Book: Наследие викинга



Наследие викинга




Книга 1. Наследие викинга.

Вода и камень – вечная любовь!

В часы затишья нежное касанье,

Любовный шепот, робкий поцелуй.

В часы разгула бешеной стихии

Безумной страсти громкий крик и стон:

Слиянье двух миров – воды и камня!





Пролог

  Франция   1661 год.

    Совершая опустошительные набеги на Францию, скандинавы приносили немало бед. Подходя к берегам  на  быстроходных и драконоподобных  судах-даккарах, викинги под предводительством своих вождей, ярлов, нападали внезапно, грабя и убивая, сеяли ужас среди местного населения.  Их набеги приравнивались к таким бедствиям, как засуха и чума. Существовала даже молитва об избавлении от норманнов, как называли их европейцы.

   Со временем викинги стали совершать походы не только ради наживы, но и для завоевания новых владений.  Так в 911 году ярл Ролло вынудил французского короля Карла Простоватого отдать север Франции и образовал здесь герцогство Нормандия  (фактически не зависимое от короны владение) и стал герцогом Роланом Нормандским.

   Замок Моро Драг (чёрный дракон) был основан в начале 10 века Тьёдвальдом Темным – могучим и свирепым викингом, прибывшим на берега Франции с дружиной Ролана. Местные феодалы и крестьяне побаивались Тьёдвальда и говорили, что он продал душу дьяволу: Тьёдвальд  был необычайно силен и, казалось, годы не имели над ним власти. За ним закрепилось прозвище Морель, что значит «тёмный», и впоследствии, когда в 1539 году во Франции вышел указ о фамилиях, осталось за его потомками.

   Моро Драг  каменной громадой нависает над водами Атлантического океана, тяжёлые тёмные волны которого с грохотом разбиваются о высокий и неприступный утёс.  Древние стены замка увиты тяжёлыми ветвями дикого винограда и плюща. Круглый донжон лежит в основании дворца. Позднейшие надстройки придали зданию вид законченного и красивейшего архитектурного ансамбля. Замковый дворец с высокими стрельчатыми окнами и балконами украшен многочисленными скульптурами и барельефами в виде стилизованных драконов. Моро Драг представляет собой великолепное и величественное зрелище. Обнесённый двумя рядами крепостных стен со сторожевыми башнями, глубоким рвом и подъёмными мостами, он и по сей день может стать, в случае необходимости, неприступной крепостью.

 К замку прилегают обширные земельные угодья. Буковые, тисовые и сосновые леса, пашни и пастбища. Крестьяне нескольких селений снабжают своего сеньора провизией, прекрасным сидром и кальвадос. А также знаменитыми сырами, рецепты которых хранятся в строжайшей тайне  и являются гордостью местных сыроделов.

 Тьёдвальд,  основатель рода де Морель, был человеком умным, предприимчивым и дальновидным. Он дал сыновьям, а через них и остальным потомкам, наказ следовать двум правилам во имя сохранения рода: не жениться на кровных родственницах и любым способом, даже не совсем легальным, хранить род от разорения. Он искусно скрывал ото всех способы приумножения капитала и передал это умение потомкам.

 Маркиз Антуан  Жермен Себастьян де Морель, прямой потомок Тьёдвальда и владелец замка, содержит его в отличном состоянии. Внутреннее убранство родового гнезда обставлено по последней моде: в пышном и страстном стиле барокко. Стены малых залов и огромного центрального украшают бесценные  гобелены, настенная роспись, картины и портреты славных предков древнего рода. Отапливают залы огромные камины, украшенные флорентийской мозаикой. 

 Обладая от природы весёлым характером и способностью легко сходиться с людьми, де Морель, хотя и не был особой, приближенной к королю, имел при дворе выгодные связи. Маркиз через подставных и доверенных лиц вёл обширную торговлю, владел несколькими судами, разводил породистых лошадей.  Он ловко избегал обложения непомерным налогом, установленным первым министром и интендантом финансов короля Людовика 14  Жаном-Батистом Кольбером, на товары, которые ввозились из-за границы.

 Антуан де Морель, статный красавец, был в своё время завидной партией, но он выбрал жену по велению сердца, а не расчёта и счастлив в браке.  Маркиза Аннета Кристель Элизабет де Морель, подарив мужу четверых детей, сохранила стройную фигуру и гордую поступь. Она  слывёт любящей женой, умелой хозяйкой и заботливой  матерью.

 Старшая дочь де Морелей, Тесса Марианна Элоди, замужем, имеет двоих детей и живёт в поместье мужа. Она  внешностью и характером похожа на мать.

 Сын, Рауль Андре Лежер де Морель, получив прекрасное образование и купив должность, служит при дворе. Он, как все мужчины в роду де Морелей, высок и строен, красив и элегантен. Служа при дворе Людовика 14, Рауль ведёт светский образ жизни, но так же, как и отец, имеет несколько весьма доходных торговых дел.

 Второй сын, Мишель Тьери Ренард, семнадцатилетний юноша, похож на отца. Довольно высокий для своих лет, с густыми каштановыми волосами, вьющимися до плеч, голубоглазый красавец и любимец матери. Она с удовольствием представляет себе безоблачное будущее сына, проча ему  великолепную карьеру (Мишель только что окончил школу морских офицеров и готовится к службе на судах Его Величества).

 И младшая дочь, Николь Сисиль Мари четырнадцати лет, в отличие от старшей сестры, непоседлива и смешлива. Ее стройная фигурка с утра до вечера мелькает в самых неожиданных местах замка. Она неистощима на выдумки и проказы, чем доставляет маркизе де Морель постоянное беспокойство.                                                                                                                  

Глава 1

  - Догоняй! – крикнул я и нырнул в темную глубину океана. Я погружался все глубже и глубже, вода стала мутно-зеленой и холодной. Она давила на уши и сжимала стальными клещами грудь, но я не останавливался. Повернув голову, я увидел, что Тибальд остался далеко позади, и, не выдержав, повернул назад. Я достиг дна и, схватив камень, поднялся на поверхность. Ухватившись за борт лодки, я с победным видом показал трофей Тибальду. 

 - Ну и что? Я знаю, что вы отличный пловец и умеете надолго задерживать дыхание, – проворчал Тибальд с напускным равнодушием. Он всегда говорил так, когда я делал что-нибудь лучше, чем все остальные. А во мне это проявлялось с самого раннего детства. Я бегал быстрее своих товарищей, плавал и нырял лучше сверстников, по лазанию по скалам и деревьям тоже был первым.  Но вот с животными отношения у меня были натянутыми: лошади и собаки не любили меня. Тибальд, мой  верный слуга, друг и наставник, не раз говорил, что это плохо, и, когда рядом были посторонние, старался сдерживать меня.

  – Пора возвращаться. Скоро начнут съезжаться гости, а вы еще не одеты, – проговорил Тибо, помогая мне забраться в лодку.

 Я вздохнул. Сегодня у нас большой прием: женится мой старший брат Рауль. Интересно, как он чувствует себя после вчерашней попойки?

 - Ты видел Рауля? Как он?

 Тибальд усмехнулся:

 - Его на рассвете нашли на сеновале с двумя служанками. Горячие штучки эти городские, хочу вам сказать. Всего два дня как приехали из Парижа, а из-за них уже перессорилась вся дворня.

 Он взял весла и повел лодку вдоль утеса к причалу, вырубленному в скале. Тибальд был коренаст и силен, его грубое как у всех простолюдинов лицо сглаживала добродушная улыбка и круглые, нависшие над серыми глазами брови.

 Солнце, едва поднявшись над горизонтом, слепило глаза, играя бликами на волнах океана. Справа от нас высился белоснежный утес, на самом краю которого темной громадой нависал родовой замок де Морелей. На всех башнях замка развевались на ветру  знамена с гербом моего рода.

 - Вчера вы рано ушли. Удивляюсь,  почему вы не любите шумные застолья? В вашем возрасте развеселые пирушки –  самое первое дело. А вот молодые господа повеселились на славу,– Тибальд засмеялся и покачал головой,  – господину Раулю сегодня придется несладко – выдержать такой прием и бал, тут не всякий вытерпит, а уж после такой ночи… 

 Тибальд, улыбаясь и качая головой, налег на весла. Лодка стремительно понеслась к берегу.

 - Он надолго запомнит свой последний холостяцкий пир, – опять засмеялся Тибо.  – А чем кончился ваш спор с мессиром  де Морелем? Я слышал, вы опять повздорили из-за вашего решения служить на военном корабле.

 - Ты же знаешь его, Тибальд. Упрям, как тысяча ослов. Уперся, и ни в какую. Вчера кричал, что лишит меня наследства и все такое, но я не сдамся! Я тоже упрям!

 - Да уж, упрямство де Морелей всем известно. Эта черта, я думаю, в вашем роду от Тьедвальда. Недаром он был свирепым викингом, норманном, легенды о нем слуги до сих пор рассказывают с ужасом и трепетом в голосе. Когда он заложил первый камень вашего замка? В начале десятого века? Вот-вот, прошло больше шестисот лет, а люди до сих пор шепчутся о нем. Говорят, что вы похожи на него, но кто это может подтвердить? В замке нет ни одного его  портрета.

 Поднявшись по крутым ступеням, выбитым в скале, мы подошли к лошадям. Они стояли привязанные к деревьям на краю кипарисовой рощи, которая  широким кругом опоясывала крепостные стены замка.

 - Пако! Ты где, бездельник ты эдакий?! – позвал Тибальд. – Вот погоди, надеру уши!

 Кусты, растущие перед рощей, раздвинулись, и из-за них показалась хитрющая физиономия мальчишки. Он приложил палец к губам и поманил нас за собой. Переглянувшись, мы последовали за ним. Вскоре послышались голоса, девичий визг и смех. Мы вышли к небольшой поляне. На ней стояла карета, возле нее резвились девушки, бегая за маленькой лающей болонкой. В стороне, на расстеленном пледе, сидели дамы и двое мужчин. 

 - Это, наверное, кто-то из гостей. Решили отдохнуть после долгой дороги, – прошептал Тибальд и отвесил Пако звонкую затрещину, – ты чего это подсматривать вздумал? Кому было сказано: от лошадей ни на шаг!

 Только я повернулся, собираясь вернуться к лошадям, как из кустов прямо на меня выскочила девушка. Невольно подхватив, я на мгновение прижал ее к себе. Девушка залилась румянцем и, вырвавшись из моих рук, бросилась прочь. Я растерянно смотрел ей в след. Какое-то странное незнакомое чувство шевельнулось в моей душе. Ничего подобного со мной раньше не случалось.

  По подъемному мосту, перекинутому через широкий и глубокий ров, мы въехали в распахнутые центральные ворота замка.  Их с утра украсили гирляндами из цветов и сосновых веток. Герб де Морелей, с изображением изготовившегося к прыжку дракона, красовался над воротами.

     К полудню в замок начали прибывать приглашенные. По подъездной аллее то и дело громыхали кареты, из них выходили разодетые гости, съехавшиеся, казалось, со всей Франции. 

  Тибо, кружа вокруг и проверяя, как сидит на мне новый костюм, глухо ворчал:

   - Мой господин, вы опаздываете. Мадам уже несколько раз спрашивала о вас. Все нервничают. – Он оглядел меня ещё раз и удовлетворённо кивнул:

 – Ей- ей, до чего ж хорош! Как картина, что написал с вас тот приезжий художник!                     

   - Скажешь тоже! Картина, – фыркнул я, – но, посмотрев в зеркало, остался доволен собой.

   - Мишель! Мишель, ну где же ты? – в комнату ворвалась Николь, моя младшая и любимая сестра.

   - Маман в страшном  гневе! Уже приехали кузины де Шантель, – она засмеялась и, прыгая, захлопала в ладоши, – не поверишь, кто с ними! Ну! Угадай! Ага, не знаешь! А я не скажу, сам увидишь!

   Я поймал Николь за руку и повернул, разглядывая со всех сторон:

 –Ух, ты! Сестренка, ты восхитительна!  С тобой не сравнится ни одна красавица Франции! Но разве подобает юной мадемуазель бегать и прыгать, как антилопа?  Ненароком собьешь парик, и матушка упадет в обморок!

   Мы рассмеялись: наша мать не могла упасть в обморок, она славилась твердым крутым нравом и держала весь дом в ежовых рукавицах.

   - Так кого же привезли кузины?

   - Пошли, пошли сам увидишь!

   Мы спустились вниз. Бальный зал сверкал в праздничном убранстве. Рауль с невестой, отцом и матерью встречали гостей. Лакей, в лиловой пелерине, непрерывно провозглашал титулы и имена вновь прибывших вельмож.  Мы с Николь прошмыгнули мимо, затерявшись в толпе гостей, свернули в правое крыло и через увитую декоративными лианами арку вышли в зимний сад. Там, среди кустов роз, на каменной скамье сидел наш дед Флавьен де Морель, старый вояка, участник многочисленных войн, терзавших Францию. Он был высок но, несмотря на годы, держался прямо. Казалось, возраст не властен над ним: его волосы, густыми прядями лежавшие на белоснежном кружевном воротнике, лишь слегка подёрнуты сединой.

    Рядом стоял его брат Жевьез де Морель. Много лет назад виконт оставил родные берега и  отправился в Новую Францию с торговым судном. До этого времени о нем ничего не было слышно, и вот теперь он стоит здесь, живой и здоровый!

   - О, Мишель, рад видеть тебя, мой мальчик! Когда мы встречались в последний раз, ты еще под брюхом коня проходил! А теперь вон ты какой. Сколько тебе сейчас? Семнадцать? Слышал, школу гардемаринов окончил? Хвалю, сам-то я учился в море, но теперь думаю, что учёба в школе – великое дело! Как думаешь поступить в дальнейшем? В море или на берегу осядешь?

   - Конечно, в море! – воскликнул я. – Если удастся уговорить отца.

   - Узнаю племянника, ему бы всех поближе ко двору – хитрый лис. Но ты не сдавайся! А то окрутит какая-нибудь красотка, и все, – конец вольной жизни! – и он, запрокинув голову, громко рассмеялся. – Или уже? Признавайся! А?! Есть какая на примете?!

   Он подошёл и крепко обнял меня. Я помнил своего шумного родственника. Он приносил в наш дом романтику моря. С ним всегда было весело и интересно. Именно он зародил в моей душе тягу к приключениям и отвращение к придворной жизни с её интригами и скукой. Я помнил его рассказы о дальних морских переходах, экзотических портах, о пиратах, что нередко появлялись у берегов Франции. Он в то время служил на военном корабле. Из-за какой-то нелепой истории ему пришлось уехать, и вот теперь, спустя почти 10 лет, виконт вернулся.

                                                                                                                                  ***

     После венчания и свадебного пира начался бал. Пары медленно выводили па торжественной паваны. Музыка гремела. Я скучал. Меня мало привлекают светские развлечения, вместо них я бы с удовольствием послушал рассказы вернувшегося из-за моря Жевьеза.   

     Я стоял на верхней ступени парадной лестницы бального зала в окружении молодых дворян.

 - И вот, господа, эта красотка роняет платок и жеманно так посматривает в мою сторону. Я, естественно, поднимаю его и вместе с платком передаю записку со стихами и просьбой о встрече! – рассказывал граф Жульен де Блейзье о своих романтических приключениях в Париже, куда ездил по долгу службы. Все смеялись.

    - О, смотрите! Какая прелесть, кто они?! – вдруг воскликнул барон Жиль де Дюран.

    Все повернулись и посмотрели вниз: танцующие пары в центре большого зала;  вдоль стен сидели дамы в возрасте, не позволяющем принять участие в столь обременительном развлечении; группки вельмож, проводившие  время за разговорами; молодые дамы с опекавшими их ревнивыми мужьями. Все как всегда бывает на балу.

  - О ком ты говоришь, Жиль? – спросил барона его брат Оноре де Дюран.

  - О, мой Бог, да вон же, у третьей колонны!

   В самом деле, у колонны стояла небольшая группа людей. Пять юных девушек в окружении престарелых дам и под надзором двух внушительного вида мужчин.  Все были одеты роскошно, по последней моде. Прекрасно подобранные драгоценности, платья, выгодно подчёркивая фигуры, указывали на хороший вкус. Но не это привлекало внимание к необычной группе, а красота девушек, необычная для наших дам, естественная, не скрытая слоем пудры, завораживающая. Девушки просто лучились необыкновенным цветом кожи и свежестью. Волосы, не спрятанные под напудренные парики, уложены в новомодную причёску де Фонтаж, ленты, перевивающие их, украшены бриллиантами.

  Скорей всего они были родственницами, так как не сильно отличались друг от друга. Три девушки слегка полноваты, но это их не портило, скорее, наоборот, привлекало взгляд. Четвертая девушка, невысокая, но стройная, держалась прямо, с достоинством, граничащим с надменностью. Она была красива и знала это. Но моё внимание привлекла самая юная и самая необычная из всех. Я сразу же узнал незнакомку, с которой столкнулся утром. Небольшого роста, стройная, как стебелёк, закованная в бальное платье, она казалась драгоценной фарфоровой куколкой. Все эмоции настолько ярко отражались на ее лице и в огромных глазах, что в них ясно читалось и нетерпение, и страх остаться не замеченной в огромной толпе, желание сорваться и начать танцевать прямо здесь, на месте. Она ни единого момента не простояла спокойно, а вертелась и пританцовывала, чем вызывала постоянные одергивания со стороны почтенных дам.



    - Это две дочери маркиза Эдмонда де Бонне и его племянницы. Они только что прибыли из колоний в Канадской Франции. Старшая дочь Лаура помолвлена, а младшей 15 или 16 лет. Три племянницы на выданье, и за ними дают весьма недурное приданое в виде золотых приисков, – проговорил Роланд  де Перье.

 - Ты знаешь их, Роланд! – воскликнул Оноре де Дюран, – откуда? 

  - Они мои родственницы, хотя и не кровные, – ответил де Перье.

 - Прошу, представь нас, и я твой вечный должник! – попросил Жиль де Дюран

 - Хорошо, но предупреждаю: маркиз – суровый господин и проказ не прощает!

 - Ну что ты, мы просто потанцуем, уверяю!

    Когда виконт представил нас и мы обменялись всеми полагающимися в таком случае любезностями, я спросил:

 – Вы позволите пригласить вас, мадемуазель де Бонне? – за моей спиной послышался чей-то вздох. Я кого-то опередил, и мне это понравилось!

    - С удовольствием, – ответила Диана, покраснела и опустила глаза. Но я успел увидеть в них задорные искорки радости и благодарности.

   Мы закружились в быстром темпе вольто. Она была так хороша: легкая как бабочка, порхающая по залу, невесомо, едва касаясь пола маленькими ножками. Глаза сияли восторгом! Она умела и любила танцевать!

    -Я хотел бы похитить у вас все танцы это вечера, как жаль, что этого нельзя сделать,  – прошептал я ей на ушко, низко склонившись и едва ли не касаясь губами ее щеки,– от этой близости у меня вдруг перехватило дыхание. Не ожидая от себя такой реакции, я растерялся.

 -Да, очень жаль, – тихо проговорила Диана и залилась румянцем.

   Бал продолжался всю ночь, но я, небольшой поклонник подобных развлечений, не уходил из танцевального зала со своими друзьями, а следил за  юной Дианой, чем немало удивил своих родителей.

    - Мишель, мальчик мой, тебе понравилась мадемуазель де Бонне? – спросила меня матушка в один из перерывов, – она хорошая партия, подумай об этом.

                                                                                                                                    ***

      На следующий день, проснувшись поздно, я приказал готовить ванну. Сам же, стоя у окна, стал вспоминать вчерашний вечер. Я хотел разобраться в своих чувствах, в новых ощущениях, охвативших меня с такой неожиданной силой, что я оказался не готов принять их.

    Меня обуревали то отчаяние, то дикий  восторг. Кровь бурлила во мне, и сердце ныло так сладко и странно. Я видел перед собой лицо Дианы, ее прекрасные волосы, открытые плечи и шею.  Я не хотел бы и на миг отпустить ее от себя. Впервые мне хотелось, чтобы эта девушка, а не мой друг Тибо, оказалась сейчас рядом со мной. Мне хотелось постоянно видеть её, прикасаться к руке, вдыхать аромат духов. Голова шла кругом от этих новых для меня ощущений.

    Я в волнении прошёлся по комнате. Диана Флер де Бонне … даже ее имя казалось необыкновенно прекрасным. Мне было лестно, что она предпочла меня кому бы то ни было.

   Затем ликование сменилось сомнением: может ли быть, чтобы один-единственный вечер смог зажечь во мне настоящую любовь? И все же меня не могло оставить равнодушным то, как на неё смотрели мужчины. Меня охватывал гнев от этих пристальных, а иногда и не очень приличных взглядов. Мне даже пришлось почти силой увести ее от подвыпившего и слишком настойчивого шевалье. Тот пригрозил мне дуэлью.

     Мы встретились на крытой террасе. Она своим основанием лежит на самом краю утёса, и, когда стоишь у каменных перил, кажется, что ты находишься на носу гигантского корабля или паришь над пропастью. Далеко внизу плескались воды океана. Ночной бриз качал ветви плюща, увивающего её колонны террасы.

      Встав в стойку и отсалютовав шпагами, мы начали поединок. Мой противник был старше года на три. Немного ниже меня, плотного телосложения. Со злой усмешкой на лице он бросился в атаку. Наши секунданты не отставали от нас: мы сражались тремя парами. Несколькими выпадами я сумел прижать противника к перилам террасы. Шляпа с его головы, сорвавшись вниз, закружилась в воздухе. Поняв, что перед ним достойный противник, шевалье перестал ухмыляться и, прищурив глаза, бросился в атаку с невероятной яростью. Эта ярость и подвела его: в бою нужно быть хладнокровным. Сделав шаг назад и уклонившись от его прямого удара, я одним движением клинка, выбил его шпагу.

   - Вы признаете своё поражение, шевалье? – спросил я его.

   - Скорее сгорю в огне ада! – вскричал он.

   - Ваше право! – ответил я и пинком сапога подбросил ему оружие.

    Наш поединок возобновился с ещё большим ожесточением.  Мои секунданты к тому времени уже покончили со своими противниками. К моей радости, только  Жиль де Дюран получил незначительную рану. Остановившись у стены, они с интересом наблюдали за нами.  Снова приняв боевую стойку, я ждал нападения шевалье. И когда он опять пошёл на меня в атаку, молниеносным броском, которому научил меня Рауль, нанёс ему смертельную рану. Мы вернулись на бал, надеясь, что наше отсутствие не было замечено:  дуэли строго запрещены и у нас могли быть неприятности.

   Я встряхнул головой, отгоняя воспоминания. Во мне вспыхнул  гнев на самого себя.

    Диана, Диана, Диана – эта девушка не выходит из головы. Да что со мной такое? Может, она совсем обо мне не думает! Может, это и есть ее мечта – выйти замуж за столичного щеголя! А я размечтался, схожу с ума и мечусь из угла в угол! У меня и своих проблем достаточно! Мне стало душно в комнате. Скорее на воздух. Конная прогулка – вот что мне сейчас нужно! Все ещё злясь на себя, я сбежал по ступеням парадной лестницы и почти бегом отправился к конюшням.  

    - Месье,  виконт де Морель, подождите, прошу вас! – услышал я за спиной, – да погодите же, мне не догнать вас!                                                                                     

    Я обернулся. По лестнице, едва касаясь ступеней изящными туфельками, быстро спускалась Диана. В лёгком платье, с волосами цвета спелой пшеницы, отливающими золотом и ниспадающими густыми прядями ниже спины, она была похожа на ангела. Глаза, казавшиеся вчера при свете свечей синими, сегодня на солнце были необыкновенного фиалкового цвета!

     - Я искала вас, вы мне  нужны! – Диана подошла ко мне. Я смотрел на ее зардевшееся от быстрого шага и смущения лицо, на её маленький рот с чётко очерченными алыми губками. Мне вдруг мучительно захотелось взять её лицо в ладони и поцеловать. Весь мир растворился. Я смотрел на нее и не понимал, что она говорит. Я ее просто не слышал!

   - Месье, вы слышите меня? – Диана дернула меня за рукав. – Вы должны мне помочь! К сожалению, я здесь никого не знаю, так что мне не к кому обратиться кроме вас! Я полагаюсь, месье, на вашу порядочность и надеюсь, что моя просьба останется между нами, – она вопросительно взглянула на меня.

    - Да, конечно, почту за честь и сделаю все, что в моих силах, – я медленно приходил в себя, – но как же ваш отец, разве не разумнее обратиться за помощью к нему?

    Она нетерпеливо дернула плечами:

     - Он хочет запереть меня в монастырь!

     - Что?! – я изумленно смотрел на нее.

    - Ну, не на всю жизнь, конечно. Он хочет, чтобы я  прошла обучение. Вы должны спрятать меня, а затем помочь сесть на корабль, уходящий в Новый Свет, в Квебек! Я просто не вынесу этого: несколько лет  взаперти, среди глупых жеманных девиц.  

 Я с удивлением смотрел на нее. Это поразительно, такая храбрость, непосредственность. Ни одна из известных мне девушек даже и помыслить не могла бы о таком поступке! 

    - Да, но обучение проходят все юные мадемуазель. Это необходимо для того, чтобы войти в высшее общество. Моя старшая сестра окончила такую школу. Младшая, Николь, сейчас учится при монастыре святой Агнессы ордена святых Проповедников, – мне было неловко от того, что приходится объяснять ей такие очевидные истины. 

    Она опять нетерпеливо дернула плечами:

    - Знаю, но кто сказал, что мне хочется входить в это общество? Больше всего я хочу вернуться домой. Ах, месье де Морель, если бы вы знали, как хорошо у нас в Квебеке. Там все намного проще и люди добрее. А здесь даже и не знаешь,  как себя держать: все такие чопорные и надменные.

    Господи, да она же еще совсем ребенок! Здесь, во Франции, девушки в 16 лет уже выходят замуж, а она, по всему, еще даже не думала об этом.

    - Зачем же вы приехали, мадемуазель Диана? – спросил я.

    - Отец  хотел показать нам с сестрой родину предков, ну и по своим делам, конечно. Сестра уже помолвлена, и ей не придется идти в монастырь, – она обиженно надула губки. – И потом… он не посвятил меня в свои планы!

    - И когда же маркиз де Бонне планирует отправить вас в монастырь, и в какой?

   - Он только что сообщил мне о том, что получил письмо из монастыря святой Елены и что я отправляюсь туда сразу после окончания вашего праздника! Его здесь держат какие-то дела, но затем он намерен отправить меня незамедлительно.

    - Мадемуазель, я очень польщен тем, что вы выбрали меня своим защитником. Но я не уверен, что смогу взять на себя смелость и перечить воле вашего отца. Мне до сих пор не приходилось встречать девушку, протестующую против монастырской школы. Вы ставите под угрозу свое будущее, – говоря это, я вдруг почувствовал себя таким напыщенным  болваном, что захотелось провалиться на месте, – прошу простить меня, я искренне хотел помочь вам, но боюсь, что в данных обстоятельствах это не в моих силах. – Осознание того, что Диана хочет уехать и что я ей, судя по-всему, абсолютно безразличен, неприятно кольнуло сердце. 

    - Хорошо, в таком случае мне придется обратиться к кому-нибудь еще, – прошептала Диана и, развернувшись, пошла к дому.

    Я стоял и растерянно смотрел ей в след. А потом вдруг испугался:  что если она попросит помощи у кого-то из этих молодых вельмож, прибывших из Парижа со свадебным кортежем невесты. Они уж точно не упустят шанса посмеяться над провинциальной простушкой, и, как далеко это может зайти – одному Богу известно!

     - Диана, мадемуазель Диана, что за ребячество, в самом деле! – воскликнула в дверях дома одна из тетушек девушки. – Ради Бога, вернитесь, ваш отец в гневе! Вы не можете вести себя как ребенок! – спустившись по ступеням, она крепко схватила Диану за руку и повела в дом.

     Не замеченный разгневанной почтенной дамой,  я стоял, не зная, что предпринять. Все еще злой на себя, на нее  и на весь белый свет. Встревоженный ее упрямством, я не мог оставить без внимания то, с какой решимостью настроена Диана. Эта девушка каким-то непостижимым образом входила в мою жизнь, и я не знал, чем это кончится. Постояв еще немного в размышлениях, я медленно пошел к конюшням. Тибо, уже в седле, ждал меня у ворот.

     - Господин, что-то случилось?  У вас такой вид, будто вы кислого вина хлебнули, – он внимательно смотрел на меня.

    - Тибальд, мне нужен совет.

   - В чем дело, господин Мишель? Давненько не видел вас в таком подавленном настроении.

   - Ко мне сейчас обратилась мадемуазель Диана де Бонне с просьбой о помощи, но, черт возьми, если бы я знал, как ей помочь! – и я рассказал ему о нашем с Дианой разговоре.

   -  Ваша милость, о девушке есть кому позаботиться. И все, что вы сказали ей, совершенно правильно.  Я думаю, она и сама, поразмыслив, поймет, насколько вы правы. К тому же, мой сеньор, подумайте, как будет выглядеть ваша помощь в глазах ее отца! Девица вздорным характером осложняет жизнь своим близким, не думая о последствиях, и тянет вас за собой!

   -Тибальд, а если не получив помощь от меня, она вздумает просить ее у кого-то другого? Ты понимаешь, какие могут быть последствия? Как я могу оставить это, не попытавшись защитить ее?

  - Хорошо, можете не волноваться, все время, пока мадмуазель де Бонне пробудет в вашем доме, за нею  присмотрят! И если ей вздумается прогуляться с кем-то из этих расфуфыренных парижских франтов, мы сможем вовремя вмешаться. Думаю, что в этом случае ваша помощь будет действительно необходима.

    Мы не спеша ехали по лугу. Скошенная трава, убранная в небольшие стожки, пахла свежим сеном. Августовское солнце проглядывало сквозь облака. Тихий ветерок подхватывал пыль из-под копыт наших лошадей и тут же уносил ее прочь. За лугом чернел лес, и щебет птиц веселым хором доносился оттуда, наполняя землю покоем и безмятежностью.

***   

     Настал второй вечер свадебного торжества. Солнце еще не село. Зацепившись за верхушки сосен, оно огромным золотым шаром висело над  дальним лесом и полем, посылая свой последний привет отходящей ко сну земле. Легкий ветерок едва касался своим нежным дуновением листьев на кустах и деревьях, и они трепетали ему в ответ.

    В замке шли последние приготовления к вечерним развлечениям. Весь парк, словно в сказочном царстве, сверкал тысячами огней. Деревья и кусты были  украшены стилизованными цветами и разноцветными лентами. В каменных чашах горели ароматизированные масла. Сотни красочных бумажных фонариков с зажженными в них свечами, висели на деревьях и гирляндах вдоль площади, перед фонтаном, и  театральных подмостков, на которых в скором времени будет разыграно представление актерами известного театра Марэ. Сам Флоридор, знаменитый актер, будет участвовать в спектакле «Гораций». Поэтому костюмы последующего за спектаклем бал-маскарада будут  на тему древнегреческих мистерий. И в завершение нас ждет грандиозный фейерверк.

    Переодевшись к вечернему пиру, я спустился в зал. С балкона, где играли музыканты, лилась тихая мелодия. Гости неторопливо прохаживались по огромному центральному залу, зимнему саду и крытым галереям, откуда открывался великолепный вид на океан. Переходя от одной группы  к другой, я искал Диану. Не найдя ее в зале, я остановился поодаль от лестницы, ведущей из внутренних покоев вниз, предполагая, что она еще не спустилась к столу. Мне хотелось убедиться в том, что с ней все в порядке. Облокотившись на стену возле комнатных пальм и кустов экзотических растений, образующих своеобразные беседки со скамейками, я почти полностью был скрыт от посторонних глаз. Две молодые девушки, вышедшие из дверей зимнего сада, остановились неподалеку. Не замеченный ими и не имеющий подходящего предлога показаться им на глаза, я невольно стал свидетелем их разговора:

     - Мари, Бог мой, она сведет с ума своим поведением и дядюшку и всех нас! Так опуститься, попросить помощи у молодого барона де Мореля! Не мудрено, что ей запретили сегодня спуститься в парк. Подумать только, –  собралась вернуться домой! Одна, на корабле, да она совсем безрассудная! Хорошо еще, что тетушка вовремя успела увести ее в дом и месье де Морель ничего узнал! – воскликнула одна из них.

  - Ты думаешь, что она могла бы ему рассказать? – спросила другая.

  - Несомненно! Она бы и не то придумала, лишь бы добиться своего. Но дело сделано, и ей некуда деваться. А ты точно знаешь, что дядя вел разговор о помолвке?

  - Конечно, он же утром сказал, что с делами покончено и после праздника мы поедем в поместье Пти Дюбуа, так что о чем еще мог идти разговор, да еще так долго? И потом мадам Хелена ясно высказалась, заявив, что пора уж и остепениться! Ах, как Диана побледнела! Можно подумать, что ее ничему не научили в монастыре за эти 4 года!

  - И чего она упирается? Все равно дядюшка намерен выдать ее замуж. Конечно, он любит и балует их с Лаурой. Помнишь, как он отказал  месье де Лакруа только потому, что тот ей не понравился, хотя это одна из лучших партий в Новой Франции?  Уж я бы ни за что не противилась такой возможности – красив, богат – просто мечта!

  - Конечно, помню, но дядюшка добр и не хочет, чтобы его дочки были несчастны. Он и Шарлю не мешал, когда тот заявил, что хочет жениться на Катрин. Хотя у нее не такое уж хорошее приданое.

  - Я все время вертелась возле дядюшки, надеялась, что он скажет что-нибудь. Кто же он, этот загадочный жених?

  - Мари, Сюзон, вот вы где! Пойдемте, пора садиться за стол, –  к девушкам подошла дама, с рассерженным видом обмахиваясь веером.

  - Маман, ну скажите же нам, Бога ради, Диану сватали? – вскричала одна из девиц. – К чему такие секреты?!

   - Пошли, пошли, дядя уже ждет, – позвала их мать и увела за собой.

     Я остался стоять на месте, потрясенный  этим открытием! Конечно же! Как еще она могла попросить помощи? Сказать, что не хочет замуж, – слишком откровенно для молодой девушки! Вот она и придумала причину, а я вместо того, чтобы выслушать, начал читать проповедь! Мадемуазель  Мари сказала, что отец любит Диану и не захочет причинить ей зла, но желания отца и ее могут сильно разниться. И что я могу сделать в этом случае? Как ей помочь?

    Возвращаясь с прогулки, Тибо, все время внимательно наблюдавший за мной, вдруг спросил:

  – Вы влюблены, сударь?

    Я пожал плечами, не зная, что ответить. Я сам все утро думал над этим. Могут ли чувства, которые заполонили меня, называться любовью или это было просто данью ее красоте? Но я хотел видеть ее, хотел заботиться, оберегать. Когда я думаю о ней, на душе становится тепло и тревожно!



    Прежде, представляя себе первую встречу с любимой, я видел себя героем, спасающим ее от какого-нибудь злодея  или останавливающим коня на всем скаку; или освобождающим свою возлюбленную  из плена пиратов. А здесь все было обыденным и скучным: свадьба, бал. Но, несомненно, она волнует меня! Я вспомнил ее волосы и нежную ручку, которую  держал во время танца, ее веселый смех. Шутки и остроты, которыми она так и сыпала, говорили об ее уме. Она совсем не похожа на молоденьких жеманниц из роскошных салонов. От нее веяло свежестью. И, черт возьми, она до безумия хороша!

    Теперь, когда я знал причину ее столь необычного поведения, оно не казалось мне таким нелепым, наоборот, все больше и больше мне хотелось защитить ее от неведомого и ненавистного жениха! Непонятная тревога, которая томила меня утром, теперь облеклась во вполне реальное беспокойство от угрозы потерять эту девушку.

    Я стоял никем не замеченный и потерянный в своих мыслях и ощущениях. Мне просто необходимо было разобраться в волнующих меня чувствах. Я вдруг представил, что кто-то другой будет рядом с ней, и мое сердце сжалось, протестуя. И тогда понял, что не готов отказаться от нее! Оставить ее другому, обмануть ее надежду на меня, на мою помощь! Сегодня она пришла ко мне, а не к  кому-то еще, а я совершил ошибку. Значит, мне ее и исправлять! И даже если я для нее ничего не значу, все равно постараюсь помочь ей и загладить свою вину. Приняв решение, я, как всегда бывает со мной, успокоился и прошел к столу. С того места, где я сидел, невозможно было увидеть Диану и ее родных: столы, стоящие рядами, вмещали более тысячи приглашенных. Но я знал, что она здесь, что ей нужна помощь, и пусть ее неведомый жених не пират и не злодей с большой дороги – если он ненавистен ей – я помогу!

                                                                                                                        ***                                                               

    Бал-маскарад. Прекрасная возможность прикоснуться к милой даме, передать записку, шепнуть на ушко прелестной незнакомке комплимент. Я стоял в стороне от веселого круговорота, наблюдая за спектаклем, разыгрывающимся передо мной. Вот уже несколько часов я старался найти Диану среди огромного количества дам в  маскарадных костюмах. Каждый раз, когда я, уверенный в том, что вот эта маска скрывает от меня именно ту, которую необходимо найти, я ошибался. Кружа по парку и не находя ее, я все больше мрачнел. Где она может быть?  Тибо посылал горничную с поручением узнать, где Диана. В комнатах ее не оказалось!

   - Молодой господин желает узнать свою судьбу? – прозвучало рядом.

    Я оглянулся. Передо мной  стояла греческая цыганка – маска на глазах и густая темная вуаль скрывали ее лицо. Корсаж, стягивающий талию и делающий девушку настолько тоненькой, что казалось ее можно перехватить двумя пальцами; широкая цветная юбка и браслеты на руках – все делало маленькую фигурку изящной и восхитительно соблазнительной.

   - Диана, – выдохнул я и тут же поправился, – простите, мадемуазель  де Бонне, – взяв ее руку, склонился и поцеловал.

   - Ну, так что? Рассказать вам ваше будущее? – настаивала Диана, не обратив внимания на мою оговорку.

  - Будьте так любезны, – я протянул руку.

    Проведя пальчиком по моей ладони, она проворковала:

  – Вас ожидает дальний путь, много приключений и невероятно долгая жизнь. А еще свидание… сегодня,  в полночь, у старой беседки, – она засмеялась и, ловко повернувшись, исчезла в толпе.

    Потрясенный уже в который раз смелостью и непредсказуемым поведением маленькой чертовки, я рассмеялся. На душе сразу стало легко.

    В самой глубине парка, там, где крепостная стена сливается с башней, нависающей над пропастью в океан, стоит старая беседка. Парк в этом месте переходит в маленький своеобразный лес, неухоженный,  заросший кустами и огромными старыми кленами. Это любимое место игр детей и уединения старших членов нашей семьи.

    Переодевшись в темный костюм и накинув черный плащ, без четверти двенадцать я примчался к беседке. От волнения, переполнявшего меня, я не мог стоять на месте. Мое первое свидание!  Да еще назначенное не мной, а прелестной девушкой, самой необычной из всех, виденных мною когда- либо. Меня лихорадило от возбуждения, и голова шла кругом.

    Я буду очень любезен и осторожен с ней. Она, конечно же, попросит моей помощи, и я с радостью соглашусь. Я скажу ей, что у меня уже есть план: я увезу ее сегодня же в свое поместье, доставшееся мне по наследству. Затем попрошу ее руки у сеньора де Бонне, и, если он не убьет меня в первую же минуту, я сумею доказать ему свою любовь и преданность Диане. Чтобы избежать позора, ему придется отдать за меня дочь. Другого выхода я не видел.

    Тибо не согласен с моим планом, он настаивает на том, чтобы я, прежде чем везти девушку к себе, поговорил с отцом.

  - Спрятать Диану можно и в замке, – уверял он меня, – а поговорить с отцом нужно. Вам необходима поддержка семьи, возможно, что все можно уладить и мирным путем. Не горячитесь, отец не желает вам зла и любит вас. Не открывая всех планов, скажите о своем намерении просить руки мадемуазель Дианы, а если это будет невозможно, тогда приведем в действие ваш план.

    Перебирая в уме все варианты своих замыслов, я метался возле беседки. Музыка, доносившаяся из центра парка, была едва слышна, свет от факелов не проникал в этот уголок, только неполная луна освещала аллею, ведущую к беседке. Глубокой тенью, почти черной, вековые клены скрывали беседку и площадку перед ней.

    Наконец послышался стук каблучков по камням аллеи. Остановившись на границе неверного света луны и глубокой тени, я, с бешено колотившимся сердцем, смотрел на приближающуюся Диану. Она, закутанная в темный плащ, с капюшоном, накинутым на голову, остановилась, пристально вглядываясь в темноту, окружавшую беседку. И тогда произошло что-то невероятное:  не в силах справиться с чувствами, завладевшими мною, я подлетел к ней и, прижав к себе, откинул капюшон.

    - Диана, – прошептал я глухим шепотом, – любовь моя. Наклонившись, стал покрывать ее лицо поцелуями, а коснувшись губ, совершенно потерял голову. Я целовал ее, и любовь с каждым ударом моего бьющегося с неимоверной силой сердца нахлынула, унося все сомнения и преграды. Больше ничто не существовало в этом мире, ничто не важно, ничто не имеет значения! Только она, ее дивный аромат, ее сладкие трепетные губы.

    Диана, ошеломленная  моим натиском, растерянная и оглушенная, сомлела в моих объятиях. Подхватив на руки, я отнес ее в беседку и, прижав к груди, прошептал:

  - Не бойся, радость моя, любовь моя, жизнь моя. Никто и никогда не отнимет тебя у меня! Поверь мне, не существует на земле силы, способной разлучить нас! – и опять прильнул к ее губам, поцелуй, на этот раз нежный и долгий, пробудил в Диане ответный порыв. Подняв руки, она стала ласкать мои волосы, ее губы разомкнулись, став мягкими и податливыми. Наш поцелуй был похож на шаг в бездну; взлет к солнцу; все загадки мироздания слились в одном дыхании. Мир перестал существовать. Мы парили над землей, делясь сокровенной тайной, без слов и мыслей, сливаясь в одно целое…

    Диана, положив голову мне на плечо, спросила:

    - Что же нам делать? Отец сегодня утром, позвал меня к себе, и сообщил, что решил устроить мою судьбу. Я сразу и не поняла, что это значит, а он сказал, что после вчерашнего бала моей руки попросили два сеньора.  Он еще не дал ни одному из них определенного ответа, так как у него есть твердая уверенность в том, что моей руки попросит кто-то другой, более подходящий для меня. Я заявила ему, что ни за что не выйду замуж, но он только посмеялся надо мной. Я боюсь, Мишель, у отца твердое намерение выдать меня замуж.

    Такой поворот дела ободрил меня, еще не все потеряно, нужно поговорить с отцом, Тибо был прав.

    - Наш род один из древнейших, и многие почли бы за честь породниться с нами. Мы богаты, у нас много земель, отец в хороших отношениях со многими влиятельными вельможами. Совсем скоро я пойду служить на военный корабль Его Величества. У нас, любовь моя, есть шанс. Очень хорошо, что маркиз де Бонне повременил с ответом. Я сегодня же поговорю с отцом о нашей помолвке. А если это не поможет, я увезу тебя, у меня уже все готово для этого. Никто и никогда не прикоснется к тебе, пока я жив, – проговорил я, нежно проводя губами по ее шейке, не в силах оторваться от нее.

   - Уже готово? Но как?! Сегодня утром я вела себя просто ужасно! Когда тетка привела меня комнату и отчитала, я поняла, что натворила. Мне очень стыдно за свое поведение. Теперь у тебя, наверное, сложилось неверное мнение обо мне, – она смущенно опустила голову, – от неожиданности и страха я растерялась. Ты, наверное, решил, что я сошла с ума?

    Перебирая ее волосы, я тихонько рассмеялся: 

   - Признаюсь, ты озадачила меня своим натиском. И совершенно ничего не понимая, я все равно стал думать о том, как помочь тебе. А потом мне помогли во всем разобраться твои кузины.

    - Кузины? Каким образом?

   - Я искал тебя в зале перед обедом. Хотел убедиться, что с тобой все в порядке. По воле случая я узнал о том, что тебя, возможно, ждет обручение. И тогда я принял меры, чтобы помешать этому.  Твои кузины просто сгорают от любопытства, – опять рассмеялся я. – Но меня волнует другое, – мой голос осекся от волнения, – я не знаю, что ты  чувствуешь ко мне? Возможно, я слишком самонадеян и тороплю события?  Может, ты вовсе и не намерена стать моей супругой? – мой голос перешел в тихий шепот и затих. Я замер в ожидании ответа, в висках стучало, дыхание сбилось.

    Смущенно опустив голову, Диана молча теребила золотистый локон. От того, что она молчит, по моим венам стал разливаться холод. Руки, обнимавшие ее, окаменели.

   - Когда мы приехали в ваш замок, мы не были представлены друг другу, и я не знала, кто ты, – тихо заговорила она, – но увидев тебя в роще, а затем среди гостей … – Диана смущенно потупилась и замолчала.  

   - Что? – не выдержал я.

   - Ты мне очень понравился, а потом, наблюдая за тобой, я все время молила свою святую, чтобы ты подошел! Ты не представляешь, как я была счастлива, когда ты первым ангажировал меня!

 Радость теплыми волнами растекалась в моей душе. Не в силах произнести ни слова, я стал вновь целовать Диану.

    Когда пришло время расставаться, я провел Диану через библиотеку потайным проходом, ведущим прямо в коридор, куда выходили двери ее комнаты.

   Обняв Диану, я не решался отпустить ее,  словно это был последний миг в моей жизни, когда я могу прижать ее к себе. Вдруг, подчиняясь внезапному порыву, я опустился на одно колено и, взяв ее за руку, произнес:

   - Диана Флер Мари де Бонне, я, виконт Мишель Тьери  Ренард  де Морель, клянусь вам в вечной любви. Пока я жив, клянусь, ни одна женщина, существующая на этой земле, не сможет привлечь моего внимания, вся моя жизнь, до последней минуты, отныне принадлежит вам!  Я люблю тебя, Диана.

    Диана, глядя на меня, произнесла негромко:

   - И я клянусь вам в своей любви, Мишель. Пока бьется сердце, пока глаза видят свет, созданный Богом, мои мысли о вас, мой любимый. Отныне и всегда я буду благодарить Господа за счастье знать, что вы есть, за счастье любить вас.

  Поднявшись с колена я, молча прижал ее к груди. Слова больше не нужны. Мы были бесконечно счастливы.

   Простившись с Дианой, я пошел искать отца и, покружив среди гостей,  увидел его сидящим за столом в окружении десятка  гостей, с кубком вина в руке. Подойдя, я извинился и попросил отца уделить мне несколько минут.

  - Пойдем, пойдем, мой мальчик, у меня есть для тебя новости. Где тебя черти носят? Слуги сбились с ног, разыскивая тебя! – отец поднялся из-за стола. – Прошу простить, господа, мне необходимо сказать этому молодому человеку пару слов. Хлопнув по плечу, он повел меня в библиотеку.

   - Отец, – обратился я к нему, как только мы вошли и закрыли за собой дверь, – я хочу просить вас …

  - Погоди, сядь, Мишель, и послушай сначала, что я тебе скажу, – перебил он меня.

   Не желая раздражать отца, я сел, проклиная все новости и всех тех, кто их принес. Напустив смиренный вид, я приготовился к длинной речи, так как у отца была скверная привычка доводить собеседника до белого каления, прежде чем он перейдет к главной теме разговора.

    - Так вот, вчера к нам на торжество, как тебе известно, прибыло много господ, состоящих на службе короля. И один из них, месье д`Атруа, привез  приказ о твоем назначении на военный корабль. Естественно, я не могу пойти против воли короля, – проворчал отец, удививший меня тем, что перешел сразу к делу, – но в остальном перечить не смей, не потерплю!

   О Боже, что еще?  Новость о назначении, как ни странно, совсем не тронула меня. Я просто отметил, что все же выиграл в споре с отцом.

    Не обращая на меня внимания, отец, вышагивая по ковру, продолжал:

 - Я решил, пользуясь тем, что у нас большое скопление знатных семей, устроить твою семейную жизнь. Зная о прибытии к нам некоторых достаточно именитых и достойных нашего рода вельмож, я дал поручение своему поверенному собрать сведения об их семьях. У меня сложилось мнение, что нашего внимания достойны несколько девушек. Возможно, я не стал бы торопиться, но твое назначение, – он недовольно хмыкнул,  состроив гримасу на лице, – заставляет меня спешить. Я не хотел давить на тебя, но тебе придется выбрать жену из этих Фамилий. – Он подал мне небольшой лист, – просмотри его и, пока у тебя есть возможность, приглядись к этим девушкам, может, кто-то из них тебе и придется по душе. – И, отчего-то посмеиваясь, отец вышел из библиотеки.  

   Теперь я понимал, почему он не стал тянуть и сразу перешел к делу. Отец всегда неприятные новости старался выложить без промедления, чтобы поскорее избавиться от них. Я сидел, отрешенно глядя на сложенный пополам  лист, лежащий на моих коленях. Все рушилось. Даже если я выкраду Диану, мне нечего будет предложить ей. За ослушание меня лишат наследства, я останусь без гроша. Меня это не пугало, я мог бы, если надо, обойтись и без больших денег, но вместе с деньгами меня лишат и титула, и права служить на корабле. И что в этом случае я, кроме своего сердца, положу к ногам любимой? Позор и нищету!

    Я долго сидел, глядя на огонь в камине. Едва узнав радость любви, ощутив блаженство от ответных чувств Дианы, я терял ее. Ей не быть моей женой, а мне никогда не познать счастья близости с нею. Мои мечты, как распустившийся цветок на ледяном ветру, вяли от прикосновения холодной действительности.

 Я развернул листок, сам не понимая зачем,  все равно ни одна из этих девушек не станет моей женой. Утром, не сейчас, я пойду к отцу и буду просить его о снисхождении. А если это не поможет, прощусь с Дианой, освобожу ее от данной мне клятвы и навсегда уйду в море.

    Диана Флер Мари де Бонне.

  На листке было только одно имя! Ее имя!


Глава 2

    На рассвете, когда заря едва заметно осветила небо на востоке, я вышел в парк. Так и не отошедший от счастливого потрясения, я не мог спать. Пройдя  в глубь парка, туда, где клены, растущие вдоль аллеи, образовывали над головой шатер, я опустился на скамью и лег на нее. Счастливые мечты заполняли сердце. Ночью, прочитав записку, я бросился к отцу и просил его о немедленном разговоре с маркизом де Бонне.

    - Все улажено, Мишель, завтра, после охоты будет объявлено о вашей помолвке!  Днем я уже имел  беседу с маркизом. Не хотелось спешить, но похоже, на ее руку много охотников. Ты, я вижу, тоже не против! – и отец рассмеялся, погрозив пальцем. – Скажи спасибо Живьезу, это он привел их к нам. У меня с маркизом де Бонне намечается неплохое дельце! Кстати, это виконт навел меня на мысль о вашей помолвке.

     Я был безмерно благодарен деду, вернувшемуся из-за моря. Он подарил мне счастье, до конца своих дней я буду обязан ему за это.

      Вспоминая события минувшего дня, я почти задремал. Вдруг непонятная тревога и неосознанный, на уровне инстинкта, страх сковал мое сердце. Я открыл глаза – низко склонившись надо мной, стояла девушка,  ее глаза поблескивали черным агатом, она внимательно вглядывалась в мое лицо. И в тот же миг я провалился в темную бездну.

 ***

    Сознание секундными вспышками пробивалось сквозь беспроглядную тьму, ничего не проясняя, только ледяной болью пронзая тело. Я не знаю, сколько времени продолжалось это безумие. Со временем возвращение рассудка стало все продолжительней, а провалы в тягучую бездонную тьму все короче. Только это не приносило радости: с возвращением сознания возвращалась боль. Казалось, меня закопали в снег и оставили лежать, забыв обо мне. Боль мириадами ледяных игл терзала тело. Вены, наполненные замерзающей кровью, разрывались. Все внутренности, словно замерзшие ледяные глыбы тяжелым грузом давили на тело. Не в силах пошевелиться, я не мог сбросить с себя ледяное оцепенение. Но самым мучительным было то, что я не мог вспомнить, где я и кто я! Я понимал, что со мной происходят странные вещи, что это неправильно и так не должно быть, но как правильно и как должно быть, вспомнить не мог. Стараясь отвлечься от боли, терзающей тело, я копался в сознании, силясь сквозь ледяную завесу вспомнить прошлое. Хоть что-нибудь, за что можно было бы зацепиться и найти ту нить, которая свяжет меня с реальностью.

     Моя битва с невыносимой  болью, казалось, длилась вечность. Но постепенно боль стала ослабевать, и тело, превратившись в ледяную глыбу, перестало ощущать холод. Зато с моим сознанием произошли невероятные изменения. Боль, терзавшая голову, медленно ушла, и я с изумлением понял, что могу думать о нескольких вещах одновременно.

   Осторожно открыв глаза, я убедился, что и зрение изменилось удивительным образом. В помещении, где я находился, был полумрак, но я мог различить все детали, даже те, которые прежним зрением увидеть бы не смог. Откуда-то сбоку тоненькой полоской пробивался солнечный лучик, пылинки кружились в хаотичном танце, поднимаясь и опускаясь в  его свете. Я увидел низкий каменный свод над головой, весь затянутый паутиной, с пауками, сидящими в укромных уголках.

     Одновременно с тем я понял, что мне доступны и тончайшие нюансы звуков. Я услышал возню какого-то мелкого зверька под землей, тяжелую поступь лошадиных копыт и скрип телеги, которую она тащила, тихий голос возницы, напевающий мотив крестьянской песенки. В то же время я слышал пение птиц и стрекот кузнечиков, шелест листвы на деревьях и тихий посвист ветерка. Эти звуки казались мне удивительными, так как были полны новыми для меня тонами.

    Опасливо, боясь усилить отступающую боль, я втянул воздух: запахи немыслимыми оттенками, недоступными раньше удивили многообразием. Пахло сырой землей и прелым деревом, откуда-то сбоку веяло теплым воздухом и нагретым камнем и еще чем-то, очень неприятным и совершенно незнакомым. Я осторожно повернул голову набок, то, что я увидел, привело в ужас: я лежал в склепе! Вдоль стен тянулись ряды стеллажей, на которых лежали полуистлевшие останки погребенных людей. Мне захотелось вскочить на ноги и броситься прочь, но тело, все еще скованное льдом, только медленными движениями отозвалось на мои потуги. Мне не хватило сил даже сесть. В отчаянии я закрыл глаза и опять попытался вспомнить, кто я и что происходит со мной.

    Наконец день, тянувшийся бесконечно долго, закончился. Вечер, неспешно вступавший в свои права, принес новые звуки и запахи. Затихло пение птиц, сидевших на деревьях, растущих возле склепа, стрекот стрекоз и шелест насекомых.  Послышалось шуршание мелких зверьков, копошащихся в траве. Застрекотали цикады. Где-то далеко ухнул филин. Ветерок, проникающий сквозь щели двери, закрывающей мою страшную обитель,  принес запах травы.

   Удивительным открытием для меня стало то, что с наступлением сумерек, погрузивших склеп в глубокую темноту, мое зрение нисколько не потеряло своей силы. Все предметы были видны так же четко, как и при дневном свете, только их цвет стал немного тусклым. Уже несколько освоившийся в своем новом положении, но все еще не имевший возможности двигаться, я прислушивался к тому, что происходит вокруг. Мучительные попытки вспомнить себя ни к чему не привели, и я смирился, ожидая дальнейших событий.

    Когда за стенами склепа совсем стемнело, я услышал похожий на осторожные шаги шорох. Он был настолько тих, что никакой человеческий слух не уловил бы его. Я напряженно смотрел на дверь, закрывающую вход в склеп. Послышался стук отодвигающегося засова, громкий скрип, и в склеп вошла девушка. Несмотря на кромешную темноту, я смог хорошо рассмотреть ее. Высокая, с копной каштановых волос, стянутых тесьмой в высокую прическу, одетая в дорогой дорожный костюм, девушка была очень красивой. С необыкновенной грацией она подошла и наклонилась, пристально глядя  мне в глаза.

    - Вижу, ты пришел в себя. Очень хорошо, – по-английски сказала она, – мне нужно уходить, но я хочу помочь тебе. В какой-то степени я несу ответственность за то, что случилось, и должна объяснить, что происходит. Видишь ли, то, что произошло, – моя ошибка, я не должна была трогать тебя, но ты так хорош, и потом… я была голодна и устала. Мне нужно было подкрепиться. Обычно мы ведем себя очень осторожно и выбираем жертвы среди простолюдинов, имитируя несчастный случай. Но ты попался мне на глаза, и я не устояла. Простолюдины питаются хуже, и у них пресная кровь, а твоя  - м-м-м  … необычная! – ее голос мягкий, завораживающий, как будто убаюкивал, несмотря на кошмарные вещи, о которых она говорила.

    - Я не смогла выпить твою кровь. Была причина. Вот и пришлось принести тебя сюда. Процесс превращения почти закончился. Ты пролежал здесь четыре дня, еще два уйдет на восстановление сил. Пей людскую кровь.  В ней не только сила, но и наслаждение. Животная пригодится на черный день. Твои инстинкты помогут тебе на охоте. Сейчас ты не голоден: в тебе много своей крови. Но время наступит. И еще, – она засмеялась тихим чарующим смехом, – не вздумай идти домой – убьют! Ты сейчас не совсем похож на себя прежнего –  вроде мертвеца.  Но со временем это станет привычным, ты увидишь. И кто знает, может, когда мы встретимся еще раз, ты уже не будешь так зол на меня.

    Зол?! Разве можно так назвать бурю ярости, бушевавшую  внутри меня. Как только я увидел ее, появившуюся в дверях, память сразу же вернулась ко мне. Я вспомнил все.  Четыре дня … Что происходит дома? Меня ищут? А Диана?! Бог мой, что она думает обо мне?

    - Да, тебя ищут, поэтому я унесла тебя далеко от дома, – ответила девушка на мой мысленный вопрос. Я с изумлением смотрел на нее.

    - Пойми, ты стал хищником, вампиром. У нас много особенностей, помогающих нам. Мы очень сильны, невероятно быстры и ловки, например, легко взбираемся по отвесным и гладким стенам, читаем мысли людей и очень красивы. У нас мелодичный голос и смех. Люди при встрече с нами, как кролики перед удавом, теряют способность к сопротивлению. Через два дня ты сможешь оценить свои способности, а сейчас полежи пока здесь. Я ухожу, но ты помни: тебя создала Дженесса Мур, – с этими словами она развернулась и ушла.

     Если до этого момента мои муки заключались лишь в том, что я терпел боль и терзался неведением, то теперь все происходящее стало похожим на ад. За что?! Чем провинился я перед Создателем, что он позволил украсть у меня все, чем я жил? Как смогу я существовать без родных и близких, без моей любви – Дианы? Моя жизнь погибла из-за того, что проходящий мимо монстр решил немного перекусить!  Потрясение было настолько велико, что я ледяной глыбой застыл на полу склепа. Ужас и горе тисками сдавили сердце. Я оглох и ослеп от невероятной душевной боли и впал в забытье, похожее на смерть.

    Я не знаю, сколько времени находился в таком состоянии. Постепенно ко мне возвращалась способность мыслить. Но меня это не трогало. Совершенно безучастный ко всему, что происходит вокруг, я продолжал лежать не двигаясь и стараясь отогнать все мысли. Если незачем жить – о чем можно думать? 

     И только тоска по дому, по родным мне людям не хотела оставить меня. Как я ни старался  заглушить ее, она все настойчивее проникала в мое сознание. Желание хоть один раз, тайком, посмотреть на родных не давало покоя. Но я боялся, потому что не знал, что может случиться с ними, если я вернусь домой.

    Я не знал, что значит быть вампиром.  В памяти возникали какие-то сказки и легенды. В них говорилось о страшных монстрах, пожирающих детей и убивающих всех, кто встретится на пути. О том, как эти чудовища по ночам истязают мужчин и женщин любовными пытками и нередко убивают потом, выпивая всю кровь.

   Я прислушался к себе, стараясь понять, насколько я опасен. Я вызвал в памяти маму и отца, брата и сестер, но ничего, кроме тоски по ним, не почувствовал. Я понял, что мои представления о жизни ничем не отличаются от прежних суждений. Я чувствовал, что по-прежнему люблю своих близких, хочу их видеть, скучаю. Мысли о Диане, несмотря на все попытки забыть ее, не только не оставили меня, наоборот, все сильней завладевали мной.

 Наконец я встал, измученный бесконечными сомнениями. Боль, терзавшая меня несколько дней назад, прекратилась совершенно. Неподвижность, которая путами сковывала тело, прошла. Ощущение силы, гибкости в мышцах, стремительности в движениях неожиданно и невольно восхитило. Никогда прежде я не чувствовал такой мощи и легкости.

    Поздним вечером, когда опасность встретить кого-либо миновала, я осторожно выглянул за дверь склепа. Свежий воздух, напоенный невероятно усиленными ароматами цветов, спелых яблок, скошенной травы, наполнил меня, очаровывая. Оглянувшись вокруг, я увидел скромные могилы и небольшую часовенку. Это наводило на мысль, что я  нахожусь на сельском кладбище, но вблизи какого-то поместья, так как склеп мог принадлежать только знатному вельможе. Едва приметной тенью скользнув вдоль кладбищенской ограды, я стал продвигаться в сторону деревни, стоявшей поодаль.  За ней на высоком холме высился небольшой полуразвалившийся замок.

   Абсолютно бесшумно, с удивительной скоростью, прячась в тени деревьев, я вошел на окраину деревни. Огромные псы, бездомные добровольные сторожа деревень, питающиеся отбросами и набрасывающиеся на любого чужака, к моему удивлению, скуля, прижав уши и хвосты, бросались от меня в подворотни. Лошади, привязанные к коновязям, шарахались, прядая ушами и хрипя. От них исходил запах, отличный от того, который я помнил. Он манил к себе, волнуя и обещая непонятное удовольствие. Я ощущал своим обостренным обонянием запах овец и коров, раньше отталкивающий и резкий, теперь притягательный и сладкий. Но сильней всего меня притягивал запах, идущий из хижин, животрепещущий, сводящий с ума, заставляющий рот наполняться горькой слюной.

    Не владея собой, я перепрыгнул через невысокую изгородь. За ней, в глубине небольшого садика, стоял дом. Я подкрался к маленькому окошку и заглянул внутрь. Возле горевшего очага сидела молодая женщина. Волосы, убранные под чепец, открывали ее белую шею; кровь ровными толчками билась под тонкой кожей. Склонившись, она качала младенца, тихо напевая колыбельную. В одно мгновение охватив взглядом убогую комнату, я бросился в атаку. Озверев, как голодный волк, учуявший запах овец, запертых в овчарне на ночь, я с неимоверной силой выламывал окно и стену, стараясь как можно быстрей добраться до своей добычи! Глухой рык рвался из моей груди, рот в страшном оскале обнажил зубы! Ничто в этот миг не могло стать мне преградой!

     В испуге подняв голову, женщина посмотрела на меня. Ужас отразился на ее лице. Прижав к груди ребенка, она закричала. Крик, вобравший в себя  всю жуть происходящего, на долю секунды отрезвил меня. «Пей людскую кровь – в ней сила!» –  прозвучало в моей голове. В один миг все осознав, я замер, а затем, развернувшись, помчался прочь.

     Ненависть огненным обручем сковала грудь и голову. Ненависть к себе, к Дженессе Мур, разрушившей мой мир, к моей новой ипостаси, делающей из меня монстра, и ко всему свету, позволяющему существовать чудовищам, подобным мне! Не в силах справиться со своей болью, я с неимоверной скоростью мчался по полю к лесу, темнеющему далеко впереди.

     Остаток ночи и весь следующий день я провел под корнями вывернутого бурей дерева. Сгорая от ненависти и отчаяния, я решил покончить с собой. Но как только вылез из-под коряги, попал под солнечные лучи. Боль нестерпимым огнем обожгла кожу, не прикрытую одеждой. Решив поначалу, что Господь дал людям способ казнить извергов, подобных мне, чистейшим огнем солнечных лучей, я разделся и лег на полянке. Но кроме невыносимой боли со мной ничего не случилось, не было даже ожогов. Тогда я решил, дождавшись ночи, добраться до заброшенного замка и покончить с собой, прыгнув с его стены. Коротая остаток дня под пнем, я думал о Диане, позволив себе перед смертью коснуться ее имени. Я вспоминал каждое мгновение, каждый взгляд, поворот головы, улыбку, пьянящее, сводящее с ума ощущение ее близости, вкуса губ, запаха волос. И ненависть к своей судьбе вновь огненным обручем сдавила грудь.

     Я стоял на краю башни заброшенного замка. Внизу ясно различались огромные глыбы разрушенной стены. Гроза огненными стрелами освещала окрестности, раскаты грома оглушительным набатом растекались над землей, дождь и ветер хлестали по лицу. Подняв голову к небу, я закричал:

 – Тебе, – это нужно?! Ты доволен своей работой?! Кто бы ты ни был, Бог или дьявол, допустивший такое, я проклинаю мир, в котором существуют чудовища, подобные мне! И безумный хохот вырвался у меня из груди.  Раскинув руки, я ринулся вниз.

 Боли не было. Разочарование. Пустота. Я не мог даже плакать.


***

      Не чувствуя голода в привычном, человеческом понимании, я все же испытывал упадок сил и замедленную реакцию. Решив поначалу убить себя голодом, я вскоре понял, что впадаю в состояние прострации, но не умираю.

    Однажды в лесу, лежа в тени кустов, полностью скрывавших меня, я почувствовал запах приближающегося стада диких свиней. Отпустив на волю свои вновь приобретенные инстинкты, я стал прислушиваться: стадо приближалось с подветренной стороны и не могло меня почуять. Это был огромный секач, самки и десяток подсвинок, разжиревших к осени. Изготовившись к прыжку, я, словно барс, одним гигантским прыжком настиг самца и, вонзив свои острые, как кинжалы, зубы в его глотку, прокусил ее. Кровь горячим ключом забила из прокушенной вены, наполняя меня не пищей, нет, – жизненной силой! Горячий поток разносил по моим ледяным венам тепло и не только физическую, но и какую-то магическую силу! Казалось, сама мощь огромного зверя входит в меня вместе с его кровью. Я чувствовал  его ужас и ярость, стремление спрятаться и броситься на меня. Все эмоции зверя стали моими!  Мое сердце, не слышимое до этого момента, стало медленно и натужно, как тяжелый молот, биться в груди. Напившись, я отпустил, рвавшегося из моих рук кабана. Хрипя и трясясь всем телом, он отполз в кусты и замер, все еще дрожа и повизгивая от страха. В удивлении я смотрел на свои руки: сквозь дыры в разорванной сорочке, бледные до мертвецкой синевы, они на глазах становились почти нормального, человеческого цвета. Тепло разливалось по окоченевшему в ледяном плену телу.


 ***

    Страшась своей реакции на людей, я не решался приблизиться к человеческому жилью. Три месяца прошло со дня моего исчезновения. Я понял, что кровь животных вполне способна утолять мою потребность в восстановлении жизненных сил, что кровь разных животных имеет различный вкус и оказывает неодинаковое  воздействие на мое тело и эмоции. Так кровь хищных зверей горячит, возбуждает, как вино, а травоядных, наоборот, успокаивает; что охотиться желательно раз в месяц, и что мне нет надобности убивать зверей. Понаблюдав за своей первой жертвой, я понял, что не нанес ей смертельного вреда. Меня мучил вопрос, почему же со мной произошло обращение? Возможно, это вампирский яд, по-видимому, люди либо умирают, либо перевоплощаются.

    Как-то раз, забравшись в развалины замка и спрятавшись в тень под козырьком от нависшей надо мной стены, я наблюдал за первыми снежинками, кружащимися в потоках ветерка. В памяти всплывали картины моей человеческой жизни. Я тосковал по ней. Вдруг в моей голове раздалось: «Не хочу идти домой, посижу здесь немного. А то опять матушка погонит воду таскать для скотины».

     В ужасе от того, что сейчас может произойти, я в одно мгновение, как ящерица, проскользнул в проем меж камней и спрятался в углублении. Девочка лет десяти прошла совсем рядом с моим укрытием и села неподалеку, перебирая в уме свои детские проблемы. Ее запах пробудил во мне охотничий инстинкт, тело напряглось, готовое к прыжку, рот наполнился горькой слюной. Я закрыл глаза и призвал на помощь всю выдержку, на которую был способен. Остановив  дыхание, замер, схватившись за камень. Разум с усилием скрутил дикое желание. Почти час она просидела, мечтая, пока я, мучимый ее присутствием, боролся с неистовой жаждой. Но вот она ушла, и я, обессиленный, привалился к стене. Я смог! Я устоял!


 ***

    Уже стемнело, когда я подошел к крепостной стене замка Моро Драг. Быстро взобравшись по стене (« все-таки удобно», –  отметил я про себя), спрыгнул в парк. Прокравшись во дворец, потайным ходом пробрался в свою комнату.

   Вся одежда, что была на мне, пришла в негодность после многочисленных попыток свести счеты с ненавистным существованием. Конечно, вампиру не холодно и голышом, но все же не очень прилично. Терзая себя огнем, водой, голодом и всем, чем только может терзать себя обезумевший от ужаса человек, я, наконец, пришел к выводу, что все мои попытки напрасны, и, если мне поневоле приходится жить, нужно позаботиться о необходимом.

     Впервые после перерождения, я находился под крышей человеческого жилья. Знакомые запахи кружили голову. С горькой грустью я сел на свою кровать, оглядел комнату, такую неожиданно дорогую моему сердцу. Милые вещицы, привычные в обыденной жизни, теперь умиляли меня. Подойдя к большому сундуку, стоящему в углу, я поднял крышку. Сюда складывались вещи уже ношенные и отслужившие свое, если я возьму что-то, это не бросится в глаза. Выбрав темную, сшитую из крепкой шерстяной ткани, сорочку и штаны из мягкой кожи, я переоделся и по привычке подошел к зеркалу. То, что я увидел, повергло меня в шок. На меня смотрел незнакомец с моими чертами лица! Преображенное абсолютно непостижимым образом, оно было необыкновенно прекрасно, но какой-то нечеловеческой, завораживающей красотой. Глаза, прежде голубые, теперь же абсолютно черные, стали  жуткой, невероятной глубины, как омуты. Кожа намного бледнее, чем у людей, была совершенно гладкой, без малейших мимических морщинок, что делало ее похожей на фарфоровую.

     Я долго сидел в своей комнате, не зная куда податься, что делать дальше. Мне некуда идти. Мой дом здесь. Чем занимаются другие вампиры, меня не интересовало, это было самым последним, что я хотел бы знать. У кого спросить совета? Мой верный друг Тибальд первым бросится на меня с топором. Если бы он мог убить меня, я бы с радостью вышел ему навстречу.

   Мне не хотелось уходить, и я решил остаться до утра. Я лежал на постели и смотрел в потолок. Часы пробили без четверти двенадцать. Ко всему прочему вампирскому набору мне досталась и бессонница, и как я ни старался, уснуть не мог ни днем ни ночью.

      Я думал о своей дальнейшей жизни. Мне было бы немного легче, имей я возможность остаться дома. Пусть тайно, но мне не нужно будет скитаться по незнакомым местам, а охотиться я могу и в своих лесах, благо зверя у нас достаточно. Горькая обида невыплаканными слезами сдавила горло, быть дома и не иметь дома. Изгой, вынужденный мыкаться по свету. Несколько месяцев провести в одиночестве, бояться самого себя, ненавидеть лютой ненавистью злосчастную Дженессу Мур. Проклясть весь мир и опустошенным, затерянным в бесконечном океане душевной боли изломанной щепкой прибиться к родному порогу. Имел ли я право на сочувствие, на понимание? Может ли уродец, вроде меня, иметь право на жизнь среди людей?  Какими словами можно выразить горечь потери, постигшей меня? Иметь счастливый дом, любящих родителей, найти любовь, жить надеждами и потерять все в одночасье  – есть ли горше участь, чем моя?

    Я никогда не был трусом и всегда мог постоять за себя – немногие рисковали затеять ссору со мной. Но сейчас я смертельно боялся. Боялся одиночества, неопределенности, боялся снова оказаться на улице. Самые что ни на есть человеческие страхи. Обидным было и то, что мои чувства, жизненные принципы, привязанности и даже привычки остались прежними. Я скучал по родителям, сестрам, брату. Я любил Диану, и моя любовь к ней только усиливалась со временем, не теряя остроты желания видеть ее, прикасаться к ней. Я так же, как прежде терял голову, думая о ней. Зная, что теперь лишился ее навсегда, я мучился ревностью к ее будущему избраннику и тосковал.

     Поддавшись острому желанию,  в полночь я решился пройтись по дому.  Мне очень хотелось вдохнуть родные запахи, ощутить тепло и привычный уют. Тихо, как тень, я выскользнул из комнаты. Подойдя к комнате Николь, прислушался – тишина, уже уехала в школу: ей учиться еще два года. Рауль тоже, наверное, уже в Версале, при дворе короля. Прокравшись на половину родителей, я услышал тихое потрескивание поленьев в камине, дыхание, и биение двух сердец. Горькие мысли матушки, оплакивающей меня, и размышления отца о продолжении моих поисков. Запах, исходивший от них, заставил напрячься мои мышцы, но мне, хотя и с трудом, все же  удалось усмирить  свое желание, и теплая волна нежности и любви захлестнула сердце. Я стоял в темном коридоре, прислонившись спиной к стене, и плакал сухими глазами, без слез.

    Остаток ночи я провел в библиотеке, сидя у камина, который никогда не угасал. Теперь я был по-своему счастлив, обретя, наконец, приют. То, что мне удалось проигнорировать близость родных и не тронуть их, вселяло надежду на будущее. Хоть что-то определялось в моей жизни. На рассвете я пробрался в башню, стоящую над пропастью в океан и соединенную с замком крытым переходом. Лестница, которая вела в помещение под самой ее крышей, прогнила со временем, но ее не ремонтировали за ненадобностью, и я мог не опасаться непрошеных гостей. Заброшенная и пыльная с узкими прорезями окон – бойниц, комната, бывшая когда-то  сторожевым постом, теперь должна стать моим дневным убежищем.  Возможно, со временем я смогу устроиться в ней с большим уютом. Весь день я наблюдал за тем, что происходило в замке, любовался бескрайними просторами океана, открывавшимися передо мной. Поздно вечером вернулся в библиотеку. Теперь я мог читать ночи напролет( раньше мне всегда не хватало времени на это занятие).

  Жизнь входила в какое-то определенное русло, как-то налаживалась.

     Я проводил все ночи в библиотеке и только перед рассветом поднимался в свою комнату, чтобы немного почитать в постели. Я не мог отказать себе в этом, потому что так я чувствовал себя человеком. Однажды я наткнулся на старинные рукописи, относящиеся к временам моего предка, начавшего строительство нашего замка более 500 лет назад, Тьёдвальда Темного. Чертежи на старинных свитках, хозяйственные отчеты управляющего и тому подобные документы лежали в простом деревянном и ящике, задвинутом в дальний угол. Среди этих бумаг была одна карта, которая привлекла мое внимание. Совершенно неприметная рукопись, полустертая, больше похожая на примитивный чертеж, видимо, поэтому не привлекшая к себе ничьего внимания. Но, осмотрев ее (только моим острым зрением можно было разобрать начертанное в ней), я сразу понял, что это уникальный документ.  В нем были обозначены тайные входы в поземные тоннели, высеченные в скале под замком. У нас был один подземный ход, он выводил в лес и к морю. Но это было совсем другое подземелье!

    Перед тем как проснуться слугам, я спустился в кухню и, пройдя мимо огромного очага, открыл массивную деревянную дверь, ведущую  в хранилище вин, которое находилось в подвале под кухней. Не зажигая сечей, прошел вдоль огромных бочек с молодым вином, покоящихся на каменных ложах. Свернув в сторону, подошел к двери, запертой на огромный замок. Взял скобу, прибитую старинными заржавевшими гвоздями, и, легонько потянув на себя, оторвал ее. «Надеюсь, днем никому не придет в голову заглянуть сюда» – промелькнуло в моей голове. За дверями было еще одно помещение, в котором хранилась коллекция старинных вин и коньяков, а также спиртные напитки, доставленные из других стран и бывшие предметом гордости отца.

     Я прошел в самый дальний угол, туда, где в скале была высечена ниша с каменными полками, на которых стояли запыленные маленькие бочонки с драгоценными редчайшими напитками, и нажал на неприметный рычажок в виде каменного выступа. Ниша с глухим скрипом подалась  вперед и сторону, открывая неширокий вход в подземелье. Юркнув в него, я закрыл вход, нажав на такой же рычаг с внутренней стороны, и огляделся. Тоннель уходил  вниз крутыми ступенями, высеченными в скале. Стены с грубыми выступами, покрытые густой паутиной, свисавшей ажурной бахромой, сходились над головой в округлый свод. Воздух, застоявшийся и густой, пах плесенью. Осторожно ступая, я стал спускаться вниз. Пройдя довольно большое расстояние, я вышел в  небольшую пещеру, от которой отходили еще четыре хода. Внимательно приглядевшись, я увидел то, что искал: на стене возле каждого входа стоял знак. Возле правого – изображение дракона с саблей во рту. Судя по карте, он вел к выходу, открывавшему доступ к морю. Я пошел по нему.

     Тоннель полого спускался вниз. Вскоре воздух посвежел, в нем стал явно ощущаться запах моря. Повернув за некрутой поворот, я увидел слабый свет и вскоре стоял на площадке. Чуть ниже плескались волны. С океана узкий лаз увидеть невозможно, так как его прикрывал широкий уступ. Сейчас, во время прилива, вода стояла на уровне «высокой» воды, видимо, это позволяло лодкам подойти вплотную к скале и разгрузиться. Да, легенды о моем предке-пирате явно подтверждались: старик был, бесспорно, не промах! 

     Вернувшись в пещеру, я вошел во второй тоннель, у входа в который дракон лежал, положив голову на лапы. Пройдя совсем немного, я увидел два помещения напротив друг друга. Вход в каждый из них перекрывали железные решетки, а к стенам крепились … оковы! Он что, держал пленников?! Озадаченный этим открытием, я пошел дальше в глубь тоннеля. Он заканчивался большой круглой пещерой. Из стен, покрытых плесенью и густой паутиной, в железных кольцах торчали истлевшие от времени факелы. На полу валялись остатки каких-то досок, при прикосновении рассыпавшихся в прах. Посредине пещеры высился узкий каменный стол, возле которого стояли грубые деревянные колоды, служившие, судя по всему, стульями. Скорее всего, пещера служила складом.

     У входа в третий тоннель – изображение дракона, обернувшегося вокруг дерева и держащего в пасти ветку. Этот тоннель вел на поверхность, и выход из него находился в ближайшем лесу. Я быстро пробежал до его конца. Нашел вход в подземелье почти полностью заваленным, заросшим травой и кустарником. Не расчищая его, я выглянул в узкую щель и запомнил ориентиры.

    У четвертого входа дракон стоял на задних лапах и держал свиток, прикрывшись хвостом, как зонтом. «Предок был с юмором – устроил картинную галерею!» – ухмыльнулся я. Этот тоннель был самым загадочным. Он имел природный шурф, уходящий отвесно вниз и заполненный морской водой.

     Я подошел к шурфу, как раз когда начался отлив, и, вода, кружась стремительным водоворотом, уходила вниз.  Океан дышал приливами и отливами, каждые 6 часов меняя свой уровень. Во время отлива он в кипении вод оставлял за собой обнаженные острова, дно, украшенное, как драгоценностями морскими звездами, водорослями и ракушками, образовывая под скалами широкий пляж. Во время прилива его стремительный подъем догонял всякого, кто замешкается, и беднягу ждала неминуемая гибель.

  Не раздумывая, я бросился в воду. Обходиться долгое время без воздуха было непривычно. Мое зрение нисколько не ухудшилось в воде, и я внимательно осматривал стены, стараясь понять, зачем понадобилось пробивать ход к этому шурфу.  Немного погодя, я нашел ответ: в стене зиял широкий лаз. Ухватившись руками за его край, я втянулся в него, борясь с бешеным течением. От входа вверх шли ступени, вырубленные в естественном тоннеле, вода неглубоким ручьем стекала по ним. Поднимаясь все выше, я попал в грот и остановился, изумленный.

     Стены этого естественного грота были увешаны старинными драгоценными коврами и гобеленами, узкие щели пропускали неверный свет. Каменные полки и ниши, высеченные в скале,  были уставлены драгоценными вазами, изящной золотой и серебряной посудой. Посреди грота стояла массивная мебель времен Роллана Нормандского, пол устилали истлевшие восточные циновки. На одном из столов я заметил ларец, привлекший мое внимание искуснейшей работой. Приподняв крышку, я увидел свитки старинных пергаментов, золотые монеты и горсть драгоценных камней изумительной красоты и размера. Полюбовавшись на камни, я стал рассматривать свитки: в них говорилось о походах моего прапрадеда. Записи не были ностальгическими воспоминаниями – скорее памятками и отчетами. В них содержались сведения о пиратских походах его молодости и военных набегах с дружинами Ролана: сколько прибыли было получено от того или иного похода, где и как были спрятаны сокровища.

    Я читал, и невольно, то ужасался жестокости того времени, то удивлялся несомненному благородству некоторых поступков Тьёдвальда и его соратников. Пиратское прошлое, возможно, не позволяло деду полностью довериться своим домочадцам, и он устроил себе тайник, где мог время от времени уединиться и предаться воспоминаниям,  спрятать часть своих богатств. В одном из свитков я прочел о шхуне, затонувшей во время шторма у фьордов скандинавского полуострова. На ней, судя по описаниям  Тьёдвальда, находился  огромный клад.

    Долго, до позднего вечера, я провел в тайнике своего самого загадочного из предков, читая и пытаясь представить его приключения, его заботы и чаяния. И постепенно стал приходить к мысли, что мы с ним чем-то похожи. Мы оба, как неприкаянные, не имели цели и будущего. Он, ожидая смерти в каждом бою, не заглядывал далеко вперед. Я же вообще не мог представить своего сколько-нибудь ближайшего будущего. Но в конце концов, пройдя долгий путь, он все же нашел свое пристанище, возможно, и мне найдется место в этом жестоком и несправедливом мире.

    С трудом протиснувшись сквозь узкий проем в скале, заменяющий окно, и цепляясь за выступы, со скоростью бегущей лани я вскарабкался на верх утеса. Нырнув в заросли вереска, отправился в лес на охоту. Лесные запахи приятно радовали меня. Проведя весь день в каменном мешке, мне хотелось насладиться чистым воздухом и размять затекшие мышцы. Легкой рысью я бежал по лесу, прислушиваясь и принюхиваясь к окружающим меня звукам и запахам, стараясь найти добычу. Наконец, в самой глуши я почуял стадо лосей и направился в ту сторону.                                                                                        

Глава 3

     Вернувшись к себе глубокой ночью, предварительно заглянув в подвал и починив замок, я почуял свежий запах человека. В комнате кто-то побывал и совсем недавно! Внимательно оглядевшись и ничего странного не увидев, я успокоился. Возможно, заходил кто-то из слуг. В эту ночь я остался в комнате и не пошел в библиотеку.  Следующей ночью, я ощутил тот же запах в библиотеке, он был тоже совсем свежим. Это меня насторожило, но застать меня  врасплох не удастся никому, и я решил не уходить, но тем не менее быть  начеку.

   Однажды, придя к себе, я увидел на постели лист бумаги. Развернув его, я прочел: «Прошу вас поговорить со мной, клянусь, что о нашей встрече никто не узнает». Что это может означать? Кто-то узнал мою тайну, и чем это может мне грозить? Подумав немного, я решил остаться в своей комнате и выяснить все до конца. Я принял решение: послушаю мысли того, кто придет, и, если мне грозит опасность, уйду через окно. Если меня разоблачили, мне придется переселиться в катакомбы Тьёдвальда.

   Глубокой ночью послышались шаги. Человек был один и думал лишь о том, чтобы выяснить, кто я. В его мыслях ясно читалась тревога, он не мог понять моих мотивов: если я злодей или грабитель, то почему так долго нахожусь в замке, ничего не взяв. Если я пропавший молодой сеньор, то почему не показываюсь родителям, сходящим с ума от тревоги.

   Тибо! Конечно, Тибо! Кто еще мог так рассуждать? Другой на его месте уже давно побежал бы с докладом к отцу, а ему непременно нужно все выяснить самому, прежде чем тревожить господина!  Я решил остаться, и будь что будет! Хоть кто-то будет знать обо мне! Если он сможет пересилить страх и выслушает меня, то, может быть, отговорит отца от дальнейших поисков.  Как знать, возможно, он и маму уверит в том, что я погиб, и она, погоревав, успокоится: это все же лучше, чем ждать всю жизнь и терзаться неизвестностью.

    Тибальд, негромко постучав, сразу открыл дверь, приготовившись к атаке непонятного ему незнакомца.

  - Входи, Тибо, – тихо сказал я.

   И мы одновременно вздрогнули. Он – от того, что не узнал меня и не ожидал, что незнакомец знает его имя. Я – от того, что впервые слышу свой изменившийся голос. За все время, с часа своего перевоплощения, я заговорил  в первый раз. Мой голос мягким, бархатным баритоном звучал, успокаивая и завораживая. Он послушно вошел, держа в руках небольшую свечу и закрыл за собой дверь. В его голове метались мысли от подсознательного ужаса, который я ему внушал. Я вспомнил свой страх, который побудил меня открыть глаза перед тем, как впасть в бездонную тьму, тогда, в парке, несколько месяцев назад!

    У меня же его близкое присутствие, да еще в ограниченном помещении, вызвало сильнейшую жажду крови. Немыслимым усилием воли, ухватившись за спинку стула и загородившись им, словно эта преграда могла помочь, я замер в дальнем и темном углу комнаты. Мысли путались, во рту появился горький привкус ядовитой слюны, мышцы напряглись, готовые к атаке. В голове проносились заманчивые картины убийства и наслаждения от выпитой крови. Я застонал от бессилия.

     Тибальд, словно почувствовав мою борьбу, отошел на предельное расстояние и, прижавшись спиной к стене, спросил:

    - Кто вы? И почему таитесь?

    - Ты не узнал меня, Тибо?  Я твой пропавший господин. Мне необходимо рассказать тебе все, что со мной произошло. Прошу, выслушай до конца, а потом решишь, что делать.

    Сомнение и страх не давали ему сосредоточиться: мы оба были заложниками моей новой ипостаси. Не знаю, смог бы я выдержать эту пытку, не реши он остаться и выслушать меня. Следя за его терзаниями, я отвлекался от своих. Медленно и осмотрительно я передвинулся и встал перед открытым окном, ветерок, дующий в спину, облегчил мучения. Моего лица не было видно. Тибо, сомневаясь и ожидая подвоха, все же решил меня выслушать. Прежде чем он высказал согласие, я  сказал:

  - Спасибо, ты всегда был разумнее и выдержаннее меня. Надеюсь, что это качество поможет нам обоим, – и я начал свой рассказ. Я поведал ему все, начиная с нашей последней встречи, когда я сообщил ему о свидании, назначенном мне Дианой.

    Он слушал меня с нарастающим ужасом и изумлением. Он мне верил, потому что легенды и предания, рассказываемые по вечерам на посиделках слуг, всегда изобиловали  ведьмами, гномами и чудовищами, такими как вампиры. Инкуб – вампир-искуситель, по-французски фоллет, истязающий женщин по ночам и затем выпивающий всю кровь своей жертвы. Ожившие трупы, пожирающие маленьких детей, и «ночные охотники» за припозднившимися путниками.

    Слушая, Тибо терялся в сомнениях: все, что он знал о вампирах, говорило об их звериной и неуправляемой жестокости, но вот я стою перед ним и спокойно разговариваю, не пытаясь его растерзать. Постепенно страх ушел, он перестал бояться, а я видел пережитое мною через призму его мыслей и впечатлений. Он понимал, чем грозит мне разоблачение – инквизиция, и осознавал всю меру моего доверия к нему!

     Глубокое сочувствие, сострадание и понимание читал я в его мыслях. И по мере того как  мой рассказ подходил концу, он принимал решение, не только обрадовавшее меня, но и потрясшее до глубины души: Тибо решил сохранить в тайне мое пребывание в замке, служить мне и следовать за мной, куда бы я ни пошел, быть как прежде моим верным и преданным другом!

    - Я надеялся на то, что ты поймешь меня, Тибо, ты мне всегда был надежным другом и мудрым советчиком. Что же теперь мне делать?

    - Не знаю, мой господин, пусть пока все останется как есть, а потом будет видно.

   - Тибальд, прошу тебя, не зови меня больше господином, какой я, к черту, господин. В таком-то состоянии. Настоящий монстр.

   - Не говорите глупостей, монстр меня давно бы съел!

   - Ты думаешь, мне этого не хочется?

    Он замер, а потом, рассмеявшись, сказал:

  - Верю, но еще больше верю в вас. Вы не сможете убить! Для этого вы всегда были чересчур милосердны. За это я и люблю вас, ваша милость. И он, поддавшись порыву, шагнул в мою сторону.

   - Стой! – я в страхе отпрянул от него, – мне на самом деле … очень трудно держать себя в руках.

   - Хорошо, хорошо, я стою, – быстро проговорил Тибо и сел на пол в своем углу. В его мыслях была твердая вера в меня, в то, что со временем все наладится. И я, облегченно вздохнув, расслабился.

    - Расскажи мне, что было утром, когда поняли, что меня нет, – попросил я его.

     Тибо задумался, вспоминая, какой переполох начался в замке и его округе. Как метались родители и родные в поисках меня. Он рассказывал, а я все это переживал, видя в его мыслях картины горя и паники. И снова горечь и гнев огненным обручем сдавили грудь.

    - Никогда не прощу  Дженессе Мур того, что она сделала со мной, и, если мы действительно когда-нибудь встретимся – я убью ее! – воскликнул я горестно.

    - Я помогу вам – проговорил Тибо

   - Тебе пора идти, Тибо – сказал я, когда мы, поговорив еще немного, замолчали, – тебе нужно поспать. И помолчав,  шепотом спросил то, что он ждал от меня:

 – Диана, как она? Ты что-нибудь знаешь о ней?

    Облегченно вздохнув, он ответил:

 – Я уж было подумал, что вы никогда не решитесь спросить о ней. Ей очень плохо, господин Мишель, она слегла и долго ни с кем не говорила, она и сейчас плоха. Ее пытались лечить, но доктора не знают лекарств от любви, говорят, меланхолия, со временем должна пройти. Я думаю, что вам следует поговорить с ней.

    - Она не уехала в Квебек?

   - Нет, у маркиза еще много дел здесь в Старом Свете, а одну ее отправлять нельзя.

    - Но я не могу, Тибальд, подвергать ее такой опасности, ты даже не представляешь, каких усилий мне стоит сдерживать себя!

    - Мы подумаем над этим, и уверен, что найдем способ помочь ей, – ответил он, – нельзя, чтобы еще и она пострадала по вине того чудовища, превратившего вашу жизнь в ад. Она очень хорошая и будет несправедливо оставлять ее страдающей по вам.

 Тибо ушел, а я, оставшись один, вспоминал свое свидание с Дианой, перебирая в памяти все до мельчайших подробностей. Сердце вновь наполнилось невыразимой тоской и любовью. Никогда мне не забыть ее, никогда ни одна женщина не заменит мне ее. Хотя я не знал, может ли вообще хоть какая-то из женщин интересовать вампира, кроме гастрономического интереса, разумеется.

     Днем, я по обыкновению отсиживался в башне. Тибо несколько раз внимательно смотрел в ее сторону, когда поблизости никого не было, а я благодарно махал ему рукой. Поздно вечером он пришел ко мне с двумя  бутылками  сидра и любимым мною камамбером. Я озадаченно посмотрел на него, за все это время я как-то не задумывался о том, могу ли я есть обычную пищу, мне этого просто не хотелось.

     На этот раз, не прячась в тени, я зажег свечу. Тибальд с интересом посмотрел на меня:

     - Вы остались почти таким же, как раньше, только глаза...

    - Как у дьявола, – подсказал я.

     Он помолчал, а затем продолжил:

    - Вы бледнее, чем обычно, но красивы, как ангел.

    - Ангел смерти, хотел ты сказать?

   - Может быть, только вот бы обрадовалась какая-нибудь старая карга, доведись ей умереть в ваших объятиях! –  усмехнулся он.

     Мы уселись, каждый в своем углу. Мне было легко с Тибо, потому что он не говорил того, чего не хотел сказать, и его мысли ненамного опережали слова. Тяга к его крови еще мучила меня, но уже намного меньше, не знаю почему, возможно, потому, что я не думал о нем, как о пище.

    - Как ты узнал, что в замке кто-то есть? – спросил я  его.

    -Собаки, сударь.

   - Собаки?!

     - Да, они не хотят идти в дом, вы же знаете, раньше они никогда не оставались на псарне – Энди, Титёф и Свити –  любимцы маркиза всегда были в большом зале. А сейчас из дома несутся, как будто кто под хвост горящего угля насыпал. И слуги стали поговаривать, что творится неладное: вещи не на местах, стулья сдвинуты. Они вас за призрак принимают, в доме спать боятся.

    Я откупорил бутылку и понюхал: игристый некрепкий сидр пах целым букетом тончайших оттенков – острый, яблочный, непохожий на запах, к которому я привык. Осторожно отпив небольшой глоток, покатал его во рту: вкус, приумноженный во много раз моим усиленным восприятием, был превосходен. Тибо наблюдал за мной. Но когда я попробовал сыр, он оказался похожим на что-то омерзительное до тошноты и совсем несъедобное. Понятно – пить можно, есть противно.

    Тибо усмехнулся:

   - И то ладно, выпивка она того, располагает, –  и отхлебнув добрый глоток, откинулся к стене.

    -  В среду мессир де Морель отправляется  в поместье Пти Дюбуа, к  маркизу де Бонне. Может, мне поехать с ним и попробовать договориться о вашей встрече с мадемуазель Дианой?

    - Хорошо, поезжай. Ты по-прежнему считаешь, что я сам должен поговорить с нею? Может, будет лучше тебе все объяснить и не подвергать ее опасности?

   - Она не поверит мне.

 Да, пожалуй, он прав. Мне и самому смертельно хотелось  хотя бы издали посмотреть на Диану.

  - Где находится поместье ее отца?

 Тибо объяснил, как добраться до Пти Дюбуа, а потом спросил:

   - Как же вы доберетесь? Кони боятся вас.

   - Я бегаю быстрее лошадей, – ответил я.

    - Удобно, – кивнул он.

    - Да, но невыгодно.

   - Почему?

 - Обувь стирается быстро.

 - Бегайте босиком, – пожал плечами Тибальд.

    «И как я сам не догадался?»  Усмехнулся я про себя. А потом спросил:

  - Тибальд, ты любил когда-нибудь?

    Он понял, о чем я. Опустив голову и помолчав, ответил:

    - Я и сейчас люблю. Помните, когда вы уехали в школу гардемаринов, я ездил домой? Вот тогда-то я и встретил свою Ариетту. К сожалению, она приходится мне троюродной сестрой. Хотя такие браки и разрешены, ее отец и слышать не хотел обо мне. Скорей всего, родство здесь не причем, просто у него были другие планы, – он помолчал. В его голове проносились воспоминания. А затем, встряхнув головой и улыбнувшись, сказал:

  - На свадьбе, я отвел ее жениха в сторону и шепнул:

 - Если она будет несчастна, я оскоплю тебя! – судя по всему, он мне поверил.

 - Мне жаль, – прошептал я.

    Тибальда в десятилетнем возрасте отец привез из Парижа. Будучи сыном не очень богатого, но весьма  многодетного буржуа, Тибо не мог надеяться на хорошее наследство. Отец нуждался в помощнике, и за оговоренную плату мальчика отдали ему в услужение. В тот же год родился Рауль, и Тибо, со временем, стал его товарищем по играм. Отцу нравился смышленый и расторопный паренек, он решил оставить его в качестве друга для своего сына. Но Тибальд, гордый от природы, не хотел быть нахлебником и по-прежнему помогал отцу. Вместе с Раулем он учился всему, чему учили того наставники, и в духе соревнования, подгонял Рауля в учебе и во всех упражнениях по верховой езде, фехтованию и другим необходимым молодым дворянам навыкам. Когда же появился я, Тибальд, уже многое умевший к тому времени, стал моим наставником и другом.


 ***

     Я ждал Тибо на лесной поляне, зарывшись в стог сена, заготовленного кем-то из крестьян. Неподалеку пролегала  дорога, ведущая в поместье Пти Дюбуа. Снег шел всю ночь и толстым слоем укрыл лес. Сильный ветер, дующий с океана, гнал поземку. Хотя мне не было холодно, все же было неуютно. Полгода прошло с момента моего перевоплощения, а я все никак не мог свыкнуться со своими способностями. 

    Тибо должен прийти к вечеру, и я, лежа в сене, думал о возможных последствиях нашего решения. Чем грозит Диане мой визит? И состоится ли он вообще?  Согласится ли она принять меня тайно?  Множество вопросов беспокоило меня. Теперь, живя в доме, где все пропитано запахами людей, я с уверенностью могу сказать, что научился контролировать себя. Меня теперь не мучила жажда в той, устрашающей как прежде, силе. Я просто все время испытывал ее. Постоянно подавляя тягу к человеческой крови, я научился не замечать ее, как не замечают боли в суставах, зная, что от нее нет спасения.

    Но, меня волновало другое: причинив Диане столько страданий, могу ли я приблизиться к ней? Имею ли я право на это? Может, наша встреча вскроет ее зажившие раны. Мучимый сомнениями, я не находил ответа до самого вечера.

    Наконец, послышался стук копыт по замерзшей земле, и Тибо, спешившись у дороги, чтобы не пугать лошадь, подошел ко мне.

     - Ну, что?! Как Диана?! Ты видел ее?! Как она восприняла мою просьбу о встрече?! – забросал я его вопросами, потому что не мог найти ответа в его мыслях – он думал только о кружке сидра и замерзших ногах.

    - Не знаю, как насчет вашего вида и, прости Господи, еды, но характер остался прежним. Дайте передохнуть, сударь, – проворчал Тибо. Неторопливо устроившись на заснеженном боку стога, он долго сморкался в большой носовой платок.

   От нетерпения я был готов покусать своего неторопливого друга, из груди поднялся утробный рык, глухим эхом пронесшийся над лесом. Лошадь, привязанная к дереву на другом конце поляны и скрытая небольшой группой деревьев, в испуге шарахнулась в сторону. Тибо испуганно вскочил на ноги и, оглядываясь, торопливо крестился, шепча молитву.

    - Ну?! … – грозно спросил я.

     Все еще косясь на меня, и молясь в мыслях, Тибо осторожно присел на край стога:

     - Вы, это, не надо так. Не сердитесь. А то, чего доброго, и до греха не долго.

     - Ну? …. – опять переспросил я.

    - Ладно, ладно. Видел я мадемуазель Диану. Вид, надо вам сказать, совсем печальный. Похудела бедняжка, осунулась, хорошо хоть есть начала, но все больше в своей комнате сидит и молится. Я через горничную попросил о встрече. Она приняла меня сразу, маркиз де Бонне был занят с вашим отцом, вот и не помешал нам никто. Я ей осторожно намекнул, что, мол, вести кое-какие имею о вас. Она сразу встрепенулась, глаза загорелись, даже порозовела, бедняжка. А я и говорю, что вы живы, но немного не такие, как раньше, болели, и болезнь вас изменила.

    -  Он что, оспой болел, и теперь не хорош собой? – спросила она меня.

   - Нет, – говорю, – хорош, еще как, да только видеть вас опасается.

    - Почему? – спросила она.

   - Сложно объяснить, – говорю, – вот бы вам с ним повстречаться да и поговорить обо всем. Только о том, что он здесь, никто, даже маркиз де Морель не знает. Тайно он здесь. Болезнь-то не заразна, но он никого, кроме вас, видеть не может.

    Она задумалась о чем-то, а потом и говорит:

   - Хорошо, пусть приходит. Я буду ждать его в гостиной, ночью, в час.             

   - Нет, – говорю, – в гостиной нельзя, лучше в вашей комнате, простите за дерзость. – Она опять согласилась, сразу, не подумав даже, храни ее Господь, только сказала, что в ее комнату трудно пройти незаметно.

   - И не надо, – говорю, – он через окно, того, прошмыгнет.

   -  Но моя комната на третьем этаже, как же он поднимется? – забеспокоилась она.

  - Неважно, он у нас ловкий. Только, как я выйду, платком махните, чтобы я знал, где ваше окно, да на ночь не запирайте. – На том и порешили.

   Я бродил вдоль кромки леса, прилегающего к поместью Пти Дюбуа. Волнуясь, вглядывался в окна, стараясь хотя  бы мельком увидеть Диану. Наконец подошел назначенный час, и я пробрался к замку, стоявшему в глубине большого парка.

   Перед тем, как взобраться к ее окну, я прислонился лбом к стене и долго стоял, пытаясь успокоиться и унять гулко ухающее сердце. Волнение, до дрожи в руках, не отпускало меня. Диана там, за окном, ждет меня. В одно мгновение я вскарабкался по стене и прильнул к стеклу. В комнате было темно, Диана не зажгла свечей. Сидя на стуле у тлеющего камина, она прислушивалась к шорохам за окном, пытаясь понять, каким образом я проникну в ее комнату. Ее были мысли полны нежности и любви. Она волновалась так же, как и я. 

    Тихонько приоткрыв окно, я невольно вдохнул запах комнаты. Огонь, ударивший меня, сшиб со стены! Скользя по ней, я упал в снег, оглушенный. Диана, ее запах! Это было не только желание крови! Это было еще и непреодолимое желание тела!! Я сел, с трудом сдерживаясь, шатаясь, как пьяный, ничего не соображая. Что еще за напасть? Чего, чего, но об этой стороне свидания я даже мысли не допускал! Так в чем же дело?

      И память услужливо предоставила ответ – ИНКУБ!!!

     Судьба еще раз дала мне пощечину! Хранивший себя для любимой, не позволяющий себе отношений свободных, принятых в наш распущенный век, я стал ночным кошмаром – развратным фоллетом!

 Я сидел на снегу, и горький смех рвался из моей груди, разрывая сердце. Я тряс головой, сдерживая нервный хохот. Нужно успокоиться. Наконец, помня, что у меня лишь сегодня есть шанс поговорить с Дианой, я, стиснув зубы, осторожно стал подниматься к ее окну. Диана по-прежнему сидела, напряженно глядя в камин, она ничего не заметила.

     Открыв окно, я бесшумно скользнул в комнату. Ветерок от открывшегося окна достиг Дианы, но она, стиснув руки, не повернулась ко мне, боясь встретиться со мной взглядом. Я стоял у окна и молчал. Буря, бушевавшая во мне, не позволяла даже шелохнуться. Я боялся себя так, что даже не мог прочесть мысли Дианы. Я просто сгорал от тяги к ее телу, от желания, никогда не изведанного мной. Я не был готов говорить о чем-либо и был благодарен  Диане за молчание.

    - Вы пришли поговорить со мной, почему же вы молчите? – прошептала она в конце концов, не дождавшись, когда я заговорю сам.

    - Диана, – прошептал я, – прошу вас, выслушайте меня. Со мной произошло несчастье, но я люблю вас по-прежнему, и даже сильней! Клятва, данная вам, никогда не будет нарушена мной! Но вы, … можете быть свободны от клятвы, данной мне. Я пришел, чтобы сказать вам об этом. Прошу вас, забудьте меня, будьте счастливы. Хотя бы вы!

   Я замолчал. Слова душили меня.

    Она поднялась со стула и подошла ко мне. Я окаменел! Еще один ее шаг, … и все! Я не выдержу! Я не смотрел на нее, боясь, что испугаю ее цветом своих глаз. Ее запах дурманил, сводя с ума.

    - Мишель, – позвала она и… сделала этот шаг! Борясь сам с собой, я, чтобы не случилось беды, рухнул перед ней на колени, и, опустив голову, схватив ее за платье, удерживал на расстоянии вытянутых рук.

   - Мишель, – повторила она, – прошу вас, расскажите мне все, умоляю. Я пойму и не брошу вас. Я так люблю вас, что мне ничего не страшно. Разве не такую клятву дают супруги в церкви? Я готова идти за вами, куда бы вы ни пошли, готова разделить с вами вашу судьбу до конца. Молю вас, не покидайте меня, я просто умру без вас.

     Понимая, что, не открыв ей всей правды, я не смогу переубедить ее, и не видя другого выхода, я, сжав зубы, начал во второй раз свою исповедь.

     Я рассказывал, а во мне бушевал ураган страсти и борьба с этой страстью! Две стихии, схватившись, ни на один миг не оставляли меня! Как в жерле вулкана плавился я от близости Дианы; разум, как ледяной ливень, топил мою страсть! Невыразимой мукой отдавалась эта битва в моей душе и теле, требуя подчинения. Победителя не было, истощив друг друга, они усмирились. Я понял, что отныне разум сможет держать в оковах сущность инкуба, но и он никогда не даст разуму поблажки, стараясь вырваться на свободу.

 Теперь я мог следить за ходом мыслей Дианы. То, что я увидел в них, не обрадовало меня: она по-прежнему с любовью и нежностью относилась ко мне. Я, похоже, боялся себя больше, чем Тибо и Диана. Может, это потому, что они не видят всего, что творится у меня в душе, с каким монстром мне приходится сражаться внутри себя, не знали всей гнусной, отвратительной сущности, завладевшей мной. Диана, по-прежнему любящая и верящая мне, покорно стояла и слушала, готовая оправдать любое мое преступление. Я не мог с этим смириться.

    - Диана, неужели вы не понимаете, что все это значит? Я порождение дьявола! Моя душа на веки погублена. Проклята! Вы даже не можете представить, какие чудовищные помыслы владеют мной в этот момент! Какой невыносимой физической муки мне стоит находиться рядом с вами и не причинить вам вред! – воскликнул я в отчаянии.

   - Вы страдаете? – она посмотрела на меня, удивленная тем, что я страдаю от ее близости, не поняв причины моего страдания.

     В ответ я поднял на нее свой взгляд. Увидев мои глаза, она тихо охнула и упала на мои руки. Я осторожно положил ее на кровать и, сев рядом, прижал ее ладонь к губам. Огонь ее запаха сжигал меня, но зная, что это последний раз, когда я смогу прикоснуться к ней, терпел, благодарный Богу за этот миг. Она медленно открыла глаза. Я, отпрянув, отпустил руку.

   Не глядя на меня, Диана прошептала:

 - Я не думала, что это так страшно, но в ваших  глазах столько тьмы. Все эти легенды, … значит, вы никогда не сможете стать прежним? Не могу поверить, что ваша душа проклята, это неправильно, … и так несправедливо. Я буду молить Всевышнего помиловать вас. Я буду молиться о вас, и Он сжалится, Он не оставит вас, – ее голос звучал все тише и тише.

    - Диана, нет! – вскричал я в отчаянии, – только не это!

   Но ее мысли были уже не здесь. В одно мгновение Диана приняла решение. Потрясенная моим отчаянием, увидев в моих глазах бесовскую тьму, решила, что только она, невинная и любящая, способна спасти мою душу, похищенную и растленную демоном. Она решила уйти в монастырь и вымолить у Господа спасение моей души.

     Все, что угодно, только не это я мог ожидать от сегодняшней встречи! Все, что угодно, только не это я мог принять от Дианы! Ее страх, презрение, даже ее отчаянную безоглядную любовь! Пусть! Со временем, не видя меня, все эти чувства прошли бы, стерлись, и она бы жила дальше, иногда вспоминая меня с грустью или омерзением. Но я не мог принять этой жертвы! Ни за что на свете! Я не мог допустить, чтобы и она погибла от рук проклятой Дженессы Мур!

     - Диана, послушай меня, – я схватил ее за руки и вынудил встать. Взяв ее лицо в ладони, заставил посмотреть себе в лицо, – ты не поступишь так со мной! Я один, понимаешь, один, должен за это платить, пусть своей душой, жизнью, страданием, но это мой путь! Господь определил его мне! 

   - Он свел нас, значит, Он знал, что так должно быть. Ничто на земле не делается без Его ведома, тебе суждено перенести эти страдания, а мне помочь тебе в этом, – тихо проговорила она, слезы катились по ее щекам.

   - Диана, … – заговорил я снова, но она приложила палец к моим губам, заставляя замолчать.

   - Вы больше не должны быть здесь. Идите, но никогда не забывайте меня, я буду молить о вашей душе. Прощайте, – и, потянувшись, прикоснулась губами к моему лбу.

     Я летел с такой скоростью, что деревья сплошной стеной проносились мимо меня. Мне нужна была эта скорость! Мне нужна была сила, способная раздавить меня, расплющить, растереть в порошок! Я должен был бороться с кем- то или чем-то, лишь бы выплеснуть из себя весь гнев и отчаяние! С разбегу, не останавливаясь, я бросился в бушующий океан. Отлив и сильнейший шторм утащили меня в пучину. Несколько дней я болтался в океане, то сопротивляясь огромным волнам, то подчиняясь их воле. Когда я вернулся на берег, то был уже не тот, кем был раньше. Даже превращенный, я сохранял в себе жизнелюбие. Теперь же на берег выходил опустошенный, не верящий ни во что человек. Моя любовь, бушующая, как ураган, сметая на своем пути все преграды, порывами страсти сотрясая каменные глыбы препятствий, улеглась. Теперь она ласковым штилем покоилась на ледяном ложе моей души, шепча воспоминания. Никому не удастся вновь поднять бурю страстей в моей душе. Пусть я и вампир – искуситель.

      Тибо сидел на самом краю обрыва и, ничего не говоря, подал мне бутылку кальвадос. Я выпил ее залпом, отбросил в сторону. Мысли Тибо были тихими. Беспокоившийся обо мне все эти дни, теперь он, храня молчание, радовался моему возвращению. Я был благодарен ему за это.

     - Завтра она уедет в монастырь святой Тересы ордена Кармелитов, – сказал он и, поднявшись, пошел в замок.

 Я остался. Ночью я вернулся к поместью Пти Дюбуа и, дождавшись, когда карета с Дианой промчалась по дороге, побежал следом. Проводив ее к самым монастырским воротам, я, прижавшись к древним стенам монастыря, словно стремясь раствориться в них, глухо застонал от тоски и боли. Ворота закрылись, отделяя от меня мою жизнь, смысл моего существования – Диану.


Глава 4

    Тяжелые, темные облака низким сводом давили на землю. Безветрие. Последний мартовский снегопад крупными хлопьями с тихим, неслышным человеку шорохом ложился на землю пушистым одеялом. Снег падал медленно, сплошной стеной, приглушая звуки. Мыши, бегая под снегом, переговаривались тонким писком. Лиса, выйдя из кустов, прислушивалась к их возне. Птицы, забившись от непогоды в пушистые ветки сосен, трепетом своих маленьких сердец  дополняли мелодию притихшего леса. Где-то далеко на юге волки, сбившись в стаи, играли свадьбы.

      Я медленно брел по лесу, не имея цели, просто так. В замке царил хаос. Тибо подкупил крестьян из соседней провинции. Они принесли мои вещи, в которых я был в день исчезновения, в овечьей крови и заявили, что нашли их в лесу. Слуги, теперь прочно уверовавшие, что я призрак, бродящий по замку, бегали по нему с молитвами и святой водой, особенно стараясь в моей комнате. Родные готовились к тризне. В замке было полно приглашенных и священников. В подземельях сидеть неуютно, и я бродил по лесу.

    Орден Кармелитов. Мысль о том, что Диана выбрала этот монастырь, не давала покоя. В монастыре строгий устав, обязательное постоянное соблюдение строгого поста. Аскетическая жизнь вынуждает долгое время находиться в крошечных кельях в молитвах и размышлениях. Все это может губительно сказаться на здоровье Дианы.

    Выйдя на тропу, ведущую на запад, к монастырю святой Тересы, я остановился. В вечернем воздухе чувствовался незнакомый запах. Мышцы непроизвольно напряглись, я тревожно огляделся, инстинктивно чувствуя угрозу. Запах свежий, кто-то прошел совсем недавно в сторону монастыря!

     Диана! Ей может грозить опасность!  Я вихрем бросился по следу.

    Он стоял на монастырской стене и, сложив руки на груди, смотрел на окна келий, выходящих в сторону леса. Густой снегопад и сумерки скрывали его фигуру. Темный плащ широкими складками спускался с плеч, широкополая шляпа с изящным пером и шпага на поясе – он был похож на обычного человека, но запах, … теперь я знал, как пахнет вампир. Я прислушался, стараясь уловить его мысли, но в ответ – тишина, ничего, значит, мы не слышим друг друга.

    Внезапно, он повернул голову в мою сторону, глубоко вдохнув,  принюхался и стремглав бросился вниз. На вид ему было лет тридцать, по человеческим меркам, светлые волосы, красивые благородные черты лица, глаза черные, как мои, отливали красным. Губы на бледном лице выделялись ярко-красным цветом, что придавало им необыкновенную чувственность.  Пригнувшись, он зарычал, его зубы обнажились в свирепом оскале. Я повторил его движения машинально, словно всегда знал, как это делается.  Угрожающий, низкий рык поднялся из моей груди.

   Вдруг вампир пригнулся к самой земле, оттолкнулся от нее руками и ногами и как-то неестественно, по-звериному, бросился на меня. От этого вида я замешкался, но лишь на мгновение.

 Сцепившись, нанося друг другу удары и укусы, мы закружились в страшном, смертельном танце, снова и снова бросаясь в атаку.

    Раны на его теле затягивались мгновенно, мои заметно медленней, но я не уступал ему. С дикой яростью он бился за свою территорию, я – за жизнь Дианы.

 Стремительно отскочив в сторону, он неожиданно остановился и, оглядев меня, спросил:

 - Кто ты, что тебе здесь нужно? Я охочусь в этом месте уже сотню лет, и здесь нет места для тебя.

  Я молчал, не собираясь отвечать, только угрюмо следил за ним.

 - Ты, я вижу, из новообращенных. Кто создал тебя? – опять спросил он уже вполне дружелюбно, – не нужно молчать, ты еще не приобщен, а это нужно сделать правильно, тебе нужен наставник. Видать, твой создатель об этом не побеспокоился.

  - Мне не нужна помощь, и я не собираюсь ни к чему приобщаться! Мне противна сама мысль о существовании таких уродов, как мы! И это больше не твоя территория! – прорычал я в ответ.

  - Почему? – искренне удивился он,– разве можно быть вампиром и не пить кровь людей? Не понимаю, как можно существовать на одной крови животных! – игнорируя мою враждебность, он спокойно прошел мимо меня и сел, прислонившись к стене. – Пойми, нельзя создать вампира и не нести за него ответственность, хотя бы первое время. Да и для создания должна быть веская причина, просто так это не делается.

     - Видимо, делается, – мрачно ответил я.

     - Так кто тебя создал и почему, или зачем? Это важно в первую очередь для тебя.

     - Дженесса Мур, ей просто хотелось есть, проходя мимо, она закусила мной! – со злостью съязвил я.

    - Дженни, конечно, кто же еще, – усмехнулся он, – но на этот раз, видимо, она ошиблась, – тихо добавил он.

    - Ошиблась?! – я задохнулся от возмущения, – она тоже так сказала. Погубить мою жизнь, да что мою, еще многих она ввергла в пучину горя, и все потому, что ей просто захотелось перекусить!

    - Ты не понимаешь, она суккуб, и она выпила бы тебя до капли, но потом, как бокал драгоценного вина! Но она укусила и все. А это не так просто! Вспомни свои ощущения, когда ты пьешь кровь. Разве что-то может тебя отвлечь в это время?

    Действительно, во время охоты и в минуты, когда зубы вонзаются в тело жертвы, разум покидает меня. Все растворяется в ощущении единения с жертвой. В этот момент окружающий мир исчезает, все чувства сливаются в один неимоверный поток наслаждения, и внутри моего сознания проявляется  вся сущность того животного, чью кровь я пью. И ничто не может отвлечь меня в такие минуты от жертвы, таких сил, возможно, просто не существует.

  - Как же ей это удалось? Как она смогла отпустить меня, едва прокусив шею? Зачем?!

 - Вот и я думаю – зачем? Пока не знаю, но очень хотел бы узнать.

 - Почему она сказала, что ошиблась? Что это может значить? И ты тоже так сказал.

 - У нее всегда ко всему свой подход и часто совсем непонятный – женская логика, знаешь ли, – опять усмехнулся он, увильнув от ответа. – Как тебя зовут? Я Арман.

  Поняв, что он мне пока не опасен, я сел поодаль и буркнул:

 - Мишель.

 - Когда это произошло? Как ты реагируешь на людей? – Спокойно, как  своего давнего друга, спросил он.

 - В августе и сначала было трудно, сейчас легче, – ответил я, внезапно осознав, что могу узнать у него о Дженессе Мур.

 - В августе? – удивился он, – и за это время на твоем пути не попалась ни одна из твоих женщин? Как ты терпишь?!

  Я промолчал, не намереваясь с ним откровенничать.

 - Ты знаешь, что такое инкуб? Думаю – да, – сам себе ответил он. –  Мы предпочитаем женскую кровь.  Но, суть не в том, чтобы просто насытиться, а в том, чтобы почти ожить, на недолгое время, конечно. Этим мы отличаемся от  других вампиров.

  - Разве есть еще и другие вампиры? – удивился я.

 - Да, нас несколько видов. Вампиры разумные – самый древний род, они живут обособленно в горах Индии. Это родина всех вампиров.  Дети Ракшасасома и Веталасы,  они очень могущественны, у них много способностей, недоступных другим вампирам. Потом идем мы, дети Чепиди – помощницы Кали, у нас тоже есть кое-какие способности, о них ты уже знаешь, полагаю. За нами идут простые вампиры, рожденные  Дакини  – они питаются традиционно, без особых изысков. Им все равно, кто их жертва – мужчина, женщина или ребенок. Ниже всех стоят вампиры-зомби,  это о них ходят страшные рассказы о растерзанных младенцах и вырезанных  деревнях, у них совсем слабый интеллект. Они порождение Писачас.  По поверьям, сойдясь с людьми, в основном цыганами, через сотни лет, вампиры обрели больше человеческих черт, чем наши Индийские предки и теперь могут передвигаться в дневное время. Некоторые из нас так освоились в человеческом мире, что даже могут жить среди людей.

   - Ты сказал, что мы можем ожить. Как это сделать? – продолжил я расспросы.

   -  Это не совсем то, о чем ты думаешь. Ну вот, представь: ты тайно входишь в комнату женщины, только твоей женщины, а лучше всего невинной, юной девушки.

  - Что значит только твоей женщины?

  - Мы же не можем реагировать на всех женщин одинаково. Твоя – значит, женщина, запах которой вызовет в тебе особое, непреодолимое влечение и желание, – пояснил Арман, и продолжил, – так вот, ты стоишь в ее комнате, но она не видит тебя, даже не догадывается о твоем присутствии. Ее мысли далеки от плотских утех, но вот ты показываешься ей, она трепещет от страха – в тебе пробуждается инстинкт охотника. Ее запах пьянит, кружит голову. Ты начинаешь с ней игру, полную нежности, она не в силах тебе противиться, но в ее головке все же бродят мысли о  творящемся сейчас грехе – это завораживает. Когда нежности перерастают в дальнейшие действия, она просит пощады, умоляет отпустить, но это только подстегивает, побуждая к более изощренным ласкам. И вот уже изнемогая, дрожа от немыслимых ощущений, она просит пощады, отдыха, но ты только входишь в азарт и поэтому твои нежнейшие пытки только усиливаются, принося тебе удовольствие. Когда ее силы на исходе и от немыслимых ощущений ее рассудок находится на грани безумия, она, не в силах перенести еще хоть мгновение,  просит о милости – смерти. И ты склоняешься к ее изящной шейке, находишь нить, что свяжет вас, и даришь ей последний, самый сладкий, самый упоительный поцелуй – поцелуй вампира. С каждым глотком она отдает тебе жизнь, с каждым глотком ты даришь ей смерть! Ее кровь, наполняя тебя живительным теплом, пробуждает забытые чувства, ощущения. Именно в этот момент ты почти жив, почти человек!

    Внезапно вскочив на ноги, он рванул меня за руку и помчался с такой скоростью, что мои ноги едва касались земли. Вскоре мы оказались на вечерней улице портового городка Онфлер. Перед нами стоял двухэтажный дом. На  его первом этаже располагалась таверна. Ее дверь беспрерывно открывалась, пропуская входящих и выходящих людей. Арман прошел внутрь, все еще крепко держа меня за запястье руки и, кивнув хозяину, который с поклоном бросился ему навстречу, быстро прошел к лестнице, которая вела на второй этаж. Втолкнув меня в дверь темной комнаты, вышел, не сказав ни слова.

     Я осмотрелся: богато обставленная комната освещалась горевшим камином. Посредине стояла огромная кровать под красным балдахином. Я  подошел к окну. Что все это значит? Зачем он привел меня сюда? Его рассказ не только не убедил меня, но, наоборот, только усилил мое отвращение.

    Дверь открылась – на пороге стояла молоденькая девушка, явно из борделя. Посмотрев на меня, послала многообещающую улыбку. Вампир втолкнул ее внутрь комнаты и, подойдя ко мне, сказал:

 - Стой и смотри, учись, когда захочешь, присоединяйся, я поделюсь. Он подошел к девушке и одним движением сорвал с нее одежду. Ее запах заполнил комнату, это был не просто аромат молодого тела, в нем чувствовался запах еще чего-то, неведомого мне. Он, словно туман, обволакивал, усыплял,  суля невероятные ощущения. Монстр  внутри меня встрепенулся, чувствуя жертву. Голова закружилась, унося остатки самообладания. Я желал ее! Было мучительно смотреть на ее обнаженное тело и стоять, не притронувшись к ней. Арман склонился над ней и, подхватив на руки, бросил на кровать. Она, призывно улыбнувшись, подняла руку и посмотрела мне в глаза. В них было обещание. Я, не владея собой, сделал шаг. Арман, улыбаясь, смотрел на меня. Зверь внутри меня ликовал. Все растворилось в ее благоухании, в теле, в призывной позе. Я подошел к постели и, склонившись над девушкой, прошептал:

  - Диана, желанная.

     И разум сразу пришел на помощь, все встало на свои места! Резко отпрянув от нее, я выскочил из комнаты и бросился прочь.

    Утро застало меня возле стен монастыря. Я сидел у дерева, закопавшись в снег, как в одеяло. Мысли тревожным роем клубились в голове. Теперь я не мог уйти. Арман, без сомнения, вернется. Это его монастырь, и он привык приходить сюда. Вспоминались многочисленные истории о монахинях и монахах, найденных в своих кельях бездыханными или замученными до полусмерти. Свидетельства выживших говорили о приходящих в ночи демонах, истязавших их пытками любовных утех. Мы посмеивались над ними, сочиняя небылицы и памфлеты, но все оказалось правдой. Я представил себе Диану в руках Армана и вздрогнул от отвращения и гадливости. Нет, я буду здесь сидеть хоть всю жизнь, но не подпущу его к стенам монастыря!   

     Когда солнце поднялось почти до верхушек сосен, на дороге, ведущей к монастырю, показался всадник. Он не стал стучать в ворота, а поехал вдоль стен, внимательно оглядываясь вокруг. Я узнал своего друга Тибо, но не вышел ему навстречу – пусть подойдет ближе, тогда окликну. Медленно пробираясь через сугробы, Тибальд увидел мою голову, торчащую из снега.

  - Ну и как, тепло? – спросил он вместо приветствия.

 - Вполне, что там дома? Как родители?

   Тибальд спешился, кряхтя и стеная, присел рядом и протянул бутылку кальвадос:

 - Согрейтесь, небось, всю ночь вот так? И чего вам тут понадобилось?

  - Нет, ночью было даже жарко, – усмехнулся я и рассказал ему о происшествии.

 - Да,… дела, – протянул он и смачно выругался, – этого только не хватало.

    Он присел подле меня:

  - Ваша матушка безутешна, плачет. Дай, Господи, ей сил.  Маркиз де Морель крепится, но и ему нелегко, охрани его Дева Мария от всяческих бед. Слуги шепчутся, что теперь и наш замок с привидением, как и подобает древнему замку. Тем более, что вы добрый и не беспокоите никого по ночам.

     Весь день мы провели в разговорах, а вечером я велел ему ехать в деревню, расположенную рядом. Но он запротестовал, сказав, что непременно должен быть возле меня. В его мыслях явно читалась тревога и страх, но он твердо решил остаться со мной.

  - Ничего, я вот тут костерок разведу, под пенечком, и согреюсь. Вам не так скучно, и мне спокойней.

   Я не стал спорить. Возможно, что Арман и не появится сегодня, а сидеть одному и впрямь скучно. 

   Но он пришел!

  Выскочив из леса, сразу бросился в атаку, не раздумывая, не остановившись ни на мгновение! Я был готов. Сидя на стене и внимательно оглядывая окрестности, я сразу заметил его приближение.

     Мы схватились на этот раз не на жизнь, а на смерть. Яростно рыча и сцепившись в клубок, стараясь дотянуться до глотки, мы сшибали стоящие вокруг деревья, как тростины. Снег, взлетая, окутывал нас облаком. Сколько продолжалась схватка, наверное, долго, но ни один из нас не отступал, понимая: уступившему – смерть.

     Отскочив на мгновение в сторону, Арман прорычал:

   - Кого ты охраняешь? Диану? Кто она тебе? Жена, или любимая, сбежавшая от монстра в святую обитель?! Я люблю монахинь, с ними интересно играть, их кровь особенно сладка!

    Ярость вулканом взорвалась в сердце, остановив на секунду мою атаку. Я в бешенстве поднял голову, и звериный, ужасающий рев вырвался из моей груди. С неимоверным натиском я бросился вперед, круша и ломая на своем пути все, что мешало добраться до Армана. Но он был сильным противником. Мы вновь закружились, отыскивая слабые стороны и промахи друг друга.

    Увернувшись от моего броска, он молниеносно вскарабкался на стену и сверху бросился мне на спину. Но я успел отскочить и, развернувшись, на лету рукой схватил его за горло, припечатав к земле, одним стремительным броском разодрал его глотку и  оторвал голову. Кровь, выступившая из его тела, тут же загустела и впиталась в тело, затягивая раны розовой пленкой. Капли же, упавшие на снег, казались твердыми и блестящими, как красные зерна граната. Я с изумлением смотрел на его останки, а потом, разорвав на куски, бросил их в огонь разведенного Тибальдом костра. Почему я так сделал? Не знаю, просто не хотел, чтобы от Армана осталось хоть что-нибудь.

   Оглядевшись вокруг в поисках Тибальда, но не найдя его, я забеспокоился. Где он мог быть? Не было слышно даже его мыслей.

  - Тибо! – позвал я его, – ты где, черт побери, куда делся?!

  - Я здесь, – негромко ответил мне Тибо откуда-то сверху. Я поднял голову и невольно расхохотался – Тибо сидел на верхушке сосны, вцепившись в нее, как клещами.

 - Спускайся, все кончено, – махнул я ему рукой.

 - Не могу, … п-примерз, – заикаясь, ответил он.

   Взобравшись на сосну, я отцепил его руки и, схватив поперек, спрыгнул на землю. Усадив у огня, достал из его сумки бутылку и влил ему в рот изрядный глоток коньяка.  Немного погодя, он оттаял, но все еще клацая зубами, сказал:

 - Всякое видел, но это … жуть!

    Убив Армана, я еще почти месяц кружил вокруг монастыря, не решаясь уйти, и все время думал о том, почему Арман назвал мое превращение ошибкой. Почему и Мур, и Арман сказали так? Что во мне особенного? Что заставило их думать одинаково? Мне нужно было выяснить это, и я решил побывать в Онфлере.

     Я появился в городе, когда вечер только наступил. На улицах еще было много прохожих, по дорогам сновали экипажи. Я чувствовал себя непривычно среди людей, но они не обращали на меня внимания, спеша по своим делам.  Я подошел к таверне, куда приводил меня Арман, и, открыв дверь, вошел внутрь. Все столики в зале были заняты. Хозяин подскочил ко мне, низко склонившись и пробормотав приветствие, прикидывая в уме, куда меня посадить и сколько денег я могу оставить в его заведении. Он меня не узнал. Как раз то, что мне нужно.

   Решив узнать у него об Армане, я спросил:

    - Мне нужен месье Арман, где я могу его видеть?

    Хозяин  проговорил, раболепно глядя мне в глаза:

   - Не знаю, месье, он давно не приходил. Но он часто уезжает без предупреждения, – в мыслях хозяин таверны проклинал Армана и просил Бога избавить его от такого необычного постояльца.

  - К нему кто-нибудь приходил за это время? – опять спросил я.

  - Никого не было. Как ушел, так вот и все, никто не приходил. И слава Богу, – про себя добавил он, –  не могу же я  рассказать о той необычной красавице, что приходила на прошлой неделе, ведь она просила только передать записку. А вдруг в ней что-то важное, и Арман за нее с  меня шкуру сдерет. Мне все время кажется, что он об этом подумывает. И этот тоже такой, как Арман, только немного лучше: глаза хоть и черные, но не такие жуткие.

  - Мне должны были принести записку и передать ее через Армана, может все-таки кто-то приносил ее?  Или мне еще раз зайти, через некоторое время?

  - Ах да, приходила одна дама, на той неделе, совсем запамятовал! Сейчас принесу, месье, одну минуту, – засуетился он, стараясь поскорей избавиться от меня.

     Взяв записку и бросив ему мелочь, я вышел на улицу. Развернул сложенный вчетверо лист, скрепленный печаткой, и прочел: « Арман, голубчик, почему не пришел в пятницу? Я ждала, ты ведь знаешь, Он не любит, когда ты надолго пропадаешь. Я скажу Ему, что у тебя все в порядке, но ты уж будь добр, наведайся в «Кровавую Лилию».  Ухожу сегодня, жаль, что не застала.  Д.М.»

   "Кровавая Лилия", что это может быть? Тайное сообщество вампиров или трактир? Это надо выяснить. И «Д. М.» – Дженесса Мур? Ушла, но, видимо, здесь бывает часто. Нужно найти эту "Кровавую Лилию ", там будет и Мур.

     Я шел по пустынным, темным улицам города. Нужно было выйти на его окраину, чтобы развить уже привычную для меня скорость. Вдруг из-за угла, навстречу мне, вышли два человека грозного вида, высокого роста, с лицами, опухшими от пьянок, в грязных лохмотьях. Коряво улыбаясь, поигрывая мышцами, они приближались, обходя меня с двух сторон.

 - Кто это тут бродит по ночам, ты не знаешь, Жюль? – засмеялся один из них.

 - Месье, может, вы заблудились? Указать вам дорогу? В ад! – подхватил другой и захохотал.

     В мыслях они уже делили мою одежду и деньги, которые надеялись найти в моих карманах, удивляясь моей смелости или глупости – ни один здравомыслящий человек не будет в такое время бродить по окраине города, среди портовых складов.

    Я остановился, мне не хотелось связываться с ними. Пристально глядя в глаза одному из них, я старался просто напугать его. Он остановился, взгляд его стал затуманиваться:

   -  Уходи, – тихо произнес я. Послушно повернувшись, он пошел в другую сторону.

    Я повернулся к его спутнику. Так же, пристально глядя в глаза, дождался, пока тот остановится:

   - И ты уходи, – приказал я.  Он послушно выполнил приказ.

    Меня удивила их реакция на мои действия. Наверное, это из-за моего взгляда, –  решил я. Видимо, мне еще многое предстоит узнать о способностях вампиров.


  ***


  Весна вступала в свои права; птицы отмечали ее приход стройной симфонией щебета и, дерясь за невест, строили гнезда. В лесах царила любовь; животные справляли свадьбы. Самцы бились, самки кокетливо смотрели на них со стороны.

     Я тосковал. Мне все больше не давала покоя мысль, хотя бы издали, посмотреть на Диану. Найти ее келью и просто посидеть рядом, за окном, ничем не обнаруживая себя. Полюбоваться на нее, спящую, услышать голос. Но будучи глубоко верующим, я не решался нарушить границы святой обители. Даже в ипостаси вампира я возносил молитвы к Создателю и верил в Его несомненное существование.

     Каждый раз, выходя на охоту, я бродил вокруг стен ее монастыря, борясь со своим желанием. Как-то раз, вечером, я увидел карету маркиза де Бонне: она выехала из ворот монастыря. Я бросился следом, надеясь через его мысли узнать хоть что-нибудь о Диане. 

    То, что я увидел, очень встревожило меня: Диана была больна. Маркиз, обеспокоенный ее самочувствием, привозил доктора. Но Диана, дав обет молчания и затворничества, отказалась от встречи.

      Я ругал себя последними словами за то, что раньше не догадался найти маркиза де Бонне. Больше не раздумывая, дождавшись, когда ночь укроет своим темным покрывалом землю, пробрался в монастырь. Перебираясь от окна к окну, я искал ее келью. Наконец я нашел ее, она находилась под самым верхним, украшенным каменным орнаментом карнизом. Я с трудом пристроился на узкой полоске пилястра, украшавшего окно, и заглянул внутрь. Тесная, темная комнатка была почти пустой, только узкий лежак с жестким тюфяком, набитым соломой и покрытым тонким шерстяным пледом, стоял у стены; небольшая полка с молитвенниками и распятье.    

     Диана, стоя коленями на низкой деревянной скамеечке для молитв, в грубой монашеской одежде, молитвенно сложив руки и склонив голову, молилась перед распятием. Она была истощена, очень бледна и едва удерживалась на коленях. Ветерок, проникавший в открытое окно, нежно развевал ее волосы. Кисти рук, бледные до синевы, круги под глазами, отрешенное выражение лица. Она плакала, и ее молитва-плач потрясла меня:

    "Пресвятая Дева Мария, стоящая у престола Господа, услышь молитву мою, и плач мой, и стон души моей! Помоги мне в борьбе за похищенную демонами душу его. Помоги отмолить, спасти его бессмертную душу. Не дай ей погибнуть навеки.

    Господи, творящий добро на земле, защити, помоги затерянной во мраке душе его. Убереги от врагов, истязающих и ввергающих в пучину греха. Возьми силу любви моей и, как щитом, укрой, заслони. Устели пути его моими нежными мыслями – пусть будут они легки. Слезами моими омой сердце его от ненависти и озлобления – пусть будет чистым оно пред Тобою. Укрепи его, Господи, словами молитвы моей – пусть будет он сильным перед врагом и не устрашится коварства сатаны. Наполни сердце его состраданием и любовью. Пусть помнит меня, и любовь моя пусть бережет его в веках. Аминь "

   Очень осторожно, совершенно не слышно, я проник в ее келью через открытое окно.

 - Диана, – едва слышно позвал ее, стараясь не напугать.

   Она медленно подняла голову и удивленно посмотрела мне в глаза. Я, не отводя взгляда, заставил ее утонуть в них. Когда ее взгляд затуманился, тихо произнес:

     - Спи, любимая, спи.

    Ее глаза закрылись, и она медленно опустилась на мои руки. Я отнес ее на лежак и, опустившись на колени, припал к ее руке. Я стоял так всю ночь, не в силах расстаться с ней. Ее запах терзал, причиняя мучения, но я был рад этому, я принимал эти муки как искупление. Перед рассветом я отлучился на несколько минут, а вернувшись, положил на окно белую розу.

    Весь день я бродил по лесу как неприкаянный, не зная, что предпринять, как спасти ее. Выкрасть и увести? Конечно, я мог это сделать и это не составило бы для меня труда, но захочет ли она пойти со мной? Вчера в ее мыслях я не увидел раскаяния или сожаления о выбранном пути. Наоборот, она твердо верила в то, что делает. И если я силой увезу ее, она, несомненно, воспримет это как насилие или предательство. Даже отец не смог уговорить ее покинуть монастырь. Я не мог так с ней поступить. Глубокое чувство раскаяния и вины терзало меня. Я не должен был тогда приходить к ней, нам не нужно было встречаться.

    Вечер опустился, окутывая землю сумраком. В святой обители шла вечерняя служба. Под покровом сумерек я прокрался к окну Дианы. Она, стоя на коленях, молилась, и я не посмел мешать ей. Глядя на нее сквозь закрытое окно, я невольно любовался ее обликом, таким чистым и невинным, что казалось, сам ангел спустился с небес и творит молитву, преклонив колени.

   Когда служба окончилась и монахини разошлись по своим кельям, я осторожно попытался открыть окно. Но оно было заперто. Диана, услышав шорох, не поднимая глаз, прижалась к стене возле окна. Ее сердце испуганной птичкой билось в груди.

   - Мишель, прошу вас, ради Бога, уходите! – воскликнула она, – вы не должны быть здесь! Заклинаю: пощадите меня и себя, не мучайте, мне и так трудно бороться с любовью к вам. Я не могу забыть вас, а вы своим приходом только терзаете меня. Молю вас. – Ее голос стих.

   В мыслях Диана просила у Господа сил, чтобы удержаться и не броситься к окну.

   Я молчал, не в силах уйти и не решаясь заговорить с нею. Я знал, что отныне только издали смогу смотреть на нее. Как бы больно мне ни было, я не посмею еще раз вмешаться и опять разрушить ее жизнь.  С этих пор я каждую ночь проводил у ее окна, но ни разу не раскрыл себя.                                                                                                 

Глава 5

    Я  сидел у лесного ручья. Сейчас, в начале лета, в лесу было хорошо, и я подолгу не бывал в замке. Солнце просвечивало сквозь листву, и она отбрасывала тень кружевной накидкой на небольшую полянку. Пение птиц успокаивало, и если бы я мог спать, непременно уснул бы под их беззаботный щебет.

   Диана поправлялась: лето с его теплом принесло облегчение. Она догадывалась о моем присутствии, хотя и не подавала вида. А я по-прежнему не обнаруживал себя, стараясь не тревожить ее.

   Я услышал приближение Тибальда задолго до того, как он показался из-за деревьев. Он был сильно встревожен и искал меня. Выйдя ему навстречу, я встал так, чтобы он увидел меня, и, помахав рукой, вернулся к ручью.

   - Что случилось, Тибо? Кто-то заболел? – спросил я, потому что в мыслях он только раздумывал о том, как удачно нашел меня, приехав сразу на это место, так как у нас было несколько условных мест для встреч.

  - Слава Богу, вы здесь! Нет, все живы, здоровы. Но у нас, похоже, неприятности, – воскликнул Тибо.

  - В  чем дело? Садись, рассказывай.                            

    Тибальд, соскочил с лошади, рвущейся от меня прочь, и, привязав ее к дальнему дереву, сел рядом.

  - Вчера, поздно вечером, к маркизу де Морелю кто-то приезжал. Я сам не видел: Пен провел его в библиотеку. Их разговор был недолог, но мессир Антуан, сильно расстроенный, утром отправил гонца к вашему брату графу  Раулю де Морелю в Версаль. А гость-то даже на ночь не остался, сразу уехал.

    Я всегда, благодаря Тибо, находился в курсе всех домашних дел. Меня взволновали новости, привезенные им. Нечасто приезжают незнакомцы по ночам, а если приезжают, то  зачастую привозят плохие вести. В наше время плохие новости не так уж редки. Голод, разразившийся в прошлом году, еще  давал о себе знать: целые банды голодных людей шастали по окрестностям, нападали на беззащитных крестьян. Возможно, ночной посетитель привез  указ о новых налогах или что-то еще.  Во всяком случае, этот визит меня очень встревожил. Если произойдет беда, я хотел бы быть рядом с родными. Я не буду сидеть в стороне, ничего не предпринимая.

  - Рауль должен приехать завтра к вечеру, – сказал я, – я буду в замке утром, посижу в башне.  Если буду нужен, позовешь меня, просто произнеси мысленно мое имя, я услышу и спущусь к себе в комнату. Проследи, чтобы никто не зашел в нее.

   Проведя ночь у окна Дианы, на рассвете я пробрался в башню. В замке еще спали. Ночью была сильная гроза, шел дождь, и я промок. Хотя я никогда не чувствовал холода, мне все равно нужно было переодеться. В углу, в небольшом сундуке, лежали мои вещи, приготовленные Тибальдом на такой случай. Переодевшись, я уселся на соломенную подстилку, которую натаскал еще в прошлый раз, когда приходил домой.

    Почти год прошел со дня моего перевоплощения, а я все не могу смириться со своим положением. Мне очень не хватает обычной, человеческой жизни, с ее заботами, радостями и печалями. Очень грустно и обидно смотреть на эту жизнь, спрятавшись, издали, как прокаженному. Вот и теперь: я нужен родным, а мне приходится таиться.

     К двенадцати часам на подъездной дороге, прямой стрелой уходящей вдаль и обозначенной с двух сторон старыми кленами, показалась карета моего деда Флавьена де Мореля. Это насторожило меня еще больше. Похоже, собирался "Большой Совет", что говорило о важности произошедшей накануне встречи. Деда на семейные  советы вызывали крайне редко: только по очень важным делам, касающимся всех членов нашего многочисленного рода, всех де Морелей.

    Я спустился вниз по стене, не касаясь прогнившей лестницы, в темный запыленный переход, ведущий из башни в основной корпус замкового дворца. Пройдя к библиотеке, я встал позади книжных полок, ожидая прихода отца и деда. Я вспомнил тот вечер, когда вместе с Дианой шел по этому ходу к ее комнате, о той клятве, что дали тогда мы друг другу; как давно он был, сколько было надежд, планов. Никогда мне не избыть печали от этих воспоминаний.

     В библиотеку вошли дед с отцом, закрыли дверь, отгораживаясь от остального мира, чтобы спокойно обсудить семейные дела. Отец встревожено ходил по библиотеке, держа в руках бокал бургундского вина. Дед более сдержанно уселся в кресло и вытянул ноги к камину, в котором горели сосновые поленья размером с бревно.

     В мыслях отца явно читались растерянность и недоумение от вчерашнего визита, но ничего конкретного я в них пока разобрать не смог. Я видел в его мыслях только странного посетителя в темном длинном плаще с глубоко натянутым капюшоном, полностью скрывающим его лицо. Он стоял у двери, не проходя в глубь библиотеки. Его длинная фигура, молчание и таинственный облик придавали всему происходящему нереальный и какой-то мистический вид. Как будто из глубины веков к нам вернулись таинственные кланы и рыцарские ордены.

    Когда отец, наконец, решил начать разговор, я понял, что ненамного ошибся. Действительно, гость прибыл из глубины веков!

  В мыслях отца я смог увидеть картину произошедшего здесь разговора так четко, как будто сам присутствовал на нем:   

  - Чем могу быть полезен, месье? – спросил гостя отец.

  - Вы можете подтвердить, что являетесь прямым потомком и наследником Тьёдвальда Темного? – скрипучим, низким голосом произнес незнакомец.

  - Да, разумеется, но чем вызван такой вопрос?

 - Я посланник, вот манускрипт, подтверждающий это, – не отвечая на вопрос, сказал странный посетитель и протянул отцу старинный свиток. – Вы должны передать мне ларец.

  - Прошу прощения, но о каком ларце идет речь? И почему я должен вам его отдать? – с этими словами отец развернул свиток.

   На куске старинного пергамента был написан какой-то текст. От времени строчки стерлись, и их вряд ли можно было прочесть без труда.

  - От Тьёдвальда вам в наследство перешел ларец, старинный, украшенный драгоценными камнями и инкрустированный золотом и серебром. В пергаменте говорится, что хранитель должен отдать его посланнику. Я посланник, и вы должны отдать мне ларец, –  голос незнакомца был абсолютно бесстрастным без каких-либо эмоций.

  - Простите, но такого ларца в моем доме нет. И даже если бы он был, сомневаюсь, что я бы его вам отдал.    

 - Вы не понимаете: я – посланник. Вы обязаны мне его отдать. Так гласит договор, заключенный Тремя, – голос незнакомца был по-прежнему бесстрастным и холодным.

 - А я вам заявляю, что никакого ларца в наследство не получал! И ничего о нем не знаю, – отец  явно терял самообладание. – Прошу простить! – С этими словами он подошел к двери и открыл ее, показывая, что разговор окончен.

  - Я вернусь через три дня. Советую вспомнить, где ларец. Иначе у вас будут очень большие неприятности. Прочтите договор, в нем все сказано, – посетитель грозно и отрывисто бросал фразы, показывая, что все намного серьезнее, чем могло показаться. – Неприятности у всего рода де Морелей, – добавил он и вышел.

   Я, конечно, сразу же вспомнил о ларце, стоящем в гроте Тьёдвальда. О нем и только о нем могла идти речь! Но чем он может быть ценен? Не только же своей богатой отделкой. Нет, здесь явно еще что-то. Но насколько я помню, там не было ничего ценного для странного посетителя. Разве что ему нужны отчеты о запрятанных сокровищах и тайниках. Но они принадлежат Тьёдвальду,  об этом ясно говорится в записях. Все было поделено поровну, и ни о каких посланниках в документах даже речи не было.

    Я быстро выбрался из тайника за библиотекой к выходу, ведущему к старой беседке. Под покровом деревьев пробрался к стене и легко перемахнул через нее. Рядом не было никого, кто мог бы меня заметить. По отвесной скале я спустился к одной из щелей, заменяющей окно, и протиснулся в грот. Давненько я здесь не был. Но сейчас не было времени рассматривать драгоценные безделушки прадеда.

      Открыв ларец, я самым тщательным образом исследовал его содержимое. Нет, все, что было внутри, говорило о принадлежности прадеду и только ему. Вытряхнув все на стол, я осмотрел ларец со всех сторон, потрогал и подвигал все камешки и завитушки, стараясь найти тайный рычажок, открывающий двойное дно. Но ничего не нашел и, разочарованный, стал думать, что предпринять дальше. Может, подкинуть ларец, но я знал отца, он никогда не пойдет на поводу у какого-то "посланника", тем более, не разобравшись во всем досконально. С другой стороны, было ясно, что странный посетитель не шутит, и о каких последствиях могла идти речь, можно только гадать.

     В конце концов, решив не спешить, я оставил ларец на месте. Вернувшись в тайник за библиотекой и не найдя в ней никого, вошел, открыв дверь в  одном из стеллажей с книгами и стал искать пергамент. Отец, наверное, положил его в секретер и запер на ключ, который носил с собой. Осторожно, чтобы не сломать, я оттянул дверцу в сторону и на себя – легкий щелчок, и секретер открыт. Достав документ, я внимательно разглядел его. На старинном, затертом куске тонкой кожи были написаны строки стиха. Слова, выведенные древней вязью, почти стерлись, но при внимательном рассмотрении их еще можно было разобрать:

  Под знаком «черного дракона» союз Троих был заключен:

  Хранить реликвии до срока иль до скончания времен. 

 Настанет срок: и вот посланник из глубины веков придет,                                  

 И все реликвии «дракона» в своих руках он соберет.

 Монах слезу, что в камне застыла, в обители спрячет своей,

 Дорога к нему хранителем скрыта – никто не проедет по ней.

 Наследник пирата тайной тропою однажды в обитель придет,

 Здесь друга он встретит, и тайну узнает, и камень-слезу заберет.

 В горных отрогах, где солнца луч гаснет, на воина след набредет

 И ключ, что в мече он в битве получит, и воина жизнь оборвет.

 Но прежде чем битве той братской случиться и тело навек упадет,

   Воином станет наследник пирата и Силу хидена в горах обретет.

    А викинг грозный, Тьёдвальд Темный, хранитель главного – ларца.

  И в том ларце секрет единый: путь к тайным замыслам Творца.

 Сокровищ древних след укрытый в потомков череде хранит.

 В невинных чистых, светлых душах весь смысл тайного сокрыт.


  Так кто же этот таинственный посланник? Тот, кому суждено собрать вместе все  реликвии из этого документа?  Наверное, он знает о них все. И я склонен предположить, что дело не в сокровищах. Здесь что-то гораздо важнее.  Положив документ на место и закрыв секретер, я вернулся в башню. До приезда Рауля еще есть время, и я хотел немного подумать.

    В документе сказано, что о том, где спрятан ларец, знал только глава, и если Тьёдвальд никому не доверил его, значит, отец о нем может и не знать. Здесь посланнику не к чему придраться. Ларец спрятан надежно, его никто не найдет. Эту тайну непременно нужно раскрыть. Я решил дождаться посланника и проследить за ним.

   Карета Рауля, громыхая по  булыжнику, проехала к главному входу. Я давно не видел брата и очень соскучился по нему. Рауль, высокий и красивый, одетый в новомодный костюм, легко выскочил из кареты. Бросив приветствие Тибальду, встретившему его у входа, он спросил, где найти отца, и быстро прошел в библиотеку.

 За считанные секунды я примчался в тайник за книжными полками и дождался, когда  Рауль  вошел в двери библиотеки.

  - Отец, что за спешка? У меня полно дел в Версале! Король решил перестроить дворец, и мы вертимся как белки в колесе. Надеюсь, матушка в добром здравии? – вскричал он, поклонился деду и обнял отца.

   - С ней все в порядке, Рауль. Я вызвал тебя по важному делу. Так как ты мой наследник и единственный сын (отец судорожно вздохнул, вспомнив меня),  я должен рассказать тебе о происшествии, которое произошло на днях: ко мне явился странный посетитель, он принес вот это, – отец прошел к секретеру и вынул документ.

   Рауль всматривался в текст. Потом взял лупу и уже более внимательно и детально принялся разбирать старинную рукопись. Я видел, как он загорается тем же интересом, что и я. Отец вкратце пересказал ему ночной разговор.

   - Здесь говорится, что хранитель ларца – главный и ему одному известно, где он спрятан, совсем не обязательно нам знать, что с ним произошло, – произнес Рауль, невольно повторяя мои размышления.

    Я с облегчением прочел в его мыслях, что он не испугался. Наоборот, он был твердо уверен в том, что разговор идет о несметных сокровищах, спрятанных нашим прадедом. В его голове уже кружились мысли о кладах и о том, что надо непременно их найти. Он представлял сундуки, полные золотых монет и драгоценностей.

  - Когда этот, э-э-э… посланец должен прийти? – спросил он.

  - Завтра. Я думаю, что он опять придет ночью, – ответил за отца дед, уютно устроившийся в своем любимом кресле у камина. – Что ты думаешь обо всем этом, Рауль? – В мыслях деда был тот же азарт: он тоже думал о сокровищах.

   Только отец был настроен скептически. Он говорил с таинственным гостем и чувствовал угрозу, исходящую от него.  

  - Как вы думаете, мы знаем все тайники дворца? – вместо ответа спросил Рауль, опять совпадая с мыслями деда. – Помнится, в детстве я нашел ящик с документами времен Тьёдвальда. Нужно еще раз пересмотреть их, может, в них есть подсказка. Ведь до этого никто не знал, что нужно искать.   

 - Рауль, что ты думаешь об этом? – отец повторил вопрос деда.

  - Я думаю, что Тьёдвальд  оставил немалый клад где-нибудь  на острове в океане. Карта в ларце, ключ в мече, а камень указывает на остров. В древности любили напустить тумана и все запутать, вот и накатали целое послание. А все очень просто.  Только непонятно, где искать остальных хранителей. Дождемся посланника, может, он один из них, и заключим сделку. Раз Тьёдвальд был главным, значит, значительная доля наша. Мы также можем предоставить корабль для отправки за сокровищем.

  - Правильно, Рауль. Я тоже так думаю. Нужно до его прихода  обыскать весь замок. И начать нужно с документов, – поддержал его дед. – Без ларца мы ничего не сможем ему предъявить.

   Отец, расстроенный тем, что его не понимают, возразил:

    - Я говорил с ним, и мне кажется, что дело не в сокровищах. Здесь что-то другое.

   - Что же тогда? Предок был пиратом, совершал набеги с Роланом Нормандским по всей Франции и Англии и еще Бог знает где. Носился по всему свету. Разве мало таких историй происходит в наше время? Нет, … только клад и ничего больше! – вскричал возбужденный открывавшимися перспективами Рауль, бегая по библиотеке и потирая руки.

    - Во всяком случае, нужно вызнать у этого "посланца", или как его там, все, что ему известно, не открывая своих карт, – добавил дед и спокойно сделал глоток вина. – Дадим ему возможность высказаться, послушаем и потом решим, что делать дальше. Понятно, что без ларца клада нам не найти, значит, нужно его отыскать. Так что за дело! Нечего сидеть, рассуждать и терять время! 

   В документах, разумеется, ничего не нашли. Карта подземелья была надежно спрятана мною в гроте Тьёдвальда.      

   Больше суток в замке выстукивали стены, пол и вообще все места, где могли быть тайники. Наблюдая за этой суматохой, я мучился угрызениями совести. Но почему-то чувствовал, что ларец нельзя отдавать. « Нужно сначала разобраться с незнакомцем» – твердил я себе. 

   Не могу сказать, что вся эта работа была совсем бесполезной. В нескольких местах, действительно, были обнаружены  никому не известные тайники. Но в большинстве своем они были пусты. В одном тайнике, на женской половине, была обнаружена тайная переписка прабабушки с  возлюбленным, что привело деда в сентиментальный восторг. Он с умилением читал письма четырнадцатилетней прабабки, заявляя, что нынешние дамы не способны на такие чувства. Он знал ее: она была сестрой его матери и жила в замке до своего замужества.

   Еще один тайник принес восхищение Раулю. В нем хранились золотые и серебряные украшения, спрятанные в тринадцатом веке. Тогда было очень неспокойно в наших местах. Кто-то спрятал драгоценности и не смог забрать их из тайника. Там же были векселя и закладные, отчеты по тайным поставкам  контрабанды и нелегальным доходам. Это вызвало немалый интерес мужчин. Они долго спорили о тайных способах заработков в тринадцатом веке.

   В замке еще оставался подземный ход, о нем знали все. Он выходил в лес и к морю. Думаю, что Тьёдвальд специально сделал его, чтобы отвлечь от главного подземелья. Обыскали и его тоннели, но ничего не найдя, решили дождаться незнакомца, поговорить с ним и действовать по обстоятельствам.

   В ожидании гостя все собрались в библиотеке. Всех охватило возбуждение. Даже я, спрятавшийся в тайнике за книжными шкафами вместе с Тибальдом, испытывал нетерпение и волновался. Наконец, часов в двенадцать Пен объявил о прибытии ночного посетителя.  Я прильнул к смотровой щели в книжном шкафу. Отец встал, чтобы поприветствовать гостя  и представить ему присутствующих. В библиотеку вошел высокий человек в темном плаще с низко опущенным капюшоном. Он молча остановился у входа.

  - Я приветствую вас, месье, в своем доме. Прошу, проходите, я думаю, нам есть, что обсудить. Хочу представить вам моего отца, маркиза Флавьена Бернарда  де Мореля, и сына, графа Рауля Андре де Мореля, – поприветствовал гостя отец.

  - Вы нашли ларец? -  сухо спросил незнакомец, никак не отреагировав на любезность отца.

    Я увидел, как Рауль сжал кулаки: ему не понравились ни тон незнакомца, ни его поведение. Меня же удивило и обеспокоило другое обстоятельство: я не мог распознать мыслей странного посетителя. Я видел, что передо мной человек, об этом говорили его запах, голос и внешний вид. Но он блокировал мои попытки прочесть то, о чем он думает. Его мысли как будто рассыпались на фрагменты, не останавливаясь ни на чем конкретно. Он мыслил по шаблону: отрывисто, резко, как говорил, не допуская никаких лишних размышлений.

    - Нет, хотя мы приложили к этому все возможные усилия. Но раз ларец принадлежал нашему предку, нам хотелось бы узнать, в чем состоит его ценность, – ответил отец не менее сухо.

   - Для вас ни в чем, – ответил посланец. – Где захоронен Тьёдвальд?

   - Послушайте, по какому праву вы заявляетесь в наш дом, устраиваете дознание, при этом, не потрудившись даже представиться. С какой стати мы должны предоставлять вам семейные сведения и тем более ценности?! – в сильном раздражении воскликнул Рауль.

   - На вашем месте я бы не стал рисковать и рассказал все, что вам известно, – глухо и без малейших проявлений эмоций посоветовал посланник.        

  - В таком случае, нам не о чем больше говорить, – вмешался молчавший до этого дед.

  - В таком случае, вам будет кого оплакивать, – отрезал посланник.

  - Вы угрожаете?! Вы забываетесь, месье! Вы один, и вы в моем доме! И перед вами не юнцы, которые не умеют держать шпагу в руках! – отец был взбешен наглостью гостя.

    Я начал опасаться, что мне придется вмешаться, если дело примет дурной оборот. Как на мое появление отреагируют родные, я не думал. Но я ясно видел, что завяжись бой, мои родственники потерпят поражение. Этому человеку ничего не будет стоить уложить и большее количество противника. В нем был виден воин. Его умение контролировать мысли ничуть не уступало умению контролировать ситуацию. Даже после гневной тирады отца его мысли и эмоции были под полным контролем. Как будто он был не человеком а изваянием, без эмоций и мыслей. Гость даже не потрудился оценить свое положение как бойца и принять оборонительную позу. Так же, не двигаясь и не поднимая головы, он молча выслушал отца и, повременив минуту, произнес: 

    - Я не приму вашего вызова. Мне не нужна сейчас ваша жизнь. Мне нужен ларец или могила Тьедвальда. Я жду.

    -  Идите к черту, в таком случае! – вскричал дед.

    Никогда не замечал, как бывают вспыльчивы мои родные. Хотя я и сам едва сдерживался! Наглость ночного гостя бесила, но еще больше выводили из себя его невозмутимость и пренебрежение.

    - Я вернусь. Даю вам еще два дня. Советую хорошо подумать. Иначе будут утраты.

   С этими словами он резко повернулся и вышел. Все в библиотеке застыли от неожиданности. Наглость посетителя, его тон всех просто обескуражили.

     Оставив Тибо в тайнике, я быстро и бесшумно пробрался к выходу. Промчавшись через парк за несколько секунд, я ожидал появления незнакомца у главных ворот замка. Сидя на стене крепости и внимательно наблюдая за тем, как ночной гость в сопровождении провожавшего его слуги вышел из двери дворца, сел на подведенную к нему лошадь. Пропустив его вперед, я спустился со стены и осторожно пошел следом. В его голове не было интересных мыслей. Он думал о вине и еде, о каком-то споре, незначительных разговорах и еще о чем-то, совсем не относящемся к сегодняшней встрече. Меня это удивляло и настораживало. Неудача как будто совсем не огорчила его.

    Я надеялся, прослушав его мысли, узнать о его дальнейших действиях, или о том, зачем ему нужен ларец. Но ничего интересного в его мыслях не было. Мне только оставалось следовать за ним и хотя бы увидеть, где он остановился и один ли он. « Если он не один, то между ними, во всяком случае, произойдет разговор» – решил я.

    Дорога, ведущая из замка, не доходя до близлежащей деревни, раздваивалась: одна вела в деревню, другая поворачивала в лес и через него выходила на тракт, ведущий в Онфлер. Всадник, едва тронув лошадь стременем, повернул в сторону города.

     Значит, он остановился там. Хорошо. Можно будет попутно попробовать найти "Кровавую Лилию". А то я совсем о ней забыл – подумал я, увидев, что он свернул в сторону леса.

     Было новолуние, и ночь непроглядной тьмой окутала землю. Если бы не моя способность видеть в темноте, я бы заблудился среди деревьев. Но всадник спокойно ехал по дороге, отпустив поводья лошади, надеясь, наверное, на ее чутье.

   Пробираясь следом за ним на таком расстоянии, чтобы лошадь не могла меня почуять, я услышал сначала неясно, а потом все более различимые шорохи и мысли нескольких человек. Они прятались в густой темноте, среди кустов и на деревьях, явно поджидая припозднившихся прохожих. Кому могла прийти в голову, бродить в такое время по лесу? – Только шайке грабителей.

    Боясь потерять единственную нить, связывающую меня с тайной ларца, я мгновенно промчался  вперед, опережая посланника.  В считанные секунды, разглядев все места, где прятались разбойники, я бесшумно подлетел к каждому из них и залепил рот мхом.  Несильно стукнув по голове, уложил на землю, образовав таким образом под деревом штабель в десяток тел. Пропустив вперед ничего не подозревавшего всадника, я снова последовал за ним.

   Он приехал в Онфлер под утро следующего дня. Проехав по еще спящему городу, наш странный ночной гость спешился у богатого дома. На стук в дверь ему открыл лакей и молча впустил его внутрь.

   Я, обследовав все окна, выходящие в сад, нашел открытое на втором этаже и проскользнул в дом. Выйдя в длинный коридор и прислушиваясь, стал искать своего попутчика. Я услышал его мысли на первом этаже, он опять думал о еде. Пройдя бесшумной тенью к дверям комнаты, за которыми он находился, я заглянул в узкую щель. Наш ночной гость сидел за столом и с аппетитом уплетал ранний завтрак.

     - Где милорд? – спросил он у кого-то, не видного мне.

    - Еще не приехал, ты же знаешь, он будет только к полудню, – ответили ему из глубины комнаты. – Как съездил? Вижу, опять пустой. Брукс будет недоволен.

  - Не твоя забота, все будет как надо. Я пойду спать, приедет Брукс – разбуди.

     Значит, пока мне здесь делать нечего. Нужно выбираться отсюда. Вернувшись на улицу тем же путем, я пошел по ней, вглядываясь в названия трактиров и гостиниц, встречающихся у меня на пути. По дороге уже проезжали первые повозки крестьян, спешащих на рынок. Вдоль стен домов торопились первые прохожие.

    - Хорошо, что Тибальд убедил меня надеть плащ и шляпу, – подумал я. Шпагу по привычке я всегда носил с собой, когда уходил далеко от дома. – Теперь у меня вполне человеческий вид.

    Я вышел вслед за прохожими на рыночную площадь. Утро выдалось пасмурным, и дождь мелкой моросью сыпал на землю. Медленно прохаживаясь вдоль рядов рынка, я рассматривал товары, лежащие на повозках и прилавках, и попутно расспрашивал у торговцев о гостинице или таверне под названием "Кровавая Лилия", но никто о такой даже не слышал.

  -  Мишель! Черт меня подери, точно Мишель де Морель! – вдруг раздалось совсем рядом.   

   Я застыл от неожиданности. «Попался! Что теперь делать? Скрыться не удастся». Я видел краем глаза, как раздвигая плечом прохожих, ко мне спешил ле Ретеньи, секундант погибшего на дуэли, на свадьбе Рауля, шевалье де Роа. (Его, тяжелораненого, пощадил и оставил в живых мой секундант и друг де Блейз). Я не повернулся к нему, надеясь, что мой новый облик заставит ле Ретеньи подумать, что он ошибся. Но, ле Ретеньи решительно приближался, в его мыслях не было и тени сомнения. Он был настроен решительно, радуясь возможности затеять со мной ссору. Отомстить за погибшего друга было делом чести каждого из нас. И случись такое со мной, я бы тоже ринулся в бой.

   Подойдя ко мне вплотную, он с любезной улыбкой спросил:

  - Что же вы, месье, убегаете? И побледнели? Неужели боитесь?  Конечно, без своих друзей страшновато! Не так ли? Поэтому вы скрывались и ваши родные выдали вас за погибшего? – он рассмеялся мне в лицо. – Эдикт короля суров, но ведь мы не трусы, а? де Морель? Я хочу отплатить вам за смерть моего друга! И вам не удастся скрыться на этот раз!

    Понимая, что мне от него не отвязаться и еще опасней оставлять его как свидетеля моей жизни, я решительно поднял голову и, глядя прямо в его глаза, спросил:

   - Вы желаете сатисфакции? Я в вашем распоряжении.

    От моего стремительного движения и нового вида он попятился. Его мысли разлетелись, как испуганные воробьи из-под  ног. Он молча пошел вперед, мысленно пытаясь ободрить себя: «Вот дьявол, у него жуткий вид. Видимо, долго сидел в погребе папаши! А глаза как у сатаны, чтоб ему провалиться. Ну ничего, сейчас он к нему и отправится! Еще никто не мог сказать, что ле Ретеньи – трус и не посмел отомстить за смерть друга. Зато очень интересно будет рассказать эту новость! Раулю придется объяснить воскрешение братца!»

    Зайдя в глухой переулок, он резко обернулся и выхватил шпагу. Я ответил тем же. Мы скрестили шпаги. Я не хотел убивать его как простой разбойник, с моей реакцией и молниеносными движениями  я мог в одно мгновение рассечь его пополам. Но это было бы похоже на убийство. Поэтому, двигаясь как можно медленней, я фехтовал то нападая, то отступая, создавая вид боя. Пусть он умрет с сознанием, что погиб в честном поединке. Потом, в одно мгновение закончив бой, отступил с чувством угрызения совести: все-таки схватка была неравной.

    С испорченным настроением я вернулся к дому посланника. Обойдя дом вокруг и найдя открытое окно, надежно спрятанное в густой зелени растущих в саду деревьев, я влез внутрь. В доме царило явное оживление.  Я крался по длинному коридору, прячась за тяжелыми занавесями на дверях. По нему к трапезной проносились слуги с подносами, уставленными тарелками с едой. Милорд приехал раньше, чем ожидалось. Я выругался про себя: « не пошел бы бродить по городу, и ле Ретеньи был бы жив, и я ничего бы не пропустил».

     Подойдя к закрытой двери, из которой только что выскочил слуга с пустой посудой, я заглянул в щель: в огромной трапезной, за длинным столом, сидел тучный человек. Жирные складки щек и нескольких подбородков лежали на белоснежной салфетке, обернутой вокруг его необъятной шеи. Блюда, расставленные перед ним, и бутылки с вином говорили о его непомерном аппетите. Он обедал в одиночестве. Лакей, стоящий за стулом, то и дело доливал вина в его бокал.

     - Тридвиг здесь? – спросил он по-английски.

     - Да, милорд. Он приехал ранним утром. Сейчас спит, – ответил лакей.

     - Хорошо, пусть спит. Мне тоже нужно отдохнуть. Когда приедет Брукс, позовешь меня.

     Опять ждать. Только я в раздражении собрался простоять здесь весь день, не желая опять попасть в какую-нибудь переделку, как у дверей дома послышался грохот подъезжающей кареты. Через некоторое время послышался шум шагов и в трапезную вошел лакей доложить о прибытии господина Брукса. Сидевший за столом милорд, громко вздохнув, сорвал салфетку и, мысленно чертыхаясь, встал из-за стола. Состроив на лице любезную мину и ругаясь про себя на чем стоит свет, поспешил навстречу гостю.

    - Буди Тридвига, – бросил он лакею на ходу.

   Я увидел, как по длинному и темному коридору стремительным и уверенным шагом шел высокий, закутанный в темный плащ человек. Я узнал в нем того ночного гостя, что приезжал в замок в первый раз и которого я видел в мыслях отца. Он широко распахнул двери трапезной и вошел, оставив их открытыми.

   - Брукс, здравствуйте, прошу вас, проходите к столу. Я ожидал вас несколько позже и поэтому решился сам сесть за стол, – любезности милорда не было конца.

   - Благодарю. Я сыт, – кратко, так же как и Тридвиг ответил Брукс. Его мысли были такими же короткими и отрывистыми.

  - Тридвиг сейчас придет, он приехал под утро и еще спит, я послал разбудить его.

    Не отвечая, Брукс прошел к креслу у окна и сел. Глядя в маленькую щелочку, я старался разглядеть его. Я заметил, что он сел так, чтобы свет, падающий от окна, мешал рассмотреть его лицо. Но милорд и не пытался сделать это, наоборот, он старательно делал вид, что занят рассматриванием узора на мозаичном полу. Зато мне удалось рассмотреть Брукса. Его лицо было необычным: худое, с заостренными скулами и серыми глазами, с узкими, плотно сжатыми губами.  Его суровое выражение не располагало к дружеской беседе и походило на лицо морского волка, редко бывавшего на берегу. Он был сух и мускулист: это было видно в откинутые в стороны полы плаща и, несомненно, не обижен силой и может легко справиться с любым врагом.

    Его мысли прыгали с предмета на предмет, ни на чем не останавливаясь. Это беспокоило меня все больше и больше. Ни у кого из людей не было такой особенности, это неспроста, за этим что-то кроется. И это мне не нравилось.

     В трапезную вошел Тридвиг, сухо поприветствовав милорда и кивнув Бруксу, сказал:

    - У них нет того, что нам нужно. Они отреагировали так, как ты и предполагал. Я обещал им, что вернусь. Тьёдвальд не был глупцом и не стал рисковать. Думаю, что ты и тут прав – нужно найти его могилу. На кладбище ее нет. Может, он захоронен в Норвегии. Необходимо вернуться и расспросить об этом.

   - Тебя опять выкинут из дома, – грубо бросил ему Брукс. – У маркиза было четверо детей. Двое старших нам не подходят. Сын пропал в августе прошлого года. Младшая дочь учится в монастыре Святой Агнессы. Ее и надо увести. Перед угрозой потерять и дочь он будет сговорчивей. Маркизу придется сказать, где могила и дать согласие на осмотр замка. Тем более, что нам все равно нужно похитить девушку, вот и решим две задачи сразу. Ты же помнишь, что сказал Лорд? Нужно привезти кого-то из молодых и невинных де Морелей.

    Мерзавцы! Меня охватила ярость. Зачем им нужна еще и сестра? Это переходит все границы.

    Я стоял за шторой, и мысли с невероятной скоростью проносились в моей голове, в поисках решения.  Нужно срочно что-то предпринять! Я решил отдать им ларец и задержать их на несколько дней, а за это время предупредить родных и спрятать Николь.

   -  Готовься, через час мы отправимся в монастырь.  После того, как они узнают о пропаже дочери, дня два переждем. Потом принесем им доказательство того, что она у нас. Посмотрим, как они будут говорить с нами после этого.

    Тридвиг кивнул и вышел из трапезной. Милорд и Брукс молчали. Милорд со страхом думал о последствиях. Он проклинал тот день, когда к нему явились эти двое и принесли письмо от человека, которого он давно похоронил. Брукс опять ни о чем не думал. Неслышно, очень осторожно я выскользнул в пустой коридор. План дальнейших действий уже созрел в моей голове.

    Выбравшись из дома, я подошел к двери и громко постучал висящим на ней молотком. Лакею, вышедшему на стук, я объявил, что пришел от маркиза де Мореля. Я понимал, что они могут спросить о том, как я их нашел, но мне было все равно. Я должен оградить родных от беды. Придумаю что-нибудь.

   Через несколько минут лакей провел меня в ту же трапезную, за дверью которой я был всего несколько минут назад.

    В мыслях Брукса и милорда, которые я прочел, пока шел по коридору за лакеем, чувствовалось любопытство. «Хоть чем-то я пронял их» – усмехался я про себя. Когда я вошел, Брукс стоял у стола. Увидев меня, он мгновенно напрягся, и его мысли с невероятной скоростью стали скакать с предмета на предмет.

   Не став думать об этом  сейчас, я произнес:

   - Я пришел от маркиза де Мореля с поручением; он нашел ларец и хотел бы вам его передать. Но он не хочет, чтобы вы появлялись в его доме, поэтому, я принесу его вам сюда. Завтра вечером.

   Немного успокоившись и приведя мысли в порядок, Брукс сказал:

      - Рад слышать это. А вы, позвольте спросить, кем ему доводитесь?

     - Я его племянник, – я пять усмехнулся про себя, – «ишь ты, даже обходительность вспомнили»!

    - Сын его родной сестры или брата?

   У отца не было брата, кто их знает, может им это известно. В тщательно охраняемых мыслях этих загадочных людей мне ничего не удастся прочесть, с досадой понял я.

   - Сестры.

   - Я рад, что маркиз переменил свое решение. Это поможет избежать много недоразумений. Посланник, вот кто должен владеть ларцом. Для маркиза в нем нет особой ценности, разве, что в денежном измерении. Вот, возьмите и передайте это маркизу, – он положил на стол увесистый кошель.

     Я не сдвинулся с места:

    - Спасибо, маркиз не нуждается в вознаграждении. Ему приятно выполнить волю своего далекого предка.

     Выйдя из дома, я быстро пошел к окраине города. Зайдя в лес, помчался к монастырю. Еще успею проведать Диану, потом заберу ларец и вернусь в город. Мне пришла в голову мысль о том, что отдав ларец, я смогу проследить за таинственными искателями сокровищ. И потом, если на то пошло, я ведь могу и забрать его назад, когда пойму, что больше нет опасности для близких мне людей. « Если я буду рядом с этими людьми, то так мне легче будет оградить родных от беды, я буду знать об их решениях и вовремя предотвращать опасность. Тибо мне поможет в этом». – Решил я для себя.


 ***

    Поохотившись в лесу по дороге к монастырю, я приблизился к его стенам. Для меня уже стало ритуалом приходить каждый вечер под окно Дианы. Отлучившись на несколько дней, я сильно скучал, и с нетерпением ждал удобного момента, чтобы вскарабкаться на стену старинного монастыря.

     Я не был у Дианы три ночи; пробираясь к уже ставшему мне родным окну, я замер. Диана, скучала по мне! Она вспоминала наше первое свидание.  Я видел себя в ее мыслях – непривычно и как-то неловко было видеть себя с такой стороны. Но я был счастлив. Она любит. Она ждет. Конечно, она всегда чувствовала мое присутствие. Сдерживая себя, она не давала мне это понять. Но разве я не догадывался? Разумеется, я знал это. Но сейчас, не зная, что я рядом и могу прочесть ее мысли, она дала волю своим чувствам. Осторожно приблизившись, я заглянул в окно. Диана сидела на своем жестком ложе, откинувшись к стене и, закрыв глаза, думала обо мне. 

     Не желая случайно смутить ее, я отпрянул от окна и, затаив дыхание, слушал ее мысли. Они были так чисты – ее помыслы, воспоминания. Она беспокоилась обо мне, гадала, почему меня нет. И в ее мыслях была нерушимая вера в меня, в мою любовь. Она верила, знала, что я люблю ее сильней жизни и никогда не оставлю ее. И я был безмерно благодарен ей за эту веру. Потом она уснула, а я, подчиняясь непреодолимому влечению, проник в открытое окно и прильнул к ее руке.

    Ее запах по прежнему волновал, вызывая во мне неудержимый поток огня желания и страсти, но мне даже нравилась эта пытка. Так я мог ощущать ее близость, ее необычайную притягательность. Перед тем, как в монастыре зазвонят к заутрене, я прильнул ко лбу Дианы невесомым поцелуем и выскользнул из окна.


 ***

    Пробравшись в замок, я оставил на условленном с Тибо месте знак, что я дома. Потом спустившись в грот, самым тщательным образом еще раз осмотрел ларец. Не найдя ничего нового, я заполнил лежащий в ларце кожаный кошель золотом, затянув шнурок, повесил его на шею. Поместив ларец в заплечный мешок, выбрался наружу. Тибо уже ждал меня. Я рассказал ему обо всем.

 - Я хочу проследить за ними. Поэтому, меня может долго не быть дома.

 - Поеду с вами, может, пригожусь вам, – Тибо был полон решимости.

 - Нет, ты один знаешь о них все, что знаю я. В случае чего, действуй по обстоятельствам. Дай знать отцу. Осторожно намекни: пусть заберут Николь из монастыря пораньше, не дожидаясь, пока их отпустят домой на лето. Помни, что ей грозит опасность. Следи за всем. Это очень опасные и серьезные люди. Ты нужен здесь.

 Попрощавшись, я отправился в Онфлер.     


Глава 6

     Когда наступил вечер, я подошел к дверям уже знакомого мне дома. Постучав, стал ждать. Лакей, вышедший на мой стук, как-то неловко отступил в сторону и, напевая про себя старинный мотив (что давалось ему с трудом, он явно нервничал), провел меня в дом. Не обратив внимания на его нервозность (мало ли, чем он расстроен), я пошел за ним. Подойдя к одной из дверей, лакей открыл ее и пропустил меня вперед. Я почувствовал его смятение и обернулся, чтобы посмотреть, что с ним. Но было поздно. На меня сверху упала тяжелая, свитая из металлических колец, сеть. От неожиданности я растерялся, но, совладав с собой в считанные секунды, рванулся изо всех сил. Сеть, тяжесть которой могла бы раздавить обычного человека, и крепкая настолько, что удержала бы и разъяренного быка, опутала меня, как кокон. Запутавшись в ней, я упал.

    Я рвался из сети со всей силой, на какую был способен, ярость слепила глаза кровавой пеленой. Кольца начали поддаваться моим рывкам. Сеть, с металлическим скрежетом, рвалась от моих усилий.

 - Скорее! Давай шип! – услышал я совсем близко, – коли его, быстро!

    В мое тело воткнули что-то твердое, как кинжал, и мгновенно я почувствовал, как силы покидают меня. Ослабев, но, не потеряв сознания, я затих, не в силах пошевелиться.

    Ко мне подошли Тридвиг и Брукс. Молча, опять не думая ни о чем конкретном, они быстро освободили мои ноги и руки от сети. Несколько слуг подтащили и надели на них чугунные кандалы. Один человек, не то, что поднять – не смог бы сдвинуть их с места. Затем, присев у моей головы, Брукс так же деловито стянул на ней металлический обруч, при этом внимательно вглядываясь в мое  лицо.

    Повернув меня и разрезав кожаные ремешки, Брукс снял с меня мешок с лежащим в нем ларцом. Достав, он долго рассматривал его, поворачивая во все стороны. В его голове проносились неясные обрывки разговора с каким-то человеком.

    Я, заставив себя успокоиться, внимательно вчитывался в мысли Брукса. В его мыслях я видел темную огромную комнату, затянутую драгоценными гобеленами и со старинной дорогой мебелью. В темном углу, на небольшом возвышении, стоял стул с высокой спинкой, повернутый к собеседнику боком. Высокие подлокотники стула  полностью скрывали сидящего на нем. Только глухой голос негромко доносился из его глубины.

    Тот, кто сидел на стуле был явно чем-то раздражен. Он бросал фразы так же отрывисто и грубо, как и Брукс. В отрывках мыслей Брукса я только и смог разобрать, что таинственный собеседник требует от него привезти ларец и молодого, невинного потомка Тьёдвальда. 

    Но зачем? Кому понадобились через пятьсот с половиной лет старый ларец и живой человек? Я не мог даже представить себе такое.

    - Мы сделаем Лорду подарок, о котором он даже не мечтал. Ты знаешь, кого мы поймали? Это пропавший сын де Мореля! И надо же – уже кем-то превращенный. Удача сопутствует нам! – проговорил Брукс, все еще рассматривая ларец.

 - Откуда тебе известно, что это сын де Мореля?

 - Ты, старина, никогда не был внимательным. В доме противника нужно примечать все. Там много чего интересного можно заметить, например: картины и портреты.

 - Понятно, а как ты узнаешь, невинен он или нет. Сам-то не проверишь – не девка! – Тридвиг расхохотался.

    Меня начал опять наполнять гнев. Вот подлец! Еще хохочет. Странно было слышать его смех: скрипучий, похожий на воронье карканье.

  - А мне и не надо проверять, я и так знаю. О нем ходит добрая слава. Он невинен, как юный монах. Посмотри на него. Даже вампиром не искусился – сила! – Брукс сказал это таким тоном, что я не понял, восхищается он или  забавляется этим фактом.

 - Тогда нечего здесь торчать, пора и домой! Как думаешь, Лорд раскошелится?

     - Отходим сегодня же, как управимся – сразу. Думаю, Лорд будет доволен. А он очень щедр, когда доволен.

    Глубокой ночью к дому подкатила телега. Сняв с моих ног кандалы, меня заставили встать на ноги. Я не сопротивлялся – мне было важно отплыть с ними в море. Там уж я попробую выпутаться. А тогда посмотрим, кто из нас «невинный монах». Меня переполнял гнев, но я решил не показывать своего настроения, пусть думают, что я смирился.

    Шип в моей руке лишал былой силы. Я чувствовал себя так же, как в последние дни моего перевоплощения, когда лежал на полу склепа: боли не было, но не было и сил.

    Мы прибыли в порт, в самый отдаленный его уголок. К пристани причалила шлюпка, в которой сидело несколько здоровенных матросов. Их внешний облик выдавал бывалых моряков, суровое выражение их лиц не предвещало ничего хорошего тому, кто осмелился бы вступить с ними в перепалку.  Недовольно ворча на проливной дождь, заливавший город уже несколько часов, матросы закрепили шлюпку у причала и выбрались из нее.

    Подойдя ко мне и не церемонясь, подхватили под руки и грубо поволокли к шлюпке. Брукс и Тридвиг поспешили за ними. Бросив меня на дно, залитое дождевой и морской водой, все уселись в ней, и матросы, оттолкнувшись от причала, разобрали весла. Они действовали быстро и слаженно. Если капитан их судна хотел выйти в море, то нужно было торопиться – скоро начнется отлив.

     «Из таких молодчиков получились бы хорошие пираты, – подумал я. – И передо мной нет того страха, какой  безотчетно возникает у людей, стоит мне пристально посмотреть на них. Может они и есть пираты? Брукс и Тридвиг – точно».

    Мы вышли из порта. На рейде стоял, почти невидимый, человеческому взгляду, из-за пелены дождя, корабль. На его палубе не были зажжены сигнальные огни. Капитан явно намеревался тайно выйти в океан.

    Корабль, – легкий и быстрый флейт, такому мог позавидовать любой пират!  Я всегда хотел служить на таком судне. Такие суда были, в основном, военно-транспортными и, ходя на них, можно было побывать во многих странах. Что же,  мои мечты сбываются, но в каком-то извращенном, изуверском виде!

    Подняв на палубу, матросы молча приковали меня к фок-мачте чугунными кандалами, руки стянули сзади железными, в несколько рядов, цепями, а голову притянули и закрепили за обруч. Я стоял прикованный и не имеющий возможности даже пошевелиться, с головой, высоко поднятой вверх.

    Так меня могли не опасаться матросы, несущие вахту на палубе. «Я не смогу смотреть на них и воздействовать своим взглядом»,– понял я их действия.

    Мы вышли в море с ночным отливом. На палубе царил полный порядок и сосредоточенность, матросы работали слаженно и каждый из них знал свое место и работу. «Чтобы команда работала так хорошо, нужен авторитет, значит, капитан не из робких людей, раз сумел у таких моряков завоевать доверие и подчинение», – заметил я про себя. И все же матросы были возбуждены и радовались, что им не пришлось долго торчать в порту Онфлера.

     Я смотрел на ночное небо. Дождь внезапно кончился и облака рассеялись, звезды серебряной россыпью мерцали в его бездонной глубине. Глубокая печаль примешивалась к чувству облегчения от того, что мне удалось помочь своей семье и отблагодарить близких мне людей за их любовь. Что ждет меня впереди? Вернусь ли я домой, увижу ли  Диану? Мне было грустно от того, что она даже не знала о том, что я приходил к ней вчера ночью. Я знал, что она будет ждать, и будет любить – всегда! И я постараюсь вернуться, я сделаю все для этого. Пусть мне придется идти к ней всю жизнь – я вернусь.

     Глубокой ночью на капитанский мостик поднялся капитан. Вместе с ним были Брукс и Тридвиг. «Вышли подышать свежим воздухом после обильного ужина и выпивки» – понял я из мыслей капитана. Негромко разговаривая, они стояли у борта.

   - Зачем они ему? Все время об этом думаю, – спросил капитан Брукса, продолжая, очевидно, уже начатый разговор.

  -  Я спрашивал его, но он очень хитер и скрытен, все время увиливает от прямых ответов. Но я понял, что в ларце сокрыта сила, неведомая людям. Тьёдвальд знал тайну ларца. Лорд надеется разгадать ее.

  - Тогда зачем ему нужны  другие вампиры? – вмешался в разговор Тридвиг.

   «Похоже, о Лорде больше всех знает Брукс», – я внимательно стал прислушиваться к разговору.

   - Не знаю, но, как будто, они его разочаровали, он все время что-то ищет, и не может найти. При мне он очень осторожен и не и болтает лишнего. Я знаю только, что вампиры, которых мы для него ловили, не случайные, он все время ищет кого-то конкретного.

    «Это уже интересно, может, мне  следует попытаться разгадать эту тайну?  Она напрямую связана с моим предком, значит, имеет для всех Морелей большое значение. Кто знает, что еще взбредет в голову этому таинственному Лорду. Лучше быть готовым ко всему, чем ждать в неведении, что он еще придумает, –  я внимательно прислушивался к их разговору. – Значит, Брукс и Тридвиг – охотники. Теперь понятно, почему они умеют распылять мысли – их научили этому, а сеть и кандалы – их орудие ловли, и еще этот шип, что это может быть? Очень любопытно».

 Постояв на палубе еще немного, Брукс и Тридвиг отправились в каюту. Капитан, проверив ночную вахту и отдав необходимые распоряжения, тоже отправился спать.

     Утро. Легкий бриз упруго надувал паруса, позволяя флейту нести свой длинный корпус с приличной скоростью. Матросы, несущие утреннюю вахту, были заняты своей работой. Я внимательно прислушивался к их мыслям, стараясь понять, куда мы направляемся. 

     Молодой матрос, драивший палубу возле меня, сердито перебирал в уме свои ошибки, из-за которых он вчера проигрался в кости какому-то Джону. Чуть поодаль, другой матрос, мечтал о кружке доброго рома, и ругал, на чем стоит свет капитана, который ввел на корабле запрет на спиртное. То легкое вино, что выдавали матросам за обедом, он считал недостойным такого старого морехода, как он. Еще несколько матросов, занимаясь своей работой, иногда поглядывали на меня со страхом и омерзением. Такое существо как я, по их мнению, не должно оставаться в живых. Единственное, что их удерживало от расправы надо мной, это приказ капитана и хороший куш по окончании плавания.

    Стоя у мачты, прикованный и усмиренный, я размышлял над этим. В том мире, в котором я жил до своего перевоплощения, вера в существование духов, привидений и вампиров было обычным делом. И всегда в этих легендах говорилось о том, как уберечься, или убить такого, как я. В них не говорилось о пощаде или милости к чудищам, подобным мне. Разве я сам не пытался покончить с собой, считая себя ужасным монстром, не имеющим права на жизнь?  Меня изумляла, конечно, та легкость, с какой Тибо и Диана приняли мой новый образ. Но открыться родным, означало бы подвергнуть их большой опасности. Гонения церкви, инквизиция – это было реальной угрозой для жизни моих родственников. Мысли о том, как бы они приняли меня в виде вампира, тоже останавливали меня. Даже если бы меня и не убили, то чувствовать постоянный страх перед собой, или отвращение, было бы для меня невыносимо.  Внешне, может, никто и не выказал бы этого при мне, но ведь никто не смог бы скрыть от меня свои мысли.

    Поэтому то, как воспринимали меня эти люди, не удивляло и не сердило меня. Только горько было от того, что они не знали обо мне ничего, того, что мне не нужны их жизни и кровь. Оставаясь внутри себя человеком, и что, в конце концов, примирило меня с собой, я не мог крикнуть всем этим людям, что я человек! Пусть не такой, как они, пусть я ничего не ем и пью кровь животных, но я не хочу причинить им зло. Я не хотел становиться вампиром. Это не мой выбор. И не моя в том вина, что судьба была так жестока со мной.

    Солнце, поднявшись над горизонтом, начало своими лучами высушивать палубу, отдраенную матросами. Легкий пар поднимался над ней, и, хотя я не мог видеть этого, я слышал легкое шипение, исходившее от досок палубы. Паруса на бушприте белоснежными крыльями закрывали меня от жгучих лучей, но я понимал, что так будет не всегда, и тогда мне придется терпеть невыносимые муки.

    Матросы, свободные от вахты, расположились на палубе и занимались своими делами: кто-то чинил одежду, кто-то играл в кости. Но их мысли витали вокруг меня в ожидании забавы.  Я видел в их мыслях моих предшественников, корчившихся под палящими лучами солнца. Это было развлечение, а при скучной корабельной жизни – прекрасный повод повеселиться.

  - Держу пари, скоро мы будем слушать песни, – со смехом проговорил кто-то из них.

  - Да, солнце поджарит нашего друга. И тысяча акул мне в печень, если он не завертится, как вошь на гребне моей бабки, – подхватил другой матрос, расхохотался сухим трескучим смехом и закашлялся.

   Они наперебой стали заключать пари, как долго я выдержу пытку солнцем и что стану делать при этом. Несколько матросов подошли ко мне  и грубо срезали ножами с меня одежду, оставив только кожаные штаны, не задев при этом шип, по-прежнему, торчащий из моей руки.

    Через несколько минут солнечные лучи тысячами огненных игл вонзились в мое тело. Я, закрыв глаза и сжав зубы, молча сносил пытку. Матросы притихли, моего крика они ждали с нарастающим нетерпением, готовые в любой момент разразиться торжествующим смехом. Но я не предоставил им такой радости. Несколько часов солнечный свет заливал палубу, и все это время они ждали, что я не выдержу и закричу. Я молчал: когда-то я сам подставил свое тело солнцу и молча перенес боль, неужели сейчас я не смогу с ней справиться.

    Наконец, солнце скрылось за парусами грот-мачты и прекратило мои мучения. Матросы с удивлением  посматривали в мою сторону. Я видел в их мыслях даже нечто похожее на невольное сочувствие и уважение. Эти грубые и сильные люди, не знающие пощады и не признающие сентиментальных проявлений души, уважали стойкость и силу.

  - Скольких мы перевезли, Билли, и не один из них не мог выдержать солнца. А этот, что-то уж очень тихий. Может, он и не кровосос вовсе? Давай проверим. Подойди-ка к нему, если укусит – значит, вампир, – со смехом проговорил кто-то из матросов.

  - Ага, а то привезем, а он и не вампир вовсе, давай Билли, не трусь, может его в команду нужно зачислить, а не к мачте привязывать! – подхватил кто-то еще.

    На палубе завязалась шутливая возня. Матросы развлекались, пытаясь подпихнуть ко мне незадачливого Билли. Когда кто-то не рассчитав, толкнул его чересчур сильно, Билли с размаху угодил прямо в меня. Внешне я никак не отреагировал на прикосновение, хотя запах его тела, разогретого потасовкой и жарой, ударил в голову, невольно сжимая мои мышцы и наполняя рот горькой ядовитой слюной.

    Билли, в ужасе отскочив от меня, ругался, так, как могут ругаться только матросы. Его товарищи хохотали в ответ и подтрунивали над ним.

     Когда все угомонились и дневная вахта, поужинав, расселась на палубе, как всегда бывает в тесной компании по вечерам перед сном, начались разговоры и воспоминания бывалых моряков. Молодые же слушали их, затаив дыхание.

  - Помню, года два назад, привели на борт Брукс и Тридвиг молодую вампиршу, – начал один из них, – была бы человеком, на край света пошел за ней. Хороша девка, даже смотреть страшно. Привязали ее, значит, к мачте, а молодежь так и вьется вокруг. Тронуть нельзя – так хоть посмотреть. А она все стонет да охает жалобно так, прямо за сердце тянет. Вот и не выдержал Стиф, ночью подкрался и говорит:

   - Что, хочешь – все сделаю, для тебя и жизни не жалко.

    А она стонет:

   - Шип, – говорит, – руку жжет, нет сил терпеть, вытащи, я никого не трону. Он и поверил, вытащил шип, она ничего, стоит, только стонать перестала. А к утру-то и пропала. Нашли только оковы разорванные, да Стифа мертвого и шип пропал, искали – да где там. Говорят вампиры за такой шип, что хочешь, принесут. 

  - Да, на острове, когда вампир сбежал, тоже про шип говорили, он им силу дает, когда вытащат. Странно, сначала слабеют, а потом, наоборот, сила приходит.

  - Брукс уже лет пятнадцать на Лорда работает, и Тридвига потом привел. Он сколько этих уродов на остров перевез?! И зачем они Лорду?

  - Говорят, он их приручает.  У него в пещерах уже сотня, наверное, сидит. Может, этот Лорд и сам вампир, его ж никто не видел.

  - Был бы вампиром, чего бы на острове-то сидел? И зачем к нему тогда других привозить? 

   В их мыслях я видел этот остров. Одиноко стоящий посреди океана, он старой шляпой с куцыми рваными полями лагун, лежал на поверхности водной пустыни. Высокая гора, с чашей потухшего вулкана, с крутыми склонами, покрытыми редкими зарослями кустарника.

   Посидев еще немного и выкурив трубки (многие из моряков пристрастились к этому зелью, привезенному из Нового Света), все разошлись. Все стихло.

     Ночью вахту нес молодой матрос, на вид ему было лет четырнадцать. Среднего роста, с копной давно не стриженных темных волос, торчащих во все стороны от соленого влажного ветра. Его лицо, еще юное, но уже загорелое и обветренное в дальних морских походах, излучало миролюбие и любопытство.  Он целый день вертелся возле меня, слушая старых матросов, которые  рассказывали о том, как на этом корабле перевозили других вампиров. Мальчишка с интересом поглядывал на меня, я видел в его мыслях, что он потрясен моей выдержкой, и, сравнивая меня с другими вампирами, которых он видел раньше, отмечал мое отличие от них. Его волновал вопрос, правда ли я могу читать мысли и что случится, если я вырвусь на свободу.

 - Я не стану пить кровь людей – это не в моих правилах, если это тебя интересует, –  ответил я на его мысли.

    Он вздрогнул от моего голоса и быстро отошел к борту. В его голове завертелось еще больше вопросов, но он боялся наказания за разговор со мной. Стоя у бакборта и нагнувшись с ведром, чтобы зачерпнуть воды, он мысленно спорил с собой, борясь со страхом и любопытством. Ему очень хотелось узнать, как становятся вампирами.

  - Это очень больно и неприятно, как лежать в ледяной воде и не иметь возможности согреться – вся кровь превращается в лед. И очень страшно. Поверь мне, лучше этого совсем не знать, – ответил я на его немой вопрос.

 - Как это случилось с тобой, – уже смелей спросил он мысленно.

 - Случайно, это длинная история. … И печальная.

 - Я слышал, как Брукс говорил, что ты очень ценный, потому, что еще чист, то есть еще не пил кровь людей. Почему? Ведь тебе уже все равно.

 - Я не хочу становиться чудовищем.   

 - Тебе было очень больно, сегодня, под солнцем?

 - Да.

 - Эй, Тьери, ты чего там возишься? А ну быстро на камбуз! – закричал на мальчишку боцман, перегнувшись через бортик капитанского мостика.

  «Надо же – у него мое второе имя», – отчего-то с неожиданной теплотой подумал я о парне.

    Уже  три недели мы были в море. Матросы, собиравшиеся сначала каждый день возле меня в ожидании представления, поняв, что я не стану их развлекать, перестали обращать на меня внимание, рассудив, что, возможно, мне и не больно вовсе, раз я еще не пил людской крови. Весть об этом, конечно же, вскоре стала известна всем. И это обстоятельство несколько сглаживало их негативное отношение ко мне. Однажды, глубокой ночью, Тьери, подкравшись ко мне сзади, набросил на плечи старую  холстину.

 - Спасибо, – чуть слышно шепнул я ему.

 Утром все сделали вид, что не заметили ее на мне.

    Капитан, которого звали Венс Барт, крепкий, суровый человек, отдавал распоряжения зычным громоподобным голосом. Я с завистью наблюдал за матросами, ловко взбирающимися по вантам на реи грот - и фок – мачт. Флейт шел в полный бакштаг на всех парусах.

    Окончить школу гардемаринов, мечтать о море, стремиться к подвигам и служению родине – и вот он – печальный конец всем мечтам. Что чувствует человек, потерявший все, к чему его влекло, чему он готов был посвятить свою жизнь? Я чувствовал горькую незаслуженность случившегося со мной, мое сердце не желало принять такую несправедливость. Я знал, что внутри остался тем же романтиком и человеком, влюбленным в море. Что никакие  физические изменения не смогут переменить моего отношения к жизни, к людям.

     Многому меня научили Диана и Тибо, своим отношением ко мне. Зная, что я собой представляю, они не бросили меня и отдали мне каждый, что мог. Диана – свою любовь и веру, Тибальд –  преданность и дружбу. И я перестал терзать себя сомнениями и страхом. Я почувствовал в себе силы жить дальше, неся в себе то, что дала мне моя человеческая природа. Потеряв Диану, я приобрел веру в силу любви, способную на жертву ради любимого человека. Разве не она хранит меня сейчас? А Тибо, с его уверенностью во мне, в мою силу воли и неспособность причинить людям зло? Разве не эта уверенность удерживает меня от многих необдуманных поступков? 


***

    Утро сорокового дня перехода выдалось пасмурным. Ветер посвежел. Черные, тяжелые тучи, опустившись низко над океаном и закрыв небо, бежали с разной скоростью: верхние быстрее нижних. Это предвещало бурю. Волны длинными валами накатывали одна на другую. Флейт, развернувшись правым галсом, взрезал их носом. Срывая с верхушек волн пену, ветер дул не менее сорока трех миль в час.

    Я наблюдал за слаженной работой матросов. По приказу капитана команда рассыпалась по мачтам, убирала паруса, готовясь встретить бурю. Тьери вместе со всеми, закрепившись на грот - брам - рее и став на перты, брал рифы на марселе. Я с завистью смотрел на них. Как бы и мне хотелось лазить по реям мачт, чувствовать свободу и восхищение, охватывавшее меня каждый раз, когда я поднимался туда, на самый верх. Чувство парения над водами моря, борьба с ветром и непослушным  парусом, норовящим хлестнуть тебя побольней, что может быть прекрасней?

    Флейт хорош тем, что нес только четыре основных паруса. Два на грот – мачте: грот-парус и грот-марсель, и два на фок – мачте: фок-парус и фок-марсель. Это позволяло иметь небольшую, 60, 65 человек, команду, и уборка парусов не занимала много времени. Оставив только штормовые стаксели парусника, капитан был готов к встрече со штормом.

   На второй день бури ветер неожиданно сменил направление и, закрутив смерчем, навалился на наш флейт со всех сторон. Огромные волны, сталкиваясь, трепали парусник. Началась боковая качка. Длинный корабль, скрипя всем своим корпусом, едва успевал взобраться на гребень волны. Набегавший сзади вал грозил обрушиться на корму и утопить судно. Капитан, стоящий у штурвала, перекрикивая рев ветра, отдавал распоряжения.

   Надвигался настоящий ураган. Убрали стаксели. Волны огромными валами захлестывали палубу, перекатываясь через нее и унося в океан все, что не успели хорошо закрепить. Я, привязанный к мачте, чувствовал себя ужасно! Беспомощность и слабость делали меня уязвимым. Я чувствовал яростный протест, поднимавшийся в моей душе. Матросы, занятые своим делом, не обращали на меня внимания. Я стал биться в своих путах, стараясь сорвать с себя ненавистную медлительность движений. Но кандалы держали крепко, и мои усилия были напрасными.

    Корабль, все глубже зарываясь носом в гигантские  волны, скрипя всем корпусом, с огромным трудом выныривал и взбирался на очередной гребень надвигающего на него вала. Ветер грозил сломать мачты. Чтобы облегчить корпус и уменьшить парусность, капитан приказал снять с мачт  грот – трюм рей и фор - трюм рей, а затем и грот - бом – брам - рей и фор – бом – брам- рей. В такой ураганный ветер это почти не выполнимая задача, я с волнением наблюдал за работой матросов. Как бы мне хотелось помочь им! Но кто отважится отпустить монстра на свободу?

    Ветер, достигший девяноста миль в час, на суше ломал бы деревья и сносил крыши. Но здесь, в бескрайних просторах океана, корабль имел опору только на волнах. В этом и было его спасение. Перекатываясь с волны на волну, он, отдаваясь их воле, не сопротивлялся, а вместе с ними несся по водной поверхности.

   Ураган бушевал уже больше суток, швыряя нас по океану. Наступил второй вечер борьбы со стихией.

   Капитан, стоя на мостике, беспокоился о том, что нас несло на маленький необитаемый остров, скорее даже не остров, а длинную песчаную косу. В хорошую погоду она была отчетливо видна на поверхности даже в прилив, но сейчас, в темноте и тумане водных брызг, окутавших корпус судна, не было видно ни зги. В его мыслях  ясно чувствовалась тревога. Парусник плохо слушался руля, и удерживать штурвал курсом в разрез волн,  двум матросам, стоящим у него, удавалось с большим трудом.

     Даже в такой кутерьме, матросы четко выполняли приказы капитана, в их мыслях не было и тени сомнения в нем.  Они быстро и слаженно  работали на палубе, порой перекидываясь шутками и острым словцом.

    - Волна!  Берегись! – раздалось на мостике.

    Матрос неподалеку от меня тянул шкот, удерживающий нижний конец свернутого в упругий рулон фок - паруса, стараясь укрепить его за штирборт. Волны ослабили его, и парус могло унести.  Матрос не удержался от удара гигантского водного вала. Его, подхватив, швырнуло на меня и, отбросив, унесло в океан. 

 - Человек за бортом! – что есть силы закричал я, перекрикивая вой ветра.

   Почти все находящиеся на палубе замерли от звука моего голоса. Он прогремел над палубой, перекрывая рев ветра в снастях и грохот волн, бьющих с неимоверной силой. Потом, уяснив то, что я прокричал, матросы, находящиеся рядом со мной, бросились к борту, стараясь рассмотреть в воде человека. Но темнота и огромные волны навсегда поглотили его.  Все вернулись на свои места, мысленно молясь за своего товарища и о спасении своих жизней.

    Я с нарастающим гневом вновь стал биться в своих путах, стараясь сбросить их с себя. По моим мышцам пробежала дрожь, наполняя меня безудержной, неимоверной мощью. Я с удивлением заметил, что ко мне стала возвращаться моя былая сила. Я напряг мышцы рук и с легкостью разорвал стягивающие их железные цепи. Подняв руки, я ухватился за обруч, державший мою голову, и хотел сорвать его, но в этот момент флейт дернулся с такой силой, что все повалились на палубу. Затрещали мачты и, удерживаясь на снастях, над палубой повисли грот - и фок – стеньги, сломанные ветром. Тут же несколько матросов, подхваченные нахлынувшей волной, пронеслись мимо меня и упали за борт сильно накренившегося корабля. Среди них я увидел Тьери, который с распахнутыми от ужаса глазами ухватился за болтавшийся канат, но у него не хватило сил удержаться на палубе. Закричав, юноша скрылся в пучине.

     От удара моя голова сама освободилась от пут, нагнувшись, я рванул кандалы на ногах и бросился за борт. В воде были видны головы нескольких человек. Я, подплыв к одному из них, схватил его за одежду и с силой швырнул на палубу. По-моему, он даже не понял,  что произошло. Поступив так со всеми, находящимися рядом  со мной, я все время искал Тьери, крича и оглядываясь. Не найдя его рядом, я поплыл вдоль корпуса корабля. Тьери, уцепившись за конец каната, свисавшего с палубы, был почти без сил. Увидев меня, подплывавшего к нему, он дернулся в страхе, но потом, решив, что хуже уже не будет, смотрел на меня, ожидая моих действий.

     Я, подплыв к нему и обхватив его под руки, другой рукой обмотал тросом и, подбросив, перекинул его через борт сильно накренившегося в нашу сторону судна. Затем, ухватившись за леер, поднялся на палубу. Не раздумывая, я стал помогать матросам, старавшимся закрепить болтавшиеся от ветра стеньги, грозящие проломить голову каждому, кто окажется на их пути. С моей помощью дела пошли намного быстрей. Матросы сначала отпрыгивали от меня в ужасе, но увидев, что я не обращаю на них никакого внимания и спокойно продолжаю работать, сначала с опаской, а потом все смелей присоединялись ко мне.

    Флейт, как и боялся капитан, сел на мель, налетев на песчаную косу. Всю ночь, до утра, команда боролась за жизнь корабля. К утру ветер перешел из ураганного в более слабый, и волны, немного успокоившись, перестали перекатываться через борт, но все еще сильно качали флейт.

    Рассветало. Люди, смертельно уставшие, но не бросившие свой корабль в беде, несмотря на сильную качку, попадали на палубу и забылись в тревожном сне. На меня никто не обращал внимания. Я, усевшись у ростра, держал на коленях голову Тьери: он, сильно ударившись, не мог сидеть. Наблюдая за тяжелыми облаками, несущимися по небу, я думал о том, что произошло со мной. Наверное, когда на меня бросило матроса, он, ударившись, вырвал из моей руки шип. Но теперь я ни за что не позволю опять надеть на себя кандалы.

   За все это время я ни разу не видел Брукса и Тридвига. Где они были во время бури? Когда совсем рассвело, боцман поднял команду свистком. Люди, просыпаясь с трудом, стали оглядываться и приводить себя в порядок. Я сидел, не двигаясь, Тьери еще спал, и мне не хотелось беспокоить его.

   Постепенно все стали приходить в себя, послышались шутки и смех. Люди выплескивали скопившееся за эти дни напряжение. Хотя команда не досчиталась двух матросов, унесенных ураганом, все же урон был не так плачевен, как казалось вначале. Мачты уцелели, а грот - и фок - стеньги починить было легко. Паруса, убранные вовремя, тоже целы, так что на ремонт много времени не понадобится. Главной проблемой было снять флейт с мели. Он, сильно накренившись, зарылся килем в песок.

    На палубе показался Брукс. Бросив взгляд на мачту, к которой я был прикован и, не увидев там меня, он побледнел. А оглядев палубу и наткнувшись на меня взглядом, совсем растерялся. В его мыслях пронеслось несколько вариантов моей поимки. Я же, поймав его взгляд, покачал головой, показав ему, что у него ничего не получится.

  Брукс, подойдя к капитану, спросил:

   - Как это случилось? – и кивнул головой в мою сторону.

 -  Не знаю, не видел, но без него я потерял бы половину команды, – ответил капитан.

 - Он спас меня, и пока никого не тронул. Пусть будет свободен, – сказал матрос, подойдя к Бруксу вплотную.

   Брукс пожал плечами:

   - Пусть, но если начнут пропадать люди, пеняйте на себя. Он, может, просто сохранил свой обед.

   Я сжал кулаки. Очень хотелось оторвать его бестолковую голову, но я не хотел настраивать против себя людей, поэтому сделал вид, что меня это не касается.

   Постепенно ветер стих до свежего, волны перешли в зыбь. Я осторожно положил голову Тьери на чью-то куртку, оставленную подле меня (возможно, хозяин не в силах преодолеть свой страх, не смог забрать ее), и, поднявшись, молча бросился в воду. Опустившись на дно, я осмотрел киль, глубоко засевший в песке и кораллах. Сейчас отлив, нужно дождаться прилива и тогда корпус флейта, приподнявшись, немного освободится от песчаного плена. Я же  попробую вытолкнуть его на глубокую воду.

   Вынырнув, я увидел, как перегнувшись через леер, почти вся команда смотрела в воду, гадая, вернусь я или нет. Брукс в бешенстве бегал по палубе, думая о гневе Лорда, если он не привезет меня к нему.

     Я молниеносно, так что стоящие у борта матросы даже не заметили моих движений, взобрался на палубу и встал рядом с ними. Многие отшатнулись в испуге, когда я появился рядом с ними, как из воздуха. 

 - Нужно дождаться прилива, и тогда я попробую столкнуть флейт. Он сидит глубоко, но прилив приподнимет корпус, – сказал я капитану, не подходя к нему близко, и опять опустился на палубу возле мальчика. – И  я не собираюсь убегать. Я сам пойду к вашему Лорду, хочу узнать, что ему  нужно от моей семьи, – добавил я, обращаясь к Бруксу.

    Через несколько часов начался прилив. Течение и паруса, поставленные командой на сильно накренившихся мачтах,  тянули корабль с мели. Нырнув и опустившись на дно, я уперся ногами в кораллы и песок, стараясь приподнять киль корабля. Рывками, поднимая и толкая его, постепенно стал продвигать корпус корабля с мели. Флейт выравнивался, и мачты, поднимаясь, наполнялись ветром, облегчая мою задачу. Наконец, освобожденный из плена, парусник закачался на волнах.

    Поднявшись на палубу, я уловил восхищение в мыслях матросов. Тьери смотрел на меня со смешанным чувством восторга и неожиданной для меня преданности. Все еще лежа на палубе, он не мог встать, и во все глаза следил за мной. Я, встретив его взгляд, весело подмигнул ему. От неожиданности он смутился и покраснел.

    Не ожидая приказа, я взялся помогать матросам, с удовольствием носясь по реям и ремонтируя все, что можно исправить в данный момент.

    Брукс и Тридвиг так и не появились на палубе. Странное поведение этих двоих удивляло меня, но спросить кого-нибудь о них я не решался. Матросы еще неловко чувствовали себя при мне. Не проявляя явных признаков страха, они все же опасались находиться рядом со мной. Но я был счастлив свободой и не обращал внимания на такие мелочи.

    Для починки корабля капитан дал один завтрашний день. Сегодня команде было предписано отдыхать. Оставив на вахте матросов, все спустились в кубрик и завалились спать.

    Я остался на палубе и, привалившись спиной к шлюпке, закрыв глаза, думал о странностях судьбы. Забросив меня на этот корабль, она, смеясь над всеми, сделала меня из врага союзником этих людей. Из пленника – спасителем тех, кто еще несколько дней назад с удовольствием ждал моих мук.  


Глава 7

   На следующий день ветер почти стих, но тяжелые облака еще закрывали небо. Флейт лежал в дрейфе. Рано утром команда принялась за починку мачт.

     Вместе со всеми я поднялся на грот-мачту и стал один на грот-марса-рей по левой стороне мачты, а три матроса повисли на вантах с другой стороны. Мы принялись подтягивать запасную грот - стеньгу для закрепления ее эзегофтом. Потянув слишком сильно за свой конец штага, я вырвал его из рук матроса, стоящего по другую сторону мачты.

    - Сто чертей тебе в селезенку, тяни прямее, – заорал он на меня, – добавив при этом целый поток отборной матросской брани.

 Я расхохотался. Мне было хорошо от этого нагоняя. Матросы, стоящие на палубе и рядом на рее, сначала замерли в ожидании моей реакции, потом расплылись в улыбках. Им нравилось то, как я веду себя. Не навязываясь никому и не чураясь работы, я все больше завоевывал  симпатию у команды. Капитан, внимательно следивший за мной, был доволен выбранной мною манерой поведения.   

 Мы работали весь день. Только вечером, управившись почти со всеми делами, усталые, но довольные матросы, поужинав, расселись на палубе. Достав трубки и устроившись поудобней, они стали вспоминать, через какие бури и ураганы им пришлось пройти за свою долгую или не очень службу.

   Тьери, поднявшись на палубу, сидел возле меня, показывая тем самым свое полное ко мне доверие.

  - Когда я ходил на бригантине "Санта Петра" с капитаном Дарреллом Олсоппом,  – рассказывал один из старых матросов, – мы шли из Атлантического океана в Индийский и, огибая мыс Доброй Надежды, попали в шторм. Там всегда бушуют шторма не чета этому. Да…  – протянул он, вспоминая ураган. – Тогда от команды осталась половина. Мачты сломало у самого пяртнерса, паруса, само собой, унесло. Нас бросало так, что устоять на палубе было невозможно. Бригантину несло на скалы, и, чтобы не сгинуть, нам пришлось покинуть судно. Мы ждали помощи несколько дней на Кейп-Пойте.

  - А мы попали в мертвую воду. Как ни старался Пит Грей, наш капитан, ни в какую, стоим и все! Потом догадались – поставив все паруса и начав лавировать, потихоньку вышли на чистую воду, – включился в разговор другой матрос. Он был еще не стар. Рыжие волосы и лицо в россыпи веснушек выдавали в нем ирландца.

    Я слушал рассказы моряков. Тьери, сидевший возле меня, вспоминал приключения вчерашнего дня. В его мыслях чувствовался страх от пережитого, но этот страх не был тем смертельным ужасом, который лишает человека разума и он теряет голову от такого испытания. Наоборот, Тьери хотелось избавиться  даже от этого, вполне естественного чувства.  Он надеялся, что никто из бывалых моряков не заметил его слабости.

  - Из него со временем получится бесстрашный морской волк, – думал я, невольно слушая его мысли.

  Тьери принял мою помощь со всей пылкостью юного сердца. Он тоже на моем месте, не задумываясь, бросился бы спасать своих товарищей.  И мой поступок казался ему совершенно естественным. Это говорило о том, что он перестал относиться ко мне, как к не человеку. Не видя во мне ничего противного, он забыл о моей вампирской сущности. Случившееся вчера выветрило из него весь страх передо мной.

   Старый матрос, его звали Пьер, сидевший поодаль и куривший короткую пеньковую трубку, спросил:

  - Что-то я не видел на палубе господ Брукса и Тридвига. У них морская болезнь?

 - А у них всегда морская болезнь, когда нужна помощь! – со смехом произнес Билли.

 - Погоди, вот управимся, они и появятся, – добавил другой матрос, сидящий на бухте каната.

 - Что-то в этом рейсе они не сильно жалуют палубу. К чему бы это? – опять спросил старый моряк.

   - А  они стерегут сокровище. Везут Лорду драгоценный сундук. Вот и не доверяют никому, даже друг другу, – сказал Тьери.

 - Понятно, ну пусть стерегут, – бросил сидевший рядом с Билли матрос и хищно сощурился.

   Я прочел его мысли: он был бы рад отомстить Бруксу. Тот оскорбил его в какой-то перепалке, и у матроса зародился план, как насолить заносчивому Бруксу.

 - Не думаю, что это хорошая идея, – сказал я, смотря ему в глаза.

   Он вздрогнул от моего голоса, а несколько человек обернулись и посмотрели на меня. Они еще никак не могли привыкнуть к моей свободе.

 - Да я ничего, … просто подумал, … но ведь и тебе есть, что им припомнить, – вдруг вскинулся он.

   Все внимательно присушивались к нашему разговору. Им было интересно узнать, что я думаю о Тридвиге и Бруксе и что я намерен делать теперь, очутившись на свободе.

 - Для меня важно добраться до этого Лорда. Я не хочу никому причинять зла, но ему нужен кто-нибудь из моей семьи. А я не могу рисковать никем. Поэтому пусть Брукс привезет ларец Лорду. Я же смогу разобраться, что ему нужно от моей семьи.

   В мыслях матросов опять закружились вопросы. На один из них я решил ответить.

 - Нет, в моей семье только я один – такой. Не по своей воле. Так получилось. Наверное, случайно, но теперь я уже ни в чем не уверен.

 -  Как так?  - Спросил Тьери.

  - Все в этом мире в воле Господа, и наши судьбы – тоже. Так мне сказала одна очень хорошая девушка. И, может, мне суждено было стать таким, и зачем-то это угодно Богу, – ответил я ему и потрепал его легонько по голове, взъерошив и без того взлохмаченные волосы.

   От моего прикосновения он слегка вздрогнул. Но не от того, что я притронулся к его голове, а от того, что с ним никто и никогда так не поступал.

  - Откуда ты знаешь морское дело? – спросил меня самый смелый из всех, Смит. На вид ему было лет сорок, невысокого роста, но коренастый, с копной черных волос, обветренным и темным от загара лицом. В его ухе висела серьга, говорившая о том, что он побывал на экваторе.

 - В прошлом году окончил школу гардемаринов, – ответил я, грустно усмехнувшись, и опустил голову.

 - Да, парень, не повезло, – проворчал другой матрос, представив себя на моем месте и вздрогнув от такой мысли. – А зовут-то тебя как? – немного помолчав, спросил он.

 - Мишель, … Мишель де Морель.

    Ночью, когда дневная вахта спала, а ночная несла службу, я, взобравшись на марсовую площадку, смотрел на водную гладь. Небо очистилось от облаков и совершенно черное, опустившись до самой поверхности океана, сияло мириадами звезд. Ветер был попутным и нес флейт устойчивым  полным бакштагом.

  На горизонте справа показалась маленькая точка. Я, присмотревшись, увидел, что это судно.

 - Справа по борту судно! – крикнул я вахтенному, – они потерпели крушение!

  Венс Барт стоял на палубе, пытаясь разглядеть в подзорную трубу черную точку на горизонте.

  - Ну и глаза! Хороший из него впередсмотрящий. Никто бы не увидел это судно в полной темноте, – подумал обо мне капитан.

 - Спуститься под ветер! Держать на судно! – отдал он распоряжение.

   Капитан принял решение подойти к потерпевшему крушение судну по двум причинам. Во-первых, на нем могли быть люди, а капитан ни в коей мере не хотел оставить несчастных без помощи. Во-вторых, на почти затонувшем корабле могли быть ценные вещи, и глупо было оставлять их на судне, которое, без сомнения, скоро пойдет ко дну.

   Джон, стоящий за штурвалом, круто заложил руля, меняя курс. Через некоторое время бриг, находившийся от нас на расстоянии нескольких миль, стал ясно различаться в темноте. Он, сильно накренившись, лежал почти на боку: сломанные мачты, повиснув на снастях и свалившись за борт, удерживали его в таком положении.

 - Одерживай, Джон, одерживай! – приказал капитан, – приводи в бейдевинд! Не подходить ближе, чем на кабельтов!

 Было опасно подходить на более близкое расстояние, так как суда могли столкнуться в темноте.

 Раздалась команда лечь в дрейф. Паруса быстро обрасопили таким образом, что наш парусник оставался почти неподвижным, замерев в кабельтове от завалившегося набок, потерпевшего крушение судна.

  - Осмотрим его утром, – сказал капитан.

     Я мог без труда и сейчас поплыть и осмотреть корабль, но не хотел нарушать приказ капитана, ставя таким образом себя вне команды. Поэтому, я опять спокойно уселся на марсовой площадке, собираясь там дождаться утра.

   На рассвете на палубу вышел Брукс. Осторожно пройдя вдоль борта, он встал на носу у самого бушприта и внимательно осматривал лежащее перед ним судно. Незамеченный, я наблюдал за ним, слушая его мысли. Он прикидывал, что можно прибрать к рукам на таком судне. Было ли оно торговым или пассажирским и, если на нем остались пассажиры, можно ли взять с них выкуп.

   В отличие от капитана, его совсем не волновала судьба людей, которые, возможно, еще оставались на этом корабле.

   Я не понимал, что могло связывать этих людей. Капитана, с его вполне нормальным отношением к жизни, и этого человека, жестокого и равнодушного, думающего только о своей выгоде и не останавливающегося ни перед чем в достижении своих целей.

    Вначале я думал о команде судна (странно, но я до сих пор не знал, как оно называется), что это, несомненно, пираты, раз помогают таким людям, как Тридвиг и Брукс. Но присмотревшись к ним, понял, что это не так. Что же их объединяет? Этого я пока не мог понять.  

     А Брукс думал о том, что делать, если нам придется взять на борт людей с погибшего брига. Остров, к которому мы направлялись, оказывается, лежал вдалеке от торговых и военных путей. Брать на борт посторонних людей, означало подвергнуть их несомненной опасности. Он размышлял над этим, пытаясь найти выход. Ему совсем не хотелось потерять часть прибыли от выкупа, если таковой представится.

   К нему подошел поднявшийся на палубу капитан.

  - Уже достаточно светло, можно спустить шлюпку и осмотреть корабль, – сказал он Бруксу.

 - Если там есть люди, что вы намерены делать? – спросил его Брукс.

 - Как что – возьму на борт, – удивленно ответил капитан.

 - Но брать их с собой на остров нельзя, вы знаете требование Лорда! Он все равно их уничтожит. Скормит вампирам.

  - Я и не собирался брать их с собой. Высадим их на ближайшем обитаемом острове. Хотя, конечно, нам придется для этого отклониться от курса.

 - Можно немного заработать, – осторожно намекнул Брукс.

  Капитан поморщился от такого намека. В его мыслях прозвучала брань, которой он обложил Брукса.

  - Я не буду возиться с этим. Мне совсем не хочется торчать в порту, ожидая результата переговоров. Вы знаете, что это последний рейс, который я должен Лорду. Больше я ему ничем не обязан. Так что по прибытии на остров я рассчитаюсь с ним и уйду.

  - Да, да, конечно, вы правы, – быстро согласился Брукс.

    Но в его мыслях я прочел, то, что мне совсем не понравилось. Он вспомнил о разговоре с Лордом, о том, что по окончании этого рейса тот намерен предложить капитану или служить ему всегда, или уничтожить тех, кто откажется остаться у него на службе. Было там и еще что-то, но он, опять спохватившись, прервал свои размышления.

   Капитану и его команде грозила опасность. Что делать мне в такой ситуации? Открыть задуманное Лордом капитану? Но тогда он может отказаться от возвращения на остров, и я не смогу попасть на него и встретиться с тем таинственным человеком. Немного подумав, не стал торопить события. Посмотрю, что будет дальше, – решил я.

    Тем временем капитан, не желая больше говорить с Бруксом, отошел от него и отдал команду спустить шлюпку на воду.

   Я, спустившись на палубу, спросил  у капитана разрешения присоединиться к матросам, отправляющимся на борт брига.

   Капитан посмотрел на меня с удивлением. Он никак не ожидал от меня подчинения и тем более не видел причины причислить меня к своей команде. Но все же решив, что раз я иду на такой шаг, не стоит настраивать меня против команды и подвергать ее тем самым опасности. Кивнув, он разрешил мне отправиться со шлюпкой.

   Ко мне подошел старый матрос Пьер. В его руках я увидел  рубаху. Не говоря ни слова, он бросил ее мне в руки и поспешно отошел, пыхтя трубкой. На горизонте вставало солнце – день будет ясным.

   Всех удивлял тот факт, что до сих пор на палубе брига не было видно ни одного человека. Может, они все мертвы или ранены. Бригантина лежала, повернувшись к нам своим боком. На сильно накренившейся палубе удержаться стоя было невозможно. 

  Возможно, поэтому на палубе никого нет, должно быть, люди  в трюме, – так думали все.

   Я прыгнул в воду с борта и, не выныривая, под водой доплыл до полузатонувшего корабля. Резко вынырнув, я ухватился за леер, почти опустившийся до воды. Шлюпка намного отстала от меня. Я быстро стал карабкаться по скользкой от утренней росы палубе. Добравшись до палубного люка, ведущего в трюм, я опустил в него голову и стал осматривать помещение.

    В темном и залитом выше колен трюме царил полный хаос. Все незакрепленные предметы валялись вперемешку на левом боку.  Среди обломков и мусора плавало несколько трупов. Это были, судя по всему, матросы. В трюме явно никого из живых не было. Внимательно оглядев захламленный трюм, я увидел среди вещей, плавающих в воде, широкополую шляпу. Для меня это было самым ценным предметом: ею я мог прикрыть лицо от палящего солнца. Оставалось найти еще и перчатки. Но здесь их быть не могло, нужно поискать в каюте капитана или пассажиров. А матросы, причалившие к тому времени к борту бригантины, найдут, чем здесь заняться.

    Я стал пробираться к корме где находились каюты капитана и пассажиров. Заглянув внутрь одной из них, я увидел, что на палубе каюты лежал человек с перевязанной головой, а возле него, прислонившись к переборке, сидело еще четверо. Они были измождены настолько, что не могли двигаться.

    Увидев меня, они оживились. В их глазах появилась надежда.

   - Воды, дайте воды, – прошептал осевшим от жажды голосом один из них.

   - Сейчас принесу, вода в шлюпке, – ответил я.

     Я быстро спустился к шлюпке. В ней уже  никого не было. Привязав ее к борту, все спустились в трюм брига. Взяв флягу с водой, я вернулся к потерпевшим крушение.  Пробравшись через нагромождение свалившихся в кучу вещей, я наклонился к человеку с перевязанной головой, внезапно его запах резанул меня с невероятной силой. Я отшатнулся, не понимая, в чем дело. До сих пор контроль над своим естеством вампира мне удавалось сдерживать довольно легко, несмотря на явный голод, который я начал испытывать. Но его запах был для меня настолько притягателен, что, с трудом проглотив комок, образовавшийся в горле, я молча протянул фляжку матросу, сидевшему рядом, и выскочил на палубу.

    Не понимаю, что случилось – я в волнении уселся на палубе. Да, я чувствовал притягательность человеческой крови. И с каждым днем мне все трудней с ней бороться, но я знал, что смогу противоборствовать ей и не причиню вреда. Никому. Но почему такая реакция на этого матроса? Странно.

    Из трюма брига показалась счастливая физиономия Билла. Улыбаясь во весь свой щербатый рот (у него не хватало двух верхних зубов, выбитых кем-то в драке), он со счастливым прищуром хитреньких, вечно бегающих глазок вывалил на палубу огромный куль. Снизу его кто-то пихнул, и он, цепляясь за канаты, висевшие вдоль наклоненной палубы, выполз из люка.

  - Там, в каюте, люди. Им нужна помощь, – сказал я Сайману, старшему матросу флейта, показавшемуся из люка вслед за Билли. – Я один не справлюсь, там раненый, и они сильно ослабли. 

 - Жозе, Том, Жак, идите в каюту, помогите там. Сначала отправим людей, потом барахло, – распорядился Сайман. 

   Они вместе со мной пробрались в каюту. Стараясь не приближаться к странному матросу и даже не глядя в его сторону, я помог человеку, лежащему ко мне ближе всех. Задержав дыхание и не смотря ему в глаза, я подхватил его под руки и осторожно поволок к шлюпке. Он, интуитивно сжавшись, не предпринимал, тем не менее, попытки избавиться от меня, решив в свою очередь, что невольный страх, возникший у него, связан с нервным переутомлением.

   Когда все потерпевшие крушение были в шлюпке, матросы налегли на весла и помчались к нашему кораблю. Я, уцепившись за леера, смотрел им в след. Когда шлюпка подошла к флейту, я прочел название нашего корабля –  "Диана"! ... я замер  в шоке, не в состоянии произнести ни слова.

   Матросы передали спасенных и, взяв еще нескольких товарищей, вернулись к бригу. Судя по  мыслям, их ожидала немалая прибыль: судно было явно не из бедных и принадлежало скорей всего какому-то купцу.

    Сайман, поднявшийся на борт, отдал приказ обследовать бриг от юта до кормы, ничего не пропуская. Матросы с живостью ухватились за леера, чтобы подняться на борт и выполнить его поручение.

  - Погоди, – сказал я, сообразив, что мне ничего не стоит разорвать толстенные канаты и выровнять корпус бригантины. Так матросам будет легче разгрузить погибающее судно. Я ухватился за канат и, одним движением, оторвав его от обломка мачты, осторожно выпустил конец. Постепенно, перебираясь от одного каната к другому и разрывая их, я освободил судно от фок-мачты, а затем и  грот- мачты, отпуская их постепенно и медленно. Бригантина потихоньку начала выравниваться, скрипя обшивкой и грохоча всеми внутренностями, которые падали на палубу.

    Все находящиеся и на флейте, и в шлюпке с удивлением и интересом наблюдали за мной. У многих в голове проносились картины того, что может случиться с ними, если меня разозлить.

    Почти весь день команда перевозила вещи, найденные на бриге, радуясь богатому улову. Из командного состава на бригантине никого не осталось. Несколько мужчин, что мы спасли, были простыми матросами, а человек с раненой головой – юнгой. Совсем еще мальчишка, лет десяти-одиннадцати, тощий, с копной густых рыжих волос и перевязанной грязной тряпкой головой,  он лежал на палубе в тени паруса.

     Я же, обеспокоенный своей реакцией на запах мальца, думал о том, чем бы заглушить голод, решив, что он всему виной. Конечно, можно перебить голод крысами, водящимися на корабле, но я не мог заставить себя опуститься до такой низости. Нырнув глубоко под воду, я постарался поймать хоть какую-то рыбу. Покружившись вблизи кораблей и ничего не найдя, я отплыл от них на значительное расстояние.

    Вскоре мне попался на глаза косяк тунца; крупная рыба огромным переливающимся чешуей шаром медленно шла в толще воды. Я моментально понесся ему наперерез, стараясь попасть в середину косяка.

    Стая  тунца бросилась от меня врассыпную. Извернувшись, я с трудом удержал в руках  огромную скользкую рыбину. Вынырнув, впился в тело рыбы зубами, но ее кровь оказалась такой мерзкой, что я с отвращением отбросил ее от себя. 

   Боясь вернуться на борт, я нырял и плавал вокруг судов, стараясь не думать о голоде. Почему  голод стал мучить меня так внезапно, я понятия не имел, но стоило мне вспомнить о лежащем на палубе ребенке, как спазм сдавливал мое горло. Мне становилось страшно от мысли, что я превращаюсь в неуправляемого монстра, бросающегося на детей.

    Немного подумав, я нашел, чем развлечь себя. Решил наловить рыбы для команды, все равно делать нечего, а сидеть возле людей становилось невмоготу. Я опять отправился на поиски рыбы, отплывая все дальше от стоящих рядом кораблей, пока не наткнулся на большой косяк трески.

    Выбросив на палубу несколько огромных рыбин, я быстро взобрался на марс, не желая больше подвергать себя искушению, а людей опасности.

    Матросы, обрадовавшиеся подвернувшейся возможности разнообразить свой скудный рацион из солонины, стали весело разделывать туши вкуснейшей рыбы. Они с благодарностью поглядывали на меня снизу. Тридвиг и Брукс, стоявшие возле капитана, с удивлением и недоверием посматривали на веселье, царившее на судне.  Они не могли взять в толк, как вампир может спокойно расхаживать среди людей, а люди принимать такое чудовище не только со спокойствием, но и с благодарностью.

   Вечером, когда уставшая команда уселась на палубе поболтать по обыкновению перед сном, я, забравшись еще выше марса, сел на раме салинг, возвышаясь над палубой на девяносто восемь футов.  Я решил не спускаться вниз  до того момента, пока не смогу поохотиться.  

   Название нашего корабля всколыхнуло во мне грустные воспоминания. Я понимал, что Диана будет оставаться в монастыре до тех пор, пока не поймет всю тщетность возложенной на себя миссии.  Я надеялся, что придет время и она одумается, вернется в мир. Но если она не сделает этого, я не знаю, как мне жить дальше с такой тяжестью на душе, поэтому я всегда буду с надеждой ждать, что Диана сделает правильный выбор.

   Прошло несколько дней, я по-прежнему сидел на мачте, а внизу, на борту  "Дианы", жизнь шла своим чередом. Тьери взялся опекать раненого юнгу. Он не отходил от него все свое свободное время. Матросы с погибшего брига выполняли приказы капитана, влившись в состав нашей команды. Но капитан все же решил зайти в ближайший порт и высадить их там. Он не хотел брать их с собой на таинственный остров.

    Я сидел на верхушке мачты, не решаясь спуститься вниз. Меня никто не тревожил. Однажды в утренней дымке, поднимающейся над водами океана, я увидел верхушку горы. Она, казалось, висела над водой. Это был остров Святой Елены; я знал это из мыслей капитана, который решил оставить здесь спасенных матросов. Англия основала на нем пункт снабжения водой и провизией судов, идущих в Индию, и отсюда моряки с затонувшего брига могли легко добраться до родных берегов или наняться на борт какого-либо судна.

    Я, моментально пробежав по рее, бросился в воду с высоты мачты. Нужно как можно скорее добраться до суши и, пока матросы переправятся на берег, поохотиться.  В одно мгновение я доплыл до острова.  Нырнув в кустарник, стал изучать запахи. На острове не было крупных диких зверей, он не был обитаем и стоял обособленно от материков, но животных сюда завезли первые поселенцы – португальцы, я узнал об этом, когда учился в школе гардемаринов.  Здесь должны быть домашние животные – козы, например.

    Вскоре я почувствовал запах и пошел в его направлении.  На лугу, возле небольшой кипарисовой рощи, паслось несколько коров. О такой удаче я даже не мечтал! Сжавшись в тугую пружину, я, как стрела, выпущенная из арбалета, метнулся на одну из них.    

    Теперь, поохотившись, я мог снова спокойно находиться среди людей. Я вернулся на судно, когда матросы "Дианы" возвращались с острова.

   Вернувшись на борт, я узнал, что на сушу сошли  только два матроса. Юнга и еще двое попросили Барта оставить их в составе команды. И капитан взял их, восполнив потерю, вместо погибших в ураган. А юнга остался по просьбе давно ходивших с капитаном, матросов. Юнец был сиротой, как и Тьери, и ему некуда было идти. Немного поворчав, капитан согласился.

    Я подумал о том, что многое пропустил, сидя на верхушке мачты и размышляя о своих проблемах, я совсем не прислушивался к тому, что происходило на корабле. А здесь произошли важные изменения. 

    Я стоял у левого борта и смотрел, как наше судно, снявшись с якоря, выходит в открытый океан. Тьери, сменившись с вахты, подошел ко мне. Он не видел меня уже несколько дней, пока я сидел на мачте.

    Я заметил его удивление от моего изменившегося вида – прежде, бледный до мертвецкой синевы, с темными кругами вокруг глаз, я пугал своим видом людей. Теперь же я выглядел намного лучше, и хотя и отличался от них, но не настолько, чтобы вызывать страх своим обличьем.

  - Пойдем, я познакомлю тебя с Эмилем, он остался с нами, капитан разрешил, – возбужденно проговорил Тьери, справившись со своим удивлением.

    Я с опаской, помня о своей необычной реакции, посмотрел в сторону юнги. Тот, прислонившись к бизань-мачте, разглядывал что-то на палубе. Он прислушивался к нашему разговору и смущался от предстоящего знакомства. 

 - Прямо как девица – удивился я и усмехнулся про себя.

   -  Извини, но я рассказал ему о тебе, он все понимает и сочувствует. Теперь он мой самый лучший друг, он тоже сирота, и я буду ему братом! Я научу его всему, что знаю сам! Он станет хорошим матросом! – тараторил Тьери.

     Он был в восторге от того, что капитан разрешил юнге остаться. Теперь он не был самым младшим в команде и у него появился друг, который поймет его, с которым можно поделиться сокровенным. Он уже любил этого мальчугана, как брата.

     Мы подошли к парнишке, смущенно потупившему взгляд. Я задержал дыхание, боясь за мальчика. Тьери хлопнул его по плечу:

 -  Мишель, это Эмиль; Эмиль, это Мишель де Морель, он спас меня, я рассказывал тебе. Теперь я его должник и, когда ему будет грозить опасность, я спасу его, – проговорил он покровительственным тоном, явно гордясь своей дружбой со мной: ведь я был самым необычным из всех на этом корабле.

     Вид мальчика не вызывал во мне прежнего напряжения, и я расслабился. Ветерок, раздувший рыжие волосы на голове Эмиля, донес до меня его запах. Когда я решил вновь вдохнуть воздух, он опять, как прежде, резко ударил мне в нос, заставив напрячься мои мышцы. Но теперь, когда мой голод был утолен, я смог разобраться, в чем дело – передо мной стояла девочка!

    Я ошеломленно смотрел на нее. Она даже в мыслях считала себя мальчиком, и пока я не почувствовал ее запах, ни за что не догадался бы об обмане. Как она попала на бригантину? Была ли она дочерью одного из матросов или сбежала из дома? Или из приюта? В наше время ходило много рассказов о мальчиках-сиротах, ходивших юнгами на судах. Многие из них впоследствии стали настоящими моряками. Но чтобы на такое решались девчонки?! Первый раз встречаюсь с таким!

   -  Привет, – произнесла она и подняла на меня огромные зеленые глаза. В них было столько эмоций! И страх передо мной, и надежда на мое расположение.

  -  Привет, – с улыбкой ответил я ей.

     Я не знал, что делать. Ее обезоруживающая беспомощность, и столько надежды в глазах! В моей голове с немыслимой быстротой проносились последствия от вариантов моих решений.  Девочка на судне – к беде!  Ее сейчас же отправят на берег, но что с ней будет потом на этом диком острове, где нет ни одной женщины? И последствия того, что случится, если ее тайну узнают в море? Но в этом случае не бросят же ее за борт; да и я тогда смогу ей помочь. И я решил ничего не говорить Тьери и тем более капитану.

   В мужской одежде: широких штанах и рубахе не по размеру, свободно свисавшей с ее худеньких плеч, она и впрямь была похожа на мальчика. Я подумал, что если на прежнем судне ее не разгадали, то почему это должно случиться на нашем?

    Остров скрылся за горизонтом, мы, отдав все паруса и повернув на юг, направились к архипелагу Тристан-да-Кунья, дикие и необжитые острова которого располагались в плохо изученной и холодной части Атлантики.

    Конечно, только там, в самом отдаленном  и заброшенном уголке мира, мог находиться таинственный остров с его необычным хозяином. В таком холодном и далеком, что к нему не подходит ни одно судно.

    И еще одну новость рассказал мне Тьери, которую я пропустил, сидя в добровольном изгнании на мачте: между Бруксом и Тридвигом случилась нешуточная ссора. Они подрались в каюте, на верхней жилой палубе трюма. Брукс в схватке смертельно ранил Тридвига и тот умер сегодня утром, в то время, когда я был на охоте. Я был так занят своими размышлениями, что, похоже, пропустил все на свете!

   Труп Тридвига перевезли на остров и похоронили на кладбище маленького поселения, состоящего из солдат Английского гарнизона. 


 ***

    На судне за все время нашего перехода до таинственных островов архипелага Тристан-да-Кунья царило спокойствие и порядок. Матросы, знавшие, что это последний рейс, который они совершают для Лорда, были в приподнятом настроении. Мое добровольное согласие на встречу с Лордом успокаивало совесть тех, чьи жизни я спас. Хотя я ясно читал в их мыслях, что они считают меня сумасшедшим, раз я добровольно иду на смерть.

    Теперь, после охоты, я снова спокойно мог находиться на палубе. Капитан не утруждал меня работой, считая меня скорее пассажиром, чем членом команды. Я решил не напрашиваться, хотя и помогал всем, чем мог, делая работу добровольно. Брукс совсем не появлялся на палубе, я подозревал, что это неспроста. Может, он боялся, что я прочту его мысли? Ведь даже по их обрывкам я мог догадаться, что ждет меня впереди.

   Девчонка  старалась не отставать от Тьери ни в чем. Маленькая, но шустрая, как вьюнок, она повсюду поспевала за своим наставником и другом. Я с интересом наблюдал за ними, их дружба крепла на глазах. Там, где не хватало силенок девчушки, Тьери всегда приходил на помощь. Он защищал ее от грубых шуток матросов и старался встать на защиту «маленького братца», как он стал ее называть. Интересно, как бы он отреагировал, узнай, кто он – его «маленький братец»? Мне же стало намного легче реагировать на ее присутствие. Зная причину, я мог контролировать себя. И еще я заметил одну странность – она не ощущала себя девочкой! Живя среди мужчин, она и сама чувствовала себя мальчишкой.

    Как-то вечером они уселись под мачтой, и, тихо шепча, Тьери спросил:

   - Ты помнишь, как попал на бриг? Сколько тебе было лет?

   - Я не знаю, сколько мне было лет, но я помню, как мы с мамой возвращались вечером домой, – так же тихо ответила девочка, – она стирала белье в одном богатом доме. Было темно, и шел сильный дождь. Из-за угла на маму набросился пьяный матрос. Он затащил ее в какой-то темный угол и сильно ударил. Мама упала, а он издевался над ней. Я спрятался за бочку, которая стояла в углу возле стены, и он не увидел меня. Потом он ушел, – девочка замолчала на несколько минут. Тьери не торопил ее, переживая вместе с ней страшное воспоминание. – Я плакал и звал свою маму, но она молчала, и дождь …. такой холодный. – Она передернула худенькими плечиками. – А потом меня нашел Жорж – боцман с "Санта Марии" и взял с собой.

    Я, слушая рассказ Эмили, видел в ее мыслях страшную картину произошедшего с ней. Как ее, замерзшую, нашел боцман, как принес на бригантину.

    - Капитан велел Жоржу отдать меня в приют, я помню, как он кричал на боцмана, но потом почему-то меня оставили на корабле. Жорж мне запретил говорить кому бы то ни было, что я …  ну, … ладно, это не важно…, –   она тихонько рассмеялась, – меня стали называть "счастливый Эмиль". Говорили, что я приношу удачу. – Она, помолчав немного, добавила печально, – но, видимо, это не так, раз наше судно попало в такой ужасный шторм.

   Ребята замолчали. Каждый из них думал о своем.

  - А я не знаю своих родителей, – проговорил грустно Тьери, – я жил в приюте. А потом меня продали на корабль, идущий в Америку, но я сбежал в каком-то порту, – усмехнулся он, – уж очень сильно дрался старший матрос. Я долго бродил среди судов, стоящих у причала. Голодал, мне было очень страшно, и однажды я залез на этот флейт. Я узнал, что он идет назад во Францию, вот и решил вернуться домой. Меня нашли, когда мы были далеко от берега. Капитан Барт Венс разрешил остаться до конца рейса, но потом я остался навсегда.

    Я слушал их разговор и невольно вспоминал свое детство, такое счастливое и беззаботное, с любящими и заботящимися обо мне родителями. С братом и сестрами мы не знали бед под сенью родительской опеки. Тоска по дому сжимала мое сердце. Печальной грустью отдавалось во мне воспоминание о Диане.


  ***

   Вот наконец и окончание нашего перехода!

 - Завтра будем на месте, – подойдя ко мне вечером, проворчал старый Пьер, – будь осторожен, парень.

   Я ничего не ответил ему, странное предчувствие тяжелым камнем легло на сердце. Я опять взобрался на марсовую площадку и стал смотреть в наступающую ночь, гадая, что ждет меня на этом таинственном острове.

   Рано утром на горизонте показалась верхушка горы. Облака, закрывающие нижнюю часть острова, отделяли ее пик от основания, и казалось, что гора висит над водами океана. Над парусником носились стаи чаек и альбатросов, оглашая своим криком окрестности. На скалистых берегах острова резвились стада тюленей. Высоко в небе парили невозмутимые буревестники. Было холодно. Для людей. Дул свежий ветер. Мы прошли в виду острова не останавливаясь. Капитан держал курс на другой остров, побольше. 

   По мере приближения к тайному прибежищу загадочного Лорда, меня охватывало тревожное нетерпение. Зачем понадобилось человеку забираться на край света, прятаться от всего мира в холодных необитаемых широтах мирового океана? Какую тайну хранит таинственный Лорд от людей?

   Скоро справа по борту показался еще один маленький островок. Но я знал, что это опять-таки не тот, к которому держит курс капитан. Три крохотных островка – небольшие осколки архипелага – лежали друг за другом, как драгоценные бусины разорванного ожерелья. Я бросился в ледяную воду: нужно было поохотиться. Кто знает, когда мне еще удастся сделать это. А силы, безусловно, понадобятся.

   Кровь тюленя, которого я поймал на каменистом, черном от воды берегу, оказалась на редкость питательной и вкусной. Восстановив силы, я вернулся на борт флейта. Команда уже готовилась к окончанию долгого и опасного пути.

   Капитан, стоя на мостике, отдавал последние распоряжения. На горизонте был виден остров с полукруглой вершиной и изрезанными неровными берегами.

   Небо, покрытое низкими облаками, холодный ветер, мрачные берега островов – ничего не предвещало теплой встречи. Казалось, сама природа, остерегала нас от необдуманных поступков и надвигающейся опасности.

  - Вам грозит опасность, капитан, – сказал я тихо капитану, поднявшись на мостик. Он вопросительно посмотрел на меня. – Я прочел мысли Брукса, когда мы стояли у погибшего брига, – ответил я на его немой вопрос. –  Лорд задумал принудить вас к продолжению работы на него. Простите, что не сказал этого раньше, но мне нужно увидеть Лорда. 

 - Я догадывался об этом, спасибо. Мы будем готовы, – скупо поблагодарил меня капитан. Я, кивнув ему в ответ, спустился на палубу.

   Из каюты вышел Брукс, в руках он держал большой саквояж. Быстро подойдя ко мне, и пристально глядя в глаза, спросил:

  - Что ты намерен делать?  Если хочешь встретиться с Лордом, предлагаю отправиться к нему вместе со мной.  Но… я хотел бы, чтобы ты был … э-э-э… внимателен, следи за тем, что говоришь. Лорд вспыльчив и нетерпелив, с ним нелегко.

   С чего это Брукс так потеплел ко мне? Но в его мыслях я ничего не смог прочесть, он только тщательно продумывал свои слова и больше ничего.

 - Он сильный противник, – снова отметил я. – Тогда каков же Лорд?!

   " Диана" легла в дрейф. Спустили на воду шлюпку, и Брукс сошел в нее, крепко прижимая к себе саквояж.  Я оглянулся. Матросы молча смотрели на меня, но в их мыслях  ясно читалось сожаление от расставания. Им было грустно, мне тоже: мы привыкли друг к другу. Во время плавания я много раз ловил их на мысли, что, несмотря на невольный страх передо мной, все же неплохо было иметь в команде такого ловкого и быстрого матроса.

   Тьери, подойдя ко мне, неловко протянул руку, прощаясь. Он едва сдерживал слезы. Я ласково потрепал его по голове.

  - Ничего, Тьери, все будет хорошо. Присмотри за своим «маленьким братцем», ему нужна твоя помощь больше, чем ты думаешь. Береги его.

   Не удержавшись, Тьери уткнулся в мое плечо головой и крепко обнял. Я замер от неожиданности – как легко было сейчас забыть, что ты – не человек.

   Я сел в шлюпку, и матросы дружно взмахнули веслами, она стремительно понесла меня навстречу неизвестности.                                                                       


Глава 8

    Обогнув остров, шлюпка пришвартовалась у природного причала. Скалы в этом месте отступали, образуя площадку с пологим подъемом. Высадив нас, матросы быстро отошли от берега и помчались в обратном направлении. В их мыслях чувствовалась тревога и желание поскорей убраться из этих мест. Я не знал, что намерен сделать капитан. Но высаживаться на остров он явно не спешил.

     Брукс, не говоря ни слова, шел по скользкой тропинке к недалекому подножию горы. Он по обыкновению не давал мне возможности разобраться в ситуации, блокируя свои мысли. И мне ничего не оставалось делать, как только молча следовать за ним. Поднимаясь, мы шли по небольшой лужайке, заросшей густой травой и мелким кустарником. Гранит, как лысые проплешины, выглядывал тут и там сквозь неожиданно зеленые и сочные заросли каких-то северных кустов. Сейчас, осенью, холодные ветра и туманы с небольшими заморозками прибили траву, и она, пожухлая, поникла, открывая прятавшиеся под ней лужи. Прыгая по выступам гранита, Брукс быстро продвигался впереди меня. Гора своим неправильным конусом потухшего вулкана надвигалась навстречу нам, мрачная и темная. Сомнения в правильности своих действий, сжали мое сердце.

    Подойдя вплотную к первым нагромождениям скал, Брукс неожиданно пропал, завернув за небольшой выступ. Я в одно движение догнал его: мне не хотелось выпускать его из виду. Мы оказались перед узким проходом, скрывавшимся за выступом. Темная дыра, с неровными краями, вела в глубь горы. Брукс, оглянувшись,  кивнул в сторону черного входа, как будто приглашая, и скрылся в нем. Я последовал за ним. Недалеко от входа,  где свет уже был тусклым, но еще не пропал совсем, на стене, в кольцах, вбитых в гранит, висело несколько факелов.  Брукс, взяв один из них, зажег чиркнув огнивом, лежащим здесь же. Мы молча двинулись дальше в глубь горы.

    Я прислушивался к шорохам и, глубоко вдыхая, изучал воздух, но ничего, кроме шелеста волн оставшегося за нами океана и громких криков птиц, носившихся над островом, не было слышно. Воздух был наполнен запахами соленой воды, скудных растений и неясным, едва уловимым оттенком человеческого жилья, идущего из глубины тоннеля. 

    Мы шли примерно минут пять, прежде чем оказались в небольшой пещере. От нее в разные стороны отходило несколько ходов.

 - Как в подземелье нашего замка, – невольно отметил я. Остановившись посредине, Брукс ударил в колокол, свисавший с низкого свода пещеры. Он остался стоять неподвижно, смотря прямо перед собой и его мысли вились вокруг незначительных деталей, окружавших нас. Я начал злиться на эту его особенность, неприятно было чувствовать себя беспомощным. Я уже так привык читать чужие мысли, что мне было не по себе от его постоянного контроля над собой. 

    Вскоре из глубины тоннеля, находящегося прямо перед нами, послышались шаги, и я почувствовал чистый человеческий запах. Мысли человека, идущего по проходу, читались без усилий. Он размышлял о том, что Брукс и Тридвиг вернулись быстрей, чем их ожидали. О возможности приезда кого-то другого он и не подумал. Похоже, сюда кроме капитана Венса и этих двоих никто не знает дороги.

    Я стоял рядом с Бруксом и человек, вышедший из темного хода, с горящим факелом в руке, увидев его и меня, стоящего рядом, свободного, без кандалов, резко отшатнулся в глубь тоннеля. Его мысли растревоженным роем, метались, не зная, что предпринять.

  - Все в порядке, Том, не беспокойся. Выходи. Он не тронет, он пришел сам, – по своему  обыкновению отрывисто проговорил Брукс. – Такого ты еще не видел! – усмехаясь, добавил он.

    И вдруг я увидел в мыслях Брукса невероятное самодовольство! Тщательно возведенный щит рухнул, и все его мысли о том, как его вознаградит Лорд, каких почестей он будет удостоен, выплыли на поверхность. Волна такого радостного нетерпения захлестнула всегда сдержанного и угрюмого Брукса, что он, не удержавшись, расплылся в улыбке. 

   Сквозь панику и страх Том все же смог расслышать, о чем говорил ему Брукс. Увидев его улыбающимся, он невольно удивился этому: впервые Брукс позволил себе улыбнуться. На его памяти такого не случалось ни разу.

 - Я привел Лорду того, кто ему нужен, и привез то, что он искал. Пойди и доложи. Я буду у себя. А он, – Брукс кивнул в мою сторону, – пусть останется здесь, чтобы у Лорда не создалось ложного впечатления. –  Я ясно прочел в его мыслях опасение, что Лорд примет мое появление с таким же недоверием, как и Том.

    Том, все еще опасливо поглядывая в мою сторону, вышел из тоннеля. Остановившись у самого входа спросил:

   - А Тридвиг где? Почему один?

  -  Сейчас это не важно, потом расскажу. Скажем так, ему надоело служить Лорду, – ответил Брукс и бросил на меня быстрый взгляд, проверяя, знаю ли я о том, что произошло между ним и Тридвигом.

   Хотя я и слушал их с большим вниманием, но стоял с безразличным видом, устремив взгляд в стену. Меня мучил вопрос: как пробраться к Лорду незаметно, чтобы иметь возможность разглядеть его со стороны, так, чтобы он не знал о моем присутствии.

 -  Оставить его здесь? Одного? Ты уверен? – Том с сомнением посмотрел в мою сторону.

 - Не сомневайся, он не сбежит, – уверенно проговорил Брукс и решительно повернулся к входу в правый тоннель.

   Том, не желая оставаться со мной наедине, быстро исчез в темноте тоннеля. Я, подчиняясь невольному порыву, совершенно бесшумно последовал за ним. Если Бруксу придет в голову проверить меня, ему придется поволноваться. Я невольно улыбнулся этой мысли, вспомнив, как тот побледнел, не обнаружив меня у мачты после урагана.

   Том быстро( для человека), шел по извилистому тоннелю, не замечая меня, крадущегося за ним. Он мысленно составлял доклад для хозяина о прибытии Брукса и его удивительного спутника, гадая о реакции Лорда на такую новость.

    Завернув за очередной угол, Том остановился.  Приводя себя в порядок, отряхнулся, перевел дыхание и, зашелестев тяжелой тканью, вошел в большую пещеру, освещенную несколькими факелами. Я смотрел на нее его глазами, читая его мысли. В темном углу, на небольшом возвышении, стоял стул, точно такой, какой я видел в мыслях Брукса, в доме милорда, в тот злополучный день, когда  был пойман. Из глубины стула послышался голос. Глухой, со старческой надломленностью и усталостью.

 - Таким не может быть голос вампира, – подумал я, – уж очень слаб.

 - Брукс? Это он? Что-то очень скоро он вернулся. С чем пожаловал?

 - Господин, Брукс уверяет, что привез все, что вам необходимо. Но…  – замялся Том.

 - Что еще? – в голосе Лорда послышались нетерпение и радость. Его голос как будто ожил, стал громче и сильней.

 - Не знаю, как сказать! С ним необычный …э-э-э … спутник. Но, мой господин, Брукс лучше меня расскажет вам кого привез. С минуты на минуту он будет у вас, –  Том явно боялся своего хозяина и его страх был настолько сильным, переходящим в ужас, что он не решался вызвать на себя его неудовольствие.  

   Я осторожно приоткрыл старинные гардины, скрывающие вход в темную комнату, и проскользнул за тяжелый гобелен, висевший на стене. Он прилегал к ней неплотно, скрывая под собой грубо вырубленную поверхность. На окружающее я мог смотреть глазами Тома. Но чувствуя человеческий, как я и предполагал, запах Лорда, я, тем не менее, совершенно не мог прочесть его мыслей! Со стула, где сидел таинственный человек, не доносилось даже намека или отголоска мысли.

   Послышались шаги, и в комнату вошел Брукс. Он появился с противоположной стороны, из двери, скрытой такими же гардинами, что и на дверях, в которые вошли мы с Томом. Значит, он не знает, что меня нет на месте. Это хорошо.

     Брукс, появившийся в комнате, был не узнаваем! Я даже решил прокусить гобелен, чтобы своими глазами увидеть его. Он был одет в дорогой, по последней моде, костюм. Чистые, зачесанные необычным образом волосы вились по его плечам. Белоснежные чулки и туфли на высоком красном каблуке, расшитый золотом и серебром камзол, белоснежная сорочка с тончайшими кружевами на большом отложном воротнике и манжетах выглядывала сквозь прорези в рукавах. Брукс являл собой образец придворного щеголя.

   Самодовольно улыбаясь, он, не подходя близко к Лорду, склонился в низком поклоне.

   - Господин, я выполнил ваше задание. Я привез вам ларец и невинного де Мореля. Причем, он добровольно последовал за мной.  Я сумел устроить так, что он, ни о чем не догадываясь, согласился приехать на встречу с вами, – Брукс просто сиял от самодовольства. – К сожалению, Тридвиг решил отступиться, он захотел остаться на материке, и мне пришлось с ним расправиться, – лгал напропалую Брукс.  С этими словами он положил на стол сверток, и с низким поклоном подвинул его в сторону Лорда.

    Я ясно видел его страх перед Лордом, но уверенность в том, что удачно выполненная работа будет достойно вознаграждена, ослабляла его бдительность. Том, стоявший возле стула Лорда,  протянул руку, желая развернуть сверток и подать его своему господину. Но Брукс сам, решившись на немыслимый доселе шаг,  быстро развернул и придвинул ларец вплотную к стулу хозяина.

    То, что произошло потом, не описать никакими словами!

    Послышался пронзительный визг! Такого голоса я даже представить себе не мог!

     Со стула на стол вскочил маленький тщедушный человечек! Карлик! Горбун, с перекосившимся набок телом. Его большая голова качалась на тонкой шее. Коротенькие ножки в ярости топали по столу. В его маленьких ручках завертелся с невероятной скоростью тонкий длинный и блестящий предмет. Брукс, стоявший рядом со столом, как-то неловко осунулся и осел. Уже на полу он развалился на несколько кусков.

    Я застыл в ужасе. Все произошло настолько быстро, что даже мне, с моим обостренным восприятием, когда действия людей кажутся настолько медленными, что можно несколько раз повторить их движение, пока они его завершат, с трудом удалось проследить за действиями горбуна. Так вот, что значили слова Брукса о том, что Лорд  вспыльчив.

  -  Приведи ко мне этого де Мореля! Живо! – завизжал карлик.

    Том мгновенно выскочил из комнаты. Что он скажет Лорду, когда не найдет меня на месте?

    Оставшись один, карлик устало вздохнул и сел на стол рядом с ларцом. Он отпихнул его маленькой ножкой, обутой в изящную туфельку.

   - Все, все пропало. Времени больше нет, – проговорил он обреченно. С того места, где он сидел, я по-прежнему не слышал ни одной мысли.

    Тома не было. Даже если идти очень медленно, можно было дойти до пещеры, где я должен был оставаться и вернуться назад. Но Том исчез. Я сейчас не слышал его мыслей, а когда он уходил, не подумал проследить за ними. Скорей всего мысль быть убитым на месте оказалась для Тома страшнее, чем самоубийство.

   Горбун, наверное, тоже пришел к выводу, что Том не вернется. Он позвонил в колокольчик, стоящий на столе, и, прыгнув на свой стул, опять скрылся в его глубине.

   На его зов в комнате появился … вампир! Молодой, лет пятнадцати. Он с почтением и в тоже время непринужденно встал у стула горбуна, он без удивления бросил взгляд на груду, лежащую на полу, но я заметил, как напряглись его мышцы, затрепетали крылья носа. Он с трудом проглотил комок, но горбуну вида не подал.

  -  Мой мальчик, Том ослушался меня, ты знаешь, что делать, – устало проговорил Лорд своим прежним глухим голосом.

   - Наконец-то!  – заулыбался вампир. И пригнувшись, метнулся в сторону двери, в которую недавно вошел Брукс. 

 Взяв другой колокольчик, карлик еще раз позвонил. На этот раз вошел рослый детина, с широкими плечами и густой курчавой бородой. Лорд молча кивнул на останки Брукса. Не выказав никаких эмоций, бородач подхватил то, что осталось от незадачливого "посланника" и вынес из комнаты. Через минуту осторожно вошла женщина, и так же молча начала смывать кровь. Привычно, как мести пол.

  Ну и нравы у них, – меня передернуло! Что же мне делать дальше? Брукса нет.  На меня вскоре начнется охота. Нужно срочно что-то предпринять. Вампиру не понадобится много времени, чтобы почувствовать мой запах! А если у него не один вампир на службе? С двоими мне не справиться. Но не отступать же, так ничего и не узнав. То, что Брукс привез не тот ларец, и так понятно. А вот привез ли он того человека? Это нужно выяснить.

    Решение пришло само. Как только женщина вышла, я осторожно выскользнул из своего укрытия. Стремительным движением, в доли секунды, занял самое безопасное место в помещении, став спиной к дальней стене и так, чтобы все входы в него мне были видны.

     Горбун даже не вздрогнул. Он продолжал сидеть на  своем  стуле, так тихо, словно его и не было в комнате, но потому, как он сжал свои маленькие кулачки, было видно, что он узнал о моем присутствии.  Я молчал, предоставив ему на правах хозяина, начать разговор.

     - Так ты и есть тот самый невинный потомок Тьёдвальда Темного? – вдруг глухо засмеявшись, спросил он. Странно, но теперь его голос совсем не был похож на голос карлика, скорее ему следовало принадлежать высокому и очень сильному человеку. Впрочем, насчет его  силы и ловкости, сомневаться не приходилось.

    - Да, – коротко бросил я в ответ, настороженно прислушиваясь к звукам пещеры, не желая быть застигнутым врасплох внезапно появившейся помощью.

   - Олухи, какие олухи! – простонал он. – Ничего не могут сделать правильно! Не надо меня бояться, иди, садись, поговорим, – неожиданно мягко предложил Лорд.

   Но я, помня о необыкновенном предмете в его руках, не спешил. Все так же стоя у стены, спросил:

   - Зачем я вам понадобился? Ларец – понятно, в нем должна быть какая-то разгадка, которую вы ищете. Но зачем вам человек?

    - Человек, именно человек! Как тебя преобразили? Что? – он опять задал вопрос, не отвечая мне.

    Я рассказал ему о Дженессе Мур. Он слушал меня, а когда я закончил, переспросил:

  - Ошибка? Она так и сказала – ошибка?

  -  Да, она и еще один вампир, Арман, он тоже сказал, что она ошиблась. Что это значит?

  - Теперь не важно, но это только подтверждает правильность моих поисков, – опять глухим и усталым голосом произнес Лорд из глубины своего стула.

    В тоннеле, ведущем из того хода, откуда я пришел, послышался звук приближающегося вампира. Только он мог оставлять за собой неслышный для человеческих ушей шелест. Краем глаза я увидел, как напрягся Лорд. Каким-то образом он тоже узнал о его приближении. Я со стремительностью, какую только мог развить, метнулся к нему. Моя внезапность помогла застать карлика врасплох.  Как ни велика была скорость его движений, со мной ему было не сравниться, тем более что я знал о его возможностях.

   Подлетев, я выхватил из его рук стальной прут, похожий на лезвие шпаги без эфеса. Потом быстро связал его шнуром, которым был стянут запакованный ларец. Подхватив карлика на руки, перенес в дальний угол и придавил стоящим здесь тяжелым массивным столом, опрокинув его столешницей к стене.

    Я успел вовремя. В ту же секунду в комнату влетел вампир. Он бросил взгляд на меня, на пустой стул, на угол, в котором копошился связанный Лорд. В одно мгновение, оценив обстановку, Лион пригнулся и, зарычав, бросился в атаку. Мы были с ним одного роста, ему, судя по всему, уже приходилось вступать в схватку с вампирами, хотя он, наверняка был скорее палачом при господине, чем воином. Его преданность и ярость не знали границ. Он с  необыкновенной ловкостью отбивался от моих атак. Кружа, отступая и бросаясь в наступление при каждом удобном моменте, он старался пробиться к Лорду. Я не давал ему этой возможности. Нанося ему стремительными выпадами раны, я никак не мог ухватить его за горло. Лорд, придавленный столом к стене, визжал, требуя помощи.

    В пещеру, где мы сражались, никто не входил, значит, вампир один. Мне стало легче от такой мысли. Нужно только справиться с этим, не в меру шустрым, палачом. Наконец выдержка изменила моему противнику.  Ярость, с которой он бросился в очередную атаку, ослабила его внимание. Он ошибся, я этим воспользовался, нанеся роковой для него удар, почти оторвав голову.

      Я, не обращая внимания на подрагивающее тело вампира, вытащил Лорда из-за стола и, встряхнув, заставил замолчать. Опустив его на стул, сам, взяв прут, устроился с таким расчетом, чтобы видеть всю пещеру и, в случае нападения, быть к нему готовым.

    -  Расскажите мне все. Все, с самого начала, и я оставлю вас в живых. Мне нужно знать, зачем вам понадобился человек из рода де Морелей. Я должен защитить семью от беды. Только за этим я и прибыл сюда. Брукс хотел привезти вам мою сестру, я не могу позволить подвергать опасности родных мне людей! – потребовал я у Лорда.

     Лорд внимательно смотрел на валявшегося на полу вампира и молчал. Я ждал. Потом, видимо что- то решив для себя, он с интересом всмотрелся в мое лицо.

   -  Наверное, ты прав. Мои поиски не должны пропасть впустую. Я столько успел сделать, но еще больше – не успел, – с грустью сказал горбун совершенно спокойным голосом. Как будто не он минуту назад визжал и дергался как раненый на охоте подсвинок.

  -  Много лет назад я жил среди людей, – начал он свой рассказ. – Я родился в семье зажиточного землевладельца, в Норвегии. Отличаясь от своих братьев и сестер, я терпел унижения и побои. Меня боялись, презирали, говорили, что я дитя дьявола. Оставаясь подолгу один, я бродил по дому отца. Никто не обращал на меня внимания, и я мог слушать и запоминать. Так я научился читать и писать, сидя в уголке классной комнаты, в которой занимались мои старшие братья. Так я узнавал многие секреты своей семьи и, когда меня хотели обидеть, мог припугнуть разоблачением. Меня стали бояться и ненавидеть еще больше. Я тоже ненавидел их. Всех.

    Как-то раз к нам приехал гость из Франции, он привез отцу какие-то бумаги. Я, по своему обыкновению спрятавшись за креслом, стоящим в углу, подслушал их разговор. Он назвался посланцем от Тьёдвальда Темного и потребовал отдать ему ларец. Отец передал гостю хранящуюся у нас реликвию. Я, заинтригованный тайной, решил вызнать, в чем дело. С этого все и началось.

   Я тайком пересмотрел все документы отца и нашел завещание предка и старинный свиток. В нем говорилось о договоре, заключенном тремя хранителями тайны. В чем состояла эта тайна, я и пытался узнать, посвятив этому всю жизнь. 

    Он вдруг умолк и, сжавшись в комок, спрятался в глубине своего стула. Я в недоумении посмотрел на тело вампира. Куски его горла, вырванные мной, переместились к лежащему туловищу.  Они, сильно дрожа, впечатывались на свое прежнее место, вживляясь и не оставляя шрамов. Вампир, содрогаясь всем телом, открыл глаза и, осмотревшись, вскочил на ноги одним стремительным рывком.

   Он, пригнувшись, был опять готов к атаке. Сверля меня свирепым взглядом, рычал, обнажая свои белые, острые, как кинжалы, зубы. Я, отскочив от стены, рванулся в его сторону и, не останавливаясь, на ходу разрубил его пополам стальным прутом Лорда. Затем, разорвав на части, схватил со стены факел и бросил на дрожащие куски вампира.

    - Быстро соображаешь, – усмехнулся карлик. – Развяжи меня. Я расскажу тебе все. Ты … потомок Тьёдвальда, – он запнулся на мгновение, –  может, это о тебе гласит легенда … Я провел в поисках всю свою жизнь, стараясь разгадать тайну твоего предка и найти средство от смерти. А ты – бессмертен! Может, ты найдешь средство, … умереть.

    - Я, что? – переспросил я, растерявшись, – бессмертен? Как это? А он? – я кивнул в сторону тела вампира, догорающего на полу пещеры. От него не исходило горелого запаха, какой бывает от горящей плоти. Только легкий дымок поднимался над останками. Я осторожно разрезал путы, стягивающие Лорда, и мгновенно вернулся на свое место.

    - Вампиры не умирают, они бессмертны,  он же убит, разорван и сожжен. А это не одно и то же. Твой предок, Тьёдвальд, был посвящен в тайну, как дать людям вечную жизнь. Но он умер, унеся с собой разгадку! Никто из людей не может жить вечно, а Тьедвальд мог! Но почему он этого не захотел? Зачем унес в могилу рецепт бессмертия?

 - Да, … но, если вы говорите, что вампиры бессмертны, то средство рядом, – я кивнул на кучку пепла.

 -  Это не то, что я хотел. Банальность! Ты сам знаешь, как меняются люди после перевоплощения! Я же хотел остаться самим собой! Тьёдвальд, … ему одному такое удалось, он уникален! Он знал настоящий рецепт бессмертия, то есть способ, при котором люди бы не изменялись, а жили вечно в своих нетленных телах.

 Я очень стар и очень устал. Брукс должен был привезти ларец отца. Он был моей последней надеждой, а это не тот, что я искал. Ларец, который отдал отец посланнику, был маленьким, из мезуи – драгоценейшего, цейлонского железного дерева. Он весь испещрен старинными знаками и иероглифами, надписями на незнакомых языках, выведенных золотом и серебром. По всему его корпусу вставлены крупные и мелкие драгоценные камни, они явно указывали на какое-то место, так как были расположены не хаотично, а в каком-то загадочном порядке. Я, конечно же, видел его и раньше, обыскивая тайники отца, но только с появлением посланника понял, что драгоценный ларец несет в себе какую-то тайну. Я рвал на себе волосы от досады, что не перепрятал ларец в свой тайник, где его никогда не смогли бы найти! 

   Лорд устало вздохнул. 

 -  Мур,… она в клане " Кровавая Лилия", у них второй фрагмент манускрипта. Они давно следят за моими действиями. И, наверное, им стало известно, что я задумал привезти тебя на свой остров, поэтому ты превращен. Хотят мне помешать. Они боятся  меня, потому что наряду с поисками бессмертия, я долгое время работал над тем, как найти средство, усмиряющее вампиров, а затем сделать из них послушных воинов … Я хотел завоевать мир, – грустно усмехнулся Лорд. – С такой армией это было бы легко, – он опять замолчал, погрузившись в размышления.

  - Бессмертие и власть над миром! Что может сравниться с этим? – через какое-то время прошептал горбун.

  - Если Мур знала, кто я такой, почему она назвала ошибкой мое перевоплощение? – опять спросил я. Она бросила меня, ничего не объяснив. Разве не разумней было бы взять меня собой? Или просто убить?

  - Возможно, они не могли этого сделать. В тебе есть что-то необычное. Что именно, я не могу понять, но ты отличаешься от обычных вампиров. Возможно, ты и есть тот посланник, о котором говорится в манускрипте.

  -  Мне удалось узнать, что документ, хранящийся у отца, разделен на несколько частей. Одна часть была у меня. Ее половину я отправил твоему отцу, в надежде, что он, как и мой в свое время, отдаст ларец сам. Вторая часть, как я сказал, у д'Антре – он глава клана «Кровавая Лилия». Где остальные части неизвестно. Поэтому, прежде всего, следует собрать их все воедино. И только тогда будет ясен смысл всей тайны. Я так поздно это понял, – карлик перешел на шепот. – Как я ни старался, не мог проникнуть в их клан. Всех вампиров, которых я к ним засылал,  уничтожали. Их же вампиры, те, кого привозили сюда, ничего не смогли рассказать, несмотря на мои пытки.

    На меня навалилось столько информации, что я не знал,  о чем еще спросить. Мой предок знал рецепт бессмертия! Не укладывается в голове!  Старый, беспомощный карлик – создатель армии вампиров!  Смешно! И скорее всего шип –  тоже его изобретение. И самое удивительное – я бессмертен! Совершеннейшая нелепица! Как я могу быть бессмертным? Когда-то, стараясь покончить с ненавистной мне жизнью, я наносил себе смертельные раны, но быстро восстанавливался. И даже тогда мне в голову не могло прийти, что моя жизнь никогда не закончится! Мне что, придется жить всегда?! Пережить родных, Диану? Как может человек пройти сквозь века и не сойти при этом с ума? Скорее всего это старик – сумасшедший.

   - А ты знаешь, что Тьёдвальд был в Индии? – вдруг спросил он меня.  – Это, – лорд кивнул головой в сторону моего ларца – оттуда.

  - Причем здесь Индия? Я знаю, что он участвовал в набегах Роллана Нормандского и с ним прибыл во Францию.

 -  Да, но это было уже после Индии. Тьедвальд, как мне удалось узнать, прожил больше трехсот лет. И до присоединения к герцогу Нормандскому долгое время жил в Индии. 

   Вот так история! Я проделал весь этот путь в надежде разгадать тайну ларца, а нашел еще больше загадок, чем знал.

  - Каким образом к вашему отцу попал ларец? Ведь в отрывке, что вы отослали моему отцу, сказано, что Тьёдвальд был его хранителем.

   - Он и был хранителем. Скорей всего в ларце, хранящемся у моего отца, был один из двух предметов, о которых говорится в послании. Ларец Тьёдвальда никто и никогда не видел, и что в нем – тоже тайна за семью печатями. Я все же полагаю, что именно в своем ларце он хранил средство от смерти, тайну, узнанную в Индии.

  -  В нашей семье об этом ничего не известно. У нас нет ни ларца, переданного вашим отцом, ни ларца Тьёдвальда. После прихода Брукса, мои родные обыскали весь замок от начала до конца. Я же исследовал подземелья. Не думаю, что ларцы спрятаны в замке. Могилы Тьёдвальда не существует: он завещал после своей кончины бросить  тело в море, как делают моряки, когда погибают в плавании. Так что ларец, принадлежавший ему, не может быть в его могиле. И что за камень и меч?  Я предполагал, что они находятся у двух других, посвященных в тайну. Ведь так говорится в том фрагменте, что вы передали отцу. Значит, нужно искать этих хранителей.

 -  Пройди вон к той стене, – Лорд подбородком указал на выступ в скале, обтянутый драгоценным гобеленом, – там, за  картиной, возьми свиток.

    Я подошел к стене и, отодвинув картину, увидел тайник, заполненный бумагами и свитками. Там же лежали кожаные кошели и несколько уже знакомых мне шипов. Найдя среди бумаг нужный пергамент, я развернул его, на нем такой же древней вязью, как и на свитке, который принес Тридвиг отцу, было выведено:

 Родится тот, кому судьба преподнесет свое решенье.                        

 И бесполезна к ней мольба: в его руках – миров спасенье.

  Ужасен путь – ему решать: идти, или назад вернуться,

 Иль тайну викинга узнать, или в сомненья окунуться.

 И в поисках своей судьбы следы оставить на дорогах.

 Ошибок тяжесть превозмочь, прося прощения у Бога.

 Злой рок: охота на людей, чудовищ  древняя потеха.

 Желаний пытки испытав, понять –  в невинности залог успеха.

 И на челе его печать столетья горечью отложат; 

 И мудрецы к его ногам все тайны бытия положат;    

 И к жизни возвратит опять решенье древнего Варуна;

 И он, прозрев, ответ найдет под знаком «Черного Дракона».

   - Теперь понимаешь, зачем мне нужен был невинный потомок Тьёдвальда? В манускриптах ясно сказано: невинность – главное условие! Только в нем может проявиться долголетие, которым обладал Тьёдвальд. В других свитках, судя по всему, кроется разгадка. Я не знаю, что сказано в той части, что находится у вожака «Кровавой Лилии». Но и без моего фрагмента он не может узнать, что искать. Скорей всего, они боятся моих опытов с вампирами-воинами. А я хотел понять, каким образом в вашей семье передается способность Тьёдвальда.

 - Если невинность – залог успеха, то, как вы намеревались получить потомство?

 - Невинность – значит верность. Ведь у Тьедвальда было потомство, однако он не лишился дара.

 -  Но, в манускрипте было сказано, что есть еще два хранителя. Вы искали их?

 - Конечно. Но у меня было не так много времени. Человеческая жизнь так коротка. Поэтому я старался найти ларец Тьёдвальда. Открыть его, я полагаю, можно и без меча.

   Как все запутано. Мы замолчали, думая каждый о своем. Лорд был удивительно спокоен, он даже не пытался освободиться. Мирно говорил со мной, как с давним другом. Однажды я уже получил такой урок – от Армана. И … Брукса. Поэтому, когда в конце тоннеля, выходящего во внутреннюю сторону горы, послышался шелест приближающегося вампира, я не удивился. Быстро отскочив к противоположной стене, я приготовился к атаке.

     В пещеру ввалился вампир. Изможденный, совершенно бледный, он двигался хотя и быстрее человека, но по вампирским меркам еле шевелился. Он заметно отличался от меня, Армана и Лиона. Его вид скорее напоминал только что умершего человека, чем перевоплощенного. Тяжело дыша, он обвел пещеру взглядом, очевидно, кого-то выискивая. Его взгляд мельком скользнул по мне, но, не задержавшись,  переместился дальше. Карлик, вжавшись в стул, замер.

 - Люди, где люди?! – Воскликнул он по-английски.

 - Имей терпение, мой друг, они еще в море. Скоро я приведу тебе людей, много!

 - Сколько ждать?! Я не хочу ждать, я ослаб,  – вампир, как от невыносимой боли, поднял голову и взвыл по-волчьи.

  - Иди и скажи остальным, что сегодня ночью будет охота. Пусть будут готовы.  Я надеюсь, мой друг, вы повеселитесь на славу.

     Вампир подозрительно вгляделся в карлика.

  - Ты что, болен? Что-то очень мягок! Или новости хорошие? Ладно, ждем до вечера, – он развернулся и, еще раз, скользнув по мне взглядом, скрылся за гардинами. Было слышно, как он, удаляясь, шелестит по тоннелю.

 -  Они что, нападут на корабль? Но он ушел! Капитан не станет ждать здесь меня. Я предупредил его об опасности.

 - Ты предупредил? Странно, зачем? Какое тебе дело до людей? И капитан не уйдет. Видишь ли, я хотел задержать его, он слишком много знает. Я не могу позволить ему уйти, поэтому и привез его дочь на остров. Я готовил ее для тебя. Хотел, чтобы вы дали потомство, и я смог бы сам пронаблюдать за потомками Тьёдвальда с самого рождения. Брукс должен был привести кого-то невинного из вашей семьи. Вот почему он привез тебя. Он слышал о моих планах свести человека с вампиром и посмотреть, что из этого получится. Никто до этого не проводил таких экспериментов! Вампиры, как правило, убивают свои жертвы. Но ты мне нужен был человеком. Капитан, к счастью, не знает, что его дочь стала – такой. Иначе он был бы уже далеко отсюда. Для этого мне пригодилась бы и твоя сестра – была бы парой ему, – Лорд кивнул на кучу пепла.  – Но, к сожалению, Брукс не знал, что ты мне нужен в человеческом виде.

 - Ты! ... Ты изверг! – от возмущения у меня слова застревали в горле. – Как ты можешь распоряжаться человеческой жизнью, как своей. Впрочем, о своей шкуре ты заботишься. Где девушка? Как мне ее найти?

   Карлик засмеялся глухим тихим смехом:

  - Что ты намерен делать? Ты ее уже не спасешь, пусть мои ребята повеселятся.

   Я схватил его за шиворот и хорошенько встряхнул:

   - Говори, иначе я размажу тебя по стене!

 - Да ладно, ладно, не горячись! Пошли, она недалеко, – он махнул головой в сторону двери, скрытой гардиной. 

   Подхватив его поперек туловища, я осторожно выглянул в темный проем двери. Ни звука. Мы вышли из пещеры. Я чутко прислушивался к шорохам в тоннелях. Пока все было тихо, но спокойствие карлика тревожило. Что он задумал? Почему не позвал на помощь? Не дал знать вампиру, что я не друг? На что он рассчитывает? Непонятно.

    Пройдя еще немного, мы вышли в более широкий, скудно освещенный двумя факелами коридор, по сторонам которого размещались помещения с решетками и висящими на стенах кандалами.

 - Опять как в нашем подземелье, – удивился я. Лорд махнул рукой в сторону одной из камер.

   Там, на полу, у самой решетки, сидела молоденькая девушка.  Хотя ее и нельзя было назвать ребенком, но невинно-трогательный  вид девушки только усиливал ужасающее впечатление. Она не была связана, ее руки безвольно лежали на коленях. Светлые волосы, красивое личико, изящная фигурка – она казалась эльфом из сказки.

    - Ну вот, твой отец вернулся за тобой, – проговорил карлик, болтаясь на моем боку. – Вот этот молодой человек отведет тебя к нему.

   Я одной рукой сорвал замок с решетки, и протянул ей руку. Девушка вяло подняла голову и с заметным усилием подала мне свою. Шип – догадался я. Подняв девушку, осмотрел ее. Действительно, в спине торчал шип.

  - Как ты мог? Такую красоту ты обрек на вечную муку! Ты просто изувер! Разве тебе не было жалко? Ни разу? 

  - Наоборот. Посмотри на это с другой стороны: я сохранил эту красоту навеки! – весело проговорил карлик. По мере того, как веселел он, я все больше мрачнел, предвидя подвох. Я прокручивал  происходящее в голове, стараясь понять, откуда ждать нападения.

    Наконец не выдержав, спросил:

  - Что-то ты уж очень весел. Какую подлость приготовил? – и внимательно вгляделся в его глаза. Но Лорд, честно выдержав мой взгляд, только улыбнулся в ответ.

   Я с досадой бросил его на пол. Горбун, крякнув, свалился набок. Повернувшись к девушке, я вытащил шип из ее спины. Из своего опыта я знал, что через несколько минут апатия пройдет и она станет сильной и быстрой, как никогда. Карлик заворочался на полу и удивленно воскликнул:

 - Ты что?! Да она же через несколько минут разнесет здесь все! Немедленно воткни шип! 

  - Может, ты боишься, что она начнет с тебя? И ты тоже станешь вечным? – съязвил я и вдруг замер. Я только сейчас понял, что не давало мне покоя, деталь, которую я никак не мог осознать. Живя среди вампиров, создавая их каким-то образом, он сам был – человеком. Он не боялся голодных и измученных вампиров, спокойно говорил с ними, ну … почти спокойно. Управлял ими. Он и меня нисколько не опасался, хотя видел, как я разделался с его охраной. И сейчас он боялся не за себя, а за тот вред, который может нанести девушка его имуществу. Все-таки обновить его здесь будет затруднительно.

  - Помоги нам выбраться отсюда до наступления ночи, и я оставлю тебя в покое, – пообещал я ему. 

  - Отсюда нет выхода, все здесь останемся! – карлик вдруг рассмеялся громко и как-то весело, залихватски. – Время пришло!                

  - В чем дело?! – потребовал я ответа, но он только улыбался в ответ.

  –  Ладно, мне все это уже надоело! – Я схватил его за  шиворот, девушку за руку и двинулся в обратном направлении. Выйдя из тоннеля без помех, я, задержавшись на секунду, сгреб ларец, манускрипт и стальной прут карлика. Все-таки неплохая вещь! Сунул все это девушке, покорно идущей за мной, сам же перехватил карлика удобней и, не медля больше ни на минуты, пошел к выходу из пещеры. Девушка молча шла следом, но уже явно чувствовалось, как сила наполняет ее мышцы. В первой пещере, куда мы вышли через пару минут, в углу, у выхода наружу, сидел бородатый здоровяк и женщина. Я замер на месте: их мыслей и запаха я не чувствовал. Они, как сонные, без особого интереса посмотрели на нас и снова уставились на стену.

  - Что, тоже шип? – спросил я у карлика.

 - Нет, зомби, – ответила за горбуна девушка.

   Я с интересом взглянул на нее. Она спокойно улыбнулась в ответ.  Потом повернулся к бородачу и женщине и внимательно вгляделся в их лица. «У них слабый интеллект, – вспомнил я рассказ Армана, – это о них ходят страшные рассказы о растерзанных младенцах и вырезанных деревнях». 

  -  Им же положено быть буйными, кажется? 

 - Когда почуют людей, их не удержать! Они не знают страха, им неведома боль. Даже вампирам до них далеко, – самодовольно заявил горбун.

    Мы спокойно прошли мимо застывших зомби. Наверху были сумерки. Густой туман закрыл весь горизонт и надвигался на остров сплошной стеной.

   - Вот, дьявол! – выругался я. Мне-то что, я могу видеть и сквозь маленькие капельки воды, составляющие туман, но люди так не могут. Я рассчитывал подняться повыше и просигналить об опасности на корабль, если он окажется поблизости. Нужно срочно что-то придумать.

   Я бросил карлика на землю:

 - Присмотри за ним, – попросил девушку. А сам бегом стал подниматься по склону горы. Как только я отошел, карлик взвыл не своим голосом. Мне пришлось вернуться. То, что я увидел, рассмешило меня: девушка держала карлика за голову, готовая вцепиться ему в глотку, а горбун, упершись в ее лицо ножками и ручками, отпихивал ее в сторону. Хорошо, что у меня такая скорость. Помедли я – и карлик пошел бы на обед.

  - Брось его, неизвестно, что за дрянь он ест. Можешь отравиться, – сказал я девушке, стараясь отвлечь ее от горбуна.  Она подняла на меня свои огромные черные глаза (интересно, какими они были раньше), улыбнулась и бросила Лорда под ноги. Потом подошла ко мне, молча взяла за руку, и мы побежали к вершине горы.

   К нашему огорчению, "Диана" стояла на рейде совсем близко от острова. Переглянувшись, мы поняли друг друга без слов. Спустившись вниз, подхватив ларец и карлика, кинулись в воду прямо со скалы. Не успели мы доплыть до корабля, как на острове раздался ужасный вой. Я слышал, что в воду бросались вампиры. И, судя по всплескам, их было немало. С невероятной скоростью, мы понеслись к кораблю.

   Забравшись на борт, я забил в рынду сигнал тревоги. Матросы в считанные секунды высыпали на палубу. Не отпуская девушку от себя, помня свою первую реакцию на человека, я прокричал капитану:

 - Вампиры! Сюда плывут вампиры! Их много. Отрывайте головы и рвите на куски! Иначе не победить! С ними, возможно, будут зомби.

  Но Барт, застыв в ступоре, смотрел на свою дочь, не реагируя на происходящее. Девушка, не замечая отца, горящими глазами следила за бегающими вокруг нее людьми. Из ее груди рвался утробный рык.

  - Господи, только не сейчас! – взмолился я. Схватив ее за руку, воткнул в нее шип. Карлик отполз в сторону и спрятался за бухтой каната.

  - Ребята! – закричал я что есть силы, – бейте всем, чем только можно! Не пускайте на борт, иначе смерть!

   Над палубой показались первые головы вампиров. Я старался успеть повсюду, помогая матросам, орудуя прутом горбуна, расшвыривая куски в стороны или бросая в воду. Матросы не отставали, храбро бросаясь на карабкающихся на борт вампиров. Отовсюду неслись крики, ругань и шум борьбы. Разорванные тела вампиров валялись под ногами, но они оживали. Я понимал, что так нам никогда не выиграть эту схватку.

   - Боцман, разведи костер в шлюпке и спусти ее на воду! Быстро!

 Он кивнул, показывая, что понял мою затею. Лучше потерять одну шлюпку, чем жизнь. Отдав распоряжение, я вновь бросился в атаку. Вампир, успевший перескочить через борт, вцепился в Тьери. Я, подлетев к нему в последний момент, отсек голову прутом Лорда и бросил далеко в воду – пусть поищет хозяина.

   -  Где Эмиль? – зпрокричал я Тьери. Тот, задыхаясь от напряжения, мотнул головой в сторону мачты. Я вскинул голову. Девчонка сидела на марсе. Хорошо хоть не путается под ногами! Понимает, что будет только мешать. Мы снова бросились на вампиров. Теперь я старался быть рядом с мальчишкой, чтобы помочь ему, если понадобится. Вскоре на воде запылал костер. Матросы дрались, как одержимые, кидаясь на одного по три-четыре человека.   Бросали разорванные на куски останки в огонь. К нашему счастью, вампиры были ослаблены долгим голодом и их тела не были такими крепкими, как мое. Поэтому, нам, хотя и с большим трудом, все же  удалось взять над ними верх.

   Как только последний вампир без головы полетел в пылающую шлюпку, я обернулся в поисках капитана. Его не было на палубе. Только рука с оставшимся на ней обрывком кителя валялась на палубе, да кровавый след тянулся за борт. 

    Помощник капитана, Реджис, сидел на палубе, его глаза остекленели, он был без сознания. Я понял, что это значит. 

 -  Боцман, живо осмотри всех матросов. Кто без сознания, собери в одном месте. Они укушены, – отдал я распоряжение. Боцман козырнув, пошел исполнять мой приказ.

    -  Ребята, нужно срочно сниматься с якоря. На острове еще есть зомби. Я не знаю, сколько их там. Надо спросить у Лорда, – я нагнулся и заглянул за бухту каната. Но там лежала только туфелька в луже крови.  Да, его день настал.                                                


Глава 9


   Капитан погиб, старший помощник в ступоре перевоплощения. Один матрос также застыл со стеклянными глазами. Еще нескольких недосчитались, не найдя их на палубе. Потери были велики. Нужно было подумать о безопасности команды.

  -  Боцман, нужно отойти подальше от острова и быть начеку,  – сказал я Гийону, – прикажи отдать паруса.

    Мы вышли на простор океана, до следующего острова день пути. Ко мне подошел боцман. В его голове кружились мысли, прочтя которые, я на минуту задумался.

   - Ты думаешь, это хорошая идея? – спросил я его.

      Он вздрогнул:

     - Вот, дьявол! Он же мысли читает! – пронеслось в его голове.

  А вслух произнес:

   - Да, команда так считает, раз вампиров мы разбили. Зомби, – они не так страшны, если знаешь, как с ними поступить. Мы с ними уже сталкивались, когда привезли сюда парочку. А в пещерах Лорда есть чем поживиться. Так что за вами слово, капитан.

     Я поперхнулся:

 - Что?!

  В его мыслях я увидел, как матросы, перешептываясь, решали, кому быть главным на флейте. Судно без капитана мертво!  Реджис? … Он сейчас ни на что не способен. Есть еще боцман, но матросы решили по-своему.

   - Хорошо, я возьму на себя обязанности капитана. До Франции. Мне нужно вернуться домой. Потом вы найдете себе более достойного, чем я. И я согласен – мы прощупаем логово Лорда. Скоро Реджис и Жорж придут в себя, нам нужны будут шипы. На первое время.

    Подумав, я решил, что высадка на остров, действительно, могла быть полезной. Во-первых, нужно проверить, вдруг на острове есть еще пленники. Во-вторых, помимо шипов в тайнике Лорда лежало много каких-то записей, манускриптов и книг. Это могли быть ценные документы – глупо было оставлять их на острове. И, в-третьих, матросы правы – зачем бросать ценности, когда им можно найти выгодное применение.

    Я отдал приказ лечь в дрейф, когда флейт оказался на безопасном расстоянии. К острову нужно вернуться рано утром, чтобы люди видели, куда идут. Матросы занялись уборкой палубы под командой боцмана. Мне в нем нравилось все: и крепкое тело, и твердость характера. Всегда собран и не распыляется на пустые разговоры. Команда подчиняется его беспрекословно; жаль, что матросы не увидели в нем своего капитана. В таком случае мне было бы намного легче следить за новообращенными.

     Девушка, оставленная мною на палубе, сидела на том же месте. Я подошел к ней и присел рядом:

  - Как тебя зовут? – как можно мягче спросил я.

    Она медленно повернула ко мне голову:

   - Орианна, – тихо произнесла она и посмотрела мне в глаза. В них было столько печали. Я понимал ее. Мне тоже когда-то пришлось пройти через такое испытание.

   Я погладил ее по щеке:

  - Не волнуйся, все будет хорошо. Главное понять, что жажду можно контролировать. Люди ни в чем не виноваты, их нельзя трогать. Скоро мы будем у острова, где есть тюлени, ты напьешься, и все будет в порядке. Пойдем, я отведу тебя в каюту отца. Не вытаскивай пока шип, хорошо? Это поможет тебе сдерживаться, – я помог девушке подняться. Ее золотистые волосы рассыпались по плечам. Орианна – «золотая», – вот, что обозначало ее имя.

  Рано утром, когда серое, низкое небо посветлело от восхода холодного солнца, вся команда была готова к высадке на остров.

 - Гийон, оставьте вахтенных из надежных парней. Пусть будут начеку, мало ли что, – приказал я боцману.

 - Тьери, Эмиль останется на судне, – велел я, когда понял, что они вместе решили отправиться на поиски сокровищ.

  Остальные моряки горохом посыпались в пришвартованные к борту флейта шлюпки. Матросы, в приподнятом настроении и в предчувствии легкой добычи, дружно налегли на весла.

 - Будьте внимательны и осторожны, не рискуйте зря и не разбредайтесь, – напутствовал я моряков, заметно волнуясь.

   Мы высадились на берег, оставив по матросу в шлюпках, остальные стали быстро подниматься по утесу к пещере Лорда.

    Пока все было тихо. Мы вошли в тоннель, достигли первой пещеры и разошлись по нескольку человек по разным ходам. Мы с боцманом и Тьери, не отходящим от меня ни на шаг, пошли по направлению к главной пещере. Вместе с нами отправились еще двое матросов. В пещере было пусто и тихо. Подойдя к тайнику, я открыл его. Помимо шипов, книг и манускриптов, в нем лежали большие кошели из тонкой кожи. Вывалив все на стол, я отбросил кожаные мешочки матросам, а сам стал просматривать документы. Боцман, опередив Билли, жадно протянувшего руки к заветным кошелям, сгреб все в кожаный вайчик, висевший  на боку.

    Решив не терять время на разбор  многочисленных записей карлика, я засунул их в  сумку – потом разберусь. Мне хотелось посмотреть на жилище Брукса, и я пошел в направлении двери, из которой вышел Брукс в свой последний день. Войдя в дверь, я очутился во второй пещере. Она оказалась немного меньше первой, но обставленной с более уютно. Здесь были небольшие окна – выбитые в скале проемы, застекленные витражами, камин и более дорогая мебель. Вдоль стен стояли стеллажи с книгами и столы с какими-то колбами и банками. Возможно, это был кабинет Лорда. Я оглянулся, рассматривая необычную комнату, и вдруг мой взгляд наткнулся на герб, который был выбит в твердом граните. Это был герб рода де Морелей!  Я в недоумении смотрел на него, ничего не понимая. Зачем карлику понадобилось вырубать в скале наш герб? Неужели его стремление разгадать тайну Тьёдвальда переросло в сумасшествие?

   Вдруг, позади раздались крики и шум борьбы. Я выскочил в первую пещеру, шум был слышен из тоннеля напротив. Зарычав, я бросился в него. Матросы, выхватив оружие, бежали следом, основательно отстав от меня.

   Вылетев из-за поворота, я увидел, как в тесноте тоннеля, в полной тьме, перед железной решеткой каменной тюрьмы, сгрудилось несколько десятков зомби. Они смотрели на матросов, забившихся в дальний угол камеры. Решетка, преградившая им путь, была заперта изнутри, кто-то успел замкнуть замок – это спасло жизнь морякам.  Зомби протягивали к ним руки, не силах дотянуться до желанной человеческой плоти. Их лица ничего не выражали, бездумные, с застывшим взглядом и полным отсутствием эмоций.  Зрелище было ужасающим. Бородач и женщина были среди них. Однако они отличались от остальных тем, что пытались открыть замок, дергая и тряся его. Хоть какое-то проявление мыслительной деятельности.

 - Опять работа Лорда, – пронеслось в моей голове, – скрещивал вампиров и зомби? Но как? Или открыл школу для тупых?

    Не останавливаясь я  выхватил оружие Лорда и бросился на застывшую толпу полумертвецов. Они не сопротивлялись, даже не отвели взгляда от вожделенной добычи. Но, когда в тоннеле почувствовался запах приближающихся за мной людей, зомби в одно мгновение преобразились. Вот, что имел в виду Лорд, говоря о непохожести зомби на вампиров! С отсутствующим взглядом, но с безотчетным упорством, они, развернувшись в направлении приближающихся матросов, двинулись им навстречу. Не обращая на меня внимания, переступая через груды порубленных мною тел, они двигались навстречу смерти. Если только может быть смерть после смерти.

    От вампиров они отличались абсолютным отсутствием страха, интеллектуальных способностей – только желание плоти. Если их множество, да еще добавить чуть-чуть рассудка – чем не идеальная армия? Послушные, без претензий и каких-либо потребностей. Человеку с таким врагом справиться очень непросто. Зомби не погибнет, пока может двигаться, а для этого нужно изрубить его на мелкие куски. Хорошо хотя бы одно – не воскресают!

   Тьери нес в руках факел. Когда он осветил тоннель, то на земле уже лежал целый навал из искромсанных  мертвецов. Освободив добровольных пленников, мы вернулись в главную пещеру. Оставаться на этом кошмарном острове больше никому не хотелось. Быстро проверив все окрестности и пещеры и не найдя больше никого, мы, забрав с собой все ценное, вернулись на "Диану" и, не теряя времени, отправились в обратный путь.

    Отойдя на приличное расстояние, я решил лечь в дрейф у острова с большим лежбищем тюленей, чтобы поохотиться. Мне пришло в голову захватить несколько тюленей с собой. Помня о том, что мне пришлось пережить без пищи в море, я не хотел рисковать. Теперь я был не один и не мог подвергать опасности жизни людей. Я понятия не имел, как поведут себя перевоплощенные, что перевесит: жажда крови или человечность.

    Зайдя в каюту капитана, я сел около Орианны. Она по-прежнему ничего не говорила, только с надеждой смотрела на меня, словно я мог избавить ее от душевных мук,  которые она, несомненно, испытывала.

   - Орианна, скоро мы с тобой пойдем на охоту. Мы отправимся на остров, я научу тебя добывать пищу. Если ты будешь вести себя правильно, мне не придется запирать тебя в каюте и подавлять шипом. Я не знаю, что тебе говорил Лорд. Но я хочу, чтобы ты поняла: человеческая жизнь – священна! Нельзя забирать ее из-за голода. Будь умницей, – я осторожно вытащил шип. Нужно дать ей примерно десять минут. – Пожалуйста, расскажи мне о себе. Как ты оказалась на острове? Неужели отец сам привез тебя к Лорду?

 -  Ты не такой, как другие. Ты – хороший. Другие смеялись и говорили непристойности. Мне было страшно, – вместо ответа проговорила она, и на ее лице отразилось такое, что мне стало понятно: она плачет без слез.

  Я взял ее руку:

   - Не плачь, все будет хорошо. Мы вернемся во Францию. Где твой дом?

  - В Париже. В прошлом году я окончила школу при монастыре. Я помолвлена с Фонтэ. Осенью у нас должна быть свадьба, но теперь я не знаю, что будет со мной.  Я не помню, как оказалась здесь, все было как в тумане, я гуляла в парке у дома, и вдруг все поплыло перед глазами; гувернантка Лиси перед этим дала мне платок … нет, ничего не помню. Потом эта ужасная головная боль, карлик и его мерзкий Лион. Они вели себя при мне ужасно! Оценивали, как … вещь! Для кого-то, я не знаю для кого. А после этого … Лион, он сделал … невероятное! Он, как животное, он … он укусил меня за руку! Укусил, и при этом смотрел мне в глаза! А этот горбун стоял рядом и следил за ним! Это было жутко! Затем тело окоченело, словно закованное в ледяную глыбу. Вы знаете, что со мной? Мне ничего не объяснили, я чувствую себя ужасно: эти люди, там, на палубе корабля, почему мне хочется наброситься на них?  Это невыносимо. Я не хотела никого обидеть, но мне так хочется … их крови, – последние слова она прошептала чуть слышно, и замолчала, со стыдом закрыв лицо руками.

   - Мне очень жаль, Орианна, но я должен сказать тебе ужасную вещь. По сути, мы с тобой стали заложниками невероятных, ужасных желаний Лорда, его амбиций и высокомерия. Он не считался ни с чем при достижении своих целей. Уродец, решивший укротить невероятные силы непознанного, соединить несовместимое, то, что тысячелетия было под непреложным запретом! Он возомнил себя способным создать непобедимую армию. Стать бессмертным не по природе, а по желанию. Поэтому ему было все равно, кто падет жертвой на алтаре его гордыни. Мы с тобой и еще неизвестно, сколько людей, стали пешками в его игре. Он сделал тебя вампиром, чтобы изучать наши возможности и проводить свои исследования.  Поэтому тебе так хочется человеческой крови. Но ты должна понять, что никто не сможет заставить тебя быть чудовищем. Не допусти ошибки! Останься человеком! Пусть измененным, но человеком. Если твердо держать эту сторону своей новой сущности в узде, то со временем станет легко себя контролировать.

  - Вампир?! – в ужасе выдохнула Орианна. – Боже! Я – вампир? Но разве такое возможно? Меня сожгут на костре? – она была не в состоянии постичь весь ужас услышанного.

    Я помолчал, давая ей время осмыслить страшную новость. В моей голове проносились воспоминания; так же, как и она, я когда-то прошел через леденящую жуть случившегося. Но я был один, и мне некому было помочь. А она нет. Хочется верить, что при моей поддержке ей будет легче справиться со своей бедой.  Чтобы помочь ей, я стал рассказывать, как сам боролся со своим страхом. Через что прошел, прежде чем понял, как жить дальше. Мне хотелось, чтобы она поняла, что даже в таком, вампирском, естестве, можно жить, не становясь изувером.

    Я знал, как важно сейчас не дать ей озлобиться, не допустить мысли о мщении. В таком случае нам придется поступить с ней жестоко, а это только еще сильней разожжет ненависть в ее душе. И сейчас, пожалуй, от меня зависит, кем она сойдет на берег: чудовищем, уничтожающим всех без разбора, или существом, способным контролировать свои желания. Я, конечно, не в силах заставить ее жить по моим правилам, она может стать истинным вампиром, питающимся человеческой кровью, но без озлобления и мести.

    - Сколько времени прошло со дня твоего перерождения? – спросил я ее, закончив свой рассказ и помолчав еще немного. Я видел, как она начала выходить из ступора и слушала меня уже без отрешенности.

    - Не знаю точно, но не так давно. А можно мне … узнать, как  отец, … относится ко мне, теперь? Я боюсь, что он не захочет меня видеть … сейчас, когда я стала такой, – она прошептала это очень тихо, боясь поднять на меня глаза.

   - Орианна, мне очень жаль, но твой отец погиб,  –  как можно мягче произнес я, понимая, сколько горьких вестей, пришлось услышать ей сегодня.

  - Его укусили? Теперь он такой же, как я?

  - Нет, не укусили. Он мертв, – я не хотел, чтобы она знала, какой страшной смертью погиб капитан, поэтому добавил, – он мужественно сражался.

  - Бедный отец. Он не узнал, какой я стала, а как я покажусь на глаза матушке? Своим сестрам и брату? Нет, мне лучше совсем не появляться дома. Что теперь будет со мной? Куда мне податься?

   Орианна всхлипнула. Если бы слезы могли появиться в ее заледеневшем теле, то они, несомненно, полились бы из ее глаз.

   На палубе послышался шум и гул голосов спорящих между собой матросов. Только раскола среди команды мне еще не хватало! Я выскочил из каюты в одно мгновение. Матросы отпрянули от меня, выросшего перед ними, как из-под земли.     

   - В чем дело? – обратился я к ним, стараясь не напоминать им свою, неприятную для них, способность читать мысли. 

  - Капитан, – обратился ко мне Сайман, старший матрос "Дианы", – здесь вот какое дело: когда несколько лет назад мы узнали, каким делом нам придется заниматься, то есть, кого перевозить на нашем корабле, мы согласились на это за хорошие деньги. Тогда же, по решению всего экипажа, мы записали договор о том (чтобы не рисковать жизнью всей команды), и в случае, если кто-то из нас будет укушен, его нужно немедленно убить. Договор был подписан всеми. Каждый из нас знал, что с ним сделают. Поэтому, мы требуем исполнения этого договора.

     Я видел их страх – один вампир, еще куда ни шло, но четверо – в море! Нет, это уже слишком! Никто, из оставшихся в живых на борту корабля людей не хотел рисковать, и я понимал, что они по-своему правы. Никто не мог гарантировать полной безопасности. И разве мне не удалось освободиться от кандалов? Конечно, я мог приказать оставить в живых Реджиса и Жоржа, но в таком случае я больше не смог бы рассчитывать на крепкую команду и ее поддержку. К тому же я не знал, как поведут себя новообращенные после того, как очнутся. Все члены команды понимали, чем рискуют, когда подписывали договор, и не мне менять это решение.

    - Я не стану нарушать правила, заведенные на корабле прежним капитаном. Поэтому вы вольны поступить так, как предписано. Но я хочу сказать одно – девушка в этот договор не может быть включена. Она невинная жертва Лорда. Поэтому я беру на себя всю ответственность за ваши жизни. Во время всего перехода ее не будет на палубе. Все время она будет под моим контролем и находиться в каюте своего отца, – я намеренно выделил то, что Орианна была дочерью капитана. Я знал, что многие матросы долго ходили в море с капитаном, доверяли ему и уважали.

    Матросы загудели, обсуждая мое требование. Я видел, как им не хотелось рисковать, но и против меня идти было страшно. В их мыслях рисовались ужасные картины, они не раз сталкивались с вампирами, знали силу и ненависть этих существ. Поэтому, решение пощадить девушку приходило очень тяжело. Многие так и не примирились с моим требованием, но и спорить со мной не осмеливались.

    Наконец было решено высадиться на остров, к которому мы шли, рассечь и сжечь тела товарищей на костре.  Тем более, что я уверил их в том, что сейчас они почти мертвы и ничего не чувствуют. И это было правдой: до полного восстановления сознания должно пройти еще три дня.

   Флейт лег в дрейф у острова. Несколько человек отправились на берег, чтобы приготовить погребальный костер из скудных кустарников, растущих на его каменистых склонах.  Сильный ветер, снег, бьющий в лицо, крики чаек и альбатросов, носившихся над самой поверхностью океана – сама природа заставляла нас поторапливаться. Все устали от этого тяжелого перехода, и хотелось поскорей вернуться в привычный, человеческий мир.

    Я вывел Орианну из каюты, и мы, усевшись в шлюпку,  вдвоем отправились на дальний конец острова. Мы вышли на пологий гранитный берег. Тюлени, лежавшие поодаль, не встречавшиеся раньше с людьми, но чувствовавшие инстинктивно угрозу, исходившую от нас с девушкой, бросились в воду. Я остановился у каменного выступа, спрятавшись от тюленей.

    - Смотри, Орианна, я покажу тебе, как нужно охотиться. Понаблюдай за мной, расслабься, отпусти свой инстинкт, не сопротивляйся ему. Понюхай воздух, пусть их запах возбудит в тебе охотничий азарт. Поверь, что кровь животных вполне может заменить кровь людей. Ты ведь в прошлой жизни ела оленину или кур? Вот и сейчас думай о том, что ешь вполне приличную пищу, – я втянул в себя воздух и, пригнувшись, приготовился к прыжку, выбрав себе тюленя, лежавшего ближе всех.

    Девушка внимательно слушала, старательно повторяя за мной мои действия. Она потянула носом воздух, ощутив запах, напружинилась всем телом. Пригнулась машинально, не осознавая своих действий. Потом, оглядев лежбище и наметив жертву, резко, одним стремительным броском, как молния, метнулась в сторону стада.  Проворно поймав небольшую самку, Орианна впилась в ее шею зубами.

    Я остался на месте: было очень интересно наблюдать со стороны охоту вампира. Орианна проделала все с такой грацией, изяществом, что я невольно залюбовался. Так хищный зверь в жестоком броске, не мучая жертву, убивает одним укусом или ударом мощной лапы. Глядя на нее, я вдруг подумал о том, что, возможно, вампиры – вовсе не чудовища, порожденные Князем Тьмы, а особый вид хищника, созданного Богом для равновесия в мире.  Ведь существуют хищники в мире животных. Почему бы им не быть  в мире людей? От такой мысли мне стало не по себе. Я привык думать о себе, как о чудовище, не имеющем права на жизнь. А теперь, выходит, что меня можно обелить, в смысле, что уж тут поделаешь – такова природа? Но как же быть с вампирами, не только пьющими кровь человека, но и совершающими немыслимые пытки. Нет, этому не может быть оправдания. И скорей всего, мы с Орианной являемся исключением из правил, если ей удастся сдерживать себя и дальше.

   - Это так необычно, – проговорила Орианна, прерывая мои размышления, – как будто вместе с кровью тюленя в меня вошла его сила и мощь. И совсем не противно, – вдруг смутившись, добавила она.

    Теперь пришла моя очередь. Краем глаза я видел, как внимательно Орианна следит за моими действиями.  Когда, утолив голод, мы возвращались на борт флейта, я спросил:

   - Как ты чувствуешь себя? Что ты думаешь о себе, сейчас, когда поняла, кто ты?

   - Мне страшно. Я не знаю, что будет со мной дальше. Но и умирать я не хочу. Самоубийство – это грех! Я знаю, что многие матросы хотели бы меня убить, поэтому я боюсь. Но я верю тебе, верю, что ты не позволишь причинить мне зло. Я сделаю все, что ты скажешь, только не бросай меня в беде, прошу тебя. Сейчас, когда я утолила голод, мне немного легче, хотя тяга к человеческой крови все еще мучает меня. Но я просто не смогу быть убийцей! Хочу быть хорошей – как ты!

   Она говорила так искренне, что, глядя на нее, я вдруг осознал, что, возможно, теперь я не буду так одинок. Рядом со мной появился человек, который разделяет мои взгляды на жизнь.

   Мы вернулись на флейт, и я, оставив Орианну, отправился на берег, где у огромного кострища собрался весь экипаж "Дианы".  Матросы молча стояли вокруг еще не зажженного погребального ложа своих товарищей. Разные мысли теснились в их головах. Закаленные нелегкой морской жизнью, они, пройдя столько испытаний, теперь должны совершить нечто немыслимое – сжечь своих товарищей.

   Когда я приблизился, боцман прочел молитву и бросил зажженный факел на просмоленную кучу колючего кустарника. Огонь в одно мгновение охватил лежащие на настиле останки. Дождавшись, когда костер прогорел, матросы, разметав пепел, в молчании, с печальным осадком в душе вернулись на корабль. Теперь команда была готова отправиться в мир людей. Им не терпелось вырваться из этого пугающего своей жуткой нереальностью мира.                  

   Нам предстоял долгий и опасный переход. Зима окончательно вступила в свои права в южных широтах Атлантики. Шторма, сильные течения в этих  мало изученных областях  задерживали нас. Наконец, в конце ноября мы вышли на торговый путь из Индии в Европу и через несколько дней остановились для пополнения запасов воды и продовольствия на острове Святой Елены.

   Во время всего перехода до этого острова матросы с осторожностью относились ко мне и к Орианне. Я видел, как они опасаются меня и еще больше девушку. Наши совместные приключения, хотя и смягчили неприязненное отношение к моему естеству, все равно не могли стереть полностью грань, разделявшую нас.  Человек не может не чувствовать угрозы, исходящей от вампира, так же, как он не может быть спокоен рядом с тигром или львом, например. Поэтому все свободное время я проводил в каюте капитана, рядом с девушкой. Мы много разговаривали. Особое положение, которое нас объединило, располагало к откровенности. Постепенно мы стали лучше понимать друг друга. Мне было интересно беседовать с ней. Не слыша ее мыслей, я чувствовал себя нормальным.

    Глядя на Орианну, на ее золотистые волосы, я видел перед собой другое, бесконечно любимое лицо Дианы. Тоска по ней глухой болью отдавалась в моем сердце. Все это время ни на один миг я, не переставая, думал о ней. В моем расширенном восприятии, способном думать о разных вещах одновременно, мысль о Диане ни на одно мгновение не оставляла меня. Мечта о встрече с нею поддерживала во мне надежду на успешное завершение нашего путешествия. Теперь, когда мы направлялись домой, я с каждым днем все нетерпеливее вглядывался в ту сторону, где находилась Франция. Часто, стоя на палубе, я смотрел на звездное небо и думал о том, что и Диана сейчас, может быть, смотрит на них. Или вдыхал воздух, когда ветер дул со стороны родины, мечтая, что он несет в себе частицу ее дыхания. 

     В свободное время я также пытался разобраться в записях лорда. Здесь помощь Орианны пришлась как нельзя кстати. Понимая всю важность моих поисков, она с готовностью стала мне помогать. Мы долгими часами разбирали непонятный почерк горбуна, выискивая в его записях сведения о Тьёдвальде или его соратниках – Монахе и Воине.

   Читая записи Лорда, я видел, как этот тщедушный человечек сгорал от ненависти ко всему миру. Он мечтал отомстить за свое уродство, обвиняя всех в своем несчастие. Но вместе с тем, у него был огромный талант, он обладал необыкновенной способностью организатора. С несгибаемым упорством он воплощал свои идеи в жизнь.    

    Много интересного я узнал о своем предке. Он не оставил на своей родине, в Скандинавии, никаких сведений о своих родных, никто не знал о нем до его прибытия на эти холодные и суровые берега. Но каждый поход, в котором участвовал Тьёдвальд, был удачным. Многие вожди этих бесстрашных племен считали за честь видеть его в своих рядах. О нем ходили легенды. Но он не задерживался долго на одном месте, переходя из клана в клан, как будто что-то искал, отправляясь во все самые дальние и рискованные походы.

    Судя по записям Лорда, он собрал множество свидетельств того, что мой предок прожил намного дольше, чем положено жить человеку, тем более участвовавшему в столь опасных и нелегких походах.

  Исследуя жизнь Тьёдвальда, Лорд именно в это время обратил свое внимание на вампиров. Их  сила, неуязвимость и ловкость стали тем толчком, который заставил Лорда приступить к созданию армии.

    По записям карлика было видно, что он много лет изучал особенности вампиров. Свои поиски Лорд начал с изучения легенд и преданий. Многое в этих историях оказалось выдумкой и порождением безграничного страха. Меня удивляло то, как мог карлик, слабый и тщедушный человечек, находить все эти свидетельства. Но он во многом был прав. Я знал это по своим ощущениям, так точно описанными Лордом.  Из его записей я узнал, как и говорил Арман, что инкубы и суккубы не единственные вампиры, живущие среди людей. Есть и другие, отличающиеся от них. Такие вампиры живут парами, образуя семьи и редко  оставаясь на одном месте, в отличие от инкубов и суккубов, которые привязаны к своим местам охоты и обитают поодиночке.  Они тщательно охраняют свои территории. Но вампиры могут объединяться в кланы и сообщества, возглавляемые вожаками, перед которыми они отчитываются в своих действиях. И хотя вампиров немного, часто между кланами случаются стычки и войны.

    Главным законом среди всех видов вампиров остается один –  держать в тайне свое существование. Под страхом смерти вампиры хранят свой секрет. 

   Создание нового вампира является очень редким явлением. Вампиры живут вечно, в том виде, в котором они перевоплотились, не меняясь и не старея, поэтому нельзя создавать большое количество себе подобных. Чтобы создать нового вампира, нужно иметь очень веские причины и нести за него ответственность. Таков еще один непреложный закон.

    Лорд так же как и Арман, утверждал, что родиной вампиров является Индия. Что там и поныне живут настоящие, то есть не созданные, а рожденные вампиры. Эти сведения ему предоставил  Лион. Лорд нашел его много лет назад и увлек  идеей создания армии, тем, что тот станет во главе этой армии и докажет всему миру свое могущество. С его помощью горбун создал свои шипы. Зная, что новообращенные не могут первое время двигаться, Лорд брал их еще не загустевшую кровь и пропитывал ею, полые внутри шипы какого-то растения. Подавляя тем самым силу вампиров, он в то же время не мог объяснить, почему после того, как шип вынимали, вампир приобретал приумноженную в несколько раз мощь.

    После того как Лорд понял, что вампиры не очень послушны и с ними трудно, он решил заняться младшей ветвью вампирского рода: полуживыми мертвецами – зомби. Изучая записи, мы поняли, что участь зомби ужаснее, чем участь вампиров. Зомби – это существо без разума, обреченное жить в полусне. Он способен двигаться, есть, слышать и даже говорить. Но не помнит свое прошлое и не осознает настоящее. Без проблеска узнавания он способен посмотреть в глаза тех, кого любил, и пройти мимо. Зомби не призрак, но и не живое существо, помещенный в пограничную зону между жизнью и смертью. Такими созданиями легко управлять, они послушны и никогда не выходят из-под власти хозяина. 

 Для их создания Лорд использовал привезенных на остров людей. Полумертвецы, созданные из темных, необразованных людей, они слепо следовали за Лионом и Лордом. Этих людей доставлял на остров не  Барт Венс, а другой корабль, под командованием Питера Смита. Судя по записям, этому экипажу не повезло: они попали под гнев Лорда и были использованы частью в пищу, а частью для создания зомби. Те зомби, с которыми нам пришлось столкнуться на острове, и были уже готовыми воинами Лорда.

   Смит и Барт Венс каким-то образом попали в зависимость к Лорду, и были вынуждены выполнять условия сделки. 

     Карлик был скрытным и не доверял никому. Его записи отрывочны и скудны, поэтому узнать из них что-либо до конца, было очень трудно. Но один документ, хранившийся отдельно от остальных, запечатанный с особой тщательностью, был по- настоящему интересен. Это было завещание предка Лорда и в нем говорилось о том, как к нему попали ларец и манускрипт Тьёдвальда:

    « Тьёдвальд, дети мои, был великим воином. Многие из нас обязаны ему своей жизнью. В бою он всегда был в самой гуще сражения и всегда приходил на помощь, если в этом возникала нужда. Никто из нас не видел его унывающим или растерянным, он всегда приободрял нас в самые тяжелые моменты нашей нелегкой походной жизни. И вот в одном бою, когда меня тяжело ранили, он вынес меня из боя и, наложив повязку с какой-то чудодейственной мазью, спас мне жизнь. В ответ я поклялся до конца своих дней быть верным ему. Прошло много лет, я уже был стар и не мог продолжать походы с нашей славной дружиной, поэтому оставался дома.  Как-то раз на пороге моего дома появился Тьёдвальд. Все такой же сильный и молодой: старость обходила его стороной, поговаривают, что он был родней дьявола. Тьёдвальд  оставил мне на сохранение старинный манускрипт и ларец невиданной красоты и ценности, взяв с меня слово, что я и мои потомки сохранят их до того времени, пока не придет за ними посланник. Он должен показать знак – перстень с драконом, подтверждающий его права. Тем и заклинаю вас, дети мои, хранить сии реликвии в тайне до прихода посланника или до скончания времен, сохранив тем самым честь и твердость данного мною слова».

   Меня все больше охватывал азарт, очень хотелось разгадать эту тайну. Почему отец Лорда отдал посланнику только ларец, умолчав о манускрипте? Почему Лорд выбил наш герб на стене своей пещеры? Здесь было столько всего сплетенного в один клубок, что разобраться, в чем тут дело, оказалось не просто. Лорду, с его короткой человеческой жизнью и амбициями мирового правителя, не хватило времени и сил; но у меня впереди целая вечность и я мог начать поиски. Не ограниченный временем и на правах потомка Тьёдвальда, я мог рассчитывать на успех. Орианна поддерживала меня.


***

 Рано утром, 29ноября 1662 года, "Диана" снялась с якоря и вышла в открытый океан, оставив позади остров Святой Елены и взяв курс на  Францию. Матросы были взволнованны. Все хотели поскорей оказаться дома и окончить это долгое и утомительное для всех плавание.  До берегов Франции еще оставалось около трех месяцев пути.                                                               


 ***

    Онфлер. Мы вошли в гавань рано утром 10 февраля 1663 года.  Накануне вечером все матросы собрались на палубе. Я стоял на мостике,  мне было уже известно, с чем они пришли ко мне. Матросы хотели честного дележа того богатства, которое было перевезено с погибшего корабля и взято из пещер Лорда. Боцман стоял рядом. Несколько минут назад он положил передо мной кожаный мешочек с золотом, тот, что я взял из тайника Тьёдвальда и который срезали с меня матросы перед пыткой солнцем.

   - Мне не нужно ничего из тех товаров, что были взяты с "Санта Марии" и из пещер Лорда, – сказал я морякам. – Но корабль принадлежал Барту Венсу, его дочь здесь, поэтому вы должны после захода в порт разгрