старинных духов.

– Что с тобой, Соня! Ты ведешь себя, как ненормальная! – прошептал Виктор.

– Мне кажется, я вернулась домой! – тихо воскликнула девушка. – Именно таким я видела будуар Помпадур, когда писала книгу о ней, именно таким он мне снился! Да-да, я видела во сне – и этот столик, и этот ковер, и эти шторы, и подушечки на кушетке! И эти портреты…

Соня осеклась. В лунном свете виднелись два портрета в простенках. Девушка сразу поняла: это Людовик XV и Помпадур. Но Людовик так поразительно походил на… Виктора.

– Смотри! – Соня протянула руку к портрету. – Виктор, это же ты!

Грандов вскинул голову и распрямил плечи. Он действительно стал копией портрета – то же красивое, холеное лицо, высокий лоб, темные глаза, полные, но слегка кривящиеся в улыбке губы. Да у него появились та же гордость, властность и надменность во взгляде.

– Я давно ждал, когда же ты заметишь! – проговорил он. – Ты, пишущая про Людовика и Помпадур, не видела главного!

– Чего? – Соне стал неприятен его тон.

– Я – потомок этого короля. Уж не знаю, с кем он там согрешил – с моей прапрабабушкой или прапрапра – да он ни одной юбки, говорят, не пропускал. Потому-то мои предки и уехали из Франции, не хотели признавать такое родство, слишком опасно. Мало ли какие могут быть интриги! Но вот почему уехали твои предки – не догадываешься?

Виктор поднес фонарь к портрету маркизы де Помпадур:

– Неужели не узнаешь?

Соня нехотя подняла голову и отшатнулась.

Так вот почему она видит сны про маркизу, знает тайные проходы в Версальском дворце, чувствует себя здесь как дома: вот почему призрак Помпадур заманивает ее в свои покои…

Она, Соня Ленорова, – тоже праправнучка или прапрапра… Она тоже – Помпадур!.. Боже милостивый – да она же копия этого портрета!

– Вот почему мы любим друг друга! – ахнула Соня. – Любили еще века назад, и возможно, тысячелетия… Вот почему маркиза, тогда еще простая парижанка мадам д'Этиоль, так рвалась к Людовику. Не к королю, к мужчине. Это был мужчина ее судьбы, с которым она прожила множество прежних жизней…

– Вот почему я полюбил тебя, как только увидел на Кузнецком мосту! Ну а сейчас, когда ты вымотана путешествием, ты – вылитая болезненная маркиза.

– Может, я и маркиза, но ты уверен, что не самозванец, ваше королевское величество? У Людовика была родинка с левой стороны груди в форме сердца. Историки утверждают, что ей, как знаком, отмечены все дети короля.

– Ну, я конечно, не сын короля, а только потомок по мужской линии. Но ведь прямой – и родинка у меня есть. Изволите взглянуть, мадам?

Виктор распахнул плащ и потянулся к пуговицам рубашки. Соню бросило в жар. Лицо зарделось. Губы зашевелились, словно беззвучно просили о пощаде. Виктор стиснул зубы и запахнул плащ.

– Решено: как только вернемся в Москву, обвенчаемся. Мы не станем жить в грехе, как маркиза и король!

– И я не стану Версальской грешницей?.. – грустно и лукаво улыбнулась Соня.

– А тебе очень хочется? – Виктор подошел вплотную к девушке. И вдруг без слов и признаний обнял и поцеловал. – Не пугайся, а вспомни! Сколько раз мы любили друг друга в этой комнате? На этой кушетке, на этом кресле и даже на этом столике! И как только он нас выдерживал? Помните, маркиза, как мы бросались прямо на пол, не в силах удержать страсть? Или сегодня вы предпочитаете нашу мягкую постель, ма шер?

Не дожидаясь ответа, Виктор подхватил свою драгоценную ношу и, как это всегда делал Людовик, ногой открыл дверь в спальню.

Розовый балдахин был распахнут. Постель расстелена, будто она ждала хозяев. Или она действительно ждала?..

Быль перемешалась со сказкой, реальность с мечтами, счастье с болью первой ночи. Соня таяла в жарких объятиях любимого и взлетала вместе с ним в заоблачные выси. И как только маркиза де Помпадур могла говорить, что не испытывает восторга страсти в постели?! Как могла называть себя курицей?..

А вот Соня не была курицей, она ощутила крылья и научилась летать. Тот, кому даны крылья, должен взлететь!

Очнулись влюбленные часа через два. Глупо улыбаясь, Соня стыдливо взглянула на одежду, разбросанную в беспорядке по всей спальне. В лучах огромной полной лупы, проглядывающей сквозь неплотно задернутые шторы, девушка увидела на ковре серебряную искру. Это колечко ее деда, вывалившись из потайного кармашка, лежало рядом с ложем любви и весело осматривало Розовый будуар.

Соня протянула руку и подцепила колечко. Надела на палец и как будто только что поняла: они с Виктором, точно, с ума сошли – заниматься любовью без венца, без благословения гранд-маман, да еще не просто в чужом доме – в музее!

Заниматься любовью в Версале?! Это же верх нелепости! Но внутренний голос Сони прошептал совсем иное:

– Это верх блаженства!

«Как странно! – подумалось Соне. – Мы вошли в этот дворец не как в музей, а как в собственный дом. Мы увидели не парадные залы, а скромные жилые комнаты фрейлин, не роскошный Зеркальный зал, а малую гостиную, где проводили время не по регламенту, а просто так – шутили, грустили, говорили о житейском. Версаль оказался не мифологическим дворцом, а хоть и огромно-прекрасным, но жилым домом. И те, кто обитал тут до нас, не думали, что творят Историю, а просто проводили время и мечтали о чем-то; любили и страдали. Да ведь и нас самих Версаль принял в объятия – дал приют нашей любви…»

– Версаль – дворец любви! – громко прошептала Соня. – А Виктор – победитель!

Разбуженный Грандов лениво и расслабленно провел пальцами по груди Сони. Приподнялся на локте:

– Как ты себя чувствуешь, родная? Встать можешь? А то с девушками в первый раз бывает всякое…

Соня потянулась, как кошка:

– Разве мы делали это в первый раз? Мне кажется, мы занимались этим всегда…

Виктор стянул одеяло с испачканной простыни и озорно сверкнул глазами:

– Увы, ма шер, мы имеем доказательство, что в нынешней жизни это было в первый раз. Но, надеюсь, не в последний. Если можешь, вставай! – Грандов вскочил и начал натягивать на себя одежду. – Надо прибраться, а то тут как в твоей квартире после визита грабителей…

Соня охнула и вскочила. В спешке начала натягивать на себя вещи. Как же она могла забыть?! Она приехала в Версаль не за тем, чтобы заниматься любовью на постели маркизы де Помпадур – она приехала сюда за сокровищем!

– Скорее, Виктор! Застегни мне пуговицы на спине!

– Да тут столько застежек… Как ты только справлялась без горничной? Мне это точно не одолеть…

– Наплевать!

Соня накинула манто прямо на не застегнутое платье – все равно в темноте не видно!

И никто из влюбленных не вспомнил о Шарле, который привел их во дворец. А тот метался в поисках потерянных русских. И дернул его черт пойти посмотреть, что там шумело! Да там и был-то – еще один посланник хозяйки – ее верный соглядатай Морис Черныш – крошечный, вертлявый, хитрый и всегда одетый в черное, видимо, для маскировки. Этот хитрец обделывал самые щекотливые делишки, да еще и хозяйку ублажал. Но сейчас он, когда понял, что гости пропали, удрал куда-то. Только и крикнул:

– Каждый ищет сам! Ты – в одной стороне, я – в другой!

Да только ни в «одной», ни в «другой» этих проклятых русских нет. Испарились они, что ли?..

22

СОКРОВИЩЕ МАРКИЗЫ

Версальский дворец, февраль 1876

Под утро

Соня выскочила в будуар:

– Это должно быть где-то здесь! Сначала Людовик кушал супчик из трюфелей, сваренный маркизой, а уж потом, они шли в спальню. Значит, дверь тайного хода, по которому приходил король, должна быть в будуаре..

Девушка внимательно осмотрела правую стену, водя по ней фонарем. Ничего! Значит, слева. Соня забегала вдоль стены, трогая рукой лепнину. Пальцы наткнулись на какой-то цветок. Девушка поднесла фонарь – золотая розетка. Роза!

Соня надавила на центр розетки, стена зашаталась, образовалось углубление. Вот она, дверь!

– Скорее!

Соня ринулась в проем. Но пальцы ее не удержали тяжелую дверь, и та с лязгом захлопнулась. Виктор остался в будуаре.

Девушка в панике подергала дверь со своей стороны. По сил не хватило. Что делать – кричать? Звать на помощь? Да это же пахнет тюрьмой за незаконное проникновение!..

Соня прижала пальцы к вискам. Спокойно! Виктор сумеет открыть дверь – он же видел, как она только что это делала. Он сообразительный! Зато она сама может проверить без свидетелей свою версию. Правда, здесь темно, но ведь можно и ощупью.

Как было нацарапано на записке маркизы? Кажется, четвертая ступень тайной лестницы – та самая, которая скрипит, потому что в ней поставлена пружинка.

Соня опустилась на пол и ощупала его руками. Действительно, она стоит на крошечной площадке, от которой вниз идет лесенка. Девушка осторожно начала спускаться. Какая же из ступенек скрипит? Оказалось – все. Еще бы – прошло больше ста лет…

Но ведь можно посчитать. Соня вернулась наверх и начала отсчет. Первая, вторая, третья, четвертая… Девушка опустилась на ступеньку и ощупала ее пальцами. Несколько раз провела по верху, по низу, по бокам ступеньки. Должен быть хоть какой-то знак! Но ничего не было… Хотя… Мысли девушки вернулись к прочитанным запискам. Как там говорилось? Король поднимался из своих «нижних» покоев в маркизовы «верхние». Скорее всего, маркиза приказала поставить пружину в начале лестницы, чтобы услышать пораньше. А шел Людовик снизу вверх. Значит, искать нужно не в четвертой ступеньке сверху, а в четвертой снизу. И Соня снова пошла вниз.

Опять опустилась на ступеньку и стала ощупывать. Хорошо, что она никогда не боялась темноты. Не так жутко… Пальцы Сони нашли едва ощутимое отверстие, вроде крошечной прорези. Причем прорезей было две, и вдруг на Соню, словно откровение нашло. Она сняла с пальца дедово кольцо с двумя змейками и вставила его в прорези. Надавила, раздался мягкий щелчок, и передняя боковина ступеньки отошла в сторону. Соня просунула палец и нащупала что-то бархатное. Неужели футляр? Неужели, действительно, драгоценности?!

И в этот миг у начала лестницы из-под двери появился луч света. Соня перекрестилась: хоть бы это был Виктор! Если он до сих пор не смог открыть тайную дверь в «верхних» покоях маркизы, может, он сумел отворить дверь из «нижних» покоев короля?

Луч света становился все шире – внизу кто-то явно старался открыть дверь. Соня лихорадочно рванула на себя футляр из-под ступеньки. Та пронзительно заскрипела, просто заверещала человеческим голосом. И тут дверь распахнулась, и в темноту лестницы шагнул человек с фонарем. У Сони сердце упало – это был не Виктор, а незнакомец, одетый в черное.

Неужели снова тот негодяй, который нанял в Москве бандитов?! Страх подступал к горлу. Соня хотела крикнуть, но голос изменил ей.

Человек в черном начал подниматься по лестнице. Вот он остановился так, что голова его оказалась у ног сидящей на ступеньке девушки. Он казался щупленьким и невысоким. Но пальцы его с хищно потянулись к Соне:

– Отдайте, мадемуазель! Меня послала прабабушка вашего Виктора!

Соня вся сжалась. Ишь, как врет, прохвост! И не задумываясь, что делает, девушка подняла футляр и с силой ударила черного человека по голове. Тот явно не ожидал нападения, потому что пошатнулся, но удержался и снова повернул к девушке свое лицо. По лицу его текла струйка крови. Незнакомец слизнул ее и улыбнулся жуткой улыбкой вампира.

– Не надо сцен. Прошу вас!

Спокойно, будто они были на светском суаре, а не на полутемной лестнице, он снова протянул к девушке цепкие руки. И девушка в ужасе закричала.

И тут дверь внизу снова распахнулась. У подножия лестницы появился еще один человек. Схватив черного незнакомца за ноги, он рванул его на себя. Сонин мучитель покатился вниз. Но на лету спаситель вонзил в него нож. Соня похолодела. Да что же это: еще один убийца?

А тот просто перешагнул через черного человека и протянул к Соне руки:

– Сонечка, не бойся! Это я – Контин!

В голове у девушки все смешалось. Она прижала к груди огромный футляр и прерывисто зашептала:

– Не может быть!

Держа футляр левой рукой, Соня попыталась перекреститься правой:

– Отче наш! Иже еси на небеси…

– Соня, я живой! Я инсценировал свою смерть.

– Николай Петрович, родненький! – Соня бросилась на грудь старому учителю. – Как же я рада вас видеть!

Пальцы Контина потянулись к футляру. Соня отпрянула.

– Что ты, девочка, не бойся! Я с тобой. Все позади. Я все это время за тобой следовал. Охранял, так сказать.

Мысли Сони закрутились в бешеном ритме. Николай Петрович инсценировал свою смерть. Но кто помог ему? Двое ее мучителей и квартальный Симков. Выходит, Николай Петрович с ними заодно?

– Ну а этот черный тип мне сразу не понравился. Думаю, пойду взгляну, зачем он тут кружит? Черное всегда – тайное, – сбивчиво говорил Контин.

Во мраке темной лестницы голос звучал странно и явно напоминал о чем-то. Девушка вдруг с отчаянием осознала – именно этот голос, хоть и измененный, она слышала в московском проулке, когда двое бандитов прижали ее к стенке. Именно тогда открылась калитка, и явился этот человек. Черное – всегда тайное…

– Но теперь все хорошо. Ты со мной! – говорил и говорил Контин. – Покажи то, что ты здесь нашла!

Он снова протянул руку к футляру. Пальцы попали в луч света, и Соня с еще большим ужасом увидела на мизинце Контина свое кольцо – то, самое, мамино, которое отняли у нее негодяи в Москве.

– Это что? – Соня ткнула пальцем в кольцо. – Это откуда?

– Да оттуда! – Контин вдруг грубо выругался и зашипел. – Отдай футляр, дура! Сколько можно распинаться?

– Но как же так? – вскричала Соня. – Вы – друг моего отца, мой учитель!

– Мало ли кто кого учил! – хмыкнул Контин. – А твоего папаши я вынужденный друг. Так сказать, товарищ по несчастью.

– Какому?

– И он, и я – потомки старинных аристократических родов, а прозябали впроголодь. Твой папаша со мной и поделился догадкой, что Помпадур схоронила сокровища. Надо только их найти. Я и говорю: найдешь, а как тайник вскрыть? Станешь в Версальском дворце что-то лог мать, сразу поймают. А он мне и говорит, у меня ключик есть, и кольцо показывает. Ну а как он помер и ты без денег осталась, я сразу понял: ты поедешь искать сокровище.

– Но ведь вы мне деньги высылали!

– Это, чтобы ты раньше времени не околела с голоду, чтобы вывела меня на сокровище. Ну а потом я смотрю, ты все сидишь и сидишь в Москве. Понятно, ты – дура. Но я должен был действовать. Пришлось забрать у тебя кольцо и поехать в Версаль самому поискать.

– И вы напустили на меня этих бандитов!

– Но и ты хороша! Обманула старого учителя, другое кольцо подсунула! Я разные сведения о Помпадур собрал и понял: не врет твой папаша, где-то есть тайник. И что забавненько: уже лет сто существует Общество, члены которого ищут сокровища. Я даже связался с ними, попытался вступить в их члены. Показал им кольцо, которое у тебя взял, так оно им не подошло. Я даже попытался похитить одну дамочку из этого Общества. Думал, у нее что-нибудь узнаю. Да не вышло! Какой-то юный хлыщ отбил ее у меня. Тогда я явился в Версаль, спрятался и остался здесь. Жил тайно, впроголодь, зато все излазил. Но не нашел никакой щели, куда входило бы твое кольцо. Я даже эту лестницу обнаружил. Но кольцо ни к чему не мог применить. А сегодня гляжу: черный мужичок по дворцу шныряет. Кого-то выслеживает. Смотрю: вот те на – Соня Ленорова собственной персоной, да еще и с Виктором Грандовым. Ну, думаю, подгляжу, что к чему. Не иначе за сокровищами прибыли! А тут мужичок – шасть на лесенку. Я за ним. И вовремя успел. Не будь меня, лежала бы Соня у подножия мертвая, а не этот сморчок.

– Но вы же его убили!

– И что? Я тебя спас и никого не потревожил. Все тихо-спокойно. Раз – и нету!

Николай Петрович с улыбкой вытащил нож и, все так же, улыбаясь, воззрился на девушку. У спасенной кровь в венах застыла от такой улыбочки.

– Словом, все сложилось преотлично! – еще шире заулыбался Контин и двинулся к Соне. – Давай находку!

Соня попятилась, повернулась и рванула верх по лестнице. Лихорадочно начала шарить в потемках, стараясь найти хоть какую-то зацепку. Должна же дверь открываться и с этой стороны!

Контин медленно подступал. Он понимал, что деваться девушке некуда. Чтобы хоть как-то задержать его, Соня выдохнула:

– Как же звучит ваша настоящая фамилия?

– Ты не поверишь, – мечтательно проговорил Контин. – Мой предок – принц де Конти!

Вот как! Принц де Конти – тот самый глупый льстец и мерзавец, которого Помпадур ненавидела всем сердцем.

– Да-да, мой предок был знаком с Помпадур, потому и сохранилось в роду предание о сокровищах. Ну вот, я их и нашел.

– Я нашла! – хотела крикнуть Соня, но толстые пальцы Контина уже тянулись к ней.

– Очень хорошо, что ты наверху! – обрадовался Конти. – Не придется тебя убивать. – Он спокойно и даже как-то буднично засунул нож в карман. – Я тебя просто толкну, и ты сломаешь шею.

Милейший Николай Петрович поднялся еще на ступеньку, и тут пальцы Сони нащупали розетку. Она вдавила ее в стену со всей силой. Дверь жалобно заскрипела и открылась. Соня влетела в будуар Помпадур. Навстречу ей ринулся Грандов. Лицо у него было бешеное. Вокруг валялись содранные со стен деревянные панели, сорванные гобелены, осыпалась лепнина – видно, Грандов, не найдя тайной двери, громил все вокруг. Увидев вбегающую Соню, он схватил ее в охапку, но в это время в двери появился Контин.

– А, принц де Конти! – заорал Грандов и со всего размаха заехал в физиономию сиятельного наследника.

Тот пошатнулся и отступил обратно на лестницу. Грандов за ним.

– Виктор, у него нож! – крикнула Соня, прижала к себе бархатный футляр и всхлипнула.

Ужас какой! И было бы из-за чего! Из-за камней. Или там нечто иное?

Не удержавшись, девушка нажала на золотую застежку. Пружинка щелкнула, футляр открылся. У Сони перехватило дыхание. Глаза на мгновение закрылись от яркого и острого блеска. Чего там только не было! Бриллианты, изумруды, рубины, янтари – все сверкало неимоверно.

И тут чья-то рука дотронулась до плеча девушки. Соня открыла глаза и совершенно не удивилась. Рядом с ней стояла мадам Ле Бон… Или это была хранительница Версаля мадам Лебоне, как ее звали теперь? Она ведь предупреждала, что поменяла фамилию.

– Это принадлежит мне! – тихо проговорила гадалка (или смотрительница?) и протянула руку.

И Соня, уже спасшая драгоценности от двух других пар жадных рук, послушно вложила футляр в эту женскую руку. Она-то знала, сокровища принадлежат гадалке по праву: маркиза Помпадур обещала их именно ей.

К тому же разве не мадам Ле Бон чудесным образом нагадала Соне во сне и Виктора, и этот Версаль, и незабываемую ночь, навсегда связавшую влюбленных? Как она говорила?

– Ты станешь фавориткой короля, милочка!

И точно: Соня стала фавориткой короля! Не потому, что Виктор – потомок Людовика, а потому, что каждый влюбленный мужчина – истинный король.

И тут дверь с лестницы распахнулась. Разгоряченный и потный после драки Виктор шагнул в будуар.

– Что там произошло? – проговорил он, потирая разбитую в драке руку. – Откуда взялся этот подонок?

– Я тебе потом объясню! – проговорила Соня. – А сейчас…

Она обернулась на то место, где только что стояла мадам Лебоне. Но там никого не было. А может, это был призрак, и он привиделся Соне?

Девушка покачала головой и тихонько вздохнула. Хорош призрак, который забрал драгоценности!.. Они-то были настоящие, а не призрачные…

Говорить ли о них Виктору? Может, не стоит? Драгоценностей все равно уже нет. Соня сделала то, что по каким-то неизвестным причинам не смогла сделать Помпадур: заплатила ими гадалке.

– Нам надо выбираться отсюда! – Виктор потащил Соню к лестнице. – Выйдем там – внизу. Так будет лучше!

Они спустились по лестнице. У подножия ее лежали двое. Оба в черном. Оба мертвые.

– Ты его убил? – ахнула Соня.

– Конечно! – пожал плечами Грандов. – Лучше я его, чем он меня, верно?

И Грандов засмеялся со мстительной яростью. Точно, как жеребец, подумала Соня. Как Людовик XV, вспомнилось ей.

Неужели все мужчины таковы? Николай Петрович безо всяких колебаний убил черного человека, словно надоедливого комара. Виктор не пощадил Николая Петровича. Как жесток этот мужской мир… Неужели так будет всегда – кто кого? Или так будет до тех пор, пока нет выбора?..

– Скорее! – Грандов схватил ее за руку и толкнул в потайную дверь.

Та распахнулась в «нижние» покои. Комната была темна. В лунном свете девушка различила очертания огромного черного камина. По бокам его – две громадные двери. На полу – толстый ковер. Рядом с камином стоял секретер. Наверное, тот самый, у которого толпились придворные, ожидавшие выхода короля. Кажется, историки так и называет секретер – Страж ожидания.

– Покои короля! – прошептал Грандов. – Интересно, теперь в какую дверь?

Он оглянулся в полутьме и, ответив на собственный вопрос, уверенно скомандовал:

– Туда! Дверь налево!

Родовая память не подвела потомка короля. Они вышли не в другую комнату королевских апартаментов, в а коридор. Потом они еще куда-то быстро шли и заворачивали. Наконец, Виктор распахнул небольшую дверь и удовлетворенно хмыкнул:

– Я так и знал, что во дворце для Людовика должна быть еще одна тайная дверь, выходящая в парк. Как иначе встречаться с любовницами?

Соня огляделась. Точно – они вышли из дворца в парк.

– Скорее вдоль ограды – найдем калитку! – сориентировался Грандов.

И они нашли! Через час, уставшие и взволнованные донельзя, они стучали в дверь дома гранд-маман. Там были свет и тепло. Там было прибежище.

Ну а в Версальском дворце мадам Лебоне, проводив взглядом ночных «гостей», оторвалась от окна и поднялась наверх в покои маркизы. На полу спальни валялись скомканные атласные одеяла, на постели – скомканные розовые простыни, а воздухе все еще стоял пряный запах страсти. Мадам Лебоне томно улыбнулась – дворец должен жить: любить, страдать, терять и находить. Все как в старые добрые времена – страсть и интриги, победы и поражения. Ну а теперь еще и найденные сокровища.

Мадам Лебоне нежно провела пальцами по бархату футляра. «Весна», «Лето», «Осень», «Зима» – знаменитые ювелирные шедевры Бенвенуто Челлини. Наконец-то долг уплачен. Мадам Ле Бон, ныне – Лебоне может вздохнуть свободно. Теперь ей есть на что прожить, по крайней мере следующие два века. А там посмотрим. Что-нибудь да подвернется. Как-нибудь да устроится – к вящей славе Господней. Да благословит Бог этот прекрасный мир!

Ну а что касается тех двух идиотов, что лежат мертвые на тайной лестнице, то и это неприятность уладится. Утром смотрительница Лебоне с возмущением обнаружит, что в Версаль проникли воры. Вероятно, хотели ограбить Розовый будуар маркизы Помпадур, да не поделили добычу. Началась драка, в которой они и поубивали друг друга. Ах, грабежи – нынче не редкость!..

23

ПОДЗЕМНАЯ ЛАБОРАТОРИЯ

Версаль – дом и подвал, февраль 1876

Виктор барабанил в дверь довольно долго. Наконец ему открыли. И почтенный мажордом, и вышколенная прислуга не рискнули спросить, где хозяйские гости были столь долго. Правда, мажордому вообще, кажется, нездоровилось. Лицо его подрагивало, щеки обвисли, а кожа стала белой, как мел, словно кровь в одночасье отхлынула от его лица. Впрочем, это могло быть и эффектом освещения, поскольку коридор тонул в полумгле.

Лакей принял у Виктора его плащ, второй слуга подскочил к Соне и потянул манто с ее плеч. Мягкий мех скользнул вниз, обнажая наспех надетое платье, не застегнутое на спине. Даже вышколенные слуги ахнули. Но Соня не смутилась. Ей ли, только что дважды сразившейся со смертью и выигравшей, было обращать внимание на такие мелочи, как расстегнутое платье.

Однако в полутьме на верхней площадке парадной лестницы кто-то вскрикнул – полуизумленно-полупрезрительно. Соня посмотрела наверх, но на лестнице уже никого не было. Фигура, мелькнувшая в темноте, растворилась, как призрак.

Вероятно, и Виктор решил, что сейчас не до смущений. Потому что, подхватив Соню на руки, он легко, словно пушинку, понес девушку в ее комнату. Опустил на кресло и скомандовал:

– Быстро переодевайся в сухое и теплое, а я сейчас вернусь!

«Что-то он раскомандовался!» – подумалось Соне, но возражать не было сил.

Тем более что через пару секунд в комнату вбежала горничная, которую гранд-маман выделила мадемуазель Ленотр.

Не говоря ни слова, девица ловко сняла с Сони платье, вытащила теплый шлафрок, еще и укутала плечи толстой московской шалью.

– Мадемуазель следует выпить подогретый отвар шиповника с тоником от простуды! – Наконец подала голос горничная и улетела на кухню.

Соня поплелась к постели. Ее комната, как, вероятно и все в этом доме, была обставлена по старинке – как в давние времена, посередине красовалась огромная кровать с тяжелым пологом из светло-коричневого бархата. Такого же цвета были и шторы на двух окнах, и обивка мебели. Не слишком подходящий тон для спальни, но девушке было не до этого. Она желала только одного – раздвинуть полог, улечься и заснуть.

Но тут дверь распахнулась с легким стуком – все-таки Виктор вспомнил хорошие манеры и постучал перед тем, как войти. Он был в темно-синем халате с бархатными отворотами, в теплых домашних туфлях. Увидев Соню, стоявшую перед огромной кроватью, он не удержался от шутки:

– Не знаешь, как влезть на эту махину?

И верно – кровать была высока. В прежние времена перед ней ставили табуреточку, а то и небольшую лесенку. Но, видно, помещая сюда Соню, гранд-маман не позаботилась о ее комфорте. Не велика птица – влезет как-нибудь!

Но Виктор решил проблему иначе – раздвинул полог, подхватил Соню на руки и поднял на кровать. Сам встал рядом и прошептал:

– Тебе не будет здесь страшно одной?

– Будет! – чистосердечно ответила Соня и лукаво улыбнулась. – Но тебе лучше вернуться к себе. У тебя ведь в комнате такой же монстр.

– У меня еще выше и больше. И самое главное, он натурального канареечного цвета. И такого яркого, аж в глазах рябит. Мне точно на нем приснится чей-нибудь призрак. Как ты думаешь, здесь есть привидения?

– Не знаю, – отозвалась Соня. – Если и есть, они мне теперь не помешают…

Виктор пошарил в кармане и вынул граненый пузырек, который Соня уже видела. Тот самый, с ароматом хвои и апельсина.

– Я боюсь, как бы ты не простыла! – проговорил он. – Выпей на ночь! Это отличный отвар, мне его присылают из Манчжурии. Когда-то я спас дочку одного тамошнего лекаря, так он теперь присылает мне презенты. И знаешь, как рекламирует свой настой? Пишет: «Мертвого подымает, живого развлекает». Смешно, верно?

Соня кивнула. Виктор поцеловал ее и погладил по голове:

– Доброй ночи, милая! Господь с тобою!

Соня закрыла глаза. Ей было уже не до манчжурского отвара, который она машинально засунула в карман, не до горничной, которая принесла свое лекарство из шиповника… Соня уснула, как провалилась куда-то.

Проснулась она от того, что кто-то бесцеремонно трясет ее за плечо.

– Просыпайтесь, мадемуазель! – быстро и встревожено шептала горничная. – У нас несчастье – мадам заболела и завет вас!

Соня вскочила, плохо соображая. Какая мадам – гранд-маман? Господи спаси, этого только не хватало! А ну как бедная старушка перенервничала? Конечно, приезд долгожданного правнука – радость. Но в ее возрасте и радость может оказаться чрезмерной!

Соня в спешке кинулась к саквояжам – что надеть? Что-то попроще без этих противных пуговиц и застежек, которые парижские портнихи почему-то так и норовят напришивать в самых неудобных местах. Как назло, под руку не попадалось ничего путного. Соня схватила удлиненную меховую кацавейку, которую всегда носила зимними вечерами дома, накинула прямо на теплый шлафрок. На ноги натянула меховые сапожки, которые почему-то вывалились из саквояжа прямо на пол.

– Скорее! – торопила горничная и, схватив Соню за руку, потащила куда-то по коридору.

Соня еле поспевала. Второпях окинула себя взглядом в зеркале, мимо которого пробегала. Ужас какой – теплый фланелевый шлафрок, в котором она спала, на нем кацавейка на меху, а на ногах старые разношенные сапожки, которые носила дома в зимние холода… Да что же это?! Ее же примут за идиотку, собравшуюся на Северный полюс!

– Я вернусь, переоденусь! – воскликнула Соня.

– Ах, не надо! – горничная вцепилась в ее руку и потащила еще быстрее.

Лестница, коридор, лестница. Двери, двери. И еще одна – огромная железная. Горничная втолкнула Соню и захлопнула дверь. Соня в недоумении огляделась. Куда ее привели?!

В большой, хорошо освещенной канделябрами комнате не было ни обычной мебели, ни окон. Только громадный стол у стены, весь заставленный какими-то приборами, колбами, ретортами, сосудами. На столе в идеальном порядке разложены непонятные держатели, крючья, ложки, большие и маленькие. И ножи – множество разных ножей – золотых, стальных, серебряных, зазубренных, тонких, трехгранных, игольчатых. Зачем нужно столько ножей?!

У другой стены стояли две узкие кровати на колесиках, застеленные белой материей. На одной кровати кто-то лежал, тяжело и хрипло дыша. Вторая кровать была пуста.

И тут в другом конце этой странной комнаты-лаборатории приоткрылась дверь и в нее проскользнула женская фигура. Еще не старая дама, на вид лет сорока, сорока пяти, в приятном белом фартучке с воланчиками, в белых, идеально чистых перчатках. Может, именно так здесь, в Париже, одеваются врачи или сиделки?

Соня кинулась к даме:

– Что случилось? Гранд-маман плохо? Тогда надо срочно позвать Виктора!

Дама усмехнулась какой-то плотоядной улыбкой:

– Вот уж его-то звать точно не нужно!

– Почему?

– Потому, что это наше дело! Он здесь – лишний. Он привез тебя и свое дело сделал. Я уж и надеяться перестала. Время идет, а вас все нет!

Соня в недоумении уставилась на даму:

– Простите, но кто вы? И где гранд-маман? Мне сказали, ей плохо!

– Конечно, ей плохо! – Дама смерила Соню странным осуждающим взглядом. – Вы же ехали так долго!

– Мы торопились, как могли! Да где же она, бедная?

Дама зло хихикнула:

– Она перед вами!

Соня оторопела:

– Вы – мадам Гранде?! Что за глупости! Мы же виделись с ней сегодня. Она старушка. Ей уже под сто лет!

– Ошибаетесь, Софи, мне уже сто тридцать пять! – совершенно спокойно поправила дама.

– Вы с ума сошли! – ахнула Соня. – Люди столько не живут!

– А сколько прожили твои дед и отец? – поинтересовалась дама.

– Я точно не знаю… – пробормотала Соня.

В памяти тут же всплыли странные разговоры с дедом и его слова: «Мы долгожители! Только ты никому об этом не говори!»

– Так сколько же они пожили? – саркастически осведомилась дама. – Не знаешь? Я скажу: твоему отцу было 66 лет, а деду – 116!

– Не может быть!

Соня вспомнила своего энергичного и молодого отца, которому от силы можно было дать лет тридцать пять, когда, его сбила лошадь. Да и дед никак не тянул на векового старца, ну от силы лет на пятьдесят с небольшим.

– Вы все выдумываете! Только я не пойму зачем!

– Немного терпения и поймешь! Ты знаешь, что твоя настоящая фамилия Ленотр?

– Конечно!

– Но ты не знаешь, чья еще кровь течет в твоих жилах!

– Отлично знаю! – Девушка гордо выпрямилась – Маркизы де Помпадур!

– Да ты не так глупа, как кажешься. Заметила портретное сходство? Поумерь свою гордыню – ты родня не самой Несравненной, а всего лишь ее сестре. Именно дочь ее сестры, 16-летняя Аделина, и вышла замуж за Жана Ленотра, твоего прадеда.

– Так это ее убили в Версале?

– Ее. А знаешь, за что?

– У моего прадедушки оказались записки маркизы де Помпадур. Злодеи приказали отдать их, но прадед не послушался. Тогда, чтобы отомстить ему и напугать, те люди убили его жену.

– Какие глупости! Аделину убили не из-за дурацких записок, а из-за ее сына. Хотели застрелить мальчишку, но попали в нее. А мальчишка, то есть твой дед, убежал.

– Но к чему убивать мальчика? Что он мог знать?! Он просто играл на ковре в будуаре маркизы де Помпадур в солдатики и подбирал листы, которые она выбрасывала…

– Дались тебе эти листы! Да их ищут только дураки, которые все еще верят в сокровища!

– А вы не верите в них?

– Мне на них наплевать! Дело в самом мальчишке: ребенок – вот пропуск в будущее! Знаешь, почему он прожил столько – сто шестнадцать лет? И еще бы прожил, если бы не ваши московские лихачи.

– Он говорил, что долгожитель. Так бывает от природы…

– Да не от природы, а от особого снадобья! Когда эта ловкачка Помпадур начала увядать, то сыскала какую-то гадалку, которая сварила ей особый эликсир. Здоровье, долголетие, активность – вот что давало это питье. Но маркиза побоялась сама пробовать эликсир. Она дала его выпить мальчику, который играл в солдатики на ковре в ее будуаре. Этот мальчик был сыном ее родной сестры, он вечно болел. Но как только выпил эликсир, забыл про все болезни!

Но Помпадур опять засомневалась – она вечно во всем сомневалась! Сказала: «Это ребенок, а я уже не молода. Пусть попробуют питье на женщине моего возраста!» Гадалка нашла одну больную даму, снова сварила эликсир и дала той выпить. Но ничего не случилось. Гадалка начала говорить что-то о том, что верные ингредиенты трудно сыскать, но Помпадур пришла в гнев. И тогда находчивая гадалка нацедила с мальчишки пару ложек его крови и дала выпить больной. И та поправилась! Выходит, больше не нужно было варить никаких эликсиров. Достаточно взять кровь у мальчишки и выпить!

– Боже мой! Что вы говорите?! – Соня перекрестилась. – Вы хотите сказать, что из моего дедушки могли просто выцедить кровь?!

– За ним началась охота. Вот тогда-то, спасая сына, и погибла его мать. А его отца, твоего прадеда, Помпадур снабдила огромной суммой денег и помогла бежать из страны. Уж она-то никак не хотела, чтобы из племянника выпустили всю кровь.

– Вот видите, она все же любила свою родню! – вставила Соня.

– Не в любви дело. Просто гадалка снова насобирала своих кореньев и сумела сварить новое зелье.

– Постойте! Вы все врете! – не удержалась Соня, – Если гадалка сварила новое зелье, почему Помпадур его не выпила?! Она же знала, что больна, и жить ей остается недолго!

– Она и выпила! Да только…

Дама усмехнулась. Соня ахнула:

– Неужели зелье подействовало наоборот и убило маркизу?!

– Ничего подобного! Помпадур выпила простое вино. А зелье выпила я!

– Вы?!

– Да, я! Глупышка Жанна-Антуанетта была уверена, что я преданна ей. Она вообще плохо разбиралась в людях. Все говорила о какой-то жизни по справедливости, о нелепой честности и дружбе. Представляешь, дружба и честность при дворе?! Да наш Версаль – гнездо пауков, где каждый готов сожрать друг друга. Тут уж каждый – за себя, и жалеть некого и некогда. Только поспевай увертываться. Вот и я успела! Сама выпила эликсир, а ей подала простое вино.

– Но почему вы мне сейчас все это рассказываете?

– Потому что я ненавидела Помпадур всю жизнь! Но ей-то я не могла сказать об этом! Зато могу сказать тебе! Ты похожа и лицом, и норовом! Думаешь, я не поняла, что произошло ночью в Версале?

– Так это вы, гранд-маман, стояли в полумраке на лестнице, когда мы пришли? И вы увидели, что я в расстегнутом платье?

– Да мне и видеть не надо! У меня перед глазами вы оба – потомки Людовика и Помпадур. И вы занимаетесь любовью прямо у нее на постели. Ох уж эти розовые простыни – ненавижу розовый цвет! И тебя ненавижу, и ее, проклятую. Обе живете в грехе! Обе – Версальские грешницы!

– И что? – Соня вдруг обрела уверенность. – Да, мы – грешницы, но мы любили и любим! А вас кто любил, и кого вы любили?

– Я?.. – голос дамы сорвался. – Да я любила лучшего мужчину в мире! И он любил меня. Он даже наградил меня ребенком. Но эта ненасытная Помпадур снова позвала моего возлюбленного, и он ушел к ней. Он всегда и ото всех уходил к ней! Почему? Она же некрасива и примитивна. Ей было уже далеко за тридцать, а мне всего-то восемнадцать лет. Я цвела! Но Людовик ушел к этой старухе.

– Так вы любили короля?

– Да – и тайно! Никто не знал, от кого мой ребенок, даже пронырливая Помпадур. Как только бастард окреп, я отослала его в вашу далекую Россию – с глаз долой, и подальше.

– Он же ваш сын! – ахнула Соня.

– И что?! Да я возненавидела его, как и его венценосного папашу. И есть за что! Тот ушел от меня развлекаться, а я осталась страдать. Я жить не хотела! Вот смотри – я порезала себе вены. Но меня спасли. И тогда я решила: за свои страдания я отомщу!

– Да вы сумасшедшая! – По спине девушки поползли мурашки.

– Ага! – торжествующе воскликнула гранд-маман. – Страшно? Я не увидела страха на лице Помпадур, но на твоем лице увижу! Эту ведьму не испугала даже болезнь. Знаешь, что она мне сказала? «Я умираю в Версале, во дворце, рядом с обожаемым Людовиком!»

– Но я – не Помпадур!

– Да ты ее вылитая копия! Она увела от меня Людовика, а ты – Виктора. Хорош правнучек – едва приехал, а говорит только о тебе. Яблоко от яблони недалеко падает. От кобеля и родится кобель… Но ничего, я еще увижу, как твое личико кривится от боли и страха! Я увижу, как твой Виктор помирает от ужаса!

– При чем здесь он? – закричала Соня. – И если вы и вправду выпили эликсир, то почему ваш сын не стал долгожителем? Вы ведь говорите, это передается по наследству?

– Мой сын родился раньше, чем я вообще услышала об эликсире. Да и к чему ему жить долго? Жить долго буду лишь я одна. Это компенсация за все мои страдания. Я сумела обхитрить всех. И вас с Виктором тоже. Ненавижу его! Хорошо, что он недалек, как и Людовик. Только и думает, что о собственных удовольствиях. Да кто бы поверил басне о том, что бедная прабабушка мечтает увидеть правнучка и внучку старых друзей?! А этот чудак поверил и привез тебя. Теперь пусть помучается – потеряет тебя, как некогда Людовик свою Помпадур. А то ишь, чего задумал: жениться на тебе и покрыть старый грех своего предка. Нет уж – и те жили невенчанные, и вам венчание не грозит!

– Но вы же его бабушка! – вскричала Соня. – Вы просили его звать вас гранд-маман! За что вы его наказываете?!

– Не я наказываю! – глухо проговорила гранд-маман. – Время поджимает. Вот посмотри…

И гранд-маман шагнула вплотную к девушке. Соня впервые увидела ее лицо так близко и ужаснулась. Издали дама выглядела так, как выглядят состоятельные и ухоженные дамочки на пятом десятке. Но вблизи стали видны не морщины – если бы морщины! – вблизи высвечивались мельчайшие порезы и трещинки, как кракелюры па старинных холстах. Казалось, что лицо гранд-маман осыпается, как краски на старинных холстах. Да оно было похоже на лицо монстра в ночных кошмарах!

– Нравится? – угрожающе проговорила дама. – Я не старела добрую сотню лет. И вдруг это началось! Я запаниковала. Но вспомнила, как гадалка, чтобы излечить старуху, поила ее кровью твоего деда, тогда еще крошечного мальчишки. Тогда я поняла, что надо найти этого Ленотра – он же должен быть жив! Я послала в Россию целую свору ищеек. Но они нашли только тебя, других Ленотров не осталось. Пришлось сочинить для правнука слезную историю о больной и старой прабабушке.

– И поэтому вы изображали старушку, когда встречали нас?

– Естественно! Да вы ни за что не поверили бы, что прабабка выглядит на сорок лет. Словом, пришлось сотворить интригу, зато ты здесь. Но уж больно долго ты ехала. Я чуть не умерла! Но мы это исправим!

И взмахнув рукой, гранд-маман всадила в плечо девушки какую-то иглу. Соня вскрикнула и обмякла. Гранд-маман подхватила ее и потащила на свободную кровать.

Мысли Сони оставались ясными, но тело ей не повиновалось. Как будто со стороны она увидела, как гранд-маман держит на весу ее руку, а из вены в прозрачный сосуд капает кровь. Ее, Сонина кровь!

Нацедив немного, гранд-маман, словно ловкая сиделка, перевязала руку девушки жгутом, перетянула чистым полотенцем. Видно, она основательно подготовилась. И столь ценная для нее кровь не должна пропадать даром…

Дама подошла ко второй кровати, на которой кто-то лежал. Откинула простыни, и Соня увидела больную немолодую женщину. Гранд-маман поднесла сосуд к губам больной и стала аккуратно поить.

«Эксперимент… Неужели и вправду, моя кровь – целебная? Тогда эта ведьма станет использовать меня как дойную корову!»

В голове у Сони загудело, словно зазвенели колокола. Она уже не отреагировала, когда мадам Гранде, подошла к ней и по-хозяйски окинула взглядом. Потом запоздало пощупала лоб. Удовлетворенно вздохнула – жара нет, кровь будет чистая и здоровая. Но сначала надо дождаться выздоровления старухи. Когда сто лет назад гадалка поила больную кровью Жана Ленотра, та выздоровела часов через десять. Что ж, мадам Гранде ждала и дольше. Подождет еще.

А пока нужно уладить дело с Виктором. Есть одна задумка. В конце концов, гранд-маман не монстр. Правнука убивать не станет. Но и он не должен ей помешать. Значит, надо, чтобы он уехал из ее дома по собственному желанию. И никогда больше не возвращался.

* * *

Завтрак проходил в полумраке. Шторы были приспущены. Прабабка сидела в темной вуали, сославшись на слабые глаза, которым трудно выносить яркий свет.

Виктор ел молча. Гранд-маман старалась разрядить атмосферу.

– Никто не виноват, что ты влюбился в шлюшку, мой мальчик! Разве она не отдалась тебе весело и охотно? Это же первый признак. – Гранд-маман повернулась к лакею. – Позови-ка горничную мадемуазель Софи!

Горничная явилась тотчас и, опустив глаза, захныкала:

– Я не виновата, месье Виктор! Мадемуазель Софи сказала, что ей необходимо увидеться со своим другом.

– Каким другом? – Глаза Грандова налились кровью.

– Он пишет пьески для театра «Варьете», Гастон Леду, кажется.

– Я видела его однажды на премьере, – подала голос прабабка. – Эдакий романтический красавчик. От него все женщины без ума. Так что трудно судить Софи.

Виктору вспомнилось, как они совсем недавно ездили в «Варьете», и Соня, пряча глаза, спрашивала директора об этом Леду, а потом писала тому записку. И ведь что придумала, негодница! Объяснила Грандову, что в Леду влюблена Варвара и еще какую-то галиматью сочинила. Ах, женщины – коварство вам имя!..

– Ну а теперь ты расскажи, что знаешь! – Прабабка ткнула пальцем в подошедшего к столу мажордома.

Тот склонился и проговорил:

– Вчера, когда месье Виктор с мадемуазель выходили гулять по Версалю, пришел незнакомый юноша. Представился сочинителем из театра «Варьете». Сказал, что желает видеть мадемуазель Софи. Сказал, вопрос жизни и смерти. Я провел его в гостиную. Он остался ждать. Но видно, не дождался вас – ушел.

Гранд-маман захихикала:

– Да эта парочка обвела тебя вокруг пальца! За спиной любовь крутила, а ты и не догадывался. Не горюй, мой мальчик! Это у вас в роду. Твой предок, король Людовик XV, тоже все думал, что его любовницы хранят ему верность. А они за его спиной изменяли самым наглым образом.

– И что же делал Людовик, когда узнавал? – хмуро спросил Грандов.

– Говорил: наплевать! Разве мало красавиц в Париже? Да на любой улице найду сто штук.

– И находил?

– Конечно! Я и тебе советую поехать в Париж – развеяться. Глядишь, и найдешь покраше Софи.

– А если не найду?

– Тогда пойди в «Варьете» и вызови писаку на дуэль!

– Что ж, мысль неплоха, – скривился Грандов. – Пойду собираться!

И в сердцах бросив на стол салфетку, Виктор выскочил из столовой.

Прабабка удовлетворенно хмыкнула и посмотрела на часы. Время еще есть. Вполне можно пойти вздремнуть. Надо беречь силы. Вот скоро уедет она к морю – солнце, жаркий песок, белая вилла, а пока каждая минута дается с трудом…

24

ДЕТИ КОРОЛЯ

Версальский подвал, февраль 1876

Соня очнулась от резкой боли. Давал о себе знать надрез у сгиба локтя. Все тело лежало как в оцепенении. Но голова работала. Девушка пошевелила пальцами левой руки. Правая была завязана жгутом. Но жгут Соне не нужен. На ней все заживает, как на собаке. Соня попыталась развязать его, но не тут-то было. И вдруг девушка вспомнила: флакон, лекарство, которое ей дал Грандов! Соня нащупала его в кармане. Господи, как замечательно, что она не положила его на столик, а, засыпая, так и оставила в кармашке.

Девушка вытащила флакон и сумела открыть пробку. Несколько капель упало ей на язык. Минуту Соня не чувствовала никаких улучшений, но вдруг… Как будто изнутри кто-то толкнул Сонино тело, и оно ожило. Невидимые путы разорвались. Да здравствует манчжурский лекарь!

Соня села на постели. Потрясла руками, ногами – все вроде на месте. Осторожно закупорила флакон и положила в карман. Теперь надо снять жгут. Рана уже должна затянуться. Дед всегда говорил, что на ней все заживает, как на собаке.

Точно! Вместо надреза, который сделала эта кровопийца гранд-маман, остался только свежий белый рубец. Соня вскочила. Надо выбираться! Надо спасаться самой и предупредить Виктора. Ведь эта ведьма может и его убить!

Соня подскочила к двери – только бы не было замка! Господи Боже, взмолилась она, помоги мне, грешной! Выберусь, сразу же вернусь домой, стану ставить свечки в церкви Святой Варвары каждый день!

Девушка потянула дверь на себя. Кажется, Бог услышал ее молитвы – дверь поддалась. Наверное, кровопийца была уверена в своих снадобьях и думала, что жертва не очнется. Не на такую напала!

Крадучись, Соня протиснулась в коридор. «Матерь Божия! – молила она. – Помоги мне грешной!» И Божья Матерь услышала ее. Коридор был пуст. Зато на стене в подсвечник была воткнута горящая свеча. Соня выхватила ее. Пальцы обожгло расплавленным воском, но Соня даже не заметила. «Чего замечать? До свадьбы долго – заживет!» – горько подумала она.

Куда идти? Не важно. «Раз не знаешь дороги, иди, куда кривая выведет!» – не раз шутил дед. Но в шутках, как известно, своя доля правды…

Коридор раздваивался. Куда пойти? Соня перекрестилась – помоги Боже! – и шагнула направо. Путь вывел к лестнице, но та шла не наверх, а вниз. Это и к лучшему! Вдруг она выйдет к тому тайному ходу, по которому шли вчера; Лучше уж попасться смотрителям Версальского дворца, чем гранд-маман. Но лесенка спустилась в незнакомый коридор. Осторожно, боясь загасить свечу, Соня пошла вперед и наткнулась на решетку. Посветила свечой и услышала слабый стон. За решеткой кто-то был!

– Кто здесь? – вскрикнула девушка.

В ответ раздался стон, а потом хриплый голос:

– Ты пришла? Посмотреть, не околел ли я?

– Вы кто? – дрожащим голосом крикнула Соня, поднимая свечу.

– А вы? – раздалось из темноты.

– Софи Ленотр!

– Так вы тоже попали в подземелье? – К решетке подполз молодой человек, весь грязный, одежда в клочья. – Ну а я приехал к вам и тоже попался. Или это вы устроили мне ловушку? Я – Гастон Леду.

– Гастон Леду?! – Соня ушам не верила. – Я не устраивала вам никакой ловушки. Я хотела поговорить с вами о Варваре Ковалевой.

– Так вы действительно подруга Барбары? Но тогда почему… – Голос юноши прервался, он схватился за голову и всхлипнул. – Больно!.. Я ударился головой, когда падал…

Соня выхватила заветный флакон и протянула сквозь прутья:

– Выпейте! И посидите спокойно. Сразу станет лучше.

Гастон послушно вылил в рот содержимое граненого флакона. Да чтобы заглушить эту ужасную боль, он был готов на что угодно, хоть таракана съесть. Но питье было приятным, пахло хвоей. Гастон снова схватился за голову и осел на каменные плиты.

Соня тоже опустилась – поближе к Гастону. Так и сидели – один по одну сторону решетки, другая – по другую.

Чтобы скрыть страх, Соня начала шептать:

– Мне это лекарство помогло, и вам поможет. Вы только представьте, что вы не здесь на грязном и холодном полу, а, например, в лесу на солнышке. Птички поют, тепло, солнце светит сквозь листья деревьев. Ромашки пахнут. А вон пчела летит, жужжит так смешно. Вам сейчас станет лучше. В голове прояснится. Силы появятся.

– Солнышко!.. Тепло! – прошептал Гастон и вдруг почувствовал, что болевой обруч слабеет, голове действительно становится лучше, мысли проясняются. – Да вы – волшебница, врачевательница! Не знаю, что действует – ваше снадобье или слова, но действует!

– Вам лучше?

– Да, намного!

– Говорить можете?

– Да!

– Тогда расскажите, как вы здесь очутились!

Все еще держась за голову, Гастон не слишком связно рассказал, что прочел записку, расспросил возницу, узнал, к кому приехали русские гости, и явился в дом. Но потом началось невероятное!

– В этом доме живет та самая Несравненная, из-за которой провалился спектакль «Варьете»!

– Какой спектакль?

Гастон рассказал уже более связно – про премьеру, про встречу с Несравненной на улице и вот теперь в этом доме.

– Но почему вы уверены, что это одна и та же дама?

– Да потому, что у нее есть примета – шрамы на запястье левой руки!

Соня ахнула – так композиторша, скрывающаяся под псевдонимом Несравненная, была все та же гранд-маман Гранде! Ведь это она резала себе вены из-за Людовика, который бросил ее, наградив ребенком.

– Но зачем ей вообще понадобилась эта премьера? – всплеснула руками Соня.

– Я узнал эту тайну! – мрачно прошептал Гастон. – Я прочел одну книгу. Там говорилось о путешествии короля Людовика XV в замок Бельвю.

– Да, я знаю об этом. Его привезла туда маркиза де Помпадур.

– Эта маркиза проводила разные химические опыты. Она делала настойки, создавала духи.

– Знаю!

– Но не знаете еще про один препарат, который она создала. Если его нагреть и начать вдыхать, то весь мир покажется дружеским. Люди начнут обнимать друг друга. Но при этом необходима особая музыка. Вот наша Несравненная и сочинила такую гипнотическую музыку, а потом намазала газовые рожки в зрительном зале этим препаратом. Люди надышались им и кинулись друг другу в объятия.

– И что в этом плохого?

– Не все кидались просто так. Двоих мужчин зарезали прямо на глазах у всей толпы, но никто так и не понял, кто это сделал. И отыскать следы невозможно.

– Неужели весь спектакль был затеян, чтобы убить тех двоих?

– Да! И знаете, кто они? Я провел собственные журналистские изыскания. Эти двое состояли в старинном закрытом Общества «Дети Короля». Больше того – они были там магистрами, то есть руководителями. Еще я узнал невероятное: это Общество не останавливалось даже перед убийствами. Правда, все это ничем не подтверждено, одни разговоры. И что интересно, над магистрами есть еще один начальник – гранд-магистр, то есть великий магистр. Вот я и подумал, не он ли убрал обоих магистров, чтобы править единолично?

– Как вы назвали Общество – «Дети Короля»?

Соня вскочила и, нисколько не стесняясь Гастона, начала рыться в нижних юбках. Из-за своих ужасных приключений она и забыла о последнем листе записок Помпадур. Он так и лежит в ее потайном кармашке. Она взглянула на него мельком еще в отеле «Парадиз» – прочитать не успела, но слова «Дети Короля» запомнила.

Как хорошо, что свеча еще не догорела!

– Что вы делаете? – Смутившийся Гастон прикрыл глаза. – Разве можно? Тут же не театр, не кабаре! Это на сцене не грех заголяться!..

– Ах, оставьте! И помолчите! – цыкнула на него Соня и выхватила наконец-то нашедшийся листок.

Поднесла к свече и прочла:


«Пришлось принимать меры. Я создала Общество Детей Короля. А что остается? Людовик плодит бедняжек, не задумываясь о судьбе малюток. Но кто-то же должен задуматься!..

Королева Мария может только воротить нос, обижаться и растерянно разводить руками:

– Что поделаешь, у короля такое любвеобильное сердце!

Однажды я не сдержалась и ответила:

– У короля сердце такого же большого размера, как и…

Мария решила, что я хочу сказать непристойность и упала в обморок. А я всего-то хотела вспомнить народную поговорку: большое сердце, как у кита.

Что ж, каждый понимает в меру своей испорченности!..

А еще говорят, что именно я – распутница и сластолюбка.

Между прочим, я хожу в церковь Святой Магдалины. Часто рисую ее фронтон – там восхитительный рельеф, на котором изображена женщина воистину кроткой, ангельской красоты. А ведь когда-то и она была грешницей. Да вот только за нее вступился сам Христос.

Ну а кто вступится за меня?

Впрочем, хватит об этом. Мне самой следует вступиться за незаконных детей бесшабашного Людовика. Если не я, они пропадут. Их изведут – кого непосильным трудом, кого – насмешками, а кого – и ядом. Трудно быть незаконными детьми.

Наверное, я сама виновата в распущенности милого Луи. Ведь это я решила, что мы теперь станем не любовниками, а лишь близкими друзьями. Я же видела, что мои альковные потуги не дают королю того, чего он желает и к чему стремится. Поэтому я сама сказала своему Луи:

– Сир, я предпочитаю остаться для вас хорошим другом, чем плохой любовницей!

Словом, я лично проследила за устройством уютного гнездышка в Оленьем парке Версаля, куда стала направлять лично отобранных мною «девиц короля». А что оставалось делать? Ждать, пока Луи подхватит какую-нибудь дурную болезнь от обитательниц борделя?! Нет уж – увольте! Мои «девицы короля» все здоровы и краснощеки. Одно я твердила королю:

– Не следует плодить незаконных отпрысков! Жизнь бастардов тяжела!

Но мой нежный Луи все пропускает мимо ушей. Конечно, ему что? Главное – его королевские удовольствия! Но раз он такой непрактичный, я должна принять меры. Ведь это дети моего Луи! Пусть я сама не имела счастья получить от него ребенка, я стану помогать другим. Ведь это почти мои дети…

Словом, я превратила в деньги мои многочисленные украшения, внесла огромный вклад в Парижский банк и основала Общество «Дети Короля». Ведь именно я виновата в их появлении на свет. Не будь я такой бесстрастной курицей, король не ходил бы на сторону, и не было бы незаконных детей. Впрочем, не будь меня, эти дети вообще не появились бы на свет. Правда, неизвестно, будут ли они благодарны мне за это?..

Во всяком случае, я сделала для них все, что могла. Не всякая мать решится на такое. Мне советовали отослать всех бастардов куда-нибудь подальше, например в далекую Россию, куда теперь модно отсылать незаконных отпрысков, говорят, там любят и пригревают иностранцев.

Но я не могу выслать невинных малюток из страны, как преступников, даже если от них и отказались их матери. Ох, я бы никогда не отказалась от собственного ребенка. Но не мне судить этих бедных девушек. Все мы, так или иначе, игрушки для прихоти короля…

Я поступила по-иному – купила для них тихий неприметный особняк рядом с дворцом: за оградой Версальского парка. Тут еще со времен Людовика XIV жила семья зажиточного часовщика, который снабжал весь двор часами. Ему неудобно было возить свои механизмы из Парижа, вот он и устроился недалеко от дворца, даже мастерскую здесь создал.

Однако внуки его пожелали переехать в Париж, вот и продали мне особняк. Конечно, пришлось его реконструировать. Было весьма забавно обнаружить, что почтенный часовщик, вероятно, так боялся воров, что устроил в доме несколько потайных ходов с лестницами и со всяческими ловушками. Представляю, как это будет здорово для детей – они смогут играть и в прятки, и в искателей сокровищ. Ну а как только дети войдут в возраст наследования, каждый получит по хорошей сумме, чтобы начать взрослую жизнь. Да и дом отойдет им.

Я хочу, чтобы дружили и эти дети, и дети их будущих детей. А чтобы они всегда могли узнавать друг друга и оказывать помощь и поддержку, я приказала сделать всем по серебряному колечку, в виде двух змеек с аметистовыми глазками. Это будет символ дружбы и взаимопомощи, который смогут носить и мальчики, и девочки.

Ну а кроме того, это будет тайный подарок от меня. На лестнице из королевских покоев в мой будуар, я сделала тайничок. Иногда я кладу туда разные мелочи. Он открывается посредством такого же кольца, которое есть у меня. Когда придет мой час, я расскажу детям, что положила для них кое-какие сокровища. Пусть дети поищут, поиграют и развлекутся.

Самое поразительное, что помогает мне милейшая мадемуазель Полин Грандье, дочь той самой противной дамы, которая поносит меня на каждом углу и в каждом закоулке Версаля. Юная Полин оказалась весьма разумной и практичной девушкой. Она и сама пострадала от какого-то нерадивого любовника, который наградил ее незаконным отпрыском. Надеюсь, она станет мне верной подругой и доброй крестной детям Людовика. Ну а обо мне дети не должны знать, ибо я для всех пария – Версальская грешница. А я не хочу, чтобы мои грехи наложили отпечаток на неокрепшие детские души».


Соня сложила записку. Так вот в чем дело!.. Сама Помпадур создала это общество и выделила на него деньги. И уж она-то явно не поскупилась – денег было столько, что, по расчетам маркизы, должно было хватить и на этих детей, и на их будущие семьи. Какое богатство! И сама Помпадур рассказала о том, что спрячет сокровища в своем тайнике. Наивная маркиза думала о том, что дети станут играть и развлекаться. Как она могла сотворить такое? Неужто забыла, что Версаль – гнездо пауков?!

Наверное, она думала о том, что дети – ангелы земные. Но дети выросли, и ангельские крылья отпали. Став взрослыми, они не перестали искать сокровища Помпадур. И в своих играх начали убивать друг друга. Их ненависть и жажда наживы перешли к их детям.

А наивная Помпадур все верила в добрые чувства, в дружбу и любовь. Поверила в то, что Полин Грандье будет бескорыстно воспитывать малышей и станет ее верной подругой. Как бы не так! Грандье – это же и есть мадам Гранде. Так вот кто прабабка Виктора – воспитательница незаконных детей короля, прикарманившая все их денежки.

«Верная Полин» безо всяких угрызений совести сама выпила эликсир, предназначенный больной Помпадур и обрекла свою благодетельницу на верную смерть! Спустя век эликсир начал терять свою силу и, опять нисколько не раскаиваясь, Гранде решила обречь на смерть Соню, заменив ее кровью эликсир, который она, естественно, не сможет приготовить. И снова все будет шито-крыто! Кто же станет искать Соню в далеком Париже?!

Стоп! А как же Виктор? Наверное, родственница наплетет ему с три короба. Но неужели он поверит и не станет искать Соню?

Девушка вспомнила твердый голос:

«Не надо дрожать. Я всегда найду выход. Клянусь, что беру вас под свою защиту. Отныне и навсегда!»

Такой человек не бросит Соню на произвол судьбы!..

Девушка вздохнула. Она должна верить. Но ведь так говорил Виктор в Москве. А сейчас рядом с ним коварная гранд-маман. Вдруг эта кровопийца что-нибудь придумает? Больше века она дурачила всех. Украла средства, которые Помпадур предназначила для бедных детей. Интересно, если Полин Грандье-Гранде стала их воспитательницей, не стала ли она реальной начальницей в их так называемом Обществе?

– Месье Леду, как назывались руководители Общества?

– Два магистра, которых убили в театре, и один – самый главный – гранд-магистр. Боже мой, никак не верится, что Несравненная принимала участие в таком ужасном деле! Наверное, именно гранд-магистр ее и заставил… Этот изверг мог ее запугать, шантажировать!..

У Сони сердце похолодело. Гранд-магистр… гранд-маман… Да не одно ли это лицо?! Ну а чтобы уж точно никто ничего не узнал, хитрая бестия вполне могла выдавать себя за мужчину!

– Никто вашу Несравненную не заставлял, – прошептала Соня. – Она все сделала сама и по собственному плану. Она и есть тот самый загадочный гранд-магистр. И нам нельзя медлить, надо срочно выбираться отсюда!

– Ясно, что надо! Но как?! – Гастон вскочил, но, застонав, схватился за решетку, чтобы не упасть. – Голова кружится от движений!..

Соню вдруг охватила паника. Она сидит тут, рядом с беспомощным юношей, а в это время гранд-маман, наверное, уже ищет ее. Пока она думала, что живительный манчжурский эликсир поможет Гастону, было еще не так страшно. Но видно, и манжчурский лекарь не всесилен. Юноше, конечно, лучше, но он пока даже двигается с трудом.

Но ведь Соне нужно спасаться – бежать поскорее и подальше! Иначе… Ох нет, о том, что может случиться, даже и думать нельзя! Но что же – бросить беднягу-Гастона и убежать?! Ох нет…

Соня присела на корточки и в ужасе обхватила голову руками. Они погибнут вместе… Либо эта ведьма найдет их и убьет, выпустив из Сони кровь по капле, либо они просто умрут здесь от холода и голода…

Хорошо хоть на Соне зимняя кацавейка и сапожки. И как только провидение подвигло ее надеть именно их?! Но Гастон простудится – вон его пальто висит клочьями…

Что же делать?! Им не выбраться самим! И никогда больше Соня не укроется в теплых объятиях Виктора, не ощутит поцелуй его теплых губ, не услышит: «Доброй ночи!» Не будет больше ни ночи, ни дня. Они с Гастоном сгинут в этом подземелье… И как только догорит свеча, здесь станет темно, как в могиле…

Соня вдруг вспомнила, как Виктор подхватил ее на руки в Розовом будуаре и ногой распахнул дверь в заветную спальню. Он тогда словно прочел ее страстные мысли. Она никогда бы не смогла сказать о таком, но он понял без слов. Он ведь всегда ее понимал…

Девушка застонала. Если б только она могла послать ему мысленный зов!.. Но она даже не знает, где находится, как же Виктор станет искать ее?!

– Месье Леду! – вскричала девушка. – Вы знаете, где мы? Помните хоть какие-то детали пути, по которому вас вели?

Юноша промычал что-то, видно, ему становилось все хуже. Но он сделал над собой усилие:

– Меня вел мажордом. Такой странный, в галунах. Он кого-то напоминает… И вел себя странно: не хотел впускать, все советовал убираться подальше, вздыхал так жалобно…

Мажордом… Соня вспомнила представительную фигуру – почти глава дома. Он не хотел вести Гастона, значит, знал, куда ведет. Вздыхал жалобно, значит, не одобрял действий своей хозяйки…

Конечно, его вздохи мало что дают. Но ведь нет ничего другого, за что можно зацепиться! По крайней мере, мажордом знает, что Гастона кинули в каменный мешок тайного хода. Значит, знает, где искать…

– Еще я вспомнил, – прошептал Гастон. – была лестница и черная комната. Несравненная встретила меня там, в Черной приемной…

Это уже лучше! Соня закрыла глаза:

– Не мешайте мне, месье Леду! Сидите тихо! Девушка напряглась и стала молить Бога:

– Пусть Виктор услышит меня и поймет! Пусть Виктор услышит меня и поймет!

Перед ней всплыло лицо Грандова. Его любящие глаза, его сильные руки, обнимающие ее. Его страстный голос в Розовом будуаре.

– Виктор! Виктор! Услышь меня, Виктор! – лихорадочно зашептала вслух Соня. – Я люблю тебя! Услышь меня!

Она не стеснялась. Все равно Гастон не понимает по-русски. Она уже почти кричала в ужасе и отчаянии:

– Помоги мне! Найди мажордома! Спроси его о Черной приемной! Спаси меня! Не верь гранд-маман! Я здесь, в ее подземелье! Спаси меня! Спаси!

От напряжения в мозгу девушки что-то сверкнуло, и она потеряла сознание.

25

БАБОЧКА-НА БУЛАВКЕ

Версаль, февраль 1876

Ночь в доме и подвале

Виктор в гневе бросал в саквояж свои вещи. Они почему-то не умещались. Позвать слугу? Да пес с ними, с вещами! Их можно оставить и поехать налегке. Только бы скорее в Париж, в театр «Варьете»!

Неужели эта девчонка провела его, как идиота?! Он-то повез ее с собой, чтобы побыть вместе. Мечтал о романтическом путешествии. А она знала, куда ехать, – к любовнику в Париж! Денег только у нее не было – вот и нашла дурака, с которым прокатилась без затрат.

Впрочем, вряд ли этот Гастон – ее любовник… Нет! Виктор точно знает, что был первым мужчиной Сони Леноровой. Или теперь в Париже она станет, как прежде, Ленотр?! Что ж, знаменитые предки всегда в цене. А французы почитают Андрэ Ленотра величайшим садовым архитектором – одним из создателей Версаля.

Да что этот Ленотр создал – пристанище порока и блуда?! Видно, все, кто попадают в это гнездо разврата, становятся грешниками и блудницами.

Виктор стиснул зубы и чуть не застонал. Какая ночь была в Версале! Королевские чертоги, розовые простыни… Таинственная дорожка лунного света на ковре… Алые губы Сони, разгоряченные страстью, шепчущие его имя:

– Виктор! Виктор!..

В голове вдруг что-то взорвалось, и Грандов снова увидел губы Сони, но теперь уже побелевшие, трясущиеся от ужаса.

– Услышь меня, Виктор! – лихорадочно шептали они. – Услышь!

Потом неожиданно прямо перед глазами встала фигура величественного мажордома гранд-маман. Это к чему?

И снова лихорадочный шепот Сони:

– Найди мажордома! Спроси о Черной гостиной! Спаси меня!..

Виктор схватился за голову. Та гудела. Мозг плавился. Неужели он сходит с ума?!

– Спаси меня, Виктор!

Соня, как живая, стояла перед глазами. Неужто проклятый литераторишка похитил ее?! Увез куда-то… Надругался…

– Убью! – вдруг вскричал Грандов и пнул ногой ненужный саквояж. – Скорее в Париж! Права гранд-маман… Найду и убью. А Софью – домой в Москву и на ключ. А коли понадобится – и на цепь, чтоб из дома не выходила!

Но лицо Сони вновь встало перед глазами:

– Не верь гранд-маман! – молила девушка. – Я в подземелье! Спаси меня!

И снова мерещился облик величественного мажордома…

Да что за чушь такая?!

Виктор выбежал из комнаты и почти скатился по лестнице на первый этаж.

– Где мажордом? – рявкнул он ливрейному лакею, стоявшему у конца лестницы.

– Месье Леду неважно себя чувствует. Он отошел на часик… – пробормотал тот.

У Грандова перед глазами пошли круги от ревности. Так этот мажордом родственничек писаки?! Они вдвоем похитили Соню?!

– Где он?! – заорал Грандов.

– К нему нельзя… – пролепетал вконец испуганный лакей. – У него дама…

– Ах, дама!

Грандов ринулся в глубь дома, от ревности окончательно потеряв голову. Он с ума сходит, а Софья наверняка сидит себе спокойненько с семейством Леду – турусы разводит, кофеи распивает!.. Или что они еще там делают?!

* * *

Всю дорогу в Париж Варвара Ковалева мучилась ужасно. Ну как можно вернуться и сказать: «Прости меня, мне без тебя жить тошно?!» А вдруг Гастон при этом улыбнется и ответит: «Прости и ты меня, Барбара! Но я уже женат. Вот, знакомься, моя женушка и сынок-ангелочек»?! Тогда одно остается – ложись и помирай! И при этом неотвязно думай: ведь это мог быть наш общий ангелочек!..

Пару раз Варвара даже пыталась вернуться обратно. Но ноги не шли. От одной только мысли, что она больше уж никогда не соберется с духом и не увидит Гастона хоть одним глазком, становилось хуже, чем в могиле…

Словом, в Париж Варвара прилетела как сумасшедшая. В «Парадизе» узнала, что Виктор с Соней поехали в «Варьете», а затем в Версаль, что туда поехал и Гастон. Варя ринулась за всеми.

Проследить путь двух русских и одного известного литератора-красавчика оказалось несложно. Девушка быстро узнала, в какой дом все трое вошли. Не раздумывая, Варя и сама с остервенением начала стучать в дверь.

Колотила молоточком так сильно, что пальцы отбила. Но вот дверь распахнулась – на пороге предстал внушительный мажордом, облаченный на старинный манер в камзол с золотыми галунами.

– Что угодно? – прошептал он.

– Месье Леду! – брякнула с ходу Варя. Она не знала, поймет ли этот напыщенный француз имена ее русских друзей, и потому назвала французское имя.

Но мажордом вдруг произнес:

– Я – месье Леду!

Варя расцвела. Так он – родственник Гастона. Как удачно!

– Месье Гастон Леду! – радостно закричала она.

Лицо мажордома вмиг побелело.

«Чего он так испугался?» – про себя подивилась Варвара, но когда родственник Гастона попытался захлопнуть дверь, ловко подставила свою ногу в тяжелом дорожном башмаке.

– Мадам Гранде никого не принимает! – прохрипел мажордом.

Но Варя уже отпихнула его и влетела в дом.

– Мадам Гранде – нет-нет! Я искать месье Гастон Леду!

– Здесь нет никакого месье Гастона Леду! – простонал мажордом.

Но плохо понимающая Варя впилась в рукав мажордома мертвой хваткой. И откуда только силища взялась?

Мажордому никак нельзя было допустить скандала, и потому он, схватив непонятливую девицу в охапку, потащил ее в глубь коридора. Девица завизжала, пришлось закрыть ей рот рукой. Но куда девать? Мажордом не нашел ничего лучшего, как втолкнуть ее в собственную комнату, благо она была рядом.

Впихнув девицу к себе, мажордом запер дверь. Не дай Бог, хозяйка войдет!

– Что вам нужно, мадемуазель? – повернулся он к девице, пытаясь хоть что-то втолковать строптивице. – Месье Гастон никак не может с вами встретиться. Он… занят…

– Гости из России! – взвизгнула девица. – Прошу позвать!

Выговор у нее был уморительный. Видно, тоже издалека, явно не француженка.

– Гости из России уехали утром! – четче, чем обычно, произнес мажордом.

– Тогда Гастон! Я говорить с Гастон! Я – Барбара! Я люблю Гастон!

Этого еще не хватало! У мажордома заныло под сердцем. Оказывается, у Гастона была возлюбленная. Что ж, у каждого человека, убитого во благо этого проклятого Общества, были и матери, и братья, и возлюбленные…

Господи, но ведь Гастон – не каждый! Это его Гастон! Мажордому вдруг стало плохо. Закололо сердце, перед глазами замелькали мушки.

Да что же он наделал?! Да как же он мог пожертвовать собственным сыном ради какого-то проклятого Общества?! Он ведь один раз уже бросил ребенка во имя высшей цели… Или это было сделано во имя простой жадности?..

Общество искало драгоценности маркизы де Помпадур. И обещало всем, кто помогает, выделить долю. А доля должна была быть не маленькой, ведь драгоценности стоили миллионы!

Или он бросил малыша Гастона ради любви?.. Впрочем, какая к черту любовь – похоть! Все эта мерзкая хозяйка! Тогда она была юна и прелестна, как ангел. Кто бы мог предположить, что душа у нее сатанинская? И вот теперь не она, эта ведьма, а его сын станет ангелом на Небесах…

– Я хочу месье Гастон Леду! – Девица снова вцепилась в мажордома.

– Гастон не может поговорить с вами, – промямлил мажордом. – Он с ангелами…

– Ангел?.. – прошептала девица и вдруг залилась слезами.

Дождалась, домедлила! Гастон женился и сейчас играет со своим сыном-ангелочком!.. От такого известия слезы у Вари полились в три ручья. Понятно, почему Гастон не хочет ее видеть…

Мажордом застонал. До чего же он, подлец, докатился! Незнакомая девица плачет, убивается о его сыне, а он сам сидит тут, как старый пень. Может, он и вправду постарел? Живя с этой вечно молодой и энергичной дьяволицей, и не заметишь, как постареешь. Недаром же Слуги шепчутся, что она из своих любовников кровь выпивает…

Вот и он, Филипп Леду, пришел сюда тридцатилетним красавцем, полным сил и надежд. Было это лет двадцать назад. Филипп гордился, что красавица-хозяйка выбрала именно его, ведь вокруг нее крутились только мужчины ее Общества. А его род ни к каким знатным фамилиям не принадлежал. Зато, в отличие от всех этих гнилых аристократов, он мог по пять раз за ночь ублажать свою хозяйку, а теперь – что?! И на раз не способен!

А ненасытная ведьма, забыв все ночи страсти, что между ними были, нашла себе нового любовника. И кого?! Хиленького, сладенького льстеца Мориса, ханжу, который вечно рядится в черное. Его так и прозвали – Черныш. Но этот Черныш теперь – самый доверенный слуга, от которого другие слуги шарахаются…

– Я опоздать… опоздать… – заливалась слезами девица.

Мажордом вздрогнул. А вдруг нет? Может, еще не поздно?! Вдруг Гастон не разбился насмерть при падении? Бывало же и такое! Бывало!.. Тогда бедняг добивали… Но вдруг Гастон еще жив? Добивать-то вроде некому. Морис еще вчерашним вечером отправился шпионить за русскими в Большой дворец, но пока не вернулся. Сама дьяволица была занята. Готовилась к какому-то очередному сатанинскому опыту в своей жуткой лаборатории.

Вдруг Гастон еще жив?! Видит Бог, его отец – чудовище, но ведь бедный юноша ничем не прогневил Небеса. Вдруг они пришли ему на помощь, и он не разбился, падая?..

– Господи, помоги нам! – взмолился мажордом, трясущимися пальцами снимая с тайного гвоздя за шкафом заветные ключи от подземелий.

Варя не поняла его фразы. Поняла только слово «помоги».

– Я помогу! – воскликнула она.

Мажордом внимательно взглянул на девушку: рост высокий, руки сильные. Хорошо, что в далекой России родятся такие смелые и сильные девушки. Она любит Гастона, она проехала к нему через всю Европу, она поможет…

И в эту минуту раздался оглушительный стук в дверь. Не стук – гром!

«Все! – пронеслось в голове мажордома. – Проклятый Морис… Явился, чтобы взять ключи от подземелья…»

Что делать? Прикинуться ничего не знающим? Спасать свою шкуру? Потом жить, ждать свою долю сокровищ?..

Да провались они пропадом! Вместе с дьяволицей проклятой! Если уж отцы перестанут спасать своих сыновей, на что же надеяться в этом мире? На девчонок, которые поедут на край света, чтобы спасти свою любовь?! Нет уж, он – отец! Иначе этот мир проклят…

– Открывай, скотина! Я знаю, что ты не один! Открывай, а то дверь снесу!

Мажордом вскрикнул – да это же не Морис, это русский!

И тут Варвара кинулась на дверь и затарабанила, крича по-русски:

– Виктор! Виктор! Я здесь!

Дверь задрожала и упала. Услышав крики девушки, неистовый русский снес ее напрочь. Варя кинулась в объятия брата:

– Виктор! Как я рада!

Но Грандов отстранил сестрицу, рыча:

– Ты?! А где Соня?! – И вдруг он заорал благим матом: – Почему и ты тут?! Да вы что, обе сговорились с этим мерзавцем?!

И Виктор со всей силы врезал мажордому по уху. Тот охнул и упал ровнехонько в кресло. Варя кинулась к Виктору:

– Что ты делаешь? Он же обещал отвести меня к Гастону!

– И ты туда же!

– Да! Я люблю Гастона! – закричала Варя. – И ты не можешь мне запретить! Даже Соня сказала, что я должна решиться и поговорить с Гастоном!

– При чем тут Соня?!

– Я рассказала ей, а она сказала мне… – затараторила Варя.

– Так это правда? Ты, а не Соня, влюблена в Гастона? – Виктор ошарашено потер сбитый мизинец. – И я должен верить всей этой вашей галиматье?..

– Не смей называть так мою чистую любовь! – взвилась Варвара:

Через пару минут пришедший в себя мажордом наблюдал с кресла за тем, как оба сумасшедших русских орут друг на друга и машут руками. Ну точно варвары – недаром девчонку и зовут Барбара! Но сколько страсти и силы. Они помогут Гастону.

– Хватит кричать! – застонал мажордом. – Лучше помогите! Гастон в каменном мешке, а ваша Софи в тайной лаборатории в подземелье! – Старик, кряхтя, поднялся. – Надо поспешить. Ваш крик, наверное, поднял на ноги весь дом.

– Что он говорит? – Варя схватила Виктора за рукав.

– Варя и твой Гастон попали в подземелье!

– Как?! Он же только что убеждал меня, что Гастон разговаривает с ангелом!

– Это французская идиома. Так говорят, когда человек попадает на Небеса.

Варя вскрикнула.

– Хватит говорильни! – Мажордом поднял с пола упавшие ключи на железном кольце. – Хотите мне помочь, идемте!

И, взяв фонарь, старик затрусил вперед.

– Куда он ведет нас? – зашептала Варя брату.

– В Черную приемную! – процедил тот и тряхнул мажордома за плечо. – Верно?

Мажордом вздохнул: что за парень – всего-то второй день в доме гостит, а все знает. Интересно, у них в России все такие хваткие?

Старик спустился по винтовой лестнице на нижние уровни, подошел к Черной приемной, приоткрыл дверь, осветив ее фонарем:

– Вот она! Но мы ее обойдем! Нам надо еще ниже – в подвал.

– Мы шли вчера по тайному ходу! – подсказал Виктор.

– Тот ход ведет во дворец, а это – тайный подвал дома. Сейчас я открою вот эту дверь, там всегда стоит охранник. С ним надо что-то сделать… – Мажордом вздохнул и заискивающе взглянул в лицо русского. – Иначе нам не пройти…

Виктор крякнул:

– Это я могу! Открывай!

Заскрипел старый замок. Железная дверь тяжело приоткрылась.

– Кто идет? – донеслось из темноты.

– Я! – спокойно и надменно проговорил Виктор. – Узнаешь меня, любезный?

Свет фонаря стражника осветил красивое и породистое лицо Виктора, ставшее невероятно похожим на парадные портреты Людовика XV. И стражник не устоял:

– Король?.. – ахнул он почти со страхом и попятился, освобождая дорогу. – Не может быть…

– Может! – надменно протянул Виктор и вдруг неуловимым движением ударил стражника. Тот охнул, сложился пополам и покатился по каменным плитам подземелья.

– Ну, как ты бьешь? – встряла Варвара. – Неправильно группируешь пальцы. Опять небось поранился?

Виктор хмыкнул:

– Ничего! До свадьбы заживет!

– Скорее! – поторопил мажордом. – И так вы весь дом переполошили. Не дай Бог, разбудили хозяйку…

Старик почти побежал, петляя по темным закоулкам. Под ногами захлюпала грязь – видно, в этих местах уже не убирали.

– Сейчас! – уже кричал мажордом. – Сейчас! Его руки уперлись в железную решетку:

– Это наша дьяволица велела все тут перегородить…

Мажордом поспешно начал отпирать одну решетку за другой. Пальцы дрожали, ключи не всовывались в старые замки. Потеряв терпение, старик закричал:

– Гастон! Гастон!

В ответ издалека раздался жалобный стон. И Виктор, не выдержав, закричал тоже:

– Соня!

Эхо отдалось в подземелье.

– Гастон! Соня! – заорала басом Варя.

И снова раздался стон. Только на этот раз еще более жалобный – почти детский.

– Соня, я здесь! – в ужасе заорал Виктор.

– Гастон, я иду! – вторила ему Варя.

Двое русских накинулись на решетки, словно дикие медведи. Они рвали их руками, кричала что-то невообразимое. И сквозь весь этот ужасный скрежет и рев донесся тоненький голосок:

– Ви-и-ктор!

Грандов налег на решетку, та треснула, но не поддалась. Мажордом трясущимися рукам наконец-то вставил ключ. Решетчатая дверь распахнулась. Фонарь осветил скрюченного на полу человека. Варя бросилась к нему:

– Гастон!

Но тот только стонал. Но ведь раз стонал – значит, был жив!

Мажордом кинулся к нему:

– Сынок!

И тут Грандов увидел Соню. Она стояла за еще одной решеткой и, дрожа всем телом, тянула к нему руки:

– Виктор! Я уже отчаялась!..

– Я слышал тебя! Я здесь! – Виктор схватил ее тонкие пальцы. – Я сейчас разогну эту дрянь!

Он схватился за решетку и потянул ее прутья в разные стороны. Пальцы его побелели, вены на руках вздулись от нечеловеческого напряжения. Прутья загудели и слегка разошлись. Но Сони хватило и этого – она же была тонка, как пушинка.

Но тут чья-то цепкая рука схватила ее за плечо:

– Стой, подлая!

Невесть откуда взявшаяся гранд-маман ухватила ее за кацавейку и потащила назад. Видно, старуха все-таки услышала шум и отправилась в свою тайную лабораторию. И, не найдя там девушку, ринулась искать ее в подземелье.

– Нет, ты не уйдешь от меня! – орала гранд-маман. – Не для того я столько лет искала тебя. Ждала, убивала и калечила! Отпусти ее, Виктор!

Но Виктор тянул Соню к себе.

– Отпусти! Ты можешь найти другую. А мне нужна именно эта девчонка! Я стара, мне нужно помолодеть! – безумно выла гранд-маман.

Соня закричала в панике. Ей показалось, что эти двое сейчас разорвут ее на части. И вдруг гранд-маман с диким визгом впилась зубами в руку девушки. Соня заорала благим матом. Кровопийца оторвалась на секунду, чтобы глотнуть крови.

И тогда Варвара, бросив Гастона, изо всех сил стукнула ведьму кулаком прямо через решетку. Гранд-маман на секунду ослабила хватку. Виктор дернул изо всех сил. Соня проскользнула сквозь прутья решетки и упала на руки Виктора, потеряв сознание.

И вот тогда старуха ринулась сквозь решетку, но прутья уже сомкнулись, и ведьма застряла, словно в огромном капкане.

– Помоги мне, Филипп! – закричала она.

Мажордом вздрогнул, как от удара.

– Помоги! – молила бывшая возлюбленная. – Во имя нашей любви!

Старик вздрогнул и сделал шаг, но тут Варвара схватила его за руку:

– Не смей!

Мажордом не понял по-русски, но взгляд его упал на Гастона, стонущего на полу.

– Дьяволица! – выплюнул старик. – Сдохни, отродье сатаны!

Но гранд-маман не собиралась сдаваться:

– Мальчик мой, мой наследник! – Ее цепкие пальцы потянулись к Виктору. – Меня же раздавит!

Варвара ахнула: а ну как кровь – не водица? Она снова оторвалась от Гастона, готовая прыгнуть на брата, если он вздумает помочь этой ведьме.

Но Виктор только закрыл глаза. У него на руках лежала Соня, которую надо было спасать. Неужто он бросит ее и станет помогать этой сволочной старухе?!

И тут вдруг раздался странный и резкий звук. Один из прутьев решетки лопнул от напряжения и вошел в бок старухи. Раздался нечеловеческий вопль. Судьба наколола гранд-маман на свою иглу, словно бабочку на булавку… Ночную бабочку…

26

СТИХИ В ЧЕСТЬ ВАРВАРЫ

Версаль, февраль 1876

Та же ночь

Соню и Гастона перенесли в дом и уложили спать. Врача решили не звать – слухи никому не нужны. Виктор сам осмотрел Гастона, он-то отлично знал, какие повреждения могут быть у того, кто упал с высоты. В своих странствиях он сталкивался и не с такими травмами.

Слава Богу, у юноши ничего существенного не обнаружилось. Разрывов внутренностей не было. Гастон оказался редким везунчиком – у него даже сотрясение мозга оказалось легким".

– Полежит недельку в постели, отоспится и станет, как новенький! – пошутил Грандов.

Действительно, напичканный снадобьями из манчжурской аптечки Виктора, Гастон довольно спокойно заснул, держа в руке подрагивающие пальцы Вари. Девушка, бесстрашно сражающаяся еще пару часов назад, теперь беззвучно плакала, глядя на обретенного возлюбленного, и в сотый, но последний раз давала себе слово:

– Никогда не ссориться, никогда не расставаться! Хочет писать стихи, пусть пишет. Хочет жить во Франции, я перееду сюда. Я даже язык выучу. Лишь бы он поправился!

Мажордом приободрился. Если Гастон выжил после падения, то теперь точно поправится. Потом они поговорят. Отец покается. Бывает ведь не только блудные сыновья, но и блудные отцы. Но ведь Господь велел прощать!..

Сейчас главным было – не допустить шума вокруг случившегося. А значит, предстояло действовать быстро и напористо. Никто не должен знать, что за дела творились в этом доме.

Слугам за молчание были пожалованы кругленькие суммы денег. О гостях из России они должны были говорить только то, что те – родственники хозяйки и прибыли по ее приглашению.

Стражник, очнувшийся под дверью в подземелье, был отправлен в собственное жилище, благо то было неподалеку. В кошельке у него лежало некое возмещение ущерба – бумаги государственного займа на кругленькую сумму.

На правах управляющего мажордом известил жандармерию о неожиданной трагедии. Местные стражи порядка были уведомлены о том, что хозяйка дома отправилась в подвал, но заплутала. Хотела пролезть через решетку, поставленную от воров, но случилась ужасное…

Тайную лабораторию жандармам не показали. Незачем им знать, что почтенная мадам Гранде занималась странными химическими опытами. Мало ли какие могут пойти пересуды…

Жандармы походили, ежась, по подземелью, похлопали себя по карманам, куда умелый мажордом предусмотрительно положил по несколько бумаг Государственного банка на предъявителя, и подтвердили, что тут не только слабой женщине, но и сметливому мужчине заблудиться не грех. Горестно повздыхав, они отправились в участок составлять протокол осмотра места происшествия. Вердикт был прост – «несчастный случай».

Уходя, они посоветовали Виктору побыстрее посетить семейного нотариуса для установления своих прав вступления в наследство. И никого не удивило, что Грандову-Гранде, обладающему огромным наследством в далекой России, досталось еще и богатейшее наследство во Франции. Известно же: деньги – к деньгам!

После ухода жандармов Виктор поспешил к Соне. Девушка встретила его, взволнованно ломая пальцы. Грандов испугался:

– Тебе плохо? Что болит?

Соня покачала головой:

– Ничего не болит. На мне все заживает как на собаке. Но…

– Что – говори!

– Только ты не пугайся… В лаборатории твоей гранд-маман…

– Не упоминай при мне эту ведьму! – взвился Грандов.

– В лаборатории… – Соня споткнулась, – этой ведьмы была еще больная старая женщина. Эта… ведьма напоила ее моей кровью – поставила эксперимент: насколько моя кровь годится для омоложения.

– Что за идиотизм! – вскричал Виктор. – Какое еще омоложение?

Пришлось ему рассказать коротенько и про эликсир, предназначенный для Помпадур, и про то, что его выпила гранд-маман.

– Потому-то она и прожила так долго!

– Но при чем тут ты?! – возмущался Грандов.

Пришлось рассказать и о мальчике, племяннике Помпадур, которому дали попробовать эликсир.

– Этот мальчик – мой дедушка, – объясняла Соня. – Потому-то он и прожил тоже больше ста лет. Мой отец, его сын, тоже выглядел на седьмом десятке, как на четвертом. Словом, тоже мог бы прожить подольше. Понимаешь, гранд-маман верила, что действие эликсира передается через кровь, по наследству.

– Значит, и ты, если это верно, проживешь сто лет?

– Она так думала. Но не была уверена. Эликсир не всегда срабатывал, потому-то она и решила не пить мою кровь сразу, а сначала дать старухе и посмотреть, что получится. Поэтому ты должен сходить в лабораторию и взглянуть, как там бедная женщина.

Виктор вскочил – конечно, надо пойти! Но оторваться от Сони?! А вдруг ее опять кто-нибудь похитит? Ведь дом полон слуг проклятой гранд-маман! Вдруг они решат отомстить?

И в это время во входную дверь дома с дикой силой застучал дверной молоток. Послышались торопливые шаги мажордома – если это жандармы, надо их встретить и достойно умаслить. Но оказалось хуже – в дом ворвались пятеро девиц, одна другой выше и сильнее. Самая высокая даже громыхала железной цепью, крутя ее в воздухе.

– Мадемуазель Варвара! – заорали девицы, влетая в коридор и рассыпаясь по дому. – Где Варвара? Что вы с ней сделали? Да мы весь ваш дом разнесем по щепочке!

Варваре и Виктору пришлось выскочить на эти вопли. Девицы, увидев госпожу, повалились в ноги, запричитав пуще прежнего. Мажордом, конечно, не понимал по-русски, но от такой верности и преданности только рот раскрыл. Впрочем, может, дело не в верности, а в оплате?..

Словом, с Соней осталась сидеть ее давняя московская охранница, а Виктор, позвав с собой мажордома, отправился в подвальную лабораторию. Через несколько минут они поднялись к Соне с докладом.

– Мне жаль, мадемуазель Софи! – произнес мажордом, склоняя голову. – Но та женщина не выздоровела.

Старик понимал, что, в сущности, это плохая новость. Она ведь говорит о том, что кровь у Сони никакая не особенная. Но еще эта новость говорит о том, что вечная жизнь, которой так жаждала мадам Гранде, не существует. Увы, увы!

Но Виктор, подскочив к возлюбленной, с какой-то особой радостью в голосе выкрикнул:

– Сонечка, милая, та старушка скончалась! Так что ты свободна – никто не станет больше покушаться на твою кровь. Видно, действия эликсира хватает только на два поколения. А ты у меня – третья. На тебя не хватило. И теперь ты только моя! Мы будем жить вместе и умрем в один день!

И, выхватив девушку прямо из постели, он закружил ее по комнате.

Мажордом вздохнул – и чему радуются? Тут вечность канула в Лету… Молодые не понимают, как быстротечно время! Но ответ Сони удивил старика:

– Зато мы всегда станем возрождаться. И искать друг друга. Потом находить и узнавать!

– Конечно, моя любовь, моя Несравненная! – воскликнул Виктор.

– Как скажете, сир! – Соня с наигранной покорностью склонила головку. – Мой король…

Мажордом вздохнул: может, молодежь права? Вот взглянешь на них и уверуешь в переселение душ: точно Людовик XV и маркиза де Помпадур. Только стоит надеяться, более счастливые…

Но ведь тогда и он, старый Филипп, возродившись вновь, встретит свою бедную Мадлен, мать Гастона. И во второй раз он ни за что не бросит ее и своего будущего сынишку. Ни за какие сокровища, будь они неладны!..

Получается, стоит только правильно прожить одну жизнь, будешь правильно жить и последующие – встречать тех, кого любишь, и побеждать тех, кто приносит в этот мир зло…

– Только я не понимаю, что за тайное Общество основала моя родственница злодейка? – услышал Филипп вопрос Виктора.

– Общество «Дети Короля» основала не она, а сама маркиза, – ответила Соня. – Я дам тебе почитать ее записки, и ты все поймешь!

– Так записки все-таки существуют? – удивился Виктор.

– Так, может, существуют и сокровища? – насторожился мажордом. – Хозяйка, которая была гранд-магистром, уверяла всех, что Общество ищет драгоценности маркиза Помпадур.

Соня вздохнула: говорить или нет? Нехорошо начинать новую жизнь со лжи, тем более если тот, кому врешь – твой будущий муж.

– Сокровища были… – осторожно протянула она.

– И что с ними теперь?

Соня уставилась в глаза мужчин, вмиг вспыхнувшие алчным пламенем. Ох уж эти искатели сокровищ – мало им крови, которая пролилась! Да и что с них взять? Один жил в услужении, поэтому всегда мечтал разбогатеть. Второй, конечно, богат, но ведь его королевская кровь вечно требует новых сокровищ.

И, движимая вечным инстинктом мудрой женщины, Соня твердо сказала:

– Сокровища были, но нет никаких указаний на то, где они теперь. Они пропали, и вряд ли уже найдутся.

– Ну и хорошо! – Мажордом вздохнул, словно с его плеч упал тяжкий груз. – Ни одни камешки не стоят человеческих жизней. И я рад, что избавился от этого наваждения. Бог с ними, с сокровищами, лишь бы выжил мой сын!

Ну а Виктор подмигнул Соне:

– Видишь, у каждого свои сокровища! Я-то уж точно не в накладе – мое сокровище со мной!

И, притянув девушку к себе, он обнял ее. Но та вдруг, беспокойно вздохнула:

– Думаешь, теперь все станет хорошо? А как же Общество? Они же могут мстить…

– Не беспокойтесь, мадемуазель Софи! – тихо произнес мажордом. – Может, раньше Общество и было сильным, но на нынешнее время оно – блеф. Все держалось на тройке магистров. Но Первый и Второй магистры мертвы. Так что в последнее время мадам Гранде верховодила одна. Никто, конечно, не знал, что гранд-магистр – женщина. Мадам Гранде просто платила деньги за разные услуги, а при этом еще делала вид, что Общество всесильно. Она вообще любила играть – то ли в масонов, то ли в розенкрейцеров. Устраивала спектакли. Было всего несколько человек, которые знали истину. Но мадам умела, так сказать, раздувать угли. Когда несколько лет назад погиб один гонец, который отвозил что-то по ее просьбе, она разыграла целый спектакль. Он, бедняга, перепил, должно быть, и свалился с моста. Но мадам пустила слух, что его покарала рука Общества за то, что он разгласил тайну.

– Так убийства были понарошку? – удивилась Соня.

– Увы, мадемуазель, не все. Мадам Гранде убирала тех, кто ей мешал. А в последнее время словно с цепи сорвалась. Видно, решила покончить с Обществом, забрать себе все деньги и заметала следы. Заманивала к себе неугодных и нажимала тайный рычаг на ручке своего кресла. Пол в комнате наклонялся, и несчастный падал в каменный мешок. Это хитроумное устройство сконструировал еще давний владелец этого дома – часовщик. Он ужасно боялся грабителей, вот и постарался. А мадам знала все его хитрости и пользовалась им. Несчастный, упавший в каменный мешок, умирал от голода и жажды. А недельки через две Морис, главный помощничек нашей дьяволицы, вытаскивал тела и сбрасывал в речку. Ну а тех, кто еще не умер в подвале, Морис просто убивал.

– Где же он сейчас? – вскричал Виктор. – С ним следует поскорее разобраться!

– Увы, месье… Он пропал.

– Удрал в страхе перед наказанием?

– Нет, месье. Он пошел шпионить за вами по приказу хозяйки, когда Шарль повел вас во дворец по тайному ходу. Но вы вернулись, а Морис нет.

– А как он был одет? – встрепенулась Соня.

– Он всегда одет одинаково – во все черное: и плащ, и одежда.

– А какой он из себя?

– Небольшого росточка, худенький, вертлявый. Противный, как блевотина. Простите, мадемуазель…

Соня заулыбалась:

– Так мы можем его не опасаться! Он не вернется. Он упал с лестницы, когда мы бродили по дворцу, и сломал себе шею.

– Так это тот второй, что валялся около нижней ступеньки? – подозрительно сверкнув глазами, поинтересовался Виктор. – И он сам сломал себе шею?

Соня набрала побольше воздуха и подтвердила:

– Он упал и сломал шею!

И хотя она-то точно знала, что шею Морису сломал «милейший» Николай Петрович, но сказать это у нее язык не поворачивался. Все-таки Николай Петрович Контии был ее учителем… Наставником, так сказать… Хотя потом и решил убить свою ученицу…

– А Шарль где? – девушка перевела разговор.

– Когда он вернулся без вас, мадам Гранде выгнала его, даже не заплатив жалованья за последний месяц. Так что уж он-то не станет мстить за вероломную мадам.

И тут Виктор улыбнулся:

– Зато я с удовольствием заплачу ему вдвойне – ведь это он проводил нас во дворец! Помнишь Розовый будуар, милая?

Соня кивнула и вдруг, словно наяву, увидела маркизу де Помпадур в ее любимом фисташковом платье с розочкой у корсажа. Фаворитка улыбалась:

– Нелегко быть Версальской грешницей, верно, моя девочка?

А возникший неизвестно откуда Людовик по-свойски ткнул пальцем под ребро своего потомка:

– Нелегко быть королем, верно, мой мальчик?

И оба царственных предка, взглянув друг на друга, дружно обратились к потомкам:

– Но ведь все к лучшему, не так ли?

И мажордом в удивлении услышал, как русские гости в один голос отвечают кому-то:

– Конечно, все к лучшему!

Филипп Леду незаметно перекрестился: ох, видно, все они с приветом, эти русские. А может, они видят то, что другим недоступно? Воистину странный народ и загадочный…

И тут тишину прорезал вопль Варвары:

– Виктор, Соня, месье Леду! Идите скорее! Гастон очнулся. Ему лучше. Он просит перо и бумагу – хочет написать, стихи в мою честь!

ЭПИЛОГ

Москва, май 1876

Венчались в Москве, в мае на Красную Горку, естественно, в церкви Святой Варвары на Варварке.

Всю ночь Соня думала, как ни странно, не о Викторе, а о… мадам Помпадур. Вспоминала, как та, бедняжка, мечтала выйти замуж именно в мае, когда вся земля цветет и воздух напоен ароматом тайны и страсти. Но маркизе это не удалось. А вот Соня выходит…

Главное – больше никаких тайн! Страсть – пожалуйста, хоть море разливное. Но ни о каких тайнах Соня больше слышать не хочет!

Но не все случается по нашим желаниям. Утром, за два часа до венчания, почтальон принес письмо из Версаля.

Сердце девушки екнуло и взволнованно застучало. Она уже поняла, что на роскошной веленевой бумаге последняя тайна ее путешествия в Версаль.


«Надеюсь, моя девочка, ты не в обиде за то, что мне пришлось слегка поэксплуатировать тебя. Думаю, ты поняла, что другого выхода найти утерянные драгоценности у меня не было. Каюсь, это нехорошо с моей стороны. Но ведь ты была единственным ключом к разгадке тайны.

Кроме того, меня слишком сильно стала раздражать эта мерзавка Грандье, выдающая себя за праведницу Гранде. Я раскинула карты, и они подсказали мне, как отправить старую греховодницу в ад…»


Соня оторвалась от письма. Греховодница… Да все они хороши – что мадам Гранде, что мадам Ле Бон, или, как ее теперь зовут, Лебоне! Гадалке нужны были сокровища, и никак не умирающая старуха Гранде ей мешала. Но ведь Соня могла погибнуть в их ужасной авантюре!

Вздохнув, Соня вернулась к письму. Она словно отвечало на ее возмущение:


«Нет, Соня, я твердо знала, что ты выйдешь победительницей. Кроме того, я всегда старалась быть на подхвате. Это я поместила розочки в Версале, отметив тебе путь в будуар маркизы и тем самым, на ее тайную лестницу. Она говорила мне что-то про тайник между покоями ее и Людовика. Но я не знала, где он расположен. Я устроилась смотрительницей в Версальский дворец, искала, но без толку. И тогда я решила обратиться к тебе. Я была уверена, что кровь – не водица, и, попав в Версаль, ты узнаешь место. И еще я почему-то верила, что в записках маркизы есть указание. И видишь, я не ошиблась!

Наверное, ты хочешь знать, каким образом я смогла тебе присниться. Это непросто, но для хорошего медиума – возможно. Просто мы с тобой думали об одном и том же. Ты писала о маркизе и думала о ней, я вспоминала Помпадур и тоже думала. Каюсь, не о ней – о драгоценностях.

Маркиза оказалась совсем не такой хваткой и хитрой, как полагается быть королевской фаворитке. Мне нужны были деньги, и я явилась к ней. Я предсказала – она заплатила. Но я поняла, что она больна и долго не протянет. Кто же тогда станет мне платить?

Вот тогда я и сварила для нее эликсир. Но эта курица не решилась его выпить. Начала перепроверять на других людях. А я не могла варить большое количество эликсира. Его составляющие редки, а ведь мне нужно было и себя пользовать. Когда я сварила ей последнюю порцию, хитрая девчонка Полин Грандье вообще обвела маркизу вокруг пальца. Она поднесла Помпадур обычное вино, а сама выпила мой эликсир. Мерзкая тварь! Словом, пока я искала новую порцию ингредиентов, бедняжка маркиза скончалась. Но ведь она не успела заплатить мне!

А я, девочка, работая ныне в Версале, получаю совсем небольшое жалованье. Но мне не хочется искать другого места. Я надеюсь побыть здесь смотрительницей и весь наш век, и следующий. Мне не слишком-то комфортно в столь быстро меняющемся времени. Хочется чего-то неизменного и надежного. А Версаль неизменен. И потому я надеюсь, что даже в двадцать первом веке на сайте Музеев Версаля во Всемирной паутине можно будет прочесть мою фамилию…»


Соня улыбнулась: ох уж эти гадалки! Не могут обойтись без непонятных слов. Что такое «сайт»? И как прикажете понимать таинственную «Всемирную паутину»? Ну а замашки аж на двадцать первый век?..


«К тому же мое присутствие во дворце вполне оправданно. В самом деле: кто лучше меня, ярче и увлекательнее сможет рассказать о Версале? Я стану менять имена и адреса, увольняться на какое-то время, но всегда буду поступать на службу во дворец вновь. И всегда стану рассказывать правду о юной Жанне-Антуанетте Пуассон, которая, полюбив короля еще в детстве, сумела стать его незаменимой спутницей жизни. Пусть я не сумела спасти ее жизнь, буду стараться сохранить хотя бы имя.

Ах, Соня, всем приходится отдавать долги, даже те, что сделали наши предки. Вот и тебе пришлось! Думая об одном и том же, что и ты, я приходила в твои сны и говорила с тобой. Я даже показала тебе будуар маркизы. И, попав в него наяву, ты не сплоховала. Ты сделала то, что была должна. Заплатила долги предков.

Но, положа руку на сердце, скажи, девочка, разве ты не получила лучшее сокровище в мире – свою любовь?

Я прожила много лет, но скажу тебе честно: нет в этом мире ничего драгоценнее любви и нет никого дороже любимого человека. Ты согласна со мной?

Остаюсь твоя верная Нинон Ле Боневиль, она же мадам Ле Бон, ныне – мадам Лебоне, дочь алхимика Антуана Ле Боневиля, создавшего волшебный эликсир долголетия и сожженного на костре во времена Людовика XIV, Короля-Солнце».


Соня медленно сложила письмо. Так вот откуда эликсир… Человечество должно было носить на руках того, кто его создал. Но его сожгли. Человечеству не нужна Вечность…

Но она, Соня, нашла то, что нужно ей. Гадалка права – Любовь ценнее всех сокровищ. Надо запомнить это навечно. Чтобы, когда начнется новая, следующая жизнь, знать, что искать:

ЛЮБОВЬ – ВСЕГДА ЛЮБОВЬ!


home | my bookshelf | | Версальская грешница |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу