Book: Меч карающий



Меч карающий

Меч карающий

От авторов

Мы бесконечно признательны одному из самых замечательных докторов штата Мэн, Дэвиду Престону, за неоценимую помощь в работе, связанную с вопросами медицины в «Мече карающем». Также благодарим наших агентов: Эрика Симонова и Линн Несбит из «Дженклоу & Несбит»; Мэттью Снайдера из «Си-Эй-Эй»; потрясающего редактора Бетси Митчелл; и, наконец, издателя Маурин Эджин из «Уорнер Букс».

Линкольн Чайльд: Я хотел бы поблагодарить Дениса Келли, Брюса Свансона, докторов медицины Ли Сукно и Брая Бенджамина, Бонни Мауэра, Шерифа Кейта, преподобного Роберта М. Дьячека, а также Джима Куша. В особенности признателен своей жене Лючии за поддержку и строгую (а порой и суровую) критику черновиков четырёх романов последних пяти лет. Огромное спасибо родителям, с раннего детства привившим мне глубокую любовь к мореплаванию и солёной воде – любовь, которая продолжается по сию пору. Также хотел бы выразить признательность сомнительной компании столетия назад ушедших пиратов, изобретателей шифров и их взломщиков, шпионов и секретных агентов эпохи Елизаветы, – за то, что обеспечили колоритные прототипы и предоставили материал для «Меча карающего». Напоследок скажу долгожданное спасибо Тому МакКорнаку, бывшему начальнику и учителю, который с энтузиазмом и проницательностью обучал меня писательскому мастерству и редактированию текстов. Nullum quod tetigit non ornavit.

Дуглас Престон: Хотел бы выразить признательность Дж. П. Вилей-мл., главному редактору журнала "Smithsonian", и Дону Мосеру, редактору. Также благодарен своей жене Кристине за поддержку, и дочери Селене – за знакомство с рукописью и ценные замечания. Глубоко благодарен родителям, Дороти МакКэнн Престон и Джерому Престону-младшему – за то, что бережно хранят ферму «Зелёное пастбище» и присматривают за ней, так что мои дети и внуки смогут насладиться прототипом того самого места, что фигурирует в качестве вымышленных декораций «Меча карающего».

Мы заранее извиняемся перед особо придирчивыми критиками за то, что изменили черту берега и смело сдвинули острова и каналы. Не стоит даже пояснять, что Стормхавэн с его жителями и «Таласса» с сотрудниками выдуманы и существуют лишь в нашем воображении. Хотя у восточного побережья и можно найти несколько островов Рэгид, наш остров, описанный в романе (вместе с семьёй Хатч, которая им владеет), выдуман целиком и полностью.

Однако, некоторые читатели могут заметить взаимосвязь между историческими аспектами, с которых начинается «Меч карающий» и историей таинственным образом затопленной «Денежной шахты» острова Оак, в Новой Шотландии. Хотя данный роман – произведение фантастическое, именно тайна острова Оак, зачаровавшая нас ещё в начальной школе, явилась изначальным толчком к написанию романа. Дуглас Престон в своё время неделю провёл на острове Оак, собирая материал для статьи в журнал "Smithsonian", которая увидела свет в июне 1988-го года под заголовком «Охотники за сокровищами Смертельной ловушки последних двух столетий». Данная статья доступна на страничке авторов в интернете: http://www.prestonchild.com.


Такой денёк, всё залито ромом;

Наша компания ещё более-менее трезва;

Мы в замешательстве, чёрт побери!

Мошенники плетут заговор;

Большой спор о делёжке – так что я усиленно выбирал добычу;

Сегодня взяли одно, на борту чертовски много ликёра, так что команду надо разогреть, и разогреть серьёзно;

Затем всё снова пошло хорошо.

(из судового журнала Эдварда Тича, известного под кличкой «Чёрная Борода», ок. 1718)


Применение решений века двадцатого к проблемам века семнадцатого даёт либо совершеннейший успех, либо полный хаос; промежутка нет.

(Доктор Орвилль Хорн)

Пролог

Однажды в июне 1790-го года рыбак Симон Руттер из штата Мэн ловил треску и попал в шторм. Его плоскодонка была перегружена рыбой, он серьёзно сбился с курса и ему не оставалось ничего другого, кроме как направиться к скрытому в тумане острову Рэгид[1], расположенному в шести милях от побережья. Пережидая ненастье, рыбак решил исследовать безлюдное место. В глубине острова, вдали от скалистых рифов, которым островок обязан своим названием, он обнаружил массивный старый дуб, с одной из нижних ветвей которого свисали старинный кильблок и такелаж. Прямо под деревом земля осыпалась во впадину. Хотя об острове было известно, что он незаселён, Руттер нашёл явное свидетельство, что кто-то побывал здесь много-много лет назад.

В нём проснулось любопытство, поэтому Руттер заручился поддержкой брата и однажды в воскресенье несколько недель спустя вернулся, на этот раз с киркой и лопатами. Обнаружив ту самую впадину, мужчины принялись копать. На глубине в пять футов инструменты ударились о площадку из дубовых чурбанов. Рыбаки подняли их и продолжили копать глубже, их любопытство лишь росло. К концу дня они достигли чуть ли не двадцати футов глубины, пройдя сквозь слои древесного угля и глины до очередной дубовой платформы. Братья вернулись домой, намереваясь возобновить раскопки после ежегодного гона макрели. Но неделю спустя брат Руттера утонул – его плоскодонка неожиданно перевернулась по непонятной причине. Яму временно оставили в покое.

Два года спустя Руттер и группа местных торговцев решили объединить усилия и ресурсы, чтобы вернуться к таинственному месту на острове Рэгид. Взявшись копать заново, они вскоре достигли ряда вертикальных тяжёлых дубовых балок и поперечных стропил, которые, как оказалось, ограждали засыпанную шахту. Точная информация о том, насколько глубокую яму раскопала эта группа, отсутствует, однако большинство оценок сходится на ста футах. Здесь инструменты ударили о плоский камень с выбитой на нём надписью:

Сначала ты станешь Лгать,

Проклятый, ты будешь Рыдать,

А худшее, ты должен Умереть

Камень сдвинули с места и подняли на поверхность. Впоследствии появились теории о том, что убрав камень, люди привели в действие некий механизм, поскольку спустя несколько мгновений, без какого бы то ни было предупреждения, в яму ворвалась морская вода и целиком её затопила. Все землекопы сумели спастись – все, кроме Симона Руттера. Водяной Колодец, как стали называть затопленную шахту, принял свою первую жертву.

О Водяном Колодце возникло множество легенд. Но наиболее вероятная гласила, что около 1695-го года знаменитый английский пират Эдвард Окхэм незадолго до своей таинственной смерти зарыл свои огромные сокровища у побережья штата Мэн. Шахта на острове Рэгид казалась вполне вероятным кандидатом. Вскоре после гибели Руттера начали ходить слухи, что сокровище проклято, и что любого, кто попытается его достать, постигнет та самая участь, которой грозил камень.

Было предпринято множество попыток осушить Водяной Колодец. В 1800-м году двое бывших партнёров Руттера организовали новую компанию и собрали средства для возведения второго туннеля, в двенадцати футах к югу от изначального колодца. Поначалу всё шло хорошо, и на глубине ста футов они попытались прорыть горизонтальный проход под Водяной Колодец. Они планировали выйти к сокровищам из-под низу, но, как только туннель повернул к Колодцу, проход стал быстро заполняться водой. Мужчины едва сумели спастись.

В течение следующих тридцати лет Колодец оставался нетронутым. Затем, в 1831-м году, горный инженер по имени Ричард Паркхерст основал «Экспедиционную Компанию г. Бат по Спасению Имущества». Паркхерст сумел собрать ценную информацию о предыдущих попытках. Он взялся за устье Водяного Колодца, установил большой паровой насос. Вскоре стало ясно, что выкачать морскую воду не удаётся. Не падая духом, инженер доставил на место примитивный бур для выработки угля. Этот бур он установил прямо над Колодцем. Инструмент легко проник намного глубже, чем во всех предыдущих случаях, и пробил доски на глубине целых ста семидесяти футов, после чего столкнулся с чем-то непреодолимым. Когда бур подняли, в разломанном острие нашли застрявшие кусочки железа и ржавчину. В резьбе также обнаружили шпатлёвку, цемент и значительное количество волокон. Последние проанализировали и выяснили, что это «манильская пенька», то есть волокна кокоса. Это растение, которое встречается лишь в тропиках, обычно использовали на кораблях для крепления груза. Вскоре после этого открытия «Экспедиционная Компания г. Бат по Спасению Имущества» обанкротилась и Паркхерсту пришлось покинуть остров.

В 1840-м году была основана «Бостонская Экспедиционная Компания по Спасению Имущества», которая взялась за раскопки третьей шахты в окрестностях Водяного Колодца. На глубине всего лишь шестидесяти шести футов участники экспедиции неожиданно пробили старый боковой туннель, который, как оказалось, отходил от изначального Колодца. Их собственная шахта моментально заполнилась водой и затем обрушилась.

Не унывая, предприниматели прорыли ещё одну очень большую шахту в тридцати ярдах в сторону. Эта шахта получила название Бостонской. В отличие от ранее вырытых туннелей, Бостонская Шахта была не вертикальной, а наклонной. Столкнувшись со скальными породами на глубине семидесяти футов, они сменили направление, ценой огромных затрат уйдя вниз ещё на пятьдесят футов с помощью буров и пороха. Затем прорыли горизонтальный проход под предполагаемым дном изначального Водяного Колодца, где обнаружили сруб и продолжение засыпанного ствола шахты. Взволнованные, они принялись рыть дальше вниз, очищая старую шахту. На глубине в 130 футов встретили очередную платформу, которую оставили нетронутой, и принялись обсуждать, поднимать её или нет. Но в ту же ночь лагерь был разбужен оглушительным грохотом. Землекопы подбежали ближе и увидели, что основание Водяного Колодца провалилось в новый туннель с такой силой, что вода и грязь взлетели на тридцать футов над землёй. Среди этой грязи нашли грубый металлический болт, похожий на те, которыми подбивали углы матросских сундуков.

В течение следующих двадцати лет в попытках добраться до сокровищ прорыли ещё с дюжину шахт, но все они в конце концов оказывались затопленными или разрушенными. Обанкротились ещё четыре компании. В некоторых случаях землекопы начинали утверждать, что затопление – не случайность, и что создатели Водяного Колодца специально разработали дьявольский механизм, чтобы затопить любые боковые шахты, которые только можно выкопать.

Гражданская война дала передышку попыткам достать сокровища. Затем, в 1869-м году, новая компания получила право вести на острове раскопки. Мастер по горным работам, Ф. К. Вренс, отметил, что уровень воды в Колодце поднимается с приливами и опускается с отливами. Он выдвинул теорию, что и сам Колодец, и его водяные ловушки должно быть связаны с морем искусственным туннелем. Если этот туннель найти и запечатать, Колодец можно будет осушить и спокойно достать сокровища. В общем и целом Вренс вырыл на различных глубинах более двенадцати пробных шахт поблизости от Водяного Колодца. Многие из этих шахт встретились с горизонтальными туннелями и расселинами в скалах, и их подрывали динамитом в попытках остановить доступ воды. Тем не менее, ни одного туннеля, ведущего к морю, найдено не было, и Водяной Колодец так и остался затопленным. Компания исчерпала свои средства и, подобно предшественникам, бросила оборудование тихо ржаветь на морском воздухе.

В начале 1880-х годов консорциум промышленников из Канады и Англии основал компанию «Золотоискатели, Лтд.». На остров доставили мощные насосы и новый тип бура, наряду с паровыми котлами, чтобы привести их в действие. Компания попыталась пробурить несколько отверстий в Водяном Колодце. 23-го августа 1883-го года охотники за сокровищами в конце концов добурились до плотного слоя грязи. Пройдя глубже, сверло ударилось о ту самую железную пластину, которая пятьдесят лет назад вышла победителем в схватке со сверлом Паркхерста. На острие приладили новый алмазный наконечник, паровые котлы запустили в полную силу. На этот раз сверло пробурило железо и вошло в массивный слой более мягкого металла. Когда острие вытащили, в резьбе нашли длинную тяжёлую спираль из чистого золота, а ещё полусгнивший обрывок пергамента с двумя неполными фразами: «шёлк, канарское вино, слоновая кость» и «Джон Хайд гниёт на виселице Дептфорда».

Спустя полчаса после находки один из огромных котлов взорвался, убив кочегара-ирландца и сравняв с землёй множество строений компании. Тринадцать человек были ранены, а один из директоров, Эзекиель Харрис, навсегда ослеп. «Золотоискатели, Лтд.» последовала примеру предшественников и обанкротилась.

На рубеже девятнадцатого и двадцатого столетий счастья с Водяным Колодцем попытали ещё три компании. Не сумев повторить открытия «Золотоискателей, Лтд.», они использовали насосы нового типа, наряду с подрывом расставленных случайным образом подводных зарядов. Последними пытались запечатать пропитанный водой остров, первыми – выкачать воду. Работая на полную мощность, насосы сумели понизить уровень воды в некоторых из центральных шахт на двадцать футов во время отлива. Землекопы, отправленные вниз для изучения состояния колодцев, жаловались на ядовитые газы; нескольким стало плохо, и их пришлось вытащить на поверхность.

В начале сентября 1907-го года, во время работы последней из этих трёх компаний, заряд взорвался преждевременно, и один из рабочих потерял руку и обе ноги. Два дня спустя на побережье налетел жестокий «северо-восточник» и вывел из строя главный насос. Работы пришлось остановить.

Хотя никакие компании больше не решались взяться за дело, диггеры-одиночки и энтузиасты по-прежнему время от времени продолжали пытать счастья в пробных туннелях. К тому времени изначальное расположение Водяного Колодца затерялось меж бесчисленных затопленных боковых шахт, подкопов и туннелей, что изрешетили весь центр острова. В конце концов, остров оставили на произвол травы и черёмухи, а сама поверхность его оказалась нестабильной и опасной, и городские жители избегали там появляться. Но в 1940-м году Альфред Вестгэйт Хатч-старший, юный и богатый нью-йоркский финансист, на летние каникулы привёз семью в штат Мэн. Он услышал про остров и, заинтригованный, изучил его историю. Документация зияла пробелами: ни одна из компаний не заботилась о том, чтобы вести подробные записи. Шестью годами позже Хатч купил остров у земельного спекулянта и перевёз семью в Стормхавэн.

Как и многие другие до него, А. В. Хатч-старший стал одержим Водяным Колодцем, и точно так же это его погубило. В течение двух лет финансы семьи подошли к концу, и ему пришлось объявить себя банкротом; Хатч начал пить и вскоре умер, оставив девятнадцатилетнего А. В. Хатча-младшего единственной опорой семьи.



1

Июль 1971-го года

Малин Хатч устал от лета. Всё утро они с Джонни были заняты тем, что швыряли камнями в осиное гнездо в старом доме. Это было весело. Но сейчас делать больше нечего. Только-только пробило одиннадцать, но он уже съел те два бутерброда с арахисовым маслом и бананами, которые мама приготовила ему на обед. И вот Малин уселся на плавучий док напротив их дома, положил ногу на ногу и уставился в море, надеясь увидеть на горизонте линейный корабль с клубами дыма. Пожалуй, подошёл бы даже большой нефтяной танкер. Может быть, он направится к одному из дальних островов, обойдёт вокруг него и взорвётся. Вот это было бы здорово!

Брат вышел из дома, его шаги застучали по деревянной дорожке, ведущей к доку. Он прижал к шее кусочек льда.

– Надеюсь, тебе уже лучше, – сказал Малин, втайне довольный тем, что сам избежал укуса, а его старший (и, предположительно, более мудрый) брат – нет.

– Ты просто не подошёл поближе, – заметил Джонни, дожёвывая остатки бутерброда. – Трусишка.

– Я стоял так же близко, как и ты!

– Ага, конечно!… Всё, что могли рассмотреть пчёлы – твою тощую спину, которая улепётывала со всех ног, – ответил тот, фыркая и швыряя кусочек льда в воду.

– Нет, сэр! Я стоял прямо там.

Джонни тоже шлёпнулся на доски, бросая ранец рядом.

– Но всё же мы неплохо их отделали, этих пчёл! Правда, Мал? – сказал он, указательным пальцем ощупывая воспалённый участок кожи на шее.

– Ещё бы!

Они помолчали. Малин бросил взгляд через бухту на острова залива: Хермит, Рек, Олд-Хамп, Киллик-Стоун. И, далеко за ними, – голубые очертания острова Рэгид, которые то появлялись, то снова исчезали в упрямом тумане, который не уходил даже в такой прекрасный день в середине лета. За островами лежал открытый океан, по словам отца «спокойный, как запруда у мельницы».

Утомлённый мальчик швырнул в воду камешек и без всякого интереса пронаблюдал за разбегающейся рябью. Малин едва ли не пожалел, что не поехал с родителями в город. По крайней мере, там бы ему нашлось чем заняться. Он хотел бы быть где угодно – в Бостоне, в Нью-Йорке, – но только не в Мэне.

– Ты бывал в Нью-Йорке, Джонни? – спросил он.

Джонни с серьёзным видом кивнул.

– Один раз. Ещё до того, как ты родился.

«Какая ложь!» – подумал Малин. Будто Джонни может помнить всё, что случилось, когда ему было меньше двух лет!… Но если произнести это вслух, можно получить затрещину.

Взгляд Малина упал на небольшую моторку, привязанную к оконечности дока. И у него внезапно появилась идея. По-настоящему классная идея.

– Давай сплаваем на ней, – сказал он, понизив голос и кивнув на лодку.

– Ты с ума сошёл, – ответил Джонни. – Папа нас выпорет.

– Да ладно тебе! – произнёс Малин. – После магазина они обедают у Хастингса. Их не будет до трёх, а может, до четырёх. Кто узнает?

– Лишь весь город, и никто больше. Они увидят, как мы катаемся.

– Никто не будет смотреть, – сказал Малин.

И затем опрометчиво добавил:

– Ну, и кто из нас трусишка?

Но Джонни, казалось, пропустил эту вольность мимо ушей. Его взгляд оставался прикованным к лодке.

– И в какое такое интересное место ты хочешь, чтобы мы отправились? – спросил он.

Несмотря на то, что рядом никого не было, Малин сказал ещё тише:

– Остров Рэгид.

Джонни повернулся к нему.

– Отец нас убьёт, – прошептал он.

– Не убьёт, если мы найдём сокровище.

– Там нет сокровищ, – презрительно сказал Джонни, но без особого убеждения. – В любом случае, там опасно – со всеми этими ямами.

Малин знал о брате достаточно, чтобы почувствовать в голосе знакомую нотку: Джонни заинтересован. Малин ничего не ответил, позволяя скучному утреннему одиночеству убеждать брата вместо него.

Неожиданно Джонни поднялся и направился к оконечности дока. Малин ждал, его охватила дрожь предвкушения. Когда брат вернулся, в каждой его руке оказался спасательный жилет.

– Когда причалим, мы не пойдём дальше, чем скалы у берега, – сказал Джонни. – Понял?

Тон голоса был намеренно резким, неприветливым, будто он хотел напомнить Малину, что одна хорошая идея ничуть не изменила баланса сил.

Малин кивнул и схватился рукой за планшир. Джонни в это время стал забрасывать в лодку ранец и спасательные жилеты. Малин никак не мог понять, почему же они никогда не думали об этой поездке раньше. Ни один из них ни разу не был на острове Рэгид. К тому же Малин не знал в Стормхавэне ни одного ребёнка, который бы там побывал. О, ему будет о чём рассказать друзьям!

– Садись на нос, – сказал Джонни. – А я буду править лодкой.

Малин наблюдал, как Джонни вертит в руках рычаг скоростей, открывает задвижку, накачивает газовый баллон, а затем дёргает за шнур стартера. Двигатель кашлянул, затем смолк. Джонни дёрнул ещё раз, затем ещё.

Остров Рэгид лежал в шести милях от берега, но Малин подсчитал, что по такому гладкому морю они могут доплыть туда за полчаса. Почти наступил прилив – как раз то время, когда сильные течения вокруг острова останавливаются, прежде чем поменять направление.

Джонни с красным лицом отдышался, а затем снова вернулся к стартеру для решающего рывка. Двигатель взревел.

– Поплыли! – крикнул он.

Как только трос отцепили, Джонни передвинул рычаг до упора, и маленький восемнадцатисильный мотор завизжал от напряжения. Лодка отчалила от дока и направилась мимо Бридс-Поинт в залив, а ветер и брызги принялись восхитительно жалить Малина в лицо.

Они плыли по океану, оставляя за собой пенистый след. Неделю назад прошёл суровый шторм, который, как всегда, очистил поверхность, и вода так и осталась чистой. Теперь Олд-Хамп оказался по правому борту – низкий лысый бугор из гранита, покрытый полосами птичьего гуано и окаймлённый тёмными водорослями. Когда лодка с жужжанием проплывала по проливу, бесчисленные чайки, сидящие на скалах на одной ноге, поднимали голову и провожали их ярко-жёлтыми глазами. Пара чаек взмыли в небо, а затем описали круг, издавая крики одиночества и отчаяния.

– Классная же идея, – сказал Малин. – Ведь правда, Джонни?

– Может быть, – ответил тот. – Но учти – если нас поймают, это была твоя идея!

Несмотря на то, что остров Рэгид находился во владении их отца, им было строго-настрого запрещено там появляться. Так было всегда, сколько помнил Малин. Отец ненавидел это место и никогда о нём не говорил. По школе ходили легенды, что бесчисленное множество людей погибло на острове, пытаясь откопать сокровище, что место проклято, что там бродят призраки. За долгие-долгие годы на острове вырыли столько колодцев и шахт, что по нему страшно ходить – он всегда готов проглотить неосмотрительного гостя. Малин даже слышал о Проклятом Камне. Его нашли в Колодце много лет назад, и сейчас, как считают, он хранится в особом помещении глубоко под церковью, крепко-накрепко запертый под замком, потому что это работа дьявола. Как-то Джонни сказал ему, что когда дети в воскресной школе очень плохо себя ведут, их запирают в склепе с Проклятым Камнем. От возбуждения по коже снова побежали мурашки.

Теперь остров встал прямо перед ними, обёрнутый лохмотьями тумана. Зимой или в дождливые дни этот туман превращается в удушающе плотный кисель. В ясные солнечные дни, наподобие этого, он больше походит на полупрозрачную сахарную вату. Однажды Джонни пытался было объяснить, что туман вызывают течения вокруг острова, но Малин не понял объяснений и лишь уверился, что брат и сам их не понимает.

Туман оказался рядом с носом лодки, и они внезапно очутились в странном сумеречном мире, звук мотора стал глуше. Джонни почти непроизвольно замедлил ход. Затем они миновали самую плотную часть тумана, и вот Малин уже разглядел впереди очертания выступов самого острова Рэгид. Их резкие, покрытые водорослями бока смягчались туманом.

Они подрулили к низкой части выступов. Туман на уровне моря рассеялся, и Малин увидел зеленоватые верхушки зазубренных подводных камней, покрытых колышущимися водорослями; именно те, которые рыбаки так опасаются во время отлива или густого тумана. Но сейчас, во время прилива, лёгкая моторка проскользнула меж камней безо всяких проблем. После недолгих препирательств, кому суждено намочить ноги, они причалили к усеянному валунами берегу. Малин с фалинем[2] выпрыгнул из лодки и подтянул её выше, чувствуя, как в кедах хлюпает вода.

Джонни вылез из лодки на сушу.

– Неплохо, – произнёс он, устремляя взгляд в глубь острова, и забросил рюкзак на плечи.

Сразу за каменистым берегом пошли заросли травы и черёмухи. Всё освещал жуткий серебристый свет, пронзающий крышу тумана, что до сих пор нависал над головой. Над травой поднимался покрытый огромными заклёпками и проржавевший до глубокого оранжевого цвета необъятный железный котёл высотой не меньше десяти футов. По одной его стороне спускалась неровная трещина, края которой расходились в стороны. Верхняя часть котла скрывалась в низко стелющемся тумане.

– Спорим, этот котёл взорвался, – сказал Джонни.

– Спорим, он кого-то убил! – радостно добавил Малин.

– Спорим, он убил двоих!

Каменистый пляж закончился у выступа в море, гранитные бока которого оказались покрыты складками, отполированными волнами. Малин знал, что рыбаки, которые плавают по проливу острова Рэгид, называют такие камни «спинами китов». Он вскарабкался на ближайшую из этих «спин» и выпрямился во весь рост, пытаясь поверх уступов заглянуть в глубь острова.

– А ну-ка, слезь! – крикнул Джонни. – Думаешь, в этом тумане можно что-нибудь рассмотреть? Придурок.

– Надо попробовать, чтобы узнать… – начал было Малин, слезая вниз и получая братский подзатыльник за неправильное поведение.

– Держись за мной, – сказал Джонни. – Мы обойдём вокруг берега, и потом – назад.

Он быстро зашагал вдоль подножья уступов, его загорелые ноги в тусклом свете казались шоколадными. Малин, глубоко опечаленный, направился следом. Ведь это его идея, приплыть сюда! Но Джонни всегда берёт верх.

– Эй! – воскликнул Джонни. – Ты только глянь!

Он наклонился и поднял нечто белое и длинное.

– Это кость, – добавил он.

– Нет, не кость, – ответил Малин, всё ещё дуясь.

Это же его идея, приплыть на остров. И именно он должен был её найти!

– Нет, кость. И спорим, она человеческая! – продолжил Джонни, размахивая ей взад-вперёд, словно бейсбольной битой. – Это кость ноги того, кто погиб, пытаясь достать сокровища. Или пирата, может быть. Я возьму её домой и спрячу под кровать.

Любопытство Малина взяло верх над раздражением.

– Дай глянуть, – сказал он.

Джонни подал кость ему. Та оказалось неожиданно тяжёлой и холодной, к тому же от неё воняло.

– Ох! – сказал Малин, торопливо возвращая кость брату.

– Может быть, где-то рядом лежит череп, – произнёс в ответ Джонни.

Они порыскали среди камней, но не нашли ничего, кроме дохлого налима с вытаращенными глазами. Пока ходили вокруг да около, в поле зрения попала потерпевшая крушение баржа, брошенная во время одной из бесчисленных попыток найти сокровища. Теперь судно покоилось на отметке, оставленной приливом – искорёженная, брошенная на камни, разбитая десятилетиями штормов.

– Ты только глянь! – с неподдельным интересом сказал Джонни.

Они вскарабкались на накренившуюся неровную палубу. Со всех сторон заржавленные кусочки металла, труб, сломанных приборов и уродливые спутанные мотки кабелей и проволоки. Малин принялся внимательно осматривать старый хлам, пытаясь не упустить отблеска пиратского дублона. Он представил себе пирата, Рэд-Неда Окхэма, который был настолько богат, что, наверное, разбросал по всему острову множество дублонов. Рэд-Неда, который, поговаривают, захоронил на острове миллионы и миллионы золотых монет и ещё оружие, которое называют «Мечом Святого Михаила», украшенное драгоценными камнями и настолько страшное, что убивает любого, кто просто на него посмотрит. Говорили, что однажды Рэд-Нед отрезал мужчине уши и использовал их, чтобы принимать ставки при игре в кости. Шестиклассница по имени Синди как-то сказала, что на самом деле Рэд-Нед отрезал мужчине яйца, но Малин ей не поверил. А один раз Рэд-Нед напился и рассёк мужчину надвое, а затем бросил за борт и волочил на буксире из кишок, пока того не съели акулы. О, школьники знали много историй о Рэд-Неде!

Когда баржа ему надоела, Джонни махнул Малину рукой, чтобы тот следовал за ним вдоль скал, рассыпанных у подножия утёсов с наветренной стороны острова. Здесь над ними нависла высокая грязная насыпь, из которой, подобно длинным кривым пальцам, горизонтально торчали корни давным-давно погибших елей. Вершина насыпи затерялась в стелющемся тумане, а некоторые из уступов обвалились, став жертвами штормов, которые каждую осень обрушиваются на остров.

В тени уступов оказалось прохладно, и Малин заторопился дальше. Джонни, взволнованный находками, ушёл вперёд, позабыв про собственные предупреждения, гигикая и размахивая старой костью. Малин знал, что мама выбросит её в океан тут же, как только найдёт.

Джонни ненадолго остановился, чтобы порыться среди рухляди, выброшенной на берег: в старых буйках рыбаков, в порванных сетях, в кусках побитых непогодой досок. Затем направился к рухляди поновее, дальше вдоль уступов. Часть берега недавно обрушилась, рассыпав по каменистому пляжу грязь и валуны. Джонни легко перемахнул через них, а затем исчез из поля зрения.

Теперь Малин пошёл быстрее: ему вовсе не понравилось, что Джонни пропал из вида. Почувствовалось дуновение ветра; до того, как они окунулись в туман острова Рэгид, стоял солнечный день, но теперь всё могло измениться. Бриз холодный, как если бы собирается непогода, а волны ещё сильнее замолотили о берег. Наверное, прилив сменяется отливом. Может быть, им лучше вернуться.

Внезапно раздался резкий, громкий крик, и на какой-то миг Малин испугался, что Джонни поранился на скользких камнях. Но затем крик донёсся снова – настойчивые призывы, – и Малин заторопился вперёд, принялся взбираться на упавшие камни, заворачивая вместе с изгибом берега. И вот перед ним оказался накренившийся под диким углом огромный гранитный валун, лишь недавно сдвинутый с берега одним из последних штормов. А с его дальней стороны стоял Джонни с широко распахнутыми изумлёнными глазами, указывая на что-то рукой.

Поначалу Малин не мог вымолвить не слова. Сдвинувшись с места, валун приоткрыл вход в туннель у подножия отвесного берега, оставляя ровно столько места, чтобы туда можно было пролезть. Из отверстия донеслись дуновения затхлого холодного воздуха.

– Вот это да! – воскликнул Малин, подбегая к обрыву.

– Я его нашёл! – заорал Джонни, запыхавшись от волнения. – Могу поспорить на что угодно: сокровище здесь. Посмотри, Малин!

– Это была моя идея, – произнёс тот, снова повернувшись к нему.

Джонни, подмигнув, встретил его взгляд.

– Может быть, может быть, – промолвил он, снимая с плеч ранец. – Но его нашёл я. И я взял с собой спички.

Малин изучающе наклонился к туннелю. В глубине души он верил отцу, когда тот говорил, что сокровищ острова Рэгид нет и никогда не было. Но теперь он был в этом не так уверен. Может ли быть, что папа ошибался?

Затем мальчик быстро отстранился, поморщив нос от затхлого запаха.

– В чём дело? – спросил Джонни. – Испугался?

– Нет, – негромко ответил Малин.

Отверстие показалось таким тёмным и мрачным.

– Я иду первым, – сказал Джонни. – А ты идёшь за мной. И уж постарайся не потеряться.

Отшвырнув свою бесценную кость в сторону, он опустился на колени и, извиваясь, пролез в туннель. Малин тоже опустился на колени, а затем помедлил. Земля под ним оказалась твёрдой и холодной. Но Джонни уже исчез из вида, и Малину не улыбалось оставаться брошенным на покинутом, туманном берегу. И он прополз в отверстие вслед за братом.

Раздалось чирканье спички, и Малин невольно вдохнул полную грудь воздуха, поднимаясь на ноги. Он оказался в небольшом вестибюле, крышу и стены которого поддерживали древние брусья. Узкий туннель впереди вёл в темноту.

– Мы разделим сокровище поровну, – очень серьёзно сказал Джонни, таким голосом, которого Малин дотоле не слышал ни разу. Затем он сделал нечто ещё более удивительное: повернулся и с искренней торжественностью пожал Малину руку. – Я и ты, Мал, равные партнёры.

Тот сглотнул, чувствуя себя немного лучше.

Спичка догорела, как только они сделали ещё шаг вперёд. Джонни остановился, и Малин услышал чирканье новой спички, после чего возник слабенький огонёк. Кепку на голове брата, с надписью «Ред-Сокс», окружил ореол света. Неожиданно поток грязи и гальки застучал по брусьям, рассыпаясь по каменному полу.

– Не касайся стен, – прошептал Джонни. – И не шуми, не то всё может обрушится.

Малин ничего не ответил, но безотчётно придвинулся ближе к брату.

– И не иди так близко! – прошипел Джонни.



Они прошагали вниз по спуску, затем Джонни вскрикнул и отдёрнул руку. Свет погас, погружая их во тьму.

– Джонни?! – вскрикнул Малин. На него нахлынула паника, и он потянулся, чтобы схватить брата за руку. – А как насчёт проклятья?

– Да ладно тебе, никакого проклятья нет, – презрительно прошептал Джонни.

Очередное чирканье, и снова вспыхнула спичка.

– Не волнуйся. У меня не меньше сорока спичек. А ещё… – продолжил Джонни и залез в карман, после чего повернулся к Малину, сжимая меж пальцами большую скрепку. С одного конца закрепил горящую спичку. – Что скажешь? Никаких тебе обожжённых пальцев.

Туннель мало-помалу свернул влево, и Малин отметил, что добавляющее уверенности и сил серповидное пятнышко света от входа в туннель исчезло.

– Может быть, вернёмся и возьмём фонарик? – спросил он.

Внезапно раздался жуткий звук – глухой стон, который, казалось, возник в самом сердце острова и заполнил узкую полость.

– Джонни! – крикнул Малин, снова хватая брата за руку.

Стон превратился в глубокий вздох, и новая струйка грязи полилась с балок над головой.

Джонни отдёрнул руку.

– Боже, Малин. Всего-навсего прилив сменяется отливом. Он всегда делает такой шум в Водяном Колодце. И потише, я сказал!

– Откуда ты знаешь? – спросил Малин.

– Это все знают.

Новый стон и бульканье, за которым раздался громкий треск балок, но и он медленно стих. Малин прикусил губу, чтобы та не дрожала.

Несколько спичек спустя туннель повернул под тупым углом и принялся спускаться более круто. Стены здесь оказались ниже и грубее.

Джонни осветил спичкой проход.

– Вот оно, – сказал он. – Комната с сокровищами лежит внизу.

– Я не знаю, – сказал Малин. – Может быть, нам лучше вернуться и привести папу?

– Ты что, шутишь? – прошипел Джонни. – Он это место терпеть не может. Мы скажем папе после того, как найдём сокровище.

Он зажёг очередную спичку, затем опустил голову в узкий туннель. Малин увидел, что этот проход не более четырёх футов в высоту. Потрескавшиеся валуны поддерживали изъеденные червями брусья на потолке. Запах перегноя здесь оказался ещё сильнее, смешанный с запахом морских водорослей и еле заметной примесью чего-то более неприятного.

– Нам придётся ползти, – пробормотал Джонни, на этот раз в голосе прозвучала неуверенность.

Он помедлил, и какой-то миг Малин ещё продолжал надеяться, что сейчас они повернут обратно. А затем Джонни выпрямил один конец скрепки и зажал его меж зубов. Колыхающиеся тени, отброшенные спичкой, придали лицу омерзительный тощий вид.

Это оказалось последней каплей.

– Я дальше не пойду, – заявил Малин.

– Замечательно, – сказал Джонни. – Можешь оставаться здесь, в темноте.

– Нет! – громко всхлипнул Малин. – Папа нас убьёт. Джонни, пожалуйста!…

– Когда он узнает, какие мы богачи, он будет слишком счастлив, чтобы сердиться. Ему не придётся давать нам два доллара в неделю.

Малин шмыгнул носом и затем вытер его.

Джонни повернулся к узкому лазу и тесно прижался к Малину.

– Эй, – прошептал он, и его голос зазвучал мягче. – Если мы сдрейфим сейчас, у нас может никогда не оказаться ещё одного шанса. Поэтому будь другом, а? Хорошо, Мал?

Он взъерошил ему волосы.

– Ладно, – шмыгнув, ответил Малин.

Опустившись на четвереньки, он последовал за братом вниз по туннелю. Галька и гравий, лежащие на полу, врезались в ладони. Казалось, Джонни сжёг неимоверное количество спичек, и Малин почти набрался храбрости спросить, сколько осталось, как тот внезапно остановился.

– Там, впереди, что-то есть, – услышал Малин его шёпот.

Малин попытался заглянуть за плечо брата, но туннель оказался для этого слишком узок.

– Что там?

– Это дверь! – внезапно прошипел Джонни. – Клянусь, это старая дверь!

Потолок изогнулся, образуя перед ним узкий вестибюль, и Малин отчаянно изогнулся, силясь рассмотреть. И точно: ряд толстых досок с двумя старыми металлическими петлями, установленный в каркасе туннеля. Крупные глыбы обтёсанного камня с обеих сторон. И на всём – слой влаги и перегноя. Края двери проконопачены чем-то, похожим на паклю.

– Ты только посмотри! – воскликнул Джонни, взволнованно указывая на неё.

На двери – затейливая рельефная печать из воска и бумаги. Несмотря на слой пыли, Джонни ясно различил, что печать не сломана.

– Опечатанная дверь! – благоговейно прошептал Джонни. – Точь-в-точь как в книгах!

Малин уставился на неё, будто во сне – во сне, одновременно восхитительном и ужасающем. Они и в самом деле нашли сокровище. И всё это – его идея.

Джонни ухватился за старинную железную ручку и пытливо дёрнул её. Раздался резкий протестующий треск петель.

– Слышишь? – выпалил он. – Не заперта. Всё, что надо сделать – сломать печать.

Затем Джонни с широко распахнутыми глазами повернулся и подал Малину спичечный коробок.

– Ты будешь поджигать спички, когда я возьмусь за дверь. И отойди немного, хорошо?

Малин уставился в коробок.

– Но здесь осталось только пять! – в ужасе воскликнул он.

– Просто заткнись и делай, что говорю. Мы можем вернуться и в темноте – клянусь, можем!

Малин чиркнул спичкой, но его руки тряслись, и та погасла. Осталось лишь четыре, – подумал он, в то время как Джонни пробормотал что-то неразборчивое. Следующая спичка зажглась, и Джонни опустил на железную ручку обе руки.

– Готов? – прошипел он, уперев ноги в земляной пол.

Малин раскрыл было рот, чтобы возразить, но Джонни уже потянул дверь на себя. Печать резко разломилась, и дверь отворилась с таким скрипом, от которого Малин подпрыгнул. Дуновение вонючего воздуха задуло спичку. В кромешной тьме Малин услышал резкий вдох брата. Затем Джонни выкрикнул «Оу!», но голос показался таким сдавленным, таким высоким, что совсем не походил на обычный. Малин услышал тяжёлый удар, и пол туннеля яростно затрясся. Грязь и песок заструились вниз в темноте, засыпая его глаза и нос, и ему показалось, что он услышал ещё один звук: странный, задыхающийся, настолько короткий, что его можно было принять чуть ли не за кашель.

А затем сопящий, капающий шум, будто сжимают влажную губку.

– Джонни! – вскрикнул Малин, поднимая руки, чтобы стереть с лица грязь, обронив при этом спичечный коробок.

Здесь было настолько темно, и всё пошло неправильно настолько внезапно, что его захлестнула паника. Из подступившей живой тьмы возник ещё один звук, низкий и приглушённый. Малину потребовалась секунда, чтобы сообразить: что-то мягко и упорно волочат по полу…

В следующий миг чары оказались сняты, и он в кромешной тьме принялся лазить по полу на четвереньках, шаря по сторонам в поисках спичек и продолжая выкрикивать имя брата. Одной рукой Малин задел что-то влажное и отшвырнул в сторону, в то же время другая его рука нащупала спичечный коробок. Поднявшись на колени, задыхаясь от рыданий, мальчик вытянул спичку и яростно чиркал ею, пока та не загорелась.

Во внезапно наступившем свете принялся дико озираться. Джонни исчез. Печать сломана, дверь открыта, – но за ней ничего, кроме глухой каменной стены. В воздухе висела пыль.

Затем влага коснулась его ног, и он бросил взгляд вниз. На том месте, где только что стоял Джонни, растеклась большая чёрная лужа воды, потихоньку подбираясь к его коленям. На какой-то миг Малин подумал, что, быть может, где-то в туннеле есть трещина, и это протекает вода с моря. Затем увидел, что лужа в мерцании спички слегка дымится. Потянувшись вперёд, Малин понял, что она не чёрная, а красная: кровь, неимоверное количество. Малин никогда не думал, что в теле может быть столько крови. Словно парализованный, он продолжал смотреть, как во все стороны растекается лоснящяяся лужица, разбегаясь по завитушкам впадин на полу, заполняет трещинки, заливается во влажные кеды, окружая его наподобие алого паука, пока спичка с резким шипением не упала в неё, и вокруг снова не опустилась мгла.

2

Кембридж, Массачусетс. Начало 2000-х

Окна небольшой лаборатории, расположенной в пристройке госпиталя города Маунт-Оберн, выглядывали поверх густо усыпанных листьями верхушек клёнов на медленные, ленивые воды реки Чарльз. Гребец в спортивной иглоподобной лодке разрезал воду мощными толчками, оставляя в кильватере поблёскивающий след. Малин Хатч наблюдал за всем этим, на какой-то миг поглощённый восхитительно синхронными движениями тела, лодки и воды.

– Доктор Хатч? – донёсся до него голос лаборанта, очевидно, заметившего пиканье инкубатора. – Колонии готовы.

Хатч отвернулся от окна. Грёзы прерваны, и он подавил порыв раздражения на лаборанта.

– Ну что же, вытаскивай первый ярус. Посмотрим, что сталось с крохотными мерзавцами, – сказал он.

В своей обычной нервозной манере Брюс открыл инкубатор и вытянул большой поднос с чашками Петри, в которых развивались пятна колоний, похожие на монетки, разложенные по центру каждой из чашек. Относительно безвредные бактерии, не требующие особых мер предосторожности, кроме обычных процедур стерилизации – но Хатч с тревогой смотрел, как лаборант помахивает подносом, чтобы в конце концов бухнуть его на автоклав.

– Знаешь, давай-ка поосторожней, – заметил Малин. – Иначе сегодня можешь и не попасть на вечеринку в Вовилле.

Брюс привёл поднос в шаткое равновесие на коробке с перчатками.

– Извините, – сонно сказал он, отступая на шаг и вытирая руки о халат.

Хатч привычно быстро осмотрел чашки. Ряды второй и третий – рост интенсивный, ряды первый и четвёртый – рост умеренный, а ряд пять – стерилен. Ему потребовался лишь миг, чтобы сообразить – эксперимент увенчался успехом. Всё работает, как он и предполагал; через месяц он напечатает очередную впечатляющую статью в «Журнале медицины Новой Англии», и все снова примутся обсуждать, что за восходящая звезда работает в их отделении.

Перспектива наполнила его невыразимым чувством пустоты.

Малин рассеянно повернул линзу, чтобы осмотреть колонии в общем. Доктор делал это настолько часто, что теперь мог идентифицировать пятна с одного взгляда, сравнивая структуру их поверхности и манеру, в которой те развиваются. Через несколько секунд он повернулся к столу, отодвинул клавиатуру в сторону и принялся вносить записи в лабораторный журнал.

Запикал интерком.

– Брюс? – пробормотал Хатч, продолжая писать.

Тот подпрыгнул, при этом уронив свой журнал на пол. А спустя минуту вернулся.

– Посетитель, – просто сказал он.

Хатч выпрямился. Посетители в лаборатории – редкое явление. Подобно большинству докторов, он держал в тайне расположение своей лаборатории и телефонный номер. Их знали лишь избранные.

– Если тебе не трудно, узнай, что ему надо, – попросил Хатч. – Если дело не срочное, пусть обратится в мой офис. Сегодня там по вызову работает доктор Винслоу.

Брюс снова удалился, и в лаборатории стало тихо. Взгляд Малина снова устремился за окно. Дневной свет струился в помещение, окуная пробирки и оборудование в золотые потоки. Усилием воли доктор заставил себя вернуться к записям.

– Это не пациент, – сказал Брюс, возвращаясь в лабораторию. – Он говорит, вы захотите его увидеть.

Хатч поднял на него взгляд. Наверное, исследователь из госпиталя, – подумал он. Доктор сделал глубокий вдох.

– Ладно. Пусть войдёт.

Через минуту за дверью лаборатории послышались шаги. Малин приподнял голову, чтобы увидеть худощавого человека, который посмотрел на него через порог. Лучи уже клонящегося к горизонту солнца в полную силу падали на мужчину, подчёркивая загорелую кожу, натянутую на приятном лице, и преломляясь в глубине пары серых глаз.

– Джерард Найдельман, – произнёс незнакомец низким, скрипучим голосом.

Такой загар он вряд ли мог получить в лаборатории или операционной, – подумал Хатч. – Должно быть, узкий специалист, у которого много времени на гольф.

– Пожалуйста, проходите, доктор Найдельман, – сказал он вслух.

– Капитан, – поправил его мужчина. – Не доктор.

Он перешагнул через порог и выпрямился во весь рост, и Хатч моментально понял, что это не просто звание. Один лишь взгляд на то, как он входит в дверь, слегка наклонив голову и держась за верхнюю часть косяка, выдал, что мужчина немалое время провёл в море. Хатч подумал, что тот не стар, возможно, ему лишь сорок пять. Обладатель узких глаз и грубой кожи моряка. До крайности необычен, словно явился из другого мира. Капитана окружила аура суровой напряжённости, Малина это весьма заинтриговало.

Доктор представился, когда посетитель подошёл ближе и протянул руку для пожатия. Та оказалась сухой и лёгкой, а само пожатие – коротким и уверенным.

– Мы можем поговорить наедине? – негромко спросил капитан.

– Что мне делать с колониями, доктор Хатч? Их нельзя надолго оставлять на… – донёсся голос Брюса.

– Почему бы просто не поставить обратно в холодильник? Ноги у них не отрастут ещё как минимум пару миллиардов лет, – ответил Хатч, бросая взгляд на часы, а затем снова переводя его на немигающие глаза мужчины.

Он принял быстрое решение.

– А потом, Брюс, можешь отправляться домой. Я запишу, что ты ушёл в пять. Только не говори профессору Альварезу.

Брюс расплылся в улыбке.

– Хорошо, доктор Хатч. Спасибо.

Через какой-то миг и Брюс, и колонии исчезли. Хатч вернулся к интересному посетителю, который успел отойти к окну.

– Так значит, большую часть работы вы делаете здесь, доктор? – спросил тот, перекладывая кожаный портфель из одной руки в другую.

Мужчина настолько худ, что походил бы на привидение, не излучай он такую спокойную уверенность.

– Здесь я провожу чуть ли не всю жизнь.

– Красивый вид, – пробормотал Найдельман, продолжая смотреть за стекло.

Хатч посмотрел на его спину, слегка недоумевая от того, что нежданный визит не вызвал раздражения. Он подумал было спросить капитана о цели визита, но решил этого не делать. Малин нутром почувствовал, что Найдельман явился не с рутинным вопросом.

– Воды Чарльза такие тёмные, – заметил капитан и продекламировал:

Далеко-далеко тихо плещет вода,

И струится поток неспешно

Это Лета течёт, то забвенья река

В ожидании душ наших грешных…

Он повернулся к Малину.

– Реки – символ забвения, не так ли?

– Я не помню, – непринуждённо ответил Хатч.

Но теперь в нём стало нарастать напряжение. Он продолжил выжидать.

Капитан улыбнулся и отошёл от окна.

– Должно быть, вы задаёте себе вопрос, по какому поводу я ворвался в вашу лабораторию. Можно ли попросить пару минут вашего терпения?

– А разве вы ещё не попросили? – спросил Хатч, указывая на пустой стул. – Садитесь. На сегодня я почти закончил, а этот важный эксперимент, над которым работал… – при этих словах доктор туманно махнул рукой в направлении инкубатора. – Он… как бы так получше сказать… скучен.

Найдельман приподнял брови.

– Не такой волнующий, как борьба со вспышкой лихорадки денге в низинах Амазонки, думается мне.

– Да, не такой, – немного помолчав, согласился Хатч.

Мужчина улыбнулся.

– Я прочёл статью в «Глоуб».

– Журналисты никогда не учитывают факты, излагая историю. Всё было не так уж интересно, каким кажется на страницах журнала.

– Потому-то вы и вернулись?

– Я устал наблюдать, как пациенты умирают, потому лишь, что нет инъекции амоксициллина за пятьдесят центов, – ответил Хатч и фаталистически развёл руками. – Так что разве странно, что я решил вернуться сюда? Жизнь на аллее Памяти по сравнению с тем кажется заметно поспокойней.

Он резко умолк и бросил взгляд на Найдельмана, задавая себе вопрос – что именно в посетителе заставляет его болтать.

– Дальше в статье говорилось о ваших поездках в Сьерра-Леоне, на Мадагаскар и Каморские острова, – продолжил Найдельман. – Но, быть может, вам не повредило бы развеяться прямо сейчас?

– Не обращайте внимания на брюзжания, – ответил Хатч лёгким, как он надеялся, тоном. – Немного скуки сейчас, немного скуки потом – это даёт душе отдых.

Он бросил взгляд на портфель Найдельмана. В коже выдавлен какой-то знак, но сейчас его не удавалось хорошенько рассмотреть.

– Может быть, – ответил капитан. – В любом случае, за последние двадцать пять лет вы исколесили всю планету. За исключением Стормхавэна, штат Мэн.

Хатч замер. Он почувствовал, как одеревенели пальцы, и это ощущение начало подниматься выше по рукам. Внезапно всё встало на свои места: все эти вопросы вокруг да около, морской опыт, напряжённый взгляд капитана.

Найдельман стоял очень спокойно, а его глаза ровно смотрели на Хатча. Он молчал.

– Ага, – произнёс доктор, стараясь сохранить хладнокровие. – И у вас, капитан, конечно же, имеется средство, чтобы разогнать тоску.

Найдельман чуть склонил голову.

– Дайте-ка мне предположить. А случаем, ваше появление не имеет отношения к острову Рэгид? – продолжил Хатч, и выражение лица посетителя подтвердило, что предположение верно. – И вы, капитан, охотник за сокровищами. Я прав?

Невозмутимость, чувство тихой самоуверенности, не покинуло лица последнего.

– Мы предпочитаем термин «специалист по изысканию», – ответил он.

– В наши дни для всех профессий имеются свои эвфемизмы. Специалист по изысканию. Звучит похоже на «инженер по санитарному оборудованию». Итак, вы хотите вести раскопки на острове Рэгид. И я рискну предположить, что сейчас вы, и только вы, знаете секрет Водяного Колодца.

Найдельман спокойно стоял, продолжая молчать.

– Без сомнения, у вас имеется высокотехнологичная штуковина, которая покажет то место, где зарыто сокровище. Или, быть может, вы заручились поддержкой госпожи Сосострис, знаменитой ясновидящей?

Найдельман продолжил стоять.

– Я знаю, к вам обращались и раньше, – сказал он.

– Тогда вы знаете общую судьбу всех тех, кто ко мне обращался. Лозоходцы, экстрасенсы, нефтяные бароны, инженеры, кто угодно – и каждый со своей надёжной схемой.

– Может быть, в их схемах были изъяны, – ответил Найдельман. – Но в мечтах – нет. Я знаю о трагедиях, которые преследовали вашу семью после того, как ваш дед купил остров. Но он действовал из лучших побуждений. Там, внизу, зарыто огромное сокровище. Я это знаю.

– Ещё бы, конечно знаете. Все они знают. Но если вы думаете, что вы – реинкарнация самого Рэд-Неда, будет лишь честным предупредить, что такое я уже слышал от нескольких, которые присвоили себе эту честь. Или, быть может, вы купили одну из тех старых карт, что время от времени выставляют на продажу в Портленде? Капитан Найдельман, вера не может материализовать ничего. Никогда не было и никогда не будет никаких сокровищ острова Рэгид. Мне вас очень жаль, честно. А сейчас, может быть, вам следует уйти до того, как я вызову охранника – ох, прошу прощения, хотел сказать, специалиста по безопасности, – чтобы он проводил вас до выхода.

Не обращая на эту речь ни малейшего внимания, Найдельман пожал плечами, а затем наклонился к столу.

– А я и не прошу, чтобы вы принимали мои утверждения на веру.

В пожатии плеч было нечто настолько самоуверенное, настолько независимое, что Хатч почувствовал новый прилив ярости.

– Если бы вы только знали, сколько раз я слышал одну и ту же историю, вы постеснялись бы сюда прийти. Так чем же вы отличаетесь от остальных?

Найдельман залез в портфель, а затем толкнул в сторону доктора лист бумаги, который оттуда выудил.

Не притрагиваясь, Хатч посмотрел на документ. Упрощённый финансовый отчёт, заверенный нотариально, гласил, что компания «Таласса Холдингс, Инк.» набрала определённую сумму денег, чтобы организовать «Корпорацию по освоению острова Рэгид». И эта сумма – двадцать два миллиона долларов.

Хатч перевёл взгляд обратно на Найдельмана и рассмеялся.

– Вы хотите сказать, что набрались наглости собрать деньги, даже не спрашивая моего разрешения? Должно быть, у вас крайне уступчивые инвесторы.

И снова Найдельман улыбнулся в своём фирменном стиле: сдержанно, самоуверенно, отчуждённо, – но без следа заносчивости.

– Доктор Хатч, у вас имелось полное право указывать охотникам за сокровищами на дверь все последние двадцать лет. Я полностью понимаю вашу реакцию. У всех у них не хватало средств, и все они были не готовы. Но это – не единственная их проблема: проблемой были и вы сами! – произнёс он с снова склонился к столу. – Конечно, я не знаю вас в достаточной степени. Но чувствую, что после более четверти века неопределённости вы, может статься, наконец, готовы узнать, что случилось с вашим братом.

Найдельман немного помолчал, не отрывая взгляда от доктора. А затем заговорил снова, настолько тихо, что его едва можно было расслышать.

– Я знаю, ваш интерес не в финансовой выгоде. И понимаю, насколько горе заставило вас возненавидеть этот остров. И именно поэтому я пришёл сюда, уже подготовив всё. «Таласса» – лучшая в мире компания по такого рода вопросам. И в нашем распоряжении имеется такое оборудование, о котором ваш дед мог только мечтать. Мы зафрахтовали корабли. У нас имеются аквалангисты, археологи, инженеры, экспедиционный доктор – и всё это готово действовать сию секунду. Одно лишь ваше слово – и я гарантирую, что в течение месяца Водяной Колодец выдаст нам все свои секреты. Мы узнаем о нём всё.

Слово «всё» он произнёс с особой силой.

– Почему бы просто не оставить его в покое? – пробормотал Хатч. – Почему бы не позволить ему хранить свои секреты и дальше?

– Это, доктор Хатч, не в моём характере. Может быть, в вашем?

В наступившей тишине далёкие колокола Церкви Тринити пробили пять часов. Пауза затянулась – на минуту, на две, потом на пять.

Наконец, Найдельман поднял листок со стола и опустил его обратно в портфель.

– Ваше молчание достаточно выразительно, – негромко сказал он без малейших следов злости. – Я потратил достаточно вашего времени. Завтра я сообщу партнёрам, что вы отклонили наше предложение. Всего хорошего, доктор Хатч!

Он поднялся, чтобы уйти, но у самой двери остановился, повернувшись в пол-оборота.

– Ах, да – ещё одно. Отвечая на ваш вопрос, кое-чем мы всё же отличаемся от остальных. Мы добыли кое-какую информацию о Водяном Колодце, которой нет ни у кого больше. Даже у вас.

Смешок застрял у доктора Хатча в горле, когда он увидел лицо Найдельмана.

– Мы знаем, кто его спроектировал, – негромко сказал капитан.

Хатч почувствовал, как его пальцы напряглись, а кисти сжались в кулаки.

– Что? – хрипло спросил он.

– Да. И ещё кое-что. У нас есть журнал, который он вёл во время постройки.

В наступившем молчании Хатч сделал глубокий вдох, затем ещё один. Он посмотрел на стол и помотал головой.

– Какая прелесть! – выдавил он из себя. – Просто восхитительно. Полагаю, я вас недооценил. Хоть один раз за все эти годы я услышал нечто оригинальное. Сегодня у меня праздник, капитан Найдельман!

Но тот уже исчез, и Хатч понял, что разговаривает с пустой комнатой.

Лишь через несколько минут он сумел заставить себя подняться из-за стола. Слегка подрагивающими пальцами засовывая в портфель последние бумаги, он заметил, что Найдельман оставил свою визитку. Поверх начертан номер телефона, скорее всего, отеля, где тот остановился. Хатч смахнул визитку в мусорную корзину, взял портфель и покинул лабораторию. Быстрым шагом мерил он сумеречные летние улицы по дороге домой.

В два часа ночи он вновь оказался в лаборатории, расшагивая перед тёмным окном и сжимая в руке визитку Найдельмана. Прежде чем он решился поднять трубку, уже настало три.

3

Хатч припарковался на грязной автостоянке, возвышающейся над пирсом, и медленно вышел из взятой напрокат машины. Он захлопнул дверцу и, не убирая с неё руки, несколько мгновений постоял на месте, осматривая гавань. Взгляд охватил длинную, узкую бухту, заканчивающуюся у гранитного обрывистого берега. Её усеяли купающиеся в холодном серебряном свете рыбацкие лодки и тральщики. Даже теперь, спустя двадцать пять лет, Хатч углядел знакомые названия: «Лола Б.», «Мэйбель В.»

Городок Стормхавэн поднимался на холм, его тесные обшитые досками дома шли вдоль изломанной линии дорожек, мощёных булыжниками. Чем ближе к вершине, тем дома реже, их сменяли стволы чёрных елей и крохотные лужайки, запертые среди каменных стен. И на самой вершине пристроилась церковь для прихожан, её простая белая колокольня вздымалась в серое небо. На противоположной стороне бухты Хатч мельком увидел дом своего детства, его четыре фронтона и ряд окон возвышались над деревьями, увидел длинную лужайку, что спускается к берегу и небольшому доку. Доктор отвёл взгляд в сторону. Его охватило чувство, что в его теле сюда явился незнакомец и что сам он видит всё глазами этого незнакомца.

Пряча глаза за солнечными очками, Хатч направился к пирсу. И очки, и неразбериха в душе заставили его почувствовать себя неловко. И, однако, сейчас у него оказалось больше дурных предчувствий, чем он испытывал даже в усыпанной телами заражённых лихорадкой денге туземцев в раруанской деревушке, или во время вспышки чумы в Западной Сьерра-Мадре.

Пирс оказался одним из двух коммерческих причалов, которые выступали в воду. С одной его стороны выстроились в ряд крохотные деревянные лачуги: «Ко-оп Лобстермана», закусочная под названием «Жратва Рэд-Неда», стойло для лошадей и сарай с инструментами. У конца пирса возвышались заржавленный газовый насос, погрузочные лебёдки и штабеля сохнущих вершей для омаров. За устьем бухточки протянулся низкий туманный берег, а за ним море незаметно переходило в небо. Словно весь мир заканчивался в сотне ярдов от берега.

Обшитый тонкими досками «Ко-оп» оказался на его пути первым. Весёлые завитушки дыма, исходящие из оловянной трубы, недвусмысленно намекнули, что внутри варятся омары. Хатч задержался у доски, изучая начертанные мелом цены на разные виды омаров: на тех, что с твёрдым панцирем, на тех, что едва успели его сбросить, на молодняк, на отборных и бросовых. Он бросил взгляд в окно из волнистого стекла, чтобы увидеть ряды котлов, кишащие негодующими омарами, которых подняли из глубин лишь считанные часы назад. В отдельной кастрюле сидел одинокий синий омар, чертовски редкий, которого выставят напоказ.

Малин отошёл от окна на шаг, когда рыбак в сапогах и дождевике с грохотом принялся катить по пирсу бочку гнилой приманки. Тот ненадолго поставил бочку под лебёдку, приладил к последней и смахнул вниз, в лодку. Эту последовательность действий Малин бесчисленное множество раз наблюдал во времена детства. Раздался шум, а потом резко загрохотал дизельный мотор, и лодка отошла от причала, направляясь в море, и за ней с пронзительными воплями погналась стая чаек. Хатч смотрел, как лодка превращается в призрак и растворяется в уходящем тумане. Очень скоро в поле зрения должны были оказаться ближние острова. Бёрнт-Хэд уже начал появляться из тумана – огромная гранитная масса, что выдавалась в море к югу от города. Прибой с грохотом налетал на основание мыса, и до Малина доносился слабый шёпот волн. На самой верхушке уступа стоял маяк из обтёсанного камня, возвышаясь над зарослями утёсника и черники. Красно-белые полосы здания и медный купол добавили однотонному туману нотку живых цветов.

Пока Малин стоял у оконечности пирса, обоняя смесь наживки для морского окуня, солёного воздуха и дизельных выхлопов, его внутренние барьеры, так старательно возводимые последние четверть века, начали рушиться. Показалось, что годы уходят, будто их и не было, и грудь стиснуло мощное горько-сладкое чувство. Вот он здесь, снова вернулся в то место, которое уже никогда не ожидал увидеть снова. Так много изменилось в нём, и так мало поменялось здесь. Хатч едва сдержал слёзы.

За его спиной хлопнула дверца машины, и он обернулся, чтобы увидеть, как из автомобиля выходит Джерард Найдельман и уверенной пружинистой походкой идёт по пирсу – прямой, до краёв наполненный воодушевлением. Дым исходил из вересковой трубки, зажатой между зубов, глаза мерцали от старательно сдерживаемого, но безошибочно узнаваемого возбуждения.

– Любезно с вашей стороны встретить меня здесь, – сказал он, вытаскивая изо рта трубку и протянул руку Хатчу. – Надеюсь, вы без проблем…

Он слегка замешкался, прежде чем произнести последнее слово, и Хатч задал себе вопрос – догадывается ли капитан о его личных мотивах, побудивших вернуться в город – и к острову, – прежде чем подписать договор.

– Никаких проблем, – сдержанно ответил Хатч, обмениваясь с ним коротким рукопожатием.

– А где ваша красавица-лодка? – спросил Найдельман, искоса оценивающе осматривая пристань.

– Это «Плэйн Джейн». Она вон там.

Найдельман бросил на неё взгляд.

– Ага. Крепкая рыбацкая посудина, – отметил он, и нахмурился. – Но я не вижу шлюпки на носу. Как мы высадимся на остров Рэгид?

– Шлюпка у платформы, – сказал Хатч. – Но мы не будем выходить на берег. Естественной гавани там нет, и большая часть острова скрыта за крутым обрывом на берегу, поэтому со скал мы во всяком случае мало чего увидим. А ходить по внутренней части острова слишком рискованно. С моря вы лучше прочувствуете, что это за место.

Кроме того, – подумал он, – уж я-то, во всяком случае, ещё не готов ступить на остров.

– Понятно, – ответил Найдельман, снова сжимая трубку меж зубов. Он перевёл взгляд на небо. – Туман скоро уйдёт. Ветер сменяется юго-западным, море спокойное. Худшее, что можем ожидать – небольшой дождик. Замечательно. Жду не дождусь первого взгляда на ваш остров, доктор Хатч.

Малин стрельнул на капитана глазами.

– Хотите сказать, никогда не видели его раньше?

– Я ограничился картами и отчётами.

– А мне почему-то казалось, что человек вроде вас должен был съездить на место давным-давно. В прошлом сумасшедшие частенько плавали вокруг острова, и некоторые даже высаживались на берег. Уверен, они и сейчас есть.

Найдельман снова устремил на Хатча холодный взгляд.

– Я не хотел его видеть, если у меня не будет шансов на нём поработать, – сказал он.

В голосе прозвучала спокойная уверенность.

С пирса на плавучую платформу вёл шаткий трап. Хатч отвязал шлюпку «Плэйн Джейн» и взялся за стартер.

– Остановились в городе? – спросил Найдельман, проворно ступая в шлюпку и занимая место на носу.

Запуская мотор, Хатч покачал головой.

– Снял комнату в мотеле в Сауфпорте, в нескольких милях по берегу.

На самом деле даже лодку Малин зафрахтовал через посредника: он пока не чувствовал себя готовым к тому, чтобы его здесь узнали.

Найдельман кивнул, бросая взгляд через плечо Малина на землю, в то время как лодка двинулась.

– Замечательное местечко, – заметил он, плавно меняя тему.

– Да, – ответил Хатч. – Думаю, да. Появились ещё несколько летних домиков, теперь в городке есть гостиница, но во всём остальном время обошло Стормхавэн стороной.

– Конечно, он слишком далеко на севере, и сюда нет приличной дороги.

– Это лишь часть причин, – сказал Хатч. – Но всё это, такое оригинальное и чарующее – старые деревянные лодки, потрёпанные непогодой хижины, кривые пирсы – на деле лишь следствие бедности. Не думаю, что Стормхавэн сумел по-настоящему оправиться от Депрессии.

Они подплыли к «Плэйн Джейн». Найдельман взобрался на борт, пока Хатч привязывал шлюпку к корме. Затем доктор тоже поднялся на борт и с облегчением отметил, что мотор завёлся с пол-оборота и зарычал добро и гладко. Может быть, она и старая, – подумал Малин, выводя судно в бухту, – но за ней явно присматривают. Как только они отошли подальше от гавани, Хатч добавил ходу, и «Плэйн Джейн» рванулась вперёд, разрезая невысокие волны. Солнце над головой пыталось пробиться сквозь пелену облаков, светясь в остатках тумана наподобие огромной лампы дневного света. Хатч посмотрел на юго-восток, за пролив Олд-Хамп, но ничего не увидел.

– Не прохладно ли вам будет? – спросил он, бросив взгляд на рубашку с коротким рукавом, одетую на Найдельмана.

Тот обернулся и улыбнулся.

– Я привык.

– Вы называете самого себя капитаном, – сказал Хатч. – Служили в ВМС?

– Да, – сдержанно ответил Найдельман. – Капитан минного тральщика в дельте Меконга. После войны приобрёл деревянную лодку в Нантакете и занялся ловлей устриц и рыбы у берега Георга.

Он искоса глянул на море и добавил:

– Именно моя тогдашняя работа и привела к тому, что я заинтересовался поисками сокровищ.

– Правда? – спросил Хатч, бросая взгляд на компас и слегка поправляя курс.

Он посмотрел на лаг. Остров Рэгид в шести милях от берега; они окажутся на месте минут через двадцать.

Найдельман кивнул.

– В один прекрасный день в сеть попал крупный кусок коралла. Мой напарник стукнул по нему зубилом, и тот распался на две части, как устрица. А внутри лежала маленькая голландская серебряная шкатулка семнадцатого века. Это было началом моей первой охоты. Я немного порылся в архивах и понял, что мы, видимо, работаем над местом крушения барка «Чинк-Портс». Им командовал французский пират Чарльз Дампир. Так что я продал лодку, основал компанию, собрал миллион, и взялся за дело.

– И сколько ж вы тогда нашли?

Найдельман слегка улыбнулся.

– Чуть больше девяноста тысяч в монетах, фарфоре и антиквариате. Этот урок я не забуду никогда. Если бы я взял на себя труд и провёл исследование тщательней, отыскал бы грузовые декларации голландских судов, на которые нападал Дампир. Они перевозили в основном лес, уголь и ром, – сказал он и мечтательно подымил трубкой. – Не все пираты были такими талантливыми, как Рэд-Нед Окхэм.

– Вы говорите разочарованно, как врач, который надеется на рак, а находит желчный камень.

– Наверное, можно сказать и так, – глянув на него, ответил Найдельман.

Дальше они плыли в молчании. Последние клочья тумана рассеялись, и Хатч ясно разглядел ближние острова, Хермит и Рек – зелёные горбы, прикрытые толстым слоем елей. Скоро будет виден и остров Рэгид. Доктор бросил взгляд на Найдельмана, который внимательно смотрел в сторону запрятанного острова. Теперь самое время.

– Мы достаточно долго болтали, – негромко произнёс Хатч. – Я хочу узнать о человеке, который соорудил Водяной Колодец.

Найдельман несколько мгновений не отвечал, и доктор принялся терпеливо выжидать.

– Прошу меня извинить, доктор Хатч, – наконец, сказал Найдельман. – Мне следовало прояснить этот момент в вашем офисе. Вы ещё не подписали соглашение. Весь проект в двадцать два миллиона стоит на информации, которая у нас имеется.

Хатч почувствовал, как его охватила злость.

– Я рад, что вы мне настолько доверяете.

– Вы можете понять наше положение… – начал было Найдельман.

– Конечно, могу. Вы боитесь, что я могу воспользоваться вашими данными, самолично откопать сокровище и оставить вас с носом.

– Не слишком красивое описание, – ответил Найдельман. – Но именно так.

Они ещё немного помолчали.

– Ценю вашу прямоту, – наконец, произнёс Хатч. – А как вам понравится такой ответ?

Он качнул руль, резко накренив судно на правый борт. Хватаясь для поддержки за планшир, Найдельман вопросительно посмотрел на него.

Повернув на сто восемьдесят градусов, Хатч направил «Плэйн Джейн» обратно в направлении порта, и прибавил ходу.

– Доктор Хатч? – произнёс Найдельман.

– Всё очень просто, – ответил тот. – Либо вы рассказываете мне об этой вашей таинственной находке и убеждаете меня в том, что вы не очередной шизик, либо наша маленькая поездка оканчивается прямо сейчас.

– Быть может, вы подпишете наше соглашение о неразглашении…

– Да чёрт бы вас побрал! – взорвался Хатч. – Только посмотрите на него: морской юрист не меньше, чем капитан! Если нам суждено быть партнёрами – а вероятность этого всё меньше – мы должны доверять друг другу. Я пожму вашу руку и дам слово, и этого достаточно. А если нет – можете распрощаться с надеждой об этом острове.

Нисколько не потерявший самообладания Найдельман при этих словах улыбнулся.

– Рукопожатие. Оригинально.

Хатч продолжил ровно удерживать курс; мотор ревел, и лодка рассекала остатки зыби, улёгшиеся лишь несколькими минутами раньше. Тёмный выступ Бёрнт-Хэд постепенно вырисовывался всё яснее, за ним проступили крыши домов.

– Ну, хорошо, – мягко сказал Найдельман. – Будьте добры, поверните обратно. Вот моя рука.

Они обменялись пожатием. Хатч перевёл мотор в нейтральное положение и позволил «Плэйн Джейн» ещё некоторое время плыть вдоль берега. Наконец, снова поддав ходу, он направил её в море, постепенно увеличивая скорость. Теперь они снова двинулись к невидимым в тумане скалам острова Рэгид.

Несколько мгновений Найдельман пристально смотрел на восток, попыхивая трубкой, очевидно, погружённый в глубокие размышления. Хатч бросил взгляд на капитана, желая понять, не тянет ли тот резину.

– Вы бывали в Англии, не так ли, доктор Хатч? – наконец, произнёс Найдельман.

Доктор кивнул.

– Изумительная страна, – продолжил капитан таким тоном, будто погружён в восхитительные воспоминания. – В особенности, на мой взгляд, северная её часть. Бывали в Хаундсбери? Это прелестный городок, очень консуолдовский, но в целом, полагаю, достаточно невзрачный – если бы не его изящный кафедральный собор. Или, быть может, вы посетили Уайтстоун-Холл в Пеннинских горах? Родовое поместье герцога Вессекского?

– А, то самое, построенное в стиле аббатства? – уточнил Хатч.

– Именно. Два восхитительных примера церковной архитектуры семнадцатого столетия.

– Восхитительных, – эхом отозвался Хатч, с ноткой сарказма в голосе. – Ну, так что?

– Их спроектировал сэр Уильям Макаллан. Тот самый, который спроектировал и Водяной Колодец.

– Спроектировал?

– Да. Макаллан был одним из величайших архитекторов. Быть может, самый великий в Англии, наряду с сэром Кристофером Вреном. Причём как личность Макаллан намного интереснее, – продолжил Найдельман, продолжая смотреть на восток. – В дополнение к зданиям и Старому мосту Баттерси, он оставил после себя монументальную работу по церковной архитектуре. Мир потерял великого провидца, когда тот без вести пропал в море в 1696-м году.

– Пропал в море? Вы что-то темните.

Найдельман поджал губы, и Хатч задал себе вопрос – не задел ли он его, наконец?

– Да, это была ужасная трагедия. Если не считать… – продолжил капитан, при этих словах поворачиваясь к Хатчу. – Если не считать того, что он, разумеется, не пропал без вести. В прошлом году мы обнаружили экземпляр его трактата. И на полях книги увидели ряд пятен и выцветшие следы. Наша лаборатория сумела подтвердить, что эти следы на самом деле – записи, сделанные невидимыми чернилами, которые проявились лишь сейчас, по прошествии долгого времени. Химический анализ показал, что эти чернила – органическое соединение, полученное из уксуса и лука. Дальнейший анализ датировал «травление» – как тогда называли запись невидимыми чернилами – приблизительно 1700-м годом.

– Невидимые чернила? Похоже, вы начитались детективов.

– Невидимые чернила были широко распространены в семнадцатом и восемнадцатом веках, – спокойно парировал Найдельман. – Их использовал Джордж Вашингтон для тайной переписки. Колонисты называли ведение таких записей не «травлением», а «записью белыми чернилами».

Хатч попытался было выдать очередную саркастическую реплику, но не смог произнести ни слова. Вопреки своей воле он наполовину поверил в историю Найдельмана: она показалась слишком невероятной, чтобы быть выдумкой.

– Химически обработав бумагу, наша лаборатория сумела выудить то, что осталось от записей. Полученный документ содержит примерно десять тысяч знаков, собственноручно набросанных Макалланом на полях книги. Запись была зашифрована, но специалист «Талассы» относительно легко сумел расшифровать её первую половину. Когда мы, наконец, прочитали готовый текст, то поняли, что сэр Уильям Макаллан был ещё более интригующим архитектором, чем думал о нём свет.

Хатч сглотнул.

– Прошу меня извинить, но вся эта история – просто абсурд.

– Нет, доктор Хатч, не абсурд. Макаллан спроектировал Водяной Колодец. Зашифрованные записи – секретный журнал, который он вёл во время своей последней поездки, – ответил Найдельман и улучил несколько мгновений, чтобы сделать затяжку. – Видите ли, Макаллан был шотландцем и тайным католиком. После победы Уильяма III в сражении у Бойне Макаллан с отвращением покинул страну и уехал в Испанию. Испанский трон направил его на строительство величайшего в Новом Свете кафедрала. В 1696-м году он на двухмачтовом бриге отплыл из Кадиса в Мексику, в сопровождении испанского военного судна. Корабли пропали в море, и о Макаллане больше никто ничего не слышал. Считалось, что они утонули. Однако, этот журнал поведал нам, что случилось на самом деле. Их корабли были атакованы Эдвардом Окхэмом. Испанский капитан отказался сотрудничать с пиратом, и его подвергли пыткам, чтобы он раскрыл суть их миссии. Затем Окхэм перерезал всех, за исключением одного Макаллана. Архитектора в кандалах приволокли к пирату. Тот приставил клинок к его глотке и сказал – цитирую по журналу – «Пусть Господь сам строит свою проклятую церковь, а у меня есть для тебя новое задание».

Хатч неожиданно почувствовал непривычную взволнованность.

Капитан облокотился на планшир.

– Видите ли, Рэд-Нед хотел, чтобы Макаллан спроектировал хранилище, в котором можно запрятать огромное состояние. Неприступное хранилище, к которому имел бы доступ лишь сам Окхэм. Они проплыли вдоль побережья Мэн, нашли остров Рэгид, после чего хранилище было возведено, и сокровище захоронено. Но, конечно, вскоре после этого Окхэм исчез вместе со своей командой. А Макаллана, без сомнения, убили, как только строительство завершилось. И с ним погибла тайна Водяного Колодца.

Найдельман сделал паузу, его глаза в ярких отблесках от поверхности моря показались чуть ли не белыми.

– Конечно, теперь неправильно так говорить. Потому что секрет Водяного Колодца не погиб вместе с Макалланом.

– Объясните.

– Примерно посередине журнала Макаллан изменил шифр. Полагаем, он специально сделал это, чтобы записать секретный ключ к Водяному Колодцу. Естественно, нынешние компьютеры легко справятся с любым шифром семнадцатого столетия, так что наши специалисты должны дешифровать запись со дня на день.

– И сколько же там запрятано? – сумел выдавить Хатч.

– Хороший вопрос. Мы знаем грузоподъёмность кораблей Окхэма, знаем, что они были полностью загружены, и у нас имеются грузовые декларации многих из тех судов, которые он взял на абордаж. Вы в курсе, что Окхэм – единственный пират, который сумел успешно напасть на испанские корабли, что перевозили серебро из Америки в Испанию?

– Нет, – пробормотал Хатч.

– Сложив всё вместе, по самым консервативным оценкам современная стоимость сокровищ лежит… – сказал Найдельман, и на его губах появился след улыбки, – где-то между одной целой восемью десятыми и двумя миллиардами долларов.

Повисло долгое молчание, нарушаемое лишь стуком мотора, монотонными криками чаек и звуками воды, прорезаемой лодкой. Хатч попытался осознать грандиозность суммы.

Найдельман заговорил тише.

– То есть, это без учёта Меча Святого Михаила, величайшего из трофеев Окхэма.

В этот же миг чары рассеялись.

– Да ладно, капитан! – со смехом произнёс Хатч. – Не вздумайте утверждать, что верите в поросшую мхом старую легенду.

– Нет, нет, я прочёл журнал Макаллана. Доктор Хатч, он там! Макаллан своими глазами видел, как его захоронили вместе с сокровищами.

Хатч невидящим взором уставился в палубу. В голове – полная неразбериха. Просто невероятно, просто невозможно поверить…

Доктор поднял глаза и почувствовал, как всё внутри непроизвольно напряглось. Бесчисленные вопросы, которые он был готов задать, внезапно испарились. За широкой полосой моря Хатч увидел длинную низкую полосу тумана, за которой спрятался остров Рэгид. Того самого тумана, что висел над островом четверть века назад.

Стоящий рядом Найдельман что-то произнёс. Хатч повернулся, часто дыша, пытаясь успокоить забившееся чаще сердце.

– Что вы сказали?

– Я сказал, что в курсе – вы не сильно заинтересованы в деньгах. Но хочу, чтобы вы знали: согласно договору, который предлагаю, вы получите половину сокровищ, без учёта издержек. В обмен на то, что я беру на себя все финансовые риски, мне причитается также Меч Святого Михаила. Так что ваша доля – что-то около миллиарда долларов.

Хатч сглотнул.

– Вы правы. Меня это совершенно не волнует.

Они помолчали, и затем Найдельман поднёс к глазам бинокль и внимательно осмотрел полосу тумана.

– А почему он всегда скрыт туманом?

– Не без причины, – ответил Хатч, благодарный за смену темы. – У острова сильное приливное течение. Оно отклоняет холодное течение Лабрадора в тёплое – Мыса Код, – и там, где они смешиваются, возникает туман. Иногда остров окружает тонкое кольцо тумана, но гораздо чаще остров скрыт в нём целиком.

– Чего ещё пожелать пирату? – пробормотал Найдельман.

Осталось недолго, – подумал Хатч. Он попытался расслабиться, слушая шипение воды, бегущей вдоль корпуса судна, вдыхая аромат солёного воздуха, ощущая на ладонях холод латуни штурвала. Он бросил взгляд на Найдельмана, и увидел, как подрагивает мускул на скуле. Тот тоже испытывал сильную эмоцию другой природы, хотя и не менее личной.

Пелена тумана подобралась ближе. Хатч молча сражался с собой, пытаясь заставить себя направлять лодку в направлении ползущих пальцев тумана, который выглядел настолько чужеродным на чистом, не считая его, горизонте. Он сбавил обороты, когда судно окунулось носом в сумрак. Внезапно их окутала влага. Малин почувствовал, как на костяшках пальцев и шее начинают конденсироваться капельки.

Хатч силился разглядеть за туманом хоть что-нибудь. Ему показалось, что он разглядел тёмные очертания вдали, но они исчезли снова. Он ещё сбавил скорость. В относительной тишине он расслышал шум прибоя и позвякивание буйка, что предупреждал моряков о предательских рифах острова Рэгид. Хатч слегка повернул к северу, чтобы подойти с подветренной стороны острова. Внезапно в двухстах ярдах по левому борту возникла полуразрушенная железная вышка, изогнутая штормами, покрытая ржавчиной.

Неглубоко вдохнув, Найдельман быстро поднёс к глазам бинокль, но судно вновь окунулось в очередную полосу тумана, и остров исчез снова. Поднялся холодный ветер, и заморосил дождик.

– Мы можем подобраться поближе? – пробормотал Найдельман.

Хатч направил «Плэйн Джейн» к рифам. Когда они вышли на подветренную сторону острова, прибой и ветер стихли. Неожиданно лодка прорвалась сквозь кольцо тумана, и перед ними появился весь остров целиком.

Доктор направил лодку параллельно рифам. Бинокль, казалось, прирос к глазам стоящего на корме Найдельмана, его позабытая трубка по-прежнему оставалась стиснутой между зубов, а плечи темнели в струйках дождя. Развернувшись носом к морю, Хатч перевёл мотор в нейтральное положение и позволил судну лечь в дрейф. Затем, наконец, и сам повернулся к острову, чтобы встретиться с ним лицом к лицу.

4

Тёмные, жуткие очертания острова, настолько въевшиеся в память и ночные кошмары, снова оказались перед ним наяву. Клочок суши предстал лишь немногим больше, чем просто чёрный силуэтом, выгравированным на фоне серых моря и неба, формой напоминающим своеобразный накренившийся стол. С подветренной стороны, от самых рифов, шёл монотонный уклон, что заканчивался холмиком в центре острова. Набегающие валы разбивались о рифы и кипели над окаймляющими остров подводными валунами, оставляя за собой клочья пены, которые тянулись подобно кильватерной струе корабля. Сегодня остров Рэгид показался, если уж на то пошло, ещё суровей, чем Хатч запомнил его в детстве: опустошаемый ветром, бесплодный, в милю длиной и восемьсот ярдов шириной. Одинокая покорёженная ель возвышалась над усыпанным камнями пологим берегом подветренной стороны; её верхушка была давным-давно разбита ударом молнии, а сердитые лапы возделись к небу наподобие рук старой ведьмы.

Среди колышущейся высокой травы и зарослей шиповника – повсюду, куда падал взгляд – разбросаны останки дьявольских машин: паровые компрессоры, лебёдки, цепи, котлы. Кучка потрёпанных непогодой сараев приткнулась неподалёку от старой ели. Строения покосились и утратили крыши. На дальнем конце пляжа Хатч различил гладкие округлые формы «спины кита», того самого, через который они с Джонни перелазили больше четверти века назад. Вдоль ближайших скал возлежат несколько развалившихся каркасов довольно крупных судов, потрёпанных бесчисленными штормами. Их палубы и шпангоуты разбиты в щепы и рассыпаны среди гранитных валунов. Через каждые сто футов над отметинами приливов расставлены ветхие знаки:

ВНИМАНИЕ!

СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНО!

НЕ ВЫСАЖИВАТЬСЯ!

На несколько мгновений Найдельман, казалось, потерял дар речи. Затем он выдохнул:

– Наконец-то!

Эти мгновения перешли в минуты, «Плэйн Джейн» всё продолжала дрейфовать. Найдельман опустил бинокль и повернулся к Малину.

– Доктор, – окликнул он Малина.

Хатч крепко обхватил штурвал, всецело погружённый в воспоминания. Ужас накатил на него, подобно приступу морской болезни. Дождик оросил окна рулевой рубки, а колокольчик буйка в тумане мерно издавал скорбные звуки. Но кроме ужаса теперь Малин почувствовал кое-что иное, нечто новое: теперь к нему пришло понимание, что здесь и в самом деле зарыты огромные сокровища – и что его дед не был совершеннейшим идиотом, который из-за ничего разорил три поколения семьи. В этот миг он понял, каким должно быть его решение: дать окончательный ответ своему деду, отцу и брату.

– Доктор Хатч, – повторил Найдельман, лицо которого покрыла влага.

Малин несколько раз глубоко вдохнул и усилием воли заставил себя ослабить отчаянную хватку за колесо штурвала.

– Обойти вокруг острова? – спросил он, сумев выговорить слова ровным тоном.

Найдельман ещё несколько мгновений смотрел на него. Затем просто кивнул и снова поднёс бинокль к глазам.

Слегка прибавив ходу, Малин направил судно в сторону моря, выходя из-под прикрытия острова и подставляя «Плэйн Джейн» ветру. Он продолжил ход на малой тяге, сохраняя скорость в три узла и не глядя на «спину кита» и прочие – ещё более жуткие – ориентиры, которые, как он знал, лежат дальше.

– Суровое место, – заметил Найдельман. – Суровей, чем я думал.

– Здесь нет естественной гавани, – ответил Хатч. – Остров окружают рифы, и приливные волны жуткие. Остров открыт океану, и каждую осень на него обрушиваются «северо-восточники». В глубине прорыли столько туннелей, что большая часть острова пропитана водой и нестабильна. Что ещё хуже, некоторые из компаний работали со взрывчаткой. Под поверхностью лежит неразорвавшийся динамит, детонаторы и Бог знает что ещё – лежит и ждёт своего часа.

– А это что за обломки? – спросил Найдельман, указывая на массивную изогнутую металлическую структуру, что вздымалась над гладкими от водорослей скалами.

– Баржа, брошенная ещё при жизни моего деда. С плавучим краном она стояла на якоре у берега, попала под «северо-восточник» и очутилась на скалах. После того, как с ней поиграл океан, там не осталось ничего ценного. Это подвело черту под усилиями моего деда.

– Он, случаем, не оставил записей? – спросил Найдельман.

– Мой отец их уничтожил, – ответил Хатч и сглотнул. – Дед обанкротил семью из-за этого острова, и отец всегда ненавидел и само это место, и всё, что его касалось. Так было даже до того случая.

Он умолк и сжал штурвал ещё сильнее, устремив взгляд прямо перед собой.

– Извините, – сказал Найдельман, и его лицо смягчилось. – Я настолько поглощён всеми этими делами, что время от времени забываю о вашей личной трагедии. Простите, если какие-то вопросы показались бесчувственными.

Взгляд Малина был по-прежнему устремлён вперёд, поверх носа лодки.

– Всё в порядке, – ответил он.

Найдельман умолк, за что Хатч почувствовал благодарность. Ничто не причиняет большую боль, чем банальные фразы тех, кто действует из лучших побуждений, в особенности когда они начинают твердить что-то вроде: «Не ругай себя, ведь это не твоя вина».

«Плэйн Джейн» обогнула южную оконечность острова и направилась перпендикулярно волнам. Хатч немного подбавил оборотов, и лодка продолжила свой путь.

– Потрясающе, – пробормотал Найдельман. – Подумать только: этот крошечный остров из песка и скал – единственное, что отделяет нас от крупнейшего состояния, когда-либо зарытого в землю!

– Осторожней, капитан, – отозвался Хатч таким шутливым тоном, который только сумел выдать. – Именно эти восторги привели к банкротству дюжину компаний. Как раз уместно вспомнить старый стишок:

И пусть я близок, как никто

К святыне, что хранит храм сей,

Но, говоря начистоту —

Она не моя и не будет моей.

Найдельман обернулся и внимательно посмотрел на него.

– Как я погляжу, у вас было время на чтение чего-то помимо «Анатомии» Грея и справочника Мерка. Не так часто встречаются врачи, которые могут процитировать Кавентри Пэтмора.

Хатч пожал плечами.

– Я немного увлекаюсь поэзией, потому и читаю кое-что – отрывок здесь, отрывок там. Смакую, как первоклассный портвейн. А вы чем оправдаетесь?

Найдельман слабо улыбнулся.

– Провёл в море больше десяти лет жизни. Время от времени бывает, что кроме чтения больше нечем заняться.

Внезапно со стороны острова донёсся резкий кашляющий звук. Он становился всё громче, превращаясь в низкое рычание и, наконец, перешёл в хриплый стон. Так легко представить, что это умирает некий глубоководный зверь. Хатч почувствовал, как по коже побежали мурашки.

– Что за шум, чёрт возьми? – резко спросил Найдельман.

– Прилив сменяется отливом, – ответил Хатч, слегка подрагивая на прохладном влажном воздухе. – Водяной Колодец, очевидно, связан с морем тайным подводным каналом. Когда приливное течение меняет направление и поток в туннеле устремляется обратно, возникает этот звук. По крайней мере, имеется такая теория.

Стенания продолжились, медленно затихая и переходя в заикание, прежде чем совершенно умолкли.

– От местных рыбаков можно услышать другую теорию, – помолчав, заметил Хатч. – Быть может, вы заметили, что вокруг острова Рэгид верши на омаров не поставлены. Не стоит думать, что их не ставят, потому что тут нет омаров.

– Проклятие острова Рэгид, – кивнув, ответил Найдельман, и в его глазах загорелся язвительный огонёк. – Наслышан о нём.

Они довольно долго молчали, Найдельман упёрся взглядом в палубу. Затем медленно поднял голову.

– Я не могу вернуть вашего брата к жизни, – сказал он. – Но обещаю одно: мы узнаем, что с ним произошло.

Хатч махнул рукой, от наплыва эмоций не в силах вымолвить ни слова. Он повернулся лицом к открытому окну рубки, признательный дождю за то, что в нём не видно слёз. Неожиданно Малин понял, что просто не в силах оставаться у острова. Без объяснений он повернул к западу и прибавил ходу, когда они снова вошли в опоясывающую остров мантию тумана. Всё, что ему нужно – вернуться в комнату мотеля, заказать обед и залить всё кувшином «Кровавой Мэри».

Вскоре «Плэйн Джейн» вырвалась из тумана на долгожданный солнечный свет. Ветер сделался сильнее, и Хатч почувствовал, как с лица и рук начинают испаряться капельки влаги. Доктор не оборачивался, но чуть ли не осязал, как скрытый туманом остров быстро сжимается в пятнышко на горизонте, и это ощущение ослабило напряжение в груди.

– Пожалуй, стоит добавить – мы будем работать в тесном сотрудничестве с первоклассными археологом и историком, – произнёс стоящий рядом Найдельман. – Информация, которую получим об инженерном искусстве семнадцатого века, о пиратах северных морей и морских технологиях и, быть может, даже о таинственной гибели Рэд-Неда Окхэма, – всё это невозможно оценить. Это в той же мере археологическая экспедиция, как и раскопки сокровищ.

Они помолчали.

– Я хочу сохранить за собой право остановить все работы, если почувствую, что условия стали слишком опасными, – наконец, произнёс Хатч.

– Ваше желание легко понять. В нашем проекте контракта аренды восемнадцать пунктов. Просто добавим девятнадцатый.

– И, если работы начнутся, – несколько медленнее сказал Малин, – я не хочу быть молчаливым партнёром и заглядывать через плечо.

Найдельман вытряхнул пепел из трубки.

– Операция такого рода – крайне рискованное занятие, особенно для непрофессионала. Какую роль вы предполагаете взять?

Хатч пожал плечами.

– Вы говорили, что наняли врача для экспедиции.

Переводя взгляд на доктора и удивлённо приподнимая брови, Найдельман прекратил выколачивать пепел.

– Ну да, этого требуют законы штата Мэн. Вы предлагаете кадровую перестановку?

– Именно.

Найдельман улыбнулся.

– И вы можете так просто бросить госпиталь Маунт-Оберна, практически без предупреждения?

– Исследования могут подождать. К тому же работы будут недолгими. Уже конец июля, и, если вы хотите провести операцию в этом году, её нужно завершить за четыре недели – так или иначе. В период штормов раскопки вести нельзя.

Найдельман перегнулся через борт судна и вытряхнул остатки пепла, один лишь раз крепко приложив трубку к дереву. Он снова выпрямился. Горизонт за его спиной подчеркнула длинная узкая линия мыса Бёрнт-Хэд.

– Через четыре недели операция будет завершена, – произнёс капитан. – Это будет и ваша победа, и моя тоже.

5

Хатч припарковал машину на грязной автостоянке рядом с «Супереттой Бада». На этот раз машина была его собственная, и смотреть на жизнь своего прошлого через ветровое стекло автомобиля – части настоящего – оказалось настолько необычно, что это выбило его из колеи. Доктор бросил взгляд на потрескавшиеся кожаные сиденья, на выцветшие кофейные пятна, заляпавшие коробку передач цвета грецкого ореха. Всё настолько знакомо, настолько безопасно; Малин с усилием заставил себя распахнуть дверцу. Взял было с панели солнечные очки, но затем вернул на место. Время маскарада ушло.

Он осмотрел крохотный пятачок. Сквозь изношенный асфальт выглядывали булыжники, их стало ещё больше. Старый газетный киоск на углу с болтающейся на рядах комиксов и журналов проволокой ныне уступил место киоску с мороженым. Городок за пятачком спускался по склону, живописный как никогда, крыши из шифера и кипарисовых досок отсвечивали в сиянии солнца. Со стороны причала направлялся парень в резиновых сапогах и с дождевиком на плече – рыбак с работы. Проходя мимо, тот окинул Малина взглядом, чтобы затем исчезнуть на боковой дорожке. Рыбак молод, ему не больше двадцати, и Хатч только сейчас сообразил, что тот ещё даже не родился, когда они с матерью оставили Стормхавэн. Целое поколение выросло здесь за время его отсутствия. И, без сомнения, столько же умерло. Ему внезапно захотелось узнать, жив ли ещё старина Бад Роуэлл.

На первый взгляд, «Суперетта Бада» оказалась точь-в-точь такой же, как он её запомнил: зелёная стеклянная дверь, никогда не закрывающаяся плотно, древний рекламный щит «Кока-колы», избитое непогодой покосившееся крыльцо. Хатч шагнул внутрь, и под ногами негодующе заскрипели изношенные половицы. Покупателей внутри не оказалось, чему он очень обрадовался. Из ряда, выстроившегося у двери, Малин взял одну из тележек. Двигаясь узкими проходами, принялся набирать кое-какие продукты на «Плэйн Джейн», где решил оставаться до тех пор, пока для него не приведут в порядок старый семейный дом. Он с любопытством посматривал по сторонам, время от времени опуская пакеты в тележку, покуда не сообразил, что лишь пытается оттянуть неизбежное. С усилием толкнул тележку к передней части лавки и оказался лицом к лицу с Бадом Роуэллом, крупным, лысым и бодрым, в белоснежном фартуке. Много-много раз, как помнил Малин, Бад под прилавком незаметно передавал им с Джонни леденцы с лакрицей. Это несказанно выводило мать из себя.

– Добрый день, – произнёс Бад, его взгляд скользнул по лицу Хатча и затем устремился к машине, припаркованной снаружи – очевидно, проверяя номер. Не так уж часто классический «Jaguar XKE» паркуется на стоянке «Суперетты». – Из Бостона?

Хатч кивнул, до сих пор не зная, как себя вести.

– Ага.

– Отпуск? – спросил Бад, бережно опуская артишок в пакет, неторопливо укладывая получше, и со своей обычной медлительностью пробивая на старой латунной кассе.

Второй артишок точно так же оказался в пакете.

– Нет, – ответил Хатч. – Я здесь по делам.

Рука продавца замерла в воздухе. Никто никогда не приезжает в Стормхавэн по делам. И Бад, будучи профессиональным сплетником, теперь непременно должен выяснить подробности.

Рука двинулась снова.

– Вот как, – произнёс Бад. – По делам.

Хатч кивнул, изо всех сил крепясь, чтобы не выдать, кто он такой. Как только узнает Бад, об этом тотчас прознает весь город. Делать покупки в «Суперетте Бада» – всё равно, что пересечь роковую черту. Ещё не слишком поздно, чтобы просто собрать всё, что он набрал, и оставить здесь так ничего и не выяснившего Бада. Пойти на альтернативный вариант – об этом и помыслить больно: Хатч едва мог вынести одну лишь мысль о шепчущем воскрешении старой трагедии, о том, как люди будут покачивать головами и сжимать губы. Маленькие городки бывают жестокими в выражении своих симпатий.

Рука взялась за пачку с молоком и опустила её в пакет.

– Коммивояжер?

– Нет.

Снова повисла пауза, пока Бад, теперь действуя ещё медленнее, ставил рядом с молоком апельсиновый сок. Касса звякнула, пробив очередную покупку.

– Так вы здесь проездом? – рискнул спросить он.

– У меня дела прямо здесь, в Стормхавэне.

Это оказалось настолько неслыханным, что Бад просто не смог сдержаться.

– И какие дела это могут быть?

– Дела особого рода, – ответил Хатч, понизив голос.

Несмотря на опасения, ужас с которым Бад приподнял брови, оказался настолько выразительным, что Малин едва сумел подавить улыбку.

– Понятно, – сказал Бад. – Остановились в городе?

– Нет, – глубоко вдохнув, ответил Хатч. – Я остановлюсь на другой стороне бухты, в старом доме семьи Хатч.

При этих словах Бад едва не выронил кусок мяса. Дом оставался заколочен все двадцать пять лет. Но всё же мясо, наконец, оказалось в одном из пакетов, и Бад исчерпал все вопросы – по меньшей мере, вежливые.

– Ну, ладно, – произнёс Хатч. – Я немного тороплюсь. Сколько с меня?

– Тридцать один-двадцать пять, – несчастным голосом сказал Бад.

Хатч собрал все пакеты. Вот теперь самое время. Если он собирается остановиться в этом городке, пусть даже и временно, неминуемо придётся раскрыть, кто он такой.

Малин остановился, открыл один из пакетов и запустил в него руку.

– Прошу прощения, – сказал он, точно так же раскрывая второй пакет и шаря в нём. – А вы, случаем, ничего не забыли упаковать?

– Не думаю, – флегматично ответил Бад.

– А я уверен, что забыли, – повторил Хатч, выкладывая на стойку содержимое пакетов.

– Всё там, – сказал Бад, и теперь в его голос начали закрадываться грубые нотки уроженца штата Мэн.

– Нет, не всё, – заявил Хатч, указывая на небольшой ящичек, чуть ниже стойки. – А где мой бесплатный леденец с лакрицей?

Бад уставился на выдвижной ящик. Затем взгляд начал двигаться по руке Хатча, пока не уставился тому в лицо, и продавец в первый раз по-настоящему на него не посмотрел. В следующий миг Бад побледнел, кожа стала серой.

Хатч напрягся в опасении, что зашёл слишком далеко, но тут старый продавец слегка выдохнул.

– Будь я проклят, – произнёс он. – Да будь я проклят! Это же Малин Хатч.

Лицо Бада быстро вернуло свой обычный цвет, но на нём по-прежнему застыло такое выражение, словно он только что увидел привидение.

– Ну, Бад – сказал Хатч. – Как ты?

Неожиданно тот перегнулся через стойку и, словно тисками, обеими лапами обхватил правую руку Хатча.

– Только посмотрите на него, – сказал он, хватая Малина за плечи и держа на расстоянии вытянутой руки. Пухлое лицо расплылось в улыбке. – Подумать только, в какого здорового, крупного мужика ты вырос! Не знаю уж, сколько раз я раздумывал, что с тобой сталось, даже понятия не имея, встречу ли тебя ещё. А теперь – Боже! – вот ты здесь, ясный, как день.

Хатч вдохнул запах, исходящий от Бада – смесь ароматов окорока, рыбы и сыра – и одновременно почувствовал и облегчение, и смущение, будто снова превратился в мальчишку.

Бад разглядывал его ещё несколько мгновений, а затем перевёл взгляд на ящичек с леденцами.

– Вот негодяй! – рассмеялся он. – До сих пор ешь леденцы? Один ещё остался.

Он протянул руку, вытащил конфету и бухнул её на стойку.

6

Они сидели в креслах-качалках на заднем крыльце лавки, попивая пиво из банок и глазея на тёмный ряд сосен с другой стороны лужайки. Под расспросами Бада Хатч поведал о некоторых своих приключениях, когда работал эпидемиологом в Мексике и Южной Америке, успешно избегая упоминаний о причинах возвращения в Стормхавэн. Он чувствовал, что пока не готов пускаться в объяснения. За разговором Хатч понял, что больше всего хочет вернуться на судно, поставить гриль на гакаборт, поджарить кусок мяса и просто посидеть с грешным сухим мартини. Но он всё же он понимал – этикет маленького городка требует, чтобы он провёл часок со старым бакалейщиком, болтая на свежем воздухе о том, о сём.

– Расскажи, что случилось в городе с тех пор, как я уехал, – попросил он Бада, чтобы прервать молчание и предупредить дальнейшие расспросы.

Ему было совершенно ясно, что Бад умирает от желания узнать, что заставило его вернуться, и продавца удерживает лишь вежливость.

– Ну, – заговорил Бад. – Кое-какие перемены здесь произошли.

Он поведал Малину, что пять лет назад к школе возвели новую пристройку, рассказал, как дом семейства Тибодо сгорел дотла, пока те отдыхали на Ниагарском водопаде, как Фрэнк Пикетт налетел на своём судёнышке на Олд-Хамп и затопил его, поскольку хлебнул лишку. И, наконец, спросил доктора, видел ли тот новое здание пожарников.

– Ещё бы, конечно видел, – ответил тот, в душе печалясь о старом деревянном строении, которое разломали, чтобы на его месте возвести металлического монстра.

– И везде, где только можно, вырастают новые дома. Летние люди, – неодобрительно фыркнул Бад.

Хатч совершенно точно знал, что тот не жалуется на это, сидя на кассе. В любом случае, вскоре выяснилось, что под «где только можно» Бад подразумевает три или четыре дома, выросших на Бридс-Поинт, несколько заново отделанных жилых домов на фермах, да новую гостиницу.

Бад подвёл черту, скорбно покачав головой.

– Всё так поменялось здесь с тех пор, как ты уехал. Едва ли ты узнаешь Стормхавэн, – заключил он, откидываясь в кресле и вздыхая. – Итак, ты здесь, чтобы продать дом?

Хатч слегка напрягся.

– Нет, я приехал сюда пожить. До конца лета, в любом случае.

– Серьёзно? – спросил Бад. – Отпуск?

– Я же сказал, – ответил Хатч, пытаясь говорить как можно более лёгким тоном. – Я здесь по особым делам. Обещаю тебе, Бад – это не останется секретом надолго.

Бад, казалось, слегка обиделся.

– Знаешь, я бы не стал лезть в твои дела. Но, по-моему, ты сказал, что ты доктор.

– Так оно и есть. И именно этим я буду здесь заниматься.

Хатч глотнул пива и мельком бросил взгляд на часы.

– Но Малин, – сказал Бад, ёрзая в кресле, – в городе уже есть врач. Доктор Фразир. Он здоров, как бык, и запросто проработает ещё двадцать лет.

– Мышьяк в чае справится и не с таким, – заверил его Хатч.

Продавец в тревогой посмотрел на него.

– Да не волнйся, Бад, – улыбнувшись, ответил Хатч. – Я не собираюсь мешать доктору Фразиру.

Он ещё раз напомнил себе, что шутки такого рода не так часто услышишь в сельских районах штата Мэн.

– Это хорошо, – заметил Бад, искоса посматривая на него. – Тогда, может быть, твои дела как-то связаны с этими вертолётами.

Хатч вопросительно глянул на него.

– Это было вчера. Ясный, погожий денёк. И пролетели два вертолёта. Большие машинки, что да, то да. Прямо над городом, и направились к островам. Я видел, они довольно долго крутились над островом Рэгид. Думал, они с военной базы, – при этих словах на лице Бада отразились тяжкие раздумья. – Но, с другой стороны, может, и не с базы.

На это Малину отвечать не пришлось – хлопнула стеклянная дверь. Бад неуклюже направился к покупателю, и Хатч подождал, пока тот вернётся.

– Кажись, дело процветает, – заметил он, когда Бад снова уселся в кресло.

– Не сказал бы, – откликнулся тот. – Когда проходит сезон, в городе едва ли остаётся восемьсот душ.

Хатч про себя подумал, что Стормхавэн всегда и был таких размеров.

– Эх, – продолжил Бад. – Дети вырастают и уезжают, как только заканчивают школу. Не хотят оставаться. Направляются в большие города – в Бангор, Огасту. Один даже выбрался в Бостон. За последние три года пять ребятишек уехали. Если бы не летние люди и не тот лагерь нудистов на Пайн-Нек, не думаю, что у меня была бы парочка лишних пенсов.

Хатч кивнул. Очевидно, у Бада всё замечательно, но не согласиться с ним в его же собственном магазине было бы крайне невежливо. «Лагерь нудистов», о котором тот упомянул, в действительности представлял собой поселение артистов в старой усадьбе в сосновом лесу милях в десяти по берегу. Хатч вспомнил, что лет тридцать назад рыбак вытаскивал сети и увидел, как на тамошнем пляже загорает голая женщина. У прибрежных городков штата и впрямь долгая память.

– А что с твоей матерью? – спросил Бад.

– Умерла в восемьдесят пятом. Рак.

– Очень жаль, – сказал тот, и Хатч знал, что Баду и правда очень жаль. – Она была хорошей женщиной, и вырастила таких… такого прекрасного сына.

После недолгого молчания Бад качнулся в кресле и покончил со своим пивом.

– Ещё не видел Клэр? – спросил он, как можно более беззаботно.

Хатч мгновение помолчал.

– Она ещё здесь? – вопросом ответил он, так же безучастно.

– Ну да, – сказал Бад. – В её жизни кое-что поменялось. А у тебя как? Семья, дети?

Малин улыбнулся.

– Жены нет. Пока нет, во всяком случае.

Он опустил пустую бутылку и поднялся. Определённо, пора уходить.

– Бад, было чертовски приятно с тобой поболтать. Думаю, пойду пообедаю.

Тот кивнул и похлопал его по спине. Хатч прошёл через весь магазин и уже опустил руку на стеклянную дверь, когда Бад кашлянул.

– И ещё одно, Малин.

Хатч замер. Он знал, что слишком легко отделался, и теперь ждал, опасаясь вопроса, которому суждено быть заданным.

– Ты всё-таки поосторожней с лакрицей, – очень серьёзно заметил Бад. – Эти зубы не вечны, знаешь ли!

7

Хатч выбрался на палубу «Плэйн Джейн», потянулся и, прищурившись, осмотрел бухту. Стормхавэн тих, чуть ли не вымер под ярким светом дневного июльского солнца, и Малина это лишь обрадовало. Вчера вечером он залил бифштекс чуть большим числом «Бифитеров», чем намеревался, и сегодня проснулся с первым похмельем за последние чуть ли не десять лет.

Сегодняшний день оказался первым… Это первый день, когда он заночевал в каюте судна – с тех пор как ездил по Амазонке. Малин уже и забыл, каким это может быть тихим и мирным – оставаться в одиночестве в компании одних лишь волн, которые нежно покачивают лодку. Также это первый день, сколько он себя помнил, когда особо нечего делать. Лаборатория закрыта на весь август, а поставленный в тупик Брюс, лаборант, отправлен на подведение предварительных итогов под присмотром коллеги. Дом в Кембридже заперт, домоуправительнице сказано, что он не вернётся до сентября. «Ягуар» как можно бережней припаркован на пустой стоянке за старым хозяйственным магазином.

Вчера, незадолго до того, как выписаться из гостиницы в Сауфпорте, он получил записку от Найдельмана – одну-единственную фразу, в которой тот попросил его о встрече у острова Рэгид сегодня на закате. И это значило, что у Малина свободен весь день. Поначалу доктор опасался, что целый день будет один на один с воспоминаниями. Он даже подумал, не взять ли акварели, которые на выходных всегда с ним, и не рискнуть ли сделать набросок побережья. Но намерение так и осталось лишь намерением. По какой-то причине здесь, на воде, его охватило чувство апатичного спокойствия. Он вернулся домой, в Стормхавэн. Даже побывал вблизи острова Рэгид, воочию увидел зверя и выжил.

Хатч бросил взгляд на часы. Почти семь тридцать, пора.

Он завёл мотор и с удовольствием услышал, как послушно заработал мощный дизель. Низкие вибрации под ногами, «буб-буб» выхлопов – всё показалось подобным песням сирен из прошлого, некогда сладкого и причиняющего боль. Толчком руки Хатч подбавил ходу и направил нос «Плэйн Джейн» на остров Рэгид.

День выдался погожий. Продолжая управлять лодкой, Хатч увидел, как, отделённая широкой полосой воды, вырисовывается перед ним тень острова Хермит – контраст в солнечном свете. Океан оказался пуст, если не считать одинокую рыбацкую лодку у берегов. Рыбак вытягивал сети. Сегодня Хатч несколько раз выходил на палубу, осматривая горизонт, наполовину ожидая увидеть какую-либо активность у острова Рэгид. Так ни разу и не заметив ничего, кроме моря и неба, он даже не разобрался, что чувствует – разочарование или облегчение.

За пределами бухты воздух оказался заметно прохладнее. Но вместо того, чтобы спуститься вниз и надеть ветровку, Хатч лишь подбавил ходу, повернув лицо к ветру и приоткрыв рот навстречу солёным брызгам, которые взмывали в воздух, когда «Плэйн Джейн» прорезала зыбь. Каким-то образом, чувствовал он, это очищает – быть здесь одному; чувствовал, что ветру и воде по силам стряхнуть с него паутину и грязь, что накопились за четверть века.

Внезапно на западной части горизонта, впереди, появилась тёмная тень. Хатч сбавил скорость, чувствуя старое, знакомое чувство тревоги. Сегодня туман вокруг острова был тонок, но очертания острова по-прежнему оставались неясными и отталкивающими, а лебёдки на нём торчали наподобие обрушенных минаретов незнакомого города. Хатч переложил руль налево, сохраняя дистанцию и готовый к тому, чтобы описать круг.

Затем он увидел незнакомое судно, стоящее на якоре в четверти мили от острова, с подветренной его стороны. Когда Хатч приблизился, стало ясно, что это старый пожарный катер, сделанный из дерева коричневого цвета – либо красного дерева, либо тика. Поперёк кормы строгими золотыми буквами шло название – «ГРИФФИН». А ниже, буквами поменьше: «Мистик, Коннектикут».

Хатч решился было подойти поближе, но затем передумал и выключил двигатель в сотне ярдов от корабля. Катер казался пустым, никто не вышел на борт, чтобы поприветствовать «Плэйн Джейн». На какой-то миг Хатч даже подумал, что «Гриффин» может принадлежать какому-нибудь туристу или одинокому золотоискателю, но уже почти закат; если это и совпадение, то слишком уж невероятное.

Малин с любопытством осмотрел катер. Если это корабль команды Найдельмана, то выбор необычен – но весьма практичен. Недостаток скорости с лихвой компенсировался остойчивостью; Хатч почувствовал уверенность, что судно может пережить чуть ли не любой шторм, а двигатели спереди и сзади делали катер весьма маневренным. Катушки шлангов и пункты контроля убраны, таким образом высвобождая большую часть палубы. Шлюп-балки, палубная надстройка и прожекторы оставили, а на корму водрузили управляемый компьютером кран. Хатч перевёл взгляд наверх – на просторную рулевую рубку и мостик. Над ними – обычная группа антенн, лоран и радар, с набором дополнительного оборудования, не обязательно морского: микроволновая антенна, спутниковая тарелка, радар воздушной разведки и антенны VLF[3]. Оснащение впечатляет, – подумал Хатч. Он опустил руку на панель, собираясь дать гудок.

И помедлил. Из-за молчаливого корабля, из-за покрытого туманом острова до него донеслись глухие звуки биения, настолько низкие, что их, скорее, можно считать инфразвуком. Вслушиваясь, Малин убрал руку с панели. Через минуту он окончательно убедился: это двигатель судна, которое пока далеко, но быстро приближается. Хатч осматривал горизонт, пока не углядел на юге серое пятно. На какой-то миг заходящее солнце высветило на далёком судне некую металлическую конструкцию. Видимо, корабль «Талассы», – подумал он. – Плывёт из Портленда.

Затем Хатч увидел, что пятно неспешно разделяется на два, затем на три, и в итоге на шесть пятнышек. Не веря своим глазам, он смотрел, как на крошечный островок надвигается настоящая флотилия. Огромная баржа шла на него на всех парах, её тёмное красное брюхо вырисовывалось всё яснее, и вот уже стало видно, как волны откатывают от ватерлинии. За ней в кильватере следовал буксир, такелаж на носу покрыт мхом и поблёскивал. Буксир тянул за собой плавучий кран. За ними следовала группа моторных катеров, блестящих и мощных, ощетинившихся электроникой. А следом плыл сухогруз, сидящий низко в воде, видимо, полностью загруженный. С мачты последнего свисал небольшой бело-красный флаг. Хатч отметил, что рисунок на флаге в точности такой же, как на портфеле Найдельмана, который он видел лишь несколько дней назад.

Последним приближалось элегантное судно, достаточно крупное и невероятнейшим образом оборудованное. На носу синими буквами было выведено название – «Цербер». Хатч с трепетом окинул взглядом блестящую палубную надстройку, гарпунную пушку на передней палубе, закрытые тёмным стеклом иллюминаторы. Водоизмещение пятнадцать тысяч, не меньше, – подумал он.

Словно в молчаливом танце, корабли выстроились носом к «Гриффину». Суда побольше остановились с другой стороны пожарного катера, в то время как те, что поменьше, подошли ближе к «Плэйн Джейн». Раздались лязги цепей и пение тросов – корабли сбросили якоря. Бросая взгляд на моторные катера, подплывающие слева и справа, Хатч отметил, что их обитатели, в свою очередь, тоже смотрят на него, а некоторые улыбаются и кивают. В ближайшем катере Хатч увидел мужчину с серыми волосами цвета железа и пухлым белым лицом, который посмотрел на него с выражением вежливого интереса. Поверх застёгнутого на все пуговицы костюма на нём был одет громоздкий оранжевый спасательный жилет. Рядом стоял молодой человек с длинными жирными волосами и бородкой, одетый в летние бермудские шорты и цветастую рубашку. Сейчас тот поедал что-то из белого бумажного свёртка. Парень удостоил Малина высокомерным равнодушным взглядом.

Стихли последние звуки моторов, и на собрание опустилась странная призрачная тишина. Хатч переводил взгляд с корабля на корабль, и заметил, что глаза присутствующих устремлены на пустую палубу пожарного катера в центре.

Прошла минута, затем две. Наконец дверь рулевой рубки отворилась, и появился капитан Найдельман. Он молча подошёл к борту и остановился, прямой как шомпол, чтобы окинуть взглядом собравшихся. Лучи предзакатного солнца придали его загорелому лицу красноватый оттенок и окрасили редеющие светлые волосы золотым. Малина поразило, насколько ощутимо его присутствие на море, в кругу кораблей. Когда молчание стало абсолютным, ещё один мужчина, небольшого роста и жилистый, тихо вышел из двери за спиной Найдельмана и остался стоять там со сложенными на груди руками.

Какое-то время Найдельман продолжал молчать. Наконец он заговорил – тихо, чуть ли не благоговейно, и, однако, слова с лёгкостью доносились до слушателей.

– Мы живём в эпоху, – начал Найдельман, – когда неизвестное стало известным, и большая часть земных тайн разгадана. Мы побывали на Северном полюсе, взобрались на Эверест, побывали на Луне. Расщепили атом на части и нанесли на карту дно океанов. Те, кто брался за решение этих задач, зачастую подвергали опасности свои жизни, теряли состояния и рисковали всем, что было им дорого. Великая тайна может быть разгадана только высокой, а иногда и наивысшей ценой.

Капитан жестом указал на остров.

– Здесь – лишь в сотне ярдов отсюда – лежит одна из величайших загадок, быть может, величайшая из тайн, оставшихся в Северной Америке. Подумайте об этом. Это – ничто, лишь яма на клочке грязи и скал. И, однако, эта яма – этот Водяной Колодец – выматывал каждого, кто пытался проникнуть в его секреты. Миллионы долларов были потрачены. Жизни разбиты и даже потеряны. И сегодня среди нас есть те, кто на себе почувствовал, насколько острыми могут оказаться зубы Водяного Колодца.

Найдельман осмотрел аудиторию, рассыпанную по кораблям. Его взгляд встретился с глазами Малина. Затем капитан продолжил.

– Значение прочих загадок прошлого – монолитов Саксахуамана, статуй острова Пасхи, каменных сооружений в Британии – покрыто тайной. С Водяным Колодцем всё обстоит совсем иначе: его расположение, цель создания, даже его история известны. Он лежит здесь, перед нами – наглый вызов всем, кто за него берётся.

Он несколько мгновений помолчал.

– К 1696-му году Эдвард Окхэм сделался самым страшным пиратом морей. Корабли разбойничьего флота были битком забиты трофеями – неповоротливые, они низко сидели в воде. Следующий шторм, или даже просто неудачное столкновение с военным кораблём, – и весь флот мог пойти на дно. Пират так долго откладывал утаивание своих сокровищ, что находился в отчаянном положении. Случайно на его пути попался архитектор, и это разрешило проблему.

Найдельман облокотился на бортик, его волосы зашевелились на ветру.

– Окхэм захватил архитектора в плен и заставил разработать колодец, чтобы укрыть сокровища. Колодец, настолько неприступный, что поставит в тупик даже самых экипированных золотоискателей. Всё шло по плану. Колодец был сооружён, сокровище зарыто. И затем, когда пират отправился на очередной рейд убийств и грабежей, ударило провидение. Рэд-Нед Окхэм умер. И с того самого дня его сокровища дремлют на дне Водяного Колодца, в ожидании той поры, когда технология и мужество человека снова явят их на свет.

Найдельман сделал глубокий вдох.

– Несмотря на потрясающую стоимость этого сокровища, все попытки одних людей за другими добыть из Колодца хоть что-нибудь ценное провалились. Все, кроме одной!

При этих словах капитан резко поднял руку вверх, что-то сжимая меж пальцев. Свет заходящего солнца настолько ослепительно мерцал и переливался на предмете, что, казалось, кончики пальцев Найдельмана горят. Среди слушателей раздались удивлённые и озадаченные перешёптывания.

Хатч перегнулся через бортик, силясь рассмотреть получше. О, Боже, – подумал он. – Должно быть, это то золото, которые вытащил бур «Золотоискателей» больше ста лет назад!

Найдельман довольно долго неподвижно держал над головой золотую спираль. А затем заговорил снова:

– Некоторые твердят, что на дне Водяного Колодца никаких сокровищ нет. И я обращаюсь к ним: взгляните на это!

И, когда последние лучи солнца окрасили воду и корабль тёмно-розовым, Найдельман повернулся к окнам рулевой рубки «Гриффина». Взяв небольшой молоток, он опустил кусочек золота на стену рубки и гвоздём приколотил к дереву. Потом отошёл на шаг в сторону и снова повернулся к аудитории, а золото осталось блестеть на надстройке.

– Сегодня, – сказал он, – остальные сокровища Окхэма покоятся на дне колодца, как покоились триста лет, недоступные ни солнцу, ни дождю. Но завтра их долгому отдыху наступает конец. Потому что утерянный ключ найден вновь. И, прежде чем наступит конец лета, сокровище будет поднято.

Он сделал паузу, осматривая группу кораблей.

– У нас много дел. Мы должны убрать остатки прошлых неудачных попыток и сделать поверхность безопасной. Должны определить расположение того самого колодца. Затем нам придётся найти и запечатать тайный подводной туннель, по которому поступает вода. Нам надо будет откачать ту воду, что уже в шахте, и укрепить стенки, чтобы можно было проникнуть в сокровищницу. Сложности огромны. Но мы явились сюда подготовленными, с технологией, которая более чем адекватна этим сложностям. Нам придётся иметь дело с, быть может, самым гениальным творением человека семнадцатого столетия. Но Водяной Колодец – не противник для инструментов двадцатого столетия. С помощью всех, кто здесь собрался, мы совершим величайшую операцию по подъёму сокровищ, которая войдёт в историю.

Раздались было аплодисменты, но Найдельман жестом заставил их стихнуть.

– Сегодня среди нас находится доктор Малин Хатч. Благодаря именно его великодушию мы можем начать работы. И он – больше чем кто-либо – знает, что мы находимся здесь не только из-за золота. Мы изучаем историю. Мы хотим больше узнать. И мы здесь, чтобы гарантировать – в конце концов, – что жертвы тех храбрецов, которые побывали на острове до нас, были не напрасны.

На секунду он опустил голову, а затем отошёл от борта. Раздались рассеянные аплодисменты, тонкий водопад звуков зазвучал над волнами, и вдруг все собравшиеся взорвались стихийными выкриками. Люди размахивали руками, бросали кепки в воздух – вокруг «Гриффина» кругами расходился радостный вопль возбуждения, пыла и ликования. Хатч понял, что тоже кричит, и, когда слезинка потекла по щеке, у него возникло абсурдное чувство, что Джонни заглядывает ему через плечо и смотрит на них с мрачным интересом, всей своей юной душой желая обрести, наконец, покой.

8

Днём позже Хатч стоял у руля «Плэйн Джейн», наблюдая за подготовительными работами, что велись вокруг. Чуть ли не вопреки своей воле он почувствовал нарастающее волнение. Два стоящих рядом передатчика – сканер, покрывающий все каналы экспедиции, и рация, нацеленная на выделенную медицинскую частоту – время от времени потрескивали и выдавали обрывки переговоров. Океан оставался спокоен, его поверхность была едва тронута лёгким волнением. Чувствовалсяся нежный береговой бриз. В этот день извечный туман, казалось, истончился, превратившись в просвечивающееся полотно, неплотно окутавшее остров. Идеальный день для разгрузки, и капитан Найдельман воспользовался им на полную катушку.

Хотя «Плэйн Джейн» осталась стоять на якоре на том же месте, где и вчера – сразу за рифами острова Рэгид, – ландшафт поменялся кардинально. Работы начались вскоре после заката и с рассветом ускорились. Огромная баржа теперь прочно покоилась на двух якорях у восточного побережья острова, удерживаемая двумя массивными цепями, которые группа ныряльщиков Найдельмана надёжно укрепила на каменном дне. Хатч наблюдал, как стотонный плавучий кран ставят на якорь у западной оконечности острова, и длинная гидравлическая стрела нависает над берегом наподобие хвоста скорпиона, в готовности переносить рухлядь, скопившуюся за двести лет охоты за сокровищами. В тени крана – «Гриффин», корабль Найдельмана. Малин едва сумел разглядеть на мостике жёсткую, тощую фигуру капитана, который пристально наблюдает за ходом работ.

Крупное исследовательское судно «Цербер» оставалось за чертой тумана, тихое и неподвижное, словно не желающее удостаивать сушу своим приближением. Два его катера, «Наяда» и «Грампус», ещё рано утром доставили команду на берег, и теперь бороздили прибрежные воды. По тому, как передвигалась «Наяда», Хатч мог с уверенностью заявить, что она занята картографией дна. «Грампус» же сканировал сам остров с помощью незнакомого Малину оборудования.

Доктор продолжал наблюдать за кипучей деятельностью вокруг, пока его взгляд, наконец, не упал на остров. Малин снова почувствовал тошнотворное чувство внутри. Быть может, оно никогда не исчезнет. Но он принял решение, и это само по себе сняло с плеч неподъёмную ношу. Теперь он каждое утро пробуждался всё с большей и большей убеждённостью – решение верное. Вчера вечером он даже поймал себя на мысли, что ему делать с чуть ли не миллиардом долларов – и решил: вложит его целиком, до последнего цента, в благотворительный фонд имени брата.

Внезапный проблеск белого на острове привлёк к себе внимание, прежде чем снова исчезнуть в тумане. Где-то, знал он, группы людей уже бродят по острову, находят старые туннели, натягивают лееры ограждений, вешают ярлычки на древний мусор, скрытый в зарослях кустов, чтобы убрать после. «Заросли крапивы», – подумал про себя Хатч и продекламировал вслух:

Сонм бесчисленных пружин в крапиве скрыт,

И борона, насквозь заржавленная,

И плуг давно поломанный,

И валик тоже, каменный[4]

Прочие группы, как он знал, извлекают образцы из балок, которые подпирают стенки бесчисленных колодцев, чтобы затем датировать их радиоуглеродным методом в лаборатории «Цербера», определить возраст самих шахт и попытаться понять, которая из них – настоящий Водяной Колодец. Хатч поднёс к глазам бинокль и медленно осматривал остров, пока не обнаружил одну из этих групп – белые призрачные фигурки в тумане. Люди выстроились в неровную линию и медленно передвигались вперёд, с помощью секаторов и топоров прорубаясь сквозь заросли черёмухи и время от времени останавливаясь, чтобы сделать фотографии или набросать кое-какие записи. Один из мужчин помахивал перед собой металлодетектором, в то же время другой зондировал почву длинным, узким инструментом. В голове группы Малин заметил немецкую овчарку, что усердно обнюхивала землю. Должно быть, натаскана на взрывчатку, – подумал Хатч.

Всего по острову сновало около пятидесяти человек. Все – сотрудники «Талассы», и все – хорошо оплачиваемые: Найдельман сказал, что, за исключением главной полудюжины или около того, которые получат долю сокровищ вместо оклада, рядовые сотрудники получат по двадцать пять тысяч долларов. Неплохо – в особенности если учесть, что большинство покинет остров в течение двух недель, как только будет завершена сборка различных агрегатов, и сушу укрепят.

Хатч продолжил осмотр острова. На безопасной северной его оконечности – единственной части, где можно ходить без опаски – появились причал и пирс. Рядом буксир сгружал гору оборудования: упакованные генераторы, ацетиленовые баллоны, компрессоры, электронику. На берегу уже сложены аккуратные штабеля железных уголков, гофрированного олова, деревянных брусков и фанеры. По импровизированной дороге угрожающего вида вездеход с выпуклыми шинами тянет за собой трейлер с оборудованием. Неподалёку группа техников принимается за создание телефонной сети острова, в то время как ещё одна возводит бараки. К завтрашнему утру один из этих бараков станет новым офисом Хатча. Поразительно, как быстро всё происходит.

Однако, Хатч по-прежнему не спешил ступить ногой на остров Рэгид. Завтра и так наступит довольно скоро, – подумал он.

До него донёсся раскатистый грохот, когда очередную порцию тяжёлого оборудования выгрузили на пирс. Звуки с лёгкостью пролетали над водой. Хатч знал, что даже без помощи Бада Роуэлла весь Стормхавэн, должно быть, гудит от новостей о его возвращении и неожиданной суматохе на острове. Малин почувствовал себя несколько виноватым при мысли о том, что не мог рассказать обо всём Баду два дня назад. Теперь тот, безусловно, сам разобрался, что к чему. Хатч отвлечённо подумал, что говорят люди. Быть может, некоторые из горожан подозревают его мотивы. Но если даже и так, пусть: ему нечего стыдиться. Несмотря на то, что банкротство деда сняло с его семьи юридическую ответственность, отец постепенно – с трудом, год за годом – оплатил все долги семьи. Не было человека лучше, чем отец. И это благородство характера сделало его нелепый, патетичный конец ещё более страшным… Хатч отвернулся от острова, отказываясь продолжать размышления на эту тему.

Он глянул на часы. Одиннадцать; в штате Мэн – ланч. Малин направился вниз, совершил налёт на холодильник и вернулся с рулетом из омара и бутылкой имбирного эля. Вскарабкавшись в кресло капитана, опустил ноги на нактоуз и жадно вгрызся в рулет. Забавный факт насчёт морского воздуха, – подумал Хатч. – Всегда вызывает жуткое чувство голода. Быть может, стоит провести исследование на эту тему для «Журнала Американской Ассоциации Медиков». А его лаборанту, Брюсу, совсем не повредит хорошая доза солёного воздуха. Да, впрочем, и любого воздуха, если уж на то пошло.

Пока он ел, одинокая чайка опустилась на леер и вопрошающе посмотрела на него. Хатч знал, что рыбаки терпеть не могут чаек – называют их «крысами с крыльями» – но сам всегда испытывал слабость к этим громкоголосым, вечно роющимся в отбросах птицам. Доктор подбросил в воздух кусочек омара; чайка подхватила его на лету и поспешно взмыла ввысь, подгоняемая двумя товарками. Вскоре все трое вернулись и уселись на гакаборт, уставившись на человека голодными чёрными глазами. Ну, на этом – всё, – добродушно подумал Хатч, выковыривая из рулета ещё один кусочек и швыряя его в среднюю птицу.

В мгновение ока все три птицы оказались в воздухе, отчаянно молотя крыльями. Чувство радости от забавы сменилось удивлением, когда Хатч понял, что они и не пытаются поймать омара, но вместо этого как можно стремительней уносятся прочь от «Плэйн Джейн». Среди хлопанья крыльев он услышал мягкий шлепок омара о палубу.

Пока Малин, нахмурившись, продолжал смотреть вслед чайкам, он явственно почувствовал под ногами содрогание палубы и приподнялся в кресле, чтобы глянуть на якорный канат. Первая мысль – канат порвался и «Плэйн Джейн» села на мель; но тот по-прежнему оставался туго натянут. За исключением тонкой вуали тумана, что опоясала остров, небо над головой ясное; молнии не было. Хатч принялся поспешно осматриваться в поисках чего-либо необычного. Может быть, взрыв динамита? Да нет же, для этого ещё не время…

И тут его взгляд упал на клочок океана в области прибрежных рифов, в сотне ярдов от корабля.

На площади футов в тридцать диаметром безмятежная поверхность моря внезапно и резко изменилась. Там гребнем вырвалось множество пузырьков, которые взбаламутили воду. Ещё одно содрогание палубы – и очередной выброс пузырьков. Когда те, наконец, иссякли, поверхность воды принялась вращаться против часовой стрелки; сначала медленно, затем быстрее. В центре появилась ямка, моментально сжимаясь в воронку. Водоворот, – подумал Хатч. – Какого чёрта?…

Треск статики на сканере заставил Хатча метнуться к поручням. На этой частоте раздались истеричные вопли; сначала кричал один человек, затем голосов стало больше. «…Человек внизу!» – донеслось через буйство звуков. «…Обвяжите вокруг него трос!» – прокричал другой голос. А затем: «Осторожней! Эти брусья вот-вот обвалятся!»

И тут неожиданно зазвучал голос в медицинской рации.

– Хатч, ты здесь? – чётким тоном спросил Найдельман. – Человек на острове попал в яму.

– Понял, – произнёс Хатч, запуская мощный дизельный мотор. – Сейчас подведу лодку к пирсу.

Порыв ветра сорвал с острова клочки тумана, и теперь неподалёку от центра острова Малин увидел группу одетых в белое людей в неистовой суматохе.

– Забудь о пирсе, – сказал Найдельман, в его голосе прозвучала новая нотка – нетерпеливости. – Нет времени. Он умрёт через пять минут.

Хатч в отчаянии осмотрелся. Затем вырубил двигатели, сграбастал медицинский чемоданчик и протащил ялик «Плэйн Джейн» вдоль борта судна. Сорвав трос с крепления, доктор швырнул его в ялик, и затем перелез туда же. Лодка резко накренилась от внезапного изменения веса. То ли опускаясь на колени, то ли падая, Хатч рванул стартер. Подвесной мотор с сердитым жужжанием ожил. Вцепившись в руль, Малин направил ялик на рифы. Где-то в южной их части было два узких просвета между зазубренных подводных скал. Оставалось лишь надеяться, что он помнит, где именно.

Когда берег приблизился, Хатч отметил, что вода под носом меняет цвет; из непостижимо серого становится зелёной. Если бы волнение было сильнее, – подумал он, – сквозь волны я сумел бы увидеть скалы. Брошенный на часы взгляд сказал – у него нет времени, чтобы действовать наверняка. Глубоко вдохнув, Хатч стремительным ударом кисти подбавил оборотов. Лодка жадно рванулась вперёд, и зелёные очертания подводных рифов стали заметно светлее – глубина быстро снижалась. Хатч схватился за мотор, готовясь к толчку.

И потом дно снова ушло вниз – рифы позади. Хатч направил ялик к небольшому пляжу из гальки меж двух «китовых спин», до самой последней секунды удерживая скорость на максимуме. Затем вырубил мотор и вытянул его из воды, приподняв винт над волнами. Доктор почувствовал резкий удар – нос ялика ударился о берег и заскользил по гальке.

Ещё до того, как лодка окончательно остановилась, Хатч уже карабкался по насыпи, сжимая в руке чемоданчик. Теперь он услышал прямо перед собой крики и вопли. Взобравшись наверх, на мгновение остановился. Перед ним простёрлись нетронутые заросли черёмухи и ароматных кустов шиповника, что раскачивались на ветру, скрывая под собой смертельно опасную поверхность. Сотрудники «Талассы» ещё не успели обследовать эту дикую южную часть острова. Просто самоубийство – бежать здесь, – подумал Малин, а его ноги, несмотря ни на что, уже пришли в движение. В следующий миг он уже ломился сквозь кусты, подпрыгивая над старыми балками, и стремительно проносился мимо заржавевших платформ, то и дело огибая зияющие провалы.

Через минуту он оказался в группе одетых в белое фигур, что обступили неровные края ямы. Из мрачной её утробы доносились запахи морской воды и свежей земли. К стоящей рядом лебёдке прицепили несколько тросов.

– Я – Стритер! – прокричал Малину один из мужчин. – Руководитель группы.

Оказалось, именно он стоял за спиной Найдельмана во время вчерашнего выступления – тощая фигура, сжатые губы, армейская стрижка.

Не говоря ни слова, ещё двое принялись обматывать вокруг Малина ремни безопасности.

Хатч бросил взгляд в яму, и его желудок непроизвольно сжался. Несколькими десятками футов ниже – невозможно сказать точнее – доктор увидел жёлтые стрелы лучей от фонариков. Двое людей, обвязанные канатами, бешено сражались с толстой балкой. А под ней Хатч с ужасом разглядел ещё одного человека. С открытым ртом, тот слабо шевелился. Малину показалось, что душераздирающий вопль пострадавшего слышно даже поверх рёва воды.

– Какого дьявола, что случилось? – проорал Хатч, выхватывая из чемоданчика аптечку.

– Один из группы датирования свалился в шахту, – ответил Стритер. – Его зовут Кен Филд. Мы спустили канат, но зацепили за балку, вызвали что-то вроде обвала. Брус упал ему на ноги, прижал их – а вода поднимается, и быстро. У нас три минуты, не больше.

– Так дайте ему акваланг! – прокричал Хатч, подавая знак опускать его вниз.

– Нет времени, – донёсся ответ Стритера. – Аквалангисты в море.

– О, да, неплохо ж вы ведёте работы!

– Его уже обвязали тросом, – продолжил Стритер, мгновение помолчав. – Просто вытащите его из-под балки, и мы его поднимем.

Вытащить его? – подумал Хатч в тот самый миг, когда его столкнули с края пропасти. Но, прежде чем сумел подумать о чём-либо ещё, он уже мерил замкнутое пространство шахты, в котором грохот воды чуть ли не оглушал. Какой-то миг Малин провёл в состоянии свободного падения, но затем ремни грубо остановили его на уровне двух спасателей. Мгновение поболтавшись в воздухе, доктор нащупал опору и бросил взгляд вниз.

Мужчина лежал на спине, а массивный брус намертво пережал ноги по диагонали – через левую лодыжку и правое колено. Он снова и снова открывал рот, крича от боли. Один из спасателей сгребал в сторону от пострадавшего камни и грязь, в то время как второй был занят тем, что рубил брус тяжёлым топором. Во все стороны летели щепки, заполняя ствол шахты запахом прогнившего дерева. А ещё ниже поднималась вода, поднималась со страшной скоростью.

Малин сразу понял, что это бесполезно: они ни за что не успеют разрубить брус в оставшееся время. Хатч ещё раз бросил взгляд на поднимающуюся воду и проделал в уме быстрое вычисление: до того, как вода накроет пострадавшего, остаётся не более двух минут – даже меньше, чем считает Стритер. Доктор заново обдумал все варианты и понял, что их нет. Нет времени ни для обезболивающих, ни для анестезии, – вообще ни для чего. В отчаянии Хатч порылся в аптечке; пара скальпелей, достаточно длинных, чтобы сковырнуть заусенцы – и всё. Отбросив их в сторону, принялся сдирать с себя рубашку.

– Проверь, что его трос держит! – проорал он первому спасателю. – Потом бери аптечку и выметайся!

Затем Хач обратился ко второму.

– А ты оставайся, и будь готов тащить его наверх!

Малин разорвал рубашку на две части. Скрутив один рукав, повязал его поверх левой ноги мужчины, пятью дюймами ниже колена. Второй рукав таким же образом наложил на мясистую часть правого бедра. Хатч завязал узлом сначала один рукав, затем второй, затягивая их со всех сил.

– Давай топор! – крикнул он тому спасателю, что остался. – И готовься тащить!

Не говоря ни слова, мужчина протянул ему топор. Хатч встал над Кеном и, крепко уперевшись ногами, поднял инструмент над головой.

Глаза жертвы расширились во внезапном понимании.

– Нет! – заорал он. – Нет, пожалуйста…

Хатч что было сил опустил топор на левую голень. Лезвие вонзилось в плоть, и на какой-то миг у Малина появилось странное чувство, будто он срубает зелёный ствол молодого деревца. Миг сопротивления – и затем плоть уступила. Крики мужчины смолкли, но его глаза по-прежнему остались открытыми и едва не вылезли из орбит – а на шее выступили натянутые связки. В ноге открылась широкая, неровная щель, и на какой-то миг в слабом свете туннеля мясо и кость оставались на виду. Затем вода, поднявшись, забурлила вокруг раны, и та наполнилась кровью. Малин быстро ударил топором ещё раз, и нога отделилась, а вода вспенилась красным, налетая на брус. Голова мужчины метнулась назад, и он в беззвучном крике широко открыл рот. В свете фонарика стали ясно видны пломбы в коренных зубах.

Хатч сделал шаг назад и несколько раз глубоко вдохнул. Усилием воли унял дрожь, что уже началась в запястьях и предплечьях. И затем встал так, чтобы заняться правым бедром мужчины. Это будет труднее. Намного труднее. Но вода уже бурлила над коленом – времени терять некогда.

Первый удар пришёлся по чему-то более мягкому, чем дерево, но упругому и неподатливому. Мужчину мотнуло в сторону, и он потерял сознание. Второй удар пришёлся в другое место, и поперёк колена появился тошнотворный надрез. А потом вода забурлила вокруг бедра, подбираясь к талии Кена. Оценив, куда следует направить удар на этот раз, Хатч перехватил топор, мгновение помедлил и с неимоверной мощью обрушил его вниз. В тот же миг, когда лезвие ушло под воду, Малин почувствовал, что на этот раз он попал, и по треску кости понял, что нога подалась.

– Тащи его! – проорал Хатч.

Спасатель два раза дёрнул за трос, который моментально натянулся. Плечи лежащего расправились, и он оказался в сидячем положении, но огромный брус так и не дал его освободить: нога обрублена не до конца. Трос снова дал слабину, мужчина упал на спину, и чёрная вода уже подобралась к его ушам, носу и рту.

– Дай секатор! – крикнул Малин.

Зажав в руке подобный мачете инструмент, он глубоко вдохнул и поднырнул под неспокойную поверхность воды. Двигаясь наощупь вдоль правой ноги, доктор дотянулся до обрубка и быстро надрезал лезвием последние сухожилия, что упорно держали.

– Ещё раз! – кашляя, выкрикнул он в тот же мог, когда его голова вырвалась на поверхность.

Трос рванулся, и на этот раз потерявший сознание мужчина буквально вылетел из-под воды. С обрубков ног стекали кровь и грязь. Следующим подняли спасателя, а через несколько мгновений Хатч почувствовал, что и сам, подобно ракете, взмывает в воздух. Буквально через несколько секунд его выдернули из-под земли, из тёмной мокрой ямы. Едва успев нащупать под собой твёрдую почву, Хатч бросился к лежащему в густой траве низины Кену. Торопливо обратил внимание на жизненные показатели: тот не дышал, но сердце ещё билось, часто и слабо. Несмотря на наложенные импровизированные жгуты, кровь сочилась из жестоких ран на обеих ногах.

ВДК, – переводя дух, подумал Хатч, – воздух, дыхание, кровообращение. Он раскрыл мужчине рот, пальцем очистил его от грязи и рвоты, и затем уложил тело на левый бок в позу эмбриона. К огромному облегчению доктора, изо рта потерявшего сознание вылилась струйка воды, и послышался вдох. Хатч моментально перешёл к стабилизирующим процедурам: десять вдохов и выдохов рот-в-рот, затем пауза, чтобы потуже затянуть жгут на левой ноге; ещё десять вдохов-выдохов – и пауза, чтобы затянуть жгут на правой; ещё десять вдохов-выдохов – и проверка пульса.

– Подайте аптечку! – прокричал он, обращаясь к ошеломлённой группе людей. – Мне нужен шприц!

Кто-то схватил сумочку и принялся рыться в содержимом.

– Брось её мне, Христа ради!

Мужчина подчинился, и Хатч сам выудил из беспорядочной кучки медикаментов шприц и ампулу. Наполнив шприц одним кубиком адреналина, Малин сделал подкожную инъекцию в плечо пострадавшего. И снова вернулся к дыханию рот-в-рот. На счёт «пять» мужчина закашлялся и самостоятельно сделал слабый вдох.

Стритер шагнул вперёд, сжимая в руке мобильник.

– Мы связались с вертолётом медицинской службы, – сказал он. – Он будет ждать на верфи Стормхавэна.

– К чёрту, – огрызнулся Хатч.

Стритер нахмурился.

– Но вертолёт…

– …Вылетит из Портленда. И ни один из тамошних бестолковых пилотов не сможет выбросить корзину, зависнув в воздухе.

– Но разве мы не отправим его на материк…?

Хатч резко повернулся к нему.

– Ты что, не видишь, что он не доживёт до того, как мы довезём его до материка? Лучше свяжись с береговой охраной.

Стритер вызвал из памяти аппарата номер, и безмолвно отдал телефон Малину.

Хатч попросил к телефону медика и принялся торопливо описывать состояние пациента.

– Двойная ампутация, одна выше, другая ниже колена, – начал перечислять Малин. – Обширная потеря крови, глубокий шок, пульс слабый – пятьдесят пять, немного воды в лёгких, до сих пор без сознания. Направьте к нам вертолёт с лучшим пилотом. Места для приземления здесь нет, потребуется сбросить корзину. Захватите солевой раствор и плазму, если она у вас есть. Но самое главное – давайте живее. Одна нога здесь – другая там!

Он прикрыл ладонью телефон и повернулся к Стритеру.

– Есть шанс достать ноги в течение часа?

– Не знаю, – ровно ответил Стритер. – Вода размоет стенки туннеля, он может обрушиться. Быть может, мы отправим водолаза на разведку.

Хатч покачал головой и снова заговорил в телефон.

– Пациента нужно будет прямиком направить в Медцентр Восточного Мэна. Предупредите отделение травматологии, пусть подготовят операционную. Есть вероятность того, что мы сумеем достать ноги. Так что пусть хирург из микрососудистой тоже будет поблизости – на всякий пожарный.

Он с хлопком сложил телефон и отдал его Стритеру.

– Если сможете достать ноги без особого риска, действуйте!

И снова вернулся к травмированному. Пульс слишком низкий, но ровный. Что более важно, мужчина начал приходить в сознание – засучил обрубками ног и застонал. Хатч снова почувствовал приступ облегчения: если бы тот оставался без сознания ещё долгое время, прогноз был бы неважным. Малин порылся в медикаментах и дал мужчине пять миллиграмов морфия – достаточно, чтобы облегчить страдания, но и не слишком много, чтобы не опустить пульс ещё ниже. А после бросил взгляд на то, что осталось от ног – и внутренне сжался при виде неровных ран и разбитых вдребезги костей. Да уж, тупое лезвие топора – совсем не то, что элегантные, аккуратные пилы операционной. Хатч обратил внимание на несколько кровоточащих сосудов, в особенности на бедренную артерию правой ноги. Порывшись в аптечке, взялся за иголку с ниткой и принялся накладывать петли на вены и артерии.

– Доктор Хатч? – обратился к нему Стритер.

– Что? – ответил Малин с лицом в дюймах от культи, пытаясь пинцетом вытянуть среднего размера вену, которая уже спряталась.

– Капитан Найдельман хочет с вами поговорить, если у вас найдётся время.

Хатч кивнул, затягивая петлю на вене, затем проверил жгуты и промыл раны.

– Да? – произнёс он, поднимая рацию.

– Как он? – спросил Найдельман.

– Неплохой шанс, что выкарабкается, – ответил Хатч. – Если не будет задержек с вертолётом.

– Ну, слава Богу! А ноги?

– Даже если их достанут, сомневаюсь, что их можно пришить. Вам с руководителем группы будет лучше пересмотреть технику безопасности. Несчастного случая можно было запросто избежать.

– Понимаю, – сказал Найдельман.

Хатч выключил рацию и посмотрел на северо-восток, в направлении ближайшей базы береговой охраны. Через три минуты, быть может, через четыре, они должны были увидеть машину над горизонтом. Малин снова повернулся к Стритеру.

– Расставьте сигнальные огни. И уберите людей с этой площадки, ещё один несчастный случай нам не нужен. Когда появится вертолёт, потребуется четыре человека, чтобы уложить его на носилки, не больше.

– Верно, – ответил Стритер, поджав губы.

Хатч отметил, что его лицо неестественно потемнело, а во лбу забилась жилка. Вот незадача, – подумал доктор, – но мы наладим отношения позднее. Кроме того, не он же собирается до конца дней своих жить без обеих ног.

Малин снова бросил взгляд на горизонт. Чёрное пятнышко быстро приближалось. Через считанные секунды воздух заполнило низкое глухое постукивание мощных моторов. Вертолёт резво пролетел над островом, затем заложил крутой вираж и приблизился к группе людей, что сгрудились у ямы. От потока воздуха от лопастей трава бешено закачалась, и глаза Малина залепила пыль. Дверь грузового отсека отъехала в сторону, и к ним, раскачиваясь, принялись спускаться носилки. Раненого привязали к ним, и он отправился наверх, после чего Хатч подал знак, чтобы носилки спустили ещё раз – за ним. Едва он, в свою очередь, очутился на борту, поджидающий медик захлопнул дверь и показал пилоту два больших пальца. Вертолёт мгновенно повернул вправо и зарылся в воздух носом вперёд, направляясь на юго-запад.

Хатч осмотрелся по сторонам. Отметил солевой раствор, баллон с кислородом и маску, а также полку с антибиотиками, бинтами, шинами и антисептиками.

– У нас не оказалось первой группы с отрицательным резусом, доктор, – сказал медик.

– Не беспокойтесь, – ответил Хатч. – Вы всё сделали как надо. Но нужно залить солевой раствор – он потерял слишком много крови.

Малин заметил, что медик странно смотрит на него, и затем понял, почему: без рубашки, покрытый коркой грязи и засохшей крови, он едва ли был похож на доктора штата Мэн.

С носилок донёсся новый стон, и раненый вновь принялся сучить культями.

***

Час спустя Хатч в одиночестве стоял в пустой операционной, вдыхая запах бетадина и крови. Кен Филд, пострадавший, теперь находился в соседней палате под присмотром лучшего хирурга Бангора. Ноги пришить нельзя, но мужчина будет жить. Дело сделано.

Хатч глубоко вдохнул и медленно выдохнул, пытаясь вместе с воздухом избавиться от того яда, что принёс ему день. Ещё вдох, затем ещё. Наконец, он тяжело опустился на операционный стол, наклонился вперёд и плотно прижал к вискам кулаки. Этого не должно было случиться, – прошептал холодный голос в голове. Одна лишь мысль о том, как он сидел там, на «Плэйн Джейн», лениво поедая ланч и играя с чайками, вызвала невыносимую боль. Хатч проклял себя за то, что его не было на острове в то время, когда там случилось несчастье, за то, что позволил им взяться за работу прежде чем его офис и оборудование готовы. Второй раз в жизни он снова оказался неготов, снова недооценил мощь острова. Больше никогда, – подумал Малин с яростью. – Больше – никогда!

Постепенно самообладание вернулось, и его пронзила ещё одна мысль. Сегодня он в первый раз ступил на остров Рэгид – в первый раз с того дня, как погиб брат. Пока он был занят, оказывал помощь – об этом не было времени подумать. А сейчас, в мрачном одиночестве операционной, один на один с мыслями, Малину потребовался весь контроль над собой, чтобы не задрожать от нахлынувшего ужаса.

9

Дорис Боудич, агент по продаже недвижимости, проворно поднялась по ступенькам к двери дома номер пять на аллее Океана. Старые доски крыльца застонали под непривычным для них весом. Когда женщина наклонилась вперёд, чтобы отворить ключом дверь, по её руке каскадом слетело множество серебряных браслетов, и их бренчание напомнило Малину звук колокольчиков на санях. Краткое сражение с замком, после чего она повернула ручку и торжественным жестом распахнула дверь.

Гавайское платье женщины колыхнулось на спине. Хатч подождал, пока та переступит через порог, затем проследовал за ней в прохладные, тёмные внутренности дома. И сразу же его ударило, будто под дых: тот же самый запах старых сосновых досок, нафталина и дыма трубки. Хотя он не вдыхал эти ароматы целых двадцать пять лет, он едва удержался от того, чтобы сделать шаг назад, на солнце – сильный запах детства угрожал обойти всю его защиту.

– Ну? – донёсся до него живой голос Дорис, когда она захлопнула за ними дверь. – Прелестный старый дом, не так ли? Я всегда говорила – стыд-позор, что он заколочен на такое долгое время!

Женщина розовым вихрем проскользнула на середину комнаты.

– Что скажете? – спросила она.

– Замечательно, – ответил Хатч, нерешительно шагнув вперёд.

Передняя гостиная оказалась в точности такой же, какой он её запомнил в тот день, когда его мать, наконец, сдалась, и они отправились в Бостон: ситцевые кресла, старый холщовый диван, репродукция с кораблём «ХМС Линдер» над камином, пианино «Херкаймер» с круглым стулом и плетёным ковриком.

– Насос работает, – продолжила Дорис, ни на что не обращая внимание. – Окна помыты, электричество включено, баллоны заправлены пропаном.

Перечисляя, она будто ставила галочки длинными красными ногтями.

– Выглядит очень хорошо, – рассеянно промолвил Хатч.

Он подошёл к старому пианино и провёл рукой по его крышке, вспоминая зимние дни, которые он проводил, сражаясь с инвенцией Баха в двух частях. На полке рядом с камином – набор для игры в «Парчизи». Рядом – коробка с «Монополией», с давным-давно потерянной крышкой, и прямоугольнички розовых, жёлтых и зелёных игрушечных денег, потрёпанные и замусоленные в бесчисленных партиях. Полкой выше лежали несколько грязных колод карт, перевязанных резинками. Хатч почувствовал очередной укол, вспомнив, как играл с Джонни в покер, используя спички вместо фишек, и как живо они спорили о том, что лучше – «полный дом» или «стрит»[5]. Всё здесь, каждое болезненное напоминание на своём месте. Словно он оказался в музее воспоминаний.

Они оставили Стормхавэн, захватив с собой лишь одежду. Предполагалось – изначально – что они вернутся через месяц. Затем месяц превратился в сезон, затем в год – и вскоре старый дом остался далёкой мечтой: заколоченный, невидимый, неупоминаемый, но по-прежнему терпеливо ожидающий их возвращения. Хатч снова задал себе вопрос, почему мать так его и не продала, даже в те дни, когда им было туго в Бостоне. И подумал о своих личных, глубоко запрятанных причинах такого же нежелания, спустя долгие годы после смерти матери.

Малин прошёл в гостиную и постоял у окна с выступом, позволив взгляду упасть на бесконечную синь океана, мерцающую в лучах утреннего солнца. Где-то на горизонте лежал остров Рэгид, успокоившийся после первого за четверть века несчастного случая. После происшествия Найдельман на один день приостановил работы. Взгляд доктора перенёсся с моря на лужайку на переднем плане – на зелёную мантию, что спускалась к берегу от самого дома. Хатч снова напомнил себе, что не обязан этого делать. Были и другие места, в которых он мог оставаться, не чувствуя на своих плечах лишнего груза воспоминаний. Но эти места – не в Стормхавэне: подъезжая к дому сегодня утром, он увидел, быть может, с дюжину сотрудников «Талассы», сгрудившихся у единственной гостиницы в городке, и все горели желанием занять пять свободных номеров. Малин вздохнул: раз уж он здесь, должен пойти на всё.

Пылинки плясали в солнечных лучах. Стоя у окна, Хатч чувствовал, как уходят прошедшие годы. Он вспомнил, как они с Джонни ночевали на этой лужайке, расстелив на влажной ароматной траве спальные мешки, считая метеоры во тьме.

– Вы получили моё письмо в прошлом году? – вторгся в его мысли голос Дорис. – Я боялась, как бы оно не потерялось.

Хатч отвернулся от окна, пытаясь понять смысл вопроса, но затем оставил напрасные попытки и снова перенёсся в прошлое. Там, в углу – наполовину законченная вязаная обивка для стула, увядшая до пастельного оттенка. А вон – полка с книгами отца: Ричард Генри Дана, Мелвилл, Слокам, Конрад, «Жизнь Линкольна» Сандбурга. И две полки английских детективов матери. Под ними – стопка потрёпанных журналов «Лайф» и жёлтый ряд «Нэйшнл Джиографик». Малин скользнул в столовую, агент по недвижимости, словно хвостик, зашуршала следом.

– Доктор Хатч, вы же знаете, как обременительно содержать старый дом вроде этого. Я всегда говорила, что его слишком много для одного… – сказала она и, широко улыбнувшись, оставила фразу незавершённой.

Малин медленно обошёл комнату, провёл рукой по крышке стола, а его взгляд скользнул по хромолитографиям Аудубона на стенах. Ноги сами собой направились на кухню. Вот старый холодильник, отделанный кругляшками хрома. Клочок бумаги, увядший и изогнутый, до сих пор оставался прижат к нему магнитом. Эй, мам! Клубнику, пожалуйста! – начертано на нём его детским почерком. Хатч задержался в уголке, где они некогда завтракали, у покрытого рубцами стола и скамеек, которые вызвали к жизни воспоминания о боях за еду и пролитом молоке; воспоминания об отце, который с достоинством и прямой спиной сидел посреди дружеского хаоса, отце, который рассказывал истории своим неторопливым голосом, в то время как его ужин остывал. И – позже – за столом лишь он с матерью, её голова склонилась от горя, утреннее солнце освещало седые волосы, а слёзы капали в чайную чашку.

– Как бы там ни было, – донёсся голос, – я написала вам о молодой парочке из Манчестера, с двумя детьми. Очаровательная семья. Они уже несколько летних сезонов подрят снимают дом Фиггинсов, и не прочь купить этот.

– Конечно, конечно, – туманно пробормотал Хатч.

Отсюда окна выходят на заднюю лужайку, где разрослись яблони. Он вспомнил утренние часы летних дней, когда на полях лежал туман и среди деревьев появлялся олень, чтобы поесть яблок, с нервозной точностью вышагивая среди зарослей тимофеевки.

– Я хочу сказать, они готовы заплатить двести пятьдесят. Стоит ли им позвонить? Конечно, никаких обязательств…

С превеликим усилием Хатч повернулся к ней.

– Что?

– Я просто думала, быть может, вы хотите продать его, только и всего.

Хатч поморгал.

– Продать? – медленно спросил он. – Дом?

Улыбка на лице Дорис Боудич осталась непоколебимой.

– Я всего лишь думала, что вы неженатый, и это… Понимаете, это кажется непрактичным.

На этих словах она запнулась, но упорно продолжила гнуть свою линию.

Хатч подавил вспышку раздражения. В небольших городках вроде Стормхавэна надо быть осмотрительным.

– Не думаю, – ответил он, стараясь, чтобы голос звучал ровно.

Он вернулся в гостиную и направился к двери. Женщина следовала за ним.

– Конечно, я не говорю о том, чтобы продавать прямо сейчас, – живо продолжила она. – Если вы найдёте… ну, сокровище… Это же не займёт много времени, правда? Тем более со всей этой помощью.

Её лицо на мгновение затуманилось.

– Но – ох! – это ж было ужасно, правда? Двое погибших вчера, я хочу сказать.

Хатч медленно перевёл на неё взгляд.

– Двое погибших? Два человека не погибли, Дорис. Никто не погиб. Просто несчастный случай. А откуда вы о нём узнали?

Дорис выглядела слегка озадаченной.

– Ну, я узнала от Хильды МакКолл. У неё косметический салон, «Причёски Хильды». Как бы то ни было, с такими деньгами вам не придётся здесь оставаться, поэтому вы сможете…

Хатч сделал шаг к двери и отворил её для женщины.

– Спасибо, Дорис, – сказал он, сумев выдавить из себя улыбку. – Дом в превосходном состоянии.

Та в нерешительности остановилась, не доходя до порога. Она помедлила и продолжила:

– А насчёт той семьи. Муж – очень успешный юрист. У них двое детей, понимаете, мальчик и…

– Спасибо, – повторил Хатч, на этот раз несколько твёрже.

– О, да пожалуйста, пожалуйста! Знаете, я не думаю, что двести пятьдесят тысяч – такая уж маленькая цена за летний…

Малин шагнул на крыльцо с тем, чтобы ей пришлось выйти за порог, если она хочет быть услышанной.

– Цены на недвижимость сейчас высоки, доктор Хатч, – сказала она, выходя из дверного проёма. – Но, как я всегда говорила, никогда не знаешь, когда они упадут. Восемь лет назад…

– Дорис, вы просто лапочка, и я порекомендую вас всем знакомым докторам, которые захотят переехать в Стормхавэн. Ещё раз спасибо. Я буду ждать счёт.

Хатч быстро шагнул внутрь и закрыл за собой дверь – тихо, но настойчиво. Он постоял там, раздумывая, отважится ли она позвонить. Но та лишь некоторое время нерешительно постояла на крыльце, прежде чем вернуться к машине – гавайское платье развевалось за спиной, а на лице всё так же намертво прилеплена неукротимая улыбка. Комиссия в шесть процентов от двухсот пятидесяти тысяч, подумал Хатч, – для Стормхавэна это большие деньги. Он смутно припомнил, что ему говорили о её муже, который пил – и из-за этого потопил лодку у берега. Нет, она просто не может понять, что я чувствую, – подумал он, сумев найти в сердце капельку сочувствия и для Дорис Боудич, риэлтера.

Малин опустился на небольшое сиденье перед пианино и мягко сыграл первый аккорд прелюдии Шопена в ми-минор. Он удивился и обрадовался, что пианино настроено. По крайней мере, Дорис в точности следовала его указаниям: Прибраться в доме, всё подготовить, но ничего не трогать и не передвигать. Он заиграл пианиссимо, словно во сне, пытаясь прочистить голову. Сложно даже осознать, что он двадцать пять лет не прикасался к этим клавишам, не сидел на этом стуле и даже не шагал по этим половицам. Отовсюду, куда ни падал взгляд, дом услужливо подбрасывал ему воспоминания счастливого детства. В конце концов, детство же было счастливым. Лишь только его конец оказался невыносимым. Если бы только…

Хатч с силой наступил на горло этому холодному, настойчивому голосу.

Погибли двое, сказала Дорис. Чересчур живое воображение, даже с учётом обычной мельницы слухов, что без устали работает в небольших городках. До сих пор Стормхавэн, казалось, принимал приезжих с чем-то вроде гостеприимного любопытства. Конечно, их приезд – удача для торговцев. Но ясно, что кому-то придётся выступить перед жителями в качестве пресс-секретаря «Талассы»: в противном случае одному лишь Богу известно, какие дикие истории могут разойтись из «Суперетты Бада» или «Причёсок Хильды». И, с отчаянием, доктор понял, что на роль пресс-секретаря годится лишь один-единственный человек.

Ещё несколько минут Малин продолжал сидеть за пианино. Он подумал, что если хоть сколько-нибудь повезёт, старина Билл Баннс по-прежнему занимает пост главного редактора местной газеты. Тяжело вздохнув, доктор поднялся и направился на кухню, где его поджидали банка растворимого кофе и – если Дорис о нём не забыла – работающий телефон.

10

На следующее утро небольшая кучка собравшихся за древним столом кленового дерева в рулевой рубке «Гриффина» являла собой лишь жалкий отголосок той шумной, нетерпеливой толпы, что взволнованно кричала вокруг этого же корабля тремя днями ранее. Когда Хатч явился на запланированную встречу, большая часть присутствующих выглядели подавленными происшествием, даже деморализованными.

Малин осмотрел центр управления корабля Найдельмана. Ряд окон на закруглённой переборке давал беспрепятственный обзор острова, моря и материка. Сама рубка была отделана бразильским розовым деревом и медью, потрясающе отреставрирована, с замысловатыми узорами на потолке. Нечто, напоминающее голландский секстант восемнадцатого столетия, стояло в стеклянной коробке рядом с нактоузом. Штурвал вырезан из экзотического чёрного дерева. В шкафчиках красного дерева с обеих сторон от штурвала – набор высокотехнологичных инструментов, включая экраны лорана и сонара, а также координатная сетка для спутниковой глобальной навигационной системы. На задней переборке рубки – масса электроники неясного предназначения. Сам капитан ещё не появился из своих личных апартаментов внизу: низенькая деревянная дверь меж груды электроники на задней переборке закрыта. Над ней вверх ногами висела прибитая подкова. Небольшими, но легко читаемыми латунными буквами на двери выложена надпись – «ЧАСТНОЕ». Единственные звуки в помещении – скрип перлиней да мягкие всплески воды о корпус.

Заняв своё место за столом, Хатч бросил взгляд на собравшихся. С некоторыми из них он уже неофициально встречался в первый вечер, но остальные оказались незнакомы. Лайл Стритер, главный в этой команде, подчёркнуто отвёл взгляд от приветливой улыбки Малина. Очевидно, это не тот человек, который обожает, когда на него кричат. Хатч мысленно отметил, что ему следует запомнить: хотя любой первокурсник знает, что крики, вопли и ругательства для медиков во время чрезвычайной ситуации – дело обычное, – остальное человечество об этом и понятия не имеет.

Снизу раздался звук, и в двери рубки появился капитан. Под взглядами всех он направился во главу стола и облокотился на него обеими руками, а затем по очереди посмотрел каждому в лицо. Напряжение в рубке заметно ослабло, как если бы каждый получил от капитана свою долю силы и самоконтроля. Посмотрев на доктора, Найдельман спросил:

– Как Кен?

– Состояние тяжёлое, но стабильное. Есть вероятность закупорки сосудов, но за этим внимательно наблюдают. Думаю, вы знаете, что ноги пришить не могли.

– Я так и понял. Спасибо, доктор Хатч, за то, что спасли ему жизнь.

– Не смог бы этого сделать без помощи господина Стритера и его группы, – ответил Хатч.

Найдельман кивнул, давая воцариться тишине. Затем заговорил снова, негромко, но уверенно:

– Обзорная группа следовала моим указаниям. Они предприняли все меры предосторожности, какие я счёл необходимыми. Если кого-то и следует порицать за несчастный случай, так это меня самого. Впоследствии мы пересмотрели требования к технике безопасности. Можно скорбеть о несчастном случае. Можно выразить симпатии Кену и его семье. Но взаимных упрёков быть не должно.

Он выпрямился и сцепил руки за спиной.

– Каждый день, – продолжил капитан уже громче, – мы будем идти на риск. Все мы. Завтра вы или я можем потерять ноги. Или ещё того хуже. Риск осязаем, он – часть нашей работы. Если бы поднять два миллиарда долларов из водяной могилы было просто, это бы сделали годы назад. Столетия. Мы здесь из-за опасности. И первый звонок уже прозвенел. Но мы не можем позволить ему ослабить нашу решимость. Никакое другое сокровище не было упрятано так тщательно, так мастерски, как это. Чтобы его достать, потребуется ещё больше мастерства, ещё больше усилий.

Найдельман подошёл к ближайшему окну и несколько секунд смотрел в него. Затем обернулся.

– Уверен, все вы, или почти все, уже знают подробности этого происшествия. Когда группа передвигалась по острову, Кен Филд попал в заколоченную шахту, которую, судя по всему, выкопали в девятнадцатом столетии. Страховочный трос остановил падение, не дал ему улететь на дно. Но, когда Кена начали вытаскивать, канат зацепился за торчащий, прогнивший от времени брус. Натяжение троса сместило его, что вызвало обвал и обрушение соседней затопленной шахты.

Капитан помолчал.

– Мы знаем, чему нас научил этот урок. И, думается мне, все мы понимаем, каким должен быть следующий шаг. Завтра мы начнём приготовления к исследованию Водяного Колодца с помощью краски, чтобы определить нахождение тайного туннеля, который соединяет его с морем. К тому времени необходимо установить и отладить первичную компьютерную сеть. Прежде чем взяться за дело, нужно собрать систему сонаров, сейсмографов, томографов и протонных магнетометров. Оборудование для подводных работ должно быть проверено и подготовлено к пятнадцати ноль-ноль. И, самое главное, мне нужно, чтобы к концу дня насосы были установлены и подготовлены к тесту.

Найдельман одарил каждого беглым взглядом.

– Вы – стержень проекта. Каждый, кто сидит за этим столом, получит свою долю сокровищ вместо оклада. Вы должны понимать, что в случае успеха станете баснословно богаты. Может показаться, это не так уж плохо – учитывая, что работы займут всего четыре недели… если не думать о том, что произошло с Кеном Филдом. Если кто-либо из вас подумывает о том, чтобы выйти из игры, сейчас для этого самое время. Вы получите стандартный пакет компенсаций от «Талассы», но не получите своей доли клада. Не будет ни неприятного осадка, ни лишних вопросов. Но только не надо потом подходить ко мне и говорить, что опять передумали. Если мы вместе, то – от начала и до конца. Поэтому говорите сразу.

Капитан подошёл к шкафчику, в его руках появилась старая вересковая трубка. Он вытянул из шкафчика банку с табаком «Данхилл», опустил щепотку в трубку и методично утрамбовал. Затем поднёс к трубке зажжёную спичку. Все его действия совершались намеренно неторопливо, и тишина за столом становилась всё более гнетущей. За окном рубки вездесущий туман острова Рэгид сделался ещё плотнее, окружив «Гриффин» едва ли не чувственной лаской.

Наконец, капитан бросил на них взгляд и заговорил снова, испуская клубы голубого дыма.

– Очень хорошо. Прежде чем мы приступим, я хочу представить вас всех новому члену нашей экспедиции.

Найдельман бросил взгляд на Малина.

– Доктор, я надеялся официально познакомить вам с моими главными сотрудниками в обстоятельствах поприятнее, – сказал он, жестом указывая на остальных. – Как почти все из вас знают, это Малин Хатч, владелец острова Рэгид и партнёр в данном проекте. Он будет начальником медицинской службы.

После этих слов капитан чуть повернулся.

– Доктор Хатч, это – Кристофер Сен-Джон, историк экспедиции.

Сен-Джон оказался тем мужчиной с баркаса, с пухлым лицом, который встретился с доктором взглядом двумя днями раньше. Копна непослушных седых волос увенчала круглую голову, а помятый твидовый костюм нёс на себе предательские следы нескольких завтраков.

– Кристофер – эксперт по различным аспектам истории эпох Елизаветы и Стюарда, включая пиратство и использование шифров. А это, – сказал Найдельман, указывая на неопрятного парня в шортах, который в данный момент с выражением глубокой скуки осматривал ногти на руке, свесив ногу через ручку кресла, – Керри Вопнер, наш эксперт по компьютерам. Керри сведущ в установке компьютерных сетей и криптоанализе.

Капитан впился взглядом в этих двоих.

– Едва ли следует напоминать вам о чрезвычайной важности расшифровки второй части журнала, особенно в свете трагедии. У Макаллана не должно оставаться от нас секретов.

Затем Найдельман продолжил представлять остальных.

– Вчера вы уже познакомились с нашим главным техником, Лайлом Стритером. Он работает со мной с тех пор, как мы плавали по Меконгу. А вот, – сказал он, указывая на невысокого роста, сурового и раздражительного вида женщину в ярких одеждах, – Сандра Магнусен, главный инженер «Талассы» и специалист по дистанционному зондированию. В конце стола сидит Роджер Рэнкин, наш геолог.

Капитан указал на грубого косматого мужчину, который устроился в кресле, которое показалось слишком маленьким для него. Встретившись с доктором глазами, тот непроизвольно улыбнулся, и его борода разделилась на две части. Роджер провёл рукой по лбу.

– Доктор Бонтьер, – продолжил Найдельман, – наш археолог и главный аквалангист, задерживается и появится лишь поздно вечером.

Капитан несколько мгновений помолчал.

– Если вопросов больше нет, тогда на этом всё. Всем спасибо, завтра утром встречаемся снова.

Собравшиеся начали вставать, а Найдельман обошёл вокруг стола и приблизился к доктору.

– На острове осталась специальная группа, чтобы установить коммуникации и разбить главный лагерь, – сказал он. – Амбулатория будет готова к рассвету.

– Это хорошо, – ответил Хатч.

– По всей видимости, вы хотите побольше узнать о проекте. Сегодня днём – самое время. Если вы не против, подплывайте к «Церберу» около двух, – при этих словах губы капитана тронула слабая улыбка. – С завтрашнего утра здесь, судя по всему, дел будет по горло.

11

Ровно в два часа дня «Плэйн Джейн», медленно скользя по спокойным водам, выбралась из последних завитков тумана, что окружил остров Рэгид. Перед собой Хатч различил белые очертания «Цербера», стоящего на якоре – длинный гладкий корпус низко сидел в воде. На уровне ватерлинии Малин углядел причальный люк, где виднелась высокая худощавая фигура капитана, который ждал его прибытия.

Вырубив двигатель, Хатч под острым углом направил лодку к массивному корпусу «Цербера». В тени корабля оказалось тихо и прохладно.

– Немаленький же у вас кораблик! – прокричал Хатч, когда «Плэйн Джейн» остановилась напротив капитана.

По сравнению с «Цербером» лодка Малина показалась крохой.

– Самый крупный во всём флоте «Талассы», – ответил Найдельман. – В сущности, это даже не корабль, а плавучая лаборатория и, заодно, главная научная станция. Здесь чёртова уйма оборудования, которое мы можем выгрузить на остров. Но крупные инструменты – электронные микроскопы и ускорители углерода-14, к примеру, останутся на корабле.

– Меня заинтересовал гарпун на носу, – произнёс Малин. – Неужто вы и впрямь время от времени гоняетесь за голубыми китами, когда команда начинает голодать?

Найдельман ухмыльнулся.

– Гарпун выдаёт происхождение судна, друг мой. По конструкции ему было предназначено стать настоящим китобойным судном для одной норвежской компании, лет шесть назад. Но в действие вступил международный мораторий на промысел китов, и корабль превратился в дорогостоящего белого слона ещё до того, как был построен. «Таласса» приобрела его по замечательной цене. Фишбалки и разделочные машины убрали, но никто даже не заикнулся о том, чтобы разобрать гарпун, – объяснил капитан и мотнул головой. – Пойдёмте посмотрим, как там наши ребята.

Хатч закрепил «Плэйн Джейн» у борта «Цербера» и пробежал по сходням на корабль. Следуя за Найдельманом, выбрался через люк и оказался в длинном узком коридоре, окрашенном в серый цвет. Капитан провёл его мимо нескольких пустых лабораторий и кают-компании, а затем остановился у двери с надписью «Компьютерная».

– За этой дверью скрыто больше вычислительных мощностей, чем в небольшом университете, – с оттенком гордости в голосе заметил Найдельман. – Но они нужны не только для перебора чисел: это ещё и профессиональная навигационная система, и автонавигатор. В чрезвычайных обстоятельствах корабль может практически управлять самим собой.

– Мне уже стало интересно, куда подевались все люди, – сказал Хатч.

– На борту лишь основная группа. То же можно сказать и об остальных судах. Это соответствует философии «Талассы», которая держится на гибком поддержании ресурсов. Будет нужно, завтра здесь окажутся дюжина учёных. Или дюжина землекопов, если уж на то пошло. Но мы пытаемся работать самой немногочисленной и самой способной группой, какой только можно.

– Экономия средств, – шутливо заметил Хатч. – Должно быть, это радует инвесторов.

– Не только, – серьёзно ответил Найдельман. – Идея имеет смысл с точки зрения безопасности. Не стоит лишний раз искушать судьбу.

Капитан завернул за угол и прошёл мимо слегка прикрытой тяжёлой металлической двери. Бросив взгляд внутрь, Хатч заметил закреплённое на переборках различное спасательное оборудование. А ещё увидел стойку с пулемётами и двумя орудиями поменьше. Последние – из блестящего металла. Что они из себя представляют, Малин и понятия не имел.

– Что это? – спросил он, указывая на пузатые, напоминающие обрубки орудия. – Похожи на тонкие трубки от пылесосов.

Найдельман бросил взгляд за дверь.

– Флэшет, – сказал он.

– Прошу прощения?

– Нечто вроде пистолета, которым забивают гвозди. Стреляет крохотными ребристыми кусочками проволоки из карбида вольфрама.

– Судя по описанию, это скорее больно, чем опасно.

Найдельман еле заметно улыбнулся.

– Пять тысяч выстрелов в минуту, скорость пулек свыше трёх тысяч футов в секунду… о, они довольно-таки опасны, – заметил он, закрывая дверь и проверяя запор. – Этот отсек не следует оставлять открытым. Надо будет сказать об этом Стритеру.

– Чёрт возьми, но для чего они здесь нужны? – нахмурившись, спросил Хатч.

– Имейте в виду, Малин: «Цербер» не всегда плавает в таких мирных водах, как у побережья сельской части Мэн, – ответил капитан, ведя его дальше по коридору. – Зачастую нам приходится работать в тех водах, где кишмя кишат акулы. А когда сталкиваешься с огромной белой акулой, весьма быстро начинаешь уважать, что может сделать флэшет. В прошлом году в Коралловом море я видел, как он разрубил акулу в клочья, от носа до хвоста, всего за полторы секунды.

Хатч проследовал за капитаном по лестнице, ведущей на следующую палубу. Найдельман секунду помедлил у ничем не отмеченной двери, затем громко постучал.

– Я занят! – донёсся до них раздражённый голос.

Найдельман понимающе улыбнулся Малину и приотрыл дверь, показывая едва освещённую каюту. Хатч шагнул внутрь вслед за капитаном, обо что-то споткнулся и, моргая, принялся осматриваться, пока глаза привыкали к полумраку. Доктор увидел, что задняя переборка и иллюминаторы целиком закрыты рядами электронного оборудования, лежащего на стеллажах: осциллоскопы, процессоры и неисчислимое множество специальной электроники, о предназначении которой невозможно догадаться. На полу по колено насыпаны смятые бумаги, зазубренные банки из-под лимонада, фантики от конфет, грязные носки и трусы. Морскую койку, приделанную к одной из переборок, скрыл под собой ворох простыней, которые с одинаковой небрежностью покрыли и матрас, и пол. Запах озона и электроники заполнил всю комнату, а единственное освещение каюты исходило от множества мерцающих экранов. И в самом центре хаоса, спиной к ним, сидел, яростно набирая текст на клавиатуре, растрёпанный человек в цветастой рубашке и шортах до колен.

– Керри, у тебя найдётся минутка? – спросил Найдельман. – Я привёл доктора Хатча.

Вопнер отвернулся от экрана, сморгнув сперва на капитана, затем на Малина.

– Вы здесь главный, – ответил компьютерщик высоким, раздражённым голосом. – Но ведь вы просили, чтобы мы сделали всё уже… э-э-э… вчера.

Последнее слово он произнёс как «вчирра».

– Последние двое суток настраивал сетку, и ни хрена не сделал с шифром, – добавил Керри.

Найдельман снисходительно улыбнулся.

– Уверен, вы с доктором Сен-Джоном можете потратить несколько минут на главного партнёра экспедиции, – заявил он и повернулся к Малину. – По виду не скажешь, но Керри – один из лучших специалистов по дешифровке из тех, что не работают в АНБ[6].

– Ну да, конечно, – сказал Вопнер, но Малин заметил, что тот доволен комплиментом.

– Неплохое оснащение, – заметил Хатч, закрывая за собой дверь. – Это, случаем, не сканер «КАТ», там, слева?

– Очень смешно, – поправляя на носу очки, ответил Вопнер и чихнул. – Думаешь, это нечто особенное? Всего лишь система для бэкапа[7]. Главные системы переехали на остров ещё вчера утром. Вот они – и вправду нечто!

– Контрольные тесты завершены? – спросил Найдельман.

– Идёт последняя серия, – ответил Вопнер, смахивая с глаз прядь жирных волос и снова поворачиваясь к монитору.

– Сегодня днём наша группа завершает установку сети на острове, – произнёс капитан, обращаясь к доктору. – Как и сказал Керри, это лишь резервная система, точная копия компьютерной сети острова Рэгид. Такой способ обходится довольно дорого, но действительно экономит кучу времени. Керри, покажи ему, что я имею в виду.

– Ага, сэр, – откликнулся Вопнер, коротко отстучав по клавишам.

Над головой включился монитор, который до сих пор не показывал ничего. Хатч посмотрел на него и увидел, что на экране появилась разбитая на квадраты диаграмма острова Рэгид. Картинка медленно повернулась вокруг центральной оси.

– У всех маршрутизаторов сетки имеются дубли, – пояснил Керри, после чего снова отстучал по клавиатуре, и теперь на остров наложилась серия тонких зелёных линий. – Они оптоволоконным кабелем связаны с центральным хабом.

Найдельман жестом указал на экран.

– На острове всё – от насосов до турбин, компрессоров и буров – связано с сетью. Мы чем угодно сможем управлять из командного пункта. Один сигнал – заработают насосы; второй – поднимется лебёдка; третий – и в вашем медпункте выключится свет; и так далее.

– Точно, как он и говорит, – добавил Вопнер. – Систему можно расширять и дальше, и на всех удалённых клиентах свои слои ОС. И всё дёргается по команде, уж поверьте – мини-пакеты данных и всё такое. Огромная сеть – тысяча портов в одном домене – но задержка нулевая. Вы не поверите, как пингуется этот красавчик.

– По-английски, если можно, – откликнулся Хатч. – Я никогда не учился слэнгу. Эй, а это что?

Он указал на ещё один экран, на котором оказалось изображение средневековой деревушки, как её можно было бы увидеть с высоты. Крохотные фигурки рыцарей и колдунов были выстроены в боевом порядке, атаковали и защищались.

– Это – «Терновый меч». Ролевуха, которую я написал. Я же мастер подземелий в трёх онлайновых играх, – выпятив нижнюю губу, ответил Керри. – А что, с этим какие-то проблемы?

– Да нет, если их нет у капитана, – ответил Хатч, бросая взгляд на Найдельмана.

Очевидно, капитан даёт подчинённым достаточно свободного времени. И Малину показалось – как бы то ни было невероятным – что этот эксцентричный юноша Найдельману нравится.

Раздался низкий гудок, а затем по одному из экранов пробежал ряд чисел.

– Вот оно, – произнёс Вопнер, пробегая взглядом по данным. – «Сцилла» готова.

– «Сцилла»? – спросил Хатч.

– Ага. «Сцилла» – система на борту корабля. «Харибда» – на острове.

– Тестирование сети завершено, – объяснил Найдельман. – Как только завершим установку на острове, всё, что останется – просто скопировать программу на «Харибду». Сначала всё тестируют здесь, потом сливают на остров.

Капитан бросил взгляд на часы.

– Так, мне надо ещё кое-что сделать. Керри, я уверен, что доктор Хатч хотел бы побольше разузнать о вашей с доктором Сен-Джон работе над шифрами Макаллана. Малин, увидимся позже, на палубе.

С этими словами Найдельман покинул каюту, закрыв за собой дверь.

Вопнер вернулся к клавиатуре, и вновь принялся бешено отстукивать по клавишам. Хатч с минуту раздумывал, не собирается ли тот игнорировать его и дальше. Затем, даже не отвернувшись от терминала, Вопнер вытащил из-под стола мяч и запустил его в дальнюю переборку. Следом полетел толстенный том под названием "Написание сетевых подпрограмм на C++".

– Эй, Крис! – заорал Вопнер. – Время для представления!

Хатч догадался, что Керри, должно быть, целится в небольшую дверь на переборке.

– Дай я попробую, – предложил он, направляясь к ней. – У тебя прицел сбился.

Открыв дверь, Хатч увидел ещё одну каюту, точную копию в размерах, но абсолютно непохожую во всех остальных отношениях: ярко освещённую, чистую и аккуратную. Англичанин, Кристофер Сен-Джон, сидел у деревянного стола в центре каюты и медленно отстукивал по клавишам печатной машинки «Роял».

– Приветствую, – сказал Хатч. – Капитан Найдельман попросил несколько минут вашего времени.

Сен-Джон поднялся на ноги и взял со стола несколько древних томов. По выражению его гладкого, пухлого лица было видно, что историк нервничает: оно покрылось складками.

– Рад, что заглянули к нам, доктор Хатч, – сказал он, пожимая Малину руку.

По нему нельзя было сказать, что он так уж рад вторжению.

– Можете обращаться ко мне Малин, – ответил Хатч.

Сен-Джон слегка поклонился и проследовал за доктором в каюту Вопнера.

– Вытащи-ка стул, Малин, – произнёс Вопнер. – Я расскажу о настоящем деле, которым занимаюсь, а Крис – о всех этих пыльных фолиантах, которые он без конца поднимает и роняет в своей каюте. Мы работаем совместно. Ведь так, старикашка?

Сен-Джон плотно сжал губы. Даже здесь, в море, Хатч почувствовал атмосферу пыли и паутины, что окружила историка. Его место – в букинистическом магазине, а не в команде золотоискателей, – подумал он.

Отбросив мусор в сторону, Хатч пододвинул стул к Вопнеру, который указал на один из мониторов, на котором в данный момент ничего не было. Несколько быстрых команд – и на экране возникла оцифрованная картинка трактата Макаллана и зашифрованные строчки, оставленные на полях.

– Герр Найдельман чует, что во второй половине журнала – архиважная информация о сокровищах, – сказал Вопнер. – Поэтому мы подходим к расшифровке с двух сторон. Я занимаюсь компьютерами, а Крис – историей.

– Капитан упомянул сумму в два миллиарда долларов, – заявил Хатч. – Как вы к ней подобрались?

– Ну, – кашлянув, будто в приготовлениях к лекции, заговорил Сен-Джон. – Подобно большинству пиратов, флот Окхэма являл собой коллекцию различных кораблей, которые были им захвачены: пара галеонов, несколько бригантин, быстроходный шлюп и, полагаю, крупное судно Ост-Индской компании. В общем и целом, девять кораблей. Мы знаем, что они были загружены таким количеством трофеев, что совершенно потеряли маневренность. Поэтому просто складываешь их грузоподъёмность и принимаешь во внимание грузовые декларации тех кораблей, которые были взяты Окхэмом на абордаж. Например, мы знаем, что Окхэм захватил четырнадцать тонн золота лишь на одном-единственном испанском корабле, и в десять раз больше серебра. С остальных судов он награбил запасы лазури, жемчуга, янтаря, бриллиантов, рубинов, сердолика, амбры, нефрита, слоновой кости и гваякового дерева. И это – не упоминая уже о святынях, награбленных в прибрежных городах «испанского материка»[8].

Непроизвольным жестом он поправил галстук-бабочку, а его лицо сияло от удовольствия, пока он перечислял сокровища.

– Прошу прощения, но… вы сказали, «четырнадцать тонн» золота? – ошеломлённо спросил Хатч.

– Именно так, – подтвердил Сен-Джон.

– Плавучий Форт-Нокс, – облизнувшись, заметил Вопнер.

– А ещё он захватил Меч Святого Михаила, – добавил Сен-Джон. – Сам по себе неоценимый артефакт. Мы имеем дело с величайшими сокровищами пирата, когда-либо награбленными. Окхэм был умён и одарён. Кроме того, он был образованным человеком, и оттого ещё более опасным.

Историк снял с полки тонкую пластиковую папку и подал её Малину.

– Здесь выдержки из его биографии, которые подготовил один из наших исследователей. Полагаю, вы поймёте, что на этот раз легенды не преувеличивают. Он обладал жуткой репутацией – всё, что ему оставалось – войти на флагмане в порт, поднять «Весёлого Роджера» и дать залп бортовых пушек, после чего все – от обычных горожан до священников – хватали свои ценности и сломя голову неслись к берегу.

– А девственницы? – молящим тоном спросил Вопнер, широко распахивая глаза в притворном интересе. – Что с ними было?

Сен-Джон помолчал, наполовину прикрыв глаза.

– Керри, может, не надо? – спросил он.

– Нет, правда, – заявил Керри, весь превратившись в озорную невинность. – Я хочу знать.

– Ты прекрасно знаешь, что происходило с девственницами, – огрызнулся Сен-Джон и снова повернулся к Малину. – На девяти кораблях Окхэма находилось две тысячи мужчин. Ему требовалось много народу, чтобы брать суда на абордаж и вести огонь из больших пушек. И этим людям обычно давалось двадцать четыре часа… э-э-э… свободы в несчастном городе. Результаты были жуткими.

– Видишь ли, двенадцатидюймовики были не только у кораблей, если ты понимаешь, что я хочу сказать, – ехидно промолвил Вопнер.

– Видите, что мне приходится терпеть? – пробормотал Сен-Джон, обращаясь к Малину.

– Я ужасно, ужасно сожалею об этом, старикашка, – ответил Вопнер, пародируя английский акцент. – У некоторых людей напрочь отсутствует чувство юмора.

Последнюю фразу он адресовал доктору.

– Успех Окхэма, – бодро продолжил Сен-Джон, – стал его ахиллесовой пятой. Он не знал, как захоронить настолько громадное сокровище. Это вам не какая-нибудь сотня фунтов золотых монет, которые можно тихо упрятать под скалой. И здесь на сцену вышел Макаллан. И, опосредованно, здесь на сцену выходим мы. Потому что Макаллан вёл свой журнал шифром.

Историк похлопал по тем книгам, что держал подмышкой.

– Здесь – книги по криптологии, – заявил он. – Вот "Polygraphiae" Иоганна Тритемиуса, опубликованная в конце тысяча пятисотых. Первый трактат по расшифровке кодов, который появился на Западе. А это – "De Furtivus Literarum Notis" Порта, книга, которую все шпионы эпохи Елизаветы знали практически назубок. У меня имеется ещё с полдюжины других, а все вместе они целиком охватывают искусство шифрования эпохи Макаллана.

– Звучит страшнее, чем медицинские учебники для второкурсников.

– Они просто очаровательны, честно, – сказал Сен-Джон, и в его голосе на мгновение прозвучала нотка энтузиазма.

– Ведение шифрованных записей в те дни было обычным делом? – с любопытством спросил Хатч.

Историк рассмеялся смехом, подобным лаю тюленя, от которого его румяные щёки затряслись.

– Обычным? Это было практически всеобщим и жизненно необходимым в дипломатии и войнах. И в британском, и в испанском правительствах существовали отделы, которые специализировались на шифровании записей и их взломе. Даже у некоторых пиратов были люди, которые могли взламывать коды. В конце концов, в судовых бумагах попадались интересные зашифрованные документы.

– Но каким образом зашифрованные?

– Обычно это были номенклатурные шифры – длинные списки слов-заместителей. К примеру, в сообщении слово «орёл» могло заменять «короля Георга», а «нарциссы» – «дублоны», и всё такое прочее. Иногда они включали в себя простые заместители алфавитов, в которых буква, цифра или символ заменяет собой букву алфавита, один к одному.

– А код Макаллана?

– Первая часть журнала записана довольно хитрым монофоническим шифром. Вторая… мы всё ещё над ней работаем.

– Это моя работа, – заявил Вопнер тоном, в котором прозвучала нотка ревности. – Всё дело в компьютере.

Он нажал на клавишу, и на экране появилась длинная строчка абракадабры:

AB3 RQB7 E50 LA W IEW D8P OL QS9MN WX 4JR 2K WN 18N7 WPDO EKS N2T YX ER9W DF3 DEI FK IE DF9F DFS K DK F6RE DF3 V3E IE4DI 2F 9GE DF W FEIB5 MLER BLK BV6 FI PET BOP IBSDF K2LJ BVF EIO PUOER WB13 OPDJK LBL JKF

– Вот как была зашифрована первая часть, – сказал Керри.

– И как же вы её расшифровали?

– Ой, ну не надо! В английском алфавите буквы встречаются с определённой частотой, E – самая частая, а Q – самая редкая. Просто создаёшь нечто, что мы называем «контактной схемой кодовых символов и пар букв». Бах! Остальное делает компьютер.

Сен-Джон махнул рукой с выражением «давай, давай, говори».

– Керри программирует компьютер, чтобы тот атаковал шифр, а я добываю исторические сведения. Без старых таблиц шифров компьютер безнадёжен. Он знает лишь то, что в него вложили.

Вопнер резко повернулся на стуле и уставился на историка.

– Безнадёжен? Мой милочек взломал бы тот шифр и без твоих драгоценных таблиц, это факт. Заняло бы лишь чуток больше времени, и всё.

– Не больше времени, чем требуется двадцати обезьянам на то, чтобы случайным образом напечатать на машинке «Короля Лира», – снова рассмеявшись, заметил Сен-Джон.

– Ха, ха. Не больше, чем одному Сен-Джону напечатать его двумя пальцами на допотопном печатном дерьме «Роял». Господи, заведи себе ноутбук. И живи! – выдал Вопнер, после чего повернулся к Малину. – Короче, чтобы не тянуть резину, именно так мы и взломали этот шифр.

Очередная барабанная дробь по клавишам, и экран разделился на две части, показывая код на одной половине, а чистый текст на другой. Хатч жадно уставился на запись.

2-е июня, Анно Д. 1696. Пират Окхэм полонил наш флот, пустил корабли на дно и вырезал всех до единого. Наше военное судно постыдно спустило флаг без единого выстрела, и капитан пред смертью лепетал, словно дитя. Лишь одного меня пощадили, заковали в цепи и привели в каюту Окхэма. В оной мерзавец поднёс лезвие к моему телу и сказал, Пусть Господь сам строит свою проклятую церковь, а у меня есть для тебя новое задание. И затем он представил предо мною бумаги. Да будет сей журнал свидетелем пред Господом, что я отказался подписать…

– Потрясающе, – выдохнул Хатч, добравшись до края экрана. – Можно почитать дальше?

– Я сделаю для вас копию, – сказал Вопнер, щёлкнув клавишей.

Где-то в полумраке каюты загудел принтер.

– В общих чертах, – заметил Сен-Джон, – расшифрованная часть журнала повествует о том, что Макаллана пленили, что он под угрозой смерти согласился создать Водяной Колодец, и что они нашли подходящий остров. К сожалению, Макаллан переключился на новый шифр перед тем, как они взялись за собственно работы. Мы уверены, что оставшаяся часть журнала состоит из описания плана и конструкции самого Колодца. И, конечно, секрета того, как проникнуть в комнату с сокровищами.

– Найдельман сказал, что в журнале упоминается Меч Святого Михаила.

– Могу поспорить, так и есть! – перебил его Вопнер и щёлкнул по клавишам.

На экране возникло продолжение текста:

Окхэм разгрузил три корабля в надеждах нажиться на побережье. Сегодня на брег снесли длинный свинцовый гроб, весь в золоте, и ещё дюжину ящиков с драгими камнями. Корсары молвят, в гробу возлежит Меч Святого Михаила, драгое сокровище, что заполучили на испанском галеоне, и его премного ценит капитан. Плут важничает бесстыдно и похваляется, что оное сокровище величайшее достояние Индии есть. Капитан наказал строго не открывать гроб, и оный сторожат ночью и днём. Мужи друг дружке не веруют и ссорятся неустанно. Если бы не жестокая дисциплина капитана, боюсь, всех и каждого ждал бы худой конец, и скоро.

– А вот как выглядит вторая часть шифровки, – сказал Вопнер, в очередной раз щёлкнув по клавишам.

На экране возник длинный ряд цифр:

34834590234582394438923492340923409856902346789023490562349083934290863998

12349012849123400494903412089509868907347605783568496324098735078390457092

34045895390456234826025698345875767087645073405934038909089080564504556034

568903459873468907234589073908759087250872345903569659087302

– Старый хрыч поумнел, – произнёс Вопнер. – Пробелов больше нет, поэтому мы не можем использовать форму слов. Все цифры, все до последней – ни единой буквы. Ты только глянь на этого ублюдка!

Сен-Джон поморщился.

– Керри, неужели тебе обязательно использовать такие слова?

– Ох, старое нечто, обязательно. Ещё как обязательно!

Сен-Джон бросил на Малина сконфуженный взгляд.

– До сих пор, – продолжил Вопнер, – эта куколка не далась всем этим миленьким табличкам Криса. Поэтому я взял дело в свои руки и запустил метод грубой силы. Мы сейчас разговариваем, а программа работает.

– Метод грубой силы? – спросил Хатч.

– Ну, иными словами, метод прямого подбора. Алгоритм, при котором программа раз за разом пробегает по зашифрованному тексту, пробуя всевозможные образцы в порядке вероятности. Это лишь вопрос времени.

– Вопрос потери времени, – заявил Сен-Джон. – Я работаю над новым набором таблиц шифров из голландской книги по криптографии. Что нам действительно нужно, так это больше исторических сведений, а не количество компьютерного времени. Макаллан был человеком своей эпохи. Он не высасывал этот код из пальца; у шифра наверняка есть исторический прецедент. Мы уже знаем, что это не вариант шифра Шекспира, что это не шифр Росикруциана. Но я убеждён, что какой-то менее известный код в этих книгах даст нам ключ, который нужен. Это должно быть очевидно даже самому посредственному…

– Слушай, хватит молоть чепуху, а? – перебил его Вопнер. – Признай же, Крис-старушка, что никакие книжки по истории не помогут взломать этот код! Он для компьютера.

Керри похлопал по стоящему рядом системному блоку.

– Мы же сломаем эту куколку, правда, мамочка? – спросил он.

Затем Вопнер развернулся на стуле и открыл встроенный в переборку шкаф, в котором Хатч с удивлением узнал медицинский холодильник, который обычно используют для хранения образцов тканей. Но компьютерщик вытащил из него сэндвич с мороженым.

– Кто-нибудь будет «Биг-Уан»? – спросил Вопнер, помахав им из стороны в сторону.

– Как только я сумею проглотить «тандури» на бензоколонке на шоссе М-1, не раньше, – ответил Сен-Джон с выражением отвращения на лице.

– А вы, бритты, лучше бы вообще помалкивали, – промямлил Вопнер набитым мороженым ртом. – Вы даже пироги делаете с мясом, чёрт бы вас побрал!

После этой тирады Керри выставил сэндвич перед собой, словно меч.

– Вот здесь вы видите идеальный продукт. Жиры, белки, сахар и углеводы. Я упомянул жиры? Питаясь им, можно прожить вечность.

– И ведь правда, проживёт, – заметил Сен-Джон, поворачиваясь к Малину. – Вам стоит глянуть, сколько у него коробок на камбузе.

Вопнер нахмурился.

– Что? Ты думаешь, я мог бы найти в этом крохотном городишке достаточно «Биг-Уанов», чтобы удовлетворить свою страсть? Навряд ли: следы от задницы на моих трусах и то длиннее, чем главная здешняя улица.

– Быть может, по этому поводу тебе следует обратиться к проктологу? – спросил Хатч.

Это замечание заставило Сен-Джона взорваться серией благодарных рыков. Англичанин, казалось, был счастлив найти союзника.

– Да пожалуйста, пожалуйста, док! – воскликнул Вопнер, вставая на ноги и приглашающим жестом выпятил зад, одновременно делая движение, будто собираясь спустить трусы. – Быть может, получите заряд.

– Будь я не таким впечатлительным, осмотрел бы, – вежливо отказался Хатч. – Значит, сельская часть штата Мэн тебе не нравится?

– Керри даже не стал снимать комнату в городке, – сказал Сен-Джон. – Предпочитает ночевать на борту.

– Уж поверьте, – заявил Вопнер, приканчивая сэндвич с мороженым. – Я люблю корабли не больше, чем проклятый материк. Но здесь есть то, что мне необходимо. Электричество, например. Вода. И кондиционер.

Он слегка наклонился вперёд, и его худосочная бородка мотнулась из стороны в сторону, словно пытаясь удержаться на лице.

– Кондиционер. Не могу без него.

Хатч подумал, что, вероятно, оно и хорошо, что у Вопнера, с его бруклинским акцентом и цветастыми рубашками, нет особых причин, чтобы появляться в городе. Потому что в тот самый миг, когда он опустит ногу на мостовую Стормхавэна, он станет объектом всеобщего внимания, вроде чучела двухголового телёнка, которое из года в год приносят на ярмарку графства. Малин решил, что самое время поменять тему.

– Знаете, у меня есть вопрос, хотя он и может показаться глупым. Но всё же – что на самом деле представляет из себя Меч Святого Михаила?

Воцарилось неловкое молчание.

– Ну, давайте посмотрим, – сказал Сен-Джон, поджимая губы. – Я всегда предполагал, что у него, конечно, украшенный драгоценностями эфес – сверху серебряный орнамент и позолота, быть может, лезвие со множеством желобков. Нечто в этом роде.

– Но почему тогда Окхэм сказал, что это величайшее сокровище Индии?

Сен-Джон помолчал, очевидно, пребывая в некотором замешательстве.

– Если честно, я об этом не задумывался. Полагаю, я просто не могу ответить, честно. Быть может, у меча в некотором роде духовное или мифическое значение. Ну, знаете, если он – что-то вроде испанского Экскалибура[9].

– Но если у Окхэма действительно было столько сокровищ, как вы говорите, тогда почему он придавал такое чрезмерное значение мечу?

Сен-Джон уставил на Малина пару водянистых глаз.

– Истина в том, доктор Хатч, что ничто в моих документах не даёт ни малейшего ключа к тому, что на самом деле представляет из себя Меч Святого Михаила. Известно лишь, что это был тщательно охраняемый, глубоко почитаемый объект. Так что, боюсь, я не могу ответить на ваш вопрос.

– Я знаю, что это, – с ухмылкой заявил Вопнер.

– И что же? – спросил Сен-Джон, с готовностью ступая в расставленный для него капкан.

– Ну, вы же знаете, как тяжело приходилось мужчинам – так долго в море, без женщин. И тогда, в минуты отчаяния, этим Мечом Святого Михаила они…

Он не договорил, и в воздухе повисла непристойная пауза. А на лице Сен-Джона проступило выражение глубокого шока и отвращения.

12

Хатч открыл дверь с задней стороны спальни родителей и вышел на маленький балкон. Времени лишь пол-девятого, но Стормхавэн уже уснул. Восхитительный бриз конца лета собрался среди деревьев, окружающих старый дом, и остудил щёки Малина, пошевелил волосы на затылке. Доктор опустил две чёрные папки на побитое непогодой кресло-качалку и сделал шаг вперёд, к перилам.

За гаванью город спускался вниз – к воде – россыпью огней, скатываясь по холму улицами и площадями. Так тихо, что было слышно перекатывание гальки на линии прибоя, позвякиванье такелажа у пирса. Одинокая лампочка светилась над передней дверью «Суперетты Бада». Булыжники, которыми вымощены мостовые, отражали лунный свет. А намного дальше высокая худая башня маяка Бёрнт-Хэд предупреждающе мерцала с оконечности утёса.

Малин едва не позабыл об этом крохотном балкончике на втором этаже, спрятанном под фронтоном старого дома в стиле американского ампира. Но сейчас, у перил, к нему вернулся сонм воспоминаний. О том, как они с Джонни играли в покер в полночь, когда родители уехали в «Причал», чтобы отпраздновать годовщину свадьбы; о том, как они с братом высматривали огни машины, что должна вот-вот вернуться, и он чувствовал себя гадким, но в то же время взрослеющим. И после, когда он посматривал вниз на дом семьи Норскатт, в ожидании хоть мельком увидеть Клэр в окне её спальни.

Клэр…

Где-то раздались смех и короткие тихие бормочущие голоса. Хатч вернулся в настоящее и устремил взор в направлении гостиницы. Несколько сотрудников «Талассы» зашли в здание, дверь за ними закрылась, и вокруг снова стало тихо.

Взгляд устремился выше, вдоль рядов строений. Вот библиотека, её фасад из красного кирпича в прохладном ночном свете кажется тёмно-розовым. Дом Билла Баннса, покосившийся и провисший, один из старейших в городе. И у вершины холма – большой, обшитый гонтом дом, предназначенный для конгрегонциального священника: рабочий кабинет в тени; единственный пример архитектуры «стик-стайл» во всём графстве.

Хатч помедлил ещё несколько мгновений, устремив взгляд в море, на вуаль тьмы, в которой спрятался остров Рэгид. Затем со вздохом вернулся к креслу, уселся и взял в руки чёрные папки.

В первой оказалась распечатка расшифрованной порции журнала Макаллана. Как и сказал Сен-Джон, в ней кратко описывалось, как архитектора взяли в плен и заставили работать, чтобы создать тайник для трофеев Окхэма, такой тайник, к которому мог вернуться за золотом лишь сам пират. Презрение Макаллана к капитану пиратов, его ненависть к команде варваров, его ужас от жёстких и беспутных условий ясно сквозили в каждой строчке.

Журнал оказался краток, и вскоре Малин отложил его в сторону, чувствуя любопытство насчёт второй половины и раздумывая, сколько времени понадобится Вопнеру, чтобы её расшифровать. Прежде чем Хатч оставил его каюту, программист успел горько пожаловаться на то, что ему приходится делать двойную работу – криптаналитика и техника. «Проклятая сетка! Работа для водопроводчиков, а не программистов. Но капитан не будет счастлив, пока в команде не останутся лишь он и Стритер. „Соображения безопасности“, ну только, блин, подумать! Никто не собирается украсть наши сокровища. Вот увидишь – к завтрашнему дню, как только установки будут на месте, все топографы и вспомогательные инженеры исчезнут. Станут историей».

«В этом есть смысл, – ответил ему Хатч. – Зачем держать рядом ненужных людей. Но всё же, я бы скорее занялся лечением запущенной гангрены на ноге, чем сидеть в каюте вроде этой, наблюдая чехарду из символов.»

Малин вспомнил, как презрительно сжались губы Вопнера. «Это говорит лишь о том, что ты ни хрена не знаешь. Чехарда букв? Для тебя – может быть, и так. Слушай: на оборотной стороне этой чехарды стоит человек, который зашифровал запись, стоит и смотрит на тебя, пытается надуть. Это главное сражение. Если разгадаешь алгоритм, получишь драгоценности короны. А, быть может, это даст тебе доступ к базе данных кредитных карточек. Или к процедуре запуска ядерных боеголовок. Или окажется ключом к тому, как захоронили сокровища. Ни в чём не требуется такой спешки, как в разгадывании шифров. Криптоанализ – единственная игра, достойная настоящего ума. Вот потому-то мне так одиноко в вашей компании, уж поверьте!»

Хатч вздохнул и вернулся к чёрным папкам. Во второй оказалась краткая биография Окхэма, которую дал ему Сен-Джон. Откинувшись на спинку, чтобы лунный свет падал на страницы, он взялся за чтение.

13

ВЫДЕРЖКИ СЛЕДУЮТ


Номер документа: T14-A-41298

Устройство: 14049

Логический модуль: LU-48

Исследователь: Т. Т. Феррелл

По запросу: К. Сен-Джон


КОПИЯ 001 ИЗ 003


Данный документ охраняется законодательством об авторских правах и представляет коммерческую тайну «Таласса Холдинг, Инк.»

Несанкционированное его использование нарушает законодательство и повлечёт преследование согласно Уголовному кодексу штата Вирджиния

КОПИЙ НЕ СОЗДАВАТЬ


КРАТКАЯ БИОГРАФИЯ ЭДВАРДА ОКХЭМА


Т. Т. Феррелл, «Таласса» – Шривпорт.


Эдвард Окхэм родился в 1662-м году в Корнуэлле, Англия, в семье мелкого наследственного дворянина. Он получил образование в Харроу, после чего провёл два года в Беллиол-колледже (Оксфорд), прежде чем руководство последнего выставило его за дверь за неизвестные нарушения.

Его семья настояла на том, чтобы он стал моряком. В 1682-м году Окхэм получил первое задание и ушёл в море лейтенантом Средиземноморского флота под началом адмирала Пойнтона. Быстро продвигаясь по службе и отличившись в нескольких сражениях с испанцами, он оставил Военно-морские силы и стал капитаном капера, получив каперское свидетельство Британского адмиралтейства.

После нескольких успешных операций Окхэм, очевидно, решил, что больше не хочет делиться трофеями с империей. В начале 1685-го года он занялся работорговлей, перегоняя корабли от побережья Гвинеи (Африка) к Гваделупе (Наветренные острова). После почти двух лет успешных странствий Окхэм попал в ловушку в запертой двумя военными кораблями гавани. Чтобы отвлечь внимание, Окхэм поджёг свой корабль и ускользнул в небольшом катере. Однако, перед тем как сбежать, он вырезал всех рабов, что находились на палубе. Остальные четыреста рабов в трюме, закованные в кандалы, сгинули в пламени. Документальные свидетельства приписывают прозвище Окхэма «Рэд-Нед»[10] именно этому поступку.

Пятеро членов команды Окхэма были захвачены в плен, доставлены в Лондон и впоследствии повешены у Дока Казней в Уаппинге. Однако, Окхэм сумел добраться до печально известного пиратского прибежища Порт-Роял в Карибском море, где в 1687-м году присоединился к «Братству Побережья». (См. также документ «Талассы» P6-B19-110292, «Пиратские сокровища Порт-Роял (предполагаемые)»)

В течение следующих десяти лет Окхэм прославился как наиболее жестокий, корыстный и амбициозный пират, бороздящий воды Нового Света. Многие из пресловутых пиратских методов – такие, как «прогулка по доске», использование черепа и скрещенных костей (чтобы вселить ужас в сердца противника) и получение выкупа за гражданских пленников – по праву могут считаться его изобретениями. Во время нападений на города или корабли он был скор на расправу и пытки применительно ко всем без разбору, чтобы выяснить, где могут находиться ценности. Превосходя всех и физически, и интеллектуально, Окхэм был одним из немногих капитанов пиратов, которые могли требовать – и получать – намного большую долю трофеев, чем команда.

Во время своего господства на море Окхэм выходил из сражений победителем с помощью редкой смеси психологии, тактических приёмов и жестокости. Например, во время взятия укреплённого испанского города Портобелло он заставил монахинь из аббатства неподалёку самим установить осадные орудия и лестницы, резонно полагая, что религиозность испанцев не даст вести огонь. В качестве оружия Окхэм выбрал мушкеты – короткоствольные ружья, которые извергали смертоносные брызги свинцовых шариков. Зачастую, под предлогом ведения переговоров, Рэд-Нед собирал перед собой градоначальников осаждённого города или высших офицеров корабля противника. А затем – поднимая мушкеты в обеих руках – двойным выстрелом уничтожал всю группу.

По мере того, как росла жадность, пропорционально ей нарастала и смелость Окхэма. В 1691-м году он попытался провести сухопутную осаду города Панамы, но эта попытка в конце концов оказалась безуспешной. Отступая через реку Шагрез, он увидел галеон в бухте неподалёку – корабль направлялся в открытое море, в Испанию. Когда Рэд-Нед узнал, что судно увезло три миллиона песо, Окхам, как полагают, дал страшную клятву, что никогда не позволит ещё одному галеону избежать его хватки.

В последующие годы Окхэм обратил самое пристальное внимание на испанское золото, на те города, которые его хранили, и на те корабли, что его перевозили. Он очень точно предвидел поставки золота – некоторые исследователи полагают, что пират мог взламывать шифры испанских капитанов и дипломатов. (См. также конфиденциальный документ «Талассы» Z-A4-050997). В результате набегов на испанские поселения в течение одного месяца осенью 1693-го года каждый из восьмисот членов команды Окхэма получил по шестьсот песо – свою долю награбленного.

По мере того, как Окхэм становился всё могущественнее и страшнее, его садистские наклонности, казалось, росли соответственно. Появилось множество докладов о его варварской жестокости. Зачастую, после взятия корабля, он отрезал уши офицеров, поливал уксусом и солил, после чего силой заставлял несчастных съедать их. Вместо того, чтобы контролировать своих людей во время разорения городов, он жестоко хлестал их бичом и затем давал полную свободу действий над беспомощным населением, получая удовольствие от тех зверств и бесчинств, которые получались в результате. Если жертвы не могли дать ему тот выкуп, который он требовал, он приказывал медленно поджаривать их живьём на деревянных вертелах или потрошил раскалёнными железными крючьями.

Окхэм добился своего величайшего достижения в 1695-м году, когда его немногочисленная армада судов успешно захватила, разграбила и потопила испанский flota de plata, что направлялся в Кадис. Количество сокровищ, которое он получил – в золотых брусках и слитках, в серебряных полосках и болванках, в непросверленных жемчужинах и ювелирных изделиях – по оценкам превышает миллиард долларов по одной лишь номинальной стоимости.

Дальнейшая судьба Окхэма остаётся загадкой. В 1697-м году его главный корабль нашли дрейфующим у Азорских островов. Весь экипаж погиб от неизвестной болезни. Сокровищ на борту не нашли, и эксперты по данной эпохе сходятся на том, что он спрятал их у восточного побережья Нового Света незадолго до смерти. Хотя появились многочисленные легенды разной степени достоверности, самые убедительные свидетельства указывают на одно из трёх потенциальных мест: на Ile a Vache (у побережья бывших испанских владений), на остров Пальм в Южной Каролине или на остров Рэгид у побережья штата Мэн, в семидесяти милях к северу от Монхегана.


КОНЕЦ ПЕЧАТИ

ВРЕМЯ ПЕЧАТИ: 001:02

КОЛИЧЕСТВО БАЙТ: 15425

14

Хатч выключил мотор «Плэйн Джейн», затем сбросил якорь в двадцати ярдах от подветренной части острова Рэгид. Уже шесть тридцать, и солнце только-только показалось над горизонтом, отбрасывая на клочок суши золотые лучи. В первый раз с тех пор, как Хатч вернулся в Стормхавэн, остров полностью сбросил с себя защитный покров тумана. Малин забрался в ялик и направил его к сборному пирсу у Главного лагеря. Утро тёплое и влажное, а воздух уже тяжёл, что является предзнаменованием ухудшения погоды.

Пока доктор осматривал побережье, его застарелые дурные предчувствия несколько облегчились. За последние сорок восемь часов остров Рэгид изменился до неузнаваемости. Выполнено совершенно неимоверное количество работ – больше, чем Малин вообще полагал возможным. Жёлтые ленты «места преступления» теперь натянуты вокруг нестабильных участков, обозначая безопасные проходы. Лужайку над узкой полосой покрытого галькой пляжа переделали из пустынного и тихого места в миниатюрный город. Трейлеры и бараки плотно сгрудились полукругом. За ними гудела свора массивных генераторов, выбрасывая в воздух клубы дизельных выхлопов. А ещё дальше стояли два огромных бака с топливом. Пучок белых пластиковых трубок извивался по грязной земле, защищая кабели связи и шнуры питания от стихий и небрежных ног. И посреди всего этого хаоса возвышался Остров-1, командный пункт: трейлер в два раза шире обычного, украшенный гирляндами приборов связи и передатчиками.

Закрепив ялик, Хатч трусцой побежал по пирсу и выше, по неровной тропинке. Добравшись до Главного лагеря, обежал сарай «Склад» и ступил в барак, обозначенный как «Амбулатория». Ему не терпелось увидеть свой новый офис. Обстановка внутри оказалась спартанской, пахло свежей фанерой, этанолом и оцинкованным оловом. Малин обошёл помещение, восхищаясь новыми приборами, удивлённый и обрадованный тем, что Найдельман приобрёл всё самое лучшее. Амбулатория оказалась полностью оборудованной, начиная с запертой кладовки, битком забитой инструментами, со шкафчиков с медикаментами, и заканчивая кардиографом. Едва ли не слишком хорошо оборудована, если честно: среди запасов медицинских инструментов в рундуках Хатч обнаружил колоноскоп, дефибриллятор, изысканный счётчик Гейгера и множество очевидно дорогих высокотехнологических штуковин, которых даже не смог опознать. Сам барак изнутри оказался больше, чем снаружи. Рядом с кладовкой расположились флигель, диагностический отсек и даже изолятор на две койки. В дальнем конце строения Малин нашёл крохотную комнату, где можно провести ненастную ночь.

Выйдя на свежий воздух, Хатч направился к Острову-1, старательно избегая наступать на колею и борозды, оставленные гусеницами тяжёлых машин. В командном пункте он встретил Найдельмана, Стритера и инженера, Сандру Магнусен, которая склонилась над экраном. Женщина напомнила ему небольшого, старательного жука. Её лицо отсвечивало синим на фоне компьютерного терминала, и бегущие строчки данных отражались в толстых очках. Магнусен казалась занятой, всегда – и Малин отчётливо почувствовал, что ей мало кто нравится из людей, включая докторов.

Найдельман поднял на него глаза и кивнул.

– Мы перекачали данные со «Сциллы» несколько часов назад, – произнёс он. – Сейчас завершаем моделирование работы насосов.

Капитан отстранился, чтобы Малину было виднее.

МОДЕЛИРОВАНИЕ ЗАВЕРШЕНО. ВРЕМЯ: 06:39:45:21

РЕЗУЛЬТАТЫ:

– ДИАГНОСТИКА —

СВЯЗЬ МЕЖДУ СЕРВЕРАМИ OK

ПЕРЕКЛЮЧАТЕЛИ ХАБОВ OK

АНАЛИЗАТОР ПОТОКА ДАННЫХ OK

КОНТРОЛЛЕР ЯДРА OK

КОНТРОЛЛЕР УДАЛЁННЫХ УСТРОЙСТВ OK

СТАТУС НАСОСОВ OK

СЕНСОРЫ ПОТОКА OK

АВАРИЙНОЕ ПРЕРЫВАНИЕ OK

ПАМЯТЬ 305385295

ЗАДЕРЖКА ПАКЕТА 0.00045


– ПРОВЕРКА КОНТРОЛЬНОЙ СУММЫ —

КОНТРОЛЬНАЯ СУММА НА УДАЛЁННЫХ УСТРОЙСТВАХ OK

ОТКЛОНЕНИЕ КОНТРОЛЬНОЙ СУММЫ 00.00000%

ОТКЛОНЕНИЕ ОТ СЦИЛЛЫ 00.15000%

ОТКЛОНЕНИЕ ОТ ПРЕДЫДУЩИХ ЗНАЧЕНИЙ 00.37500%


КОНЕЦ

МОДЕЛИРОВАНИЕ ПРОШЛО УСПЕШНО

Магнусен нахмурила брови.

– Всё в порядке? – спросил Найдельман.

– Да, – со вздохом ответила инженер. – Нет. Не знаю. Компьютер, кажется, тормозит.

– А поподробнее? – негромко попросил капитан.

– Он медлит, особенно при проверке аварийных прерываний. И посмотрите на эти отклонения! Сама сеть на острове работает нормально. Но имеется отклонение от прогона на «Цербере». А отклонение от нашего ночного прогона ещё сильнее.

– Но оно в допустимых пределах?

Магнусен кивнула.

– Должно быть, какая-то аномалия в алгоритмах проверки контрольной суммы.

– Иными словами, это баг, – заявил Найдельман и повернулся к Стритеру. – Где Вопнер?

– На «Цербере». Спит.

– Разбуди его, – велел капитан.

Затем повернулся к Малину и кивнул на дверь. Они вышли на рассеянные лучи утреннего солнца.

15

– Хочу вам кое-что показать, – сказал Найдельман.

Не дожидаясь ответа, он зашагал своим неимоверно быстрым шагом, разгребая ногами траву и оставляя за спиной вихри табачного дыма и самоуверенности. По дороге к нему два раза обратились сотрудники «Талассы». Казалось, он со спокойной точностью направляет работы на нескольких направлениях одновременно. Хатч изо всех сил старался не отстать, у него едва находилось время, чтобы отмечать перемены вокруг. Они направились по огороженной канатом тропинке, безопасность которой подтвердили топографы компании. То там, то здесь короткие алюминиевые мостики были перекинуты через старые колодцы и просевшие участки почвы.

– Прелестное утро для прогулки, – задыхаясь, заметил Хатч.

– Как вам понравился ваш офис? – с улыбкой спросил Найдельман.

– Всё тип-топ, в образцовом порядке, спасибо. В нём можно лечить целую деревню.

– В каком-то смысле, вам это и предстоит, – услышал доктор в ответ.

Тропинка привела их к склону холмика в центре острова, где, в основном, и находились старые шахты. Несколько алюминиевых платформ и небольшие лебёдки нависли над грязными зевами штолен. Здесь главная дорожка разделилась на несколько огороженных канатами тропинок, что обегают места давних работ. Кивнув одинокому топографу, Найдельман выбрал одну из центральных тропинок. Минутой позже Хатч очутился на краю зияющего провала. Не считая присутствия двух инженеров на противоположной стороне колодца, которые вели измерения с помощью незнакомого Малину инструмента, штольня показалась идентичной дюжине прочих в непосредственной близости. Трава и кустарники нависли над краем и склонились вниз, во тьму, почти полностью скрыв за собой край полусгнившего бруса. Хатч осторожно наклонился вперёд. Под ним оказалась лишь чёрная, словно сажа, пустота. Гибкий, сочленённый металлом шланг неимоверного обхвата поднимался из невидимых глубин и, извиваясь по грязной земле, уползал своим путём к дальнему западному берегу.

– Ну да, колодец, – произнёс Хатч. – Жаль, я не взял с собой корзинку для пикника и сборника стихов.

Найдельман улыбнулся, вытащил из кармана сложенную компьютерную распечатку и подал её доктору. На бумаге были проставлены длинные ряды дат, рядом с которыми стояли числа. Одна из пар отмечена жёлтым: 1690±40.

– Датирование радиоуглеродным методом завершено сегодня на «Цербере», рано утром, – пояснил капитан. – А вот результаты.

Он постучал пальцем по выделенной дате.

Хатч бросил на листок ещё один взгляд, затем вернул бумагу.

– И что это означает?

– А то и означает, – негромко сказал Найдельман.

Они помолчали ещё мгновение.

– Водяной Колодец? – спросил Хатч, явственно чувствуя недоверие в своём голосе.

Капитан кивнул.

– Изначальный. Дерево, которым подпирали эту шахту, вырублено около 1690-го года. Все остальные штольни датированы между 1800-м и 1930-м. Никаких сомнений нет, это и есть Водяной Колодец, спланированный Макалланом и возведённый руками команды Окхэма, – сказал он и указал на ещё один колодец, поменьше, в тридцати ярдах. – И, если не ошибаюсь, это – Бостонская шахта, которую вырыли сто пятьдесят лет назад. Об этом говорит её постепенный наклон после вертикального участка.

– Но вы обнаружили настоящий Водяной Колодец так быстро! – воскликнул потрясённый Хатч. – Почему раньше никто и не думал о радиоуглеродном методе?

– Последним вёл раскопки на острове ваш дед, и это было в конце сороковых годов. Радиоуглеродный метод изобрели только в следующем десятилетии. Одно из многих технологических новшеств, которые нам предстоит использовать в ближайшие дни, – пояснил Найдельман и взмахнул рукой над Колодцем. – Сегодня днём мы возьмёмся за создание Ортанка[11]. Все части уже на складе, их нужно лишь заново собрать.

– Ортанк? – нахмурившись, спросил Малин.

Найдельман рассмеялся.

– Нечто, что мы собрали, когда в прошлом году занимались раскопками на острове Корфу. Наблюдательный пост со стеклянным полом, построенный над буровой вышкой. Кто-то из прошлогодней команды был фанатом Толкиена; название прилипло. Ортанк оборудован лебёдками и приборами дистанционного зондирования. Короче говоря, мы сможем смотреть – и буквально, и электронно – прямо в пасть зверю.

– А шланг зачем? – спросил Малин, кивком указывая в глубь колодца.

– Тестирование краской, сегодня утром. Шланг подсоединён к нескольким насосам на западном берегу, – пояснил Найдельман. – Через час или около того, когда прилив достигнет пика, через этот шланг мы примемся закачивать в Водяной Колодец морскую воду, десять тысяч галлонов в минуту. Когда поток установится ровным, впрыснем специальную, очень яркую краску. И, когда вода начнёт спадать, насосы помогут протолкнуть краску через таинственный туннель Макаллана – в океан. Раз мы не знаем, с какой стороны появится краска, будем держать наготове и «Наяду», и «Грампус», прикрывая остров с противоположных сторон. Всё, что останется – локализовать место, где она появится, послать аквалангистов на дно и запечатать туннель взрывчаткой. К этому же времени в пятницу мы с вами сможем спуститься вниз в одном лишь дождевике и паре сапог. И затем сможем поднять сокровище в любое удобное время.

Доктор открыл рот, затем снова закрыл и покачал головой.

– Что? – с довольной улыбкой спросил Найдельман, и его глаза блеснули золотом в лучах восходящего солнца.

– Даже не знаю. Всё идёт настолько быстро, только и всего.

Капитан глубоко вдохнул и посмотрел по сторонам, на широкомасштабные работы вокруг.

– Вы же сами сказали, – ответил он, мгновение помолчав. – У нас мало времени.

Не говоря ни слова, они постояли ещё немного.

– Нам лучше вернуться, – наконец, сказал Найдельман. – Я распорядился, чтобы «Наяда» подошла за вами. Вы сможете наблюдать за тестом с её палубы.

Они повернулись и направились назад, к Главному лагерю.

– Вы набрали неплохую команду, – заметил Хатч, бросая взгляд вниз, на окрестности складов.

Фигурки людей передвигаются там деловито и чётко.

– Ну да, – пробормотал Найдельман. – Эксцентричную, временами трудную – но все они люди неплохие. Терпеть не могу иметь под рукой поддакивающих – в таком деле это слишком опасно.

– Этот парнишка Вопнер определённо со странностями. Напоминает мне несносного тринадцатилетнего паренька. Или кое-кого из хирургов, которых я знаю. Он правда настолько хорош, как сам считает?

Найдельман улыбнулся.

– Помните тот скандал в 1992-м, когда каждый пенсионер, приписанный к определённому почтовому отделению в Бруклине, получил пенсию с лишними двумя нулями?

– Смутно.

– Работа Керри. В результате ему пришлось провести три года в «Алленвуде»[12]. Но он не любит об этом вспоминать, так что не стоит подшучивать по этому поводу.

– Ну, надо же! – присвистнув, ответил Хатч.

– И он такой же хороший криптаналитик, как и хакер. Если бы не онлайновые ролевые игры, которые он никак не желает оставить, работника получше нечего было бы и желать. И не стоит обращать слишком большое внимание на характер. Он хороший парень.

В этот момент они уже приблизились к Главному лагерю, и, словно по сигналу, Хатч услышал раздражённый голос Вопнера, доносящийся из Острова-1:

– Значит, вы разбудили меня, потому что у вас было чувство? Я сто раз запускал программу на Сцилле, и она работала безупречно. Безукоризненно. Простая программа для недалёких людей. Всё, что делает – запускает эти идиотские насосы!

Ответ Магнусен затерялся в ворчании двигателей «Наяды» – та уже подошла к оконечности пирса. Хатч побежал за медицинским чемоданчиком и вскоре вернулся, чтобы запрыгнуть на крыло мощного двухмоторного судна. Поблизости стоял его собрат, «Грампус», ожидающий Найдельмана, чтобы выйти на исходную позицию у дальнего края острова.

Малин с сожалением увидел жёсткого, словно гранитная статуя, Стритера, который с отсутствующим выражением лица стоял у руля «Наяды». Доктор кивнул ему и изобразил доброжелательную, как надеялся, улыбку – и получил в ответ краткий кивок. Хатч несколько мгновений раздумывал, не нажил ли он врага, а затем выбросил мысль из головы. Стритер казался профессионалом – вот что главное. Если он до сих пор зол на то, что случилось во время инцидента, это его личные проблемы.

В передней части судна, на полубаке, два аквалангиста проверяли оборудование. Краситель будет на поверхности недолго, и им нужно будет действовать быстро, чтобы успеть обнаружить подводный туннель. Геолог, Рэнкин, оказался бок о бок со Стритером. Увидев доктора, он расплылся в улыбке и бодрым шагом направился к нему.

– Эй, это же доктор Хатч! – воскликнул он, крепко сжимая руку Малина в огромной волосатой лапе. Его зубы блеснули сквозь огромную бороду, длинные светло-коричневые волосы завязаны узлом на затылке. – Парень, у тебя просто потрясающий остров!

Хатч уже слышал несколько вариантов этого заявления от прочих сотрудников «Талассы».

– Думаю, потому-то мы и здесь, – с улыбкой ответил он.

– Нет, нет. Я имею в виду, с геологической точки зрения.

– Правда? Всегда думал, что он такой же, как и остальные – просто большая гранитная скала в океане.

Рэнкин запустил руку в карман дождевика и вытащил горстку гранолы [13].

– Ну нет, чёрт возьми, – прочавкал он. – Гранит? Это же биотит, сланец – видоизменённый, потрескавшийся и разломанный до неимоверности. А сверху – гребень. Обалдеть можно, парень, просто можно обалдеть!

– Гребень?

– Ну, крайне необычный вид холма ледниковой эпохи, отвесный край с одной стороны и скошенный с другой. Никто точно не знает, как они формировались, но если бы мне пришлось предположить, я бы сказал…

– Аквалангисты, готовьтесь, – донёсся по рации голос Найдельмана. – Всем постам – подтвердить готовность, по порядку.

– Контрольный пункт, подтверждаю, – прозвучал пронзительный голос Магнусен.

– Компьютерная готова, – произнёс голос Вопнера, даже через рацию несущий очевидную скуку и раздражительность.

– Наблюдатель один, готов.

– Наблюдатель два, готов.

– Наблюдатель три, готов.

– «Наяда», готовы, – произнёс в рацию Стритер.

– «Грампус», подтверждаю, – ответил голос Найдельмана. – Выдвигаемся на исходные позиции.

«Наяда» набрала скорость. Хатч бросил взгляд на часы: восемь двадцать. Скоро прилив должен был смениться отливом. Пока Малин укладывал свой чемоданчик, аквалангисты вышли из кабинки, смеясь над какой-то своей шуткой. Один из них оказался мужчиной, высоким и стройным, с чёрными усами. На нём был одет плавательный костюм из тонкого неопрена, настолько туго облегающий тело, что не пришлось домысливать ни единую анатомическую подробность.

Второй аквалангист, девушка, обернулась и увидела Малина. На её губах появилась игривая улыбка.

– Ах! Вы и есть тот таинственный доктор?

– Не знал, что я таинственный, – ответил Хатч.

– Но это же ужасный Остров доктора Хатча[14], non[15]? – звонко рассмеявшись, заявила она, указывая на остров. – Надеюсь, вас не слишком огорчит, если я откажусь от ваших услуг?

– Я тоже надеюсь, что они вам не понадобятся, – откликнулся доктор, отчаявшись придумать какой-нибудь более содержательный ответ.

Капельки воды поблёскивали на оливковой коже девушки, в карих глазах мерцали золотые искорки. Должно быть, ей не больше двадцати пяти, решил Хатч. Акцент необычен – французский, с еле ощутимой примесью британского.

– Я – Изобель Бонтьер, – объявила она, стаскивая неопреновую перчатку и протягивая руку.

Хатч пожал её; та оказалась прохладной и влажной.

– Вы меня обожжёте! – вскрикнула она.

– Очень приятно, – запоздало ответил Хатч.

– И вы – выдающийся доктор из Гарварда, о котором говорил Джерард, – сказала Изобель, не отводя глаз от его лица. – Вы ему очень понравились, правда.

Хатч почувствовал, что краснеет.

– Я польщён.

Он ни разу не задумывался, понравился ли Найдельману или нет, но эти слова оказалось необычайно приятно слышать. Уголком глаза Малин заметил полный ненависти взгляд Стритера.

– Я рада, что вы оказались на борту. Не придётся вас разыскивать.

Хатч нахмурился, не понимая.

– Я буду искать бывший лагерь пиратов, откапывать его, – пояснила она, проницательно глядя на него. – Вы же владелец острова, non? Где бы вы устроили стоянку, если бы вам пришлось провести здесь три месяца?

Немного поразмыслив, Малин ответил:

– Изначально остров был покрыт еловыми и дубовыми рощами. Полагаю, пираты могли вырубить поляну с подветренной стороны острова. На берегу, поблизости от стоящих на якоре кораблей.

– С подветренной стороны? Но разве это не значит, что их могли увидеть с материка в ясные дни?

– Ну… да, полагаю. Могли. В 1696-м берег был уже заселён, пусть и негусто.

– И им следовало держать вахту с наветренной стороны, n'est-ce pas[16]? На тот случай, если приблизятся чужие корабли?

– Да, правильно, – подтвердил Хатч, втайне раздражаясь. Если она и так всё знает, зачем спрашивать меня? – Основной морской путь между Галифаксом и Бостоном проходил прямо здесь, через залив Мэн.

И, помолчав, добавил:

– Но, если этот берег был заселён, как они могли спрятать девять кораблей?

– Я тоже об этом подумала. В двух милях дальше, на берегу, есть глубокая бухта, её прячет остров.

– Чёрная Бухта, – подсказал Хатч.

– Exactement[17].

– Разумно, – ответил Малин. – Берега Чёрной Бухты оставались незаселёнными до середины тысяча семисотых. Рабочие и Макаллан могли жить на острове, а корабли в то время стоять в бухте, укрытые и невидимые.

– Значит, наветренная сторона! – воскликнула Бонтьер. – Вы очень-очень помогли. А сейчас мне надо готовиться.

Всё раздражение, которое чувствовал Хатч, растаяло под ослепительной улыбкой археолога. Она собрала волосы в пучок и накинула на них капюшон, а затем приладила маску. Второй аквалангист приблизился сбоку и поправил ей баллоны, между прочим представившись как Серджио Скопатти.

Бонтьер оценивающе осмотрела костюм напарника, будто увидела его в первый раз.

– Grande merde du noir[18], – яростно пробормотала она. – Не знала, что «Спидо» шьёт костюмы для ныряльщиков.

– Итальянцы шьют по последней моде, – со смехом ответил Скопатти. – Я в нём molto svelta[19].

– Как моя камера, работает? – громко спросила она, обернувшись к Стритеру и похлопывая по небольшой камере, встроенной в маску.

Стритер провёл рукой по ряду переключателей, и экран у контрольной панели заработал, показывая ухмыляющуюся физиономию Скопатти.

– Посмотри в другую сторону, – сказал итальянец. – Не то сломаешь камеру.

– Тогда я буду смотреть на доктора, – заявила Бонтьер, и Хатч немедленно увидел на мониторе своё лицо.

– А от этого не только камера сломается, ещё и линзы полопаются, – предупредил Малин, не переставая раздумывать, почему в обществе этой женщины он не может придумать, что сказать.

– В следующий раз связь будет у меня, – шутливо обиженным тоном произнёс Скопатти.

– Никогда, – отрезала Бонтьер. – Я знаменитый археолог. А ты лишь дешёвая итальянская наёмная рабочая сила.

Скопатти ухмыльнулся, ничуть не расстроившись.

Раздался голос Найдельмана:

– Пять минут до смены течения. «Наяда» на исходной позиции?

Стритер подтвердил.

– Господин Вопнер, программа работает нормально?

– No problemo, капитан, – ответил гнусавый голос. – Теперь работает замечательно. Имею в виду, теперь – когда я рядом.

– Понял. Доктор Магнусен?

– Насосы залиты и готовы к работе, капитан. Команда сообщила, что бомба с краской подвешена над Водяным колодцем, дистанционный контроль работает.

– Замечательно. Доктор Магнусен, сбросите бомбу по моему сигналу.

Экипаж «Наяды» умолк. Пара чаек, с шумом хлопая крыльями, пролетела над самой поверхностью воды. На противоположной стороне острова Хатч увидел «Грампус», рассекающий неторопливые волны за самыми уступами. Волнение, чувство того, что что-то должно случиться, усилилось.

– Пик прилива, – донёсся негромкий голос Найдельмана. – Запускайте насосы.

Стук насосов раздался над водой. Будто по сигналу остров застонал и закашлял от смены течения. Хатч непроизвольно содрогнулся: если что-то во всём мире и могло заставить его задрожать от ужаса, так только этот звук.

– Насосы на десяти, – сказала по рации Магнусен.

– Так и держите. Господин Вопнер?

– «Харибда» ведёт себя нормально, капитан. Все системы работают в пределах допустимого.

– Очень хорошо, – сказал Найдельман. – Продолжаем. «Наяда», готовы?

– Подтверждаю, – произнёс в микрофон Стритер.

– Держите курс и внимательно смотрите, где появится краситель. Наблюдатели?

Раздался согласный хор голосов. Бросив взгляд на остров, Хатч заметил на скалах несколько групп с биноклями.

– Первый, кто увидит пятно, получит премию. Ну – запускайте!

Какой-то миг было тихо, а потом из окрестностей Водяного Колодца донёсся слабый звук взрыва.

– Краситель сброшен, – произнесла Магнусен.

Все без исключения принялись всматриваться в спокойные валы, что катились по океану. Вода казалась тёмной, едва ли не чёрной, но ветра не было, лишь еле уловимая рябь бежала по поверхности. Идеальные условия. Несмотря на усилившееся течение, Стритер держал судно неподвижно, опытной рукой управляя катером. Прошла минута, затем вторая. Единственным звуком оставалось перестукивание насосов, что заливали морскую воду в Водяной Колодец и проталкивали краску сквозь центр острова, в море. Бонтьер и Скопатти стояли наготове на корме, молчали и выжидали.

– Краска на двадцати двух градусах, – донёсся нетерпеливый голос одного из наблюдателей с острова. – Сто сорок футов от берега.

– «Наяда», это ваш квадрат, – сказал Найдельман. – «Грампус» сейчас присоединится, чтобы помочь. Молодцы!

По рации послышались негромкие поздравления.

Это же там, где был водоворот, – подумал Хатч.

Стритер развернул судно, подбавил оборотов, и через несколько мгновений Хатч увидел на поверхности океана светлое пятно, в трёхстах футах. Серджио с Бонтьер нацепили маски и нагубники и уже стояли на планшире, с «пистолетами» в руках и буйками на поясе, готовые прыгнуть за борт.

– Краска на двухстах девяноста семи градусах, сто футов от берега, – прорвался сквозь поздравления голос ещё одного наблюдателя.

– Что? – переспросил Найдельман. – Хотите сказать, краситель появился в другом месте?

– Подтверждаю, капитан.

Несколько секунд стояло гнетущее молчание.

– Похоже, нам придётся запечатывать два туннеля, – произнёс капитан. – «Грампус» займётся вторым. За дело!

«Наяда» приблизилась к вращающемуся пятну жёлтой краски, что поднималось на поверхность у самых рифов. Стритер сбавил обороты до минимума, и корабль принялся кружить неподалёку, в то время как аквалангисты исчезли за бортом. Хатч нетерпеливо повернулся к экрану, стоя плечом к плечу с Рэнкиным. Поначалу изображение представляло собой лишь облако жёлтой краски. Затем картинка очистилась. Крупная неровная трещина показалась у мрачного дна рифа, из неё наподобие дыма исходили клочья красителя.

– La voila![20] – донёсся по каналу связи ликующий возглас Бонтьер.

Изображение бешено тряслось, пока она плыла к трещине, всаживала небольшой костыль в поверхность скалы и прикрепляла к нему надувной буй. Последний, качнувшись, улетел вверх, и Хатч перегнулся через поручни как раз вовремя, чтобы увидеть, как он выскакивает на поверхность. На верхушке буя покачивались солнечная батарея и антенна.

– Помечено! – крикнула Бонтьер. – Готовлюсь установить заряды.

– Только посмотри, – выдохнув, заметил Рэнкин, переводя взгляд с изображения видеокамеры на сонар и обратно. – Лучистый разлом, правильный. Всё, что им оставалось – проделать туннель вдоль уже имевшихся трещин. Но всё равно, невероятная технология для семнадцатого столетия…

– Краска на пяти градусах, девяносто футов от берега, – донёсся очередной зов.

– Вы что, шутите? – спросил Найдельман, в его голосе недоверие смешалось с неуверенностью. – Ладно, у нас третий туннель. «Наяда», он ваш. Наблюдатели, ради всего святого, держите бинокли направленными на пятна, не то они исчезнут раньше, чем мы их найдём.

– Ещё краска! Триста сорок два градуса, семьдесят футов от берега.

И затем снова раздался голос первого наблюдателя:

– Пятно на восьмидесяти пяти градусах, повторяю, восемьдесят пять градусов, сорок футов от берега.

– Мы берём пятно на трёхстах сорока двух, – решил Найдельман, в его голос закралась незнакомая нотка. – Но, блин, сколько же туннелей возвёл этот треклятый архитектор? Стритер, для вас остаётся два. Пусть твои аквалангисты пошевеливаются. Просто отметьте места, взрывчатку установим потом. У нас пять минут, прежде чем краситель рассеется.

Через несколько секунд Бонтьер и Скопатти поднялись на поверхность и очутились на борту, Стритер без лишних слов повернул штурвал и с рёвом направил «Наяду» вперёд. Теперь Хатч увидел ещё одно жёлтое пятно, выбрасываемое на поверхность. Судно перешло на холостой ход, а Бонтьер и Скопатти прыгнули за борт. Вскоре на воде взметнулся ещё один буй; аквалангисты вернулись, и «Наяда» подошла к тому месту, где зафиксировали третье пятно. Бонтьер и Скопатти снова ушли под воду, и Хатч перенёс внимание на монитор.

Скопатти уплыл вперёд, его фигура виднелась в камере Бонтьер – призрачное существо среди всеохватывающих туч красителя. Они погрузились намного глубже, чем во время предыдущих нырков. Внезапно зазубренные края основания рифа стали видимыми, наряду с прямоугольным отверстием, намного крупнее предыдущих разломов. Из дыры исходили последние завитушки красителя.

– Что это? – услышал Хатч голос ошеломлённой Бонтьер. – Серджио, attends[21]!

Внезапно в рации с треском ожил голос Вопнера.

– Проблема, капитан.

– А именно? – ответил тот.

– Не знаю. Сообщения об ошибках, но система говорит, что работает нормально.

– Переключись на резервную систему.

– Я это и делаю, но… Погоди, на хаб пришло… О, дерьмо!

– Что? – резко спросил Найдельман.

Одновременно Хатч услышал, что звук насосов на острове сделался прерывистым.

– Системный сбой, – ответил Вопнер.

От Бонтьер донёсся внезапный резкий изкажённый шум. Хатч бросил взгляд на монитор и увидел, что тот отключился. Нет, – поправил он себя, – не отключился, просто чёрный. И затем по чёрному фону побежала рябь, и вскоре сигнал затерялся в белом шуме помех.

– Какого чёрта? – ругнулся Стритер, яростно нажимая на кнопку связи. – Бонтьер, ты меня слышишь? Мы потеряли твой сигнал. Бонтьер!

Скопатти вырвался на поверхность в десяти футах от судна и сорвал трубку со рта.

– Бонтьер втянуло в туннель! – выдохнул он.

– Что у вас там? – крикнул Найдельман по рации.

– Он говорит, Бонтьер засосало… – заговорил было Стритер.

– Проклятье, так живее за ней! – рявкнул Найдельман, его электронный голос раскатился над водой.

– Но это же верная смерть! – заорал Скопатти. – Там сильное течение, и…

– Стритер, дай ему трос! – приказал капитан. – И – Магнусен, обойди компьютерный контроль, запускайте насосы вручную. Наверное, течение возникло, когда они отказали.

– Да, сэр, – ответила Магнусен. – Команде понадобится залить их вручную. Мне нужно минимум пять минут.

– Шевелись, – сказал Найдельман твёрдым, но неожиданно спокойным голосом. – Три минуты.

– Да, сэр.

– И – Вопнер, запусти, наконец, систему!

– Капитан, – заговорил Керри. – Диагностика утверждает, что всё…

– Кончай болтать, – огрызнулся Найдельман. – Начинай исправлять.

Скопатти затянул трос вокруг талии и снова исчез за бортом.

– Мне нужно место, – сказал Хатч Стритеру и принялся расстилать полотенца на палубе, подготавливаясь к приёму потенциального пациента.

Моряк начал травить трос, Рэнкин пришёл ему на помощь. Трос рвануло, но затем натяжение стало ровным.

– Стритер? – спросил голос Найдельмана.

– Скопатти попал в поток, – ответил помощник. – Я чувствую его на тросе.

С жутким чувством дежа вю Хатч продолжал смотреть на экран, покрытый рябью помех. Словно она исчезла, пропала – так же внезапно, как…

Он глубоко вдохнул и отвернулся. Пока её не поднимут на поверхность, он ничего не может сделать. Ничего.

Неожиданно на острове раздался гул – к жизни вернулись насосы.

– Молодцы, – произнёс Найдельман по рации.

– Трос провис, – сообщил Стритер.

Наступило напряжённое молчание. Хатч увидел, как на поверхность всплыли последние остатки красителя – поток снова выходил из туннеля. И внезапно экран вновь стал чёрным, а по звуковому каналу послышались вдохи. Теперь изображение просветлело, и он с облегчением увидел на экране увеличивающийся в размерах зелёный квадрат света: выход из туннеля.

– Merde[22], – услышал он голос Бонтьер, когда она вылезла из проёма, и изображение снова закачалось.

Мгновения спустя вода забурлила, и на поверхности показались аквалангисты. Хатч и Рэнкин подбежали к борту и подняли Бонтьер на корабль. Скопатти выбрался следом и стянул с Изобель баллоны и маску, пока Хатч укладывал её на полотенца.

Раскрыв ей рот, Хатч проверил дыхательные пути: чисто. Расстегнул костюм на груди и приложил стетоскоп. Дыхание в норме, никаких признаков воды в лёгких, сердцебиение быстрое и сильное. Малин отметил надрез на животе, из-под края которого виднелись кожа и полоска крови.

– Incroyable[23], – закашлявшись, заявила Бонтьер и попыталась сесть, махнув рукой с зажатым серым обломком.

– Не шевелись, – строго сказал Хатч.

– Цемент! – воскликнула она, ещё крепче сжимая обломок. – Цемент, которому триста лет. В риф встроен ряд камней…

Хатч быстро проверил основание черепа в поисках свидетельств сотрясения или повреждения позвоночника. Никаких синяков, порезов, смещений.

– Ca suffit! – заявила она, повернув голову. – Вы что, phrenologiste[24]?

– Стритер, отчёт! – рявкнул по рации Найдельман.

– Они на борту, сэр, – ответил Стритер. – Бонтьер, кажется, в порядке.

– Я и есть в порядке, если не считать этого назойливого доктора! – вскрикнула она, отбрыкиваясь.

– Ещё минутку, дай осмотреть живот, – сказал Хатч, мягко её удерживая.

– Эти камни, они напомнили основание чего-то, – продолжила она, ложась на спину. – Серджио, ты видел? Что это может быть?

Одним движением Хатч расстегнул костюм до самого пупка.

– Эй! – возмутилась Бонтьер.

Игнорируя выкрики, Хатч быстро осмотрел порез. Жуткого вида шрам под рёбрами, но, похоже, неглубокий на всём протяжении.

– Просто царапина, – продолжила протестовать Бонтьер, выгибая шею, чтобы видеть, что он делает.

Малин убрал руку с её живота, чувствуя ну совсем уж непрофессиональное волнение в чреслах.

– Может быть, ты и права, – сказал он чуть язвительнее, чем намеревался, шарясь в аптечке в поисках антибактериальной мази. – В следующий раз позволь мне резвиться в воде, а ты будешь доктором. Но сейчас я собираюсь помазать её вот этим, на случай заражения. Ты была на волосок от смерти!

Он принялся втирать мазь в царапину.

– Щекотно, – пожаловалась Бонтьер.

Скопатти снял верхнюю, до пояса, часть костюма и теперь оказался рядом, сложив руки на груди. Его загорелое тело заблестело на солнце, во всё лицо расплылась ухмылка. Рядом Рэнкин, лохматый и массивный, наблюдал за Бонтьер с очевидным блеском в глазах. Все до единого, – подумал Малин, – её обожают.

– Я очутилась в большой подводной пещере, – продолжала она. – Какое-то время не могла нащупать стен и думала, что всё, конец. Fin.

– В пещере? – недоверчиво спросил Найдельман по открытому каналу.

– Mais oui[25]. В большой пещере. Но рация не работала. Как так?

– Должно быть, туннель блокирует передачу, – сказал Найдельман.

– Но почему поток пошёл обратно? – спросила Бонтьер. – Ведь сейчас отлив!

Некоторое время все молчали.

– На это я ответить не могу, – наконец, произнёс бесплотный голос Найдельмана. – Может быть, когда осушим Колодец и туннели, тогда поймём, почему. Буду ждать полного отчёта. А пока отдохни, хорошо? «Наяда», конец связи.

– Маркеры установлены. Возвращаемся на базу, – повернувшись к микрофону, сказал Стритер.

С грохотом двигателей судно рванулось вперёд, рассекая невысокие волны. Хатч сложил чемоданчик, продолжая слушать переговоры по рации. Найдельман с «Грампуса» вёл беседу с Островом-1.

– Говорю вам, это кибергейст! – услышал он голос Вопнера. – Я только что слил ROM на «Харибду», и сравнил результаты со «Сциллой». Сплошная каша. Но это надёжный код, капитан. Чёртова система проклята. Даже хакер не смог бы переписать ROM[26].

– Вот только не надо говорить мне о проклятьях, – резко ответил Найдельман.

Когда они приблизились к доку, Бонтьер сняла свой костюм, запихнула его в рундук на палубе и повернулась к Малину, закручивая волосы.

– Что же, доктор, мои кошмары сбылись. Оказалось, что мне и правда понадобились ваши услуги.

– Ерунда, – ответил Хатч, зардевшись и в полной мере это осознавая.

– И это было очень мило.

16

Каменные руины форта Блэклок стояли на лужайке, с которой открывался вид на подступы к гавани Стормхавэна. Форт со всех сторон окружила большая поляна с пятнышками светлых сосен, которые сходили на нет в направлении полей фермеров, и плотными зарослями сахарного клёна. По ту сторону лужайки возвели жёлто-белый павильон, украшенный лентами и флажками, что весело захлопали на ветру. Транспарант, натянутый над ним, провозгласил нарисованными буквами: «71-Й ЕЖЕГОДНЫЙ СТОРМХАВЭНСКИЙ ПИКНИК С ЛОБСТЕРАМИ!!!»

Хатч с трепетом направился вверх по пологому склону покрытого травой холма. Пикник с лобстерами оказался первым настоящим поводом для того, чтобы встретить город целиком, и Малин точно не знал, какого приёма следует ожидать. Но ничуть не сомневался, какой приём окажут самой экспедиции.

Хотя «Таласса» обосновалась в Стормхавэне лишь чуть больше недели назад, её воздействие на город уже сказалось. Сотрудники компании сняли большую часть съёмных домов и свободных комнат, причём кое-кому из них это обошлось в громадную сумму. Они заполонили крошечную гостиницу. Оба ресторана в городе – «Бросай якорь!» и «Причал» – каждый вечер забиты до отказа. Заправке у набережной пришлось утроить поставки, а обороты в «Суперетте» – пусть Бад никогда бы этого не признал – поднялись минимум в полтора раза. Городок был настолько признателен охотникам за сокровищами острова Рэгид, что мэр поспешно распорядился сделать «Талассу» почётным гостем пикника с омарами. И негласная скупка Найдельманом половины выпуска газеты – по предложению Малина – просто довершила дело.

Приближаясь к павильону, Хатч разглядел стол для почётных гостей, за которым уже расселись именитые горожане и официальные лица «Талассы». Перед столом поместили небольшую трибуну с микрофоном. По другую сторону от них толпились городские жители и члены экспедиции, – попивали лимонад или пиво и выстраивались в очередь за лобстерами.

Занырнув в толпу, Малин услышал знакомый гнусавый вопль. Керри Вопнер нёс бумажную тарелку, картофельный салат и варёный початок кукурузы. Тарелка изогнулась под тяжестью двух омаров, а огромная кружка пива балансировала в другой руке. Криптаналитик осторожно пробирался вперёд, держа руки прямо перед собой, чтобы не обрушить еду и пиво на фирменную гавайскую рубашку, бермудские шорты, высокие белые носки и чёрные туфли.

– Как вы их едите? – громогласно спросил Вопнер, останавливая сконфуженного рыбака.

– Что-что? – переспросил тот, слегка склонив голову, будто не расслышал.

– Там, где я вырос, не было омаров.

– Не было омаров? – задумчиво спросил рыбак.

– Не было. Я вырос в Бруклине. Это часть Америки, советую как-нибудь побывать в этой стране. Короче, я никогда их не ел.

Протяжные громкие звуки его голоса разнеслись по всему павильону.

– В общем, как раскрыть скорлупу?

– Просто сядь на неё, навались со всех сил, – бесстрастно объяснил рыбак.

Стоящие рядом горожане загоготали.

– Очень смешно, – ответил Вопнер.

– Ладно, сейчас объясню, – сжалился рыбак. – Тебе понадобятся щипцы[27].

– У меня они есть, – нетерпеливо заметил Керри, подсовывая ему под нос тарелку, до краёв заполненную устричными крекерами.

Местные снова загалдели.

– Щипцы, чтобы расколоть скорлупу, понятно? – пояснил рыбак. – Или можешь взять молоток.

Он протянул Керри рыбачий молоток, забрызганный кусочками мякоти и усыпанный осколками розовой скорлупы.

– Есть с грязного молотка? – возмутился Вопнер. – Город гепатита, вот до чего мы докатились.

В диалог вмешался Хатч.

– Я ему объясню, – сказал он рыбаку, который направился прочь, покачивая головой.

Малин подвёл Вопнера к одному из столов, усадил и дал первый урок по поеданию омаров: как расколоть скорлупу, что есть, чего не есть. А потом направился набрать еды для себя, задержавшись на полпути, чтобы наполнить пинтовую кружку из огромного кега. Пиво, сваренное на небольшой пивоварне в Камдене, оказалось прохладным и крепким. Хатч большими глотками осушил свою кружку, чувствуя, как отпускает напряжение в груди, и заново наполнил её, прежде чем встать в очередь.

Омары и кукуруза, переложенные водорослями, потрескивали над пылающими дубовыми поленьями, источая в синее небо клубы ароматного дыма. Трое поваров были заняты делом за стопкой водорослей – проверяли огонь, укладывали алых лобстеров на одноразовые тарелки.

– Доктор Хатч! – услышал Малин.

Доктор обернулся, чтобы увидеть Дорис Боудич, на спине которой, подобно лиловому парашюту, колыхнулось очередное роскошное гавайское платье. Её муж стоял рядом – невысокий, загорелый и молчаливый.

– И как вам понравилось в доме?

– Потрясающе, – с искренней теплотой ответил Хатч. – Спасибо, что настроили пианино.

– Пожалуйста, пожалуйста. Надеюсь, никаких проблем с электричеством, водой? Замечательно. Знаете, я размышляла, нашли ли вы время, чтобы подумать об этой милой парочке из Манчестера…

– Да, – быстро ответил Хатч, теперь во всеоружии. – Я не буду его продавать.

– Ох, – сказала Дорис, и улыбка на её лице несколько увяла. – Они так рассчитывали на…

– Я всё понимаю, но – Дорис, это дом, в котором я вырос, – мягко, но настойчиво произнёс Малин.

Женщина вздрогнула, как если бы вспомнила обстоятельства его детства и отъезда из города.

– Конечно, – пытаясь улыбнуться, ответила она и опустила свою руку на его. – Я понимаю. Тяжело продавать дом своей семьи. Мы больше не будем об этом говорить, – при этих словах она легонько сжала ему руку. – Какое-то время.

В конце концов Хатч оказался в голове очереди и обратил взор на огромные дымящиеся кипы водорослей. Ближайший к нему повар перевернул один из штабелей, выставляя напоказ ряд ярко-красных омаров, початки кукурузы и россыпь яиц. Лапой с натянутой рукавицей вытащил яйцо, рубанул ножом до половины и бросил внутрь внимательный взгляд, убеждаясь, что оно крутое. Именно так, вспомнил Хатч, судят о том, что лобстеры готовы.

– Чудненько! – воскликнул повар.

Голос оказался смутно знакомым, и внезапно Малин узнал в мужчине одноклассника по школе, Донни Труитта. Хатч приготовился к неизбежному.

– Оба-на, это ж Малли Хатч! – опознал его Труитт. – А я-то думал, когда же мы столкнёмся. Чёрт возьми, как ты?

– Донни, – воскликнул Хатч, хватая его за руку. – Неплохо. А ты?

– Тоже. Четверо детей. Ищу работу с тех пор, как «Марина» Мартина потонула.

– Четверо? – присвистнув, переспросил Хатч. – Наверное, трудился, не покладая…

– Больше, чем ты думаешь. Дважды разведён. А-а-а, к чёрту! Ты женился?

– Ещё нет, – ответил Хатч.

Донни ухмыльнулся.

– Видел Клэр?

– Нет, – отозвался Хатч, чувствуя прилив раздражения.

Пока Донни укладывал омара в его тарелку, Хатч ещё раз посмотрел на бывшего одноклассника. Тот нарастил брюшко, стал неторопливым. Но во всём остальном такой же, как в момент расставания, двадцать пять лет назад. Говорливый пацан с добрым сердцем, но не слишком сообразительный, очевидно, превратился в такого же взрослого.

Донни из-за очков одарил Малина хитрющим взглядом.

– Да ладно тебе, Донни, – не выдержал Хатч. – Мы с Клэр были всего лишь друзьями.

– А-а-а, да, да. Друзьями. Я не думал, что друзей застают в Голубиной ложбине. Вы же только целовались, Мал… ведь правда же?

– Это было давным-давно. Я не помню всех деталей своих романов.

– Тем не менее, с первой любовью ничто не сравнится, а, Мал? – хихикнул Донни, подмигнув из-под пряди волос цвета моркови. – Она где-то здесь. Но знаешь, тебе придётся искать кого-нибудь ещё: в конце концов она…

Внезапно Хатч понял, что больше ничего не хочет о ней слышать.

– Я задерживаю очередь, – перебил он.

– А, ну да. Увидимся, – сказал Донни.

Ухмыльнувшись снова, Донни взмахнул вилами, искусно переворачивая стопки водорослей, чтобы явить на свет новый ряд блестящих алых омаров.

Значит, Донни нужна работа, – подумал Хатч, направляясь обратно, к столу для почётных гостей. – «Талассе» не повредит нанять кое-кого из местных.

Ему нашлось место между Биллом Баннсом, редактором газеты, и Бадом Роуэллом. Капитан Найдельман оказался за два человека от него, между мэром, Джаспером Фитцджеральдом, и священником местной конгрегационалистской церкви, Вуди Клэем. С дальней стороны от преподобного Клэя приткнулся Лайл Стритер.

Хатч с любопытством посмотрел на двух горожан. Отец Джаспера Фитцджеральда в своё время владел похоронным бюро, и сын, без сомнения, его унаследовал. Мэр недавно разменял шестой десяток – напыщенный мужчина с подкрученными вверх усиками, подтяжками и баритоном, что звучит словно контрафагот.

Доктор перевёл взгляд на Вуди Клэя. Явно приезжий, – подумал Малин. Клэй чуть ли не во всём оказался полной противоположностью Фитцджеральду. Сухощавого телосложения, с изнурённым и одухотворённым лицом святого, который только что выбрался из пустыни. Но его глаза были острыми и глубокими, а взгляд сердитым. Хатч сразу почувствовал, что священнику за этим столом не по себе. Это явно был один из тех, кто разговаривает тихим голосом, будто опасается, что его подслушают – видно по тому, как тихо он переговаривается со Стритером. Хатч спросил себя, что же такого говорит священник, отчего помощник капитана может выглядеть настолько неловко.

– Видел газету, Малин? – с характерным протяжным голосом вмешался в его мысли Билл Баннс.

В юности Баннс посмотрел «Первую полосу» в местном кинозале, и с тех самых пор его взгляды на то, как должен выглядеть репортёр, не изменились ни на йоту. Рукава его рубашки всегда оставались закатаны, даже в самую прохладную погоду, а на голове висел зелёный козырёк, настолько длинный, что без него лбу Билла явно бы чего-то не хватало.

– Нет, не видел, – откликнулся Хатч. – Не знал, что она вышла.

– Сегодня утром, – подтвердил Баннс. – Угу. Тебе, по-моему, должно понравится. Я лично написал заглавную статью. С твоей помощью, само собой.

Билл поднёс палец к носу, словно говоря: держи меня в курсе, а уж я позабочусь о нужном освещении. Хатч сделал зарубку в памяти, – остановиться вечером у «Суперетты» и взять экземпляр.

На столе были разложены многочисленные инструменты для разделки ракообразных: молотки, щипцы, деревянные молоточки, все скользкие от крови омаров. Два таза впечатляющего размера в центре стола уже доверху заполнены обломками раковин и расщепленными кусочками панцирей. Все до единого разделывают, щёлкают, едят. Оглядев павильон, Хатч увидел, что Вопнер каким-то чудом оказался за одним столом с работниками местного «Ко-опа Лобстермана». Он едва расслышал резкий голос Керри, разносимый ветром во все стороны: «А вы знаете, – говорил криптаналитик, – что, с точки зрения биологии, в сущности, омары – насекомые? Если хорошенько разобраться, они всего-навсего огромные красные подводные тараканы…»

Хатч отвернулся и сделал очередной щедрый глоток пива. Похоже, всё оказалось вполне терпимо; может быть, даже более чем терпимо. Конечно, в городе все до единого знают его историю – до последнего слова. И, однако, из вежливости ли, или от чисто сельской стеснительности – никто не обронил ни слова. И за это он был всем премного благодарен.

Доктор окинул взглядом толпу, выхватывая знакомые лица. Увидел Кристофера Сен-Джона, зажатого за столом меж двух грузных местных. Тот, очевидно, решал для себя архиважную задачу – как бы так содрать с омара скорлупу, намусорив при этом как можно меньше. Затем на глаза попались Кай Эстенсон, владелец хозяйственного магазина, и Тайра Томпсон, начальница публичной библиотеки. Последняя, казалось, не постарела ни на день с тех пор, как выгоняла их с Джонни из помещения за то, что они перешучивались и громко смеялись. Видимо, правы те, кто говорит – уксус прекрасный консервант, – подумалось ему. Затем Малину бросились в глаза седая голова и опущенные плечи доктора Хорна, старого учителя биологии. Тот стоял у края павильона, словно считал ниже своего достоинства пачкать руки в останках омаров. Доктор Хорн, который гонял его по предмету куда усердней любых учителей; который говорил, что видел сбитых машиной животных, рассечённых куда правильней тех жаб, над которыми поработал Хатч. Лютый, но, тем не менее, энергично помогающий доктор Хорн, который более чем кто-либо зажёг в нём интерес к науке и медицине. Хатч удивился и обрадовался, что тот ещё жив.

Отвернувшись, Хатч обратился к Баду, увлечённо высасывающему мясо из ножки лобстера:

– Расскажи мне о Вуди Клэе.

Бад швырнул ножку в ближайший таз.

– Преподобный Клэй? Он священник. Слышал, он когда-то был хиппи.

– Откуда он? – спросил Хатч.

– Неподалёку от Бостона, насколько я знаю. Приехал двадцать лет назад прочесть проповедь и решил остаться. Говорят, прежде чем надеть рясу, раздал наследство – и немалое.

Умелым движением Бад разрезал хвостик и вытянул мясо одним целым. В его голосе прозвучала нотка нерешительности, которая озадачила Малина.

– Почему он остался?

– Ох, ну, наверное, ему здесь понравилось. Ты же знаешь, как оно бывает, – ответил Бад и умолк, стремительно приканчивая хвостик.

Хатч посмотрел на священника, который закончил разговаривать со Стритером. Пока он с любопытством всматривался в напряжённое лицо, мужчина резко поднял голову и встретился с ним глазами. Хатч неловко отвёл взгляд, снова повернулся к Баду Роуэллу, но увидел лишь, что владелец магазина отправился за добавкой. Уголком глаз доктор заметил, что священник поднялся с места и направился к нему.

– Малин Хатч? – спросил он, протягивая руку. – Я преподобный Клэй.

– Рад познакомиться, пастор, – сказал Хатч, вставая и пожимая холодную, испытующую руку.

Клэй мгновение колебался, но затем указал жестом на пустой стул.

– Не возражаете?

– Если Бад не возражает, я не против, – сказал Хатч.

Священник неловко опустил своё угловатое тело на маленький стул, так, что его колени едва не высунулись из-под стола, и обратил на доктора взгляд больших, глубоких глаз.

– У острова Рэгид ведутся какие-то работы, – тихим голосом заговорил он. – Это не только видно, но и слышно. Грохоты, лязги, и днём и ночью.

– Думаю, мы чем-то похожи на почту, – ответил Хатч, стараясь говорить беззаботно, раздумывая, к чему клонит Клэй. – Никогда не спим.

Но если Клэю и понравилась эта шутка, он ничем этого не проявил.

– Должно быть, кто-то потратил немалую сумму на эту операцию, – сказал он, вопросительно приподнимая брови.

– У нас есть инвесторы, – сказал Хатч.

– Инвесторы, – повторил Клэй. – Те, кто даёт десять долларов и надеется, что вы вернёте двадцать.

– Можно сказать и так.

Клэй кивнул.

– Мой отец тоже любил деньги. Не то, чтобы это сделало его счастливее или хоть на час продлило ему жизнь. Когда он умер, я получил в наследство ценные бумаги, облигации. Управляющие называют это «портфелем». Когда я заглянул в него, увидел табачные компании, горнорудные компании, которые вскрывают целые горы, деревообрабатывающие компании, которые вырубают на корню девственные леса, – сказал он, не отрывая взгляда от глаз доктора.

– Понимаю, – помолчав, ответил Хатч.

– Вот мой отец и давал деньги этим людям, в надежде получить обратно в два раза больше. И именно так оно и было! Они возвращали в два, в три, в четыре раза больше. И вот все эти аморальные доходы стали моими.

Хатч кивнул.

Клэйд слегка склонил голову и заговорил ещё тише:

– Можно задать вопрос? Сколько ценностей, в точности, вы и ваши инвесторы надеетесь на этом заработать?

Что-то в том, как священник произнёс слово ценности, обеспокоило Малина. Но отказаться от ответа показалось ошибкой.

– Позвольте лишь сказать, что сумма никак не меньше семизначной, – ответил он.

Клэй медленно кивнул.

– Я человек прямой, – заговорил он. – И не спец по пустой болтовне. Я так никогда и не научился говорить элегантно, поэтому скажу как могу. Мне не нравятся эти поиски сокровищ.

– Сожалею, что так, – откликнулся Хатч.

Клэй прищурился, внимательно глядя ему в лицо.

– Мне не нравится, что все эти люди приезжают в город и сорят деньгами направо и налево.

С самого начала беседы Хатч не переставал обдумывать возможность такой реакции. И теперь, наконец, услышав это, он в некотором роде даже почувствовал облегчение.

– Не думаю, что остальные жители разделяют ваше презрение к деньгам, – ровно сказал он. – Многие из этих людей всю жизнь не могут выбраться из бедности. У них не было такого права на выбор бедности, какое было у вас.

Лицо Клэя напряглось, и Хатч понял, что задел за живое.

– Деньги – не панацея, какой их считают люди, – продолжил священник. – Вы знаете это не хуже меня. У этих людей есть достоинство. Деньги разрушат наш город до основания. Они испортят рыболовство, лишат спокойствия, запачкают всё, до чего дотронутся. А самые бедные из людей в любом случае не увидят этих денег. Их сметёт развитие. Прогресс.

Хатч не ответил. На каком-то уровне сознания он понял, что Клэй имеет в виду. Для Стормхавэна стало бы трагедией превратиться в ещё один сверхразвитый, сверхдорогой летний курорт вроде Гавани Бусбэй, вдоль побережья. Но это в любом случае казалось невероятным, вне зависимости от того, преуспеет ли «Таласса».

– Мне нечего на это ответить, – наконец, сказал Хатч. – Поиски закончатся через считанные недели.

– Совершенно не имеет значения, сколько это займёт, – отрезал Клэй, в его голосе послышалась пронзительная нотка. – Имеют значение мотивы, что за этим стоят. Поиском сокровищ движет жадность – чистая, неприкрытая жадность. И вот человек уже потерял ноги. Ничего хорошего из этого не выйдет. Остров – плохое, проклятое место, если можно так выразиться. Я человек без предрассудков, но у Бога имеются свои пути наказать тех, кем движут грязные побуждения.

Бесстрастность, которую ощущал Хатч, бесследно растворилась в волне гнева. Наш город? Грязные побуждения?

– Если бы вы выросли в этом городе, вы бы поняли, почему я это делаю, – огрызнулся он. – И не надо предполагать, что знаете, каковы мои побуждения.

– Я ничего не предполагаю, – заявил Клэй, и его долговязое тело напряглось, словно пружина. – Я знаю. Может быть, я и не вырос в этом городе, но я знаю, что в его интересах. Все здесь, до последнего, испорчены этими поисками сокровищ, манящими лёгкими деньгами. Но не я, прости, Господи, не я. Я собираюсь защитить этот город. Защитить от вас и от него самого.

– Преподобный Клэй, думаю, вам следовало бы лишний раз прочитать Библию, прежде чем вы начали бросаться обвинениями. Например: Не суди, да не судимым будешь!

Хатч понял, что сорвался на крик, а голос дрожит от ярости. За соседними столами воцарилась тишина, каждый уставился в свою тарелку. Малин поднялся, быстрым шагом прошёл мимо побледневшего Клэя и направился через лужайку в сторону тёмных развалин форта.

17

В форте оказалось темно, прохладно и сыро. В пространстве гранитной башни порхали ласточки, словно пули метались туда-сюда в лучах солнца, падающих под углом в древние бойницы.

Хатч прошёл под каменной аркой и, тяжело дыша, помедлил, пытаясь успокоиться. Несмотря на все усилия, он поддался на провокацию священника. Это видело пол-города, а вторая половина всё равно вскоре узнает.

Он уселся на останки каменного фундамента. Без сомнения, Клэй говорил и с остальными. Вряд ли к нему прислушивались, кроме рыбаков, может быть. А те могли оказаться весьма суеверными, и упоминание о проклятьях могло значить многое. К тому же то замечание насчёт того, что поиски сокровищ вредят рыболовству… Оставалось лишь надеяться, что сезон будет удачным.

Малин постепенно успокоился, позволив тишине форта смыть гнев, и вслушался в слабые звуки празднества на другой стороне лужайки. Ему действительно надо научиться держать себя в руках. В конце-то концов, священник – лишь надоедливый педант, который не заслуживает, чтобы из-за него выходить из себя.

Место оказалось таким спокойным, подобным чреву матери… Хатч почувствовал, что может оставаться здесь часами, наслаждаться прохладой. Но в то же время отчётливо понял, что вместо этого следует вернуться на праздник, нацепить личину беззаботности, сгладить неловкость. В любом случае, он должен вернуться до того, как начнутся неизбежные выступления перед публикой. Малин поднялся и направился было к выходу, когда с удивлением заметил сутулую фигуру, поджидающую его в полумраке сводчатого прохода. Та сделала шаг вперёд, оказавшись под лучами света.

– Профессор Хорн! – воскликнул Хатч.

Мудрое лицо старика поморщилось от удовольствия.

– А я-то всё думал, когда же ты меня заметишь, – ответил тот, опираясь на трость и делая ещё несколько шагов. Он тепло пожал руку своего ученика. – Скандальчики закатываешь?

Хатч покачал головой.

– Вышел из себя, словно идиот. Понятия не имею, чем он меня так раздражает?

– Это как раз-таки и неудивительно. Клэй – нескладный, неприспособленный жить в обществе, морально непоколебимый. Но за колючей внешностью бьётся сердце, большое и щедрое, словно океан. Такое же дикое и непознаваемое, можно и не сомневаться. Он непростой человек, Малин, не стоит его недооценивать, – пояснил профессор и опустил руку на плечо доктора. – Впрочем, хватит о пасторе. Боже, Малин, отлично выглядишь. Я неимоверно тобой горжусь. Медицинская школа Гарварда, должность исследователя в Маунт-Оберн… Ты всегда был сообразителен. Жаль, это не всегда равнозначно тому, чтобы быть хорошим студентом.

– Всё благодаря вам, – ответил Хатч. – Я так вам признателен.

Он вспомнил дни, которые они проводили в огромном, викторианской эпохи доме профессора и на лужайке за ним, изучая коллекции камней, жуков и бабочек – в последние годы, проведённые в Стормхавэне.

– Чушь! Кстати, у меня до сих пор лежит твоя коллекция птичьих гнёзд. Когда ты уехал, я не знал, по какому адресу её отправить.

Хатч почувствовал угрызения совести. Ему ни разу в жизни не приходило в голову, что величественному профессору может захотеться получить от него весточку.

– Удивительно, что вы не выбросили этот мусор.

– На самом деле, это очень даже неплохая коллекция, – заметил профессор Хорн и зажал в костлявой хватке руку Хатча. – Проведи меня на выход и через лужайку, хорошо? В последнее время нетвёрдо держусь на ногах.

– Мне следовало с вами связаться… – заговорил было Хатч, но умолк.

– Ни единого словечка, даже не оставил почтового адреса, – язвительно добавил профессор. – И затем, в прошлом году, я прочёл о тебе в «Глоуб».

Хатч отвернулся, сгорая от стыда.

Профессор фыркнул.

– Ладно, ерунда. По статистике страховых компаний я уже должен быть мёртв. В следующий четверг мне стукнет восемьдесят девять, и чёрт тебя побери, если не получу от тебя подарка!

Они вышли на солнечный свет, на лужайку. Бриз донёс до них звуки громкого смеха.

– Уверен, вы знаете, почему я вернулся, – пробуя почву, заметил Хатч.

– Кто же этого не знает? – ядовито ответил тот.

Больше профессор ничего не сказал, и некоторое время они шли в молчании.

– Ну и? – наконец, сказал Хатч.

Старик вопросительно посмотрел на него.

– Сказали "А" – говорите "Б"! – пояснил Хатч. – Что вы думаете о поисках сокровищ?

С минуту профессор не отвечал, а затем остановился и посмотрел на Малина, убирая свою руку с его.

– Запомни, не я об этом заговорил, – сказал он.

Хатч кивнул.

– Думаю, ты просто дурак.

За этими словами повисло напряжённое молчание, Хатч был ошеломлён. Он был готов к разговору со священником, но не к этому.

– Что даёт вам повод так говорить?

– Среди всех людей в мире ты должен знать это лучше всех. Что бы там ни было запрятано, вы не сможете это достать.

– Минуточку, доктор Хорн! Мы пришли с такой техникой, о которой старые искатели сокровищ даже и мечтать не могли. Твердотельный сонар, протонные магнетометры, связь со спутниками, аэрофотосъёмка… Двадцать миллионов долларов финансирования, и даже имеются записи того человека, который спланировал Колодец!

Его голос стал громким. Хатч внезапно понял, что для него очень важно положительное мнение этого человека.

Доктор Хорн покачал головой.

– Малин, я почти сотню лет вижу, как они приходят и уходят. У всех – самое совершенное оборудование. У всех бездонные карманы. Все имеют какую-нибудь важную информацию или же их охватывает вспышка озарения. И всегда говорят, что на этот раз всё будет иначе. И конец всегда один и тот же. Банкротство, страдания, даже смерть, – объяснил он и глянул на Малина. – Вы уже подняли – ну, хоть малую толику?

– Пока нет, – ответил Хатч. – У нас возникла небольшая заминка. Мы знали, что Колодец должен быть связан с морем туннелем. Потому-то он всегда заполнен водой. С помощью краски мы попытались найти выход этого туннеля в море. Но только, там оказался не один туннель, а пять, и…

– Я понял, – прервал его доктор Хорн. – Лишь одна маленькая проблемка. О таком я тоже слыхал. Быть может, вы сумеете с ней справиться. Но потом возникнет ещё одна, и ещё – до тех пор, пока вы не обанкротитесь. Или не погибнете. Или и то, и другое сразу.

– Но на этот раз всё будет по-другому! – воскликнул Хатч. – Вы не можете утверждать, что поднять сокровища невозможно. Со всем, что сотворил один, другой может справиться.

Профессор неожиданно снова схватил Малина за руку. У него оказались поразительно сильные руки, жилистые и такие же сухие и жёсткие, как корни старого дерева.

– Я знал твоего деда, Малин. Что ты сейчас сказал, в точности – слово в слово! – совпадает с тем, что он сказал мне пятьдесят лет назад, – заметил Хорн и перешёл на яростный шёпот. – Взгляни на наследство своей семьи. Ты спросил моё мнение? Ну, в общих чертах оно такое: лучше возвращайся в Бостон, прежде чем история повторится!

Он резко повернулся и заковылял прочь. Трость мелькала в траве, пока профессор Хорн не скрылся за склоном холма.

18

На следующее утро, со слегка затуманенными от вчерашнего празднества глазами, Хатч заперся в амбулатории, раскладывая инструменты и изучая опись. За последние несколько дней ему не раз пришлось оказывать медицинскую помощь, но, к счастью, не случилось ничего серьёзнее нескольких царапин и треснувшего ребра. Изучая содержимое полок и делая отметки в распечатке, он слышал монотонное шипение невдалеке накатывающих на рифы волн. Солнце, ослабленное вездесущей завесой тумана, несмело заглянуло в окно с металлической рамой.

Разделавшись с инвентарной описью, Хатч повесил планшет рядом с полками и бросил взгляд в окно. В глаза бросилась высокая, с покатыми плечами фигура Сен-Джона, осторожно расхаживающего по пересечённой местности Главного лагеря. Англичанин перешагнул через тяжёлый кабель и длинный шланг из поливинилхлорида, затем занырнул в вотчину Керри Вопнера, непричёсанная голова историка едва не задела о дверной проём. Хатч мгновение помедлил, а затем взял две чёрных папки и вышел из медицинского отсека, направляясь вслед за Сен-Джоном. Кто знает, может, им удалось продвинуться в расшифровке?

Если уж на то пошло, разгром в рабочем помещении Вопнера в Главном лагере оказался ещё полнее, чем в каюте на «Цербере». Достаточно отметить, что ряды мониторов и сервоконтроллеров сделали его ещё более тесным. Вопнер занял единственное кресло, зажатое в дальнем углу стойками для аппаратуры связи. Из двух отверстий в потолке и кондиционера на другом конце комнаты струился холодный воздух.

Но, несмотря на охлаждение, воздух в помещении стоял душный от горячей электроники, и, когда туда явился Хатч, Сен-Джон как раз выискивал место, куда повешать пиджак. После безуспешных поисков он, очевидно, махнул на это рукой и бережно опустил его на ближнюю консоль.

– Бог ты мой, – заметил Вопнер. – Твой жуткий старый твид замкнёт что только можно.

Нахмурившись, Сен-Джон снова поднял пиджак.

– Керри, у тебя найдётся минутка? – спросил он. – Нам правда необходимо обсудить проблему с шифром.

– А что, по мне видно, что у меня есть минутка? – вопросом же ответил Вопнер, оборачиваясь и устремляя на них свирепый взгляд. – Я только что провёл полную диагностику систем острова. Всё до последнего, до самой последней микрокоманды. Заняло целый час, с передачей по всему диапазону. Проверено всё: насосы, компрессоры, сервоприводы – короче, перечисляйте сами. Никаких проблем, никаких отклонений – ничего!

– Так это же здорово, – вставил Хатч.

Не веря своим ушам, Вопнер уставился на него.

– Может, отрастишь себе чуточку мозгов, а? Здорово, как же! Это же охрененный кошмар!

– Не понял.

– У нас был системный сбой, помнишь? Чёртовы насосы отказались работать. После этого я сравнил систему на острове со «Сциллой» на «Цербере», и – угадаешь с трёх раз? Чипы памяти здесь, на «Харибде», изменились. Изменились!

Он со щелчком загнал один из процессоров в разъём платы.

– И?

– А сейчас я снова провожу диагностику, и всё в полном порядке. Причём ладно бы только это – во всей сети ни малейших отклонений, – пояснил Вопнер и наклонился вперёд. – Никаких отклонений. Неужели непонятно? С точки зрения физики и математики вероятность этому – ноль!

Сен-Джон бросил быстрый взгляд на оборудование и сцепил руки за спиной.

– Дух в машине, а, Керри? – рискнул спросить он.

Вопнер даже не обратил на это внимание.

– Я слабо разбираюсь в компьютерах, – продолжил Сен-Джон, его сочный голос заполнил всю комнату. – Но одно выражение знаю: мусор на входе – мусор на выходе[28].

– Ох, смеху-то сколько! Но это не программирование.

– А-а-а, я понял. Может, разгадка в человеческом факторе? Помнится, одного неправильного выражения на Фортране хватило, чтобы «Маринер-1» превратился в космический мусор, и о нём никто никогда больше не слышал.

– Суть в том, что теперь всё работает, – рассудительно заметил Хатч. – Почему бы не оставить это так, как есть?

– Ага, и всё повторится снова. Я хочу знать, почему в один момент отказала сразу вся эта дрянь!

– Ты всё равно ничего не можешь с этим поделать, – сказал Сен-Джон. – А между прочим, мы отстаём от плана по расшифровке. До сих пор ничего не получилось. Я провёл ещё несколько исследований по ряду направлений, и мне кажется, мы слишком уж быстро отказались от…

– Дерьмо на палочке! – огрызнулся Вопнер, на колёсиках поворачивая кресло в его сторону. – Ты что, снова собрался мямлить о полиалфавитных шифрах, а, старикан? Короче – я собираюсь модифицировать алгоритм прямого подбора, задать пятидесятипроцентный приоритет и по-настоящему взяться за дело. А тебе… Почему бы тебе не спрятаться в своей библиотеке? Возвращайся вечером с парочкой более полезных мыслей.

Сен-Джон бросил на Вопнера быстрый взгляд. Затем облачился в пиджак и, нагнувшись, вышел за дверь, погружаясь в тусклый утренний свет. Хатч последовал за ним в офис историка.

– Спасибо, – сказал Хатч, возвращая Сен-Джону две папки.

– А ведь он прав, знаете ли, – заметил историк, усаживаясь за стол и медленно придвигая к себе пишущую машинку. – Просто я уже проверил всё остальное. Все методы, которые пробовал, основываются на методах, известных в эпоху Макаллана. Подбирался со стороны арифметики, астрономии, астрологии, пробовал шифры на других языках. Всё без толку.

– А полиалфавитные – что за звери? – спросил Хатч.

Сен-Джон вздохнул.

– Полиалфавитный шифр. Он довольно прост, правда. Видите ли, большинство шифров в эпоху Макаллана были простыми монофонными замещениями. Есть нормальный алфавит и алфавит шифра, беспорядочно перемешанный. Чтобы закодировать документ, просто замещаешь нормальные буквы соответствующими из второго алфавита. Допустим, ты заменяешь s на y, а e – на z. Тогда, шифруя слово "see", получишь "yzz". Такие шифровки можно встретить в местных газетах.

– По-моему, всё просто.

– Да. Но этот метод не такой надёжный. Но что будет, если взять несколько алфавитов шифра? Допустим, вместо одного берёшь десять. И, зашифровывая документ буква за буквой, по очереди сменяешь все десять алфавитов, а потом возвращаешься к первому. Это полиалфавитный шифр. Теперь "see" уже не просто "yzz". Каждая буква в слове берётся из новой таблицы.

– Надо же! Похоже, такой шифр взломать нелегко.

– Да, они очень трудные. Но Керри аргументирует тем, что полиалфавитные шифры не применяли во времена Макаллана. О, конечно, о них знали. Но их считали слишком трудоёмкими, в них было так легко ошибиться, – продолжил Сен-Джон и ещё раз вздохнул. – Но в этом конкретном случае, самая большая проблема – сохранение тайны. Если Макаллан использовал такой шифр, каким образом он сумел бы спрятать все таблицы кодов, которые ему нужны? Ведь один взгляд на них Окхэма Рэд-Неда, и всё кончено! Ведь, каким бы архитектор не был умным, запомнить их все он не мог.

– Но если вы думаете, есть шанс на то, что это полиалфавитный код, почему не попробуете его взломать?

Уголки рта Сен-Джона чуть приподнялись, словно он пытается выдавить улыбку.

– Было бы у меня два месяца, тогда другое дело – с радостью бы попытался. Но у меня их нет. К тому же у меня нет ни малейшей идеи, какой длины ключ он применял, или как часто расставлял нули.

– Нули?

– Nihil importantes. Буквы, которые ничего не значат. Их расставляют, чтобы затруднить расшифровку.

За стеной прогудел сигнал с корабля, глубокий и таинственный. Хатч бросил взгляд на часы.

– Уже десять, – сказал он. – Пожалуй, я пойду. Через несколько минут будут запечатывать подводные туннели и выкачивать воду из Колодца. Удачи вам с Керри!

19

Покинув Главный лагерь, Хатч трусцой направился по дороге к Ортанку. Ему не терпелось увидеть, что за конструкцию возвели над Водяным Колодцем всего за двое суток. И, ещё не добравшись до самой высокой точки острова, он заметил застеклённую наблюдательную башню, со всех сторон окружённую узкой платформой. Приблизившись, Хатч отметил массивные подпорки, поддерживающие вышку чуть ли не в сорока футах над песчаным грунтом. Из-под нижней части башни свесились стрелы лебёдок и кабели, уходящие вниз, во тьму Колодца. Боже, – подумал Малин. – Должно быть, её видно с материка.

Эта мысль вернула его обратно, к пикнику с омарами, к разговору с Клэем и старым учителем. Хатч знал, что профессор Хорн никому не выдаст своего мнения. Однако со священником такой определённости не было. До сих пор отношение публики к «Талассе» казалось чрезвычайно благосклонным; ему надо действовать внимательно и осторожно, чтобы оно таким же и оставалось. Ещё до того, как праздник подошёл к концу, Хатч поговорил с Найдельманом насчёт того, чтобы взять Донни Труитта на работу. Капитан моментально зачислил его в состав группы, которая займётся раскопками на дне Водяного Колодца, едва тот осушат.

Хатч добрался до Ортанка и взобрался по наружней лестнице. Вид, открывшийся с наблюдательной площадки, просто очаровал его. Под жарким летним солнцем извечный туман прорвался в клочья; теперь стала видна даже тёмно-фиолетовая полоса континента. Солнце отражалось от моря настолько ярко, что вода стала похожа на расплавленный металл. Прибой накатывал на рифы с наветренной стороны, окружая их пеной и деревянными обломками. Незванным гостем в мысли ворвалась строфа Руперта Брука:

Жалкие пятнышки пены коричневеют,

Сходят на нет, когда отступает волна

Услышав голоса, Малин поднял голову. На дальнем краю площадки он увидел Изобель Бонтьер, чей костюм для подводного плавания тускло отсвечивал на солнце. Она перегнулась через поручни и выжала волосы, оживлённо разговаривая с Найдельманом.

Когда Хатч подошёл поближе, она с широкой улыбкой повернулась к нему.

– О!… Какие люди! Мужчина, спасший мне жизнь!

– Как твоя рана? – спросил Хатч.

– De rien, monsieur le docteur[29]. Сегодня в шесть я уже ныряла в море, пока ты, конечно, храпел и смотрел свои сны. И не поверишь, что я нашла!

Хатч бросил быстрый взгляд на Найдельмана, который кивнул и продолжил попыхивать трубкой, очевидно, до крайности довольный.

– Помнишь каменный фундамент, который я тогда видела на дне? – продолжила она. – Так вот, он идёт вдоль внутренней части стены рифов, со всех сторон окружает южную часть острова. Сегодня я посмотрела, куда он ведёт. Есть лишь одно объяснение: это фундамент древней плотины.

– Древняя плотина? Возведённая вокруг части острова? Но зачем? – не удержался Малин, хотя додумался до ответа ещё до того, как озвучил вопрос до конца. И выдохнул: – Господи!

Бонтьер ухмыльнулась.

– Пираты построили полукруглую плотину вдоль рифов с южной стороны. Они погружали сваи в воду, загибая их с берега на мель, затем снова возвращались на берег, сооружали что-то вроде частокола. Я нашла следы смолы и пакли – видимо, ими герметизировали сваи. Затем откачали воду, обнажили дно и прорыли пять туннелей. А когда всё было готово, просто-напросто разрушили дамбу, и всё оказалось под водой. Et voila[30], ловушки готовы!

– Да, – добавил Найдельман. – Если об этом подумать, всё становится очевидным. Как ещё они сумели бы проделать эти туннели без аквалангов? Макаллан был инженером не меньше, чем архитектором. Он консультировал при постройке Старого моста Бэттерси, так что немало знал о мелководных сооружениях. Бесспорно, он и спланировал всю здешнюю постройку, до мельчайших деталей.

– Дамба вокруг оконечности острова? – спросил Хатч. – Судя по всему, задача стояла громадная.

– Именно так, да. Но не надо забывать, что под его началом было больше тысячи энтузиастов. И ещё – у них на кораблях имелись огромные трюмные помпы, – пояснил Найдельман и, услышав очередной сигнал корабельной сирены, бросил взгляд на часы. – Через пятнадцать минут мы подорвём и запечатаем те пять туннелей. Туман уходит; вид будет что надо. Пойдёмте внутрь.

Все трое направились во внутренние помещения Ортанка. Через стёкла, заменяющие башне стены, Малин увидел груды оборудования и ряды установленных мониторов. Магнусен и Рэнкин, геолог, встали на своих местах в противоположных углах башни. Пара незнакомых техников была занята монтажом и проверкой оборудования. Множество мониторов у одной из стен показывали видеоряд с разных уголков острова: командный пункт, отверстие Колодца, даже сам Ортанк изнутри.

Но самым замечательным в башне оказалась массивная стеклянная плита, заменяющая собой пол в центре помещения. Хатч шагнул к ней и всмотрелся вниз, в развёрзнутый зев Водяного Колодца.

– Полюбуйтесь! – сказал Найдельман, щёлкая переключателем на ближайшей панели.

Зажглась мощная ртутная лампа, и её луч ударил вниз, в темноту. Под ногами доктора Колодец оказался доверху заполнен водой. Там плавали обрывки водорослей, и мелкие креветки, привлечённые ярким светом, поднялись наверх и принялись резвиться у самой поверхности. На глубине нескольких футов Хатч увидел обрубки старых брусьев, сплошь заросшие ракушками – их неровные продолжения исчезали во тьме. Жирный, отделанный металлом рукав насоса змеёй извивался по земле и уходил вглубь Колодца, соединяясь с полудюжиной кабелей и фидеров.

– Глотка монстра, – с мрачным удовлетворением заметил капитан и махнул рукой над панелями, выстроившимися у окна. – Мы установили наисовременнейшее оборудование дистанционного зондирования, в том числе сканеры на сверхвысокие частоты и рентгеновский. И у всего – выделенная связь с компьютером Главного лагеря.

Он в очередной раз глянул на часы.

– Доктор Магнусен, связь в порядке?

– Да, капитан, – ответила инженер, зачёсывая короткие чёрные волосы назад. – Все пять маркеров на буйках передают чётко. Осталось лишь подать сигнал.

– Вопнер на «Острове-1»?

– Пять минут назад ему посигналила. Должен вот-вот там появиться, если ещё не появился.

Найдельман шагнул к ряду панелей и с щелчком врубил передатчик.

– «Наяда», «Грампус», говорит Ортанк. Вы меня слышите?

Корабли откликнулись.

– Выдвигайтесь на места. Через десять минут – подрыв зарядов.

Хатч подошёл к окну. Туман истончился в еле заметную дымку, так что теперь стали видны два корабля, уходящие от пирса и занимающие свои места на некотором удалении от берега. С внутренней зоны рифов, у южной оконечности острова, виднелись пять буйков, которыми отмечены выходы туннелей. Каждый, как Малин недавно узнал, заминировали несколькими фунтами «семтекса». Антенны на буйках покачивались, готовые принять сигнал на подрыв.

– «Остров-1», ответьте, – произнёс Найдельман в рацию.

– Вопнер слушает.

– Контрольные системы в порядке?

– Да, всё в ажуре, – ответил Керри.

Его голос прозвучал удручённо.

– Хорошо. В случае чего немедленно свяжись со мной.

– Капитан, ну зачем я здесь нужен? – пожаловался голос. – Башня подключена к сети, насосы запустите вручную. Всё, что нужно, можете сделать сами. А мне надо работать над проклятым шифром.

– Мне больше не нужны никакие сюрпризы, – отрезал Найдельман. – Мы подорвём заряды, запечатаем туннели и откачаем воду из Колодца. Пикнуть не успеешь, как снова вернёшься к журналу.

Внизу началась какая-то суматоха, и Хатч увидел Стритера, который расставлял людей по местам вокруг рукава насоса. Бонтьер вернулась с площадки, от волос поднимался пар.

– Сколько там до фейерверка? – спросила она.

– Пять минут, – ответил Найдельман.

– Ура, ура! Обожаю большие взрывы, – воскликнула она, подмигнув Малину.

– Доктор Магнусен, – произнёс Найдельман. – Будьте добры, проверьте в последний раз.

– Конечно, капитан, – ответила та и некоторое время помолчала. – Ни одного красного огонька, все зелёные. Связь отличная. Насосы запущены, работают вхолостую.

Рэнкин махнул Малину и указал на экран.

– Смотри.

Там висело изображение профиля Колодца до глубины в сто футов, разбитое на десятифутовые интервалы. Синяя колонка стояла по всей протяжённости, верхняя её часть на уровне воды.

– Мы сумели затолкать в Колодец миниатюрный глубиномер, – взволнованно пояснил геолог. – Стритер чуть раньше направил туда группу водолазов, но те не смогли пройти ниже тридцати футов – всё загородили обломки. Не поверишь, сколько мусора там набралось.

Он кивнул на экран и добавил:

– Здесь будет видно, как опускается уровень.

– Внимание всем, – заговорил Найдельман. – Подрываем по очереди.

В Ортанке воцарилась тишина.

– Взрываем с первого по пятый, – негромко произнесла Магнусен, а её толстые пальцы скользнули по панели.

– Десять секунд, – пробормотал Найдельман.

Атмосфера накалилась.

– Подрываем первый.

Хатч бросил взгляд на море. Томительный миг вода оставалась неподвижной. Затем из глубин океана вырвался огромный гейзер, изнутри окрашенный оранжевым. Через секунду окна обзорной палубы сотрясла ударная волна. Звук раскатился над водой, и через тридцать секунд в ответ донеслось слабое эхо от материка. Окутанный дымкой измельчённых пород, грязи и водорослей, гейзер медленно взлетал всё выше и выше. Когда же столб грязных брызг принялся опадать, отвесные волны побежали по поверхности и яростно замолотили о берег. «Наяда», стоявшая ближе других судов, бешено закачалась на накатившей зыби.

– Второй, – скомандовал Найдельман, и новый взрыв разорвал на куски подводный риф в сотне ярдов от первого заряда.

Подводные заряды подрывались один за другим, пока Малину не стало казаться, будто яростный шторм захлестнул всю южную часть острова Рэгид. Жаль, что сегодня не воскресенье, – подумал он. – Мы бы оказали Вуди услугу, разбудили бы заснувших на службе прихожан.

Как только волнение улеглось, группы аквалангистов отправились на осмотр дна. Вскоре они подтвердили, что все пять туннелей запечатаны, и Найдельман повернулся к Магнусен.

– Откройте клапаны на насосах, – произнёс он. – Скорость откачки – двадцать тысяч галлонов в минуту. Стритер, держи группу наготове!

Зажав рацию в руке, он бросил взгляд на присутствующих.

– Ну что же, давайте осушать Водяной Колодец, – заявил капитан.

С южного берега докатился рёв насосов. Буквально в тот же миг Хатч услышал громкие неохотные перестукивания из Колодца – то начала уходить из его глубин вода. Опустив голову, доктор увидел, как напрягся толстенный рукав. Вода из Колодца направилась в океан через просторы острова. Рэнкин и Бонтьер приклеились взглядами к дисплею глубинометра, в то время как Магнусен продолжила наблюдать за подсистемами насосов. Башня потихоньку завибрировала.

Прошло несколько минут.

– Уровень воды упал на пять футов, – произнесла Магнусен.

Найдельман повернулся к Малину.

– Во время отливов уровень опускается до восьми футов, – сказал он. – И никогда – больше, даже в самые сильные отливы. Как только достигнем десяти футов, будет ясно, что мы победили.

Бесконеное томительное ожидание. Затем Магнусен оторвалась от приборов.

– Уровень воды опустился на десять футов, – будничным тоном заявила она.

Все посмотрели друг на друга. И затем, неожиданно, Найдельман расплылся в широкой улыбке.

В одно мгновение наблюдательная башня Ортанка превратилась в сумасшедший дом. Бонтьер громко присвистнула и прыгнула на руки изумлённому Рэнкину. Техники с энтузиазмом принялись хлопать друг друга по спине. Даже губы Магнусен изогнулись в нечто напоминающее улыбку, прежде чем она вновь обратила взор на монитор. Посреди хлопков и радостных выкриков кто-то достал бутылку «Вдовы Клико» и несколько пластиковых стаканчиков.

– О, Боже, мы это сделали! – воскликнул Найдельман, пожимая руки всем собравшимся. – Мы осушаем Водяной Колодец!

Он дотянулся до шампанского, сорвал фольгу и выстрелил пробкой.

– Это место не случайно назвали именно так, – сказал он, разливая шампанское по стаканчикам. Малину показалось, что в голосе капитана слышна эмоциональная дрожь. – В течение двухсот лет врагом была вода. Пока Водяной Колодец оставался затопленным, не могло быть и речи о том, чтобы достать сокровища. Но, друзья мои, завтра ему понадобится новое название. Всем спасибо! Мои поздравления!

Он поднял свой стаканчик. С острова донеслись слабые радостные крики.

– Уровень – минус пятнадцать футов, – отметила Магнусен.

Сжимая в руке свою долю шампанского, Хатч подошёл к центру помещения и посмотрел сквозь стекло. От вида распахнутой пасти Водяного Колодца ему сделалось неспокойно. Группа Стритера по-прежнему стояла рядом с громадным рукавом и следила за потоком. Вода уходила из Колодца, двадцать тысяч галлонов в минуту – целый бассейн каждые две минуты – и Малину показалось, он даже видит, как опускается уровень. Всё ниже и ниже, вода отступала с покрытых водорослями балок, выставляя напоказ усыпанные вросшими ракушками и обрамлённые водорослями стенки. Как ни странно, в этот миг он почувствовал сожаление. Казалось разочаровывающим, даже нечестным, что меньше чем через две недели они сделают то, чего не могли добиться два столетия борьбы, страданий и смерти.

Найдельман поднял рацию.

– Говорит капитан, – произнёс он, и его голос разнёсся по всему острову и над тёмными водами у берега. – По праву руководителя экспедиции, для всего второстепенного персонала объявляю выходной.

С острова донеслись новые крики радости. Хатч бросил взгляд на Магнусен, раздумывая, что это она так внимательно рассматривает на мониторе.

– Капитан? – сказал Рэнкин, снова опуская глаза на экран.

Заметив выражение его лица, Бонтьер подошла ближе и тоже уставилась в монитор.

– Капитан? – повторил геолог, на этот раз громче.

Найдельман, захваченный врасплох посреди процедуры разлития шампанского, повернулся к ним. Рэнкин жестом указал на экран.

– Уровень остановился, дальше не опускается.

Найдельман на шаг отошёл от окна.

– Поднимите скорость откачки, до тридцати, – негромко приказал он.

– Да, сэр, – отозвалась Магнусен.

Рёв насосов на южной стороне острова усилился.

Без единого слова Хатч присоединился к Рэнкину и Бонтьер и тоже вперил взгляд в экран. Голубая полоска воды застыла точно между отметок десяти и двадцати футов. Спустя мгновение он увидел, что она качнулась и медленно поползла вверх – медленно, но неумолимо.

– Вода вернулась к пятнадцати футам, – произнесла Магнусен.

– Но как? – Спросил Хатч. – Все туннели запечатали. Вода же не может проникнуть в Колодец!

– Стритер, каков предел у насосов? Красная черта? – произнёс Найдельман в рацию.

– Они рассчитаны на сорок тысяч, сэр, – донёсся ответ.

– Я не спрашиваю, на какой режим они рассчитаны. Я спрашиваю, какой у них предел.

– Пятьдесят тысяч. Но, капитан…

Найдельман повернулся к Магнусен.

– Действуй.

Грохот насосов снаружи стал чуть ли не оглушительным, башня яростно закачалась от напряжения. Все молча приклеились к экранам. Хатч увидел, что голубая полоска снова остановилась, затем качнулась – и, может, даже чуточку опустилась. Он медленно выдохнул, только сейчас сообразив, что задержал дыхание.

– Grande merde du noir, – прошептала Бонтьер.

Не веря своим глазам, Хатч увидел, что уровень воды вновь начал подниматься.

– Мы снова на десяти футах, – жёстко произнесла Магнусен.

– Поднимай до шестидесяти тысяч, – сказал Найдельман.

– Но, сэр! – затрещал по рации голос Стритера. – Мы не можем…

– Давай! – рявкнул Найдельман на Магнусен.

Его голос прозвучал, словно удар хлыста, а губы сжались в узкую белую полоску. Инженер решительно повернула ручку.

И снова Хатч оказался у обзорного стекла. Под собой он увидел группу Стритера, увидел, как они набрасывают на рукав полоски металла, а сам рукав изгибается и бьётся, словно живой. Хатч напрягся, с ужасом понимая, что если рукав прорвётся, вода при таком давлении сможет запросто разрезать человека надвое.

Рёв насосов превратился в заунывный вой злых духов, который, казалось, заполнил голову. Малин ощутил, как трясётся под ногами весь остров. Ошмётки грязи вырывались из пасти Колодца и снова падали в тёмную бурлящую воду. Уровень воды качнулся, но не опустился.

– Капитан! – снова крикнул Стритер. – Передний затвор не выдерживает!

Найдельман стоял неподвижно и смотрел в Колодец, словно зачарованный.

– Кэп! – заорал Стритер по рации, силясь перекричать грохот. – Если рукав прорвёт, вода может снести Ортанк!

И, как только Хатч открыл рот, чтобы заговорить, Найдельман резко повернулся к Магнусен.

– Выключай, – приказал он.

В оглушительной тишине, что за этим последовала, Хатч явственно различил стоны и перешёптывания Водяного Колодца.

– Вода вернулась к обычному уровню, сэр, – произнесла Магнусен, не отводя взора от панели.

– Но это же хрень собачья, – пробормотал Рэнкин, один за другим считывая показания сонаров. – Мы запечатали все пять туннелей. У нас проблема, и чёрт знает какая!

При этих словах Найдельман слегка повернул голову, и Хатч увидел каменный профиль, жёсткий блеск в глазах.

– Это не проблема, – заявил он низким, непривычным голосом. – Мы просто-напросто повторим то, что сделал Макаллан. Возведём вокруг берега плотину.

20

В тот же вечер, без четверти десять, Хатч показался в проёме приёмного люка «Цербера» и спустился по сходням на свою лодку. Под конец дня он причалил к кораблю, чтобы проверить состояние центрифуги для работы с кровью – на тот случай, если она вдруг понадобится для какого-либо члена экспедиции. Будучи на борту, Малин разговорился с интендантом «Талассы», который недолго думая пригласил его отужинать на камбузе и познакомиться с полудюжиной членов экипажа. В конце концов, до отвала наевшись вегетарианской лазаньей и напившись эспрессо, он распрощался с добродушными моряками и техниками лабораторий и белыми коридорами направился к приёмному люку. Проходя мимо каюты Вапнера, Хатч несколько секунд размышлял, не зайти ли к программисту в гости, но в итоге решил, что прохладный приём, который его совершенно точно ожидает, перевешивает привилегию узнать состояние дел.

Сейчас, вернувшись на «Плэйн Джейн», он запустил двигатель, сбросил швартовы и направил лодку в тёплую ночь. Далёкие огни материка рассыпались во тьме, а ближайшая горстка – на острове Рэгид – мягко просвечивала сквозь мантию тумана. Венера нависла низко над западным горизонтом, отражаясь в воде колыхающейся белой нитью. Мотор заработал несколько неровно, но, когда Хатч подбавил оборотов, звук улучшился. Светящийся след фосфоресценции вдруг возник по правому борту – искорки, кружась, возникали из холодного зелёного пламени. Хатч удовлетворённо вздохнул, предвкушая, несмотря на поздний час, безмятежную поездку вперёд.

Неожиданно звук двигателя снова сделался неровным. Малин моментально вырубил мотор, предоставляя лодке плыть самой по себе. Похоже, вода в топливопроводе, – подумал он. Вздохнув, направился на нос за фонариком и инструментами, после чего вернулся в кабину и поднял доски, обнажая скрытый под ними двигатель. Доктор пошарил лучом в поисках прокладки между водой и топливом. Обнаружив искомое, дотянулся и открутил небольшую ёмкость. Ну, конечно – заполнен тёмной жижой. Выплеснув содержимое за борт, Малин вернулся, чтобы прикрутить сосуд на место.

И замер. В тишине, воцарившейся после того, как он выключил двигатель, Хатч расслышал звук, прилетающий из ночи. Доктор помедлил, вслушиваясь, некоторое время не в силах распознать, что это такое. Но затем узнал – женский голос, низкий и мелодичный, выводит чарующую арию. Малин поднялся на ноги и непроизвольно повернулся в его направлении. Звуки лились поверх тёмых вод, пленительно неуместные, в них ясно слышалась очаровательная нотка сладкой муки.

Хатч подождал, словно околдованный, вслушиваясь в звуки. Устремив взор поверх воды, понял, что ария доносится с тёмных очертаний «Гриффина», огни которого погашены. Одна-единственная красная точка выделялась на фоне корабля Найдельмана – в бинокль Малин увидел, что это капитан собственной персоной попыхивает трубкой на передней палубе.

Доктор опустил доски на место, затем снова попытался завести мотор. Тот ожил со второго щелчка, заработал гладко и чисто. Малин слегка подбавил оборотов и, повинуясь внезапному порыву, медленно направил лодку в сторону «Гриффина».

– Добрый вечер, – произнёс капитан, когда судёнышко доктора оказалось вблизи.

В ночном воздухе звуки его тихого голоса прозвучали неестественно чисто.

– Вам того же, – ответил Хатч, переводя «Плэйн Джейн» на холостые обороты. – Зуб даю, это Моцарт, но вот оперы не узнал. «Свадьба Фигаро», быть может?

Капитан покачал головой.

– «Цеффиретти Люзиньери».

– А, вот как. Из «Идоменео».

– Оно самое. Сильвия Мак-Нэя поёт замечательно, не правда ли? Любите оперу?

– Мама её обожала. Каждое воскресенье «трио» и «тутти» звучали у нас дома, по радио. Ну, а я научился ценить её лишь в последние пять лет – или около того.

Они немного помолчали.

– Не прочь подняться на борт? – неожиданно спросил Найдельман.

Хатч привязал «Плэйн Джейн» к поручням, выключил мотор и запрыгнул на «Гриффин». Капитан пришёл на помощь – подал руку. Найдельман в очередной раз затянулся, и его лицо на миг озарилось красноватым светом, что подчеркнуло впадины щёк и глаз. Лунный свет, отразившись от золота на фуражке, подмигнул драгоценным металлом.

Они тихо постояли у поручня, вслушиваясь в финальные, умирающие нотки арии. Когда та завершилась и начался речитатив, Найдельман глубоко вдохнул, затем выбил остатки табака о борт судна.

– Почему вы так ни разу и не посоветовали мне бросить курить? – спросил он. – Каждый из тех докторов, что я знал, пытался заставить меня бросить – все, кроме вас.

Хатч некоторое время обдумывал, как лучше ответить.

– Мне показалось, я лишь зря потрачу дыхание.

Найдельман испустил мягкий смешок.

– Значит, вы достаточно хорошо меня знаете. Спустимся, может быть – пропустим по стаканчику портвейна?

Малин бросил на капитана удивлённый взгляд. Как раз сегодня вечером, на камбузе «Цербера», он слышал, что никого никогда не приглашают в каюты «Гриффина» – и что, фактически, никто даже не в курсе, как они выглядят. Капитан, пусть представительный и дружелюбный со своей командой, всегда удерживал дистанцию.

– Похоже, мне повезло, что я не стал читать нравоучений, правда? – ответил Хатч. – Спасибо, с удовольствием.

Он проследовал за Найдельманом в рулевую рубку, затем вниз по ступенькам и в невысокий дверной проём. Очередные пол-пролёта металлических ступеней, новая дверь – и Хатч оказался в большой каюте с низким потолком. Доктор с любопытством осмотрелся. Переборки роскошно отделаны красным деревом, с резьбой в георгианском стиле и инкрустированы перламутром. Изящное цветное стекло в каждом иллюминаторе, кожаные диванчики выстроились вдоль стен. В противоположном конце комнаты потрескивал небольшой камин, заполняя каюту теплом и источая еле уловимый аромат берёзы. С обеих сторон от камина стояли книжные шкафы со стеклянными дверцами – Малин отметил кожаные переплёты и поблёскивание золотых литер. Он придвинулся ближе, чтобы глянуть на заголовки – «Путешествия» Хаклуйта, древнее издание «Принципов» Ньютона. То здесь, то там – бесценные иллюстрированные манускрипты и прочие инкунабулы выставлены обложками наружу – Хатч распознал экземпляр «Les Trus Riches Heures du Duc de Berry». Одна из полок отведена под первые издания ранних текстов о пиратах: «Batchelor's Delight» Лионеля Вэйфера, «Буканьеры Америки» Александра Эскмелиона и «Всеобщая история грабежей и убийств, совершённых самыми знаменитыми пиратами» Чарльза Джонсона. Собрание книг само по себе, должно быть, обошлось в целое состояние. Малину пришло на ум, нет ли здесь трофеев от предыдущих операций.

Рядом с одним из шкафов, в позолоченной раме, висел морской пейзаж. Доктор шагнул ближе, чтобы рассмотреть получше. И затем резко выдохнул:

– Господи! – воскликнул он. – Это же Тёрнер, правильно?

– Набросок его картины, «Шквал у Бичи-Хэд» 1874-го.

– Того самого, что хранится в музее Тэйт? – спросил Хатч. – Когда я несколько лет назад был в Лондоне, несколько раз пытался сделать этот набросок.

– Вы – художник? – удивился Найдельман.

– Дилетант. Акварели, в основном.

Хатч отступил на шаг и ещё раз осмотрелся. Остальные рисунки, развешанные на стенах, оказались вовсе даже не картинами, а точными гравюрами образцов флоры: тяжеловесные цветы, странные травы, экзотические растения.

Найдельман приблизился к небольшой, покрытой сукном выемке, на которой стояли хрустальные графины и фужеры. Сдвинув два стакана с мёртвого якоря на ткани, наполнил каждый портвейном, на два пальца.

– Гравюры, – заметил он, проследив за взглядом доктора, – сделаны сэром Джозефом Бэнксом, ботаником. Он сопровождал капитана Кука в его первом кругосветном путешествии. Эти образцы растений он собрал в заливе Ботаники, вскоре после того, как они открыли Австралию. Ну, вы же знаете, они столкнулись с невероятным количеством растений – потому-то Бэнкс и дал заливу такое название.

– Они прекрасны, – пробормотал Хатч, принимая стакан.

– Вероятно, замечательнейшие гравюры на медных пластинках, когда-либо сделанные. Нет, ну каков счастливчик, а? Ботаник, получивший в подарок совершенно новый континент!

– Вы интересуетесь ботаникой? – спросил Малин.

– Я интересуюсь совершенно новыми континентами, – глядя на огонь, ответил Найдельман. – К сожалению, чуть-чуть опоздал родиться. Их уже порасхватали.

Он быстро улыбнулся, пытаясь спрятать мечтательный проблеск в глазах.

– Но в Водяном Колодце вы нашли тайну, достойную внимания.

– Да, – откликнулся капитан. – Быть может, единственную из оставшихся. И именно поэтому, полагаю, временные неудачи, вроде сегодняшней, не должны меня тревожить. Великие тайны не так-то просто раскусить.

Они замолчали, и некоторое время Хатч потягивал портвейн. Большинство из людей, как он знал, чувствуют дискомфорт, когда в разговоре возникает пауза. Но Найдельман, казалось, не имеет ничего против.

– Я всё собирался у вас спросить, – наконец, произнёс капитан. – Что вы думаете об оказанном вчера в городе приёме?

– В общем и целом, все просто счастливы, что мы здесь оказались. Определённо, мы приносим пользу местному бизнесу.

– Бесспорно, – откликнулся Найдельман. – Но что вы хотите сказать этим «в общем и целом»?

– Ну, не все же торговцы, – сказал Хатч и решил, что нет смысла увиливать. – Создалось впечатление, что мы столкнулись с моральной оппозицией в лице местного священника.

Найдельман криво улыбнулся.

– Пастор не одобряет всё это, не так ли? После двух тысяч лет убийств, инквизиции и нетерпимости я просто и помыслить не мог, что хоть кто-то из христианских священников ещё уверен в правоте своей морали.

Хатч с чувством некоторого дискомфорта переступил с ноги на ногу. Сейчас перед ним стоял многословный Найдельман – совсем непохожий на того холодного человека, который лишь несколько часов назад приказал перевести насосы на критически опасную мощность.

– Они сказали Колумбу, что его корабль свалится с края земли. И заставили Галилео публично отречься от его величайшего открытия, – продолжил Найдельман.

Капитан помолчал, доставая трубку из кармана и шаг за шагом исполняя ритуал разжигания.

– Мой отец сам был священником-лютеранином, – сказал он несколько тише, встряхивая спичку. – Мне хватило до конца жизни.

– Вы не верите в Бога? – спросил Хатч.

В молчании Найдельман посмотрел на доктора, а затем опустил голову.

– Если уж начистоту, я часто жалел, что не верю. В детстве религия играла для меня такую роль, что теперь, когда её нет – я иногда чувствую, как мне её недостаёт. Но я из тех людей, что не могут верить в отсутствие доказательств, и это то, что не поддаётся контролю с моей стороны. Мне необходимо доказательство, – пояснил он и глотнул портвейна. – А почему вы спрашиваете? У вас имеются какие-нибудь религиозные верования?

Хатч посмотрел ему в лицо.

– Ну… Да, именно так.

Найдельман выжидал, продолжая курить.

– Но я не хочу о них говорить.

На лице Найдельмана появилась улыбка.

– Потрясающе. Отдаю вам должное.

Хатч передал ему стакан.

– И это не был единственный голос против, который я слышал в городе, – продолжил он. – Я встретил старого друга, учителя естественной истории. Он думает, мы потерпим неудачу.

– А вы? – спокойно спросил Найдельман, не глядя на него, всецело занятый портвейном.

– Если бы я так думал, то не пошёл бы на всё это. Но если скажу, что сегодняшняя неудача меня не осадила, то совру.

– Малин, – чуть ли не с нежностью произнёс Найдельман, опуская стакан. – Я не могу вас за это порицать. Признаюсь, на какой-то миг я ощутил отчаяние, когда насосы не сработали. Но в душе я ничуть не сомневаюсь – мы преуспеем. Теперь я понимаю, в чём наша ошибка.

– Полагаю, там было больше пяти подводных туннелей, – ответил Хатч. – Или, кто знает, какой-нибудь трюк с гидравликой.

– Вне всяких сомнений. Но я имею в виду вовсе не это. Видите ли, мы зациклились на Водяном Колодце. А теперь я понял, что наш противник – вовсе не он.

Малин вопросительно поднял брови, и капитан посмотрел прямо на него. Трубка была зажата в кулаке, глаза ярко поблёскивали.

– Нет, не Колодец. А человек. Макаллан, архитектор. Он постоянно оказывается на шаг впереди. Он предвидел наши действия и действия тех, что были до нас.

Поставив стакан на покрытый фетром стол, он подошёл к стене и откинул деревянную панель, открывая взору маленький сейф. Как только он нажал на клавиатуре несколько кнопок, дверца сейфа отворилась. Протянув руку, Найдельман вытащил оттуда что-то, а затем повернулся и выложил это перед доктором. Предмет оказался переплетённой в кожу книгой в четверть листа; книга Макаллана, «Духовные строения». Капитан с превеликой осторожностью приоткрыл её, поглаживая длинными пальцами. На полях рядом с отпечатанными колонками текста виднелись аккуратные мелкие буквы, написанные от руки – светло-коричневые, чуть ли не точь-в-точь акварельная краска. Буквы, строчка за строчкой, время от времени прерываемые некрупными, искусными механическими зарисовками различных стыков, арок, подтяжек и деревянных ряжей.

Найдельман похлопал по странице.

– Если Колодец – танк Макаллана, тогда это – слабое звено, под которое мы можем протолкнуть лезвие. Совсем скоро мы расшифруем вторую часть кода – и вместе с ней получим ключ к сокровищам.

– А почему, собственно, вы так уверены, что в журнале содержится ключ к Колодцу? – спросил Хатч.

– Да потому, что остальное не имеет смысла. Зачем ещё стал бы он вести секретный журнал, мало того, что зашифрованный, так ещё и написанный невидимыми чернилами? Следует помнить одну простую вещь – Рэд-Нед Окхэм хотел, чтобы Макаллан создал для сокровищ неуязвимую крепость. Такую, которая не просто противостоит грабителям, но и подвергает их физической опасности утонуть, оказаться раздавленным или ещё какой-нибудь. Но когда вы создаёте бомбу, вы первым делом думаете о том, как её обезопасить. А потому Макаллану требовалось сделать тайный ход для самого Окхэма – быть может, тайный туннель, или способ обойти ловушки. Этот вариант отвечает аргументам на то, что Макаллан предпочёл бы сделать об этом запись.

Найдельман ровно посмотрел на гостя и продолжил.

– Но журнал содержит больше, чем просто ключ к Колодцу. Журнал – наше окно в душу этого человека. Человека, которого мы обязаны победить.

Тон голоса Найдельмана был тот же, что Малину довелось услышать раньше, сегодня днём: низкий, странным образом действенный.

Хатч склонился над книгой, вдыхая запах плесени, кожи, пыли и сухой гнили.

– Одно меня удивляет, – сказал он. – А именно, сам факт – архитектора взяли в плен и заставили работать на пиратов на заброшенном острове, и у него ещё хватило смелости, чтобы вести тайный журнал.

Найдельман медленно кивнул.

– Да, малодушный человек так бы не поступил. Быть может, он хотел оставить запись потомкам, чтобы они узнали о его самом гениальном творении. Думаю, едва ли можно сказать в точности, что им двигало – ведь, в сущности, он и сам по себе был таинственным человеком. В его биографии имеется пробел в три года, после того, как он оставил Кембридж, и на это время он словно испарился. А его личная жизнь – вся, целиком – так и осталась загадкой. Только посмотрите на посвящение!

Капитан осторожно перевернул титульный лист и развернул книгу, чтобы Хатч мог прочесть.

With Gratefulle admiration

For shewing the Way

The Author respectfully dedicates this humble Work

To Eta Onis[31]

– Мы проверили всё, что можно, но так и не смогли узнать, что это за Ета Онис, – продолжил Найдельман. – Его учительница? Доверенное лицо? Любовница?

И, закрыв книгу, добавил:

– И во всём остальном – точно так же.

– Мне стыдно признать – пока я не встретился с вами, ничего о нём не слышал, – заметил Хатч.

– Так же, как и большинство. Но в своё время он был выдающимся провидцем, истинным сыном Возрождения. Родился в 1657-м – внебрачный сын графа, но к нему хорошо относились. Подобно Мильтону, он утверждал, что прочёл все книги – до единой – опубликованные до того времени на английском, латыни и греческом. Изучал право в Кембридже, его готовили к епархии, но потом он, очевидно, тайно переметнулся в католики. Макаллан обратил внимание на искусства, физику и математику. Ко всему прочему, он был выдающимся атлетом – говорили, архитектор мог перебросить монетку через свод самого большого из своих соборов.

Найдельман выпрямился и, вернувшись к сейфу, положил том обратно.

– И интерес к гидравлике, похоже, пронизывает все его работы. В этой книге он описывает гениальную систему водопровода и откачки, для водоснабжения кафедрального собора в Хаундсбьюри. А ещё он сделал набросок системы шлюзов на Канале Сиверн. Её так и не построили – в то время идея казалась безумной – но Магнусен смоделировала систему и полагает, она бы работала.

– Неужели Окхэм намеренно искал его?

Найдельман улыбнулся.

– Возникает искушение так думать, правда? Но – едва ли! Вероятно, это одна из тех роковых случайностей истории.

Хатч кивком указал на сейф.

– А как случилось, что вы наткнулись на этот том? Тоже совпадение?

Капитан улыбнулся ещё шире.

– Нет, не совсем. Тогда я только начал собирать информацию о сокровищах острова Рэгид и покопался в биографии Окхэма. Знаете, когда его главный корабль был найден дрейфующим и брошенным, а вся команда погибла, судно отбуксировали в Плимут и всё имущество пустили с молотка. В лондонском архиве мы сумели добыть список вещей с того аукциона – и там было перечислено всё содержимое рундука с книгами капитана. Окхэм был образованным человеком – полагаю, то была его личная библиотека. Одна из книг, «Духовные строения», сразу привлекла внимание: среди морских карт, французского порно и работ по навигации она стояла особняком. Поиски заняли три года, неоднократно прерывались, но в конце концов мы сумели выйти на этот том. Он очутился в куче гниющих книг в подвале полуразвалившейся церквушки в Гленфаркилле – в Шотландии.

Найдельман придвинулся к камину и продолжил низким голосом, словно во сне.

– Мне никогда не забыть, как я впервые раскрыл эту книгу и понял, что грязь на полях – ни что иное, как «белые» чернила, только сейчас проявившиеся от порчи временем и гнилью. В тот миг я знал – знал – что Водяной Колодец и его сокровища станут моими.

Он умолк. Его трубка погасла, и лишь умирающие угли камина отбрасывали колеблющийся свет на тёмную комнату.

21

Керри Вопнер быстрым шагом направлялся по мощёной мостовой, насвистывая тему из «Звёздных войн». Время от времени он ненадолго останавливался, чтобы насмешливо фыркнуть насчёт встреченных витрин. Ничтожества, все до единого. Как тот хозяйственный магазин, «От берега к берегу», вон там – выставляет напоказ пыльные инструменты и садовые принадлежности, настолько старые, словно их сделали в доиндустриальную эпоху. Ну ясно же, ну совершенно ясно, что магазина с приличным софтом ближе, чем за триста миль, не найти! Не говоря уж о багелях – нужно пересечь минимум две границы штатов, прежде чем встретишь кого-нибудь, знающего значение этого проклятого слова.

Он резко остановился перед строгим белым зданием в викторианском стиле. Должно быть, это оно – пусть и похоже больше на старый дом, чем на почту. Большой американский флаг, повисший на крыльце, и табличка «Стормхавэн, МЕ 04564» на лужайке перед фасадом – намёк очевиден. Распахнув стеклянную дверь, Вопнер понял, что это и правда дом: сама почта заняла помещение в передней части, но сильный запах кухни выдал домашний очаг, что спрятался в глубине.

Керри осмотрел небольшое помещение, покачав головой при виде рядов древних почтовых ящиков и плакатов «Разыскивается» десятилетней давности. Потом его взгляд упал на большую деревянную стойку, на которой значилось: «РОЗА ПАУНДКУК, НАЧАЛЬНИЦА ПОЧТЫ». И, за дальним краем стойки восседала она сама – седая голова склонилась над вышивкой в виде четырёхмачтовой шхуны. Вопрен с удивлением обнаружил, что очереди нет и в помине – что он, фактически, единственный клиент.

– Звиняйте, – сказал Керри, приблизившись к стойке. – Это же почта, правильно?

– Да, правильно, – ответила Роза, затягивая последний стежок и откладывая пяльца на ручку кресла, прежде чем поднять взгляд.

Увидев Вопнера, она заметно вздрогнула.

– О, госпо… – сказала было она, непроизвольно поднося руку к подбородку, словно опасаясь, что всклокоченная бородка программиста – явление заразное.

– Это хорошо, потому что я жду важной посылки с курьером, понимаете? – пояснил Вопнер, искоса глядя на неё через стойку. – Кареты возят посылки в эти места, ведь правда?

– О! – повторила Роза Паундкук, поднимаясь с кресла-качалки и сбивая пяльцы набекрень. – У вас есть имя, то есть, хотела сказать, будьте добры, пожалуйста, скажите, как вас зовут?

Вопнер издал короткий носовой смешок.

– Есть – Вопнер. Керри Вопнер.

– Вопнер? – переспросила она и стала рыться в картотеке среди жёлтых бланков. – У-о-п-п-…

– Нет, нет. Вопнер. Не у. С одной п, – раздражённо откликнулся он.

– Ясно, – ответила Роза.

К тому времени, как она нашла нужный бланк, краска с её лица сошла.

– Подождите минутку, – сказала начальница почты и, бросив ещё один ошарашенный взгляд на программиста, скрылась за задней дверью.

Вопнер прислонился спиной к стойке и снова засвистел. Стеклянная дверь протестующе скрипнула. Подняв взгляд, программист увидел высокого тощего мужчину, осторожно закрывающего её за собой. Мужчина повернулся, и его вид моментально напомнил Вопнеру Авраама Линкольна: сухопарый, с ввалившимися глазами, гибкий. Из-под простого чёрного костюма торчал церковный воротничок, а в руке он сжимал небольшую пачку писем. Вопнер моментально отвёл глаза в сторону, но – увы – слишком поздно: взгляды успели встретиться, и он с тревогой понял, что человек уже направляется к нему. Вопнер никогда не встречался со священниками, тем более не разговаривал с ними – и не имел ни малейшего намерения начинать сейчас. Он торопливо зарылся в стопку почтовых каталогов рядом и принялся внимательно читать о новой серии лоскутных одеял амишей[32].

– Здравствуйте, – услышал Керри обращение к себе.

Нехотя повернувшись, Вопнер обнаружил, что священник уже стоит за спиной, протягивая руку – и тонкая улыбка морщинит измождённое лицо.

– Ага, привет, – ответил программист, легонько пожимая руку и снова возвращаясь к каталогу.

– Меня зовут Вуди Клэй, – произнёс мужчина.

– Угу, – отозвался Вопнер, не поднимая глаз.

– А вы, должно быть, работаете в «Талассе», – продолжил Клэй, устраиваясь у стойки бок о бок с Вопнером.

– Да, правильно, конечно, – подтвердил Вопнер, перелистывая страницы, рассчитывая отвлечь внимание, и на один шаг отодвигаясь от незнакомца.

– Не возражаете, если я задам вам вопрос?

– Да пожалуйста, – сказал Вопнер, продолжая читать; он и представления не имел, что в мире может быть столько разных видов одеял.

– Вы правда надеетесь откопать целую гору золота?

Вопнер взглянул на священника.

– Ну нет, блин, только прикидываемся, – ответил он. Мужчина не улыбнулся. – Конечно, надеемся. А почему нет?

– Почему нет? А разве вопрос не должен звучать так: зачем?

Что-то в тоне священника смутило Вопнера.

– Чё значит – зачем? Это ж два миллиарда долларов.

– Два миллиарда долларов, – повторил тот, на мгновение ошеломлённый. А затем кивнул, будто подтвердив для себя что-то такое, о чём уже подозревал. – Значит, ваша цель – лишь деньги. И никакой другой причины нет.

Вопнер рассмеялся.

– Лишь деньги? Неужели нужна причина получше? Надо быть реалистом. Я имею в виду – вы же не с Матерью Терезой разговариваете, чёрт возьми! – воскликнул он.

И вдруг вспомнил церковный воротничок.

– Ой, простите, – добавил он, несколько смутившись. – Я не имел в виду, что вы священник и всё такое, я просто…

Мужчина невыразительно улыбнулся.

– Всё в порядке, я и раньше такое слышал. И я – не просто священник, а пастор конгрегационалистской церкви.

– Понятно, – сказал Вопнер. – Это нечто вроде секты, правильно?

– Неужели деньги настолько важны для вас? – спросил Клэй, ровно глядя на Вопнера. – В данных обстоятельствах, я хочу сказать.

Вопнер посмотрел ему в глаза.

– В каких таких обстоятельствах?

Занервничав, он бросил взгляд в недра почты. В любом случае, что задержало эту толстуху? За это время она могла пешком дойти до треклятого Бруклина!

Мужчина наклонился к нему.

– А чем вы занимаетесь в «Талассе»?

– Я специалист по компьютерам.

– Ага. Должно быть, это крайне интересно.

– Ну, да. Когда они работают.

При этих словах на лице мужчины возникло выражение участия.

– И всё работает как надо? Пожаловаться не на что?

Вопнер нахмурился.

– Нет, – сдержанно признался он.

– Ясно, – кивнув, ответил Клэй.

Вопнер опустил каталог на стойку.

– А почему вас это интересует, если не секрет? – с напускным безразличием спросил Вопнер.

– Просто так. Ничего важного, как бы то ни было. Кроме… – ответил священник и помедлил.

Вопнер слегка наклонил голову вперёд.

– В прошлом этот остров… он создавал сложности каждому, кто ступал на него ногой. Котлы взрывались. Механизмы отказывали безо всяких причин. Людей травмировало. Люди гибли.

Фыркнув, Вопнер на шаг отступил.

– Вы говорите о проклятии острова Рэгид, – сказал он. – Проклятый Камень и всё такое? Бычья какашка, простите мой ломаный французский.

Клэй вскинул брови.

– О, правда? Знаете, есть люди, которые провели здесь несколько больше времени – и они так не думают. А что касается камня, так он лежит в подвале моей церкви, всю последнюю сотню лет.

– Не может быть! – воскликнул Вопнер и разинул рот.

Клэй кивнул. Нависло молчание.

Священник склонился ближе и заговорщически понизил голос:

– Вы когда-нибудь задумывались, почему вокруг острова не расставлены верши?

– Верши? Те штуки, что рассыпаны по воде, куда ни глянь?

– Именно.

– Я и не заметил, что их там нет.

– В следующий раз, когда окажетесь там, обратите внимание, – сказал Клэй и заговорил ещё тише. – И у этого есть причина.

– Да?

– Это случилось около ста лет назад. Как я слышал, в то время здесь жил рыбак по имени Хирам Колкорд. Он частенько ставил плетёные ловушки вокруг острова Рэгид. Все твердили ему, чтобы он так не делал, но ловля была отменная, и он говорил, ему плевать на любые проклятия. Однажды, летним днём – кстати, похожим на сегодняшний – он ушёл в туман, чтобы поставить сети. Ближе к закату его лодка вернулась с приливом. Но на этот раз Хирама в ней не было. Ловушки прямо ломились от добычи, целая бочка живых омаров. Но Колкорда не было. Нашли его полусъеденный ланч на сиденье, нашли выпитую наполовину бутылку пива – словно он просто и внезапно испарился.

– Ну, упал за борт и утоп. И что?

– Нет, – продолжил Клэй. – В тот же вечер его брат отправился на остров – посмотреть, может Хирам каким-то образом оказался на берегу. И брат тоже не вернулся. На следующий день уже его лодка выплыла из тумана.

Вопнер сглотнул.

– Значит, они оба свалились за борт и потонули.

– Две недели спустя, – произнёс Клэй, – их тела выбросило на Бридс-Поинт. Один из тех местных, кто видел, что с ними произошло, сошёл с ума от ужаса. И ни один из остальных так никогда и не сказал, что именно они увидели. Никогда.

– А дальше? – несколько нервно спросил Вопнер.

– Говорили, что сокровище охраняет не только Колодец. Понимаете? Вы же слышали тот ужасный звук, который издаёт остров каждый раз, когда меняется течение. Говорят…

Из внутренних помещений дома донёсся шум. Появилась Роза с пакетом, зажатым под пухлой рукой.

– Простите, что так долго копалась, – задыхаясь, пояснила она. – Он оказался под кипой кормушек для птиц – для «От берега к берегу» – а Юстас сейчас в поле, знаете ли. Мне пришлось самой всё передвигать.

– Э, никаких проблем, спасибо, – ответил Вопнер, с благодарностью хватая пакет и стремительно шагая к двери.

– Прошу прощения, мистер! – сказала начальница почты.

Вопнер остановился как вкопанный, а затем нехотя обернулся, прижимая пакет к груди.

У женщины появился в руке жёлтый бланк извещения.

– Вы должны за него расписаться.

Не говоря ни слова, Вопнер сделал шаг вперёд и торопливо нацарапал закорючку. Затем, снова повернувшись, быстро вышел из помещения, позволив стеклянной двери с грохотом захлопнуться за спиной.

Оказавшись на улице, программист сделал глубокий вдох.

– А ну его ко всем чертям! – пробормотал он.

Святоша там или не святоша, он всё равно не вернётся на корабль, пока не убедится, что на этот раз заказ выполнен в точности. Вопнер принялся сражаться с небольшой коробочкой, сдирая наклейку – сначала осторожно, затем со всё большим энтузиазмом. Шов на пакете внезапно разъехался, и оттуда высыпались с дюжину статуэток для ролевых игр – волшебники и чародеи загремели на булыжниках у ног. Следом выпорхнула колода магических карт с пентаграммами, обратными молитвами и дьявольскими кружочками. С воплем и проклятьями Вопнер принялся всё это собирать.

Клэй показался в дверях почты и вновь аккуратно прикрыл её за собой. Он спустился с крыльца и вышел на тротуар, бросил долгий взгляд на пластиковые статуэтки и карты и, больше не сказав ни слова, стремительной поступью направился по улице.

22

Следующий день оказался прохладным и влажным, но ближе к вечеру заморосил дождик и низкие облака стремительно понеслись по проясняющемуся небу. Завтра будет ясно и ветренно, – подумал Хатч, вышагивая по узенькой тропинке за Ортанком, огороженной жёлтой лентой. Каждодневная прогулка на вершину острова превратилась для него в привычный ритуал, завершающий день. Добравшись до возвышенности, он прошёлся по краю южных утёсов до тех пор, пока в поле зрения не попала команда Стритера, подводящая черту под сегодняшним днём работы над плотиной у берега.

Как всегда, Найдельман выступил с простым, но элегантным планом. Пока грузовой корабль мотался в Портленд за цементом и прочими стройматериалами, Бонтьер провела съёмку точных очертаний древней пиратской запруды, собирая образцы для археологического анализа. Затем ныряльщики поставили подводные бетонные опоры прямо над останками древнего фундамента. Следом пришла очередь стальных балок, что встроили в опоры. Хатч глазел на огромные брусья, что вертикально поднимались из воды через каждые десять футов, образуя неширокую дугу вокруг южной оконечности острова. С этого места, дающего хороший обзор, Малин увидел Стритера, сидящего в кабине плавучего крана, который расположился рядом с баржей сразу за рядом стальных брусьев. Со стрелы крана, покачиваясь, свесился массивный блок железобетона. Продолжая наблюдать, Хатч разглядел, как Стритер подводит бетонный параллелепипед ближе и опускает его в паз между двумя брусьями, после чего тот исчезает под водой. Как только блок оказывался где надо, двое аквалангистов снимали с него тросы – после чего Стритер проворно разворачивал кран к барже, на которой поджидали очередные бетонные блоки.

Проблеск рыжих волос; Хатч опознал в одном из рабочих на барже Донни Труита. Несмотря на проволочки с осушением Колодца, Найдельман нашёл для того работу, и Малин с удовольствием отметил, что Донни, кажется, работает весьма усердно и старательно.

Мотор плавучего крана взревел, когда Стритер вновь качнул его к полукругу брусьев, опуская новый блок бетона в нужное место рядом с предыдущим.

Хатч знал, что когда плотину возведут, она полностью отрежет от моря южную оконечность острова и все выходы подводных туннелей. И тогда Водяной Колодец и все связанные с ним затопленные туннели можно будет осушить – дамба будет сдерживать море в точности как пиратская плотина триста лет назад.

Раздался свисток, объявляя конец рабочего дня; команда на барже принялась набрасывать цепи над уже готовыми секциями дамбы. Из прибрежного тумана выбрался поджидающий этого момента буксир, чтобы оттащить кран в док. Малин окинул окрестности прощальным взглядом и, развернувшись, направился по тропинке к Главному лагерю.

Он ненадолго задержался у себя в офисе, после чего, собрав сумку и заперев дверь, направился к причалу. Малин решил, что просто и незатейливо поужинает дома, а потом сходит в город, чтобы найти Билла Баннса. Очередной выпуск «Вестника Стормхавэна» вот-вот должен выйти; ему не терпелось убедиться, что на первой странице старик разместил те статьи, которых так не хватало.

«Плэйн Джейн» стояла на якоре у наиболее безопасной части рифов. Хатч отдал швартовы и только запустил мотор, готовясь отчаливать, как услышал невдалеке крик: «Эй, на фрегате!» Обернувшись, он увидел Бонтьер. Одетая в рабочий халат, с красной банданой завязанной на шее, та направлялась к нему. Одежду, руки и лицо археолога покрывали обильные пятна грязи. Бонтьер остановилась у причала и, подобно автостопщику, выставила большой палец и задрала одну из штанин, открывая взору длинную ногу.

– Подбросить? – спросил Хатч.

– Ой, а как ты догадался? – откликнулась Бонтьер, забрасывая сумку на палубу и запрыгивая следом. – Меня уже тошнит от твоего мерзкого старого острова.

Малин отчалил и развернул лодку, чтобы узким проливом пройти мимо рифов.

– Как там твоё пузико, заживает?

– На моём прелестном во всех отношениях животике теперь уродливая короста.

– Не волнуйся, она не навсегда, – заметил Хатч и ещё раз глянул на её грязный комбинезон. – Лепила пирожки из глины?

Бонтьер нахмурилась.

– Из глины… пирожки?

– Ну, я имел в виду – возилась в грязи?

Она фыркнула и расхохоталась.

– Ещё бы! Именно этим археологи занимаются лучше всего.

– Понятненько, – ответил Малин. Теперь они приблизились к неплотной пелене тумана, и он сбавил обороты, пока они её не миновали. – Не видел тебя среди аквалангистов.

Бонтьер ещё раз фыркнула.

– Я, прежде всего, археолог – и лишь во-вторых, аквалангист. Я завершила самую важную часть работы – провела разметку старой дамбы. Серджио с друзьями теперь могут заниматься трудом животных.

– Надо бы не забыть передать ему твои слова, – сказал Хатч.

Он провёл лодку по проливу Олд-Хамп и развернул её вокруг острова Хермит. В поле зрения оказалась пристань Стормхавэна – сияющая полоска белого и зелёного на фоне тёмно-синего океана. Опёршись на поручни на корме, Бонтьер тряхнула головой – взвился блестящий каскад чёрных волос.

– А чем можно заняться в этом хилом городишке? – спросила она, кивком указывая на берег.

– Не слишком многим.

– Никаких дискотех до трёх ночи? Merde, что же делать одинокой женщине?

– Признаю, это очень тяжёлая проблема, – ответил Малин, подавляя импульсивное желание ответить на флирт.

Не забудь, от этой женщины наверняка будут одни неприятности!

Она бросила на него взгляд, и уголки губ загнулись в слабой улыбке.

– Ну, к примеру, я могла бы поужинать с доктором…

– С доктором? – с притворным удивлением воскликнул Хатч. – А почему бы и… Полагаю, доктор Фразир будет польщён. Для шестидесятилетнего он вполне себе живчик.

– Фу, какой ты противный! Я имела в виду этого доктора, – сказала она, шаловливо пихая его в грудь.

Хатч посмотрел на неё. Почему бы и нет? – подумал он. – Какие проблемы могут возникнуть из-за ужина?

– В городе всего два ресторана, ты же знаешь. Естественно, оба с рыбной кухней – но в одном к тому же подают неплохой бифштекс.

– Бифштекс? Тогда это для меня. Я убеждённая хищница. Пусть овощи жрут свиньи и обезьяны! А что касается рыбы…

Она свесилась за борт и весьма правдоподобно притворилась, что её тошнит.

– Я думал, ты выросла на Карибах.

– Ну да, и мой отец был рыбак, так что рыба – всё, что мы ели, без конца и края. Кроме Рождества – тогда у нас была chuvre.

– Козлятина? – переспросил Хатч.

– Да. Обожаю козлятину. Когда её восемь часов вялят в песке на пляже, а потом заливают внутрь домашним пивом «Понлак»…

– Восхитительно, – со смехом сказал Малин. – Ты остановилась в городе, так?

– Да. Везде было уже занято, поэтому я повесила объявление на доске, на почте. Женщина за стойкой увидела его и предложила мне комнату.

– Комната наверху? У Паундкуков?

– Naturellement[33].

– Начальница почты и её муж. Тихая пара, хорошие люди.

– Ага. Временами даже кажется, что они умерли – внизу так тихо!…

О, да, – подумал Хатч. – Посмотрим, что ты скажешь, если попробуешь привести в дом мужчину. Или даже если просто вернёшься после одиннадцати.

Они приблизились к гавани, и Хатч подвёл лодку к стоянке.

– Мне нужно переодеться, сбросить эти грязные тряпки, – сказала Бонтьер, забираясь в ялик. – И, конечно, ты тоже одень что-нибудь получше, чем этот скучный старый блэйзер.

– Но мне он нравится! – запротестовал Хатч.

– Вы, американцы, не имеете совершенно никакого понятия о том, как надо одеваться. Что тебе действительно нужно, так это хороший костюм из итальянского льна.

– Ненавижу эту ткань, – сказал Малин. – Вечно она мнётся.

– В том-то и суть! – со смехом заявила Бонтьер. – Какой у тебя размер? Сорок второй?

– Откуда ты знаешь?

– А я хорошо разбираюсь в мужчинах.

23

Хатч встретил её у почты, и они направились по мощёной мостовой в направлении ресторана «Причал». Стоял прекрасный нежаркий вечер; облака сдуло прочь, и над гаванью раскинулся необъятный звёздный шатёр. Жёлтые огоньки подмигивали из окон домов и горели над входными дверьми. Без дымки, в сумерках Стормхавэн показался Малину чем-то словно вернувшимся из далёкого дружелюбного детства.

– Это правда очаровательное местечко, – промолвила Бонтьер, обхватывая его руку своей. – Сан-Пьер на Мартинике, где я выросла, тоже прекрасен, но – alors – совершенно иначе! Он весь – сплошные огни и краски. Не так, как здесь, где всё такое чёрно-белое. И там можно так здорово оторваться – классные ночные клубы и всё такое.

– Не люблю клубы, – сказал Хатч.

– Какой ты скучный, – добродушно заметила Бонтьер.

Они вошли в ресторан, и официант, узнав доктора, моментально предложил им столик. Уютное местечко: два разбросанных зала и барная стойка, украшенная сетями, деревянными котелками для лобстеров и стеклянными буйками. Усевшись, Хатч осмотрелся. Чуть ли не треть посетителей – сотрудники «Талассы».

– Que de monde![34] – прошептала Бонтьер. – Никуда не денешься от наших людей. Жду не дождусь, когда Жерар отправит их по домам.

– Таковы маленькие городки. Единственный способ убраться прочь – уплыть в море. И даже в этом случае, в городе обязательно окажется кто-нибудь, кто наблюдает за тобой в подзорную трубу.

– Значит, никакого секса на палубе, – заметила археолог.

– Нет, – подтвердил Хатч. – Здесь, в Новой Англии, мы всегда занимаемся им в каютах.

Он увидел, как она заулыбалась и поразмыслил, какие шуточки будет отпускать среди мужской части команды в следующие несколько дней.

– Так что же сегодня заставило тебя так вымазаться в грязи?

– У тебя за навязчивые мысли о грязи? – нахмурившись, сказала она. – Грязь – друг археологов.

И, перегнувшись через стол, добавила:

– Так вышло, что я сделала небольшое открытие на твоём грязном старом острове.

– Расскажешь?

Бонтьер отпила из стакана глоток воды.

– Мы нашли стоянку пиратов.

Хатч посмотрел на неё.

– Ты шутишь.

– Mais non! Сегодня утром мы направились для обследования наветренной части острова. Знаешь то место, где огромный утёс стоит сам по себе, метрах в десяти от скал?

– Знаю.

– Прямо там, где он начал разрушаться, оказался замечательный почвенный профиль. Вертикальный срез, очень удобный для археологов. Я сумела найти линзу древесного угля.

– Что? – нахмурившись, переспросил Хатч.

– Ну, в общем, чёрная линза из древесного угля. То, что осталось от старого костра. Так что мы принесли туда металлодетектор и сразу стали находить всякую всячину. Картечь, мушкетную пулю, несколько гвоздей для лошадиных подков.

Перечисляя, она загибала пальцы.

– Для подков?

– Да. Для тяжёлых работ они использовали лошадей.

– А где они их брали?

– Вы что, намеренно игнорируете морскую историю, monsieur le docteur? В те дни было обычным делом держать на кораблях скот. Лошадей, коз, кур, свиней.

Им принесли ужин – пароварку с лобстерами для Малина, филе с кровью для Бонтьер. Археолог с ошеломляющим проворством зарылась в еду, и Хатч с изумлением смотрел, как она ела – с подбородка капал соус, лицо хранило серьёзное, настойчивое выражение.

– Как бы то ни было, – продолжила она, нанизав на вилку совершенно необъятный кусок бифштекса, – когда открыли всё это, мы прорыли контрольную траншею прямо у скал. И – что ты думаешь? Ещё древесный уголь, круглый отпечаток от палатки, несколько переломанных костей индеек и оленей. У Рэнкина есть несколько затейливых сенсоров, он хочет проверить их на том месте – на тот случай, если мы что-нибудь упустим. Но суть в том, что мы провели съёмку лагеря, и завтра начнём раскопки. Мой малыш Christophe превращается в первоклассного землекопа.

– Сен-Джон копается в земле?

– Ну, конечно! Я заставила его снять эти ужасные туфли и пиджак. Стоило грязи коснуться его рук, как он сразу показал, на что способен. Теперь это мой главный землекоп. Шагает за мной по пятам и несётся на свист со всех ног, – сказала Бонтьер и добродушно рассмеялась.

– Не слишком-то налегай на беднягу.

– Au contraire, я оказываю ему услугу. Ему нужен свежий воздух и физические упражнения, иначе он останется всё таким же белым и жирным. Погоди, когда я с ним разделаюсь, он превратится в сплошные жилы и хрящи – как la petit homme[35].

– Как кто?

– Ну, ты знаешь. Маленький мужчина, – сказала Бонтьер, и уголки губ проказливо опустились. – Стритер.

– А, вот как, – сказал Хатч, догадавшийся, по тому как она произнесла эти слова, что прозвище дано не от избытка нежных чувств. – Кстати, а что ты о нём знаешь?

Бонтьер пожала плечами.

– О некоторых вещах просто узнаёшь. Сложно сказать, что правда, а что нет. Он служил под началом Найдельмана во Вьетнаме. Это же правильное выражение, non? Мне сказали, что однажды Найдельман спас ему жизнь во время боя. И я этому верю. Ты видел, как он предан Найдельману? Словно пёс своему хозяину. Он единственный, кому капитан по-настоящему доверяет, – поведала она и, устремив взгляд на собеседника, добавила: – Кроме тебя, конечно.

Хатч нахмурился.

– Ну, полагаю, это хорошо, что он заботит капитана. Кто-то же должен это делать. Я хочу сказать, этот парень – не вполне Мистер Выдающаяся Личность.

Бонтьер приподняла брови.

– Certainement. И я вижу, что вы друг другу не по тому нраву.

– Не по нраву, – поправил Хатч.

– Неважно. Но ты ошибаешься, когда говоришь, что он заботит Найдельмана. Капитана заботит лишь одно, – продолжила она и коротко кивнула в направлении острова Рэгид. – Он редко об этом говорит, но только imbecile этого не заметит. Ты знаешь, что всё время, пока мы с ним знакомы, на столе в его офисе лежит крошечная фотография твоего острова?

– Нет, откуда мне знать? – ответил Хатч.

И мысленно освежил в памяти первую поездку с Найдельманом на остров. Что там сказал капитан? Я не хотел его видеть, если у меня не будет шансов на нём поработать.

Казалось, Бонтьер что-то расстроило. Едва Хатч открыл рот, чтобы сменить тему, как почувствовал нечто, кого-то – незримое присутствие, дотронувшееся до него с противоположного конца зала – и когда бросил туда взгляд, там оказалась Клэр, выходящая из-за угла. Так и не начатая фраза умерла у него на губах.

Клэр оказалась именно такой, какой он её себе представлял: высокая и стройная, с той же россыпью веснушек на вздёрнутом носике. Она увидела его и остановилась как вкопанная – и её личико сморщилось в том самом выражении удивления, которое он запомнил.

– Здравствуй, Клэр, – сказал Хатч, неловко поднимаясь на ноги и пытаясь заставить голос звучать ровно.

Она подошла к нему.

– Здравствуй, – ответила она, пожимая ему руку. В тот же миг, как его кожа соприкоснулась с её, на щеках женщины занялся румянец. – Я слышала, ты в городе.

И издала самоуничижительный смешок.

– Конечно, кто об этом не слышал? Я хотела сказать, со всем этим… – продолжила она и, не закончив фразу, неявным жестом указала за плечо, будто указывая на остров Рэгид.

– Ты замечательно выглядишь, – сказал Хатч.

И это правда: годы сделали её лишь тоньше и окрасили тёмно-синие глаза в интенсивный серый цвет. Шаловливая улыбка, некогда постоянно прописавшаяся на её губах, уступила место серьёзному, интроспективному выражению. Почувствовав на себе его взгляд, она невольным жестом разгладила плиссированную юбку.

В дверях ресторана возникло движение, и потом внутрь вошёл священник, Вуди Клэй. Он посмотрел по сторонам, и его взгляд упал на Малина. По болезненному лицу стремительно пронеслась тень неудовольствия, и он сделал шаг вперёд. Только не здесь! – подумал Хатч, готовясь к очередной лекции о жадности и этике при поиске сокровищ. Но, конечно же, пастор остановился у их стола, переводя взгляд с Малина на Бонтьер и обратно. Хатч спросил себя, хватит ли у того наглости прервать их ужин.

– О, – сказала Клэр, бросая взгляд на пастора и касаясь своих длинных светлых волос. – Вуди, это Малин Хатч.

– Мы встречались, – кивнув, ответил Клэй.

Малин с облегчением понял, что под взглядами двух женщин Клэй едва ли примется за свои тирады.

– Это доктор Изобель Бонтьер, – сказал Хатч, когда к нему вернулось самообладание. – А это Клэр Норскатт и…

– Преподобный и миссис Вудраф Клэй, – твёрдо поправил пастор, протягивая руку Бонтьер.

Хатч застыл в потрясении. Его разум наотрез отказался принимать этот неожиданный сюрприз.

Бонтьер промокнула губы салфеткой и медлительно поднялась. Она сердечно пожала руки Клэр и Вуди, выставив напоказ ряд ослепительных зубов. Настала неловкая пауза, и затем Клэй, отвесив Малину краткий кивок, повёл жену прочь.

Бонтьер перевела взгляд с удаляющейся фигуры Клэр на Малина.

– Старые друзья? – спросила она.

– Что? – пробормотал Хатч.

В глаза бросилась левая рука пастора, которую тот собственнически опустил Клэр на талию.

Лицо Бонтьер осветилось улыбкой.

– Нет, я ошиблась, теперь поняла, – сказала она, перегнувшись через стол. – Старые любовники. Как это неловко – встретиться ещё раз! Однако, как сладко…

– А ты наблюдательная, – промямлил Хатч, ещё слишком потрясённый встречей – и откровением, что за ней последовало, – чтобы отрицать.

– Но ты и её муж, вы не старые приятели. На самом деле, мне показалось, что ты ему совершенно не нравишься. Эта скучная нахмуренность, большие чёрные мешки под глазами. Такое впечатление, будто у него выдалась nuit blanche.

– Что выдалось?

– Nuit blanche. Э… – как правильно сказать? – бессонная ночь. По той или иной причине, – пояснила она и насмешливо ухмыльнулась.

Вместо ответа Хатч взялся за вилку и попытался занять себя лобстером.

– Вижу, ты до сих пор к ней неравнодушен, – с весёлой улыбкой вкрадчиво продолжила Бонтьер. – Когда-нибудь ты должен будешь мне о ней рассказать. Но сперва давай поговорим о тебе. Капитан упоминал о твоих поездках, так что расскажи-ка о приключениях в Суринаме.

***

Почти два часа спустя Хатч с трудом поднялся на ноги и вышел из ресторана следом за Бонтьер. Он слишком увлёкся чревоугодием – увлёкся нелепо, непотребно: два десерта, два кофейника, несколько бренди. Бонтьер не отставала от него ни на йоту, ничего не пропуская. Однако, по ней не скажешь – фигурка ничуть не располнела. Археолог раскинула руки и вдохнула прохладный ночной бриз.

– Как освежает этот воздух! – воскликнула она. – Я могла бы научиться любить место вроде этого.

– Погоди ещё чуть-чуть, – ответил Хатч. – Ещё пара недель, и ты не сможешь отсюда уехать. Оно войдёт в твою плоть и кровь.

– Ещё две недели, и ты не успеешь убраться с моего пути с нужной прытью, monsieur le docteur, – парировала она и оценивающе посмотрела на него. – Итак, что мы делаем сейчас?

Какой-то миг Хатч стоял в нерешительности. Он даже и не думал, что может произойти после ужина. Он выдержал её взгляд, и в голове снова слабо зазвенели предостерегающие колокольчики. Вырисовываясь в жёлтом свете фонарей, археолог выглядела пленительно и неотразимо, её загорелая кожа и миндальные глаза – волшебная экзотика в небольшом городке штата Мэн. Осторожнее, – предостерёг внутренний голос.

– Думаю, сейчас мы пожелаем друг другу спокойной ночи, – сумел сказать он. – Завтра нам предстоит тяжёлый день.

Моментально её брови недоверчиво изогнулись.

– C'est tout![36] – надулась она. – У вас, янки, совершенно не осталось пороху в пороховницах. Лучше бы я пошла с Серджио. В нём, по крайней мере, горит огонь – хотя вонь от тела может свалить с ног.

Она искоса посмотрела на него.

– А как именно вы желаете друг другу спокойной ночи здесь, в Стормхавэне, доктор Хатч?

– Примерно так, – ответил он, делая шаг вперёд и пожимая ей руку.

– Ага, – медленно кивая, ответила Бонтьер, словно пытаясь уразуметь. – Понятно.

Затем стремительным жестом она обхватила его лицо руками и притянула к себе, чтобы их губы соприкоснулись. Когда Бонтьер убрала нежно ласкающие ладошки, Хатч почувствовал, как кончик её языка, поддразнивая, лизнул его собственный. Это длилось лишь миг.

– А вот как мы говорим «спокойной ночи» на Мартинике, – промурлыкала она.

После чего развернулась в направлении почты и, не оборачиваясь, растворилась в ночи.

24

На следующий день Хатч, завершив лечение растянутого запястья одного из аквалангистов, по тропинке возвращался от причала. Здесь он услышал потрясающий грохот из барака Вопнера и вприпрыжку побежал к Главному лагерю, предчувствуя худшее. Но вместо того, чтобы найти программиста погребённым под горой оборудования, доктор обнаружил его сидящим в кресле, с вдребезги разбитой компьютерной платой под ногами. С раздражённым выражением на лице тот ел сэндвич с мороженым.

– Здесь всё в порядке?

– Нет, – громко чавкая, ответил Вопнер.

– А что случилось?

Программист печально посмотрел на него.

– Этот компьютер попал мне под ногу, вот что.

Хатч осмотрелся, пытаясь найти себе место присесть, вспомнил, что такого здесь не водится, и прислонился к косяку.

– Расскажи об этом.

Вопнер запихнул в рот последний кусок и швырнул обёртку на пол.

– Всё испортилось.

– То есть?

– Харибда. Сеть острова Рэгид, – пояснил Вопнер, большим пальцем указывая в направлении Острова-1.

– Но почему?

– Моя программа прямого подбора трудилась над этим проклятым вторым шифром. Хоть у неё был выставлен приоритет, операции шли замедленно. И я начал получать сообщения об ошибках, какие-то непонятные данные. Поэтому я удалённо запустил процесс на Сцилле, компьютере «Цербера». Тот работал тип-топ, и без никаких ошибок.

Программист с отвращением расхохотался.

– Но у тебя есть мысли, в чём может заключаться проблема?

– О, да, у меня есть классная идея. Я провёл кое-какую диагностику – и некоторые из микроинструкций ПЗУ оказались переписанными. В точности как тогда, с насосами. Переписаны случайным образом, систематическими пакетами Фурье.

– Я не совсем тебя понимаю.

– Короче говоря, это невозможно. Это ты в силах уразуметь? Я не знаю процесса, который способен переписать ПЗУ таким образом. И, ко всему прочему – регулярно, математически выверенно? – сказал Вопнер. Он поднялся, открыл дверцу во что-то, похожее на холодильник в морге, и вытянул оттуда очередной сэндвич с мороженым. – И то же самое с жёсткими дисками и магнитооптикой. Это случается только здесь. Не на корабле, не в Бруклине. Лишь здесь.

– Но ты же не можешь утверждать, что это невозможно. Я хочу сказать – ты же видел, что это произошло. Просто ещё не знаешь, почему.

– О, нет, я знаю причину. Чёртово проклятье острова Рэгид.

Хатч рассмеялся, но потом заметил, что Вопнер и не думает улыбаться.

Программист развернул мороженое и отхватил от него здоровенный кус.

– Да, да, я знаю. Покажи мне другую причину, и я в неё поверю. Но у каждого, кто бывал в этом Богом проклятом месте, всё шло не так. Необъяснимым образом. И, если уж на то пошло, мы ничем не отличаемся от других. Просто у нас игрушки поновее, вот и всё.

Малин ни разу не слышал, чтобы Вопнер так говорил.

– Что на тебя нашло? – спросил он.

– Да ничего на меня не нашло! Священник всё мне объяснил. Вчера я столкнулся с ним на почте.

Так-так, значит, Клэй уже разговаривает с сотрудниками «Талассы», пытается распространить свой яд, – подумал Хатч, поражённый мощью своей ярости. – Он как заноза. Кто-то должен выдавить его, как гнойник.

Эти мысли прервало появление Сен-Джона в дверях.

– Так вот вы где, – сказал он, обращаясь к доктору.

Хатч посмотрел на него. Сегодня историк оказался одет в причудливую комбинацию грязных резиновых сапог, старого пиджака и клеёнчатого плаща. Грудь историка вздымалась от напряжения.

– Что случилось? – спросил Малин, инстинктивно выпрямляясь.

Он ожидал услышать, что произошёл ещё один несчастный случай.

– Да нет, ничего серьёзного, – ответил Сен-Джон, застенчиво разглаживая козырёк кепки. – Изобель отправила меня, чтобы привести к нашим раскопкам.

– «Нашим раскопкам»?

– Да. Вы же, наверное, в курсе, что я помогаю Изобель в раскопках лагеря пиратов.

Изобель то, Изобель сё. Хатч вдруг понял, что его раздражает такое фамильярное отношение историка к Бонтьер.

Сен-Джон повернулся к Вопнеру.

– Программа закончила работу на компьютере «Цербера»?

Тот кивнул.

– Никаких ошибок. Успеха тоже нет.

– Ну тогда, Керри, у нас нет иного выбора, кроме как…

– Я не собираюсь переписывать программу для взлома полиалфавитного кода! – воскликнул Вопнер, легонько пиная компьютерную плату. – Слишком много работы впустую. В этом случае нам просто не хватит времени.

– Одну секунду, – вмешался Хатч, пытаясь смягчить аргумент ещё до того, как произнести его вслух. – Сен-Джон рассказал мне о полиалфавитных шифрах.

– Значит, он зазря сотрясал воздух, – ответил Вопнер. – Они вошли в моду лишь к концу девятнадцатого столетия. Считалось, что в них слишком легко ошибиться, что с ними медленно работать. А кроме того – где бы Макаллан спрятал все свои кодовые таблицы? Он же не мог удержать в памяти последовательности в сотни букв.

Хатч вздохнул.

– Я не очень силён в шифрах, но кое-что понимаю в человеке. Из того, что рассказал мне капитан Найдельман, этот Макаллан был действительно гениален. Мы знаем, что он изменил шифр на середине текста, чтобы сохранить тайну…

– А значит, он вполне мог перейти на шифр посерьёзней, – перебил его Сен-Джон.

– Да мы и так это знаем, тупица, – рявкнул Вопнер. – Чем мы занимаемся последние две недели, а?

– Тише, тише, – продолжил Хатч. – Ещё мы знаем, что Макаллан перешёл на код, состоящий лишь из цифр.

– Ну и…?

– Макаллан был не только гением, но также и прагматиком. Ты подбирался ко второму шифру лишь с технической точки зрения. Но что, если проблема несколько шире? Могла ли быть какая-то настоятельная причина, по которой Макаллан использовал в шифровке лишь числа?

В бараке воцарилось молчание – криптаналитик с историком крепко задумались.

– Нет, – в конце концов ответил Вопнер.

– Да! – воскликнул Сен-Джон, щёлкая пальцами. – Он использовал цифры, чтобы скрыть кодовые таблицы!

– О чём ты вообще говоришь? – глухо прорычал Вопнер.

– Смотри, Макаллан шёл впереди своей эпохи. Он знал, что полиалфавитные шифры – самые стойкие ко взлому из существующих. Но, чтобы их применить, нужны несколько рабочих алфавитов, не один. Макаллан не мог держать при себе кучу алфавитных таблиц – их могли запросто обнаружить. И поэтому он использовал цифры! Архитектор и инженер – само собой разумелось, что он работает с цифрами. Математические таблицы, чертежи, уравнения по гидравлике – всё, что угодно, могло послужить его планам, скрыть в себе кодовую таблицу, да так, чтобы об этом ну никто не догадался!

Голос Сен-Джона зазвучал чисто и звонко, на лице проступил румянец, который Хатч увидел впервые. Вопнер тоже это заметил. Он наклонился вперёд, а забытое мороженое таяло на столе, превращаясь в бело-коричневую лужицу.

– Может быть, в этом что-то есть, старикашка Крис, – пробормотал он. – Я не утверждаю, что это всё так – но, может быть, ты и прав.

Программист пододвинул к себе клавиатуру.

– Вот что я скажу, – продолжил он. – Я перепрограммирую компьютер «Цербера» на прямой взлом этого шифра. А сейчас, мальчики, оставьте меня в покое, ладно? Я занят.

Малин вышел вслед за Сен-Джоном из хижины в моросящий дождик, что покрыл собой Главный лагерь. То был один из тех дней, типичных для Новой Англии, когда влага, казалось, выдавливается из самого воздуха.

– Я просто обязан вас поблагодарить, – сказал историк, плотнее нахлобучивая кепку на голову. – Это была замечательная идея, знаете ли. К тому же он никогда бы меня не послушал. Я даже думал насчёт того, чтобы обратиться к капитану.

– Не знаю, было ли это полезно, но в любом случае – не за что! – ответил Хатч. И, помедлив, добавил: – Вы сказали, что Изобель хотела меня видеть?

Сен-Джон кивнул.

– Она попросила передать, что у дальней части острова вас ожидает пациент.

Хатч вздрогнул.

– Пациент? Почему же вы мне сразу не сказали?

– Это не срочно, – ответил Сен-Джон с улыбкой, подразумевающей, что он что-то знает. – О нет, это вовсе не срочно.

25

Когда они поднялись на холм, Малин бросил взгляд на юг. Дамба уже была завершена, и теперь команда Стритера работала у массивных насосов, что выстроились в ряд вдоль западного берега, приводя их в порядок после недавней поломки и готовясь запустить уже завтра. Неподалёку возвышался Ортанк, серый и неотчётливый, сноп зеленоватого неонового света из наблюдательной вышки упёрся в туман. Внутри башни Хатч смутно разглядел чью-то движущуюся тень.

Они добрались до вершины острова и начали спускаться на восток, следуя по грязной тропинке, что петляла между особенно плотно расставленных заброшенных шахт. Сама площадка для раскопок раскинулась на плоском лугу, что лежал прямо за отвесной скалой восточного берега. Переносной сарай стоял на платформе из бетонных блоков у дальнего конца лужайки, высокая трава перед ним оказалась утрамбованной. Примерно с акр земли уже разбили белыми тросами на квадраты, наподобие шахматной доски. Несколько больших кусков брезента были свалены в беспорядочную груду. То здесь, то там Хатч отмечал участки в квадратный метр каждый. Слой зелени на них уже счистили, взгляду открылась плодородная рыжая почва – разительный контраст по сравнению с влажной травой неподалёку. Бонтьер с несколькими помощниками сгрудились на краю одного из квадратов, мокрые плащи блестели – и экскаватор снимал слой дёрна на соседнем квадрате. За площадкой для раскопок поднимались ещё несколько оранжевых вех. Идеальное укрытие для пиратов, – подумал Хатч. – Не видно ни с материка, ни с моря.

В нескольких сотнях ярдов от этого места под невероятным углом, с прицепленным к нему трейлером, приткнулся среди зарослей бурьяна трактор. За ними выстроились в ряд механизмы и оборудование. Рэнкин на коленях стоял рядом с одним из ящиков, подготавливая его к загрузке обратно в трейлер.

– Откуда взялись все эти игрушки? – спросил Хатч, кивком указывая на оборудование.

Геолог ухмыльнулся.

– С «Цербера», откуда ж ещё? Томографические детекторы.

– Что-что?

Ухмылка растянулась ещё больше.

– Ну, короче, глубинные сенсоры, – пояснил он и стал указывать на разные тележки. – Тут глубинный радар. У него хорошее разрешение для предметов и, скажем, пластов – до глубины в дюжину футов или около того. В зависимости от длины волны. Рядом – инфракрасный рефлектор, он замечательно работает на песке, но у него относительно низкая насыщаемость. А дальше, вон там…

– Ладно, ладно, я уловил суть, – со смехом заметил Хатч. – И всё это – для неметаллических сред, правильно?

– Именно. Я и не думал, что мне придётся использовать какую-нибудь из этих машинок. Впрочем, Изобель и без них справилась на «ура», – сказал Рэнкин и указал на оранжевые маркеры. – Видите, я обнаружил что-то здесь, чего-то там, но она уже отхватила себе самый вкусный кусок.

Малин махнул ему рукой на прощание и рысью побежал догонять Сен-Джона. Когда они подходили к площадке, Бонтьер отделилась от группы и выбежала навстречу, запихивая кирку за ремень и обтирая грязные руки о штаны. Она связала волосы в узел, а лицо и загорелые руки снова оказались заляпаны грязью.

– Я нашёл доктора, – застенчиво улыбнувшись, констатировал очевидное Сен-Джон.

– Большое спасибо, Christophe.

Хатч задумался, что может означать эта застенчивая улыбка. Вне всякого сомнения, Сен-Джон не может пасть новой жертвой чар Бонтьер, ведь так? Но, понял он, ничто иное не могло заставить историка оторваться от своих талмудов, чтобы в дождь рыться в грязи.

– Пойдём, – сказала она, хватая Малина за руку и утаскивая за собой к краю ямы. – Дорогу! – по-дружески рявкнула она на рабочих. – Доктор уже здесь. Дайте ему пройти.

– Что это? – изумлённо спросил Хатч, устремляя взор на грязный коричневый череп, торчащий из грязи – и на нечто похожее на две ноги и груду прочих древних костей.

– Могила пирата, – торжествующе объявила она. – Прыгай вниз, только ни на что не наступи!

– Так, значит, это и есть пациент, – сказал Хатч, осторожно спускаясь в перекопанный квадрат. Несколько секунд он с интересом рассматривал череп, а затем обратил внимание на остальные кости. – Или, точнее, пациенты.

– Pardon?[37]

Хатч поднял голову.

– Если у этого пирата не было двух правых ног, тогда здесь два скелета.

– Два? Но это же vachement bien![38] – воскликнула Бонтьер, радостно хлопая в ладоши.

– Они были убиты? – спросил Хатч.

– А это, monsieur le docteur, должны сказать вы.

Хатч опустился на колени и более тщательно осмотрел кости. Медная пряжка лежала на тазовых костях, несколько медных же пуговиц рассыпаны по останкам грудной клетки – вдоль ровной окантовки золотой нитью. Малин легонько и осторожно – чтобы не сдвинуть с места – постучал по черепу. Тот был повёрнут на бок, рот разинут нараспашку. Никаких очевидных патологий: ни отверстий от мушкетных пуль, ни переломов костей, ни рубцов от холодного оружия, ни иных следов насилия. Нет, невозможно сказать, что явилось причиной смерти – по крайней мере, пока не завершатся раскопки и кости не поднимут. С другой стороны, ясно, что тело похоронили торопливо, даже скорее швырнули в могилу: руки раскинулись в стороны, голова повёрнута, ноги изогнуты. Доктор несколько мгновений раздумывал, лежит ли второй скелет прямо под этим. А затем его взгляд внезапно приковал отблеск золота рядом с одной из ног.

– Что это? – негромко спросил он.

Небольшая кучка золотых монет и огромный драгоценный камень в оправе лежали наполовину в земле рядом с нижней частью голени. С них смахнули лишь тонкий слой почвы, чтобы сохранить драгоценности in situ[39].

Бонтьер звонко рассмеялась.

– Я как раз думала, когда ты обратишь на них внимание. Думаю, этот джентльмен держал мешочек в ботинке. Кстати, я и Christophe, мы их идентифицировали. Золотой мухур из Индии, две английские гинеи, французский луидор и четыре португальских крусадо. Все датируются до 1694-го. А камень – изумруд, вероятно, инков из Перу – с оправой в форме головы ягуара. Должно быть, он натёр пирату неслабую мозоль!

– Значит, вот оно, – выдохнул Хатч. – Первая порция сокровищ Эдварда Окхэма.

– Да, – ответила она несколько более сдержанно. – Теперь это факт.

Удерживая взор на компактной золотой кучке, стоящей немало само по себе, Малин чуть ли не спинным мозгом почувствовал странный зуд. То, что всегда казалось теорией, академическим вопросом, внезапно стало явью.

– А капитан об этом знает? – спросил он.

– Пока нет. Пойдём, здесь есть ещё кое-что.

Но доктор не мог отвести взгляда от яркого, насыщенного отблеска металла. Что именно, – подумал он, – так привлекает меня? В реакции человека на золото, видимо, имеется что-то атавистическое.

Стараясь отделаться от этой мысли, он выбрался из ямы.

– А сейчас ты должен посмотреть на сам лагерь пиратов! – воскликнула Бонтьер, просовывая руку ему под локоть. – Потому что он ещё более странный.

Они проследовали к очередному участку раскопок, расположенному в нескольких дюжинах ярдов левее. Смотреть было почти не на что: трава и дёрн убраны с площадки, быть может, в сотню квадратных ярдов – осталась лишь коричневая, плотная земля. Малин заметил несколько чёрных от древесного угля участков, где, очевидно, некогда горели костры – и множество круглых ямок, рассыпанных тут и там без какого-либо явного порядка. Бесчисленное множество пластиковых флажков торчало из земли, на каждом чёрным маркером выведен номер.

– Эти ямки, судя по всему, остались от палаток, – пояснила Бонтьер, – в которых жили рабочие, возводящие Водяной Колодец. Но только посмотри, что они оставили! Каждый флажок отмечает какой-нибудь предмет, а ведь мы работаем здесь лишь пару дней.

Она подвела Малина к дальнему краю барака, где было разложено огромное полотнище брезента. Она приподняла край, и Хатч с изумлением уставился на находки. Дюжины предметов лежали правильными рядами, их пронумеровали и снабдили ярлычками.

– Два кремнёвых пистолета, – указывая, перечисляла она. – Три кинжала, два абордажных меча, сабля, короткоствольное ружьё с раструбом. Ящик картечи, несколько мешочков мушкетных пуль. Дюжина песо, несколько серебряных тарелок, а ещё секстант и дюжина десятидюймовых корабельных пик.

Она подняла голову.

– Я ни разу в жизни не находила так много и так быстро. И потом, взгляни сюда, – попросила она, подняла золотую монету и вложила ему в руку. – Понятия не имею, сколько у тебя денег – но дублон, вроде этого, советую не потерять.

Хатч взвесил монету в руке. То оказался крупный испанский дублон, холодный и восхитительно тяжёлый. Золото блестело так ярко, словно монету отлили лишь неделю назад. По центру шёл Крест Иерусалима, обхватывая льва и башню, что символизировали Лион и Кастилью. По краю монеты шла надпись «PHILIPPVS+IV+DEI+GRAT». Золото согрелось в ладони, а сердце забилось чаще вопреки его воле.

– А теперь, ещё одна загадка, – продолжила Бонтьер. – В семнадцатом столетии моряки никогда не хоронили людей одетыми – потому что, tu sais[40], одежда была для них весьма и весьма ценна. Но если тебе приходится хоронить одетых, ты, по крайней мере, их обыщешь, non? Мешочек золота в ботинке был целым состоянием для кого угодно, даже для пирата. И потом, почему они бросили здесь всё остальное? Пистолеты, сабли, ружья, пики – всё это неотъемлемая часть их жизни. А секстант, средство найти дорогу в море? Никто не оставил бы всё это по доброй воле.

В этот миг появился Сен-Джон.

– Мы нашли новые кости, Изобель, – сказал он, слегка коснувшись её за локоток.

– Ещё? В новом квадрате? Christophe, как здорово!

Хатч проследовал за ними обратно к месту раскопок. Рабочие целиком обнажили второй квадрат, и теперь энергично взялись за третий. Глядя в новую яму, Хатч почувствовал, как возбуждение уступает место тревоге. Ещё три черепа оказались во втором квадрате, вместе с огромной грудой прочих костей. Повернувшись, Малин увидел, как рабочие щёткой счищают грязь на третьем участке. Он заметил, как показался новый череп, и ещё один. Работы продолжались, девственная почва безостановочно исторгала из себя коричневые останки: трубчатую кость, затем таранную и пяточную – от ступни. Последняя лежала сверху, как если бы труп опустили в яму лицом вниз.

– А на зубах скрипит песок, – пробормотал Хатч.

– Что? – не понял Сен-Джон.

– Неважно. Строчка из «Илиады».

Никто и никогда не хоронит людей лицом вниз, по крайней мере, если к ним есть пусть толика уважения. Братская могила, – подумал Хатч. – Тела бросали как попало. Всё это напомнило нечто такое, что ему однажды пришлось исследовать в Центральной Америке – трупы крестьян, гражданских жертв военного переворота.

Даже Бонтьер умолкла, её радость быстро увяла.

– Что здесь могло произойти? – спросила она, оглядываясь по сторонам.

– Не знаю, – ответил Хатч, у которого засосало под ложечкой.

– Я не замечаю признаков насилия на костях.

– Насилие не всегда оставляет ясные следы, – ответил Хатч. – Или они могли погибнуть от болезни или истощения. Медэкспертиза могла бы помочь.

Он отвернулся от мрачного зрелища – от массы коричневых костей, лишь сейчас увидевших свет, от скелетов, местами лежащих друг на друге, от клочьев их полусгнившей кожи, темнеющих в моросящем дождике.

– А ты можешь провести такую экспертизу? – спросила Бонтьер.

Хатч некоторое время молчал, стоя на краю могилы. Приближался вечер, опускались сумерки. В дожде, тумане и надвигающейся полумгле, под мрачные звуки далёкого прибоя, всё, казалось, становится серым и мёртвым, словно саму жизненную силу высосало из ландшафта.

– Да, – наконец, ответил он.

И они снова помолчали.

– Что здесь могло случиться? – прошептала Бонтьер, обращаясь к самой себе.

26

На рассвете следующего дня главные члены экспедиции собрались в рулевой рубке «Гриффина». Атмосфера разительно отличалась от той подавленной и деморализованной, которая, как помнил Хатч, была после несчастного случая с Кеном Филдом. Сегодня в воздухе витало электричество, предчувствие чего-то большого. У края стола Бонтьер разговаривала со Стритером насчёт переброски находок к главному складу. Тот молча слушал. С другого края, неимоверно растрёпанный и неопрятный, Вопнер оживлённо перешёптывался с Сен-Джоном, перемежая речь дикими жестами рук. Как обычно, капитана не было видно, он в своей каюте выжидал, когда соберутся все. Хатч налил себе чашку кофе и взял огромный жирный пончик, после чего уселся рядом с Рэнкиным.

Дверь в рубку отворилась, появился Найдельман. Пока он спускался по ступенькам, Хатч моментально понял, что настроение капитана совпадает со всеобщим. Тот жестом попросил доктора подойти к нему.

– Я хочу, чтобы вы приняли это, Малин, – негромко произнёс капитан, вкладывая что-то тяжёлое в его руку.

Хатч с удивлением узнал массивный золотой дублон, который вчера нашла Бонтьер. Он с немым вопросом посмотрел на капитана.

– Это немного, – продолжил Найдельман со слабой улыбкой. – Бесконечно малая порция той доли, которую вы в конце концов получите. Но это – первый плод наших усилий. Я хочу, чтобы вы взяли его в качестве символа нашей признательности. За то, что сделали такой трудный выбор.

Хатч пробормотал слова благодарности, засовывая монету в карман, и, возвращаясь на своё место, почувствовал себя непостижимо смущённым. Почему-то ему не понравилась идея забрать дублон с острова, словно это могло принести неудачу в раскопках остальных сокровищ. Неужели я тоже становлюсь суеверным? – полушутя, полусерьёзно подумал он и сделал зарубку на память – запереть монету в медицинском бараке.

Найдельман быстрым шагом подошёл к столу, встал во главе его и, излучая потрясающую энергию, принялся рассматривать свою команду. Капитан выглядел безукоризненно: принявший душ, чисто выбритый, одетый в плотное хаки, чистая кожа без морщин и складок, натянутая на кости. Его серые глаза в тёплом свете рубки показались чуть ли не белыми.

– Думаю, сегодня нам есть что выслушать, – произнёс он, переводя взгляд с одного сидящего на другого. – Доктор Магнусен, давайте начнём с вас.

– Насосы в порядке и готовы к работе, капитан, – ответила инженер. – Мы установили дополнительные датчики во второстепенных шахтах и с внутренней стороны дамбы, чтобы следить за уровнем воды при откачке.

Найдельман кивнул, и его взгляд сместился дальше вдоль стола.

– Господин Стритер?

– Дамба готова. Все тесты на стабильность и структурную целостность положительны. Крюк на месте, команда на «Цербере» в ожидании дальнейших инструкций.

– Замечательно, – произнёс Найдельман и бросил взгляд на историка и программиста. – Джентльмены, полагаю, у вас имеются новости несколько иного плана.

– Именно, – начал Сен-Джон. – Такие, как…

– Дай-ка сказать мне, Крис, детка, – вмешался Вопнер. – Мы разобрались со второй частью шифра.

Собравшиеся с шумом выдохнули. Хатч склонился вперёд, руки невольно сжали ручки кресла.

– И что в нём? – выпалила Бонтьер.

Вопнер успокаивающе поднял руки.

– Я сказал, мы с ним разобрались. Я не говорил, что мы его расшифровали. Мы обнаружили кое-какие повторяющиеся последовательности букв, составили несколько таблиц и расшифровали достаточно слов, совпадающих с первой частью журнала – и теперь твёрдо знаем, что на верном пути.

– И это всё? – разочарованно спросила археолог, откидываясь в кресле.

– Чё значит – «и это всё»? – недоверчиво откликнулся Вопнер. – Это же всё, что требуется! Мы знаем, что это за шифр: полиалфавитный, с использованием от пяти до пятнадцати алфавитов. Как только мы узнаем точное число, остальное доделает компьютер. А с методом вероятных слов мы это узнаем за несколько часов.

– Полиалфавитный шифр, – повторил Хатч. – Кристофер же изначально стоял за эту идею, верно?

Эта ремарка заслужила благодарный взгляд Сен-Джона и мрачный свирепый взор Вопнера.

Найдельман кивнул.

– А как насчёт программ для лестницы?

– Я промоделировал её на компьютере «Цербера», – ответил Вопнер, отбрасывая на затылок прядь мягких волос. – Всё как по маслу.

И со значением добавил:

– Но, конечно, в Колодце я её не проверял.

– Очень хорошо, – сказал Найдельман, после чего поднялся на ноги, подошёл к окнам и затем вновь повернулся, чтобы посмотреть на группу. – Не думаю, что мне требуется добавить что-нибудь ещё. Всё готово. В десять ноль-ноль запускаем насосы и начинаем осушать Водяной Колодец. Господин Стритер, я хочу, чтобы вы продолжили смотреть за дамбой. Предупредите нас, если возникнут какие-нибудь проблемы. «Наяда» и «Грампус» останутся поблизости, на всякий случай. Господин Вопнер, вы будете следить за ходом работ с Острова-1 и проведёте окончательное тестирование лестницы. Доктор Магнусен будет управлять всеми насосами с Ортанка.

Капитан вернулся к столу.

– Если всё пойдёт по плану, к завтрашнему полудню Колодец будет осушен. На время стабилизации его структур мы будем пристально за ними наблюдать. Завтра днём наша команда очистит Колодец от самых крупных обломков и установит лестницу. И уже послезавтра утром мы проведём первый спуск.

Голос Найдельмана зазвучал тише, а взгляд переходил с одного на другого.

– Излишне напоминать, что даже без воды Колодец останется крайне опасным. В действительности, когда мы откачаем воду, его деревянные детали подвергнутся намного большему напряжению. До тех пор, пока мы не укрепим его титановыми брусьями, могут случаться обвалы или обрушения. На разведку пойдёт небольшая группа, чтобы провести первоначальные наблюдения и поместить пьезоэлектрические сенсоры напряжения в наиболее важные деревянные брусья. Как только датчики окажутся на месте, Керри с Острова-1 удалённо их прокалибрует. В том случае, если напряжение внезапно усилится – это сигнал о возможном обрушении – сенсоры выдадут нам предупреждение. Они будут радиоволнами удалённо связаны с сетью, так что сигнал дойдёт моментально. Как только их установим, направим группы для формального картографирования.

Капитан опустил руки на стол.

– Я основательно и долго обдумывал состав первой группы, но в конце концов пришёл к выводу, что здесь и спорить не о чем. Пойдут трое: доктор Бонтьер, доктор Хатч и сам я. Опыт доктора Бонтьер в археологии, анализе почв и конструкциях пиратов жизненно важен в первой экскурсии в Колодец. Доктор Хатч обязан идти с нами на тот случай, если возникнут непредвиденные ситуации. Что касается третьего участника, я воспользуюсь привилегией капитана.

При этих словах его глаза на мгновение блеснули.

– Я знаю, что большинство из вас – если не все – с тревогой будут ожидать нашего возвращения. Это вполне понятно. И позвольте вас заверить, что в ближайшие дни каждый получит свой шанс познакомиться поближе – бесспорно, очень близко – с творением Макаллана.

Он выпрямился во весь рост.

– Вопросы?

Ответом было молчание. Капитан кивнул.

– В таком случае, перейдём к делу.

27

На следующий день Хатч покинул остров в прекрасном расположении духа. Насосы усердно пыхтели весь предыдущий день и продолжили работу в ночь, откачивая миллионы галлонов коричневой воды из Колодца, прогоняя её через весь остров и сливая обратно в океан. И, в конце концов, через тридцать часов, шланг начал втягивать в себя ил с самого дна Водяного Колодца, на глубине ста сорока футов.

Хатч напряжённо выжидал в медицинском бараке, но к пяти часам ему сообщили, что сильный прилив пришёл и ушёл, а вода в Колодец так и не просочилась. Затем наступил черёд беспокойного наблюдения за внутренними структурами – брусья стонали, потрескивали и усаживались под отяжелевшей ношей. Сейсмические датчики зарегистрировали несколько обвалов, но они произошли в боковых туннелях и колодцах, не в главной шахте. Через несколько часов основной этап стабилизации, казалось, завершился. Дамба выдержала. И теперь команда взялась за магнитный крюк, чтобы вытащить обломки, нападавшие за прошедшие столетия в Водяной Колодец и осевшие на бесчисленных поперечных балках и брусьях.

Поставив лодку на якорь у пристани Стормхавэна, Хатч заглянул в «Ко-оп», чтобы взять себе филе сёмги. Затем, повинуясь внезапному порыву, отъехал на восемь миль вдоль берега, в Сауфпорт. На шоссе 1А, старой прибрежной автостраде, он обратил внимание на линию мрачных молний над морем, бледно-жёлтую на фоне синих и лиловых тонов вечера. Мощная гроза разорвала небо за островом Монхеган далеко к югу, вздымаясь ввысь на тридцать тысяч футов, и её внутренние части цвета прямо-таки сочились электричеством. Типичная летняя гроза – обещала здесь ливень и, быть может, несколько молний, но она не настолько сильна, чтобы вызвать на море опасный шторм.

В бакалейной лавке Сауфпорта, пусть и имеющей по стандартам Кембриджа достаточно скудный выбор, всё же оказалось довольно много продуктов, которых в «Суперетте» Бада нет в принципе. Возвращаясь в «ягуар», Хатч быстро осмотрел улицу – ему вовсе не хотелось, чтобы его кто-нибудь узнал и поведал о таком предательстве самому Баду. При этой мысли он улыбнулся, подумав, какой чуждой показалась бы подобная логика мелкого городка уроженцу, например, Бостона.

Вернувшись домой, Хатч налил себе чашку кофе, отварил сёмгу с лимоном, укропом и спаржей, после чего на скорую руку залил соусом из приправленного карри хрена. Большая часть обеденного стола оставалась покрыта большим зелёным полотнищем брезента, так что ему пришлось расчистить место у дальнего края, где он и уселся ужинать с «Вестником Стормхавэна» в руке. Его частично обрадовало и немного разочаровало, что материал о раскопках на острове Рэгид переместили на вторую страницу. Первая полоса была всецело посвящена Празднику омаров и лосю, который забрёл на стоянку за хозяйственным магазином Кая Эстенсона, начал буйствовать и был отловлен лесниками. В статье же, посвящённой поискам сокровищ, упоминался «потрясающий прогресс, несмотря на некоторые неожиданно возникшие сложности» и, в частности, говорилось, что мужчина, получивший травму на прошлой неделе, уже пошёл на поправку и находится дома. Как Малин и просил, его собственное имя так и не было упомянуто.

Покончив с ужином, он залил посуду водой и оставил в раковине, после чего вернулся в столовую к зелёному брезенту. Попивая новую чашку кофе, Малин отодвинул ткань в сторону. Под ней оказался брезент поменьше, а на нём лежали два скелета, откопанные днём раньше. Доктор отобрал из ошеломляюще огромной братской могилы наиболее цельные и типичные образцы и привёз домой, где можно было спокойно их исследовать.

Кости были чистые и сухие, усыпанные светло-коричневыми пятнышками железистой почвы острова. В сухом воздухе дома от них исходил слабый запах застарелой земли. Хатч отступил на шаг, уперев руки в боки, и принялся созерцать сами скелеты и жалкую коллекцию пуговиц, пряжек и гвоздей от сапог, что при них нашли. На одном скелете висело кольцо – золотой кружок с драгоценным камнем без оправы, ценное скорее с точки зрения истории. Хатч вытащил его из аккуратной кучки и примерил на мизинец. Обнаружив, что по размерам подходит, так его и оставил, по непонятной причине получив удовольствие от такой своеобразной связи с давно умершим пиратом.

Летние сумерки спустились на лужайку за открытыми окнами, и жабы на запруде у мельницы, в низине, взялись за вечернее кваканье. Хатч взял небольшую тетрадь, написал «Пират А» с левой стороны страницы и «Пират Б» – с правой. Затем перечеркнул и заменил прозвищами «Чёрная Борода» и «Капитан Кидд». Каким-то образом так показалось более человечным. И на каждой половинке начал записывать первые впечатления.

Хатч начал с определения пола – известно, что в 1700-х годах по морям плавало больше женщин-пиратов, чем считают многие. Оба пирата были мужчинами. Они оказались практически беззубыми – характерная черта и прочих скелетов в братской могиле. Хатч взял в руки лежащие отдельно челюстные кости и осмотрел их через лупу. На нижней челюсти отметил рубцы от повреждений дёсен, местами кость истончилась и, очевидно, частично съедена. Немногие из оставшихся зубов проявляли удивительную патологию: слой одонтобласта отделился от дентина. Хатч опустил челюсть на стол, размышляя, в чём причина – болезнь, истощение или просто плохая гигиена.

Он покачал на руках череп пирата, прозванного «Чёрной Бородой», и внимательно осмотрел. Единственный оставшийся резец, очевидно, имел форму лопатки; это подразумевало либо выходца из Восточной Азии, либо эскимоса. Опустив череп, Малин продолжил осмотр. Второй пират, Кидд, когда-то ломал ногу: края кости рядом с трещиной истёрлись и затвердели, причём перелом не сросся как надо. Вероятно, при ходьбе он хромал и испытывал сильную боль. При жизни Кидд едва ли был добродушным пиратом. У него имелась ещё одна рана, на ключице – глубокий шрам на кости, окружённый костными шпорами. Удар саблей? – подумал Хатч.

Оба пирата, похоже, не дожили до сорока. Раз Чёрная Борода – азиат, тогда Капитан Кидд, по всей вероятности, европеец. Хатч мысленно сделал себе зарубку на память – спросить Сен-Джона, что он знает о расовом составе команды Окхэма.

Хатч обошёл вокруг стола, размышляя, после чего взял в руки бедренную кость. Та показалась лёгкой и хрупкой. Когда доктор её согнул, кость, на удивление, хрустнула между пальцами, как тонкий прутик. Доктор посмотрел на края обломков. Явный случай остеопороза – истончения костей – а не обычное разложение в земле. Теперь Малин внимательнее осмотрел кости второго скелета и обнаружил те же самые симптомы.

Пираты были слишком молоды, чтобы это имело отношение к возрасту. Ещё раз – это может объясняться либо скудным питанием, либо болезнью. Но какой именно болезнью? Он мысленно перебрал несколько возможных заболеваний со схожими симптомами, диагностический аппарат был запущен на полную катушку, – и внезапно лицо расплылось в широкой улыбке.

Малин повернулся к шкафу с медицинской литературой и схватил потрёпанную копию «Принципов изучения болезней внутренних органов» Гаррисона. Прошёлся пальцем по алфавитному указателю, затем быстро раскрыл на нужной странице. «Цинга (Scorbutus) (Дефицит витамина C)». Ага, вот и симптомы: потеря зубов, остеопороз, замедление восстановительных процессов, даже повторное вскрытие старых ран.

Он захлопнул книгу и вернул на полку. Тайна раскрыта. Хатч знал, что цинга теперь чрезвычайно редка в подавляющей части планеты. Даже в беднейших районах стран Третьего мира, где он побывал, выращивают свежие фрукты и овощи – за все годы работы он ни разу не сталкивался с этим заболеванием. До сих пор. Он отступил от стола, чувствуя необычайное удовлетворение.

Зазвенел дверной звонок. Чёрт бы вас побрал! – подумал он, торопливо набрасывая брезент поверх скелетов, прежде чем выйти в гостиную. Чем приходится платить за жизнь в крохотном городке – так это тем, что никто и не думает про телефон, прежде чем зайти в гости. Не будет ничего хорошего, подумал он, если его увидят в столовой с разложенными на столе древними скелетами вместо набора фамильного серебра.

Подходя к двери и бросая взгляд из окна, Хатч с удивлением узнал сутулую фигуру профессора Орвилля Хорна. Старик опёрся на трость, а космы волос вздыбились, будто его только что подзарядило генератором Ван-де-Граафа.

– Ага, вижу ужасного доктора Хатча! – воскликнул профессор, когда дверь отворилась. – Я просто проходил мимо и увидел, что в твоём старом мавзолее горит свет.

При этих словах его небольшие ясные глаза беспокойно запрыгали по сторонам.

– Я думал, что ты, наверное, заперся в подвале и делаешь вскрытие. Знаешь ведь, несколько юных дев недавно пропало из деревни, народ волнуется, – продолжил он. Его взгляд упал на кусок брезента на столе. – Ого! А это что?

– Скелеты пиратов, – с ухмылкой произнёс Хатч. – Вы же хотели подарок, правильно? Ну что же, с днём рождения!

Глаза профессора вспыхнули восторгом, и даже не спрашивая позволения, он шагнул внутрь.

– Фантастика! – воскликнул старик. – Вижу, подозрения были небеспочвенны. Где ты их откопал?

– Не я. Археолог «Талассы» нашла место бивака пиратов на острове Рэгид пару дней назад, – ответил Хатч, ведя профессора в столовую. – Потом нашли братскую могилу. Я решил взять парочку себе и попытаться выяснить причину смерти.

Косматые брови старика приподнялись при этом известии. Хатч вновь откинул брезент, и гость с интересом склонился ниже. Профессор Хорн принялся внимательно осматривать кости, постукивая по некоторым тростью.

– Думаю, я знаю, от чего они умерли, – сказал Хатч.

Профессор предостерегающе поднял руку.

– Молчи. Дай и мне попытаться!

Хатч улыбнулся, вспомнив любовь профессора к научным проблемам. Они не раз играли в подобную игру после полудня – профессор давал Малину странный образец или научную загадку, над чем тот ломал себе голову.

Доктор Хорн поднял череп Чёрной Бороды, перевернул его и бросил взгляд на зубы.

– Азиат, – произнёс он и опустил череп на стол.

– Замечательно.

– Это меня не удивляет, – откликнулся профессор. – Пираты были первыми работодателями, не допускавшими дискриминации. Полагаю, этот тип из Бирмы или с Борнео. А может, и индиец.

– Я вам поражаюсь, – сказал Хатч.

– Нет, ну эти дети – ничего не помнят! – констатировал профессор.

Он прошёл вдоль скелетов. Глаза-бусинки заблестели, как у кота, что вертится вокруг мыши. Старик взял кость, сломанную доктором.

– Остеопороз, – произнёс он и бросил взгляд на Малина.

Тот улыбнулся и ничего не сказал.

Доктор Хорн поднял челюсть.

– Да уж, эти пираты явно не трудились чистить зубы дважды в день, – констатировал он, изучив зубы. И, легонько и задумчиво постучав по лицу длинным пальцем, выпрямился. – Все признаки указывают на цингу.

Хатч почувствовал, что краснеет.

– Вы догадались намного быстрее меня.

– В прежние века цинга свирепствовала на кораблях только так. Боюсь, это знают все.

– Может быть, это и было очевидно, – несколько удручённо произнёс Малин.

Профессор бросил на него острый взгляд и ничего не сказал.

– Пойдёмте, посидим в гостиной, – предложил Хатч. – Попьём кофе.

Когда несколько минут спустя он вернулся с подносом, чашками и блюдцами, профессор сидел в мягком кресле и праздно листал один из тех детективов, которые, помнил Хатч, мать так обожала. Она держала на полке около тридцати штук – вполне достаточно, как говорила, чтобы к тому времени, как дочитать последнюю, забыть первую, а потому можно было начать сызново. Вид человека из детства, сидящего в гостиной и читающего книгу матери, вызвал у Малина внезапный прилив горько-сладкой ностальгии, настолько сильной, что он опустил поднос на столик несколько резче, чем намеревался. Профессор взял чашку, и они некоторое время молча пили кофе.

– Малин, – наконец, сказал старик, прочистив горло. – Я должен попросить у тебя прощения.

– Не надо, – попросил Хатч. – Даже не упоминайте об этом. Я ценю вашу прямоту.

– К чёрту мою прямоту. В тот день я слишком поспешно высказался. Я по-прежнему считаю, что Стормхавэн прекрасно обошёлся бы без этого проклятого острова сокровищ, но ведь от него никуда не денешься. У меня нет права судить о твоих мотивах, так что делай что должен делать.

– Спасибо.

– В знак примирения я принёс кое-что для игры «я покажу – ты расскажи», – со знакомым блеском в глазах сказал профессор. Он вытащил из кармана коробочку и раскрыл, показывая странного вида раковину из двух половинок, с замысловатым узором из точек и бороздок на поверхности. – Что это? У тебя пять минут.

– Пара морских ежей, близняшки, – ответил Хатч, возвращая раковину. – Тоже неплохой образец.

– Чёрт бы тебя побрал! Ну ладно, раз ты наотрез отказываешься быть поставленным в тупик, тогда будь хоть чем-нибудь полезен – например, проясни обстоятельства, связанные с этим, – воскликнул профессор Хорн, большим пальцем указывая в направлении столовой. – Я хочу знать все детали, неважно насколько тривиальные. Любые упущения будут караться.

Вытянувшись и закинув ногу на ногу на плетёном ковре, Хатч поведал, как Бонтьер обнаружила лагерь пиратов, что нашла во время первых раскопок, как была найдена братская могила. Рассказал о золоте, об удивительном количестве находок, о плотной укладке трупов. Профессор слушал и энергично кивал, а брови поднимались и опускались при каждой новой детали.

– Что меня больше всего удивляет, – заключил Хатч, – так это само число трупов. К концу дня мы идентифицировали восемьдесят скелетов, а ведь раскопки далеко не закончены!

– Да уж, – произнёс профессор и умолк, а его взгляд блуждал, ни на чём особо не фокусируясь.

Затем поднялся, поставил кружку и деликатно отряхнул полы пиджака.

– Цинга, – повторил он, обращаясь скорее к самому себе. После чего насмешливо фыркнул. – Проводи меня, пожалуйста. На один вечер я потратил достаточно твоего времени.

В дверях профессор остановился и повернулся. Он одарил Хатча ровным взглядом, но его глаза не смогли скрыть интереса.

– Скажи-ка, Малин, что за флора доминирует на острове Рэгид? Я никогда там не был.

– Ну, – произнёс Хатч, – это типичный остров, деревьев практически нет. Крапива, черёмуха, лопух, шиповник…

– Вот как. Черёмуховый пирог – ммм… восхитительное блюдо. А ты когда-нибудь пил чай из шиповника?

– Конечно, – ответил Малин. – Мама то и дело его заваривала, говорила, полезно для здоровья. Но я его терпеть не мог.

Профессор Хорн кашлянул в ладонь. Хатч вспомнил, что это явный знак неодобрения.

– Что? – защищаясь, спросил он.

– Черёмуха и шиповник, – многозначительно произнёс профессор, – в прошлом обязательно входили в рацион на этом побережье. И то, и другое крайне полезно для здоровья. И то, и другое богато витамином C.

Настало молчание.

– Ох, – сказал Хатч. – Теперь ясно, к чему вы клоните.

– Моряки семнадцатого столетия могли не знать, что вызывает цингу, но наверняка знали, что практически все свежие ягоды, фрукты, корешки или овощи её излечивают, – пояснил профессор и испытующе глянул на Малина. – И с нашим торопливым диагнозом не стыкуется ещё одно.

– И что же?

– А то, как именно захоронили тела, – сказал старик и со значением постучал тростью об пол. – Малин, цинга не может заставить тебя швырнуть в общую могилу восемь десятков человек и улепётывать в такой спешке, что ты побросаешь золото и изумруды.

Вдали, на юге, вспыхнула молния, и вскоре докатился раскат грома.

– Но что же тогда может? – спросил Хатч.

В ответ доктор Хорн лишь ласково потрепал его по плечу. А затем развернулся, медленно спустился по ступенькам и заковылял прочь. Его фигура быстро растворилась в обволакивающем сумраке аллеи Океана, но тихое постукивание трости продолжало звучать ещё долго.

28

Ранним утром следующего дня Хатч вошёл в помещение Острова-1 и обнаружил, что центр управления и контроля битком забит народом. Бонтьер, Керри Вопнер и Сен-Джон говорили одновременно. И лишь Магнусен и капитан Найдельман молчали: Магнусен проводила диагностику, а Найдельман стоял посередине и попыхивал трубкой, спокойный, словно центр урагана.

– Вы совсем одурели, или как? – возмущался Вопнер. – Я должен быть на «Цербере», заниматься расшифровкой журнала, а не работать спелеологом. Я программист, а не сантехник.

– Другого выхода нет, – произнёс Найдельман, вынув трубку изо рта и посмотрев на него. – Ты же видел цифры.

– Ага, ага. А чего вы ждали? На этом треклятом острове ничто не работает как надо.

– Я что-то пропустил? – спросил Хатч, приближаясь к ним.

– А, доброе утро, Малин, – поприветствовал его Найдельман, одарив краткой улыбкой. – Ничего важного вы не пропустили. У нас возникла небольшая заминка с электроникой на лестницах.

– Небольшая, как же! – фыркнул Вопнер.

– В итоге нам не остаётся ничего, кроме как взять Керри с собой в первую экскурсию по Колодцу.

– Да к чёрту всё это! – раздражённо отозвался тот. – Сколько можно повторять? Последнее звено рухнуло, уж поверьте. «Сцилла» расшифрует эту пакость через пару часов.

– Но раз уж рухнуло последнее звено, тогда Кристофер сам может за всем этим проследить, – произнёс Найдельман чуть резче.

– Конечно, – ответил Сен-Джон, слегка выпятив грудь. – Всё, что осталось – взять результат и провести небольшую замену символов.

До крайности выпятив нижнюю губу, Вопнер переводил взгляд с одного на другого.

– Вопрос лишь в том, где ты нужнее, – сказал Найдельман. – А более всего ты нужен в нашей группе.

Он повернулся к Малину и пояснил:

– Мы просто обязаны установить пьезоэлектрические датчики вдоль всего Колодца. Как только их подсоединят к компьютерной сети, они послужат системой раннего предупреждения о возможных обрушениях под землёй. Но до сих пор Керри так и не сумел удалённо откалибровать их с Острова-1.

И перевёл взгляд на Вопнера.

– А раз сеть чудит, это означает лишь одно: ему придётся отправиться с нами и откалибровать их вручную, с карманного компьютера. Потом ему останется лишь слить информацию в реестр главного компьютера. Это, конечно, не слишком приятное занятие, но ничего другого не остаётся.

– Не слишком приятное?! – воскликнул Керри. – Заноза в заднице – выражение куда правильней!

– Большая часть команды отдала бы половину своей доли, лишь бы поучаствовать в первом проникновении, – заметил Сен-Джон.

– Да проникал я во всё это!… – отворачиваясь, пробормотал Вопнер.

Бонтьер хихикнула.

Найдельман обратился к историку:

– Расскажите доктору Хатч, какую фразу вы только что расшифровали.

Сен-Джон важно прокашлялся.

– Это не совсем фраза, если честно, – сказал он. – Скорее, фрагмент предложения: Вы, кто жаждет заполучить ключ от Колодца… здесь какое-то слово… отыщете

Хатч с изумлением посмотрел на капитана.

– Значит, секретный ключ от Колодца действительно существует!

Найдельман улыбнулся и нетерпеливо потёр руку об руку.

– Скоро уже восемь, – сказал он. – Собирайте всё, что нужно, и отправляемся.

Хатч вернулся в офис за медицинским чемоданчиком и встретился с остальными членами группы на подъёме к Ортанку.

– Merde, как холодно! – сказала Бонтьер, после чего подула на руки и обняла себя. – Как вы называете такое летнее утро?

– Летнее утро в штате Мэн, – ответил Хатч. – Наслаждайся. Свежий воздух тебя взбодрит.

– Вот уж в чём нисколечко не нуждаюсь, monsieur le docteur, – заметила она.

И вприпрыжку побежала вперёд, пытаясь согреться. Следуя за ней, Хатч вдруг понял, что и сам немного дрожит, причём непонятно – то ли от холода, то ли от предвкушения спуска в Колодец. По земле пробежала тень от неровных облаков, и вслед за ними по небу потянулись ряды грозовых туч.

Добравшись до вершины острова, Хатч увидел громадину Ортанка. Из его брюха спускались разноцветные пучки кабелей, чтобы исчезнуть в распахнутой пасти Водяного Колодца. Но теперь это больше не Водяной Колодец: теперь он осушен, открыт для посетителей, и все его секреты только и ждали, чтобы их раскрыли.

Хатч снова содрогнулся и направился дальше. С этой точки ему открылся серый полумесяц дамбы, очерчивающий по морю дугу вокруг южной части острова. Очень причудливый вид. У дальнего края дамбы начинался тёмно-синий простор океана, исчезающий в извечной туманной дымке, а с ближнего каменное дно было чуть ли не непристойно обнажено и усыпано лужами стоячей воды. То здесь, то там виднелись метки, расставленные на каменистых пластах: входы в затопленные туннели, обозначенные для дальнейшего изучения и анализа. На пологом берегу по соседству с плотиной покоились груды заржавленного хлама, затопленного дерева и прочих обломков, которые подняли из глубин Колодца, очистив путь для экскурсии.

Стритер и его команда стояли на площадке рядом с Колодцем, вытягивая одни кабели и сбрасывая вниз другие. Приблизившись, Хатч рассмотрел нечто, похожее на конец громадной лестницы, свешивающейся через край Колодца. Обе её стороны представляли собой толстые блестящие металлические трубки, меж которыми располагались две пары покрытых резиной ступенек. Хатч знал, что большую часть ночи команда занималась тем, что скрепляла секции и опускала их вниз, лавируя между невидимыми препятствиями и беспорядочными остатками хлама, застрявшего между тех брусьев, что пересекаются внутри шахты.

– Я бы назвал это лестницей на стероидах, – присвистнув, заметил он.

– Это больше, чем просто лестница, – откликнулся Найдельман. – Это набор лестниц. Её стороны отлиты из титанового сплава, они послужат опорой для укрепления Колодца. Со временем мы заключим её в сетку из титановых же распорок, они подопрут стены и брусья – Колодец будет стабилен, а мы займёмся раскопками. И ещё, на этой лестнице мы сделаем открытый лифт.

Он указал на стойки лестницы.

– Сквозь обе трубы идут оптико-волоконные, коаксиальные, электрические кабели, а в каждой перекладине – лампа. Рано или поздно всё будет управляться с компьютера, от сервоприводов до камер наблюдения. Но наш друг Вопнер так пока и не сумел добиться, чтобы всё работало. Потому-то мы и пригласили его составить нам компанию.

Найдельман топнул по верхней перекладине.

– Построено по чертежам «Талассы», стоит чуть ли не двести тысяч долларов.

В этот миг к ним присоединился Вопнер, который услышал последние слова.

– Эй, капитан, – с ухмылкой сказал он. – А я знаю, где можно найти прелестные сиденья для унитаза, всего по шестьсот баксов за штуку.

Найдельман улыбнулся.

– Рад видеть, что ваше настроение улучшается, господин Вопнер. Что же, приступим.

И повернулся к остальным.

– Самая важная задача на сегодня – приделать вот такие пьезоэлектрические датчики к брусьям и подпоркам Колодца, – сказал он и, вытащив из пакета один датчик, пустил его по рукам.

Датчик оказался небольшой полоской металла с компьютерным чипом по центру, заключённой в жёсткий прозрачный пластик. С каждого конца под прямым углом торчало по кнопке с остриём в полдюйма.

– Просто прилепите или вгоните датчик в дерево. Господин Вопнер потом его прокалибрует и зарегистрирует в базе данных на КПК.

Пока Найдельман говорил, один из техников подошёл к доктору и помог нацепить ремни безопасности, после чего подал каску и показал, как пользоваться интеркомом и галогеновым фонарём. Затем Хатч получил мешок с кучей датчиков.

Поправляя на себе медицинский чемоданчик, Хатч увидел, что Найдельман жестом подзывает его к поручням. Он шагнул вперёд, и капитан заговорил в микрофон, закреплённый на каске:

– Магнусен, свет.

Хатч увидел, как вдоль всего спуска зажглась полоса огней, ярко освещая жёлтым всю глубину Водяного Колодца. Тройной ряд светящихся перекладин спускался под землю наподобие дороги в ад.

Впервые Хатч увидел, что представляет собой Колодец. Неровный квадрат, быть может, десяти футов в поперечнике, со всех четырёх сторон укреплённый мощными брёвнами, вставленными в пазы в брусьях каждого угла. С промежутком в десять футов шахту подпирали по четыре бревна поменьше, пересекаясь в центре. Они не давали Колодцу обрушиться внутрь. Малина потрясло, насколько техничным выглядело творение Макаллана; казалось, архитектор спроектировал его на тысячелетие, а не на те жалкие несколько лет, которые потребовались бы Окхэму, чтобы вернуться и забрать сокровище.

Уставившись вниз, на ряд огней, Хатч только сейчас ощутил, насколько Колодец глубок. Огни, казалось, протянулись так глубоко, что упёрлись в чёрную точку, так же как и сама лестница, что сужалась в мрачной глубине. Слышались шелест, капанье воды, тихое гудение, потрескивание, неотчётливые перешёптывания и стоны. У Малина возникло чувство, что сам Колодец живой.

Далёкий раскат грома прокатился над островом, и внезапный порыв ветра прижал к земле крапиву, выросшую рядом с Колодцем. Затем начался ливень, одинаково поливая и лопухи, и механизмы. Хатч стоял как вкопанный, частично укрытый массивной башней Ортанка. Малин подумал, что через несколько минут они просто встанут на лестницу и спустятся на самое дно. И снова возникло упрямое ощущение, что всё идёт слишком уж гладко. Но чувство моментально ушло прочь, стоило только почувствовать смрадное дыхание Колодца – холодный запах морского дна, обнажающегося при отливе: мощная вонь морской воды, смешанной с разрушением, ароматами дохлой рыбы и гниющих водорослей. А ведь где-то в лабиринте этих туннелей покоится тело Джонни, – настигла его нежданная мысль. Этого открытия он боялся, но и стремился к нему всей душой.

Техник подал Найдельману портативный анализатор воздуха, который тот сразу повесил на шею.

– Помните, это не прогулка по городскому парку, – напомнил Найдельман, оглядывая всю команду. – Вы отцепляетесь от лестницы лишь когда нужно прикрепить датчик. Мы установим их, откалибруем и сразу уходим. Но, пока мы внизу, я хочу, чтобы каждый делал как можно больше наблюдений: отмечайте состояние опор, размер и число туннелей, всё, что заслуживает внимания. Само дно пока покрыто илом, так что сконцентрируемся на стенах и выходах боковых туннелей.

Поправив каску, капитан помолчал.

– Ладно. Прицепляйте ремни, спускаемся.

Карабины защёлкнулись. Найдельман прошёл мимо каждого, основательно проверяя крепления и пробуя каждый трос.

– Чувствую себя ремонтником на телефонной линии, – пожаловался Вопнер.

Хатч посмотрел на программиста, у которого, кроме сумки с датчиками, болтались на поясе два карманных компьютера.

– Ну почему же, Керри? – поддразнивая, заметила Бонтьер. – В кои-то веки ты похож на настоящего мужчину.

К этому времени большая часть наземной команды сгрудилась неподалёку. Раздались подбадривающие восклицания. Хатч бросил взгляд на ликующие лица; тот самый миг, которого все – и он сам – так ждали.

Бонтьер широко улыбнулась. Даже на Вопнера, казалось, повлияло всеобщее возбуждение: он поправил экипировку и важно дёрнул за свой трос.

Найдельман ещё раз бросил взгляд на окружающих и помахал толпе рукой. А затем ступил на край колодца, прицепил трос к лестнице и начал спуск.

29

Хатч ступил на лестницу последним, когда остальные уже растянулись на двадцать футов. Лучи света от фонарей на их касках подрагивали во тьме, пока они ступенька за ступенькой спускались всё ниже. Малина охватило чувство головокружения, и он бросил взгляд вверх, схватившись за перекладину. Впрочем, доктор знал, что лестница надёжна, как скала – даже если он свалится вниз, ремень безопасности не даст ему улететь далеко.

По мере того, как они спускались всё глубже, их группу накрывала странная тишина. Молчание хранила и команда Ортанка, наблюдающая за спуском в режиме реального времени. Нескончаемые звуки усаживающегося Колодца – мягкие потрескивания и шорохи – наполнили воздух, подобно перешёптываниям полчищ невидимых морских тварей. Хатч миновал первый узел кабелей, электрических розеток, соединений и разъёмов. Такие узлы шли вдоль всей лестницы через каждые пятнадцать футов.

– У всех всё нормально? – через интерком донёсся до него голос Найдельмана.

Один за другим, все ответили утвердительно.

– Доктор Магнусен? – спросил капитан.

– Инструменты в норме, – ответила инженер из башни Ортанка. – Все панели в зелёных огоньках.

– Доктор Рэнкин?

– Приборы ничего не фиксируют, капитан. Никаких признаков сейсмических возмущений или магнитных аномалий.

– Господин Стритер?

– Все системы на лестницах в норме, – донёсся до них лаконичный ответ.

– Очень хорошо, – произнёс Найдельман. – Мы продолжим спускаться до платформы на пятидесяти футах, по мере необходимости расставляя датчики, а там сделаем передышку. Смотрите, не зацепитесь тросами за какие-нибудь брусья. Доктор Бонтьер, доктор Хатч, господин Вопнер, глядите в оба! Если заметите что-нибудь необычное, немедленно доложите мне.

– Вы шутите, что ли? – донёсся в ответ голос Вопнера. – Здесь же всё необычно!

Следуя за группой, Хатч почувствовал, будто тонет в глубоком бассейне тухлой воды. Сырой и холодный воздух отдавал запахом разложения. При каждом выдохе конденсировалось облачко пара, повисало в перенасыщенном воздухе и упрямо не желало рассеиваться. Он посмотрел по сторонам, и фонарь на его каске синхронно качнулся. Теперь они вошли в «приливную» зону Колодца, туда, где не так давно вода поднималась и опускалась дважды в день. С некоторым удивлением он обнаружил здесь ту же самую живность, что бесчисленное число раз видел среди камней и в оставшихся от прилива лужах на берегу моря: усоногие раки, морские водоросли, мидии и блюдечки-присоски. Затем Малин обнаружил несколько морских звёзд, а вслед за ними на глаза попались голотурии, береговые улитки, морские ежи и анемонии. Спустившись ещё ниже, он миновал слой кораллов и водорослей. Сотни улиток по-прежнему жалко цеплялись за стены и брёвна, напрасно надеясь на возвращение прилива. То одна, то другая время от времени уставала держаться и падала в гулкую бездну.

Хотя из осушенного Колодца уже извлекли неимоверное количество всяческих обломков, полоса препятствий из старинной рухляди всё равно осталась. Лестница ловко пронзала трухлявые брёвна, обходила согнутые и переплетённые металлические прутья и обломки древних буров. Группа ненадолго остановилась, когда Найдельман вогнал сенсор в небольшую щель по краю Колодца. Пока Вопнер калибровал его, Хатч почувствовал, что совершенно падает духом в этом зловонии. Он спросил себя, чувствуют ли остальные то же самое, или просто на него действует мысль, что где-то в этом холодном влажном лабиринте покоится тело брата.

– Ой, ребята, здесь так воняет! – с чувством произнёс Вопнер, склонившись над карманным компьютером.

– Состав воздуха в норме, – окликнулся Найдельман. – Через пару дней запустим вентиляцию.

Когда они спустились ещё ниже и толстый слой обычных водорослей уступил место лохмотьям бурых, изначальное обрамление шахты стало намного заметней. С поверхности донёсся приглушённый гул – раскат грома. Хатч бросил взгляд наверх и увидел небо в отверстии колодца и тёмное брюхо Ортанка в зеленоватом сиянии. Низкие облака над Ортанком придали небу серый металлический цвет. На краткое мгновение молния осветила Колодец мрачным отблеском.

Неожиданно группа под ним прекратила спуск. Бросив взгляд вниз, Хатч увидел, что Найдельман устремляет луч вглубь двух неровных отверстий по обе стороны шахты – в туннели, ведущие во тьму.

– Что ты об этом думаешь? – спросил Найдельман, вгоняя в дерево очередной датчик.

– Их построили позже, – ответила Бонтьер, осторожно наклоняясь ко второму отверстию, чтобы прикрепить сенсор и взглянуть повнимательнее. – Посмотрите на материал – тонкий, обработан пилой, а не обтёсан. Наверное, во время экспедиции Паркхёрста в 1830-х, non?

Она выпрямилась и бросила взгляд на Малина, и луч её фонаря осветил ему ноги.

– Я вижу, что у тебя под штанами, – подмигнув, заметила она.

– Может, нам лучше поменяться местами? – парировал Хатч.

Они принялись спускаться ещё ниже, время от времени вгоняя датчики в балки и перекрытия, и вскоре достигли узкой платформы на уровне в минус пятьдесят футов. В отражении света от своей каски Хатч увидел, что лицо капитана побледнело от возбуждения. Несмотря на прохладу, его покрыла испарина.

Снова вспышка молнии и отдалённый раскат грома. Звуки падающих капель усилились, и Хатч решил, что наверху, должно быть, идёт настоящий ливень. Доктор посмотрел наверх, но из-за перекрестий пройденных брёвен практически ничего не разобрал. В свете фонаря было видно, как падают капли. Он задумался, усилилось ли волнение на море. Оставалось лишь надеяться, что дамба выдержит; Малин живо представил, как море проламывает её, с рёвом врывается в Колодец и моментально их топит.

– Холодно, – пожаловался Вопнер. – Почему мне никто не сказал, что нужно захватить электрическое одеяло? И воняет ещё хуже, чем раньше.

– Слегка повышен уровень метана и углекислого газа, – бросив взгляд на монитор, сказал Найдельман. – Беспокоиться не о чем.

– Однако, он прав, – поддержала программиста Бонтьер, поправляя флягу на поясе. – И правда холодно!

– Сорок восемь градусов[41], – сухо произнёс Найдельман. – Может быть, поделитесь ещё какими-нибудь наблюдениями?

Никто не ответил.

– Тогда продолжаем. Ниже этого уровня нам, наверное, будут чаще попадаться новые шахты и ответвления. Устанавливать датчики будем по очереди. Поскольку господин Вопнер вынужден калибровать их вручную, он отстанет. Мы подождём его на уровне минус сто.

На этой глубине поперечные балки нахватали на себя неимоверное количество рухляди. Старые тросы, цепи, инструменты, куски шлангов и даже гниющие кожаные перчатки сплелись на них в один клубок. Группа миновала несколько новых ответвлений, вырезанных в деревянных стенках – здесь соседние туннели шахты пересекались с Колодцем. Найдельман отправился в первый, чтобы поместить сенсоры в двадцати футах от выхода; Бонтьер – в следующий. Затем настал черёд доктора.

Хатч осторожно отцепил ремень от карабина и шагнул с перекладины на покрытие бокового туннеля. Он почувствовал, как утопает ботинок в липкой тине. Ответвление оказалось узким и низким, резко уходящим вверх. Его кое-как прорыли в плотной глине. Туннель ничем не напоминал элегантный стиль штольни Колодца – очевидно, его возвели позднее. Согнувшись, Малин прошёл по туннелю на двадцать футов, выудил из мешка один из датчиков и вогнал в твёрдую землю. Вернувшись к Колодцу, установил у выхода туннеля небольшой флуоресцентный флажок для Вопнера.

Вернувшись к лестнице, Хатч услышал громкий, словно в агонии, стон ближайшего бруса, за которым последовала какафония тресков, что стремительно разнеслись вверх и вниз. Малин замер, крепко ухватившись за лестницу и затаив дыхание.

– Колодец усаживается, только и всего, – донёсся голос Найдельмана.

Капитан уже установил новый датчик и спустился ниже, к следующему пересечению туннелей. Одновременно с его словами донёсся новый скрип, резкий и как будто живой. Он эхом вернулся из ответвления.

– Чёрт возьми, что это было? – спросил Вопнер сверху, в ограниченном пространстве его голос прозвучал чересчур громко.

– Более-менее то же самое, – ответил капитан. – Треск старой древесины.

Послышался новый вопль, за которым последовало низкое бормотание.

– Никакое это не дерево, – произнёс Вопнер. – Звуки живые.

Хатч бросил взгляд наверх. Программист замер в процессе калибровки одного из датчиков: карманный компьютер лежал в протянутой руке, указательный палец второй покоился на экране. Вид был до крайности нелепый – словно он указывал на свою ладонь.

– Слушай, не свети мне в глаза, будь добр! – произнёс Вопнер. – Чем быстрее прокалибрую эти долбанные сенсоры, тем скорее выберусь из этой задницы.

– Я знаю – ты просто хочешь вернуться на корабль до того, как Christophe присвоит себе твою славу, – шутливо заметила Бонтьер.

Она уже вернулась из очередного туннеля и теперь снова спускалась по лестнице.

Когда они приблизились к платформе на уровне минус сто футов, на глаза попалось нечто новое. До сих пор горизонтальные туннели, пересекающиеся с Колодцем, были грубыми и неровными, кое-как укреплёнными, некоторые частично обрушились. Но над этим туннелем, очевидно, поработали на славу.

Бонтьер устремила луч света в квадратное отверстие.

– А вот это, очевидно, часть Колодца, – сказала она.

– И каково его предназначение? – спросил Найдельман, вытягивая из мешка очередной датчик.

Бонтьер склонилась в туннель.

– Точно сказать не могу. Но только взгляните, как Макаллан воспользовался естественными трещинами в скалах для возведения тайника!

– Господин Вопнер? – позвал Найдельман, бросив взгляд вверх.

Некоторое время никто не отвечал. Затем Хатч услышал отклик Вопнера:

– Да?

Голос программиста прозвучал тихо, необычайно слабо. В свою очередь подняв голову, Малин увидел, что парень опёрся о лестницу футах в двадцати выше их, рядом с оставленным доктором флажком, и калибрует сенсор. Влажные волосы прилипли к щёкам, а сам программист дрожал.

– Керри? – спросил Хатч. – У тебя всё нормально?

– У меня всё замечательно.

Найдельман по очереди посмотрел на Бонтьер, затем на Малина. В глазах капитана зажёгся необычный огонёк нетерпения.

– Ему потребуется какое-то время, чтобы прокалибровать все установленные датчики, – сказал он. – Почему бы нам пока не рассмотреть это ответвление поближе?

Капитан перешагнул через щель между лестницей и туннелем, после чего помог остальным. Они оказались в длинном узком коридоре, быть может, футов пяти в высоту и трёх в ширину. Подобно самому Водяному Колодцу, он был укреплён массивными брусьями. Вытащив из кармана небольшой нож, Найдельман попытался вогнать его в дерево.

– Полдюйма идёт легко, а дальше – никак, – заметил он, выдёргивая лезвие. – Похоже, опасности нет.

Они осторожно продвигались вперёд, сутулясь под низким потолком. Найдельман часто останавливался, чтобы проверить брёвна на прочность. Туннель уходил вдаль ярдов на пятьдесят. Время от времени капитан останавливался и тихо присвистывал.

Устремив взгляд вперёд, Хатч увидел любопытную каменную нишу, футов пятидесяти в диаметре. Казалось, у неё восемь сторон, каждая из которых оканчивается аркой, поднимающейся к крестовым сводам. На полу в самом центре помещения – железная решётка, расплывшаяся от ржавчины. Под ней – яма, глубину которой и предположить невозможно.

Они постояли у входа в зал, с каждым вздохом поднимая в вонючий воздух всё больше тумана. Воздух резко ухудшился, и Хатч начал чувствовать лёгкое головокружение. Из-под решётки донеслись слабые звуки: перешёптывание воды, может быть, или просадка земли.

Бонтьер водила фонарём по потолку.

– Mon dieu[42], – выдохнула она, – классический пример английского барокко. Быть может, чуточку грубоват, но его ни с чем не спутаешь!

Найдельман уставился в свод.

– Да, – сказал он, – здесь явно приложил руку сэр Уильям. Только посмотри – делится на три части. А рёбра свода? Потрясающе.

– Удивительно то, что всё это здесь, в сотне футов под землёй, – сказал Хатч. – Но для чего его построили?

– Думаю, – произнесла Бонтьер, – я бы сказала, у этого зала какое-то гидравлическое предназначение.

Девушка выдохнула облачко тумана в центр зала. Все трое смотрели, как оно плавно скользнуло к решётке, и затем его моментально всосало в бездну.

– Мы поймём, когда получим план всего этого, – сказал Найдельман. – А пока, давайте-ка установим два датчика здесь и здесь.

Он прикрепил датчики к стыку между камнями на противоположных концах зала, после чего поднялся и бросил взгляд на анализатор воздуха.

– Уровень углекислого газа повышается, – заметил он. – Думаю, не стоит здесь слишком задерживаться.

Они вернулись к главной шахте и обнаружили, что Вопнер их практичесски догнал.

– Ещё два датчика в комнате в конце туннеля, – сказал ему Найдельман, опуская флажок на пол ответвления.

У них над головой Вопнер, не поворачиваясь, пробормотал что-то неразборчивое, продолжая работать с КПК. Хатч отметил, что когда остаёшься стоять на одном месте, дыхание конденсируется в облачко тумана вокруг головы и становится плохо видно.

– Доктор Магнусен, – заговорил в рацию Найдельман. – Отчёт, пожалуйста.

– У доктора Рэнкина на мониторе несколько сейсмических аномалий, капитан, но ничего серьёзного. Может быть, это из-за непогоды.

Словно откликаясь на предположение, низкий рокот грома – бах! – слабым эхом прокатился по шахте сверху донизу.

– Ясно, – ответил Найдельман и повернулся к Малину и Изобель. – Двигаемся дальше и заканчиваем с датчиками.

И они снова принялись спускаться. Оставив позади платформу на уровне минус сто и приближаясь к основанию Водяного Колодца, Хатч почувствовал, что руки и ноги начинают дрожать от холода и усталости.

– Посмотрите, – сказал Найдельман, качнув фонарём. – Ещё один правильный туннель, прямо под первым. Без сомнения, это тоже часть изначального сооружения.

Бонтьер прицепила датчик к ближайшему стропилу, и они продолжили спускаться.

Внезапно Хатч услышал под собой резкий вдох, после чего Бонтьер негромко, но энергично, выругалась. Взглянув под ноги, Малин почувствовал, как ёкнуло сердце.

Внизу, застряв среди массивной кучи хлама, цепей и ржавых железок, лежал труп, частично скелетизированный. Пустые глазницы черепа поблёскивали в свете фонаря Бонтьер. С плечей и бёдер свисали лохмотья одежды, а челюсть была распахнута, словно покойник гоготал над уморительной шуткой. Малина охватило странное чувство, ощущение оторванности от реальности, несмотря на то, что разумом он понял – скелет слишком велик и не может оказаться телом брата. Отвернувшись и передёрнувшись, доктор всем телом прижался к лестнице, стараясь удержать контроль над дыханием и сердцебиением, сконцентрировался на том, чтобы втягивать и выпускать воздух из лёгких.

– Малин! – услышал он напряжённый голос Бонтьер. – Малин! Скелет очень старый. Comprends?[43] Ему двести лет, если не больше.

Хатч помолчал ещё несколько мгновений, пока не убедился, что может ответить.

– Я понял, – сказал он.

Очень медленно и осторожно Малин оторвал руку от титановой перекладины, после чего так же медленно перенёс на следующую ступеньку одну ногу, затем другую, и в конце концов оказался на одном уровне с Бонтьер и Найдельманом.

Капитан, словно зачарованный, светил на скелет, не замечая реакции доктора.

– Взгляните на покрой рубашки, – произнёс он. – Домотканная материя, реглановые швы – обычная одежда рыбаков начала девятнадцатого столетия. Думаю, мы нашли тело Симона Руттера, первой жертвы Колодца.

Найдельман вперился взглядом в скелет, пока далёкий раскат грома не снял чары. Тогда он, не говоря ни слова, перевёл луч фонаря ниже. Последовав его примеру, теперь Хатч увидел цель спуска: дно самого Водяного Колодца.

Огромная груда переломанных балок, ржавых железяк, рукавов шлангов, инструментов, стальных прутьев, всех видов механизмов высунулась из лужи грязи и ила, быть может, в двадцати футах под ними. Прямо над холмиком мусора Хатч увидел выходы нескольких больших туннелей, что сходятся к главной шахте. Из этих отверстий, подобно бороде, свисали мокрые морские и бурые водоросли. Найдельман провёл фонариком вокруг переплетения рухляди, а затем повернулся к археологу и доктору. Его тощую фигуру окружил влажный туман от собственного дыхания.

– Быть может, в пятидесяти футах под этим хламом, – негромко произнёс он, – лежат два миллиарда долларов.

Хотя взгляд капитана безостановочно перебегал с Малина на Бонтьер, казалось, глаза фокусируются на чём-то, что находится вне пределов досягаемости. Потом Найдельман засмеялся тихим, мягким заразительным смехом.

– Пятьдесят футов, – повторил он. – И всё, что нам остаётся – просто копать.

Внезапно с треском проснулась рация.

– Капитан, это Стритер, – доктор услышал эти слова в наушнике и безошибочно распознал в сухом голосе напряжённую нотку. – У нас проблема.

– Что у вас там? – рявкнул капитан.

Его голос стал резким, мечтательной задумчивости как не бывало.

Пауза, а затем снова возник голос Стритера.

– Капитан, мы… Минутку, пожалуйста. Мы рекомендуем вам прервать спуск и немедленно выйти на поверхность.

– Почему? – спросил Найдельман. – Проблемы с техникой?

– Нет, ничего подобного, – ответил Стритер, словно не зная, что сказать. – Даю вам Сен-Джона, он всё объяснит.

Найдельман вопросительно глянул на Бонтьер. В ответ та пожала плечами.

Из рации донёсся невыразительный голос историка.

– Капитан Найдельман, это Кристофер Сен-Джон. Я на «Цербере». Сцилла только что расшифровала порцию журнала.

– Ну и замечательно, – произнёс капитан. – И в чём же проблема?

– Проблема в том, что написал Макаллан во второй части записей. Позвольте, я зачитаю.

Стоя на лестнице в липкой тьме в самом сердце Водяного Колодца, Малин вслушивался в голос англичанина. Тот зачитывал порцию журнала Макаллана, и слова словно доносились из другого мира:

Мне тяжко видеть грядущее. Я ведаю, Окхэм определённо планирует избавиться от меня, как он запросто избавился от стольких многих, как только я сыграю свою роль в этом диком замысле и стану бесполезным. И посему, в мои предсмертные часы, я решился действовать. В этом диавольском сокровище столько же зла, сколько в самом пирате Окхэме. Оно причинило нам столько страданий на Богом забытом острове, и забрало столько жизней. Это сокровище самого диавола, и я обойдусь с ним как подобает…

Сен-Джон ненадолго умолк. Они услышали жужжание принтера.

– И что же? Вы хотите, чтобы мы остановили работу из-за этого? – с неприкрытым раздражением спросил Найдельман.

– Капитан, это ещё не все. Вот, слушайте:

Теперь, когда Колодец Сокровищ закончен, я чувствую, что у меня не осталось времени. Моя душа спокойна. Под моим руководством пират Окхэм и его шайка, сами не ведая того, воздвигли вечную могилу для нечестно нажитых богатств, полученных ценой страданий и горя стольких душ. Никогда смертным не завладеть ими. Я вложил в это столько сил, уловок и хитрости, и запрятал сокровище настолько мудро, что ни Окхэм, ни любой другой человек никогда не сможет его достать. Колодец непобедим, неприступен. Окхэм думает, что держит в руках ключ, и умрёт за это знание. Теперь же я обращаюсь к вам, тем, кто расшифровал эти строки. Услышьте моё предостережение: спуск в Колодец – смертельная опасность для жизни и плоти; обретение сокровищ – неизбежная Смерть. Вы, кто жаждет заполучить ключ от Колодца Сокровищ, вместо него отыщете лишь ключ в мир иной, и плоть ваша будет гнить неподалёку от того Ада, куда направятся ваши души.

Голос Сен-Джона смолк, и воцарилось молчание. Хатч бросил взгляд на Найдельмана; его челюсть едва заметно дрогнула, глаза сузились.

– Так что, видите ли, – снова заговорил Сен-Джон, – похоже, ключ к Водяному Колодцу заключается в том, что никакого ключа нет. Должно быть, это прощальная месть Макаллана пирату, который его похитил – захоронить сокровище так, чтобы его никогда не достали. Ни Окхэм, и никто другой.

– Суть в том, – вмешался голос Стритера, – что находится в Колодце небезопасно до тех пор, пока мы не расшифруем оставшуюся часть шифра и не проанализируем текст. Похоже, Макаллан установил здесь какие-то ловушки для каждого, кто…

– Чушь! – прервал его Найдельман. – Опасность, о которой он предупреждает – ловушка для идиотов, которая убила Симона Руттера и затопила Колодец две сотни лет назад.

Снова воцарилось молчание. Хатч посмотрел на Бонтьер, затем на Найдельмана. Лицо капитана оставалось каменным, губы крепко сжатыми.

– Капитан? – ещё раз попытался Стритер. – Сен-Джон так не считает…

– Всё это спорно, – огрызнулся Найдельман. – Мы практически закончили – осталось установить и прокалибровать лишь парочку датчиков, а затем мы поднимаемся.

– А я думаю, что в словах Сен-Джона что-то есть, – сказал Хатч. – Мы должны прервать спуск, по крайней мере, пока не узнаем, о чём говорил Макаллан.

– Я за, – сказала Бонтьер.

Найдельман стрельнул в них взглядом.

– Абсолютно исключено, – бесцеремонно сказал он. И, завязав мешок с датчиками, бросил взгляд наверх. – Господин Вопнер?

Программиста на лестнице не оказалось, а интерком молчал.

– Должно быть, он в туннеле, калибрует датчики в зале, – сказала Бонтьер.

– Тогда давайте его позовём. Чёрт возьми, он, наверное, выключил передатчик, – произнёс капитан и принялся взбираться мимо них по лестнице.

Та слегка дрогнула под его весом.

Минутку, – подумал Хатч. – Здесь что-то не так. Раньше лестница не дрожала.

Затем дрожь повторилась: лёгкая, еле ощутимая под кончиками пальцев и ступнями. Он вопросительно посмотрел на Бонтьер, и по её виду понял, что она тоже это почувствовала.

– Доктор Магнусен, отчёт! – резко сказал Найдельман. – Что происходит?

– Всё в норме, капитан.

– Рэнкин?

– Зафиксирован сейсмический сдвиг, но на пороге чувствительности, до опасного уровня очень далеко. У вас проблемы?

– Мы почувствовали, что… – заговорил было капитан.

Его прервало внезапное дикое содрогание лестницы, Малина едва не сбросило вниз. Нога соскользнула с перекладины, и он отчаянно вцепился, пытаясь удержаться. Уголком глаз отметил, что Бонтьер всем телом прижалась к лестнице. Новая тряска, затем ещё. И за всем этим Хатч расслышал далёкий звук обвала, подобный землетрясению – низкий рокот, на грани слышимости.

– Чёрт, что происходит? – рявкнул капитан.

– Сэр! – откликнулась Магнусен. – Где-то недалеко от вас зафиксирован оползень.

– Ладно, ваша взяла. Находим Вопнера и выметаемся.

Они взобрались на платформу на уровне минус сто. Прямо над ними зияло отверстие туннеля – распахнутая пасть из гнилого дерева и земли. Найдельман заглянул внутрь, устремив луч во влажную тьму.

– Вопнер? Шевелись. Мы возвращаемся.

В ответ – лишь тишина да слабый холодный ветерок, выходящий из туннеля.

Ещё несколько секунд Найдельман продолжал вглядываться в тёмный коридор. Затем бросил взгляд на Бонтьер, на Малина, и его глаза сузились.

Резко, словно подброшенные одной и той же мыслью, все трое вскарабкались на уровень туннеля, отцепили карабины и побежали по коридору. Хатч не помнил, чтобы это ответвление с низким потолком раньше казалось настолько мрачным и навевало такую клаустрофобию. Сам воздух изменился.

И вот туннель закончился небольшой каменной залой. Два пьезоэлектрических сенсора висели на стенах по углам. Рядом с одним валялся карманный компьютер Вопнера, антенна на КПК согнута под непостижимым углом. Завитки тумана поплыли в воздухе, пронзаемые светом трёх фонарей.

– Вопнер! – позвал Найдельман, устремляя луч то в одну, то в другую сторону. – Куда он пропал, чёрт бы его побрал?

Хатч сделал шаг вперёд за спиной Найдельмана и увидел нечто такое, от чего похолодело внутри. Один из массивных камней свода обвалился на стену. Доктор увидел в потолке зияющее отверстие, подобное выбитому зубу, из которого тонкой струйкой сыпалась коричневая влажная земля. На уровне пола, где основание упавшего с потолка камня прижалось к стене, ему попалось на глаза что-то чёрно-белое. Подобравшись поближе, Хатч понял, что это носок одной из парусиновых туфель Вопнера, торчащей между каменных плит. В следующий миг доктор оказался рядом, устремив луч света между двумя гранями камней.

– О, Господи! – произнёс Найдельман за его спиной.

Малин увидел Вопнера, втиснутого между двумя гранитными глыбами. Одна рука была прижата вдоль тела, вторая свисала под непостижимым углом. Голова в каске повернулась вбок. Вопнер умоляюще посмотрел на доктора, глаза программиста расширились и наполнились слезами.

Хатч увидел, как губы Вопнера тихо шевельнулись. Пожалуйста…

– Керри, держи себя в руках, – велел Хатч, водя лучом вверх и вниз вдоль узкой трещины, одновременно сражаясь с передатчиком.

Боже, удивительно, как он ещё жив.

– Стритер! – заорал он в интерком. – Человек зажат между двумя каменными глыбами. Спусти сюда несколько домкратов. Ещё нужен кислород, плазма и физраствор.

И снова заговорил с Вопнером.

– Керри, мы домкратами раздвинем эти камни и достанем тебя очень, очень скоро. А сейчас мне нужно знать, где у тебя болит.

Губы снова шевельнулись.

– Я не знаю, – ответил Вопнер, и его слова прозвучали скорее как выдох. – Чувствую… внутри всё сломано.

Он глотал звуки, и Малин понял, что программист еле ворочает челюстью. Хатч отступил от стены и раскрыл медицинский чемоданчик. Вытащив шприц, втянул в него два кубика морфина, после чего помассировал руку Вопнера между грубыми глыбами и ввёл иглу в плечо пострадавшего. Ни вздрагивания, ни реакции – ничего.

– Как он? – спросил Найдельман, нависая за спиной и испуская изо рта облачко пара.

– Отойди назад, ради Христа! – крикнул Хатч. – Ему нужен воздух.

В этот момент Малин понял, что и сам задыхается, втягивает в лёгкие всё больше и больше воздуха и чувствует, что его всё равно не хватает.

– Осторожней! – воскликнула Бонтьер. – Здесь могут быть ещё ловушки.

Ловушка? Малину и в голову не пришло, что это ловушка. Однако, как иначе огромный камень с потолка мог так точно опуститься вниз? Доктор попытался дотянуться до руки Вопнера и измерить пульс, но не смог дотянуться.

– Домкраты, кислород и плазма уже в пути, – сообщил через интерком Стритер.

– Хорошо. Ещё на уровень минус сто нужны складные носилки, надувные шины и шейный лубок…

– Воды… – выдохнул Вопнер.

Бонтьер шагнула вперёд и подала Малину фляжку. Тот потянулся в щель, и, наклонив, направил тонкую струйку вниз от бока каски Вопнера. Когда программист высунул язык, пытаясь дотянуться до живительной влаги, Хатч увидел, что тот иссиня-чёрный, и по всей его длине блестят капельки крови. Господи, да где же домкраты…

– Пожалуйста, помогите! – попросил Вопнер и тихо кашлянул. На подбородке показались несколько капелек крови.

Пробито лёгкое, – подумал Хатч.

– Держись, Керри, ещё пару минут, – произнёс он как можно мягче.

Затем, отвернувшись, яростно ударил по интеркому.

– Стритер, – прошипел он, – домкраты, чёрт побери, где же они?

Он почувствовал головокружение и жадно вдохнул воздух.

– Атмосфера становится опасной, – тихо сказал Найдельман.

– Уже опускаем, – донёсся сквозь помехи голос Стритера.

Хатч повернулся к Найдельману и увидел, что тот уже отправился за ними.

– Ты чувствуешь руки и ноги? – спросил он Вопнера.

– Не знаю, – ответил тот и помолчал, пытаясь вдохнуть. – Чувствую ногу. Словно кость вышла наружу.

Хатч направил фонарь вниз, но не смог разглядеть в стиснутом пространстве ничего, кроме изогнутой штанины, хлопчатобумажная ткань которой насквозь пропиталась тёмно-красным.

– Керри, я смотрю на твою левую руку. Попытайся пошевелить пальцами.

Посиневшая рука, похожая на кусок мяса, несколько секунд оставалась недвижима. Затем указательный и средний палец слегка дёрнулись. Хатч почувствовал облегчение. ЦНС ещё работает. Если мы за несколько минут сдвинем с него эту скалу, у него есть шанс. И тряхнул головой, пытаясь её прояснить.

Пол под ногами ещё раз содрогнулся, сверху опять посыпалась грязь, и Вопнер завизжал, издав высокий, нечеловеческий звук.

– Mon dieu, что это было? – воскликнула Бонтьер, быстро глянув на свод.

– Думаю, тебе лучше уйти, – негромко сказал Хатч.

– Ну уж нет.

– Керри? – позвал Хатч, с беспокойством вглядываясь в расщелину. – Керри, ответь мне!

Вопнер уставился на него, с губ слетел лишь хриплый стон. Теперь дыхание бедолаги стало грубым и булькающим.

За пределами туннеля послышался удар и постукивание механизмов – Найдельман подтянул трос, сброшенный с поверхности. Хатч отчаянно втянул в себя воздух, в голове снова тихо зашумело.

– Не могу дышать, – сумел выдавить Вопнер, его глаза остекленели.

– Керри? Ты молодец. Только держись.

Вопнер вдохнул и снова закашлялся. Струйка крови побежала по губам и закапала с подбородка.

Послышались шаги, и появился Найдельман. Он опустил два домкрата на землю, поставил баллон с кислородом. Хатч схватил маску и всунул шланг в регулятор, после чего повернул ручку на баллоне и услышал успокаивающее шипение кислорода.

Теперь у него за спиной напряжённо трудились Найдельман и Бонтьер – срывали пластиковые обёртки, снимали домкраты со стержней, скручивали детали. Новое сотрясение, и Хатч почувствовал под рукой сдвиг каменной глыбы, которая неумолимо кренилась к стене.

– Быстрее! – крикнул он.

Голова закружилась. Переведя поток на максимум, он опустил кислородную маску в узкую щель меж камней.

– Керри, – сказал он. – Сейчас я опущу на лицо эту маску.

Хатч шумно вдохнул, пытаясь найти воздух, чтобы выдавить из себя ещё несколько слов.

– Я хочу, чтобы ты медленно и понемногу вдыхал, хорошо? Через несколько секунд мы снимем с тебя этот камень.

Он опустил маску на лицо программиста, пытаясь просунуть её ниже уровня изуродованной каски. Ему пришлось смять саму маску, чтобы она очутилась нежду носом и ртом – лишь теперь он ощутил, насколько туго застрял Вопнер меж каменных глыб. Мокрые, испуганные глаза умоляюще уставились на него.

Найдельман и Бонтьер не произнесли не слова, напряжённо работая, собирая воедино детали домкрата.

Наклонившись, чтобы можно было бросить взгляд в сужающееся пространство, Хатч разглядел тревожно сузившееся лицо Вопнера. От неимоверного давления челюсть замерла в открытом положении. По щекам потекла кровь – края каски врезались в плоть. Вопнер больше не мог не то, что говорить, – не мог даже стонать. Левая рука спазматически подёргивалась, поглаживая плоский камень лиловыми пальцами. Изо рта и ноздрей донёсся слабый звук выходящего воздуха. Хатч знал, что дышать под такой массой практически невозможно.

– Готово, – прошипел Найдельман, передавая домкрат доктору.

Хатч попытался вставить его в сужающуюся щель.

– Не влазит! – выдохнул он, швыряя инструмент обратно. – Подтяните.

И снова повернулся к Вопнеру.

– А сейчас, Керри, я хочу, чтобы ты дышал вместе со мной. Я буду считать, хорошо? Один… Два…

Пол дико содрогнулся, раздался резкий скрип. Камень склонился ещё сильнее; Хатч почувствовал, что теперь его собственную руку и запястье неожиданно сдавило между глыб. Вопнер дёрнулся, с хлипом испуская воздух. Малин в ужасе наблюдал. В свете фонарика в узкой расщелине он с безжалостной ясностью увидел, как глаза программиста вылезают из орбит, становятся сначала розовыми, затем красными и, наконец, чёрными. Каска с треском разошлась по швам. Пот на сдавленных щеках и носу стал лиловым – глыба накренилась ещё сильнее. Из уха побежала струйка крови, и ещё больше крови потекло из кончиков пальцев Вопнера. Челюсть выгнулась, отвисла в сторону, язык высунулся прямо в кислородную маску.

– Камень всё двигается! – завопил Хатч. – Дайте что-нибудь, хоть что, и я…

Но при этих словах доктор почувствовал, как голова программиста разламывается на части прямо у него в руке. В кислородной маске забулькало – в шланг хлынул поток жидкости. Между пальцев что-то дёргалось, и Малин с ужасом понял, что это язык Вопнера, который спазматически подёргивается – отказали нервы, движущие мускулы.

– Нет! – отчаянно закричал Хатч. – О, Боже, пожалуйста, нет!

Перед глазами возникли чёрные круги. Он сражался со скалой, задыхаясь в затхлом воздухе, что есть сил пытаясь освободить руку из-под дикого и всё усиливающегося давления.

– Доктор Хатч, в сторону! – крикнул Найдельман.

– Малин! – завопила Бонтьер.

– Эй, Мал! – услышал Хатч голос своего брата, Джонни – шёпот в надвигающейся тьме. – Эй, Мал! Там!

Затем стало темно, и больше он не помнил ничего.

30

К полуночи на океане поднялась та медлительная, словно на масле, зыбь, которая часто следует за летним ветерком. Хатч поднялся из-за стола и подошёл к окну сборного барака, осторожно ступая по тёмному офису. Он устремил взор за хижины Главного лагеря, ожидая приближения огней, которые могли означать, что коронер, наконец, прибывает. Морская пена призрачными нитями протянулась по тёмной воде. Ветренная погода, казалось, временно сдёрнула с острова вуаль тумана, и на горизонте показался материк – еле различимая россыпь огней под усыпанным звёздами небом.

Малин вздохнул и отвернулся от окна, непроизвольно потирая перевязанную руку. Когда вечер перешёл в ночь, он в одиночестве продолжил сидеть в своём офисе, не желая ни шевелиться, ни даже включать свет. В темноте было легче не думать о бесформенном теле, которое покоилось на носилках под белой простынёй. Намного легче отбросить все мысли и шепотки, непрестанно вторгающиеся в сознание.

Раздался мягкий стук, ручка двери повернулась. В лунном свете в проёме возникла худощавая фигура капитана Найдельмана. Тот проскользнул в хижину и растворился на фоне тёмного кресла. Чиркающий звук – и комната на миг осветилась жёлтым светом. Трубка ожила; тихие звуки выдыхаемого дыма достигли ушей Малина на несколько мгновений раньше, чем он вдохнул аромат турецкого табака латакия.

– Коронера ещё не видно, верно? – спросил Найдельман.

Молчание доктора красноречиво ответило на вопрос. Они собирались перевезти тело Вопнера на материк, но коронер – важный, недоверчивый мужчина, выехавший аж из Мачиаспорта – настоял на том, чтобы труп перемещали как можно меньше.

В течение нескольких минут капитан молчаливо курил, единственным признаком его присутствия служило периодическое попыхивание трубкой. Затем Найдельман отложил её в сторону и прокашлялся.

– Малин? – мягким тоном позвал он.

– Да, – ответил Хатч.

Собственный голос показался ему сиплым и чужим.

– Трагедия нас потрясла. Всех нас. Я очень хорошо относился к Керри.

– Да, – повторил Хатч.

– Никогда не забуду, – продолжил капитан, – как руководил группой у острова Сэйбл. Кладбище погибших кораблей в Атлантике. Команда работала на глубине. Шестеро аквалангистов сидели в барокамере – декомпрессия после работы на двухсотметровой глубине. Там затонула нацистская подлодка с золотом. Что-то поломалось, и герметичность камеры нарушилась.

Хатч услышал, как капитан ёрзает в кресле.

– Можете представить, что с ними случилось. Обширный эмболизм. Разрывает на части мозг, а затем останавливает сердце.

Доктор ничего не сказал.

– И один из этих молодых аквалангистов был моим сыном.

Хатч посмотрел на тёмную фигуру.

– Мне очень жаль, – сказал он. – Я и не думал…

И умолк. Я и не думал, что вы были отцом. Или мужем. В действительности, о личной жизни Найдельмана он практически ничего не знал.

– Джефф был нашим единственным ребёнком. Его смерть стала для нас тяжёлым ударом, и моя жена, Аделаида, – ну, она так и не смогла меня простить.

Хатч снова помолчал, вспоминая застывшее выражение на лице матери в тот ноябрьский день, когда она узнала о смерти отца. Она брала с камина фарфоровый канделябр, рассеянно протирала передником, ставила на место, а затем снова бралась за него и снова протирала, и ещё, и ещё раз – а лицо было серым, словно осеннее небо. Малин подумал, а чем сейчас занята мать Керри Вопнера.

– Боже, как я устал! – сказал Найдельман, снова поёрзав в кресле, на этот раз активней, словно пытаясь заставить себя проснуться. – В нашем деле такое случается. Этого нельзя избежать.

– Нельзя избежать, – эхом откликнулся Хатч.

– Я не пытаюсь оправдаться. Керри знал, на что идёт, и сделал свой выбор. Так же, как и все мы.

Вопреки желанию, Хатч непроизвольно бросил взгляд на бесформенную фигуру под простынёй. Тёмные пятна крови просочились сквозь ткань, образуя в лунном свете неровные чёрные дыры. Доктор задумался о том, сделал ли Вопнер на самом деле свой выбор.

– Но главное, – понизив голос, произнёс капитан, – мы не должны позволить, чтобы это нас победило.

Приложив усилие, Хатч отвёл взгляд. Он глубоко вздохнул.

– Думаю, я чувствую то же самое. Мы слишком далеко зашли. Смерть Керри будет ещё более напрасной, если мы решим остановить работы. Мы возьмём паузу, чтобы пересмотреть технику безопасности. А затем…

Найдельман выпрямился в кресле.

– Паузу? Малин, вы меня не так поняли. Мы обязаны продолжить уже завтра.

Доктор нахмурился.

– Как мы можем, после всего этого? Во-первых, люди упали духом. Лишь сегодня днём я услышал за окном разговор пары рабочих – они говорили, что вся эта затея проклята с начала до конца, и что никто никогда не достанет сокровище.

– Но ведь в этом-то и причина, почему мы обязаны двигаться дальше как можно быстрее, – перебил его капитан, в его голосе послышалось упорство. – Нечего слоняться без дела, пусть займутся работой. Неудивительно, что люди трещат без умолку. Чего ещё ждать после такой трагедии? Разговоры о проклятиях и сверхъестественных явлениях лишь подрывают настрой. И, кстати говоря, я пришёл сюда затем, чтобы именно это и обсудить.

Он придвинул кресло чуть ближе.

– Все эти проблемы с оборудованием, что у нас были. Всё работает как часы до тех пор, пока не установлено на острове – а затем возникают необъяснимые проблемы. Это задерживало нас, вызывало лишние затраты. Не говоря уж о том, что подрывало дух, – сказал Найдельман и взял трубку. – Вы не задумывались о возможной причине?

– Если честно, нет. Я не слишком-то разбираюсь в компьютерах. Керри не понимал, в чём дело. Он твердил, что здесь явно имеет место сверхъестественная злая сила.

Найдельман тихо и грустно рассмеялся.

– Да, даже он. Смех, да и только, что специалист по компьютерам настолько суеверен, – сказал капитан и повернулся к нему; даже во тьме Малин почувствовал на себе его взгляд. – Ну, а я над этим хорошенько подумал, и пришёл к выводу. Никакое это не проклятье.

– А что тогда?

Лицо капитана слабо осветилось – он заново разжёг трубку.

– Саботаж.

– Саботаж? – недоверчиво спросил Хатч. – Но кто? И почему?

– Я не знаю. Пока. Очевидно, некто из нашего внутреннего круга, у кого есть полный доступ к компьютерным системам и оборудованию. Это даёт нам Рэнкина, Магнусен, Сен-Джона, Бонтьер. Быть может, даже Вопнера, который подорвался на своей же мине.

Малина удивило, как может Найдельман настолько расчётливо говорить о Вопнере, когда тело программиста лежит лишь в шести футах.

– А что насчёт Стритера? – спросил он.

Капитан покачал головой.

– Стритер и я работаем вместе ещё со Вьетнама. Он служил на канонерке под моим началом. Я знаю, вы не слишком-то жалуете друг друга, в курсе, что он малость чудной. Но нет ни единого шанса на то, что саботажник – он. Ни малейшего. Всё, что у него есть, пущено в это дело. Но даже это ещё не всё. Однажды я спас ему жизнь. Если вы побывали на войне, бок о бок в бою, вы никогда не сможете лгать друг другу.

– Ладно, хорошо, – ответил Хатч. – Но я не могу представить ни малейшей причины, зачем саботировать раскопки.

– А я могу, и даже не одну, – произнёс Найдельман. – Ну, например, – промышленный шпионаж. «Таласса» – не единственная компания такого плана в мире, об этом следует помнить. Если мы потерпим неудачу или обанкротимся, то тем самым откроем дверь кое-кому ещё.

– Ну уж нет – без моего согласия?

– Они могут этого и не знать, – ответил капитан и помолчал. – Но если и так… Всегда можно попытаться переубедить.

– Не знаю, не знаю, – сказал Хатч. – Мне сложно представить, что…

Он замолчал, вспомнив, как днём раньше столкнулся с Магнусен в помещении археологов, где составлялся каталог находок. Она рассматривала золотой дублон, найденный Бонтьер. Малин был потрясён: инженер, обычно настолько хладнокровная и лишённая индивидуальности, напряжённо всматривалась в монету с выражением дикого, неприкрытого вожделения. Когда он вошёл, Сандра моментально воровато положила её на место с чуть ли не виноватым видом.

– Не забывайте, – продолжил капитан, – на кону состояние в два миллиарда долларов. В нашем мире куча народу за двадцать баксов, не раздумывая, застрелит продавца в лавке. А сколько пойдут на любое преступление, в том числе и на убийство, за два миллиарда?

Риторический вопрос повис в воздухе. Найдельман встал и беспокойно заходил взад-вперёд у окна, попыхивая трубкой.

– Теперь, когда Колодец осушен, мы можем распустить половину рабочих. Я уже направил баржу и плавучий кран обратно в Портленд. Сохранить секреты будет проще. Но надо чётко понимать одно: вредитель вполне может продолжать своё грязное дело. Он или она мог испортить компьютеры, что заставило Керри пойти с нами. Но Керри Вопнера убил никто иной, как Макаллан, – сказал капитан и резко отвернулся к окну. – Точно так же, как убил вашего брата. Он добрался до нас, минуя три столетия, чтобы нанести удар. Господи, Малин, мы не можем ему позволить нанести нам поражение! Мы раскроем секрет Колодца и возьмём золото. И меч.

Хатч сидел во тьме, чувствуя, что в нём борются противоположные чувства. Он никогда не думал о Колодце с этой точки зрения. Но это правда: Макаллан, в некотором роде, умертвил его невинного брата и почти настолько же невинного программиста. Водяной Колодец, грубо говоря, представлял собой жестокую хладнокровную машину смерти.

– Я не знаю насчёт саботажника, – медленно ответил он. – Но думаю, насчёт Макаллана вы правы. Взгляните, что он говорит в последней записи. Архитектор сконструировал Колодец на убийство всякого, кто попытается его разграбить. Это лишь ещё одна причина, чтобы приостановить работу, изучить журнал, заново обдумать стратегию. Мы двигались слишком быстро, уж очень.

– Малин, это определённо неправильный подход, – сказал Найдельман, в небольшом помещении его голос зазвучал громко. – Как вы не можете понять, что это лишь на руку саботажнику? Мы должны продвигаться вперёд как можно быстрее, должны изучить внутренности Колодца, расставить опоры. К тому же каждый лишний день промедления означает ещё больше сложностей, принесёт ещё больше помех. Вопрос времени, прежде чем об этом пронюхает пресса. И ещё – «Таласса» уже платит «Ллойду» за страховку $300'000 в неделю. После того, что случилось сегодня, премия будет удвоена. Мы уже выходим за рамки бюджета, инвесторы недовольны. Малин, мы так близки. Как вы можете всерьёз предлагать, чтобы мы замедлили работы?

– На самом деле, – ровно произнёс Хатч, – я хотел предложить сделать перерыв на зиму и заново взяться за дело весной.

Найдельман с шипением вобрал в себя воздух.

– Господи Боже, да о чём вы говорите? Нам пришлось бы снести плотину, заново всё затопить, разобрать Ортанк и Остров-1 – вы не можете говорить серьёзно.

– Смотрите, – сказал Хатч. – Всю дорогу мы считали, что в журнале содержится ключ к сокровищам. А теперь мы знаем, что его нет. На деле, мы знаем, что всё с точностью до наоборот. Мы здесь уже три недели, август почти закончился. С каждым новым днём растёт вероятность, что на нас свалится шторм.

Найдельман махнул рукой.

– Мы же не детский конструктор собирали, и запросто переживём любой шторм. Даже ураган, если он вдруг налетит.

– Я говорю не о ураганах или юго-западниках. О них узнаёшь заблаговременно, и в запасе есть три-четыре дня – достаточно, чтобы убраться с острова. Я говорю о северо-восточнике. Он может налететь на берег неожиданно, о нём узнаёшь меньше чем за сутки. И если он вдруг налетит, нам повезёт, если мы запрыгнем на борт и успеем укрыться в порту.

Найдельман нахмурился.

– Я в курсе, что такое северо-восточник.

– Тогда вы знаете, что это крайне неприятный ветер, который приносит гигантские волны. Они куда опаснее, чем даже волны от ураганов. Не знаю и знать не хочу, как сильно укреплена дамба – её сметёт, как игрушку.

Найдельман со свирепым видом открыл рот; Малин понял, что ни один из аргументов его не пронял.

– Смотрите, – продолжил Хатч, пытаясь говорить как можно рассудительнее. – У нас возникло препятствие, но это же не означает отказ от работ! Аппендикс воспалился, но не лопнул. Я вот что хочу сказать – мы должны потратить время на то, чтобы по-настоящему изучить Колодец, сравнить его с прочими творениями Макаллана, попытаться понять ход его мыслей. А вслепую бросаться в бой слишком опасно.

– Я говорю, что среди нас работает саботажник и что мы не можем позволить себе замедлить работы, а вы говорите мне, что мы слепы? – резко выпалил Найдельман. – Это же в точности тот малодушный подход, на который Макаллан и рассчитывал. Действуй не спеша, не делай ничего рискованного, просирай свои деньги, пока от них ничего не останется. Ну уж нет, Малин! Исследование и всё такое – это, конечно, замечательно, но… – хотя при этих словах капитан понизил голос, в нём прозвучала потрясающая решимость, – но теперь самое время для продвижения вперёд.

Малина никто и никогда не называл малодушным – он даже не сталкивался с этим словом, кроме как в книгах – и оно ему не понравилось. Он почувствовал, как в нём нарастает ярость, но усилием воли подавил её. Если ответить что в голову взбредёт, потеряешь всё, – подумал он. – Может быть, капитан и прав. Может статься, на меня повлияла смерть Вопнера. В конце концов, мы столько всего сделали. И мы настолько близки к цели, так близки. В напряжённой тишине доктор услышал жалобный вой мотора, доносящийся с океана.

– Должно быть, лодка коронера, – произнёс Найдельман. Он уже отвернулся к окну, и Малину больше не было видно его лица. – Думаю, мне стоит оставить это дело в ваших руках.

Капитан шагнул в сторону и направился к двери.

– Капитан Найдельман? – обратился к нему Хатч.

Капитан остановился и обернулся, не отпуская дверную ручку. Хотя Малин не мог хорошенько рассмотреть в темноте его лицо, он всё же почувствовал невероятную силу взгляда капитана, пытливо направленного на него.

– Субмарина, полная фашистского золота, – продолжил Хатч. – Как вы поступили? Я имею в виду – после смерти вашего сына?

– Мы возобновили операцию, конечно же, – твёрдо ответил Найдельман. – Он и сам пожелал бы этого.

И исчез за дверью. Единственным следом его присутствия остался слабый аромат табачного дыма, повисшего в ночном воздухе.

31

Бада Роуэлла едва ли можно было назвать примерным прихожанином. А уж после появления в городе Вуди Клэя – тем более: проповеди пастора всегда велись в жёсткой манере, «огонь-и-сера», что для конгрегационалистской церкви довольно-таки редкое явление. Зачастую тот приправлял проповеди призывами к пастве вести духовную жизнь несколько строже, чем привык это делать сам Бад. Но в Стормхавэне владелец магазина играл важную роль в распространении слухов, и, будучи профессиональным сплетником, Роуэлл терпеть не мог пропускать что-нибудь важное. Говорили, что преподобный Клэй подготовил специальную службу – такую, в которой прозвучит нечто интересное.

Роуэлл вошёл в храм за десять минут до начала проповеди и обнаружил, что помещение битком набито горожанами. Он попытался найти место за колонной, подальше от алтаря, откуда можно незаметно исчезнуть. Так и не преуспев в поисках, грузно опустился на крайнее место в ряду, на деревянную скамью, и суставы застонали от жёсткого сиденья.

Он медленно обвёл глазами собравшихся, кивая многочисленным клиентам «Суперетты», с которыми встречался взглядом. Отметил на первом ряду мэра, Джаспера Фитцджеральда. Тот радушно пожимал руку главе городского совета. Билл Баннс, главный редактор газеты, сидел несколькими рядами дальше, его зелёный козырёк так плотно устроился на голове, словно вырос из неё. И Клэр Клэй расположилась на своём обычном месте по центру второго ряда. Она превратилась в идеальную жену пастора – печальная улыбка, в глазах одиночество. По залу были рассыпаны и те люди, которых он не знал; Бад предположил, что это сотрудники «Талассы». Весьма необычно: никого из них в церкви раньше не замечали. Видимо, недавние события их несколько встряхнули.

Затем взгляд Бада упал на непонятный предмет, возлежащий на небольшом столике рядом с кафедрой. Его покрывает белоснежная простыня. Определённо, это странно. Проповедники в Стормхавэне используют театральный реквизит не чаще, чем громко скандируют что-то, трясут кулаками или стучат по Библии.

Все встали, лишь когда миссис Фэннинг уселась за орган, и зазвучали ноты «Наш Бог – могучая крепость». Когда паства выслушала обычные еженедельные приветствия и помолилась, вперёд выступил Клэй, с его худощавой фигуры свободно свисала чёрная роба. Он занял место за кафедрой и обвёл собравшихся взглядом. На лице застыло серьёзное, решительное выражение.

– Некоторые полагают, – заговорил он, – что работа пастора – успокаивать людей. Делать так, чтобы они чувствовали себя хорошо. Сегодня я здесь не для того, чтобы кто-нибудь почувствовал себя хорошо. Это не моя миссия, не моё призвание – пускать пыль в глаза, рассказывать утешительные банальности или полуправду. Я говорю без обиняков, и то, что собираюсь вам поведать, заставит некоторых почувствовать себя неуютно. Ты поведал своему народу тяжкую истину.

Клэй снова обвёл взглядом аудиторию, после чего склонил голову и прочитал краткую молитву. Мгновение помолчав, повернулся к лежащей Библии и раскрыл её на тексте сегодняшней проповеди.

«…и я увидел звезду, падшую с неба на землю, и дан был ей ключ от кладязя бездны. Она отворила кладязь бездны, и вышел дым из кладязя, как дым из большой печи; и помрачилось солнце и воздух от дыма из кладязя. И из дыма вышла саранча на землю, и дана была ей власть, какую имеют земные скорпионы… И освобождены были четыре Ангела, приготовленные на час и день, и месяц и год, для того, чтобы умертвить третью часть людей… От огня, дыма и серы, выходящих изо рта их, умерла третья часть людей… Прочие же люди, которые не умерли от этих язв, не раскаялись в делах рук своих, так чтобы не поклоняться бесам и золотым, серебряным, медным, каменным и деревянным идолам, которые не могут ни видеть, ни слышать, ни ходить.»

Клэй поднял голову и медленно захлопнул книгу.

– Откровения, глава девятая, – объявил он и позволил угомониться встревоженному гулу.

Потом он заговорил тише.

– Несколько недель назад здесь объявилась крупная компания и взялась за очередную обречённую попытку достать сокровища острова Рэгид. Все вы слышали взрывы динамита, гул двигателей и днём, и ночью, сирены, вертолёты. Все видели остров в ночи, освещённый огнями наподобие нефтяной вышки. Некоторые из вас работают на эту компанию, сдают комнаты её сотрудникам или получают финансовую выгоду от поисков сокровищ, – при этих словах взгляд преподобного задержался на Баде.

Владелец магазина неловко поёрзал на сиденье и невольно глянул на дверь.

– Те из вас, кого заботит состояние окружающей среды, могут задумываться, какое действие оказывают все эти насосы, вся эта грязь, нефть и газ, взрывы и беспрестанная деятельность на экологию залива. Рыбаки, сидящие среди вас, могут поинтересоваться, связано ли со всем этим недавнее падение улова омаров на двадцать процентов, и почти такое же падение улова макрели.

Пастор сделал паузу. Бад знал, что улов постоянно снижается вот уже два десятка лет, раскопки там или не раскопки. Но это не помешало большому числу рыбаков начать беспокойно перешёптываться.

– Но то, о чём я сегодня собираюсь говорить – это не шум, не загрязнение, не падение рыбной ловли, не разграбление залива. Все эти мирские дела находятся в компетенции мэра, если он только озаботится данной проблемой.

Клэй устремил взгляд на мэра. Бад заметил, как Фитцджеральд невесело улыбнулся и погладил пышный ус.

– Меня заботит духовный аспект поисков сокровищ, – произнёс Клэй и шагнул из-за кафедры. – Библия выражается на этот счёт предельно ясно: любовь к золоту – корень зла. И лишь бедные попадут на небеса. Она утверждает это недвусмысленно, здесь не о чем спорить и нечего интерпретировать. Это тяжело слышать, но так оно и есть. И когда богач возжелал проследовать за Иисусом, Он сказал – сначала раздай все свои богатства. Но тот не мог так поступить. Помните Лазаря, нищего, что умер у врат богача и прямиком направился за пазуху Авраама? А тот богач, что жил за этими вратами, отправился в ад и молил о капле воды, которая охладила бы его поджаренный язык. Но он её не получил. Иисус не мог выразиться ещё яснее: Легче верблюду пройти сквозь игольное ушко, чем богачу войти в Царствие Небесное.

Он сделал очередную паузу, чтобы обвести взглядом аудиторию.

– Быть может, вам это всегда казалось чьей угодно проблемой, но только не вашей. В конце концов, большинство людей в этом городе небогаты по любым меркам. Но эти поиски сокровищ изменили всё. Задумались ли вы – хоть кто-нибудь из вас – что будет с городом, если они преуспеют? Позвольте мне дать вам намёк. Стормхавэн превратится в крупнейшую приманку для туристов после Дисней-лэнда. Затмит Бар-Харбор и Фрипорт. Если вы думаете, что ловля нынче никудышная, погодите – посмотрим, что скажете, когда сотни лодок туристов наводнят эти воды, когда по всему побережью возведут гостиницы и летние коттеджи. А уличное движение? Подумайте о бесчисленных предпринимателях и золотоискателях, которые будут приезжать сюда, копнут здесь, копнут там – на берегу и в море. И все будут что-то расхищать, все будут мусорить, и так будет продолжаться, пока они не захламят всю землю и не распугают всю рыбу. О, да – некоторые из сидящих в этом зале, сделают на этом деньги. Но чем вы будете отличаться от того богача из притчи о Лазаре? А самые бедные из вас – те, кто живёт морем – от тех удача совершенно отвернётся, и им останется лишь одно: жить на пособие или ехать в Бостон с билетом в один конец.

При упоминании самого презираемого в Стормхавэне – социальных пособий и Бостона – в церкви послышался гул голосов.

Неожиданно Клэй вернулся к кафедре и вцепился в неё обеими руками.

– И выпустили они скорпиона, чьё имя Абаддон. Абаддон, властелин Бездны. Абаддон, что по-еврейски означает «Разрушитель».

Пастор обвёл ряды строгим взглядом.

– Позвольте мне показать вам кое-что, – сказал он.

Отступив от кафедры, он потянулся к покрытому простынёй предмету на небольшом столике. Бад склонился вперёд, помещение наполнили возбуждённые перешёптывания.

Клэй немного помедлил и сдёрнул ткань. Под ней оказался плоский чёрный камень, размерами, быть может, двенадцать на восемнадцать дюймов. Края камня были истёрты, выщерблены. Он возлежал в старом ящике из тёмного дерева. На камне были выбиты три еле различимые строчки, грубо обведённые жёлтым мелом.

Клэй вернулся за кафедру и громким, напряжённым голосом зачитал надпись:

Сначала ты станешь Лгать,

Проклятый, ты будешь Рыдать,

А худшее, ты должен Умереть

– Нет никакого совпадения в том, что камень нашли, когда только открыли Колодец, и что как только его убрали, Бездна приняла свою первую жертву. Пророческую силу этого дьявольского камня подтвердили последующие годы. Все те из вас, кто создаёт себе кумиров из золота и серебра – либо прямо, участием в раскопках, либо опосредованно, получением прибыли от искателей сокровищ – должны запомнить, в какой последовательности всё будет происходить. Сначала ты станешь Лгать: жадность и стремление к богатству затмит ваши благородные стремления.

Он выпрямился.

– На пикнике с омарами сам Малин Хатч сказал мне, что цена сокровища – пара миллионов долларов. Далеко не маленькая сумма, даже для жителей Бостона. Но потом я узнал, что правильная оценка, скорее, два миллиарда. Два миллиарда. По какой такой причине доктор Хатч меня так обманул? Скажу вам лишь одно: золотые идолы портят человека. Сначала ты станешь Лгать.

Голос проповедника стал глуше.

– Затем идёт следующая строчка: Проклятый, ты будешь Рыдать. Золото принесёт с собой страдания. И если вы в этом сомневаетесь, поговорите с человеком, который потерял ноги. И, что там на последней строке? А худшее, ты должен Умереть.

Его впавшие глаза уставились на аудиторию.

– Сегодня многие из вас готовы поднять камень, так сказать, чтобы добраться до золотого идола, скрытого под ним. Того же хотел Симон Руттер двести лет назад. И вспомните, что с ним стало.

Клэй вновь опёрся о кафедру.

– Лишь вчера в Колодце погиб человек. Я разговаривал с ним меньше недели назад. Он даже не попытался оправдать свою жадность к золоту. Если честно, он так нахально об этом и заявил. «Я же не Мать Тереза», сказал он мне. А теперь он мёртв. Умер худшим способом, всю его жизнь буквально выдавил огромный камень А худшее, ты должен Умереть. «Воистину обрёл он награду свою».

Когда Клэй замолчал, чтобы отдышаться, Бад оглядел прихожан. Рыбаки негромко перешёптывались между собой. Клэр не смотрела на пастора, опустила взгляд на руки.

Клэй заговорил снова.

– А что насчёт остальных – тех, кто погиб или был изувечен, или обанкротился из-за этого проклятого сокровища? Оно – воплощение самого зла. И все, кто получит от него свою толику выгоды – прямо ли, косвенно – должны сознавать, что рано или поздно ответят за это. Понимаете, в конце концов совершенно неважно, найдено сокровище или нет. Сами поиски его – грех, вызывающий отвращение Господа. И чем дальше продвинется Стормхавэн по дороге греха, тем большую цену ему придётся заплатить. Цену в разрушении жизненного уклада. Цену в разрушенной ловле. Цену в разбитых жизнях.

Он кашлянул.

– Год за годом не утихают разговоры насчёт проклятия острова Рэгид и Водяного Колодца. Многие даже не хотят об этом думать. Они скажут вам, что лишь невежественные, необразованные личности верят в такого рода предрассудки, – продолжил он и указал на камень. – Пусть скажут это Симону Руттеру. Пусть скажут Эзекиелю Харрису. Пусть скажут Джону Хатчу.

Его голос зазвучал чуть ли не шёпотом.

– На этом острове происходило и происходит нечто странное. Нечто такое, о чём вам не говорят. Оборудование таинственным образом выходит из строя. Необъяснимые события мешают работам. И лишь несколько дней назад на острове нашли братскую могилу. Могилу, до краёв забитую костьми пиратов. Восемьдесят или, быть может, сто человек. Никаких следов насилия. Никто не знает, как они погибли. Скорпион, что выйдет из бездны, будет истреблять их. И мёртвые тела будут возлежать на улицах.

– Каким образом приняли они свою смерть? – громогласно вопросил Клэй. – Они приняли её от руки Господа. Потому что – вы знаете, что при них нашли?

В церкви воцарилась такая тишина, что до Бада донёсся шелест листьев из-за окна.

– Золото, – хрипло прошептал Клэй.

32

Будучи официальным врачом на острове Рэгид, Малину Хатчу пришлось лично заниматься всей бумажной волокитой, относящейся к смерти Вопнера. Поэтому, оставив вместо себя дипломированную медсестру из небольшого городка на побережье, он запер дом на аллее Океана и направился в Мачиаспорт. Именно там проходило формальное дознание. На следующее утро Хатч уехал в Бангор. К тому времени, как он закончил заполнять стопки бумаг и вернулся в Стормхавэн, прошло три рабочих дня.

В тот же день он направился на остров, и вскоре уверился, что принял верное решение, не протестуя против намерений Найдельмана продолжать операцию. Хотя капитан все эти дни заставлял команду трудиться не покладая рук, старания – и введение новых мер предосторожности после гибели Вопнера – казалось, разогнали большую часть уныния. Тем не менее, место продолжило собирать дань: в течение первого же дня к доктору с мелкими проблемами обратилось с полудюжины пациентов. И, в дополнение к порезам и царапинам, медсестра сообщила ему о трёх случаях заболеваний – чрезвычайно много, учитывая, что на острове осталась лишь половина персонала. Один пациент жаловался на апатию и головокружение, второй подцепил бактериальную инфекцию, о которой Хатч читал, но никогда с ней не сталкивался. У третьего мужчины оказалась простая неспецифическая вирусная инфекция; ничего серьёзного, но его заметно лихорадило. По крайней мере, про этого Найдельман не сможет сказать, будто он симулянт, – подумал Хатч, забирая образец крови, чтобы позднее проанализировать на «Цербере».

***

На следующее утро он по тропинке направился к устью Водяного Колодца. Работы велись невиданными темпами – даже у Бонтьер, которая выскочила из Колодца с ручным лазером-дальномером, не нашлось времени более, чем на кивок и улыбку. Но количество сделанного Малина просто потрясло. Набор лестниц сверху донизу заключили в каркас, и с одной стороны приделали лифт для скоростного спуска в глубину. Техник сказал ему, что эхолокация и измерение внутренностей Колодца практически завершены. Капитана Хатч найти не сумел, но техник поведал, что тот последние три дня работал практически без сна, запершись в Ортанке и управляя оттуда ходом работ.

Неожиданно для самого себя Хатч принялся размышлять о том, что же капитан планирует делать дальше. Ничего удивительного, что после смерти Вопнера тот с головой ушёл в работу. Но очевидные задачи теперь практически выполнены: лестница завершена, сам Колодец вскоре будет окончательно исследован и нанесён на карты. Останется лишь спуститься в Колодец и копать – крайне осторожно – в поисках золота.

Малин с минуту постоял в молчании, раздумывая о деньгах и о том, что он сделает со своей долей. Миллиард долларов – колоссальная сумма. Быть может, не стоит отдавать в Фонд Джонни Хатча всю её целиком. Будет тяжело даже просто расстаться с такими деньжищами. Кроме того, не мешало бы купить новую лодку для своей стоянки в Линне. И ещё он живо представил себе прекрасный отдельный домик на Брэттл-Стрит, совсем рядом с госпиталем. Как раз ищут покупателя. К тому же – не стоит забывать, что когда-нибудь у него появятся дети. Разве это правильно – лишать их щедрого наследства? Чем больше он об этом размышлял, тем более разумным казалось оставить для себя лично миллионов пять. Ну, может быть, десять для круглого счёта. Против этого никто не посмеет возразить.

Он ещё несколько мгновений смотрел в отверстие Колодца, раздумывая, работает ли где-то там, в тёмных глубинах, старый школьный приятель, Донни Труитт. А затем повернулся и направился по тропинке.

Войдя на станцию Остров-1, Малин обнаружил сидящую за компьютером Магнусен. Пальцы женщины порхали по клавиатуре, губы были неодобрительно поджаты. Обёртки от сэндвичей с мороженым и переломанные платы бесследно исчезли, а груды компьютерного оборудования с толстыми связками разноцветных кабелей расставили в строгом порядке. Исчезли все следы Вопнера. Осмотревшись по сторонам, Малина охватило неподдающееся логике чувство, будто эта стремительная уборка – способ стереть программиста из памяти. Как обычно, Магнусен занималась своими делами, не обращая на доктора ровным счётом никакого внимания.

Хатч постоял с минуту, продолжая осматриваться.

– Прошу прощения! – наконец, рявкнул он и почувствовал непостижимое удовольствие, когда та слегка подпрыгнула в кресле. – Я бы хотел получить полный текст журнала Макаллана.

Магнусен прекратила печатать и повернулась к нему с на диво невыразительным лицом.

– Конечно, – ровно ответила она.

И, выжидая, продолжила сидеть.

– Ну и…?

– Где оно? – спросила она.

Совершенно бессвязный диалог.

– Где – что? – поинтересовался Хатч.

Малин был уверен, что на долю секунды лицо инженера осветилось триумфом, но затем, так же стремительно, на него вернулась маска безразличия.

– Вы хотите сказать, у вас нет разрешения капитана?

Удивлённое выражение на его лице послужило достаточным ответом.

– Новые правила, – пояснила она. – На складах хранится лишь единственная бумажная копия расшифрованного журнала, которую можно получить только с письменного разрешения капитана.

На какой-то миг Хатч понял, что ему не приходит в голову, что на это сказать.

– Доктор Магнусен, – наконец, произнёс он как можно спокойнее, – это не может относиться ко мне.

– Об исключениях речи не было.

Не говоря ни слова, Хатч подошёл к телефону. Получив доступ в сеть острова, набрал номер Ортанка и попросил к телефону капитана.

– Малин! – услышал он волевой голос Найдельмана. – Как раз хотел к вам заглянуть, спросить, как дела на материке.

– Капитан, я на Острове-1 с доктором Магнусен. Что там насчёт необходимости получить разрешение на доступ к журналу Макаллана?

– Чистая формальность, – ответил тот. – Чтобы отследить использование журнала. Мы с вами уже обсуждали такую необходимость. Не стоит принимать на свой счёт.

– Боюсь, я как раз-таки принимаю это на свой счёт.

– Малин, даже я расписываюсь, когда беру текст журнала. Это в ваших же интересах, как и в интересах «Талассы». А сейчас, если дадите трубку Сандре, я объясню ей, что у вас есть право посмотреть журнал.

Хатч передал трубку Магнусен, которая некоторое время молчаливо безучастно слушала. Вскоре инженер, не говоря ни слова, повесила трубку, достала из ящика и заполнила небольшую жёлтую форму.

– Передайте это охраннику на складе, – сказала она. – Вам потребуется вписать имя, дату, время и расписаться в журнале.

Опуская листок в карман, Хатч задумался, по каким критериям Найдельман выбрал именно её. Разве не сама Магнусен – одна из главных подозреваемых в саботаже?

Но, как бы то ни было, в это прохладное утро сама версия о вредительстве показалась ему слишком притянутой за уши. Ведь из тех, кто остаётся на острове, всем очень хорошо платят, а некоторые в конце концов должны получить миллионы. Зачем саботажнику рисковать синицей в руке ради журавля, которого и поймать-то тяжело? В этом нет никакого смысла.

Дверь снова распахнулась и в командном центре возникла сутулая фигура Сен-Джона.

– Доброе утро, – кивнув, сказал он.

Хатч тоже кивнул в ответ, удивлённый переменами в историке, произошедшими после смерти Вопнера. Откормленные белые щёки и радостное самодовольство сменились обвисшей кожей и мешками под глазами. Извечный твидовый пиджак, что необычно, помят.

Сен-Джон повернулся к Магнусен.

– Уже готово?

– Да, уже вот-вот, – ответила та. – Мы ждём последнего набора данных. У вашего приятеля Вопнера был в файлах такой беспорядок! Понадобилось время, чтобы всё выправить.

Выражение неудовольствия – и даже боли – отбросило тень на лицо Сен-Джона.

Магнусен кивнула на экран.

– Я коррелирую данные, которые получают в колодце, со свежими спутниковыми изображениями.

Хатч бросил взгляд на огромный монитор перед инженером. Его покрыла невозможная паутина пересекающихся линий самой различной длины и цвета. Внизу экрана появилось сообщение:

Передача ограниченного видеоряда, начало 11:23. Telstar 704

Приёмоответчик 8Z (KU Band)

Частота передачи данных на Землю: 14'044 MHz

Получение и сведение…

Сложнейшее переплетение линии на экране обновилось. На какое-то время Сен-Джон, не говоря ни слова, уставился в экран.

– Я хотел бы некоторое время с этим поработать, – наконец, произнёс он.

Магнусен кивнула.

– Один, если не возражаете.

Инженер поднялась.

– Мышь с тремя кнопками управляет тремя осями. Или вы можете…

– Я в курсе, как работает программа.

Без лишних слов Магнусен вышла из Острова-1, прикрыв за собой дверь. Сен-Джон вздохнул и уселся в свободное – теперь – кресло. Хатч повернулся, чтобы уйти.

– Я не имел в виду вас, – произнёс Сен-Джон. – Лишь её. Что за кошмарная особа!

И покачал головой.

– Вам довелось посмотреть? Это просто потрясающе, честно.

– Нет, – ответил Хатч. – А что это?

– Водяной Колодец и все его структуры. Или, скорее те, что успели нанести на карты.

Малин склонился ближе к экрану. То, что выглядело бессмысленной путаницей разноцветных линий, оказалось, как он сейчас понял, трёхмерным каркасом стенок Колодца, с обозначенной сбоку глубиной. Сен-Джон нажал на клавишу, и вся структура пришла в движение. Теперь Колодец в окружении боковых шахт и туннелей принялся медленно вращаться на призрачно-чёрном экране.

– Господи, – выдохнул Хатч. – Я и понятия не имел, что он настолько сложный.

– Группы исследователей дважды в день передавали на компьютер данные измерений. Моя задача – найти исторические параллели между Колодцем и другими конструкциями. Если сумею найти нечто общее с прочими сооружениями, а тем более с работами Макаллана, можно будет попытаться выявить оставшиеся ловушки и понять, как их можно обезвредить. Но, признаюсь, это не так-то просто. Трудно не затеряться во всей этой сложности. И, несмотря на мои слова минуту назад, у меня лишь смутное понимание, как работать с этой штуковиной. Но я предпочту болтаться на виселице, чем просить эту женщину о помощи.

Он нажал ещё на несколько клавиш.

– Посмотрим, посмотрим, можно ли убрать всё, кроме изначальной структуры, – сказал он.

Большая часть цветных линий теперь исчезла, остались лишь красные. Теперь диаграмма показалась Малину более понятной – он легко различил огромную центральную шахту, уходящую в землю. На уровне минус сто футов он увидел туннель, что ведёт в большой зал – тот самый, где погиб Вопнер. Глубже, у самого дна Колодца, сходились шесть туннелей поменьше, расставленные словно пальцы; а прямо над ним очередной крупный туннель резко поднимался на поверхность. От дна Колодца отходил ещё один туннель, там же обнаружились и несколько дополнительных боковых ответвлений.

Сен-Джон указал на нижнюю часть экрана.

– Вон те шесть туннелей, откуда поступала вода.

– Шесть?

– Да. Пять из них мы нашли, а сквозь ещё один дьявольский туннель краска не просочилась. Магнусен говорила что-то насчёт хитрой гидравлической системы с обратным током, но, если честно, я и половины не понял, – объяснил историк и нахмурился. – Хм. Наклонный туннель сверху – Бостонская Шахта, её прорыли намного позднее. Она не входит в изначальную конструкцию.

Стук по клавишам, и лишний туннель исчез с экрана.

Сен-Джон быстро глянул на Малина, а затем снова перевёл взор на экран.

– Так-так. Теперь, вот этот туннель – тот, что забирает к берегу, – заговорил он и сглотнул. – Он не входит в базовую систему Колодца, и его не обследуют ещё какое-то время. Но, кажется, он заканчивается герметичным тупиком на полпути к берегу. Быть может, он имеет отношение к ловушке, в которую попал ваш брат…

При этих словах историк смущённо умолк.

– Понимаю, – выдавил из себя Хатч, которому собственный голос показался сухим и неестественно высоким. Он глубоко вдохнул. – Они его исследуют, правильно?

– Конечно, – ответил Сен-Джон и посмотрел на экран. – Знаете, ещё три дня назад я безмерно восхищался Макалланом. А теперь отношение поменялось, и сильно. Его конструкция превосходна, и я не могу порицать его за то, что он хотел отомстить пирату, который его похитил. Но он же прекрасно понимал, что Колодец может одинаково легко погубить и виновного, и невиновного!

Кристофер снова заставил всю структуру вращаться.

– Конечно, историк во мне сказал бы, что у Макаллана были все причины считать, что Окхэм проживёт достаточно долго, чтобы вернуться весной и испробовать ловушку на себе. Но Колодец был рассчитан служить и дальше, охраняя сокровище ещё долго после смерти Окхэма.

Он нажал ещё на одну кнопку, и диаграмма украсилась мешаниной зелёных линий.

– Здесь видны все брусья и подпорки главного Колодца. Четыреста тысяч четырёхфутовых дубовых досок. Этого было вполне достаточно для постройки двух фрегатов. Колодец был возведён, чтобы служить сотни и сотни лет. Так почему же, как вы считаете, Макаллан решил сделать машину смерти настолько мощной? А теперь, если повернуть вот так…

Сен-Джон нажал очередную клавишу, затем ещё одну, и ещё.

– Проклятье! – пробормотал он, когда вся структура принялась бешено вращаться.

– Эй, вы сожжёте видеокарту, если будете вращать ещё быстрее! – раздался голос Рэнкина.

Геолог встал в дверях – медведеподобная фигура, заслонившая неясный утренний свет. Светлая борода разделилась на две части кривой усмешкой.

– В сторону, пока не поломали! – пошутил Рэнкин, закрывая дверь и подходя к экрану.

Заняв место Сен-Джона, он пару раз стукнул по клавиатуре, и изображение моментально остановилась – образец послушности.

– Как успехи? – спросил Рэнкин историка.

Сен-Джон покачал головой.

– Пока сложно сказать, очевидных параллелей не видно. Есть нечто общее в некоторых гидравлических работах Макаллана, но это, пожалуй, всё.

– Давайте-ка покрутим его вокруг оси Z, пять оборотов в минуту. Посмотрим, может это нас вдохновит, – предложил Рэнкин и стукнул по клавишам. Структура снова пришла в движение. Геолог откинулся на спинку кресла, сложил руки за голову и глянул на Малина. – Знаешь, это просто потрясающе. Кажись, наш архитектор воспользовался помощью при строительстве, если так можно выразиться.

– Какой именно?

Рэнкин подмигнул.

– Помощью матушки-природы. Томографическое сканирование говорит, большая часть Колодца была уже готова, когда появились пираты. В природном виде, то есть. Огромная вертикальная трещина в основании скал. Должно быть, по этой причине Окхэм и выбрал этот остров.

– Не уверен, что понимаю.

– В метаморфической скале, что лежит в основании острова, неимоверное количество дислокаций и сдвигов.

– А вот теперь я уверен, что не понимаю! – воскликнул Хатч.

– Я говорю о сдвиге пластов прямо под островом. Пластов, которые каким-то образом разошлись.

– Значит, там множество пещер?

– Уйма, – кивнув, подтвердил Рэнкин. – Открытые трещины, разрывы всевозможных форм. Наш приятель Макаллан лишь расширил некоторые из них. Но вопрос, на который я так и не могу найти ответ – почему они здесь, лишь под одним островом? Обычно такие явления наблюдают в более широких масштабах. Но в этой местности они, похоже, ограничиваются лишь островом Рэгид.

Монолог прервался появлением Найдельмана. Он по очереди посмотрел на всех троих, по лицу скользнула и так же быстро исчезла улыбка.

– Ну, Малин, Сандра выдала тебе разрешение?

– Да, спасибо, – ответил Хатч.

Найдельман повернулся к Рэнкину.

– Нечем заняться?

– Я просто помогал Сен-Джону с трёхмерной моделью, – ответил геолог.

Хатч перевёл взгляд с одного на другого. Беспечный геолог неожиданно стал формальным, напряжённым. Они что, не поладили? – подумал было Малин, но затем понял, что дело в том, как Найдельман на них посмотрел. Хатч и сам почувствовал еле преодолимое желание, запинаясь, пробормотать что-нибудь в своё оправдание и объяснить, чем они заняты.

– Ясно, – сказал Найдельман. – В таком случае, у меня для тебя хорошие новости. Последняя часть замеров уже в сети.

– Замечательно, – произнёс Рэнкин и нажал ещё несколько кнопок. – Получено. Сейчас сведу воедино.

На экране Хатч увидел, как появляются небольшие сегменты конструкции. Они дорисовывались с неимоверной скоростью. Ещё пара секунд – и рисунок завершён. Изображение, казалось, осталось тем же самым, стало лишь чуточку запутаннее.

За спиной у геолога Сен-Джон глубоко вдохнул. Рэнкин отстучал по клавиатуре, и модель снова принялась вращаться вокруг вертикальной оси.

– Убери все структуры, кроме самых ранних, – предложил Сен-Джон.

Щёлканье клавиш – и бесчисленные тонкие линии исчезли. Теперь Хатч увидел лишь изображение самого центрального Колодца.

– Значит, гидравлические ловушки добавили ближе к концу, – произнёс Найдельман. – Ничего нового – мы и так это знали.

– Ну что, видно что-нибудь общее с другими творениями Макаллана? – спросил Рэнкин. – Или что-нибудь, похожее на ловушку?

Сен-Джон медленно покачал головой.

– Убери всё, кроме деревянных балок, будь добр.

Очередное постукивание по клавиатуре – и на чёрном экране возникло изображение каркаса.

Внезапно историк с шумом вдохнул.

– Что? – резко спросил Найдельман.

Помолчав, Сен-Джон покачал головой.

– Не знаю, – ответил он. Затем указал на две точки на экране, в которых пересекалось несколько линий. – В этих соединениях что-то знакомое, но не знаю, что.

Они в молчании постояли полукругом ещё несколько мгновений, вперившись взглядом в экран.

– Наверное, это бессмысленное занятие, – продолжил Сен-Джон. – То есть, я хочу сказать, какого рода исторические параллели мы надеемся отыскать с другими строениями Макаллана? Что за здание имеет десять футов в поперечнике и сто с лишним футов в высоту?

– Падающая Пизанская башня? – предположил Хатч.

– Минутку! – резко перебил Сен-Джон. Он ещё пристальнее вгляделся в экран. – Взгляните-ка на симметричные линии слева – здесь и здесь. А теперь обратите внимание на эти изгибы, один под другим. Если что, я бы сказал, это поперечные арки.

Он бросил взгляд на Найдельмана.

– Вы знали, что на половинной глубине Колодец сужается?

Капитан кивнул.

– С двенадцати футов в поперечнике до, примерно, девяти – на глубине в семьдесят пять футов.

Историк принялся водить пальцем по изображению, пытаясь соединить между собой различные точки.

– Да, – прошептал он. – Это, должно быть, вершина перевёрнутой колонны. А это, скорее всего, основание внутренней подпорки. А вот на этой арке, здесь, должно быть, концентрируется центр масс. В отличие от обычной арки.

– Может быть, поведаете нам, о чём вы вообще говорите? – спросил Найдельман.

Его голос был спокоен, но Хатч безошибочно распознал в глазах неподдельный интерес.

Сен-Джон отступил от монитора на шаг, его голос был предельно задумчив.

– Да, это имеет смысл. Глубокий и узкий, вроде… И, в конце концов, Макаллан создавал религиозные сооружения…

Его голос умолк.

– Да в чём дело?! – прошипел Найдельман.

Сен-Джон уставился на Рэнкина большими грустными глазами.

– Поверни структуру вокруг оси Y на сто восемьдесят градусов.

Рэнкин подчинился, и диаграмма на экране перевернулась вверх ногами. Теперь очертания Водяного Колодца устремились ввысь и замерли светящимся красным скелетом из линий.

Внезапно капитан резко выдохнул.

– Господи Боже, – произнёс он. – Это же кафедрал!

Триумфально улыбнувшись, историк кивнул.

– Макаллан создал то, что знал назубок. Водяной Колодец – ни что иное, как шпиль. Чёртов перевёрнутый шпиль кафедрального собора.

33

Чердак оказался более-менее таким, каким Хатч его запомнил: забитый доверху всякой всячиной, десятилетия копившейся в семье. Через крохотное окошко сюда проник дневной свет и моментально потускнел среди кучи мрачной тёмной мебели, старых шкафов и остовов кроватей, вешалок и коробок для шляп, штабелей стульев. Когда Малин ступил на последнюю ступеньку, ведущую наверх, духота, пыль и запах нафталина вызвали к жизни острое, как бритва, воспоминание – как они с братом играли в прятки под крышей дома, а снаружи громко барабанил дождь.

Хатч глубоко вдохнул и осторожно продвинулся вперёд, не желая на что-нибудь наступить или издать громкий шум. По какой-то причине этот склад воспоминаний показался ему святым местом, и он едва ли не физически ощутил, что вторгается, вламывается в храм.

Теперь, когда предварительное исследование Колодца завершилось, а агент страховой компании должен был прибыть на остров лишь после полудня, Найдельману не оставалось ничего другого, кроме как остановить работы на весь остаток дня. Малин воспользовался удобным моментом, чтобы вернуться домой перекусить и, может быть, провести небольшое исследование. Он вспомнил огромное иллюстрирование издание «Величайших кафедралов Европы», что некогда принадлежало двоюродной бабушке. Если повезёт, оно может найтись среди коробок книг, которые его мать бережно сложила на чердаке. Малину хотелось лично разобраться, хоть чуть-чуть, что означает открытие Сен-Джона.

Хатч продвинулся среди беспорядка, едва не ободрав кожу о потрёпанный бильярдный стол и чуть ли не перевернув старинную «Виктролу», что ненадёжно балансировала на коробках с записями 70-х. Осторожно поставил проигрыватель вниз, а затем глянул на эти коробки, потёртые и выцветшие настолько, что еле можно было разобрать названия: «Puttin' On the Ritz», «The Varsity Drag», «Let's Misbehave», совместная работа Бинга Кросби и «Эндрюс Систерс» – «Is You Is Or Is You Ain't My Baby». Он вспомнил, как отец настаивал на том, чтобы эта древность играла летними вечерами, и сиплые звуки музыки диссонансом разносились по двору и улетали к усыпанному галькой пляжу.

В тусклом свете чердака ему бросилась в глаза большая изогнутая кленовая спинка семейной кровати, притулившаяся в дальнем углу, которую его пра-прадедушка в своё время подарил пра-прабабушке в день свадьбы. Забавный подарок, – подумал Хатч.

Ну, конечно же – рядом со спинкой кровати стоял старинный шкаф. А рядом виднеются коробки с книгами, аккуратно сложенные с тех самых пор, когда они с Джонни под присмотром матери там их и оставили.

Хатч шагнул к шкафу и попытался отодвинуть его в сторону. Тот передвинулся на дюйм или, может быть, чуточку дальше. Малин отступил на шаг, оценивая на вид этот отвратительный, тяжёлый, неповоротливый осколок викторианской эпохи, оставшийся от деда. Упёрся в него плечом и столкнул на несколько дюймов, да так, что тот зашатался. Учитывая, что за прошедшие годы дерево заметно подсохло, шкаф всё равно весил неимоверно много. Быть может, внутри что-то лежит? Хатч вздохнул и смахнул с брови пот.

Верхние дверцы шкафа оказались незапертыми и приоткрылись, обнажив заплесневелые пустые внутренности. Хатч проверил выдвижные ящики внизу и убедился, что там тоже пусто. Но не в самом нижнем: здесь нашлась чёрная, порванная и выцветшая футболка с эмблемой «Led Zeppelin». Её подарила Клэр, вспомнил он, на школьной экскурсии к Бар-Харбору. Хатч повертел футболку в руках, вспоминая тот далёкий день. Теперь это лишь старая тряпка двадцатилетней давности. Малин отложил её в сторону. Сейчас Клэр обрела своё счастье – или утратила, смотря кого спросить.

Ещё одна попытка. Он обхватил шкаф и принялся с ним бороться, раскачивая взад-вперёд. Неожиданно древний монстр подался и опасно накренился вперёд. Хатч отпрыгнул в сторону, освобождая шкафу путь, и тот с ужасающим грохотом рухнул на пол. Малин выпрямился, оказавшись в огромном облаке взлетевшей пыли.

Затем с любопытством наклонился, нетерпеливо от неё отмахиваясь.

Деревянная задняя стенка шкафа разломилась надвое по узкой щели. Внутри виднелись вырезки из газет и страницы, покрытые неровным узким почерком. Края листов показались ему тонкими и хрупкими на фоне старого красного дерева.

34

Длинная полоса земли цвета охры, под названием Бёрнт-Хэд, лежала к югу от города, выступая в море подобно скрюченному пальцу великана. На дальней оконечности мыса утёс, усыпанный деревьями и дикой травой, спускался к бухте, которую называли бухтой Сквикера[44]. Этим названием пустынное местечко обязано неисчислимым миллионам устричных раковин, что трутся друг о дружку в полосе раздражённого прибоя. Лесистые тропинки и пустыри, лежащие в тени маяка, называют Голубиной ложбиной. Для старшеклассников школы Стормхавэна это название имеет двойное значение: она также служит аллеей для прогулок любовников – и девственность здесь теряли далеко не единожды.

Двадцать с лишним лет назад Малин Хатч и сам был одним из таких неуклюжих девственников. И теперь вдруг обнаружил, что снова идёт лесными тропками и сам до конца не понимает, какому побуждению обязан возвращением на то же место. Малин распознал рукописные строки на бумагах в старом шкафу – почерк принадлежал деду. Не чувствуя в себе сил, чтобы сразу их прочитать, он вышел из дома, намереваясь прогуляться по берегу. Но ноги вынесли его за город, провели вокруг форта Блэклок и, наконец, направили к маяку и бухте Сквикера.

Он повернул на избитую тропинку – тонкую чёрную линию на фоне высокой травы. Через несколько ярдов тропа привела на небольшую полянку. С трёх сторон от неё возвышались скалистые откосы мыса Бёрнт-Хэд, покрытые мхом и ползучими растениями. С четвёртой плотная листва не давала увидеть море, хотя странное перешёптывание раковин в прибое и говорило, что оно близко. Тусклые полосы света просвечивали сквозь листья и неровными пятнами падали на траву. Вопреки настроению, Хатч улыбнулся, когда на ум нежданно-негаданно пришли строчки Эмили Дикинсон.

– «Спадает с неба луч косой», – продекламировал он.

Зимние деньки —

Подавляют, словно тоны

Кафедральной музыки

Пока Малин смотрел на глухую полянку, к нему вернулись воспоминания. В особенности об одном майском дне, заполненном нервными пожатиями рук и краткими, неуверенными вздохами. Ощущение чего-то нового, экзотическое чувство проникновения на взрослую территорию опьяняли. Хатч усилием воли отодвинул эти воспоминания на задворки, удивлённый, как может возбуждать одна лишь мысль о случившемся так давно. Это случилось за несколько месяцев до того, как мать собрала вещи, и они уехали в Бостон. Клэр больше чем кто-либо могла понять и принять его настроения; она принимала всю тяжесть багажа, вошедшего в её жизнь с Малином Хатчем – мальчиком, потерявшим большую часть семьи.

Поверить не могу, что место всё ещё здесь, – подумал он. Взор задержался на помятой банке пива под камнем; о, да – всё ещё здесь, и до сих пор используется по назначению.

Малин уселся на благоухающую траву. Прекрасный вечер в конце лета, и вся полянка отдана одному лишь ему.

Впрочем нет, не только ему. Хатч вдруг услышал шелест на тропинке за спиной. Резко повернувшись, он, к безмерному удивлению, увидел, как на полянку вышла Клэр.

Увидев его, она остановилась как вкопанная, а затем густо покраснела. Одетая в летнее ситцевое платьице, длинные золотистые волосы заплетены в спадающую за плечи косу. На мгновение поколебавшись, Клэр решительно шагнула вперёд.

– Здравствуй ещё раз, – подскакивая, произнёс Хатч. – Прелестный денёк, чтобы с тобой столкнуться.

Он постарался, чтобы слова прозвучали легко и непринуждённо. Пока он раздумывал, пожать ли ей руку или, может быть, поцеловать в щёку, время для того либо другого уже ушло.

Клэр слабо улыбнулась и кивнула.

– Как прошёл тот ужин? – спросил он.

Сорвавшись с губ, вопрос прозвучал до крайности глупо.

– Прекрасно.

Настала неловкая пауза.

– Извини, – наконец, произнесла она. – Должно быть, я помешала твоему уединению.

– Погоди! – воскликнул он, несколько громче, чем намеревался. – То есть, тебе не обязательно уходить. Я просто прогуливался. К тому же, я бы хотел поговорить.

Клэр несколько нервно поглядела по сторонам.

– Ты же знаешь, какими бывают маленькие городки. Если кто-нибудь нас увидит, они подумают…

– Нас никто не увидит, – сказал он. – Это же Голубиная ложбина, ты не забыла?

Хатч снова уселся и похлопал по траве рядом с собой.

Она подошла ближе и поправила платье тем самым застенчевым жестом, что хранила его память.

– Забавно, что мы встретились именно здесь, а не где-то ещё, – заметил он.

Клэр кивнула:

– Помню, как ты нацепил на уши дубовые листья и стоял вон на том камне, цитируя «Люсидас»[45].

Хатч справился с порывом упомянуть о кое-чём другом, что помнил сам.

– Ну, а теперь я старый костоправ, сыплю налево и направо цитатами из медицинских справочников и бессвязными обрывками стихов.

– Сколько прошло, двадцать пять лет? – спросила она.

– Ага, примерно так, – откликнулся он и неловко помолчал. – Итак, чем ты занималась все эти годы?

– Как обычно. Закончила школу, планировала уехать в Ороно и поступить в университет штата, но вместо этого встретила Вуди. Вышла замуж. Детей нет, – поведала Клэр. Пожав плечами, она уселась на стоящий рядом камень и обняла колени. – Вот, собственно, и всё.

– Нет детей? – спросил Хатч.

Ещё в школе Клэр без конца твердила, как хочет завести детей.

– Нет, – буднично сказала она. – Низкая концентрация сперматозоидов.

Они помолчали. А затем Хатч – к собственному ужасу и по совершенно непонятной причине – ощутил необоримый прилив весёлости от непредсказуемого поворота разговора. Он непроизвольно фыркнул, а затем разразился смехом – и продолжал смеяться до тех пор, пока не стиснуло в груди и не потекли слёзы. Малин смутно сознавал, что Клэр тоже смеётся не хуже него.

– О, Господи, – произнесла Клэр, под конец вытирая глаза, – какое же это облегчение – просто смеяться. А в особенности над этим. Малин, ты и представить себе не можешь, насколько эта тема закрыта у нас дома. Низкая концентрация сперматозоидов.

И они снова залились смехом.

Когда смех стих, казалось, вместе с ним исчезли прошедшие годы и вся неловкость. Хатч поведал ей истории из медицинской школы – мрачные выходки, что совершал в кабинете анатомии человека, рассказал о поездках в Суринаме и Сьерра-Леоне, а она, в свою очередь, поделилась рассказом о судьбах общих друзей детства. Чуть ли не все переехали в Бангор, Портленд или Манчестер.

Наконец, Клэр остановилась и помолчала.

– Я должна признаться, Малин, – сказала она. – Наша встреча не совсем случайна.

Он кивнул.

– Видишь ли, я видела, как ты прошёл мимо форта Блэклок, и… ну, я просто предположила, куда ты можешь пойти.

– Неплохое предположение, как оказалось.

Клэр посмотрела на него.

– Я хотела извиниться. То есть, я хочу сказать, что не разделяю чувств Вуди по поводу ваших действий. Я в курсе, что ты участвуешь в этом совсем не из-за денег, и хотела, чтобы ты услышал об этом от меня. Надеюсь, у вас всё получится.

– Незачем извиняться, – сказал он и помолчал. – Расскажи, как случилось, что ты вышла за него.

Клэр вздохнула и отвела взгляд.

– Неужели я должна…?

– Обязана.

– Ох, Малин, я была так… Даже не знаю. Ты уехал и ни разу мне не написал. Нет-нет, – торопливо сказала она. – Тебя не виню – я же знаю, мы расстались ещё до того, как ты уехал.

– Так и есть. Ричард Моуи, звезда-полузащитник. Ну и как там старина Дик?

– Не знаю. Мы с ним расстались через три недели после твоего отъезда. Да и, в любом случае, я не слишком-то была к нему привязана. Я сильно на тебя разозлилась, больше чем когда-либо на кого-либо. Часть тебя была для меня недоступной, ты таил её от меня. На самом деле, ты покинул Стормхавэн ещё до того, как уехал отсюда – если понимаешь, что я хочу сказать. Потом я поняла, – сказала она и пожала плечами. – Я продолжала надеяться, что ты вернёшься ко мне. Но потом, в один прекрасный день, вы с матерью просто взяли и уехали.

– Угу. В Бостон. Думаю, я был не слишком весёлым ребёнком.

– Когда ты уехал, в Стормхавэне остались всё те же парни. Боже, они были такими скучными! Я всеми силами готовилась поступать в колледж. И затем приехал этот юный священник. Он побывал в Вудстоке[46], понюхал слезоточивый газ в Чикаго в 1968-м. Он казался таким яростным и честным. Вуди получил в наследство миллионы, ну, ты знаешь – маргарин – и раздал их бедным, все до последнего пенни. Ох, Малин, как жаль, что ты не знал его раньше. Он был совершенно другим – страдал за дело, верил, что в самом деле может изменить мир. Вуди был настолько силён духом. Я не могла поверить, что он может заинтересоваться мною. И, знаешь ли, он никогда не говорил со мной о Боге, а просто старался жить по Его примеру. Я всё ещё помню, как он не мог вынести мысль, что из-за него я не продолжила учиться. Он настаивал, чтобы я поступила в колледж Коммьюнити. А ещё он – единственный мужчина из всех, кого я знаю, который всегда говорит лишь правду, какой бы горькой та не оказалась.

– Так что же произошло?

Клэр вздохнула и опустила подбородок на колени.

– Я и сама точно не знаю. За эти годы он, кажется, в каком-то роде сник. Маленькие городки могут быть опасными, Малин, в особенности для людей вроде Вуди. Ты же знаешь, как оно бывает. Стормхавэн сам по себе небольшой мирок. Здесь никого не волнует политика, никого не заботит распространение ядерного оружия, умирающие с голоду дети в Биафре. Я умоляла Вуди уехать отсюда, но он такой упрямый… Он приехал сюда, чтобы изменить этот город, и не собирался уезжать, пока ему это не удастся. О, да, люди его терпели, их словно умиляли все его идеи, попытки собрать деньги на доброе дело. Никто даже не злился насчёт его либеральных проповедей. Его просто игнорировали. Для него не могло быть ничего хуже, чем когда его просто вежливо не замечают. Он становился всё более и более… – она задумалась, как лучше выразиться. – Даже не знаю, как сказать. Непреклоннее и суровее в вопросах морали. Даже дома. И он так и не научился относиться к вещам проще. А поскольку у него нет чувства юмора, ему ещё тяжелее.

– Ну, знаешь, к юмору штата Мэн надо ещё привыкнуть, – произнёс Хатч как можно доброжелательнее.

– Нет, Малин, в буквальном смысле слова. Вуди никогда не смеётся. Никогда и ни в чём не видит ничего смешного. Он просто этого не понимает. Не знаю, имеет ли это отношение к его воспитанию или генам, или ещё чему-нибудь. Мы об этом не говорим. Быть может, это одна из причин, по которым он настолько твёрд, настолько непоколебим насчёт своих убеждений, – продолжила Клэр и в нерешительности замолчала. – А теперь у него есть нечто, во что он верит, о да! С вашими поисками сокровищ у него появился новый стимул, новая идея. Нечто такое, думает он, о чём Стормхавэн призадумается.

– В любом случае, какое всё это имеет отношение к раскопкам? – спросил Хатч. – И вообще, в раскопках ли дело? Он знает о нас?

Клэр посмотрела на него.

– Ну конечно, он о нас знает. Давным-давно он потребовал честного ответа, и я всё ему рассказала. К тому же было не слишком-то и много рассказывать, – ответила она и издала короткий смешок.

Спросил? Получи! – подумал Хатч.

– Ну, ему стоит подыскать себе новую идею. Мы практически закончили.

– Правда? Почему ты в этом так уверен?

– Наш историк сегодня утром совершил открытие. Он узнал, что Макаллан, тот парень, который построил Водяной Колодец, сконструировал его в виде шпиля собора.

Клэр нахмурилась.

– Шпиль? На острове нет никакого шпиля.

– Нет-нет, я имею в виду, – шпиль, перевёрнутый вверх дном. Мне это тоже показалось диким. Но стоит над этим задумываться, и всё встаёт на свои места. Историк мне всё объяснил, – сказал Малин. Ему нравилось говорить, к тому же он инстинктивно почувствовал, что может полностью положиться на Клэр. – Видишь ли, Рэд-Нед Окхэм хотел, чтобы Макаллан построил укрытие, в котором можно укрыть сокровище временно, а потом вернуться за ним.

– А по возвращении – как его достать?

– Через тайный чёрный ход. Но у Макаллана родилась другая идея. В качестве мести за похищение он построил Колодец таким образом, чтобы никто, даже Рэд-Нед, не мог достать сокровище. И он намеренно подстроил всё так, чтобы, даже если Рэд-Нед попытается добраться до сокровищ, неминуемо погибнет. Конечно, Рэд-Нед умер ещё до того, как вернулся за добычей, и с тех пор Колодец успешно противостоял всем попыткам проникнуть в него. Но теперь у нас есть такие технологии, о которых Макаллан и помыслить не мог. Так что теперь Колодец осушен, и мы сумели понять, что именно построил архитектор. Макаллан конструировал церкви. Ведь ты же знаешь, что у церкви сложная внутренняя и внешняя система подпорок, чтобы они не обвалились внутрь? Так что Макаллан просто-напросто поставил свою конструкцию с ног на голову. А потом, когда Колодец был построен, он тайно удалил критически важные узлы. Никто из пиратов и помыслить не мог, что что-то не так. По возвращении Окхэму пришлось бы заново возвести дамбу, запечатать потайные туннели и откачать воду из шахты. Но потом, когда он попытался бы достать сокровище, ему на голову обрушился бы весь Колодец. Вот какую ловушку задумал Макаллан. Но мы можем стабилизировать Колодец, воссоздав нужные опоры, и спокойно достать сокровища.

– Невероятно, – произнесла Клэр.

– Именно что.

– Тогда почему ты так невесел?

Хатч помедлил.

– Что, сильно заметно? – негромко рассмеявшись, поинтересовался он. – Несмотря на все успехи, мне иногда кажется, что я по-прежнему испытываю к проекту двойственное отношение. Золото, или тяга к золоту, делает с людьми нечто странное. И я – не исключение. Снова и снова повторяю себе, что пошёл на всё это ради того, чтобы наверняка узнать, что случилось с Джонни. Я планировал отдать свою долю в благотворительный фонд его имени. Но раз за разом ловлю себя на мысли, что бы мог сделать со всеми этими деньгами.

– Это же вполне естественно, Малин.

– Может быть. Но осознание этого не приносит никакого успокоения. Твой муж раздал всё состояние, помнишь? – пояснил Хатч и вздохнул. – Наверное, в конце концов он прав насчёт меня. Как бы то ни было, до сих пор он, кажется, не причинил нам ни малейших проблем.

– Насчёт этого ты ошибаешься, – глядя на него, сказала Клэр. – Знаешь что-нибудь о воскресной службе?

– Что-то о ней слышал.

– Он прочёл отрывок из «Откровений», на рыбаков это очень сильно повлияло. А ты знаешь, что он показал Проклятый Камень?

– Нет, – нахмурившись, признал Малин.

– А ещё он сказал, что сокровище стоит два миллиарда. И что ты солгал ему, притворился, что оно стоит намного меньше. Это правда, Малин?

– Я… – заговорил было Хатч, и умолк, не в силах понять, на кого злится больше – на Вуди Клэя или на самого себя. – Думаю, мне пришлось защищаться – он припёр меня к стенке на ежегодном пикнике. И – да, я несколько принизил цифры. Я не хотел вооружать его большим количеством информации, чем нужно.

– Ну, а теперь он вооружён. В этом году улов ещё меньше, чем раньше, и в глазах рыбаков это прямо связано с раскопками. Ему на самом деле удалось разделить город насчёт этого. Наконец, он нашёл благодатную тему, которую двадцать лет не мог найти.

– Клэр, улов меньше с каждым годом! Они пятьдесят лет ловили рыбу и омаров безо всяких ограничений.

– Ты это знаешь, и я это знаю. Но теперь у них появился кто-то, кого можно в этом обвинить. Малин, они собираются как-то протестовать.

Хатч посмотрел на неё.

– Я не знакома с деталями, но никогда не видела Вуди таким энергичным, ни разу со дня свадьбы. Всё сложилось воедино за последние день или два. Он собрал рыбаков, и они планируют что-то большое.

– Ты можешь разузнать подробности?

Клэр молча уставилась в землю.

– Хватит того, что я уже рассказала, – ответила она через несколько мгновений. – Не проси меня шпионить за мужем.

– Прости, – сказал Хатч. – Я не имел это в виду. Ты же знаешь, это последнее, о чём бы я тебя попросил.

Неожиданно Клэр опустила лицо в его ладони.

– Ты не понимаешь, – воскликнула она. – О, Малин, если бы я только могла!…

Её плечи содрогнулись от рыданий.

Малин нежно опустил её голову на плечо.

– Прости, – пробормотала она. – Я веду себя, как ребёнок.

– Ш-ш-ш! – тихо шепнул Малин, обнимая её за плечи.

По мере того, как всхлипывания становились всё тише, он отчётливее ощутил исходящий от волос аромат зелёных яблок, почувствовал влажное дыхание, проникающее под ткань рубашки. Она прижалась к нему щекой и, когда пробормотала что-то неразборчивое, Малин почувствовал, как его губ коснулась горячая слезинка. Он слизнул её. Когда Клэр повернулась к нему, он отодвинулся ровно настолько, чтобы соприкоснуться с ней губами. Хатч ласково поцеловал её, чувствуя мягкую нежность губ, осязая её полуоткрытый рот. Неуверенно поцеловал ещё раз, затем ещё – уже настойчивей. И затем, неожиданно, их губы соединились в одно целое, и она запустила руку в его волосы. Удивительные звуки прибоя, теплота ложбины, казалось, удалились в никуда. В один миг весь мир сузился лишь до них двоих. Его сердце учащённо забилось, когда он просунул язык между её губ, и она впилась в него. Теперь её руки сомкнулись на его лопатках, зарываясь ногтями в рубашку. Он смутно сознавал, что, будучи юными, они ни разу не целовались с такой страстностью. Или, может, мы просто не знали, как это делают? Он жадно склонился к ней, одной рукой нежно лаская волоски на шее и почти непроизвольно позволяя второй скользнуть по изгибам её блузки, на талию, и дальше – к неплотно сжатым коленкам. С губ Клэр сорвался стон, когда она позволила ногам разойтись. Малин почувствовал узкую полосу пота, увлажняющего внутреннюю часть бёдер. Заполненный ароматом яблок воздух смешался с запахом мускуса.

Неожиданно она отстранилась.

– Нет, Малин, – хрипло сказала она, поднимаясь на ноги и отряхивая платье.

– Клэр… – заговорил было он, пытаясь дотянуться до неё.

Но она уже отвернулась.

Хатч смотрел, как Клэр, спотыкаясь, возвращается на тропинку и стремительно исчезает среди зелёных стен, окружающих полянку. Сердце бешено колотилось, по венам неслась неописуемая смесь похоти, чувства вины, адреналина. Любовная связь с женой пастора; Стормхавэн бы этого никогда не простил. Он только что совершил один из самых безумных поступков в жизни. Ошибка, идиотская потеря самоконтроля… И, однако, когда Малин поднялся на ноги и медленно направился прочь другой тропой, воспалённое воображение снова и снова возвращалось к тому, что могло случиться, если бы Клэр не отстранилась.

35

Ранним утром следующего дня Хатч рысью преодолел короткую тропинку к Главному лагерю и распахнул дверь офиса Сен-Джона. К его удивлению, историк уже сидел там, отодвинув пишущую машинку в сторону. Перед ним возлежали с полдюжины открытых книг.

– Не думал, что вы будете здесь так рано, – выпалил Хатч. – Как раз собирался оставить вам записку, чтобы вы нашли время зайти ко мне в медпункт.

Англичанин откинулся в кресле, потирая пухлыми пальцами уставшие глаза.

– Если честно, я в любом случае хотел с вами поговорить. Я сделал интересное открытие.

– Я тоже.

И, не говоря ни слова, Хатч выложил перед Сен-Джоном толстую пачку жёлтых страниц, сложенных в несколько папок. Расчистив место на заваленном столе, историк разложил папки перед собой. Пока он их просматривал, усталость как рукой сняло. Поднося к глазам очередной старинный пергамент, Кристофер перевёл взгляд на доктора.

– Где вы это раздобыли? – спросил историк.

– В старом шкафу на чердаке. Это записи исследований моего деда – я узнал почерк на некоторых листах. Он стал одержим сокровищем, знаете ли, и это его погубило. После того, как дед умер, мой отец сжёг почти все записи, но, думается мне, упустил эти.

Сен-Джон снова уставился на документ.

– Удивительно, – пробормотал он. – Некоторые из этих данных ускользнули даже от наших исследователей в Archivos de los Indios[47] в Севилье.

– Я основательно подзабыл испанский, поэтому не смог перевести всё. Но меня больше всего заинтересовал вот этот материал, – сказал Хатч, указывая на папку с надписью Archivos de la Ciudad de Cadiz.[48] Внутри лежала потемневшая, нечёткая фотография оригинального манускрипта, основательно потрёпанного.

– Так, посмотрим, – сказал Сен-Джон и приступил к чтению. – "Записи двора города Кадис, 1661-1700. Восьмой месяц шестнадцатого числа. Хм… Всё правление Святого Римского Императора Каролуса II – иными словами, Чарльза II – нас сильно тревожили пираты. Лишь в одном 1690-м году Королевский Морской Флот – или серебряный, хотя на Flota de Plata также перевозили немало золота…

– Читайте дальше.

– …Был захвачен и разграблен подлым язычником, пиратом Эдвардом Окхэмом, который нанёс короне ущерб в девяносто миллионов реалов. Он стал нашей величайшей чумой, истинным злом, натравленным супротив нас самим диаволом. После долгих размышлений, тайные советники дозволили нам получить в распоряжение Меч Святого Михаила – величайшее, самое секретное и ужасное наше сокровище. Во имя Святого Отца, да сжалится Господь над нашими душами за деяние сие.

Сен-Джон опустил папку и заинтересованно наморщил брови.

– Что значит — величайшее, самое секретное и ужасное наше сокровище?

– Понятия не имею. Может быть, они считали, что меч обладает чудодейственной силой, что он испугает Окхэма. Что-нибудь вроде испанского Эскалибура.

– Едва ли. Мир вступил в эпоху Просвещения, не забывайте, а Испания в те годы была одним из самых цивилизованных государств Европы. Не сомневаюсь, что тайные императорские советники не верили в средневековые предрассудки, и уж тем более не полагались на них в делах государственной важности.

– Если меч и в самом деле не был проклят, – в шутку пробормотал Хатч, драматически закатывая глаза.

Сен-Джон не улыбнулся.

– Вы успели показать это капитану Найдельману?

– Нет. Если честно, я собирался по электронной почте отослать запись старому другу, которая живёт в Кадисе. Маркизе Гермионе Конца де Хоенцоллерн.

– Маркиза? – переспросил Сен-Джон.

Хатч улыбнулся.

– По внешности вы бы так не сказали. Но она обожает нудить о своём знатном происхождении и длине родословной. Я познакомился с ней, когда работал с "Medicins sans Frontiures"[49]. Крайне эксцентричная особа, ей почти восемьдесят, но она прекрасный исследователь, читает на всех европейских языках и множестве древних диалектов.

– Наверное, это хорошая мысль – попросить помощи извне, – сказал Сен-Джон. – Капитан слишком загружен Водяным Колодцем – сомневаюсь, что он вообще захочет взглянуть на эти документы. Знаете, он пришёл ко мне вчера после того, как уехал страховой агент, и попросил сравнить глубину и ширину Колодца со шпилями разных соборов. И ещё он хотел получить набросок дополнительных опор, которые поддерживают кафедрал, чтобы воссоздать напряжения и нагрузки на первоначальный шпиль Макаллана. То есть, в сущности, чтобы победить Колодец.

– Я так и подумал. Уйма работы, правда?

– С самой конструкцией проблем не так уж много, – ответил Сен-Джон. – Но исследование, что за ним стоит – это да, – при этих словах он указал на россыпь книг. – Отняло у меня остаток дня и всю ночь, прежде чем я закончил наброски.

– Тогда вам лучше немного отдохнуть. Сейчас я иду на склады, чтобы посмотреть на вторую часть журнала Макаллана. Спасибо, что помогли с переводом.

Хатч собрал папки и повернулся, чтобы уйти.

– Минутку! – воскликнул Сен-Джон.

Когда Хатч обернулся, англичанин уже был на ногах и обходил стол.

– Я упомянул, что сделал открытие.

– Ах, да, совсем забыл.

– Оно связано с Макалланом, – продолжил Сен-Джон и застенчиво поправил галстук. – Ну, не напрямую… Взгляните-ка сюда.

Он взял со стола листок бумаги и передал доктору. Хатч внимательно просмотрел на единственную строчку, что на ней отпечатана:

ETAONISHRDLCUGMWFPYBKVJXZQ

– Похоже на бессмысленный набор символов, – сказал Хатч.

– Обратите внимание на первые семь букв.

Хатч принялся зачитывать их вслух:

– E, T, A, O… Эй, погодите-ка. Ета Онис! Та самая, которой Макаллан посвятил книгу по архитектуре.

Он умолк, не отрывая взгляда от листа.

– Это частота встречаемости латинских букв в английском, – пояснил Сен-Джон. – Порядок, в котором буквы чаще всего встречаются на письме. Криптаналитики используют её для расшифровки кодированных сообщений.

Хатч присвистнул.

– И когда вы об этом узнали?

Сен-Джон, казалось, смутился ещё сильнее.

– Если честно, на следующий день после смерти Керри. Я никому об этом не сказал, мне было стыдно. Так глупо себя чувствовал! Подумать только, всё просто лежало на поверхности! И чем больше я размышлял, тем больше вещей оно объясняло. Я понял, что Макаллан был несколько больше, чем просто архитектором. Если он знал о частотной таблице, значит, по всей видимости, он работал на королевскую разведку или, по меньшей мере, на какое-то тайное общество. Поэтому я провёл дополнительное исследование и нашёл несколько мелких деталей, слишко интригующих, чтобы считать их простым совпадением. Теперь я уверен, что в течение вычеркнутых из жизни лет Макаллан работал на Чёрную палату.

– На что?

– Это потрясающе, честно. Видите ли…

Сен-Джон внезапно умолк и посмотрел через плечо. С болью сочувствия, Хатч догадался, что историк смотрит в направлении офиса Вопнера в предчувствии язвительной реплики насчёт того, что пыльный старый историк находит таким потрясающим.

– Продолжайте, – сказал Хатч. – Можете объяснить мне по дороге на склады.

– Чёрная палата, – продолжил Сен-Джон, выходя вместе с доктором в утренний туман, – это тайный отдел Английской почты. В их обязанности входил перехват запечатанных сообщений, переписывание содержимого – после чего письма заново запечатывали поддельными печатями. Если переписываемый документ был зашифрован, его отсылали в отдел дешифровки. Настоящий текст письма в конце концов попадал к королю или одному из главных министров, в зависимости от содержимого.

– В эпоху Стюарда было столько шпионов?

– Причём не только в Англии. Во всех европейских странах действовали подобные структуры. В действительности, это было излюбленным местом работы для сообразительных честолюбивых аристократов. Если из них выходили хорошие криптаналитики, они вознаграждались щедрой оплатой и положением при дворе.

Хатч покачал головой.

– Я и представить себе не мог…

– И это ещё не всё. Между строк старинных придворных записей я вычитал ещё кое-что, и теперь думаю, что Макаллан был, скорее всего, двойным агентом – работал ещё и на Испанию из-за симпатий к Ирландии. Но его раскусили. Действительная причина, по которой ему пришлось бежать из страны, – попытка спасти свою шкуру. Я так считаю. Возможно, его направили в Америку не только для того, чтобы построить кафедральный собор в Новой Испании, но и по другим, тайным причинам.

– И Окхэм перечеркнул все эти планы.

– Да. Но в лице Макаллана он обрёл намного больше, чем мог надеяться.

Хатч медленно кивнул.

– Это объясняет, почему Макаллан с такой лёгкостью использовал шифры и невидимые чернила.

– …И почему второй шифр оказался таким дьявольски сложным. Немногие сохранили бы такое присутствие духа и решились тщательно спланировать обманку, подобную Водяному Колодцу, – добавил Сен-Джон и мгновение помолчал. – Я упомянул об этом в разговоре с Найдельманом вчера днём.

– И?

– Он заявил, что это очень интересно, что как-нибудь мы обязательно должны в этом разобраться, но что сейчас самое важное – стабилизировать Колодец и поднять золото, – при этих словах историк криво улыбнулся. – Так что едва ли у нас имеются достаточно веские причины, чтобы показывать ему те документы, которые вы нашли. Он просто-напросто слишком погружён в раскопки, чтобы думать о чём-то, что впрямую их не касается.

Они добрались до барака склада. Со времени первых находок в пиратском лагере склад заметно увеличился в размерах, теперь ничем не напоминая прежнюю ветхую лачугу. Оба небольших окошка сейчас укрылись за решётками, а в дверях появился охранник «Талассы», прилежно записывающий в журнал всех, кто входит и выходит.

– Простите меня, – с гримасой произнёс Сен-Джон, когда Хатч запросил расшифровку журнала и предъявил заполненную форму от Найдельмана. – Я бы с радостью распечатал для вас копию, но на следующий день явился Стритер и слил на жёсткий диск все материалы, имеющие отношение к расшифровке. Все, целиком – включая логи. Потом с серверов всё было стёрто, а резервные копии уничтожены. Если бы я лучше разбирался в компьютерах, мог бы попытаться…

Его речь была прервана громким восклицанием из тёмных внутренностей сарая. Мгновение спустя появилась Бонтьер с пюпитром в одной руке и необычным круглым предметом – в другой.

– Двое моих самых обожаемых мужчин! – воскликнула она, широко улыбнувшись.

Сен-Джон, неожиданно смущённый, смолк.

– Как дела в городке Пиратов? – спросил Хатч.

– Мы почти закончили, – ответила Бонтьер. – Сегодня утром работаем на последнем участке. Но, как и в занятиях любовью, самое лучшее случается в конце. Только гляньте, что вчера откопали мои землекопы!

Она вытянула руку с непонятным предметом, а улыбка стала ещё шире.

Хатч увидел искусно выделанную штуковина, судя по всему, бронзовую. На внешней стороне аккуратно выдавлены числа. Две металлические стрелки исходят из центра, подобно минутной и часовой.

– Что это? – спросил он.

– Астролябия. Ей пользовались, когда надо было вычислить долготу по высоте солнца. Для любого моряка эпохи Рэд-Неда она стоила в десять раз больше своего веса в золоте. Тем не менее, её тоже оставили здесь, – объяснила Бонтьер и погладила металлическую поверхность большим пальцем. – Чем больше находок, тем сильнее я теряюсь.

Неожиданно поблизости раздался громкий вопль.

– Что это было? – вздрогнув, спросил Сен-Джон.

– Похоже на крик боли, – произнёс Хатч.

– Мне кажется, он донёсся из хижины geologiste.

Все трое наперегонки помчались к расположенному недалеко офису Рэнкина. К удивлению Малина, оказалось, что светлобородый мужчина вовсе не бьётся в агонии, а напротив – сидит в кресле и переводит взгляд с монитора на длинную распечатку, и обратно.

– Что здесь стряслось? – крикнул Хатч.

Не глядя на них, Рэнкин поднял руку, чтобы они соблюдали тишину. Он ещё раз внимательно посмотрел на распечатку, и его губы шевельнулись, будто он что-то подсчитывал. Затем геолог опустил бумагу на стол.

– Дважды проверено, с обеих сторон, – произнёс он. – На этот раз ошибки нет – никакой это не артефакт.

– Он что, стал совсем fou?[50] – спросила Бонтьер.

Теперь Рэнкин повернулся к ним.

– Всё так, – возбуждённо сказал он. – Вопрос снят. Найдельман без конца требовал от меня данных насчёт того, что захоронено на дне Колодца. Когда его, наконец, осушили, я подумал, что все странности исчезнут. Но они не исчезали. Что я только не пробовал, каждый раз получал разные данные. До сих пор. Взгляните!

Он дал им распечатку – неразборчивую серию чёрных пятнышек и линий вдоль нечёткого тёмного прямоугольника.

– Что это? – спросил Хатч. – Отпечаток пещеры матушки-природы?

– Нет, парень. Это железная комната, быть может, десяти футов в длину, в пятидесяти футах под вычищенной частью Колодца. Кажется, вода туда не попала. И я только что сумел узнать, что в ней находится. Помимо прочего, там имеется масса в пятнадцать или, может быть, двадцать тонн плотного цветного металла. Плотностью чуть больше девятнадцати.

– Минутку, – сказал Малин. – Есть лишь один металл такой плотности.

Рэнкин расплылся в улыбке до ушей.

– Угу. И это не свинец.

Короткая напряжённая пауза. А затем Бонтьер завизжала от счастья и бросилась в объятья Малина. Рэнкин снова завопил и похлопал Сен-Джона по спине. Четвёрка высыпала из хижины, крича и беснуясь.

По мере того, как всё больше народу слышали гам и подбегали узнать, что происходит, слух об открытии Рэнкина стремительно разносился по острову. Моментально дюжина – или около того – сотрудников «Талассы», до сих пор продолжавших работу на острове, организовали импровизированное празднество. Подавленное настроение после трагической гибели Вопнера, от непрестанных задержек и жёсткого рабочего графика, моментально забылось в бешеном, чуть ли не истеричном ликовании. Скопатти принялся выделывать коленца, подбрасывая в воздух ласты и зажав нож меж зубов. Бонтьер убежала на склад и вернулась с древней абордажной саблей, откопанной в лагере пиратов. Она отрезала полосу от шорт и повязала на один глаз, после чего вывернула карманы и оттяпала от блузки знатный кусок ткани, между делом продемонстрировав щедрую порцию груди. Размахивая саблей, она стала развязно прохаживаться взад-вперёд, злобно кося глазом; оказалось, что имидж распоясанного пирата ей очень идёт.

Хатч был до крайности поражён тем, что кричит вместе с остальными, обнимает малознакомых техников и прыгает вокруг доказательства – наконец-то! – того, что под ногами действительно скрыто золото. Тем не менее, он прекрасно сознавал, что всё это – выход энергии, в котором все отчаянно нуждались. Это не из-за золота, – подумал он. – А из-за того, что мы не позволим этому чёртову острову нас побить.

Крики радости стихли, когда на территории Главного лагеря появился капитан Найдельман. Он воззрился на них усталыми глазами, серыми и холодными.

– Что здесь происходит, чёрт возьми? – спросил он напряжённым голосом, в котором послышалась тщательно подавляемая ярость.

– Капитан! – сказал Рэнкин. – Там золото, в пятидесяти футах под основанием Колодца. Не меньше пятнадцати тонн!

– Конечно, оно там! – огрызнулся Найдельман. – А вы что думали – мы копаем, чтобы быть в форме?

Он оглядел притихшую толпу.

– Это не прогулка в детском саду – мы занимаемся серьёзным делом. Советую всем вам отнестись к этому подобающе, – сказал капитан и бросил взгляд на историка. – Доктор Сен-Джон, вы провели анализ?

Историк кивнул.

– Тогда загрузите результаты в компьютер «Цербера». Остальным следует зарубить на носу – у нас чрезвычайно плотное расписание. А теперь – по местам и займитесь делом!

Найдельман развернулся и зашагал вниз по холму, в направлении дока. Сен-Джон проследовал за ним, пытаясь не отстать.

36

Несмотря на то, что следующим днём выдалась суббота, на острове Рэгид спокойствия не было и в помине. Хатч, проспав – что было для него крайне необычно, выскочил из двери дома номер пять по аллее Океана и побежал к пирсу, лишь на мгновение задержавшись, чтобы забрать вчерашнюю почту.

Проплывая по проливу Олд-Хамп, он нахмурился при взгляде на свинцово-серое небо. По радио сообщили об атмосферных пертурбациях над Нью-Фаундлендом. И сегодня уже наступило 28-е августа, считанные дни до срока, который он определил; дальше погода может лишь ухудшаться.

Накопленные проблемы с оборудованием и компьютерами вызвали серьёзное отставание от графика, а недавняя вспышка заболеваний и несчастных случаев среди команды лишь усугубила задержку. Когда без четверти десять Хатч появился в медицинском бараке, его уже ожидали двое пациентов. У одного развилась необычная бактериальная инфекция на дёснах, какая именно – можно было выяснить только после анализа крови. Второй, что намного серьёзнее, свалился с вирусной пневмонией.

Как только Хатч решил проблему с перевозкой второго пациента в госпиталь на берегу и взял кровь у первого для анализа на «Цербере», появился третий пациент – оператор системы вентиляции. Последний серьёзно поранил голень о сервопривод. Лишь к полудню Хатч нашёл время, чтобы запустить компьютер, выйти в интернет и отправить e-mail своей хорошей знакомой, маркизе из Кадиса. В двух или трёх абзацах сжато изложив предысторию, он приложил копии нескольких наиболее непонятных документов деда и попросил её разузнать о Мече Святого Михаила всё, что только можно.

После этого Хатч вздохнул и, наконец, обратил внимание на пачку бумаг, которую выгреб из почтового ящика: сентябрьский номер медицинского журнала, флайер в ресторан на ужин со спагетти, последний выпуск «Вестника» и небольшой конверт кремового цвета, без имени и почтового штемпеля.

Вскрыв конверт, он моментально узнал почерк.

Милый Малин,

Я понятия не имею, как сказать тебе всё это, и у меня не всегда складно получается выражать свои чувства, поэтому я просто напишу о них как можно более прямо.

Я решила уйти от Клэя. Это нечто такое, от чего я больше не могу увиливать. Я не хочу оставаться здесь и становиться всё более ожесточённой и злой. Так будет лучше и для меня, и для него. Я скажу ему после, когда закончатся протесты. Быть может, тогда ему будет легче принять моё решение. Но, в любом случае, это известие нанесёт ему жестокий удар – хотя и чувствую, что решение правильное.

А ещё я знаю, что мы с тобой не созданы друг для друга. У меня останутся чудесные воспоминания, надеюсь, у тебя тоже. Но то, что мы едва не совершили – это лишь стремление зацепиться за прошлое. И в конце концов это заставило бы страдать и тебя, и меня.

То, что едва не случилось в Голубиной ложбине – чему я едва не позволила случиться – привело меня в ужас. Но, в то же время, оно прояснило множество туманных мыслей и чувств, всегда живших во мне. За это я тебе благодарна.

Полагаю, мне следует сказать, что я планирую делать дальше. Я уеду в Нью-Йорк. На днях я позвонила своей давней подруге из колледжа Коммьюнити, которая управляет небольшой архитектурной фирмой. Она предложила должность секретарши и пообещала, что научит меня черчению. Начну новую жизнь в городе, о котором мечтала всегда.

Пожалуйста, не отвечай на это письмо и не пытайся изменить моё решение. Не стоит ворошить и разрушать прошлое какой-нибудь глупостью.

С любовью,

Клэр

Затрезвонил телефон островной сети. Медленно, словно во сне, Хатч поднял трубку.

– Это Стритер, – услышал он бесцеремонный голос.

– Что? – спросил Хатч, всё ещё находясь в шоке.

– Капитан хочет видеть вас в Ортанке. Прямо сейчас.

– Передайте, что я… – заговорил было Малин.

Но Стритер уже повесил трубку, и на линии не осталось ничего, даже тонового гудка.

37

Хатч ступил на последнюю серию помостков, ведущих к основанию Ортанка. Над Колодцем вздымалась лишь недавно установленная система вентиляции – три толстые трубы, высасывающие мерзкий воздух из глубин и извергающие в небо, где тот конденсировался в гигантские облака. Свет из самого Колодца выплёскивался в туман, стелющийся по земле.

Приблизившись, Хатч схватился за лестницу и вскарабкался на наблюдательную площадку, опоясавшую контрольное помещение башни.

Найдельмана здесь не оказалось. В действительности, на башне вообще никого не было, кроме Магнусен, которая дистанционно наблюдала за датчиками, отслеживающими напряжение на балках внутри Колодца. Сенсоры были обозначены рядами зелёных огоньков. Малейшее усиление напряжения на одной из балок, самое крохотное смещение подпорок – соответствующий огонёк моментально станет красным, и сразу же взвоет сирена. По мере того, как устанавливали всё больше и больше опор и креплений, сигнал тревоги звучал всё реже. Даже поломки компьютеров, которые не поддавались починке с момента первой высадки на остров, каким-то образом случались реже. Хлопотное размещение датчиков, начавшееся в последние часы жизни Вопнера, теперь полностью завершено.

Хатч прошёл в центр помещения и уставился в Колодец через стеклянный пол. Там по-прежнему простирались бесчисленные крайне опасные боковые туннели и шахты. Теперь их обозначили жёлтой лентой, и доступ в них оставался закрыт для всех, кроме специальных групп исследователей.

Порыв ветра сдул туман с отверстия Колодца, видно стало лучше. Бесконечная лестница уходила вниз – три сверкающих опоры, на которых приткнулись множество платформ. В стороны от лестницы отходил необычный ряд титановых опор. От одного вида потрясающей структуры замирало дыхание: блестящие пруты переплетённого металла в свете бесчисленных огней многократно отсвечивали, спускаясь на неизмеримую глубину.

Прутья расположили сложным образом. Сегодня утром команда Найдельмана хорошенько потрудилась, заменяя изначально отсутствующие звенья в сооружении Макаллана дополнительными титановыми частями, следуя спецификациям Сен-Джона. Ещё часть прутьев добавили на основании компьютерного моделирования, проведённого на «Цербере». Должно быть, раскопки на последнем пятидесятифутовом отрезке смогут начать уже к вечеру.

Уставившись в ярко освещённые глубины Колодца, ещё не в силах осознать реальность письма Клэр, Хатч отметил движение – то поднимался на лифте Найдельман. Рядом с ним стояла Бонтьер. Она обняла себя руками, словно в попытках согреться. В жёлтом свете натриевых огней Колодца песочная шевелюра капитана превратилась в золотую.

Хатч не мог понять, почему капитан захотел его увидеть. Может, у него обострилась язва, – ядовито подумал он. И то правда, его не слишком бы удивило, если бы встреча оказалась связана со здоровьем. Ни разу в жизни он не видел, чтобы человек изнурял себя работой или так долго не спал, как Найдельман в последние несколько дней.

Капитан спрыгнул на помостки, а затем взобрался в Ортанк. Заляпанные грязью ботинки оставили следы на металлическом полу. Не говоря ни слова, он воззрился на доктора. Бонтьер появилась следом и остановилась за спиной капитана. Хатч посмотрел на неё и внезапно напрягся, встревоженный выражением лица археолога. И Бонтьер, и Найдельман показались странно молчаливыми.

Капитан повернулся к Магнусен.

– Сандра, не могла бы ты на минутку выйти?

Инженер встала и вышла на наблюдательную площадку, плотно прикрыв за собой дверь. Найдельман глубоко вдохнул, вперив в Малина взгляд усталых серых глаз.

– Соберись с духом, – тихо произнёс он.

Бонтьер ничего не сказала, лишь уставилась на доктора.

– Мы нашли твоего брата.

Малин охватило резкое чувство нереальности происходящего, словно его выдернули из окружающей действительности и перенесли на далёкую незнакомую планету.

– Где? – сумел выдавить он.

– В глубокой пещере, под сводчатым туннелем. Под решёткой.

– Вы уверены? – прошептал Хатч. – Не ошиблись?

– Скелет ребёнка, – произнесла Бонтьер. – Двенадцать лет, может, тринадцать. Синие шорты, бейсбольная кепка…

– Да, – прошептал Хатч, в приступе головокружения опускаясь на стул. – Да.

В башне на минуту воцарилась тишина.

– Я сам должен на него посмотреть, – наконец, вымолвил Хатч.

– Мы знаем, – сказала Бонтьер, легонько помогая ему подняться. – Пойдём.

– Придётся спуститься по практически отвесному обрыву, – заметил Найдельман. – Пещера укреплена не до конца, там ещё опасно.

Хатч лишь махнул рукой.

Облачение в плащ, выход к небольшому электрическому лифту, спуск вдоль лестницы – следующие несколько минут прошли, как в тумане. Малин до боли сжал поручни лифта, его руки в ярком свете Колодца показались серыми и безжизненными. Найдельман и Бонтьер встали на противоположной стороне площадки. Рабочие строительных бригад издали провожали лифт взглядами.

Найдельман остановил платформу, когда они достигли стофутовой глубины. Все трое ступили на металлическую площадку и вскоре оказались перед отверстием туннеля. Хатч в нерешительности помедлил.

– Иначе не пройти, – сказал Найдельман.

Хатч шагнул в туннель мимо крупного аппарата очистки воздуха. Потолок коридора теперь подпёр ряд металлических пластин, поддерживаемых титановыми домкратами. Ещё несколько шагов по кошмарному проходу – и Хатч очутился у входа в восьмигранный каменный зал, в котором принял смерть Вопнер. Огромная каменная глыба упёрлась в стену и показалась нетронутой – вызывающий холодок памятник программисту и тому смертоносному механизму, что его убил. Два домкрата по-прежнему сидели в трещине, из которой извлекли тело. В ярком свете в глаза бросилось обширное рыжее пятно, покрывающее внутреннюю часть глыбы и стену. Хатч отвёл взгляд.

– Вы же хотели увидеть всё сами, разве нет? – пытливо спросил Найдельман.

Могучим усилием воли взяв себя в руки, Хатч заставил ноги двинуться дальше, мимо камня и пятна крови, к колодцу посередине зала. Железную решётку уже убрали. В непроглядную тьму спускалась верёвочная лестница.

– Мы лишь вчера взялись за изучение боковых туннелей, – объяснил Найдельман. – Когда вернулись сюда, подняли решётку и вычислили, что колодец под ней пересекается с туннелем, ведущим к морю. И затем один из сотрудников нашёл тело мальчика и позвал остальных. Им пришлось пробиться через нечто вроде водонепроницаемой перемычки.

Капитан шагнул к колодцу и добавил:

– Я иду первым.

Он полез вниз и моментально исчез из вида. Хатч выжидал, не ощущая ничего, кроме холодного дыхания стены за спиной. Бонтьер молча взяла его руки в свои.

Несколько минут спустя они услышали зов Найдельмана. Хатч склонился и обхватил свисающие канаты узкой лестницы.

В диаметре колодец едва ли достигал четырёх футов. Хатч продолжил карабкался вниз по лестнице, которая обогнула крупный валун. Добравшись до последней ступеньки, сделал ещё шаг, и нога утонула в дурно пахнущей тине. Он осмотрелся, замирая от ужаса.

Малин очутился в небольшой комнатушке, некогда вырезанной в жёсткой валунной глине. Помещение походило на тесную тюремную камеру, со всех сторон окружённую каменными стенами. Но затем он увидел, что одна из стен не достаёт до пола. В действительности, то, что он посчитал стеной, оказалось массивной гранью обтёсанного камня правильной формы.

Найдельман посветил под глыбу. Там показался отблеск чего-то белого.

В висках застучало. Хатч шагнул ближе и наклонился. Вытащив из-за пояса фонарик, щелчком его включил.

Под камнем оказался скелет, плотно прижатый скалой. Бейсболка с надписью «Ред-Сокс» по-прежнему свисала с черепа, из-под неё торчали пряди коричневых волос. На грудной клетке держалась полусгнившая футболка, ещё ниже – пара потрёпанных хлопчатобумажных шорт. Они всё ещё висели на ремне. Из-под ткани высунулось костяное колено. На правую ногу был надет красный высокий кроссовок, а левая оказалась под камнем и утонула в полужидкой массе.

Одна часть Малина продолжила отвлечённо анализировать обширные переломы рук и ног, выбитые рёбра, раздавленный череп. Джонни – а это мог быть только Джонни – пал жертвой одной из ловушек Макаллана, подобной той, что убила Вопнера. Но без каски, способной замедлить движение камня, смерть пришла намного быстрее. По крайней мере, на это можно было надеяться.

Он протянул руку, с нежностью прикоснувшись к козырьку бейсболки. Любимая кепка Джонни, подписанная самим Джимом Лонборгом. Отец купил её перед поездкой в Бостон, в тот день, когда «Ред-Сокс» победили и взяли приз. Пальцы двинулись вниз, погладили прядь волос, затем провели линию по челюсти и подбородку, по смятой грудной клетке, по костям руки до самого запястья. Словно зачарованный, Малин не упускал из вида ни единой детали – отвлечённое и, однако, такое непостижимо чёткое ощущение, которое время от времени приходит во сне. В такие моменты любые мелочи врезаются в мозг с неимоверной ясностью.

В замогильной тиши подземелья Хатч не двигался с места, баюкая в руке тонкие, словно у птицы, холодные кости.

38

Хатч направил ялик «Плэйн Джейн» за Крэнберри-Нек в широкий медленный поток реки Пассабек. Подплывая к берегу, бросил взгляд через плечо; Бёрнт-Хэд в трёх милях за спиной – красноватое пятнышко на фоне южного горизонта. В утреннем летнем воздухе уже чувствовалась прохлада – туманное обещание зимы.

Малин не выключал старательно пыхтящий мотор, сосредоточенно думая ни о чём.

Вдали от моря река сузилась, её воды позеленели, стали спокойными. Теперь он проплывал мимо местечка, которое в детстве называл «домами миллионеров» – серии высоких «коттеджей» постройки девятнадцатого столетия, украшенных башенками, фронтонами и мансардными крышами. Ребёнок с жёлтым зонтиком, одетый в потрясающе несовременный передник, помахал ему с крыльца рукой, когда Хатч проплыл мимо.

Вдали от моря ландшафт стал мягче. Скалистые берега уступили место низким пляжам, усыпанным галькой, а лиственницы сменились покрытыми мхом дубами и вереницей берёз. Малин проплыл мимо полуразрушенного пирса, затем мимо рыбачьей хижины на сваях. Осталось недолго. Ещё один изгиб реки, и он на месте: пляж с галькой, который он так хорошо запомнил, заключённый между громадными, невероятными двадцатифутовыми башнями, сложенными из устричных раковин. Никого. Впрочем, он и так знал, что здесь никого не будет. Большую часть жителей Стормхавэна и Блэк-Харбора ничуть не интересуют ни стоянки доисторических индейцев, ни груды раковин, оставшихся после них. Большую, но не всех: именно сюда профессор Хорн вытащил их с братом одним прекрасным, ясным и погожим днём. Лишь за сутки до смерти Джонни.

Малин вытянул лодку на берег и вытащил из носовой части потрёпанный набор красок и складной стул. Осмотревшись, выбрал для себя место под одинокой берёзой, в тени, где краски не засохли бы в жаре от солнца. Доктор оставил краски и стул в тени дерева, после чего вернулся к лодке за сложенным мольбертом и папкой.

Подготовив всё к работе, снова посмотрел по сторонам, выбирая тему и наиболее удачный вид, мысленно группируя элементы ландшафта. Усевшись, посмотрел на пейзаж сквозь рамку, прищурился, чтобы точнее понять распределение цвета и массы. Светло-серые устричные столбы на переднем плане идеально контрастировали с далёкой пурпурной горой Маунт-Ловелл. Даже карандашный набросок был не нужен – Хатч мог сразу взяться за акварель.

Раскрыв папку, он бережно вытянул объёмный лист дорогой бумаги холодной прессовки. Малин прицепил её к мольберту, а затем оценивающе провёл кончиками пальцев по чистому полотну. Дико дорогая, она оправдывала себя до последнего пенни. Шершавая, отлично держала краску. На ней легче давались мелкие детали, даже если наносить мазки поверх краски – как он предпочитал.

Хатч снял с каждой кисти картонный колпачок. Внимательно посмотрел, что у него имеется: кисть с тупым концом, пара с круглыми, одна кисть из козлиных волос и одна старая плоская, в четверть дюйма – для работы над облаками на границе земли и неба. После этого Малин наполовину залил палитру водой. Вытянул из набора тюбик небесно-голубой краски, выдавил её в выемку и размешал, злясь на повреждённую руку, которая упрямо не желала заживать. Хатч увлажнил бумагу кусочком ваты, затем какое-то время смотрел на ландшафт. Наконец, глубоко вдохнув, опустил кисточку в краску и нанёс первый мазок – синюю горизонтальную черту над двумя третями листа.

Когда кисть коснулась бумаги и прочертила жирную широкую линию, Хатч почувствовал, как внутри словно подалась туго сжатая пружина. Какое же это облегчение – рисовать такой пейзаж; словно сам очищаешься! И ему показалось в каком-то роде уместным, что ли, снова сюда вернуться. За годы, что минули после смерти Джонни, он не мог заставить себя ещё раз побывать рядом с индейскими колоннами из ракушек. А теперь, вернувшись в Стормхавэн четверть века спустя – и, в особенности, сейчас, когда нашлось тело брата – Хатч почувствовал, что перешёл некий рубеж. Да, это больно, но с этим пришёл и конец боли. Кости брата найдены. Быть может – если он на то решится – их поднимут из земли, где они так долго лежали. Может статься, наступит время, и они смогут понять дьявольский механизм, умертвивший Джонни. Но даже это сейчас не так важно. Теперь Малин мог перевернуть страницу и двигаться дальше.

Хатч вернулся к рисунку – пришло время писать передний план. Каменные голыши пляжа чуть ли не один к одному совпадали с жёлтой охрой. А если смешать охру с тюбиком серого, ему удалось бы передать и цвет колонн из ракушек.

Потянувшись к другой кисти, Малин услышал звук моторки, идущей вверх по течению. Подняв голову, он увидел знакомую фигуру, осматривающую берега – загорелая кожа под широкополой соломенной шляпой. Бонтьер, увидев его, улыбнулась и махнула рукой, а затем не спеша повернула к берегу и выключила мотор.

– Изобель! – крикнул он.

Она упёрла лодку носом в пляж и направилась к нему, попутно снимая шляпу и отбрасывая за спину длинные волосы.

– Я шпионила за тобой с почты. У них там такая миленькая старая подзорная труба. Увидела, что ты заплыл в устье, и не смогла пересилить любопытство.

Значит, вот как она себя ведёт, – подумал он. Как всегда. Ни тебе сопереживаний, ни увлажнённых глаз, ни приторных замечаний о том, что случилось вчера. Малин почувствовал огромное облегчение.

Бонтьер указала большим пальцем вниз по течению.

– Ничего себе домики!

– Группа богатых нью-йоркских семей постоянно приезжали в Блэк-Харбор на лето, – ответил Малин. – Построили все эти дома. FDR проводил лето на острове Кампобелло, в десяти милях севернее.

– FDR? – нахмурившись, переспросила Бонтьер.

– Президент Рузвельт.

Она кивнула.

– Ах, да. Вы, американцы, обожаете лепить аббревиатуры на своих президентов. JFK. LBJ[51], – заметила она и широко распахнула глаза. – Но что это? Ты рисуешь?! Monsieur le docteur, ну никак не ожидала от тебя такой выразительности.

– Погоди судить, дождись конечного результата, – откликнулся он, короткими мазками зарисовывая пляж. – Заинтересовался ещё в медицинской школе. Рисование помогало сбросить напряжение. И предпочитаю акварели – в особенности для таких пейзажей.

– И каков сам ландшафт! – воскликнула Бонтьер, указывая на индейские колонны. – Mon dieu, что за громадины!

– Ага. Предположительно, устричные раковины в самом низу насчитывают три тысячи лет, а сверху – всего четыреста. В начале семнадцатого века индейцев вынудили уйти, – поведал Хатч и жестом указал вверх по течению. – Вдоль реки рассыпаны доисторические индейские стоянки. Ещё одно интересное местечко – Микмак, на острове Рэкиташ.

Бонтьер вскарабкалась на усыпанный ракушками берег к подножию ближайшей колонны.

– Но почему они оставили здесь все эти ракушки? – крикнула она.

– Никто не знает. Это же чёртова уйма работы. Помню, как-то читал, что у них у них была для этого некие религиозные причины.

Бонтьер расхохоталась.

– Вот как. Религиозные. Мы, археологи, всегда так говорим, когда чего-то не понимаем.

Хатч поменял кисточку.

– Скажи-ка, Изобель, – спросил он. – Чем я обязан твоему визиту? Уверен на все сто – ты можешь провести воскресенье поинтереснее, чем в погонях за старыми медиками.

Лицо Бонтьер осветилось озорной улыбкой.

– Я хотела выяснить, почему ты не попросил меня о новом свидании.

– Почему, спрашиваешь? Я просто понял, что ты считаешь меня хилым камышом. Помнишь свои слова насчёт того, что у нас, северян, из костей ушла вся жизненная сила?

– Ах, да! Но я бы не назвала тебя хилым камышом, если правильно понимаю термин. Наверное, спичка – аналогия получше, non? Что тебе нужно, так это правильная женщина – она тебя воспламенит, – ответила она и беспечно запустила ракушкой в воду. – Но единственная проблема – убедиться, что ты не выгоришь слишком быстро.

Хатч вернулся к пейзажу. В разговорах такого плана Бонтьер непобедима.

Археолог снова подошла к нему.

– К тому же я опасалась, что ты встречаешься с другой женщиной.

Малин поднял голову.

– Да-да, как же её зовут? Жена пастора. Твоя давняя, давняя подруга.

– Она тем для меня и есть, – произнёс Хатч, чуть резче, чем намеревался. – Просто подруга.

Бонтьер с любопытством сверлила его взглядом, и он вздохнул.

– Она недвусмысленно дала мне понять.

– И ты разочарован, – изогнув брови, заметила археолог.

Хатч опустил кисть.

– По правде говоря, я даже не знал, чего ожидать от моего возвращения. Но она ясно дала понять, что наши отношения в прошлом. Написала в письме, если говорить начистоту. И это больно. Но – знаешь что? Она абсолютно права.

Бонтьер продолжила смотреть на него, на лице расцвела улыбка.

– Чему ты улыбаешься? – спросил Малин. – Доктор со своими любовными проблемами? У самой, поди, грешки водятся.

Бонтьер расхохоталась, отказываясь проглотить наживку.

– Я улыбаюсь с облегчением, monsieur. Но ты, очевидно, совершенно во мне не разобрался, – при этих словах она ласково провела пальцем по его запястью. – Я люблю эту игру, comprends? Но только правильному мужчине позволю себя поймать. Мамочка вырастила из меня ревностную католичку.

Хатч удивлённо воззрился на неё. Затем снова взялся за кисть.

– Я думал, ты сегодня запрёшься с Найдельманом, и вы будете сидеть за картами и диаграммами.

По её лицу промелькнула тень. Смена темы, видимо, пришлась ей не по вкусу.

– Нет, – ответила она. Хорошее настроение бесследно исчезло. – У капитана больше нет терпения заниматься археологией. Ему нужно быстрей, быстрей, vitement, и к чёрту всё остальное. Сейчас он в Колодце, готовится копать. Ни поисков артефактов, ни стратиграфического анализа… Для меня это невыносимо.

Не веря своим ушам, Хатч посмотрел на неё.

– Капитан работает сегодня?

Работа в воскресенье, когда в медпункте никого – грубое нарушение техники безопасности.

Бонтьер кивнула.

– Как только выяснили, что это шпиль, он стал одержим. Не думаю, что он за всю неделю вообще сомкнул глаз, настолько занят. Но, что интересно, несмотря на весь пыл, ему потребовалось два дня, чтобы попросить помощи у моего милого землекопа! Я снова и снова твердила ему, что Christophe, который столько знает об архитектуре – тот самый человек, который нужен для восстановления опор. Но он, казалось, пропускал всё мимо ушей, – сказала она и покачала головой. – Я никогда его не понимала, а сейчас, кажется, понимаю ещё меньше.

Какой-то миг Хатч раздумывал, не рассказать ли о тревоге Найдельмана насчёт саботажника, но решил, что не стоит. Хотел поделиться информацией о найденных им документах, но решил, что и это может обождать. Вообще всё может подождать. Пусть Найдельман копает в воскресенье, раз ему невтерпёж. Сегодня выходной, чёрт побери, и всё, что нужно ему, Малину, – закончить пейзаж!

– Пора браться за Маунт-Ловелл, – произнёс доктор, кивая на тёмную гору вдали.

Бонтьер смотрела, как он обмакивает кисть в серый цвет, примешивает толику кобальтовой сини и кладёт на бумагу толстый мазок, за границу между небом и землёй. Затем, сняв с мольберта доску, Малин перевернул рисунок вверх ногами, выжидая, покуда свежая краска не затечёт за горизонт. Лишь после этого он снова перевернул доску и вернул её на место.

– Mon dieu! Где ты этому научился?

– Во всём свои маленькие хитрости, – ответил Малин, промывая щетинки и складывая тюбики в коробку. Он поднялся на ноги. – Ей надо подсохнуть. Почему бы нам не слазить наверх?

Они вскарабкались на колонну повыше, под ногами захрустели ракушки. Оказавшись на вершине, Хатч бросил взгляд на реку, поверх лодок. В окрестной дубовой роще копошились птички, воздух был чистым и тёплым; если шторм и собирался, то явных признаков этого пока не было. Вверх по реке не было видно ни малейших следов человека, лишь изгибы синей воды и вершины деревьев, местами перемежающиеся лугами. Пейзаж протянулся вдаль, насколько хватало глаз.

– Magnifique,[52] – сказала Бонтьер. – Что за волшебное место!

– Я частенько бывал здесь с Джонни, – откликнулся Хатч. – Старый школьный учитель время от времени приводил нас сюда по воскресеньям. В последний раз мы с ним были тут за день до его смерти.

– Расскажи о нём, – бесхитростно попросила Бонтьер.

Хатч молча присел, и ракушки зашуршали и затрещали под его весом.

– Ну, – сказал он, – ему нравилось верховодить. В Стормхавэне было не так уж много детей, поэтому мы чуть ли не всё время были вместе. Думаю, мы были друзьями – по крайней мере, когда он переставал меня мутузить.

Бонтьер рассмеялась.

– Он обожал всё, связанное с природоведением – ещё больше, чем я. У него была потрясающая коллекция бабочек, камешков и окаменелостей. Он знал названия всех созвездий – даже собрал свой телескоп.

Малин откинулся на спину, опираясь на локти, и бросил взгляд в заросли деревьев.

– Джонни добился бы в жизни чего-нибудь совершенно невероятного. Думаю, это одна из причин, по которой я так много работал, закончил Медицинскую школу Гарварда, – чтобы хоть как-то восполнить случившееся.

– Что восполнить? – негромко переспросила Бонтьер.

– Это была моя идея – отправиться на остров Рэгид, – ответил Хатч.

Бонтьер и на этот раз не стала произносить избитые банальности, и Малин снова ощутил к ней прилив благодарности. Глубоко вдохнул, затем ещё, раз за разом медленно выдыхая. Казалось, с каждым вздохом из него выходит скрытый яд, накопившийся за долгие-долгие годы.

– Когда Джонни исчез в том туннеле, – продолжил Хатч, – мне потребовалось время, чтобы выбраться. Не помню, сколько я блуждал. Если честно, вообще почти ничего не помню. Я пытался восстановить ход событий, но всё равно какой-то отрезок времени совершенно пуст. Мы карабкались вниз по туннелю, Джонни зажёг очередную спичку… И после этого единственное, что помню отчётливо – как вернулся к пирсу родителей. Они только что вернулись домой с обеда или ещё откуда, и сразу же бросились на остров Рэгид. К ним присоединилось чуть ли не пол-города. Никогда не забуду лица отца, когда он выбрался из туннеля, покрытый кровью Джонни с ног до головы. Он вопил, колошматил по брёвнам, плакал.

Малин с минуту помолчал, проигрывая в памяти эту сцену.

– Им не удалось найти тело. Они пытались, старались пробить стены и потолок. Потом приехала Береговая охрана и горный инженер с прослушивающим оборудованием. Они тоже пытались вести раскопки, но почва была нестабильна, и им не удалось ничего сделать.

Бонтьер молча слушала.

– Они прилагали все усилия, чтобы найти Джонни – всю ночь, и на следующий день, и ещё на один. Затем, когда стало ясно, что обнаружить его живым не удастся, люди начали расходиться. Врач сказал, из Джонни вытекло столько крови, что он никак не может остаться в живых, но папа продолжал его искать. Наотрез отказался уйти с острова. Через неделю люди отказались от поисков, даже мама, но не отец. Трагедия повредила ему рассудок. Он исходил весь остров, спускался в шахты, копал киркой и лопатой. Кричал, пока не охрип настолько, что не мог говорить. Он всё не сдавался. Проходили неделя за неделей. Мама умоляла его уйти с острова, но он не мог на это пойти. И потом случилось так, что однажды она привезла ему обед, а его там не оказалось. Снова начались поиски, но на этот раз тело нашлось. Тело отца плавало в одной из шахт, он утонул. Никто нам ничего не сказал, но большинство решило, что это самоубийство.

Хатч не отрывал глаз от листьев, зеленеющих на фоне синего неба. Прежде он никому столько не рассказывал. Он и представить себе не мог, какое это облегчение – просто говорить. Это снимало ношу, которую он тащил за собой так долго, что позабыл, что она есть.

– Мы прожили в Стормхавэне ещё шесть лет. Думаю, мама надеялась, что разговоры утихнут сами собой, но этого не случилось. Мелкие городки вроде этого никогда ничего не забывают. Все были настолько… вежливы. Но разговоры за спиной так и не умолкали. Я нечасто слышал обрывки, но знал, что они ведутся, в сотый раз по замкнутому кругу обмывают косточки. Безостановочно. Видимо, причина в том, что тело Джонни так и не нашли. И, знаешь, некоторые семьи рыбаков верят в проклятие. Позже я узнал, что некоторые родители не разрешали детям со мной играть. Наконец, когда мне стукнуло шестнадцать, мама больше не могла этого вытерпеть. Она увезла меня в Бостон, на лето. Предполагалось, что мы пробудем там несколько месяцев, но потом наступил сентябрь, мне пришлось идти в школу. Так прошёл год, затем ещё один. Потом я поступил в колледж. И не возвращался – до сих пор.

Большая синяя цапля пролетела над рекой. Углядев в воде ветку, уселась на неё и выжидала.

– А что потом?

– Медицинская школа, медчасть, Medicins sans Frontiures, госпиталь Маунт-Оберна. А потом, в один прекрасный день, в моём офисе появился Найдельман. И вот я здесь, – сказал Малин и помолчал. – Знаешь, после того, как осушили Колодец и вычислили, где проходят подводные туннели, я молчал. Я не настаивал на том, чтобы их тотчас исследовали. Можно было подумать, я буду давить на капитана, стоять у него над душой, но нет. Дело в том, что теперь, когда мы подошли так близко, я испугался. И уже не был уверен, хочу ли я знать, что именно произошло с Джонни.

– Так ты жалеешь, что подписал соглашение с капитаном? – спросила Бонтьер.

– На самом деле, это он подписал соглашение со мной, – уточнил Хатч и помолчал. – Нет, не жалею. Если и сожалел, вчерашний день всё изменил.

– Через одну-две недели ты можешь бросить работу и стать одним из богатейших людей в Америке.

Хатч рассмеялся.

– Изобель, – ответил он. – Я решил, что отдам деньги в благотворительный фонд имени брата.

– Все?

– Да, – сказал Малин и в нерешительности помедлил. – Ну, я об этом ещё раздумываю.

Бонтьер поудобнее устроилась на ракушках и скептически уставилась на него.

– Я хорошо разбираюсь в людях, monsieur le docteur. Может быть, ты и передашь большую часть денег этому фонду. Но пусть с меня живьём сдерут кожу, если ты не оставишь для себя небольшую кругленькую сумму. Ведь иначе ты не был бы человеком. А я уверена – если бы ты им не был, то не нравился бы мне так сильно.

Хатч автоматически открыл рот, собираясь протестовать. Но затем снова расслабился.

– Как бы то ни было, ты просто святой, – сказала Бонтьер. – Мои планы на свою долю намного корыстнее. Например, взять себе крутейшую тачку – и, конечно, отправить крупную сумму на Мартинику, семье.

При этих словах археолог бросила на него взгляд, и Малин с удивлением понял, что она жаждет услышать его одобрение.

– Всё нормально, – сказал он. – Для тебя это – профессиональное. Для меня – личное.

– Вы с Джерардом Найдельманом – ну и парочка, – сказала Бонтьер. – Может быть, ты и изжил из себя бесов, но он всё ещё живёт со своими, n'est-ce pas? Сокровище острова Рэгид всегда его околдовывало. Но как он одержим Макалланом, c'est incroyable! Для него всё превратилось в подобие личного оскорбления, прямого вызова. Думаю, он не будет счастлив, пока не своротит шею древнему архитектору.

– Свернёт, – лениво поправил Хатч.

– Плевать, – сказала Бонтьер и поёрзала, пытаясь устроиться поудобнее. – «Чума возьми семейства оба их!»[53]

Они помолчали, устроившись на спинах в лучах позднего утреннего солнца. Из-за ветки над их головой выглянула белка. Она собирала жёлуди и тихо ими пощёлкивала. Хатч закрыл глаза. Он смутно понимал, что ему придётся рассказать Биллу Баннсу, редактору газеты, о том, что нашлось тело Джонни. Бонтьер продолжила ему что-то рассказывать, но он почувствовал себя слишком уставшим, чтобы вслушиваться в её слова. И затем незаметно погрузился в тихий сон без сновидений.

39

Сообщение от маркизы Хатч получил на следующий день.

В нижнем правом углу экрана появилась иконка в форме закрытого конверта, сигнализируя, что пришло новое письмо. Но когда Малин попытался его скачать, связь с интернетом внезапно прервалась. Решив устроить себе небольшой перерыв, Хатч направился к пирсу и снял «Плэйн Джейн» с якоря. Вдали от острова и вечно затуманенных берегов он вышел в сеть через мобильный телефон и без проблем скачал письмо на ноутбук. Что за чертовщина творится с компьютерами на острове? – в который раз подумал он.

Снова завёл мотор и вернул «Плэйн Джейн» к острову Рэгид. Нос лодки разрезал похожую на стекло воду, спугнув баклана, который исчез под водой. Птица вынырнула в нескольких дюжинах ярдов в стороне и бешено забила крыльями.

С треском проснулось радио, чтобы передать прогноз погоды. Атмосферные возмущения над Ньюфаундлендом развились в полноценный циклон, теперь он направлялся к северному побережью штата Мэн. Если направление не изменится, завтра в полдень могло быть объявлено штормовое предупреждение. Классический северо-восточник, – мрачно подумал Хатч.

По всему горизонту – исключительное множество лодок; рыбаки снимали сети. Может быть, готовились к шторму. А может, имелась и другая причина. Хотя Малин и не видел Клэр со встречи в Голубиной ложбине, Билл Баннс позвонил ему вчера вечером и сказал, что Вуди Клэй запланировал акцию протеста на последний день августа.

Вернувшись в офис, Хатч допил остатки кофе и вернулся к ноутбуку, сгорая от нетерпения узнать, что написала маркиза. Как обычно, безнравственная старая леди начала с рассказа о своей последней победе:

Он жутко застенчивый, но такой лапочка! И так старается мне понравиться, что я от него просто без ума. У него коричневые волосы, и чёлка на лбу идёт такими завитушками. Когда он старается, они от пота становятся чёрными. Это красноречиво говорит о его усердии, правда?

Дальше маркиза продолжила обсуждать бывших любовников и мужей, и перешла к более конкретным деталям анатомических предпочтений в мужчинах. Старая леди относится к электронной почте, словно та – средство для передачи легкомысленной болтовни и сплетен. Если маркиза не изменилась и по-прежнему верна форме, дальше речь пойдёт о хронической нехватке денег и родословной семьи, что тянется сквозь века к императорам Святой Римской империи, до самого Алариха I Визигота[54]. Однако, на сей раз она с необычайной поспешностью перешла к информации, добытой в архивах Кафедрального собора города Кадис. Читая, а затем перечитывая текст, Хатч почувствовал, что по спине побежал холодок.

В дверь постучали.

– Войдите, – сказал Хатч, щелчком мыши отправляя сообщение маркизы на печать.

Он поднял взгляд на рабочего, который показался в дверях, и обмер.

– Господи! – выдохнул Малин, вскакивая из-за стола. – Какого дьявола, что с вами стряслось?

40

Спустя пятьдесят минут, Хатч торопливо шагал по тропинке, ведущей к Водяному Колодцу. Солнце поднималось над горизонтом, его лучи отражались от моря и обращали туман в светлые завитушки.

В Ортанке – никого, если не считать Магнусен и оператора лебёдки. Раздался скрежет, и из Водяного Колодца, покачиваясь на толстом стальном тросе, выползла огромная бадья. Сквозь стеклянный пол Хатч увидел, как на краю Колодца группа рабочих поставила её на бок и вывалила содержимое в одну из боковых шахт. С громким хлюпаньем бесчисленные галлоны грязи и земли моментально скрылись под землёй. Рабочие вернули пустую бадью в исходное положение, подтолкнули к отверстию Водяного Колодца, и она вновь ушла под землю.

– Где Джерард? – спросил Хатч.

Магнусен, продолжавшая внимательно следить за состоянием каркасов в основании Колодца, на мгновение оторвалась от созерцания экрана и бросила взгляд на Малина. И вновь уставилась на монитор.

– На раскопках, – сухо ответила она.

На стене рядом с оператором лебёдки – шесть красных телефонов, соединяющих башню с разными частями острова. Хатч поднял трубку, отмеченную как «ВОДЯНОЙ КОЛОДЕЦ, УЧАСТОК 1».

Он услышал три быстрых гудка. Через мгновение в трубке раздался голос Найдельмана.

– Да?

На заднем плане Хатч услышал громкое перестукивание.

– Мне нужно с вами поговорить, – сказал Хатч.

– Это важно? – раздражённо спросил капитан.

– Да, важно. У меня появилась дополнительная информация о Мече Святого Михаила.

Некоторое время на линии слышался лишь стук. Казалось, он звучал всё громче.

– Ну, если это правда так срочно, – наконец, отозвался Найдельман. – Вам придётся спуститься сюда – мы сильно заняты, устанавливаем подтяжки.

Хатч повесил трубку, схватил каску и ремень безопасности и торопливо спустился на платформу под Ортанком. В подступающих сумерках Колодец сделался ещё ярче, извергая в туман сноп белого света. Один из рабочих помог ему взобраться на электрический лифт. Хатч нажал на кнопку, и небольшая платформа, качнувшись, поехала вниз.

Опускаясь мимо блестящей паутины титановых брусьев и стержней, доктор, вопреки своей воле, восхитился сложностью конструкции. Лифт миновал группу, занятую проверкой брусьев на уровне минус сорок футов. Ещё девяносто секунд – и стало видно дно Водяного Колодца. Здесь вовсю кипела жизнь. Грязь и слякоть убрали, поставили батарею огней. От дна старого Колодца уходила вглубь новая шахта, со всех сторон укреплённая подпорками. На тонких проводах покачивались несколько инструментов и измерительных приборов – наверное, ими заведовала Магнусен или, может быть, Рэнкин. Трос лебёдки уходил вниз с одного края, а в противоположном уже установили титановую лестницу. Спустившись с платформы, Хатч прямиком направился к лестнице, в самую гущу звуков: шарканья лопат, ударов молота, гудения воздушных фильтров.

Тридцатью футами ниже он достиг переднего фронта раскопок. Здесь, под присмотром автономной камеры рабочие раскапывали насквозь пропитанную влагой землю и складывали её в огромную бадью. Другие с помощью шлангов откачивали жидкую грязь и воду. Найдельман стоял в углу с каской на голове и выкрикивал указания по размещению подпорок. С кипой чертежей рядом стоял Стритер.

Малин приблизился к ним, и капитан поприветствовал его кивком.

– Странно, что вы не спускались сюда раньше, чтобы на это посмотреть, – сказал он. – Теперь Колодец стабилен, и мы можем вести раскопки на полной скорости.

Хатч не ответил.

Найдельман внимательно посмотрел на него блеклыми глазами.

– Вы же понимаете, какой сейчас ответственный момент, как ценно время, – продолжил он. – Надеюсь, это и правда важно.

За неделю, что минула со смерти Вопнера, капитан разительно переменился. Бесследно пропали та спокойная уверенность и невозмутимость, что, словно мантия, неотрывно окружали его с того дня, когда он стоял в офисе Малина и смотрел на реку Чарльз. Теперь на лице было начертано выражение, которое Хатч едва ли сумел бы описать: больная, чуть ли не дикая, решимость.

– Это важно, – ответил Малин. – Но конфиденциально.

Найдельман смотрел на него ещё несколько мгновений, а затем бросил взгляд на часы.

– Слушайте все! – крикнул он персоналу. – Смена кончается через семь минут. Заканчивайте работу. Как подниметесь наверх, скажете следующей смене, чтобы спустились пораньше.

Рабочие опустили инструменты и толпой полезли по лестнице, к лифту. Стритер молча остался стоять. Откачка через шланги прекратилась, и наполовину заполненная бадья поехала вверх, раскачиваясь на мощном стальном тросе. Стритер так и не тронулся с места, остался стоять рядом с капитаном. Найдельман повернулся к доктору.

– У вас пять минут, от силы десять.

– Пару дней назад, – заговорил Хатч, – мне в руки попали бумаги деда, документы, которые он собрал, насчёт Водяного Колодца и сокровищ Окхэма. Они были спрятаны на чердаке, потому-то мой отец их и не уничтожил. В некоторых записях упоминался Меч Святого Михаила и подразумевалось, что это некое ужасное оружие, которое испанское правительство намеревалось использовать против Рэд-Неда Окхэма. Были и другие тревожные детали. Поэтому я связался с исследовательницей из Кадиса, которую знаю лично, и попросил её покопаться в истории меча.

Плотно сжав губы, Найдельман мрачно посмотрел под ноги.

– Эта информация представляет коммерческую тайну. Я удивлён, что вы пошли на это и ни слова мне не сказали.

– Она обнаружила вот что, – сказал Хатч и, вытащив из кармана листок бумаги, подал Найдельману.

Капитан быстро глянул на листок.

– Это старый испанский, – нахмурившись, заметил он.

– Она перевела, посмотрите ниже.

Найдельман вернул листок.

– Объясните суть, – резко сказал он.

– Картина не цельная. Но здесь описывается, как был обнаружен Меч Святого Михаила, и что случилось потом.

Найдельман приподнял брови.

– Правда?

– Во время эпидемии Чёрной чумы богатый испанский торговец из Кадиса вместе с семьёй покинул город на барке. Они пересекли Средиземное море и пристали к берегу на незаселённой полосе побережья Берберов. Там они обнаружили руины древнего римского поселения и решили остаться, переждать эпидемию. Дружелюбно настроенные берберы предупредили их, чтобы они не приближались к разрушенному храму, стоявшему на холме в отдалении – сказали, что храм проклят. Предупреждения звучали несколько раз. Позднее, когда эпидемия чумы пошла на спад, торговец решил взглянуть на храм поближе. Быть может, он чувствовал, что племя берберов скрывает там что-то ценное, и не захотел уезжать, не посмотрев. Похоже, среди руин он нашёл за алтарём мраморную плиту, под которой лежал запечатанный металлический ящик с надписью на латыни. В сущности, надпись гласила, что в ящике лежит меч, самое смертоносное оружие на свете. Один лишь взгляд на него означает смерть. Он перенёс ящик на корабль, но берберы наотрез отказались помочь торговцу его открыть. По сути, они прогнали испанца, заставили уплыть.

Найдельман молча слушал, по-прежнему глядя себе под ноги.

– Несколько недель спустя – в День Святого Михаила – корабль торговца был найден в дрейфе в Средиземном море. Палуба кишмя кишела стервятниками, все люди были мертвы. Ящик был закрыт, но печать на нём сорвана. Его доставили в монастырь города Кадис. Монахи прочли надпись на ящике, изучили судовой журнал самого торговца. Они решили, что меч является – цитируя перевод моего друга – частичкой, исторгнутой из самого Ада. Монахи заново запечатали ящик и укрыли в катакомбах под кафедральным собором. В конце документа сказано, что монахи, которые присматривали за ящиком, вскоре заболели и умерли.

Найдельман бросил взгляд на доктора.

– И вы думаете, что всё это имеет отношение к нашим работам здесь и сейчас?

– Да, – ровно ответил Хатч. – Самое непосредственное.

– Тогда просветите меня.

– Где бы ни оказывался Меч Святого Михаила, везде гибли люди. Сначала – семья торговца. Затем монахи. И когда его захватывает Окхэм, восемьдесят членов его команды умирают прямо на острове. Спустя шесть месяцев корабль пирата найден в дрейфе, как и судно торговца, и точно так же все до единого на борту погибли.

– Интересная история, – произнёс Найдельман. – Но не думаю, что стоило прерывать работы, чтобы её выслушать. На дворе двадцать первый век. Сказки в прошлом.

– В этом вы ошибаетесь. Вы заметили недавнюю вспышку заболеваний среди команды?

Найдельман пожал плечами.

– В таком сборище людей всегда кто-нибудь заболевает. Тем более, когда люди устают, а работа опасна.

– Я говорю не о симулянтах! Я провёл анализы крови – практически у всех заболевших необычайно низкое количество лейкоцитов. И только что один из ваших землекопов обратился ко мне с удивительнейшим кожным заболеванием, что я в жизни видел. Жуткая сыпь и опухоли на руках, бёдрах и в паху.

– Что это? – спросил Найдельман.

– Я ещё не выяснил. Проверил по всем справочникам и не сумел поставить окончательный диагноз. Но по всем признакам, это бубонная чума.

Приподняв брови, капитан посмотрел на Малина.

– Чёрная смерть? Бубонная чума в двадцать первом столетии, в штате Мэн?

– Я сказал, что не сумел поставить окончательный диагноз.

Найдельман нахмурился.

– Тогда к чему все эти разговоры вокруг да около?

Хатч сделал глубокий вдох, пытаясь сохранить самообладание.

– Джерард, я не знаю, что в точности представляет из себя Меч Святого Михаила. Но, очевидно, он крайне опасен. Меч сеял за собой смерть, где только ни появлялся. Я всё больше задумываюсь, правильно ли мы предположили, что испанцы хотели обратить меч против Окхэма. Быть может, меч подсунули ему намеренно.

– Так-так, – кивнул Найдельман, и в его голосе послышалась нотка сарказма. – Быть может, меч и правда проклят?

Стоящий рядом Стритер насмешливо фыркнул.

– Вы прекрасно знаете, что я верю в проклятья не больше вашего, – огрызнулся Хатч. – Но это не значит, что под этой легендой не скрыта реальная причина. Вроде эпидемии. У меча все характеристики Тифозной Мэри.

– И, конечно же, это объяснит, каким образом у нескольких больных – бактериальные инфекции, у ещё одного – вирусная пневмония, у другого – удивительное воспаление дёсен. Поведайте, доктор, что же это за эпидемия-то такая?

Хатч вперился взглядом в исхудалое лицо.

– Я знаю, разнообразие заболеваний сбивает с толку. Но суть в том, что меч действительно опасен. Мы обязаны выяснить, чем и почему, прежде чем сломя голову бросимся вперёд и достанем его.

Сухо улыбнувшись, Найдельман кивнул.

– Ясно. Вы не можете понять, почему заболевают люди. Вы даже не уверены, чем больны некоторые из них. Но, каким-то образом, во всём виноват меч.

– Дело не только в болезнях, – продолжил Хатч. – Вы, должно быть, в курсе, что надвигается серьёзный северо-восточник. Если он не свернёт, шторм прошлой недели покажется вам лёгким дождиком. Продолжать работы – безумие.

– Продолжать работы – безумие, – эхом откликнулся Найдельман. – И каким образом вы намерены остановить раскопки?

Хатч на мгновение помедлил, обдумывая ответ.

– Обратившись к вашему здравому смыслу, – как можно спокойнее произнёс он.

Воцарилось напряжённое молчание.

– Нет, – сказал Найдельман, и по голосу стало ясно, что решение окончательное. – Работы продолжаются.

– Тогда ваше упрямство не оставляет мне иного выбора. Я собираюсь закрыть раскопки на этот сезон, и прямо сейчас!

– Как именно?

– На основании пункта девятнадцать нашего контракта.

В ответ – молчание.

– Мой пункт, помните? – продолжил Хатч. – Он даёт мне право остановить работы, если я почувствую, что условия стали слишком опасными.

Найдельман медленно вытащил из кармана трубку и начал забивать её табаком.

– Забавно, – поворачиваясь к заместителю, произнёс он тихим безжизненным голосом. – Смешно до коликов, правда, господин Стритер? Теперь, когда от сокровищ нас отделяет не больше тридцати часов, доктор Хатч собирается остановить операцию.

– Через тридцать часов, – ответил Хатч, – шторм будет у нас над головой…

– Почему-то, – перебил его капитан, – я совсем не думаю, что в действительности вы обеспокоены мечом или штормом. Все эти бумажки – средневековое мумбо-юмбо, если они вообще настоящие. Я не понимаю, зачем вам…

Он умолк. Затем в глазах промелькнуло озарение.

– Ну да, конечно же! Я понимаю, зачем. У вас свой мотив, не правда ли?

– О чём вы вообще говорите?

– Если мы остановим работы сейчас, «Таласса» потеряет все средства. Вы прекрасно знаете, что нашим инвесторам уже пришлось пойти на лишние десять процентов расходов. Они не собираются потратить ещё столько же в следующем году. На то и расчёт, верно?

– Я не желаю слышать ваши больные фантазии! – гневно выпалил Хатч.

– О, но это же не фантазии, верно? – спросил Найдельман, и заговорил ещё тише. – Теперь, когда от «Талассы» получена вся нужная информация, когда дверь к сокровищам практически открыта, вам только и нужно, чтобы мы потерпели крах. Потом, на следующий год, вы сами сюда вернётесь, и вам останется лишь закончить работу и наложить лапу на всё сокровище. И – самое главное – на Меч Святого Михаила.

Глаза Найдельмана осветились подозрением.

– Всё сходится. Это, в частности, объясняет, почему вы так настаивали на пункте девятнадцать. Объясняет все неполадки с компьютерами, бесконечные задержки. Становится ясно, почему всё работает на «Цербере», но выходит из строя на острове. Вы с самого начала всё спланировали, – сказал капитан и горестно покачал головой. – Подумать только, как я вам доверял! Только подумать – я пришёл к вам, когда заподозрил саботаж.

– Я не пытаюсь лишить вас сокровищ. Мне плевать на сокровища. Меня волнуют лишь жизни людей.

– Его волнуют жизни людей, – насмешливо повторил Найдельман.

Он достал из кармана спичечный коробок, вытянул спичку. Чиркнул. Спичка занялась пламенем. Но, вместо того, чтобы поджечь трубку, капитан махнул ей у самого лица доктора. Малин слегка отстранился.

– Я хочу, чтобы вы кое-что поняли, – продолжил Найдельман. – Через тридцать часов сокровище будет моим. Теперь, когда я раскусил твою игру, Хатч, я просто отказываюсь в неё играть. Любая попытка меня остановить будет встречена силой. Я достаточно ясно выражаюсь?

Хатч внимательно посмотрел на Найдельмана, пытаясь понять мысли, спрятавшиеся за холодным выражением лица.

– Силой? – повторил он. – Это угроза?

Молчание длилось довольно долго.

– Вполне разумная интерпретация, – наконец произнёс Найдельман ещё тише.

Хатч выпрямился во весь рост.

– Завтра на рассвете, – сказал он, – если вы ещё останетесь на острове, я вас отсюда вышвырну. И гарантирую: если кто-нибудь погибнет или получит травму, вас осудят за халатность.

Найдельман повернулся.

– Господин Стритер?

Тот сделал шаг вперёд.

– Проводите доктора Хатча к пирсу.

Узкое лицо Стритера расплылось в улыбке.

– У вас нет на это права, – произнёс Хатч. – Это мой остров.

Стритер подошёл к нему и грубо схватил за руку.

Шагнув в сторону, Хатч сжал правую руку в кулак и ударил его в солнечное сплетение. Не слишком сильный удар, но анатомически точный. Стритер рухнул на колени, разинув рот, не в силах вдохнуть.

– Дотронешься до меня ещё раз, – обратился Хатч к судорожно хватающему воздух мужчине, – откромсаю яйца скальпелем.

Стритер поднялся на ноги, его глаза яростно сверкнули.

– Господин Стритер, не думаю, что понадобится уводить его силой, – резко сказал Найдельман, как только заместитель угрожающе шагнул к Малину. – Доктор Хатч мирно проследует на свой корабль. Он же понимает, что абсолютно ничем не может нас остановить – теперь, когда мы раскусили его план. И, думаю, догадывается, насколько глупым будет даже попытаться.

После этих слов Найдельман обратился к Малину.

– Я человек слова. Ты бросил самый сильный козырь, но проиграл. Твоё присутствие на острове Рэгид теперь излишне. Если уйдёшь и дашь нам закончить работу, как договаривались, всё равно получишь свою долю сокровищ. Но если попытаешься мне помешать…

Не договорив, он упёр руки в боки, попутно отводя плащ в сторону. Хатч чётко разглядел заткнутый за пояс пистолет.

– Да-а-а, – потянул Хатч. – Какой энергичный капитан.

– Шевелись, – прорычал Стритер, выступая на шаг.

– Я са