Book: Леди де Белозар (СИ)



Леди де Белозар (СИ)

Леди де Белозар


Ураган, свирепея, выл и хохотал безумно, страшно, носясь над спящим океаном. Разбудил. И древний как мир старец, недовольно ворча, тяжело заворочался, вздыхая и все выше вздымая крутые ребра волн.

Но ветер все никак не мог угомониться. Он рвал тугие космы аспидно-черных туч, кромсал их огненными мечами молний, и небо, взрываясь неистовым криком, плакало от обиды и боли холодными струями ливневого дождя.

Утлое рыбацкое суденышко швыряло из стороны в сторону, словно сорванный с ветки лист. Паруса давно превратились в неопрятные лохмотья, мачта наклонилась и грозила окончательно затопить и без того опасно накренившийся хлипкий парусник. Из воды то тут, то там выглядывали верхушки подводных утесов, обнажавшихся при очередном откате бурунов.

На палубе, ухватившись на мачту, стояла девушка. Длинные пряди волос липли к ее бледному лицу, хлестали по обнаженным плечам, больно путались среди обрывков снастей. Мокрое, тяжелое, разорванное на груди платье, словно тисками сковало хрупкую фигурку. Ледяная вода то и дело окатывала, полностью скрывая ее под собой, но девушка, словно не замечала этого. Ее голова была запрокинута к небу, глаза закрыты, а губы что-то беззвучно шептали. И вдруг, когда очередная волна обрушилась на палубу, она закричала пронзительно и страшно, а потом … разжала руки.

Волна, жадно подхватив, сжала в смертельном объятии очередную добычу морского бога и стремительно унесла ее в пасть пучины, оскаленную острыми зубами подводных скал.

Лорд Гур Лэрс медленно ехал на огромном черном жеребце, плавно перемещаясь по верхушкам грозовых туч. Он любил выбираться на территории человеческих миров во время нередко бушевавших здесь стихий. Будь то снежные бураны или необъятные степные пожары, полыхавшие по нескольку недель, или вот как сейчас – во время ураганного шторма. Под рев и грохот разыгравшейся природы ему всегда хорошо думалось.

Неожиданно его слуха коснулся едва слышный из-за грома и завываний ветра полный тоски и отчаяния крик. Лорд мгновенно ринулся сквозь тучи очередным разрядом сверкающей молнии.

***


Я медленно приходила в себя. Туман забытья рассеивался, уползая рваными клочьями и оставляя за собой все явственней проступающие воспоминая о последних событиях.

А я так надеялась, что смерть сотрет весь ужас пережитого.

Несколько мгновений я лежала, боясь глубоко вздохнуть, помня о той разрывающей боли, что терзала мое тело всего несколько минут назад. Но постепенно моего сознания коснулось странное понимание: я не чувствую ни холода, ни боли. Более того – я лежала на чем-то ароматном и мягком, почти воздушном.

Легонько пошевелившись, поняла: перина, причем наполненная невероятно мягким пухом. Шелковые простыни, гладкие и слегка прохладные на ощупь, и подушки, в которых утопает голова.

И я заплакала, горько и безнадежно.

Как? Как лорд Градаж смог спасти меня? Это невозможно. В такую бурю, он просто не мог броситься за мной в океан … просто не мог.

Неожиданно я услышала неторопливые шаги и негромкий незнакомый мужской голос – мягкий и глубокий баритон:

- Императору пока не следует об этом знать. Он скор в решениях, а нам нужно время, Гур.

- Ты полагаешь, в этом замешан кто-то из ближайшего окружения? – Спросил не менее красивый голос того, кого назвали Гуром.

- Нужно понаблюдать.

- Хорошо, Элрин. Я дам своим отмашку, – согласился Гур.

Я медленно и осторожно приоткрыла глаза и тут же крепко зажмурилась. Прямо передо мной, но за большим, во всю стену, окном стояли двое высоких могучего телосложения мужчин.

- И да, Эл, со мной тут неожиданная история приключилась, – Гур замолчал на мгновение и продолжил со странной усмешкой – в общем, она там.

- Кто? – не понял Элрин.

- Да вон, посмотри.

Я боялась не то, что пошевелиться, я вовсе остановила дыхание, невольно сжав простыню вмиг похолодевшими пальцами.

- Откуда? – удивленное восклицание мужчины заставило зажмуриться еще сильней.

- Сие прекрасное недоразумение решило прогуляться в гости к морскому богу. Но перед этим весьма неслабо кого-то прокляла. Так что мне только и осталось, что забрать ее туда, где ей теперь самое место, – опять усмешка.

- Никогда не замечал за тобой подобной сентиментальности, – удивился Элрин.

- Я и сам от себя не ожидал, но с девочкой кто-то зверски позабавился. И я посчитал, что она заслужила право на месть. Поэтому решил посмотреть, что из этого получится. Придет время, и она сама неплохо позабавится со своим обидчиком.

И неожиданно после недолгого молчания добавил:

- Я излечил телесные раны, убрал все последствия, но не стал стирать память – воспоминания сделают ее сильней. Возьми девочку к себе, Элрин. У нее неплохой потенциал.


Глава 1


- Итак. Мы уже знаем, что каждое разумное существо способно приводить в действие любые сферы бытия посредством собственной ментальной концентрации, – высокий, немного сутуловатый профессор Трайн, заложив руки за спину, не сводил сурового взгляда своих невероятно зеленых глаз, выдававших его принадлежность к лесным расам, с понуро слушавшего его студента. – Поэтому вы, ведьмы и колдуны, должны всегда помнить, что заговоры и разнообразные по своей силе и направленности заклинания предназначены для обращения к определенным магическим силам и тонким сущностям. Такие обращения, оформленные в виде вышеупомянутых заклинаний и заговоров, помогают донести мысли и просьбы в краткой концентрированной форме. Посему, студент Арриш, вы просто обязаны заучивать их наизусть, посвящая этому время, определенное для выполнения домашнего задания, а не для посещения различных злачных мест нашей столицы!

Студенты, низко склонив головы, тихонько прыснули в кулаки.

Арриш, полукровка эльф, стоял перед огромной, занимающей всю стену аудитории доской и, понурившись, крутил в тонких и красивых пальцах магическую палочку для написания заклинаний. Выучить оные он не успел по причине своего первого и долгожданного свидания, согласие на которое он добился с невероятным трудом, с признанной красавицей нашего курса Стеллией – ветреной апсары.

Об этом знала вся наша группа и, судя по гневным взглядам на нисколько не смущенную девушку, догадывался Трайн, но профессор не терпел, когда студенты позволяли себе прийти на его лекции с невыученными домашними заданиями и поэтому никогда и ни кому не давал пощады.

- Плохо, очень плохо, студент Арриш, мне придется сделать запись в вашей карточке, а вы знаете, чем это может для вас обернуться, – продолжал выговаривать преподаватель, не растрогавшись даже после того, как эльф просительно посмотрел на него своими невероятно огромными с поволокой глазами темно-бирюзового цвета.

И об этом тоже все знали – три записи в личной карточке студента за год и прощай летние каникулы. Провинившемуся придется все лето вкалывать на полевых работах по заготовке учебно-наглядных пособий и экспонатов из умертвий, скелетов и мелкой нечисти для лабораторных и практических занятий студентов академии. А нам, пятикурсникам, уже практически закончившим обучение, это грозит еще большими неприятностями – снижением бала при защите диплома.

- Профессор Трайн, я все выучу, – пообещал Арриш тихим умоляющим голосом. – Обещаю. Вы же знаете – у меня нет ни одного замечания по вашему предмету … кроме этого.

- Завтра в семь утра жду вас в своей лаборатории, – сдался Трайн.

И все опять знали: профессор суров, но справедлив и отходчив. Он никогда не назначает наказания несоразмерные проступку.

А сейчас была весна – время любви и надежд. Время любовного гона у многих рас, живущих на территории Сумрачной империи. А против природы, как говорится …

- Студентку Эннелию Белозар вызывает магистр Элрин Вьенн, – бесстрастным и замогильным голосом произнес просочившийся сквозь стену призрак посыльного.

Вызов к директору академии для студентов никогда ничего хорошего не сулил. В кабинет руководства нашим учебным заведением они попадали в основном после действительно серьезного проступка, а за мной такого не наблюдалось. Ни разу за все пять лет обучения.

Все с изумлением посмотрели на меня, я с не меньшим удивлением пожала плечами и, получив безмолвное разрешение профессора в виде кивка, отправилась к месту вызова.

Я шла по пустынным коридорам академии и невольно вспоминала, как попала сюда в первый раз.

Пять лет прошло с тех самых пор как лорд Гур Лэрс, глава тайной службы безопасности империи, спасая мою душу, перенес меня в параллельный мир, дерзко похитив прямо из-под носа слуг морского бога. Во владениях которого, мне, после проклятия, предстояло стать морской девой – русалкой. Но лорд спас мое тело и, следовательно, душу.

Тогда, лежа в его постели и подслушивая разговор лорда с братом, я даже не догадывалась, какую замечательную жизнь он мне подарил.

Сумеречный мир – мир легенд и сказок в нашей человеческой параллели. Мы слышали о его существовании, только никогда не воспринимали всерьез рассказы об оборотнях, привидениях и эльфов. Все это считалось выдумкой старых нянь. Но он существовал этот необыкновенно-загадочный и необычайно-удивительный мир, в котором живут все те существа, которых мы, люди, никогда не воспринимаем всерьез до тех пор, пока не столкнемся с ними вплотную.

Впоследствии мне только один раз удалось увидеться с Гуром Лэрсом достаточно близко, чтобы он, с поистине аристократическим хладнокровием и почти каменным лицом, позволил мне робко поблагодарить за свое спасение. Это произошло три года назад. Тогда мне исполнилось семнадцать лет. Лэрс сопровождал нашего императора – своего дядю, – который прибыл в академию, чтобы поздравить нас с ее тысячелетним юбилеем.

Элрин Вьенн, его двоюродный брат, был директором Ведической Академии, где обучались ведьмы и ведьмаки. Это было лучшее учебное заведение империи широкого профиля с гражданскими, юридическими и военными кафедрами одновременно.

После моего чудесного спасения мне дали время для недельного отдыха в доме лорда Гура Лэрса и краткого ознакомления с местным миром, затем я была направлена в академию, в которой тогда только-только начались занятия. К моему искреннему удивлению мне было предоставлено право выбора и я, ознакомившись со всей учебной программой, выбрала профессию эксперта-криминалиста.

Вспоминая первые годы жизни в этом мире, я всегда невольно смеюсь. Мой страх и стремительное шараханье при виде жутких, на мой человеческий взгляд, существ был постоянным поводом для шуток и розыгрышей моих одногруппников. Не один раз они доводили меня до полуобморочного состояния и слез, но со временем я привыкла и неожиданно для самой себя поняла, что в этом мире жить гораздо легче и приятней, чем в прежнем.

Здесь я чувствовала себя относительно свободной и раскрепощенной. У меня появились подруги и друзья. Я знала, что по окончании обучения буду приносить реальную пользу жителям этого мира, а не стану бесправной игрушкой в руках деспотичного и безжалостного мужа. Здесь у меня был выбор, и я была счастлива предоставленной мне возможности.

И нужно ли говорить, как я была благодарна двум самым лучшим, благородным и могущественным лордам этого мира, не прошедшим мимо погибающей пятнадцатилетней девочки?

Я вошла в приемную лорда-директора и вопросительно взглянула на секретаря леди Стаерс – миловидную розовощекую блондинку – оборотня из семейства кошачьих.

Леди Стаерс лишь молча пожала плечами и кивком указала на дверь в кабинет магистра. Я тихонько постучалась, дождалась разрешения и вошла. Директор сидел за столом и, не поднимая глаз от изучаемого им документа, буркнул:

- Прошу минуту. Присаживайтесь, леди Белозар.

Я удивилась, обычно магистр называл нас просто студентами или адептами, но такое обращение редко звучало из его уст и зачастую означало сильное недовольство.

Заметно нервничая, я присела на самый краешек предложенного стула и замерла в недоумении и ожидании.

Лорд Вьенн читал, не отрываясь, я а невольно залюбовалась его красивым мужественным лицом, которое могло быть суровым и решительным, но сейчас было лишь сосредоточенным и слегка расслабленным. Прямой тонкий нос, высокий лоб в обрамлении пышных волнистых медово-золотистых волос, туго стянутых в косу, выделялись резким контрастом на фоне смуглого лица и глаз, темных и загадочных как южная ночь. А твердые губы уверенного рта над не менее упрямым подбородком с ямочкой посредине, говорили о целеустремленности и благородстве нашего директора.

Мое сердце, то замирало, то начинало бешено колотиться при одной только мысли об этом лорде, но… но он был племянником императора, всесильным архимагом, имеющим степень магистра магии стихий, магистра оккультных наук и темным воином из ордена Теней. К тому же в него были влюблены абсолютно все особи женского пола нашей академии не исключая и приведений. А я была, не смотря на благородное происхождение, бесприданницей и сиротой к тому же из далекого и чужого мира. Так что мои мечты навсегда останутся мечтами и сокровенной тайной моего безответно влюбленного сердца.

Внезапно лорд Вьенн посмотрел на меня, а я, не ожидавшая этого, не смогла спрятать взгляда и наши глаза встретились.

Несколько минут прошли в молчаливом разговоре, после чего лорд Вьенн слегка нахмурил брови, я же, вспыхнув до корней волос, опустила голову.

Боже, стыд-то какой! Я, не зная, куда глаза деть, так и сидела, сжавшись и сцепив руки на коленях.

- Вы уже решили, где будете проходить стажировку? – спросил лорд Вьенн, слегка раздраженным, как мне показалось, голосом.

- Да, лорд-директор, – почти шепотом ответила я, не поднимая глаз.

- Ходатайство уже отправлено?

- Еще нет. Но время у меня есть, так что …

- Вам не нужно его отправлять, леди Белозар.

- Почему?

Я удивленно подняла на него глаза и тут же пожалела об этом, лорд смотрел на меня глазами полными голода, который не имел ничего общего с едой. В этом взгляде было столько глубины, обволакивающей, лишающей воли, затягивающей в бездну, что я, заметно вздрогнув, с трудом подавила желание закричать от ужаса.

- Н-не надо, – прохрипела я, отпрянув к спинке стула.

- Простите, – тихо проговорил Вьенн, плавно поднимаясь из-за стола и в одно мгновение, оказываясь рядом со мной, – простите, леди Белозар, – и, наклонившись, вдруг прикоснулся к моим губам нежным почти невесомым поцелуем. – Я не могу больше ждать, – загадочно выдохнул он, почти не разрывая поцелуя. – Смею ли я надеяться, что прочел в вашем взгляде положительный ответ на самый волнительный вопрос в жизни каждого мужчины?

- О чем вы?

Сердце рвалось из груди неистовым боем, дыхание сбивалось от одного только осознания его близости.

- Я спрашиваю, леди Белозар, согласны ли вы стать моей женой? – все еще не отрываясь от моих губ, прошептал лорд Вьенн, а его руки вдруг опустились на мою талию и мягко потянули, заставляя встать.

- Это шутка? – спросила, не веря в происходящее.

- Почему же? Я вполне серьезен, – с загадочной улыбкой ответил Вьенн, и следующий его поцелуй уже не был мягким и завораживающим. Теперь он был полон страстного огня. – Я жду ответа, моя прекрасная леди. – Напомнил он останавливаясь.

- Я не понимаю, что происходит, – призналась я, с ужасом упираясь в его грудь руками.

Вьенн, все еще крепко обнимая, взглянул в мои глаза и прошептал:

- Я ждал, когда вы закончите академию, чтобы сделать вам предложение, леди Белозар. Я понимал, что вы должны привыкнуть к нашему миру, освоиться, почувствовать себя свободной от пережитого в прежней жизни. Но сейчас, когда обучение практически подошло к концу, и у меня в дальнейшем не будет возможности контролировать вашу жизнь, я не хочу отпускать вас. Знаете, в очередь за вашей прелестной ручкой уже выстроилось некоторое количество претендентов, так что я не намерен рисковать, моя леди.

Из всего, что лорд Вьенн мне сказал, я уловила лишь одно – он контролировал мою жизнь! То есть это он решал, как мне жить и с кем следует дружить, кого впускать в свой круг общения.

И это так напомнило мне о том ужасном времени, из-за которого я и решилась на отчаянный шаг.

Я, замирая от страха, все же попыталась вырваться, но лорд не отпустил. Одной рукой все еще удерживая меня за талию, другой взял за подбородок мягко приподнял лицо и заглянул в глаза:

- Я вас чем-то расстроил, леди? – его голос стал низким, вибрирующим, завораживающим.

Я вновь попробовала вырваться, но мне опять не позволили.

- Вы не ответили.

- Я думала … Мне казалось, что в этом мире леди имеют право на выбор, – прошептала я обреченно. – Кажется, я ошиблась.



И так темные глаза лорда потемнели еще больше, лицо стало жестче, и я поняла: все повторяется вновь.

- Я не понимаю, – прорычал лорд, – объяснитесь …

Магистр отпустил мой подбородок, его рука приподнялась … а я, вскрикнув, вдруг сжалась и, закрыв голову руками, присела, ожидая удара.

- Что вы делаете?! – возмущенно воскликнул лорд.

Но ни тело, ни разум не слушались меня. Я словно одеревенела, ожидая побоев. Прошло пять лет, но я все еще просыпаюсь по ночам от кошмаров, в которых мой муж лорд Градаж часами избивал и истязал меня.

- Нелли, – мягко позвал Вьенн, присев передо мной, и ласково положил руки на мои плечи, – Нелли, что с вами?

- Отпустите меня, пожалуйста, – взмолилась я, задыхаясь. – Я вас очень прошу, не нужно меня бить, – шептала, не совсем осознавая от страха, что говорю. – Я сделаю все, что вы хотите. Только не нужно …

- О, духи Мрака, – выругался лорд, подхватывая меня на руки, – я сам вырву ему глотку.

Магистр прошел к креслу, стоявшему у окна, и опустился в него, не отпуская меня с рук.

- Нелли, посмотри на меня, – лорд говорил твердым, но мягким голосом, – посмотри в мои глаза, девочка.

Я не могла … никак не могла. Меня трясло от ужаса. Потому что это была самая изощренная пытка Градажа – вот так держать меня на коленях, заставлять смотреть в глаза и, насилуя, истязать.

- Скажи мне «Да», Нелли, – попросил лорд хриплым голосом. – Нелли, скажи «Да».

И Градаж был вежливым, он тоже всегда просил разрешения. Я же, зная, что подписываю себе приговор, покорно прошептала ненавистное слово, и, уже проваливаясь в обморочную темноту, почувствовала, как мое левое запястье обхватил холодный обруч наручника.

***

Темнота отступила. Яркий цветочный аромат ворвался в сознание, ничего не объясняя. Я медленно и осторожно потянулась, стараясь понять какие повреждения оставил в моем теле лорд-директор.

К удивлению ничего не почувствовала.

Опасливо приоткрыла глаза: моя собственная комната в общежитии, но … полная букетов. Самых невероятных и огромных из красных и белых роз. Везде, где только могла быть установлена большая корзина.

Рядом на прикроватном столике лежал конверт, перевитый красной ленточкой.

Взяла, все еще не понимая, что происходит.

Записка гласила:

«Я безмерно счастлив вашим согласием стать моей женой. Признаюсь, я планировал сделать предложение в намного более приятной обстановке, но не смог сдержаться, прочтя в ваших удивительно красивых глазах признание, что тоже не безразличен Вам. Прошу простить, что настоял и вырвал согласие таким страшным образом, но я вдруг понял, что Вы никогда добровольно не согласитесь на повторный брак. У меня же почти не осталось времени на то, чтобы убедить Вас, моя леди, в вашей полной безопасности.

Клянусь, родная: я излечу вашу израненную душу самым нежным и действенным лекарством – любовью.

Навсегда преданный Вам лорд Элрин де Вьенн.


P.S. Надеюсь на ваше согласие отужинать сегодня со мной».


Я несколько раз перечитала послание лорда. Но стало ли мне легче от того, что я прочла? Нет.

Лорд Градаж несколько месяцев добивался согласия моего отца на наш брак. Он тоже засыпал меня цветами и записками с признаниями в любви.

Молодой красивый аристократ, прибывший в свое поместье после смерти отца, из самой столицы, где постоянно проживал. Но мой отец не хотел этого брака, и ничего не объясняя мне, неизменно отклонял предложение маркиза Градажа.

После нескольких месяцев их обоюдная настойчивость переросла в открытое противостояние. И … отец проиграл. Проиграл самым жестоким и страшным образом. Король обвинил нашу семью в измене, доказательство которой ему предоставил все тот же лорд Градаж. У отца отняли все земли, а его самого, как и моих старших братьев, казнили, мать и сестру упрятали в темницу, я же досталась лорду вместе с землями и замками древнейшего и благороднейшего рода де Гаэлла ла Белозар в качестве награды. Мне в то время только-только исполнилось пятнадцать лет. Полгода непрерывных истязаний стали ужасающим наказанием за непреклонность отца.

Глава 2


Проплакав над своей судьбой несколько часов, я лежала на кровати и бездумно смотрела в потолок.

С самого раннего детства меня называли ангелом с темными кудряшками. У меня и в самом деле были красивые длинные сильно вьющиеся темно-каштановые волосы, которые отливали красным золотом на солнце. Гладкая бело-розовая кожа без единой родинки, выглядела почти фарфоровой. Невысокая, но стройная фигурка. Маленький рот со слегка пухлыми губками и огромные синие глаза и сейчас придавали моему облику по-детски миловидный и невинный вид. Я была маминой радостью и гордостью отца. И я всегда верила, что моим мужем станет прекрасный лорд, который приедет за мной из далекой загадочной страны и увезет, подарив сказочно-прекрасную жизнь.

Но красота не принесла мне счастья, она стала моим самым жутким наказанием, принесшим только одни мучения.

Когда солнце начало клониться к закату в дверь негромко постучали. Я нехотя поднялась и пошла открывать, надеясь, что это пришла моя лучшая подруга Мильва. Но я ошиблась – за дверью оказалась незнакомая девушка, которая взглянув на меня, присела в коротком книксене и произнесла:

- Лорд Вьенн просил передать, что заедет за вами через час, леди Белозар. Позвольте мне одеть вас к ужину?

Я молча и обреченно шагнула в сторону. А что мне еще оставалось делать? Риторический вопрос в никуда.

Через час я, облаченная в присланное лордом Вьенном платье красивейшее из всех, что мне когда-либо приходилось одевать, с высокой прической и бриллиантовыми украшениями стояла у окна в ожидании будущего мужа.

Он мне очень нравился … когда был недосягаем, когда был лишь мечтой. Но сейчас я его откровенно боялась. Если даже высокий и сильный лорд Градаж в сравнении с Вьенном казался хилым и слабым, то я могла представить, что магистр мог сотворить со мной.

Умом я понимала, что, возможно, мои страхи напрасны. Что, возможно, я действительно, нравлюсь лорду, и он не станет издеваться надо мной. Но страх перед мужчинами был сильней меня. Это было как наваждение, лишающее здравого смысла.

За дверью послышались уверенные быстрые шаги, я развернулась и застыла, затаив дыхание от волнения. Если постараться быть милой и послушной, может быть я и сумею его как-то умилостивить. Я была абсолютно уверенна, что просто так наш ужин не закончится, ведь мужчины так не терпеливы, а защитить меня не кому.

Лорд вошел, взглянул на меня, остановился, словно натолкнулся на стену и … перестал дышать. Я же смотрела на него широко открытыми глазами от страха и желания понять, в каком он пришел настроении и тоже почти не дышала.

- Я … – выдохнул лорд Вьенн, заметно сглатывая. – Прошу простить …

Больше он ничего не сказал. Он скользнул бесшумной тенью, растворившись в ней на долю секунды и оказавшись рядом, сжал в осторожных объятиях, склонился надо мной, чтобы поцеловать. Бережно и трепетно, словно я была невероятно дорогой статуэткой, и он боялся меня сломать.

Я не сопротивлялась, тоже боясь невольно его рассердить или сделать что-то не так, чем и вызвать недовольство.

- Во имя Беспросветного Мрака, я самый счастливый мужчина на свете, – прошептал Вьенн, прерывая поцелуй, но продолжая прижимать меня к себе. – Но через минуту отпустил с явной неохотой. – Пойдем, дорогая, нас ждут. – Проговорил хрипло, ласково беря меня за руку.

Я покорно склонила голову и шагнула вслед за ним в открывшийся портал.

В следующую минуту мы оказались на ступенях лестницы, ведущей в огромный зимний сад. Все его стены и потолок были стеклянными. Большие полотна стекол были соединены под самыми разными углами без рам и, казалось, что мы находимся внутри огромного кристалла, через тонкие прозрачные стенки которого открывалась изумительная панорама. Вокруг, насколько хватало взгляда, были видны острые скалы, утопающие в медленном танце огромных хлопьев снегопада. Сумерки стирали грани реальности, все казалось сказочным и невероятно красивым.

Лорд Вьенн не торопил, позволяя насладится видом за окнами.

Но вот я перевела взгляд на сад, раскинувшийся у подножия довольно высокой и широкой лестницы, и не сдержала восхищенного вздоха. Все деревья в саду светились. Маленькие светлячки, живые и разноцветные порхали с ветки на ветку, создавая неповторимую невероятно красивую иллюзию движения и мерцания. Широкая аллея вела к беседке, увитой лианами с большими белыми цветами, вокруг нее находилось несколько ярких цветочных клумб, за беседкой журчал фонтан. Аллеи, поменьше главной, разбегались веером от площади, на которой стояли и беседка, и фонтан, теряясь в тенистых зарослях кустов и деревьев с самыми немыслимыми сочетаниями разноцветья листвы и благоухающих цветов.

- Я знал, что тебе понравится, – прошептал магистр, ласково сжимая мои пальчики и … возвращая с небес.

Еще раз, окинув взглядом всю эту красоту, я невольно отметила, что большой и круглый стол в беседке был накрыт на несколько персон. Это неожиданно принесло облегчение. Значит, сегодня не весь вечер мы проведем наедине.

Внезапно в саду послышался веселый детский смех. Через минуту из-за деревьев выбежала маленькая, не больше пяти лет, девочка. Она словно летела окруженная немыслимым облаком розовых кружев. Ее милые золотистые кудряшки на прелестной головке весело подпрыгивали в такт маленьким шажкам.

Едва девочка увидела нас, тут же остановилась и, смотря на меня большими округлившимися от удивления глазами, прошептала:

- Эл, ты нашел мне ангела?

- Нет, дорогая, – ответил, рассмеявшись Вьенн, – я нашел ангела себе.

Вслед за девочкой к беседке вышли две дамы в сопровождении трех мужчин. Одна пара была в возрасте, позволяющим сделать вывод: мать и отец лорда Вьенна. Женщина и мужчина другой, были моложе, и вторая леди была очень похожа на магистра – наверное, сестра. А вот третий мужчина был не намного старше меня.

Все остановились, с интересом разглядывая меня, а магистр бережно сжав мою руку, перекинутую через его локоть, отпустил и громко с каким-то даже вызовом произнес:

- Позвольте представить – моя невеста, графиня Энеллия Лиллиан де Гаэлла ла Белозар.

Я несколько огорошенная тем, что ему известно мое полное имя, молча склонилась в низком реверансе. Фамилию мужа он не назвал, полагая, видимо, как и я, что если в том мире я мертвая, то в этом – не замужняя.

- Дорогая, позволь представить – моя семья. Отец – лорд Геворг де Вьенн. – Лорд, высокий и могучий, как и его старший сын, сдержанно поклонился, от чего его длинные темно-золотые волосы с проседью рассыпались по плечам. – Мама, – леди Адилия де Вьенн. – Леди чуть-чуть склонила голову в приветствии, не отрывая от меня пронзительных карих глаз. Она была намного моложе супруга и все еще сохраняла стройную фигуру и невероятную красоту. – Сестра, – Хаэлла де Арнэй. – Леди де Арнэй улыбнулась открытой доброжелательной улыбкой, которая несколько приободрила меня. У нее были очень добрые светло-карие глаза и кожа не столь смуглая как у остальных членов семьи. – Ее муж, – лорд де Арнэй. – Лорд тоже улыбнулся, но поклонился намного учтивей лорда де Вьенна старшего. Под плотной, очень дорогой тканью камзола, были видны бугры мышц, перекатывающиеся при малейшем движении. Глаза лорда были настолько же черными и глубокими, как и у лорда Элрина Вьенна. – И мой брат, – Виеллор де Вьенн. – Закончил лорд Вьенн.

Молодой человек, высокий, золотоволосый, красивый и на вид не менее сильный, чем остальные мужчины, не отрывая от меня взора на протяжении всего разговора, никак не отреагировал на слова брата и все удивленно посмотрели на него.

- Ви, – окликнула его леди Арнэй.

Виеллор вздрогнул и произнес, слегка запинаясь и краснея:

- Рад знакомству … леди … Белозар.

- А я! – вдруг вскричала маленькая леди, – дядя, ты забыл представить меня своему ангелу!

Все рассмеялись, разрушив возникшую неловкость.

- О нет, малышка, конечно же, я не забыл о тебе.

Ответил ей с улыбкой магистр. И обратившись ко мне, проговорил:

- Родная, это прелестное создание – моя, как ты, наверное, уже догадалась, племянница, любимица и баловница всей семьи. А зовут сие очарование Иннэр де Арнэй.

- Очень рада знакомству, – тихо проговорила я, опять склоняясь в реверансе.

Лорд взял мою холодную от волнения ладошку, поднес к губам и, нежно поцеловав, опять разместил на своем локте.

- Прошу к столу, – пригласила леди Вьенн.

Когда все расположились за столом и слуги, подав блюда, отошли, став за нашими спинами, леди Вьенн поинтересовалась:

- Скажите, леди Белозар, как давно вы находитесь в нашем мире?

- Почти пять лет, леди Вьенн,– ответила я, почтительно не поднимая на нее взгляда.

Мне было не совсем уютно под пристальными взглядами членов семьи лорда.

Мать бросила на Элрина быстрый взгляд и, улыбнувшись мне, снова спросила:

- И как же вам удалось выжить?

- Простите? – переспросила я, не понимая сути вопроса.

Я вопросительно оглянулась на магистра.

- Видишь ли, дорогая, наш мир небезопасен для чистокровных людей, пришедших из других миров, – невозмутимо проговорил лорд-директор. – Адептам академии был дан строгий приказ не причинять тебе вреда. К тому же я наложил особую защиту, которая вампирам и призраками не позволяла подпитываться твоей энергией. По этой же причине ты до сих пор ни разу не покидала пределов академии. И поэтому, собственно, я решил, что практику ты будешь проходить в моем департаменте и под моим непосредственным руководством, а после я намериваюсь предложить тебе место преподавателя академии по предмету человеческих рас.

- Теперь все понятно, – отозвалась леди Вьенн.

- Мне безумно интересно услышать рассказ о вашем прежнем мире, – с доброй улыбкой обратилась ко мне сестра магистра, – ведь вы же будете так любезны и расскажите нам несколько историй о жизни ваших людей? Говорят, у вас совсем нет магии. Это верно?

- Не совсем, леди Арнэй. – У нас есть ведуньи и ведуны, но их магия под строжайшим запретом. Поэтому многие из них либо совсем не пользуются своей силой, либо действуют с большой осторожностью. За ведовство у нас сжигают на кострах.

- О, духи Мрака! – воскликнула леди Арнэй. – Какое варварство!

Неожиданно я заметила, что лорд Арнэй внимательно смотрит на меня настолько темными и глубокими глазами, что мне показалось, будто из их глубины взирает сама Первозданная Тьма. Я не могла отвести взгляда от его глаз и вдруг почувствовала, что меня затягивает в их глубину, на самое дно бездны.

- Я бы, на твоем месте, не стал этого делать, Лиенн, – тихо, но жестко проговорил магистр, и я услышала злое раздражение в его голосе. – Тем более с Нелли.

- Простите, просто не мог устоять, – непонятно ответил лорд Арнэй и моргнул, отпуская мой взгляд, при этом невинно улыбаясь мне, как будто ничего странного не произошло. – У вас, леди, невероятно богатая палитра чувств. А вам тоже пришлось скрывать свою силу в том мире?

- Нет, – поспешно ответила я на вопрос лорда Арнэя и улыбнулась ему, насколько миролюбиво насколько позволило мое напряженное состояние. Его взгляд мне совсем не нравился, так же, судя по всему, как и магистру Вьенну. Но я боялась рассерженного магистра намного больше, чем странного взгляда лорда. – Я даже и не подозревала, что обладаю магией ведьм.

- Вот как? – вступил в разговор, молчавший до сих пор отец магистра.

- Тогда как же дядя нашел вас, тетя? – спросила Иннэр, прерывая деда, который явно намеривался спросить меня о чем-то еще.

Я растерялась перед ее детской непосредственностью и не знала, как ответить на этот вопрос, но меня выручил магистр.

- Понимаешь, милая, леди Энеллия является моей истинной парой, так что я не мог не найти ее, пусть бы она находилась и на другом конце вселенной, – произнес он уверенно и спокойно при этом мило улыбаясь девочке.

- Истинная пара?! – воскликнула мать магистра и все присутствующие, включая слуг, направили на меня изумленные взгляды.

Я не совсем понимала, о чем шла речь и поэтому в свою очередь обернулась к магистру, ожидая разъяснений.

- Нелли, будь любезна, покажи левую руку, – ласково попросил лорд Элрин Вьенн.

Я подняла руку, и широкий кружевной рукав платья опустился, обнажая ее до локтя.

На моем запястье ничего не было видно, но магистр быстро поддернув свой рукав, поднес свою руку к моей, и в тот же миг на моем запястье проявился тонкий золотистый браслет с орнаментом из двух переплетенных в объятиях драконов, белого и черного.

- Невероятно! – прошептала сестра лорда-директора. – А когда свадьба?!

- На этот вопрос у меня пока нет ответа, – спокойно ответил магистр.



Все вновь удивленно посмотрели на него.

- Видите ли, – пояснил Элрин Вьенн, – я несколько отступил от общепринятых правил, когда просил у леди Энеллии руки и сердца, поэтому намерен ждать ее решения в этом вопросе сколь угодно долго.

Я не могла поверить услышанному. Находясь словно в бреду, повернулась к магистру и встретила взгляд его черных как Мрак глаз.

Неожиданно лорд Элрин Вьенн, поднявшись из-за стола и потянув меня за руку, тоже заставил встать. Я не понимала, что он хотел сделать, а он опустился передо мной на одно колено и открыл, неизвестно как появившуюся у него в руках коробочку в виде золотого сердца дракона, произнес:

- Леди Энеллия Лиллиан де Гаэлла ла Белозар, я официально в присутствии всей своей семьи прошу вашей руки и сердца. Я клянусь тебе, родная, что больше никогда, ни при каких обстоятельствах не заставлю тебя идти против собственной воли. Но ты моя единственная. Ты та, которую я искал всю свою жизнь, и поэтому просто не мог позволить тебе сделать ошибку, Энеллия. Прости меня за это и дай ответ так же искренне и по доброй воле. Если ты сейчас откажешь мне – я пойму, но никогда, любимая, не перестану добиваться твоего расположения.

Магистр смотрел на меня с затаенной надеждой и такой нежностью, что я захваченная в плен его взглядом не смогла отвести глаз. Мое сердце неслось в бездну, вместе со всеми страхами и сомнениями. Мне вдруг очень, очень захотелось поверить в то, что мы действительно та истинная пара, о которой сложено так много легенд. И я тихо ответила:

- Вопреки всему я верю вам, лорд де Вьенн, и … даю вам свое согласие.

Глаза лорда вспыхнули неподдельным счастьем и он, бережно взяв за руку, надел на мой палец тонкое, в виде черного дракона, кольцо. А оно вдруг вспыхнуло золотистым сиянием и изменилось – теперь вместо одного черного в обруче сплелись два дракона, таких же, как и в невидимом браслете – черный и белый.

- Как трогательно!

Голос, прозвучавший в полной тишине, вмиг разрушил очарование момента.

- Я не прерывал столь душещипательный момент исключительно из свойственного мне любопытства.

Все поднялись из-за стола, а я, развернувшись на голос, увидела нашего императора и склонилась в низком поклоне.

- Ну что вы, леди Белозар, не стоит сейчас воздавать мне почести, принятые при дворе, ведь мы же теперь почти родственники, – голос императора был обманчиво мягок, но я чувствовала за этой мягкостью едва сдерживаемый гнев и сарказм.

Рядом с монархом стоял лорд Гур Лэрс, и его лицо выражало крайнюю степень ярости, которую он даже не желал скрывать.

Я ничего не понимала, лорд же директор видимо был в курсе их недовольства, но почему-то не только не насторожился, а наоборот смотрел прямо и с вызовом.

- Дорогой брат, – обратилась к монарху леди Вьенн, – я понимаю, что Элрин расстроил твои далеко идущие планы, но теперь уж ничего не поделаешь. Истинная пара …

- Ты хочешь сказать, моя дражайшая сестра, что истинная пара не расторжима? Но это не совсем так, верно? История знает несколько примеров тому, что такие пары могут быть как неидеальны, так и члены этих пар могут быть вполне счастливы с другими партнерами.

Леди Вьенн почему-то сильно смутилась, а лорд Вьенн старший нахмурился и бросил совсем не дружелюбный взгляд на императора.

Я чувствовала, что назревает серьезный семейный скандал.

Вдруг Иннэр, вскочила со своего стула, подбежала к императору и, обхватив его ноги ручонками, спросила:

- Дед, ты же хороший?

- Я? – притворно удивился император. – Нет! Иннэр, я ужасный и кровожадный монстр, которого все боятся и уважают. И по этой самой причине хотя бы уведомляют о своих намерениях, перед тем как идти против моей воли.

Император опять выразительно взглянул на магистра.

- Вы бы не дали своего согласия, Ваше Величество, – спокойно проговорил магистр. – Поэтому я не счел себя обязанным ставить вас в известность, ибо вы были в силах расстроить самым решительным образом все мои замыслы. А это противоречило моим планам … дядя.

В беседке повисла тишина, которую никто не прерывал несколько минут. Все смотрели исключительно на императора.

- Ты неосмотрительно нажил себе смертельного врага, Элрин. И судя по гневному взгляду Гура, не одного, – вдруг усмехнулся монарх. – Увел девчонку прямо из-под носа брата. Какое коварство, Элрин, какое коварство. Но я восхищен, если честно. Береги свое сокровище – Лэрсы мстительны, они не прощают обид.

Я посмотрела на Гура Лэрса и поразилась, увидев его взгляд, напряженный и вместе с тем полный боли и отчаяния. И потому как побелели его сжатые губы, было видно, что ему невероятно трудно сдерживать кипевшую в нем ярость и разочарование.

- Я сожалею, что так получилось, Гур, но это сильнее меня, сильнее нашей братской дружбы и сильнее моего сомнительного долга перед империей, – последние слова Элрин Вьенн проговорил с нажимом, беря меня за руку и шагнув ближе, обнял за талию. Неожиданно крепко прижал к себе, словно хотел уберечь от всех неизвестных мне опасностей.


Глава 3


Большое окно в пол было распахнуто настежь и ветер, свободно врываясь в кабинет, легонько трепал мои локоны, заигрывая, щекотал щеки завитками волос, и шаловливо шептал что-то на своем языке, перебирая листы бумаги на столе.

За окном-дверью находилась большая полукруглая терраса, огороженная высокими ажурными перилами. Прямо за ней начинался глубокий отвесный обрыв в причудливо изрезанный длинный каньон, по дну которого протекала бурная горная река с высокими порогами и водопадами. По его крутым скалистым склонам росли многовековые деревья со стволами в несколько моих обхватов.

Величественность и грандиозность открывавшегося вида завораживала и ни когда не надоедала. Я могла бы часами смотреть на все это великолепие, если бы не работа … скучная и не интересная.

Прошло два месяца, как я окончила академию и вот теперь прохожу практику в ведомстве своего будущего мужа – лорда Вьенна.

Те несколько месяцев, что прошли после памятного семейного ужина, лорд Вьенн был бесконечно ласков и предупредителен. Мы часто обедали вместе, он приглашал меня на вечерние прогулки по парку в своих владениях, мы много разговаривали и единственное, что позволял себе магистр – это несколько нежных поцелуев и осторожных объятий по время наших свиданий. И постепенно я начала к нему привыкать. Уже не так боялась его взглядов, не дергалась при прикосновениях и, если честно, с нетерпением ждала наших встреч.

Но если быть до конца откровенной, мне было немного досадно. Ведь я же так старалась хорошо учиться. По теории была одной из самых успевающих на всем нашем потоке. По практике, наверное, была бы тоже одной из лучших, но все мои практические занятия проходили в стенах академии, ведь я не была допущена к настоящим расследованиям преступлений в отличие от моих сокурсников. Это объяснялось моей повышенной уязвимостью перед местным населением и вызывало у одногрупников море насмешек и подколок, которые мне приходилось постоянно терпеть. И вот снова вместо подлинных и интересных расследований я вынуждена копаться в скучных отчетах и протоколах давно раскрытых преступлений или же безнадежных «глухарей».

И причиной всему этому, как я теперь понимаю, снова является распоряжение лорда Вьенна. Да, это было очень обидно. Но кто мы такие, чтобы протестовать против указаний своего непосредственного начальства и будущего мужа?

Праздный вопрос.

Я вздохнула и, оторвав взгляд от красот за окном, уставилась в ненавистный текст скучного протокола допроса, даже не понимая, что там написано.

Неожиданно одна стена кабинета замерцала багровым всполохом, ширясь и расходясь кругами от центра, и в открывшийся портал вышел … Гур Лэрс.

Те несколько раз, что я его видела, он был одет очень дорого и изысканно по придворной, надо полагать, моде. Но сегодня на нем был обычного кроя костюм из дорогой, правда, замши и высокие сапоги из мягкого сафьяна. Его темно-медные волосы, заплетенные в косу, были перекинуты через плечо.

Магистр стремительно прошел к моему столу и сел на стоящий перед ним стул, не отрывая от меня взгляда темно-карих, почти черных глаз.

- Ну, здравствуй, жертва собственных страхов, – весело произнес лорд Лэрс, стягивая перчатки с узких аристократических кистей с длинными нервными пальцами.

Я непонимающе смотрела на него. Говоря откровенно, он меня озадачил как своим внезапным появлением, так и столь фамильярным обращением. Те несколько раз, что я видела его, произвели на меня неизгладимое впечатление, но мне всегда казалось, что лорд Лэрс слишком холоден и надменен. Чересчур высокомерен, чтобы снизойти до разговора с простой студенткой.

- Собирайся, ты мне нужна, – опять проговорил лорд, не дождавшись моего ответного приветствия.

- А … а для чего? – запинаясь, позволила себе спросить, преодолевая страх перед могущественным архимагом и знаменитым магистром всех известных в этом мире боевых и оккультных исскуств, к тому же главы службы безопасности империи.

- К сожалению, не для того, чего бы мне хотелось, – усмехнулся лорд, глядя, как я моментально покрываюсь краской смущения. – Но мне нужна твоя консультация в одном странном расследовании. Поможешь?

То есть меня вот прямо сейчас возьмут на место преступления? То есть кому-то понадобилась моя помощь? И он еще спрашивает?! Я моментально вскочила на ноги, готовая последовать за лордом Лэрсом куда угодно.

Но он продолжал сидеть и очень внимательно смотреть на меня.

- Я буду рада, оказать посильную помощь, – намекнула я на готовность следовать за ним к месту событий.

- Послушай, Белозар, в тебе же есть и гордость, и сила воли, – вдруг произнес он, нахмурившись. – Если бы не было, ты бы никогда не пошла на то, чтобы сбежать от ненавистного мужа и не бросилась в бушующий океан. К тому же, а я в этом твердо уверен, для того чтобы лишить себя жизни необходимо обладать неимоверно твердым характером и мужеством вопреки всеобщему заблуждению, что только слабаки могут пойти на самоубийство. Решиться на такое способен далеко не каждый. Только уверенный и сильный человек, доведенный до крайности, может сделать правильный выбор между ненавистным и жалким существованием и свободой за гранью жизни. Подумай об этом, альмио монре.

Я непонимающе смотрела на него.

- Так, ладно, у нас мало времени, чтобы смыться отсюда, – магистр вдруг решительно поднялся со стула и, подойдя ко мне, взял за руку, странно при этом улыбаясь и почему-то оглядываясь на большую картину, висевшую на стене. На ней были изображены горы и летящий над ними золотой дракон.

- А лорд Вьенн знает о вашем визите? – осторожно поинтересовалась я, невольно взволнованная его словами и поведением.

- Вот нет в тебе хорошего здравого авантюризма, Белозар, – засмеялся лорд Лэрс. – А могла бы и, не спрашивая, окунуться в столь занимательное приключение как похищение с места отбытия своего добровольного заключения. – Несколько витиевато и загадочно, но совсем не понятно ответил Лэрс и шагнул в портал, крепко обнимая меня за талию.

- Твои волосы пахнут вечной весной и юностью, – неожиданно прошептал лорд Лэрс.

Портал, в который он меня затянул, не был похож на те, которыми я перемещалась с лордом Вьенном. Этот нес нас во всполохах багрового огня уже несколько минут. И я вдруг осознала, что он бесцеремонно обнимает меня, а так как я намного ниже его, то ему пришлось даже наклониться, чтобы почувствовать запах моих волос. Магистр практически уткнулся в них всем лицом.

- Лорд Лэрс, я попрошу вас вести себя подобающим образом, – гневно прошептала я, решительно отстраняясь от магистра.

- Надо же и не даже побоялась выразить протест, – удивленно проговорил Лэрс, все же отпуская меня.

И портал внезапно перестал гореть, а мы оказались в комнате, в которой находилось несколько человек.

Я быстро окинула взглядом всю картину целиком: за столом сидел пожилой оборотень-василиск. Я знала, что эти существа сильны в гипнозе и прекрасные эмпанты. У окна, присев на подоконник, расположился высокий, с черными волосами ниже плеч и темными с красным отливом глазами, вампир. Посреди комнаты, слегка колыхаясь всем телом, словно его шевелило слабым ветерком, зависло приведение темного эльфа. А вот ближе всех к нам стоял и почему-то улыбался во весь рот лорд Вьенн … младший.

- Господа, – обратился ко всем сразу лорд Лэрс, – прошу любить, как говорится, и жаловать: молодой специалист по человеческим расам – леди Белозар. Надеюсь, никому из присутствующих не нужно говорить, что любые действия способные принести сей юной следовательнице хотя бы какой-то малейший вред может обернуться серьезными последствиями … для любого из вас.

- Леди Белозар, – Лэрс обернулся ко мне, – это моя лучшая команда следователей по особо опасным преступлениям, совершенным в отношении нашего государства и непосредственно императорской семьи. Позвольте вам их представить. Итак, у окна застыл лорд Аллиан Брэж – специалист по кровной магии, как и следовало ожидать. У стола лорд Донтэн Фэйрис – лучший следователь-криминалист империи. Темный эльф, зависший с открытым ртом посреди комнаты, Ионн Эммист, – следователь-эксперт. А четвертого члена моей следсвенно-оперативной группы вы уже знаете – родной брат Элрина, а мне двоюродный – Виеллор де Вьенн. Он лучший следопыт-ищейка.

Виеллор дружелюбно улыбнулся и подмигнул, подбадривая.

- Рада познакомится, – скромно пробормотала я, совершенно не понимая, зачем лорд Лэрс меня сюда притащил, раз в его распоряжении уже есть лучшие специалисты.

- Ну что ж, посмотрим, что у нас из этой затеи получится, – весело проговорил Лэрс и потер руки. – Леди, прошу вас внимательно осмотреть комнату и сказать, что вы здесь видите и что, по вашему мнению, здесь не так. – Предложил он.

Я вновь, но теперь более внимательно осмотрела комнату.

- Здесь живут люди, – проговорила я, после минутного размышления. – Чистокровные.

Да, в этом мире тоже жили чистокровные люди, но они разительно отличались от нам подобных, живущих в другом, моем, мире. Эти люди были подстать остальным жителям Сумеречного мира – приземистые, сильные, ловкие и быстрые – только так они могли противостоять монстрам окружающим их.

- Так, правильно. Дальше, – ободрил меня Лэрс.

Несколько минут я молчала, еще более внимательно осматривая детали интерьера. На первый взгляд все было вполне обычно для жилища людей среднего достатка. Все стояло и лежало на своих местах: цветы на подоконниках и этажерках. Статуэтки, книги и прочие безделушки на полках, висевших на стенах, большая картина с изображением осеннего пейзажа над камином. Круглый красно-коричневый ковер перед ним и два массивных глубоких кресла. Диван у стены. Стол посреди не очень просторной комнаты и стулья вокруг него. И все равно что-то мне не нравилось … какое-то несоответствие.

Еще раз, окинув взглядом комнату, поняла:

- Картина над камином, – прошептала я, – она слишком дорогая и большая для обстановки и размера этой комнаты.

- Хорошо, Белозар, очень хорошо. Что еще? – глаза Лэрса загорелись неподдельным интересом.

Я снова вернулась к осмотру. Все молчали, не мешая мне размышлять. Но после того как я еще раз осмотрела все, что здесь находилось, мой взгляд снова задержался на картине. Я подошла ближе и стала более внимательно вглядываться в то, что на ней было изображено.

Горы на заднем плане, река, плавно несущая голубые воды среди обширных полей с созревшей пшеницей, небольшая роща у берега, два дерева на переднем плане и дорога, убегавшая вдаль к едва видневшемуся за дымкой полуденной жары замку, стоявшему на высоком холме у реки. На первый взгляд вполне обычный пейзаж … но …

- Это не этот мир, – прошептала я. – Это мой мир!

Я была потрясена своей догадкой.

- И это … один из замков моего отца, – меня начала бить нервная дрожь.

- Ты уверена? – теперь в голосе лорда Лэрса не было и намека на веселье.

- Абсолютно! – твердо ответила я, не отводя взгляда от картины. – Замок стоит в долине реки «Тихой». Это провинция Гаэлла, самая большая и плодородная из четырех принадлежавших роду де Гаэлла ла Белозар. Но я никогда прежде не видела этой картины.

- Так, спокойно, – неизвестно кому приказал Лэрс, хотя в комнате и так было тихо, и никто не даже не шевелился. – Теперь, душа моя, еще раз внимательно посмотри на нее и вспомни, может здесь нарисовано что-то лишнее или наоборот чего-то недостает.

Я послушно вгляделась в картину и уже через минуту попросила бумагу и карандаш. Мне тут же предоставили требуемое, и я, расположив лист на каминной полке, начала писать.

- Первое, – рассуждала я вслух, – деревья – у нас были березы, а здесь кедры. Второе: облака. Они не соответствуют нашему миру. Зеленые бывают только перед грозой, но темно-зеленые, а здесь едва заметный изумрудный оттенок. Потом, посмотрите, куда клонятся ветки деревьев и куда колосья пшеницы. Разное направление движения. Ветер – третье несоответствие.

Я снова замолчала, разглядывая пейзаж. И вдруг среди небольшой рощи, которая росла у излучины реки, а она там действительно росла, я увидела животное, которое никак не могло жить в нашем мире.

- Единорог, – прошептала я. – Вы видите единорога?

- Где? – Виеллор Вьенн шагнул ближе и, остановившись рядом со мной, тоже вгляделся в картину.

- Да вот же: среди деревьев рощи. Смотрите, вот голова, вот рог и половина туловища.

Единорог был выписан так, что его сразу невозможно было увидеть. Только если ты заранее ищешь что-то спрятанное в картине, только в этом случае было возможно увидеть его прекрасно замаскированное изображение.

- Действительно, единорог, – согласился Виеллор. – Ну, вы и глазастая, леди Белозар. Я бы ни за что не увидел, хотя уже третий день пялюсь на нее.

- Ну, если исходить из того, что в вашем мире не может быть таких животных, тогда вот эта рыба ему тоже не соответствует, – вдруг произнес Эммист, подплывая ближе к нам и протянув полупрозрачную руку, указал на незамеченную мной рыбину, лежавшую среди камней речного берега. – Это рашут. Рыба-вампир из Средиземья.

- Итак, что у нас получается, – лорд Лэрс бесцеремонно забрал мои записи и, бросив лист на стол, отодвинул для меня стул, подождал пока я сяду, придвинул и уселся рядом. – Кедры, облака, ветер, единорог и рыба.

Я записывала слова в столбик и сейчас, смотря на запись, вдруг произнесла:

- Ковер.

- Что ковер? – не понял Лэрс.

Но Виеллор понял меня с полуслова. Он обернулся, сдвинул в сторону кресла одним мановением руки и тем же способом отбросил ковер к стене. Под ковром вопреки моему ожиданию ничего не было. Только плотно уложенные доски пола. Но это не огорчило следователей. Комната погрузилась в полумрак, и Виеллор зарыв глаза, распростер над полом руки. От его пальцев потянулись голубоватые нити поисковой магии. И тут же из-под нескольких досок блеснули блики ответного сияния, четко обозначивая вход в подпол.

Вампир тут же вскрыл вход при помощи своей магии. И мы увидели лестницу, уходящую в черный провал.

Привидение первым скрылось в открывшемся люке. За ним последовали василиск и вампир.

Я несмело поднялась со стула, с бешено бающимся сердцем. Мне очень хотелось увидеть, что скрывается под полом, но я опасалась, что лорд Лэрс не позволит мне этого.

- Пойдем, леди Белозар, – Виеллор вдруг подошел и решительно взял меня за руку. – Вы нашли вход, и будет несправедливо отстранить вас от дальнейшего расследования. Я прав … брат? – с вызовом спросил он.

- Ну, что ж пропадать так с музыкой … похоронной, – усмехнулся Лэрс и отправился в подземелье. – Учти, Виеллор, пропадать придется тебе. – Уже из глубины люка прозвучал его чем-то очень довольный и веселый голос.

- В чем дело? – спросила я шепотом Виеллора, все еще державшего меня за руку и помогавшего спуститься по довольно крутой лестнице.

- Это я предложил пригласить вас, – так же шепотом ответил Виеллор. – И я знаю, насколько Элрин будет недоволен вашим участием в этом расследовании, не говоря уже о вашем внезапном исчезновении из его замка. Он будет взбешен. Но … – Виеллор остановился и взглянул на меня светло-карими с золотыми искорками глазами, – вам было скучно, и я подумал, что небольшое развлечение пойдет вам на пользу.

- А откуда вы знаете, что мне было скучно? – я невольно улыбнулась в ответ на его добрую улыбку.

- Так от такой работы, что он вам дал любой бы взвыл и на стену полез, – рассмеялся Виеллор. – Это же я по его просьбе выбирал для вас протоколы и, заметьте, я выбирал самые, что ни на есть, скучные.

- Зачем? – искренне удивилась я, останавливаясь.

- Хотел посмотреть, насколько вас хватит, и когда вы начнете протестовать, – не стал скрывать Вьенн младший.

Я гневно выхватила руку из его ладони.

- Это же …

- Да я знаю, что поступил плохо, – глаза молодого Вьенна весело сверкали в потемках подпола. – Но вы должны понять: вы не узница. К вашему мнению должны прислушиваться. А вы, простите, ведете себя как мученица. Причем добровольная. И мучения ваши совершенно напрасны. В нашем мире женщины равны мужчинам, к вашему сведению. А Элрин … он просто пользуется вашей неосведомленностью. И я считаю, что это … подло. – Голос Виеллора вдруг стал жестким. – Он пользуется вашим страхом. Это недостойно и недопустимо. Вы должны бороться как со своим необоснованным страхом, так и с его деспотичностью.

- Что вы там застряли? Идите сюда – откуда-то из глубины подвала послышался на этот раз раздраженный голос Лэрса.

Мы торопливо сбежали с оставшихся ступеней лестницы на плотно утрамбованный глиняный пол и удивленно остановились перед открывшейся жуткой картиной: к стене был приколочен человеческий скелет. Он выглядел так, словно хотел о чем-то предупредить. Одна рука скелета была согнута, а пальцы прижаты к челюстям, как будто скелет смущенно смеялся или призывал к молчанию, или это означало что-то еще, не до конца мне понятное. Другая была опущена и все ее пальцы были согнуты, кроме указательного, который указывал на пол рядом со стеной. Ноги же скелета были расположены самым странным способом: они словно застыли в трудновыполнимом па незнакомого мне танца.

Василиск, вампир и призрачный эльф стояли, раскинув руки в стороны: обыскивали подвал поисковыми маячками. Несколько магических световых шаров висело под потолком, ярко освещая все его тесное пространство. Подвал, вопреки своему прямому назначению: хранить запасы хозяев, был пуст. Ни полок с банками, ни кадушек с засолкой, ни окороков, висящих на железных крюках. Здесь даже не пахло хранящимися когда-то продуктами. Отсюда вывод: подвал вырыли специально для того, чтобы поместить здесь этого стеснительного и веселого скелета.

- Чисто, – проговорил вампир, опуская руки и открывая глаза.

Следом за ним, то же самое сделали и остальные, но ничего не сказали.

- Я это уже понял, – проворчал Лэрс, разглядывая скелет.

В полу что-то есть, – проговорила я, указывая на очевидное.

Вьенн молча прошел к тому месту, на которое указывал палец скелета и, протянув руку, начал медленно и осторожно снимать глину. Один тонкий пласт за другим.

Все столпились вокруг него, а я вдруг почувствовала себя в этом тесном кружке как-то неуютно и тревожно, хотя никогда не страдала боязнью замкнутых помещений. Сердце начало биться медленней, а дыхание участилось и стало поверхностным. Мне было неловко признаться в своей слабости и поэтому, я, с силой сжав кулаки, заставила себя дышать ровно и спокойно.

Когда Вьенн в очередной раз откинул слой потемневшей вдруг глины Фэйрис, не сдержавшись, в полголоса ругнулся.

- Не при леди, – грубо оборвал его Лэрс.

- Простите, леди Белозар, – пробормотал оборотень, не отрывая глаз от того, что открылось нашим глазам.

В глубине небольшой ямки на парчовой ткани лежали золотые локоны, свитые в тугие кольца. Их было пять штук, укрытых прозрачной магической пленкой, а еще один – шестой, был разрезан напополам.

- Пять, – потрясенно и непонятно проговорил Вьенн. – Пять колец – пять лет … и еще полгода.

- Локоны императрицы! – раздраженно воскликнул Лэрс, опускаясь на колени перед тайником. – Он снова играет с нами! Я найду и сам убью эту тварь!

Внезапно наверху что-то с грохотом упало. Я вздрогнула всем телом, отрывая взгляд от локонов, блестящих в ярком свете магических светильников.

- Нелл! – голос лорда Элрина Вьенна прозвучал в тишине подвала как рев разъяренного быка. – Нелли!

А я вдруг почувствовала, что мне очень плохо. Плохо настолько, что все плывет перед глазами. Видимо, это увидели все присутствующие здесь мужчины, потому, что Виеллор, стоявший напротив меня бросился вперед, а вампир подхватил на руки уже опускавшуюся на пол меня.

Я не понимала, что происходило, ведь я еще не успела настолько испугаться гнева лорда Вьенна, чтобы потерять сознание. Просто мне было очень тревожно и очень нехорошо.

Элрион появился рядом размытой черной тенью, а в следующий миг мы уже были в зимнем саду замка магистра. Вьенн держал меня на руках и, осторожно прижимая к себе, опустился на скамью в беседке, увитой лианами с белыми цветами.

- Ш-ш-ш, малыш, все хорошо. Я с тобой. Все хорошо, любимая. Не нужно бояться, больше ничего плохого с тобой не случиться. Я обещаю тебе. Я обещаю, – непрерывно шептал Элрин, осторожно целуя мою ладонь, развернув ее к себе внутренней стороной.

- Что это было? – прохрипела я.

Голос еще не слушался меня, сердце колотилось в груди с неимоверной силой, в голове стоял звон.

- Не что, а кто, жизнь моя, – ответил тихо, Элрин, вглядываясь в мои глаза. – Я успел вовремя. Но еще всего пару минут и ты пошла бы по пути вечности, чтобы никогда не вернуться назад. Я только одного не понимаю, – теперь голос Элрина стал гневным, – почему ты никому не сказала что тебе плохо?! Ведь тебе же было плохо?!

Было, – согласилась я, делая попытку слезть с колен лорда, – но я думала, что это из-за тесноты и …

- Ты не боишься замкнутых пространств, – напомнил рассерженно лорд, не позволяя мне встать. – Ты должна понять: здесь другой, во многом враждебный для тебя мир, Нелл. Заметь, остальные даже не обратили внимания на незначительное колебание энергетического фона – для них присутствие столь слабого существа, как призрачная пиявка, не вызвала никакого беспокойства. Они ее даже не заметили, ведь это не магическое существо – это просто полуживой совершенно не опасный для них микроскопический организм. Но для тебя он опасен, потому что эта пиявка поглощает жизненную энергию именно людей, а не других, более сильных существ этого мира.

Тот человек, чей скелет вы нашли в подвале, был убит именно этой пиявкой. Ее поместили туда намеренно, потому что эти микроорганизмы не живут в подобных условиях. Они обитают в тропических болотах и мангровых лесах, далеко на юге империи.

- И умирая, этот человек предупредил об опасности, – вдруг прошептала я, поняв, наконец, что означает прижатая ко рту рука скелета. – Его рука, он хотел, чтобы мы поняли – здесь опасно для меня. Именно для меня, лорд Вьенн. Ведь только я могла понять, что не так с этой картиной. Потому что там был изображен пейзаж моей родины.

Лорд нахмурился еще больше. И вдруг прижал меня к себе, глухо простонав:

- Я не хочу тебя потерять. Я просто не могу тебя потерять, Нелл. Ты стала для меня дороже жизни, дороже всего, что есть на свете. Ты моя и я никому не позволю отнять тебя у меня.

И я с ужасом начинаю понимать Градажа. – Вдруг проговорил он глухим голосом, уткнувшись в мои волосы.

Я мгновенно напряглась при упоминании ненавистного имени. И меня начало трясти от того, что сейчас сказал лорд Вьенн. Он понимал насильника и садиста?! Это было невероятно и … ужасно.

Вьенн почувствовал мое напряжение и поднял на меня глаза:

- Нелл, – раздраженно проговорил он, – вот о чем ты сейчас подумала? Неужели ты думаешь, что я способен поступить с тобой так же, как поступал Градаж? Я совсем другое имел в виду, родная. Просто после того памятного дня, когда я напугал тебя до обморочного состояния и вырвал твое согласие, я еще не до конца понимал, что ты чувствуешь. Но я был очень зол на Градажа и поэтому в тот же день отправился в ваш мир, чтобы самому свернуть ему шею. Но, когда я увидел его, сидящего в темной комнате перед пылающим камином в крайней степени опьянения и со слезами на глазах взирающего на твой портрет, я понял – он сам себя казнит. Постоянно, ежеминутно, каждый день. Он любит тебя до сих пор. Пусть извращенной и страшной любовью, но любит и не может смириться с твоей потерей. И эта пытка убивает его постепенно, но верно, Нелли.

И я понимаю его – потому что тоже не могу жить без тебя. Ты стала частью моей души, моего сердца, моей жизни. Я просто не смогу жить в мире, в котором не будет тебя, любимая. Я люблю тебя, и это сильнее меня самого, родная.

Я слушала лорда Вьенна с замиранием сердца. Слушала и с ужасом понимала, что не могу ответить ему тем же. Возможно, я еще просто не была к этому готова. А он ждал моего ответа. Ждал с лихорадочным блеском в глазах, с напряженно сжатыми губами, с все усиливающимся стуком сердца.

Я опустила глаза и тихо проговорила:

- Элрин …

Он вздрогнул, потому что я впервые назвала его по имени.

- Элрин, – повторила я, – я прошу вас дать мне год. Я не могу сейчас ответить вам взаимностью. Это слишком трудно для меня, но я хочу полюбить вас, и если вы согласитесь подождать то, возможно, я смогу … преодолеть свой страх перед замужеством. Я не боюсь лично вас, но я до ужаса боюсь снова быть кому-то подвластной. И это тоже сильнее меня … пока, во всяком случае.

- Я обещал, что буду ждать твоего решения, любовь моя, и я не откажусь от своих слов. Я буду ждать тебя столько, сколько понадобится. И я верю, что ты со временем ответишь на мои чувства согласием.

Лорд Вьенн наклонился, чтобы надолго нежно и трепетно припасть к моим губам.

- Как вы узнали, что мне грозит опасность? – спросила я, когда мое дыхание пришло в норму после его страстного и целительного поцелуя.

- Мы связаны. Я всегда ощущаю, как ты себя чувствуешь. Браслет на твоей руке это не столько обручальный артефакт, сколько связующий. Он позволяет мне найти тебя, где бы ты не находилась, он портал, который перенесет тебя ко мне из любого места, он так же осуществляет ментальную и физическую связь. Если я захочу поговорить с тобой, мне достаточно прикоснуться к белому дракону, но я предпочитаю разговаривать, глядя в твои глаза. Если же тебе когда-нибудь нужно будет вызвать меня – прикоснись к черному. Но при опасности необходимо сжать их одновременно.

Я отдернула рукав и внимательно посмотрела на руку и вдруг заметила, что браслет проявляется и становится видным.

- Да, когда тебе будет нужно, браслет проявится сам, – подтвердил лорд мою догадку. – Нужно просто вызвать его.


Глава 4


Столица Империи, как резиденция императора и главные замки его родственников находились на севере страны среди высоких труднопроходимых гор, спрятанных в узких глубоких ущельях и широких горных долинах. Поэтому весна, как и лето, здесь наступает намного позже, чем на остальной территории огромной Империи.

Лорд Вьенн поселил меня в одном из своих замков, который стоял на высоком выступе у входа в длинный и узкий каньон.

Но лето, наконец, вступило в свои права и в этих местах, наполняя ароматами мой кабинет.

Я сидела за столом, передо мной лежал лист с изображением скелета, который мы нашли в подвале человеческого жилья.

Я смотрела на него и никак не могла понять, что меня смущало в том, как были расположены его руки и ноги, поворот черепа. Да все, если честно, было неправильным в этом на первый взгляд обычном положении жертвы неизвестного преступника, который, несомненно, оставил со скелетом еще какую-то информацию, которую мы упустили.

Или только я одна упустила? Необходимо поговорить с кем-то, кто знает обо всем этом намного больше меня. Но с кем? Лорд Вьенн вряд ли после случившегося разрешит мне участвовать в расследовании. Лорд Лэрс? Судя по его поведению и по тому, что сказал во время нашей встречи император, он имел на меня свои определенные виды, так что даже не сомневаюсь, что мое к нему обращение не обрадует Вьенна, а злить его я не хотела и боялась. Остается младший лорд Вьенн. Можно попробовать. Почему бы и нет, в конце концов, он брат Элрина и мое с ним общение не должно вызывать недовольство у магистра.

Я взяла чистый лист и, обозначивая пункты, записала:

Умирающий человек не мог самостоятельно расположить свое тело таким образом, чтобы кости его скелета застыли в определенной позе.

Тело висело на стене, закрепленное там магически. Следовательно, преступник маг. Найти такового значительно легче, чем простого жителя империи, а он не стал скрывать своих способностей.

Тот, кто сделал это с жертвой, определенно знал меня и моего отца, и место моего прежнего проживания.

Преступник хорошо информирован о моем нынешнем местонахождении.

Он, так же знал, что рано или поздно лорд Лэрс пригласит меня на место этого преступления.

Мне ничего не известно об императрице. Судя по разговорам, она была похищена пять с половиной лет назад … время, когда я попала в этот мир.

Вывод: я, каким-то невероятным образом, замешана во всех этих странных событиях.

Вот несколько моментов, которые я хотела обсудить с Виеллором Вьенном.

Немного поколебавшись, я все-таки решилась и, целенаправленно посмотрев на левое запястье, заставила браслет проявиться.

Легонько коснувшись головы черного дракона, замерла в ожидании. Через мгновение в тишине кабинета послышалась музыка, женский смех и веселые мужские голоса. В одном из них я узнала красивый мягкий баритон Элрина.

Мое сердце на секунду остановилось. Я задохнулась от обиды и осознания своей глупости.

- Милая, ты хотела со мной поговорить? – голос магистра все еще сохранял веселые нотки.

А я … я … просто не могла сейчас с ним разговаривать. Поэтому, постаравшись придать своему голосу обычные интонации, произнесла:

- Нет, лорд Вьенн, я лишь любовалась вашим подарком и нечаянно притронулась к черному дракону … не беспокойтесь … все хорошо.

- Нелл, я сегодня задержусь немного. Ты подождешь меня в саду, душа моя?

- Нет, – вскрикнула я несколько поспешней, чем хотела. – Я сегодня устала, и мне бы хотелось отдохнуть … если можно.

- Тебе, моя хорошая, все можно. Но как себя чувствуешь? – в голосе лорда послышалась тревога. – Может, следует пригласить лекаря? Я сейчас приду.

- Нет, нет, не стоит беспокоиться. Все в прядке. Правда. Не нужно отвлекаться от своих дел … магистр. Я не больна. До встречи.

Я сняла палец с браслета, прерывая общение, и со слезами на глазах вышла на террасу.

Какая же я глупая и наивная. Конечно, а чего я хотела? Лорд Вьенн взрослый мужчина, он не мог хранить целомудрие всю свою прежнюю жизнь. Но после нашей помолвки это уже стало его обязанностью. Он не может так поступать со мной. Все его уверения в любви, его нежность и страсть – все было ложью … с самого начала, было, ложью.

Рыдания сотрясали меня, я закрыла руками лицо и заставила себя успокоиться.

С самого детства у меня был только один способ избавляться от неприятностей: я уходила. Никогда и ни при каких ситуациях не выясняла отношений. Не мстила и не ничего доказывала. Не требовала от других оправданий и не оправдывалась сама. Я просто уходила. Когда меня обижали братья – я уходила в парк и пряталась в укромных местечках, известных только мне. Там и сидела в одиночестве, пережидая, когда горечь и слезы отступят. Потом, уже успокоившись и как ни странно становясь уверенней, я возвращалась в дом. Когда меня несправедливо наказывали в монастыре, где я училась с десяти и до пятнадцати лет, я укрывалась в темных закоулках старинного замка и, поплакав, снова возвращала себе силы жить дальше. Хуже всего было с лордом Градажем – в этой ситуации я не видела другого способа избавиться от его издевательств как снова уйти … из жизни.

Я оглянулась вокруг. Что я здесь делаю? Всю жизнь я подчинялась чьей-то воле. До десяти лет меня воспитывала гувернантка, строгая, средних лет женщина, абсолютно уверенная, что предназначение истинной леди в безропотном подчинении мужу и молчаливом терпении.

В монастыре прививали идеальные манеры, умение грациозно двигаться и правильно разговаривать и … держаться на высоте в любой ситуации. Приучали к осознанию, что гордость и умение ценить себя – вот истинное достоинство настоящей леди.

И поэтому я никому не позволю втаптывать меня в грязь.

Как бы ни был жесток лорд Градаж, но даже он никогда унижал меня прилюдно. А лорд Вьенн … он оградил меня от всего мира. Запер в своих владениях, и я чахну здесь в одиночестве и скуке, пока он сам развлекается и веселится.

Я решительно направилась в свою комнату. Вынув из шкафчика шкатулку, выбрала те драгоценности, которые были на мне во время моего бегства из замка лорда Градажа. Прихватила несколько перстней с магическими свойствами, созданными мной лично еще во время практических занятий в академии. Потом достала удобный брючный костюм для верховой езды и, одевшись, снова отправилась в кабинет.

Ну что ж – это раньше я была слабой и изнеженной. И единственным способом постоять за себя было горделивое молчание и бесконечное терпение. Теперь же, благодаря военной выучке, полученной в академии, я тренированная и сильная ведьма. Посмотрим, сможет ли это помочь мне выжить в чужом мире. К тому же если в мой мир не так уж и трудно попасть, судя по тому, как легко перемещаются туда не только лорды Вьенн и Лэрс, но и преступник, у меня есть шанс вернуться домой.

Я никогда не забывала о матери и сестре до сих пор, томившихся в застенках. Я постараюсь найти способ рассказать нашему императору о лорде Градаже и его зверствах. И, может быть, мне удастся вызволить родных из темницы.

Я взяла чистый лист и написала:

«Лорд Вьенн, спасибо за заботу. Я благодарна за все, что вы сделали для меня. Но, судя по всему, ваше решение жениться, было несколько преждевременным. Желаю вам найти свою истинную пару.

Графиня де Гаэлла ла Белозар».

Сняла с пальца обручальное кольцо и положила его сверху записки. Потом, прочтя заговор, призвала духа, которого приручила еще в академии и хранящего отпечаток моей ауры, и осторожно сняв браслет, надела его на руку призрака – так лорд Вьенн еще некоторое время не узнает о моем побеге.

Я вышла на террасу, взобралась на перила и вдруг почувствовала себя свободной. Я внезапно поняла, что меня больше ничего не стесняет, не удерживает, и не тяготит ни какими обязательствами.

Это была свобода. Абсолютная свобода. Моя душа воспарила подобно птице. Мне захотелось смеяться и плакать одновременно. Упоительное, непередаваемое чувство независимости было опьяняющим. И я осознала, что отныне буду биться насмерть за свою свободу. Не уходить и прятаться как прежде, а сражаться до последнего. Никто и никогда больше не сможет лишить меня этого счастья – самой распоряжаться своей жизнью.

- Никто и никогда, – прошептала я как клятву самой себе и, прикоснувшись к перстню с голубым аметистом, шагнула с перил в пустоту пропасти.

Стихиаль воздуха – полупрозрачный дух, связанный с магическим камнем, подхватил мое тело, и мы понеслись, прочь, высоко воспарив над землей.


***


Штаб-квартира лиги свободных ведьм находилась в захолустном приграничном городке Друждане.

Я, конечно, не могла отправиться на прием к верховной ведьме, открыто, понимая, что лорд Вьенн будет меня разыскивать в первую очередь среди сестер-ведьм. А то, что он будет искать не вызывало у меня никаких сомнений – лорды не сдаются. И леди, посмевшая так его оскорбить, должна быть найдена, водворена на место и сурово наказана.

Поэтому я не пошла сразу туда, где мне, несомненно, окажут всяческую помощь, а перекинувшись в молодого не очень состоятельного дворянина, приехавшего в портовый городишко по коммерческим делам, остановилась в одной из городских гостиниц.

Как же я сейчас была благодарна сестрам-монахиням, воспитавшим во мне бережливость. Благодаря этому я всегда держала свои магические перстни заряженными и готовыми к использованию в любой момент. Именно поэтому мне теперь не нужно было пользоваться магией напрямую, нарушая свой фон. Я могла смело применять свои артефакты, не обнаруживая себя.

Распаковав вещи и приняв ванную, я спустилась в обеденный зал гостиницы и села за свободный столик у окна.

Солнце только-только оторвалось от острых шпилей храмов и, обретя свободу, весело заливало город и синевшее неподалеку от гостиницы море. Мне были видны корабли, стоявшие у причалов, резкие и немного тревожные крики чаек врывались в открытое окно вместе с характерным шумом порта.

Молодая бойкая прислужница, стреляя глазками, подошла к моему столу, присела в книксене, не забыв при этом радушно поприветствовать молодого человека, каким я ей казалась. Достала из кармана фартука потрепанную книжицу и приготовилась записать заказ.

Я бегло просмотрела меню и заказала лишь мясо, тушенное в горшочке с овощами, и чашку чая.

Девушка, не скрывая своего удивления тем, что дворянин отказался от спиртного, удалилась, чтобы уже через пару минут вернуться с подносом.

- Скажи-ка мне, милая, – обратилась я к ней непривычным мужским баском. – В вашем городке можно найти приличную ворожею?

- Конечно, мой господин, – тут же отозвалась прислужница. – В нашем городе находится главное управление лиги колдуний, и значит, здесь проживают самые сильные ведуньи империи. Все ведьмы живут на улице Черной Кошки. Там же они и принимают своих клиентов. Но, – девушка вдруг доверчиво склонилась ко мне, – вот уже несколько дней их всех контролируют. И ведьмы сейчас очень осторожны – они не принимают людей со стороны. Только по предварительной записи. Раньше такого никогда не случалось. В городе полно ищеек лорда Вьенна. Ищут кого-то беглого преступника. Даже у нас поселили несколько оборотней-зооморфов.

- Вот как? – я постаралась придать своему голосу лишь легкое удивление, свойственное любому, не слишком заинтересованному необычным происшествием в чужом городе, собеседнику.

Девушка быстро закивала, польщенная разговором с симпатичным дворянином:

- Но если вам нужно срочно поворожить – я могу вам помочь. Моя тетка сильная ведьма. И она не входит в лигу, она сама по себе. Правда, – девушка вдруг замолчала и принялась неуверенно теребить край своего фартука, – она несколько странная и … живет не в городе.

- Это ничего. Меня это даже больше устраивает, – я ободряюще и заговорщески улыбнулась смутившейся девушке, – ты же проводишь меня к своей тете?

Достав дешевое серебряное колечко, которое приобрела специально для такого случая в ювелирной лавке, в которой продала свое фамильное колье, я ласково вложила его в ладошку застеснявшейся вдруг девушки.

- Беги, милая, а вечером, как стемнеет, я буду ждать тебя у городского фонтана. Договорились …

- Меня зовут Ирга, – правильно поняла она мою небольшую заминку.

- Замечательное красивое имя для такой замечательно умной и красивой девушки, – с улыбкой отпустила я комплимент.

Девушка зарделась еще больше, но отрицательно покачала головой:

- Нам лучше встретиться у восточных ворот, мой господин, оттуда быстрее добраться до избушки моей тети.

Я еще раз лаково сжала ее ладонь, в которой лежало колечко. Со стороны все выглядело так, словно молодой лорд решил приударить за симпатичной провинциальной простушкой. Чего я и добивалась. Те несколько посетителей, что завтракали сейчас в зале, с понимающей улыбкой поглядывали на нас. Я тоже состроила подобающе-довольную успехом мину и с преувеличенным энтузиазмом принялась за еду, как только девушка отошла от моего стола.

Покончив с поздним завтраком, я вышла из гостиницы и направилась в порт, создавая вид спешащего по делам человека. Если за мной была слежка, то мне следовало придерживаться версии делового приезда в город.

Потолкавшись среди портовых учреждений, я неспешно направилась к восточным воротам. Посидела в кафе, столики которого были расставлены тени раскидистого платана. И через полчаса, ленивой походкой вышла из города, словно решила немного прогуляться по тенистым дорожкам леса, начинающегося сразу за его стенами.

- В девять вечера ворота будут заперты, мой господин, – предупредил меня стражник, скучающий у деревянной будки заставы.

- Я вернусь до этого времени, – заверила я его мужским басом и улыбнулась, представив, как бы он удивился, верни я сейчас свое нормальное обличье.

Неспешно скрывшись за кустами и деревьями, я стерла со своего лица скучающий вид и целенаправленно направилась на поиски жилища мятежной ведьмы.

Непременно мятежной, поскольку только та ведьма, которая жила по своим правилам, не подчиняясь строгим и суровым законам, принятым в ведьмовской общине, могла обретаться за пределами города. В одиноко стоявшей в лесной глуши хижине. И скорее всего она была старой и очень сильной ведуньей. Такой, какой мне и была нужна. И мне не сказано повезло, что в этих местах нашлась именно такая ведьма.

Мои поиски продолжались до самой ночи. Давно миновал час, назначенный мной прислужнице. Луна уже висела дольно высоко, и я, смертельно усталая, обессилено присела на поваленный ствол какого-то местного дерева.

Я не боялась. Магия ведьм природная. Лесные духи принимали меня за свою и никогда бы не причинили вреда. Гораздо опасней были человекоподобные существа, живущие в городах. Но здесь среди леса я чувствовала себя в безопасности. И я могла бы легко найти сестру-ведьму, пошли я зов. Но пользоваться магией – значит обнаружить себя. И я продолжала бродить по лесным тропинкам, выискивая затерявшуюся в чащобе избушку.

Неожиданно прямо рядом со мной опустилась большая старая ворона и, склонив голову на бок, уставилась на меня черным глазом-бусинкой.

Я улыбнулась – наконец-то.

- Лунных ночей вам, – поприветствовала я посланницу сестры по профессии.

- И тебе полнолуния, девонька.

Не смотря на то, что я не сняла с себя морок, она видела мой настоящий облик. Значит, ее хозяйка и в самом деле сильная.

- Я вас ищу ведьму, живущую в этих местах, мне про нее ее племянница рассказала, – поспешно начала я объяснять свое вторжение на чужую территорию.

Ведьмы весьма подозрительны, они не терпят соперников и посягательств на свои владения, тем более вторгшихся без предупреждения.

- Не суетись, – оборвала меня весьма грубо старая ворона. – Пошли, здесь не далеко. Дома все расскажешь.

Птица, тяжело снялась с места и … окружающая нас местность вдруг неузнаваемо изменилась. Вместо непроходимых дебрей, заваленных замшелыми полусгнившими упавшими стволами, густых зарослей крапивы по сторонам едва видных тропинок да колючих кустарников ежевики, оплетавших каждый мало-мальски удобный проход между густо стоявших деревьев, моему взору открылся светлый и ухоженный лес – такой, какой он и должен быть во владениях рачительной хозяйки-ведьмы.

Тропинка, появившаяся прямо у моих ног уводила в лесную чащу, пронизанную лучами полной луны. Я смело шагнула вперед под внимательным взором, сидевшей на ветке совы, ворона летела уже далеко впереди меня.

Через несколько минут из-за деревьев показалась изба старой ведьмы. Она, к моему искреннему изумлению не была низкой и скособоченной с черными, вросшими в землю стенами из бревен, – передо мной стоял маленький светлый домик, сложенный из природных камней с вьющимся дымком из трубы и приветливо светившимися окошками, заросшими вьюном и душистым горошком. Несколько клумб по бокам каменной дорожки, пара яблонь с созревавшими на ветвях плодами и колодец с воротом – прекрасная мирная картина, если бы не знать, что здесь живет ведьма, способная одним мановением руки уничтожить целую деревню людей и не людей.

Ворона, подождав меня у входа, влетела в дом через открывшиеся без посторонней помощи двери. Я несмело задержалась на пороге – войти в дом к ведьме без ритуального приглашения, значило полностью подчиниться ее воле.

- С добром войдешь, добром и выйдешь, – прозвучало из глубины комнаты глухим старческим голосом.

- Со своим вхожу, со своим и выйду – проговорила я, переступая порог.

Вошла и невольно задержалась у самого входа – вопреки ожиданиям, от создававшего впечатление уютного и мирного домика снаружи, единственная, но довольно просторная комната жилища ведьмы отвечала всем моим прежним ожиданиям. Темные низкие потолки с толстыми черными от дыма балками-перекладинами. Висевшие на крючках пучки трав и мешочки с жуткими ингредиентами колдовских отваров. Огромный чаг, с булькавшим на углях закоптелым котлом, стол посреди комнаты, заставленный глиняными и деревянными плошками; шкафы вдоль стен без дверок со всевозможными колбами и флаконами и … большой черный кот на лавке у входа.

В дальнем углу избы стояла довольно широкая кровать, заваленная шкурами. Ворона нахохлившись, сидела на ее высокой ажурной спинке. На постели лежала старая сморщенная старуха, ее нечесаные волосы свалялись неопрятными давно немытыми космами, руки с темной кожей лежали поверх лоскутного одеяла, длинные почерневшие ногти были похожи на звериные когти. Но острый внимательный взгляд ведьмы говорил о неимоверной магической силе, еще бродившей в этом немощном и одряхлевшем теле.

Колдунья молчала. Молчала и я, с неимоверным усилием оторвав взгляд от ее глубоких и мудрых глаз. Окинув еще раз комнату внимательным взглядом, я молча стянула перстень с мороком. И решительно вышла из дома. У стены нашла ведро с метлой, набрала из колодца воды и вернулась в дом.

Через два часа комната сияла чистотой, благоухала свежезаваренным чаем и выпечкой. Вымытая и расчесанная ведьма сидела в своей кровати с чашкой чая в руках и, посмеиваясь, по-доброму смотрела на меня.

- И даже не сопротивляйся, Нелл, – прошамкала она беззубым ртом, – Это твоя судьба.

- Я не хочу, – упрямо твердила я, – вам еще рано уходить.

- Мое время вышло, девонька – тебе принимать эстафету. Разве ты не почувствовала зова? Все предопределено: рождение – жизнь – смерть. События, кажущиеся на первый взгляд хаотичными и не логичными – лишь звенья одной цепи, притягивающей к нам единственную цель – выполнение своего истинного предназначения.

- Нет, матушка, – упрямилась я. – Нет. Я не хочу.

- Лгунья. Маленькая добрая лгунья, – опять улыбнулась ведьма. – Но я еще успею сделать тебе последний подарок. Все, что могу, милая, все, что еще могу.

А когда придет твое время, не сопротивляйся, не проявляй излишней гордости – ей не место в истинной любви. Прими ее и упади в нее как в океан. Отбрось сомнения и страхи. Отдайся на волю победителя и стань его повелительницей. В этом сила и непостижимая магия любви, запомни это и не совершай ошибок тех ведьм, которые преувеличивая значение личной свободы, навсегда лишили себя настоящего неподдельного счастья. Многие из них так до конца своих дней и не поняли этой роковой ошибки и окончили жизнь в полном одиночестве, озлобившись на весь свет.

Ведьма, потянувшись дрожащей слабой рукой, отдала мне чашку с так и нетронутым чаем.

- Полночь. Время.

Я покорно встала и открыла двери. На душе было сумрачно и неспокойно. Не за этим я шла сюда, совсем не за этим, но ведьма не оставила мне выбора.

Повернулась лицом к кровати и встала, упершись ногами и руками в углы дверного проема, образовав телом своеобразную пентаграмму.

Наши глаза встретились, чтобы утонуть во взглядах. Темнота окружила сознание, лишив на время и слуха, и чувства времени, и ощущения пространства. Я исчезла из реальности, чтобы вернуться совершенно другим человеком – могущественной ведуньей, впитавшей в себя силу и знания многих поколений ведьм, по очереди отдававших друг другу энергию жизни.

Когда рассвет вступил в свои права, в дальнем углу сада, растущего за домом новоиспеченной колдуньи, появился еще один могильный холмик. Я стояла над ним, сжимая в руках букетик бессмертников. Через несколько минут положила его в изголовье и, развернувшись, шагнула навстречу своей новой жизни.

Я осталась прежней и в то же время была уже совершенно другой. У меня появились новые знания. Тайные и могущественные, такие, которые не смогла бы мне дать ни одна академия, ни одного из тех многочисленных миров, проходы, в которые теперь не были для меня тайной.


Глава 5


Мрачные осенние сумерки, нехотя и огрызаясь, уползали за темную стену леса, уступая идущей по их стопам ночи.

Замок лорда Градажа выделялся на еще темно-сером фоне неба черной изрезанной зубцами башен громадой.

Лес вокруг холма, на котором стоял замок, притих в напряженном ожидании и страхе – сезон охоты начался. Но маркиз Жареллин де Градаж еще не знал, что охота началась не только на животных его угодий. Охота началась и на него самого – кровожадного и беспощадного зверя, самого опасного и непредсказуемого из всех, которого только знала эта земля.

Я стояла напротив сидевшего в кресле лорда, слившись с собственным портретом.

Лорд, как и говорил когда-то Вьенн, смотрел на него глазами затуманенными вином и бесконечно повторял одно и то же слово: «вернись». Вот только в этой просьбе не было нежности и мольбы. Тоска была … звериная и непонятная. Были властность и нетерпение, но ни толики раскаяния и ласковости.

Увидев его сосредоточенный взгляд, направленный прямо на меня я вдруг на секунду засомневалась в правильности своего решения, но я должна была сделать это ради матери и сестры. В память отца и братьев и еще многих девочек, замученных насмерть этим чудовищем.

Когда маркиз снова глухо повторил свое заклинание, а я даже не сомневалась, что он мысленно выплетает магическую формулу призыва, я шагнула с портрета навстречу его словам.

В первый момент глаза маркиза расширились от неожиданности и … неподдельной радости. В них мелькнуло даже нечто человеческое. Благодарность? Нежность?

Мрак подери этих мужчин – никогда не пойму ни их мыслей, ни чувств.

Он встал и, стремительно шагнув ко мне, обнял сильно, по-собственнически. Запустив руки в волосы, запрокинул мою голову и впился в губы властным поцелуем. Отстранился с каким-то странным то ли всхлипом, то ли стоном и лишь после этого позволил себе отойти и сесть в кресло у камина.

- Ты задержалась. Я уже начал волноваться, – недовольно произнес он, наливая себе очередной бокал вина.

- Простите, господин, но я была заперта Вьенном магическим ключом.

Рука маркиза замерла, не донеся бокал до рта:

- Вот как? Он, что же … дал тебе свой родовой артефакт? – в голосе колдуна послышался интерес и … некоторое беспокойство.

- Он сделал мне предложение, и я … согласилась.

На моем лице появилась довольная коварная улыбка.

- Ты? Что? – прорычал Градаж, подаваясь вперед но, не поднимаясь с кресла. – А не забыла ли ты, милая, что уже давно замужем? – его глаза потемнели от гнева, рот изогнулся в почти зверином оскале.

- Не ревнуй, дорогой, я вернула ему браслет и разорвала помолвку, – с непривычной для меня смелостью, граничащей с откровенной дерзостью, произнесла я.

Маркиз несколько мгновений всматривался в мои глаза, изумленно изогнув бровь, потом проговорил тихо, настороженно:

- Ты изменилась. Что произошло, Нелл?

- Ничего такого, о чем бы тебе стоило волноваться, любимый. Я просто соскучилась.

Повернувшись и грациозно выгнув спину, я медленно подошла к внимательно наблюдавшему за мной колдуну. Наклонилась, неспешно приближая наши лица и не отрывая взгляда от его постепенно темневших от возраставшего возбуждения глаз, спросила томным шепотом:

- А ты скучал по мне, милый?

Мои пальцы скользнули по напряженной шее колдуна, запутались на минуту в его длинных черных волосах. Я провела острыми ноготками, слегка царапая по коже его шеи, спустилась в раскрытый ворот рубашки.

Он потрясенно закрыл глаза, его дыхание участилось и стало рваным.

- Ты же знаешь, что с тех пор как я увидел тебя, моя ведьма, только одной тебе удается удовлетворить мои потребности, – прохрипел лорд, не открывая глаз и отдаваясь непривычной для него ласке.

До сих пор он никогда не позволял себя ласкать. Все делал сам – жестко и очень больно. Но сейчас замер, прислушиваясь к моим прикосновениям. Только нервно вздрагивали его ресницы, и руки сильно сжались на моей талии.

- Да-а? – недоверчиво протянула я и слегка подула на его ресницы.

Он вздрогнул и вдруг резко открыл глаза. Схватил меня за волосы обеими руками, наматывая пряди на кулаки и резко оттягивая голову назад заставляя смотреть прямо в свои полыхающие яростью глаза.

- Ты спала с ним, – прорычал, не спрашивая – утверждая.

Мне вдруг захотелось высказать ему все, что наболело, но … было еще рано.

- Я не могла спать с ним, мой господин, вы привязали меня к себе болью. Я больше ничего не чувствую к другим мужчинам, – почти ласково проворковала я не обращая внимание на боль. – Но я не могу справиться с собой, когда думаю, как вы развлекались тут без меня.

- Ты ревнуешь, Нелл? – довольно улыбнулся Градаж. – Ты ревнуешь … как же мне это нравится, моя девочка. Иди ко мне и я докажу, что тебе не о чем волноваться. Ты стала взрослей и … смелей. Неожиданно, но мне это нравится, – лорд схватил меня за берда и, резко развернув, усадил к себе на колени, почти вдавив в свою грудь, обвивая талию одной рукой, другой с силой наклоняя мое лицо к своему, схватив за волосы. – Закричи. – Жестко, с придыханием, приказал он. – Кричи. Я соскучился по твоим мольбам и стонам. – Градаж со страстным хрипом сомкнул свои зубы на моей шее.

Но я не позволила ему вести игру, вместо этого сама жестко схватила его за волосы и оттянула голову назад. Потом вывернулась и отошла на пару шагов.

- Или вы отвечаете на несколько вопросов или ничего не будет … мой муж и повелитель, – прямо и дерзко, глядя в его глаза, прошипела я. – В эту игру можно играть и вдвоем. Вы не знали?

- Я хочу тебя, – прошептал потрясенно лорд, – все вопросы потом.

- Сейчас! – непреклонно ответила я, захватывая его магическим арканом. – Сейчас!

Рывок – и лорд Градаж прижат к стене. Я выхватила кинжал и встала напротив него. Он со странной слегка снисходительной улыбкой смотрел на меня, ожидая моих действий. Он все еще не понимал, он все еще позволял мне играть … не привычно для него, если честно. Но он уже не мог отступиться – в его глазах горел огонь азарта и страсти.

Я медленно, начала срезать с его рубашки одну пуговицу за другой, царапая при этом кожу. Вскоре перед моим взором была обнаженная грудь лорда, густо заросшая черными волосами.

- Нравится? – усмехнулся Градаж. – Ну же, смелее.

Я знала, что он лишь позволяет мне играть, потому что считает меня намного слабее себя. И … видимо, игра его неожиданно увлекла.

- Хорошо. Продолжим, – согласилась я. – Я хочу задать вам несколько вопросов, и за каждый правильный ответ вы получите приз, мой повелитель.

Лорд вдруг засмеялся громко, откинув голову назад.

- Разрази меня гром – ты неподражаема. Ты … ты даже не представляешь, что я с тобой сделаю за каждый мой ответ. И так начнем, моя ведьмочка?

- Как вы узнали, что я не погибла? – я старалась говорить строгим голосом, что удавалось мне, прямо скажем, с большим трудом – я все еще боялась его, не смотря на то, что сейчас во мне была сила нескольких ведьм, то есть в этом мире я была попросту непобедима.

- Я отследил твой фон. Всполох был достаточно силен – погибая, люди, оставляют шлейф эмоций, который не с чем нельзя спутать. Но твой оборвался внезапно и исчез не в пучине, он поднялся в небо. Я сразу понял: кто-то из другого мира поспешил прийти на помощь погибающей красотке.

- Тогда вы отправились за мной, – я смотрела на него несколько мгновений. – Но почему-то не забрали назад.

- В академии ты была недосягаема для меня. Я просто решил выждать время, – лорд улыбнулся, – и не жалею теперь о своем решении. Ты даже не представляешь, какие теперь перед нами открываются возможности, Нелл. Ты ведьма, у которой есть чужеземные знания и магия. Но … теперь я хочу награду, – лорд усмехнулся мне в лицо, – иначе я все возьму сам, и тебе будет очень, очень больно. Или тебе не терпится оказаться в моих руках?

Я медленно подняла руку и выдернула аграф, стягивающий ворот моей черной шелковой накидки. Она упала к ногам изумленного лорда – под накидкой на мне было только кружевное белье и прозрачный пеньюар.

Лорд судорожно сглотнул.

- Продолжим. Вы выкрали императрицу?

- Да, – прохрипел лорд, не отрывая почти безумного взгляда от моего тела.

- Зачем?

- Это, Нелл, как в игре. Обмен … фигурами.

- Она жива? – почти равнодушно спросила я, запрокинула голову и встряхнула волосами, зная, как это действует на маркиза.

Лорд отвел жадный взгляд от моей фигуры и с удивлением посмотрел в лицо.

- Нелл, я жесток с девочками, но далеко не идиот. У меня должны были быть гарантии.

Я не понимала, он это заметил и бросил раздраженно и нехотя:

- Еще пару дней и я бы предложил обмен. Ее на тебя. Ты даже не представляешь, как ты мне нужна … я не могу без тебя, Нелл. Ты стала моим наваждением. Проклятием. Я просто погибаю от желания и ревности.

Я едва не выдала себя, с брезгливостью отпрянув от лорда. Его глаза жадно шарили по мне, голос срывался и хрипел. Я видела, что его терпение на грани и вскоре он поймет, что связан не в шутку.

- Что с моей сестрой и матерью?

Лорд снова удивленно взглянул мне в лицо.

- А что с ними такое?

- Они живы?

- А почему они не должны быть живы? – в свою очередь спросил Градаж.

Я молчала, не зная как отреагировать на его слова. И вдруг в его глазах мелькнуло понимание, его красивые тонкие губы растянулись в коварной улыбке:

- Приз, моя леди. Я жду обещанный приз.

Я с нарочитой медлительностью начала развязывать тесемочки пеньюара.

Когда и он упал к моим ногам невесомой пеной кружев, лорд Градаж на мгновение закрыл глаза, словно ему было больно на меня смотреть.

- Они все дома, Нелл. Все: и отец, и братья, и мать с сестрой. Я же не дурак вступать в противостояние с самым могущественным кланом высшей знати. Просто я выкрал тебя. Потом они нашли твою окровавленную одежду … маги подтвердили, что кровь твоя. А тебе я сказал что …

- Хватит, – мой голос сорвался.

Градаж посмотрел на меня с какой-то несвойственной ему теплотой:

- Что ты со мной делаешь? – вдруг спросил он тихо. – Никогда и никто не смел так со мной поступать. А ты … ведьма. Ты заплатишь мне за все, что я пережил без тебя.

Его голос начал звенеть от гнева. Я знала, как легко меняется его настроение и теперь ждала, когда он достигнет высшей точки ярости. Ждать пришлось не долго.

- Все, Нелл, игры кончились, – прошипел лорд и рванулся от стены.

- Да, Градаж – игры кончились, – подтвердила я.

Он с безумной яростью дергался, стараясь вырваться из магических силков. Из его горла рвались проклятия и злобное шипение. Я стояла и молча, с улыбкой, наблюдала за его попытками, медленно снимая иллюзию кружевного белья и оставаясь в проявившемся вместо него брючном костюме.

- Нелл! Что это значит?

- Ты оставил мне послание – скелет в подвале того дома. Я разгадала твой ребус Градаж. Руки несчастной жертвы, ее ноги, вывернутые в неестественном положении. Кем она была, маркиз? Какой по счету замученной тобой девочкой? Ты хотел, чтобы я пришла – я здесь. Ты оставил четкие указания, мой дорогой – я не могла тебя ослушаться. Но … видишь ли, я пришла по собственной воле, лорд Градаж. Чтобы ты, наконец, понял, что мы чувствовали в твоих руках.

Ты согласен? Скажи мне «Да», Жареллин. Жареллин скажи мне «Да»!

- Ты не посмеешь.

Лорд Градаж начинал, наконец, понимать, что происходит. В его глазах застыл неподдельный ужас. По лицу покатились капельки пота.

- Я уничтожу тебя, – прошипела я, подойдя к нему почти вплотную. – Я хочу, чтобы ты мучился долго и болезненно. Я так этого хочу Жареллин. Я мечтала об этом с той самой минуты, как ты запустил свои грязные лапы под мое платье. Я хочу видеть в твоих глазах агонию, слышать твои мольбы о пощаде.

Градаж смотрел на меня расширившимися глазами. С застывшим в них ужасом и пониманием, что я выполню все свои угрозы.

- Нелл, – прохрипел он, – я не хотел. Я просто не могу по-другому. Это моя суть, моя темная сторона. Мой зверь. Но я всегда жалел тебя и … других. Вспомни, как за тобой ухаживали, как я сам лечил тебя. Ты жила, окруженная роскошью, ты могла повелевать слугами, могла приказывать даже мне … просто ты этого не понимала. Ты даже не представляешь, какую имела и до сих пор имеешь надо мной власть. Отпусти меня, и я положу мир к твоим ногам. Я буду исполнять все твои капризы. Я стану твоим рабом.

Я с ужасом отпрянула от лорда – от него несло страхом и раболепством. Как такое ничтожество могло быть могущественным колдуном? Невероятно.

Мне больше не хотелось видеть его.

- Где императрица?

- В восточном крыле, – не задумываясь, ответил лорд, заглядывая в мои глаза.

Я кивнула и уже хотела уйти, но вдруг увидела странный блеск в глазах лорда и все поняла: он играл со мной. По-прежнему играл. Его забавляла вся эта ситуация. Неужели он так ничего и не понял?

- Попробуй – прошипела я. – Давай, милый, попробуй.

Лорд закрыл глаза и расслабился. По его телу пробежала судорога. Раз, еще раз и … ничего не произошло.

- Как? – выдохнул он.

- Я не просто ведьма, Градаж – я верховная ведьма клана Темных Сестер. Ты помнишь их? Шесть девочек, из которых ты высосал всю энергию? Ты уничтожил почти всех, но одной удалось выжить. Теперь я забрала всю твою силу. Наслаждайся, дорогой.

Если минуту назад я еще сомневалась, стоит ли поступить, так как собиралась с самого начала, то теперь …

Я вынула из кармана маленькую жестянку. И открыв, встряхнула ее над обнаженной грудью лорда.

- Пиявка не выживет в этом климате после того как выпотрошит вас. Это последняя ваша жертва, мой лорд.

Я вышла из кабинета лорда Градажа, наглухо запечатав ее магическим ключом. Теперь никто не войдет в эту дверь. А через несколько десятков лет замок превратится в развалины, наполненные стонами и вздохами своего жуткого хозяина – потому что его душа никогда не найдет успокоения, тревожимая и мучимая воспоминаниями о замученных им людях.


***


- Эй, Нелл, там к тебе пришли, – черный кот, взмахнув пушистым хвостом, вальяжно растянулся на солнечном островке среди густо растущих кустов.

Я разогнулась, отряхивая руки. Несколько пучков трав уже были мной развешаны под навесом, но еще целая охапка дожидалась моего внимания.

- Кто там, Бес? – спросила я у кота, который нагло приоткрыв один глаз, перевернулся на другой бок.

- Иди и сама посмотри. Я тебе не дворецкий.

- Ну, погоди, наглый и противный, – пригрозила я, – молочка вечером, небось, попросишь.

- Иди, иди уже – негоже человека за порогом держать, – промурлыкал кот.

Я махнула на некоторых черных и чересчур наглых, и поспешила к калитке своей усадьбы, доставшейся мне после смерти сестры-ведьмы. Но едва вышла из-за дома тут же остановилась. У входа, облокотившись на невысокий забор, стоял лорд Элрин Вьенн. Его темные, как сама Изначальная Тьма, глаза с немым укором и затаенной надеждой смотрели на меня. Красивые губы изогнулись в улыбке, но все тело напряглось в ожидании.

- Здравствуйте, леди Эннелия, – тихо проговорил он. – Рад нашей встрече.

- Здравствуйте, лорд Вьенн, – ответила я, едва сдержав удивленный вскрик. Я смотрела на него и не могла отвести глаз от его лица, волос, глаз, губ, таких красивых и нежных. – Какими судьбами в наших краях?

- Да вот, понимаете, весточку получил от давнего друга. Он написал, что здесь я найду свое сокровище, которое потерял, и с тех пор нет мне ни счастья, ни покоя.

- Хороший друг у вас лорд Вьенн, но здесь нет того что вы ищете, он верно ошибся.

- Ну что вы, моя леди, я знаю, что оно здесь, я просто уверен в этом.

- Но вы не можете его забрать – оно больше не принадлежит вам. И как, позвольте спросить, вы обошли мои заговоры, ведь они были направлены именно на вас?

Лорд Вьенн улыбнулся ласково и немного виновато:

- Я получил по этому поводу небольшую подсказку … прощальный подарок от некоей ведуньи.

Я задержала дыхание: так, значит, вот о чем говорила мне перед смертью старая ведунья. Вот, значит, какой подарок был приготовлен и для меня!

И вдруг лорд Вьенн стремительно подался вперед и, взяв меня за руку, спросил с тоской и обидой:

- Почему, Нелли? Что я сделал не так?

- Зачем вы показали мне, как проводите свободное от меня время? Ах, зачем лорд Вьенн вы это сделали? – прошептала я со слезами на глазах и в голосе.

- Нелли, Нелли, девочка моя, – улыбнулся облегченно Элрин, – приближался твой день рождения – я просто хотел устроить для тебя праздник.



home | my bookshelf | | Леди де Белозар (СИ) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 14
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу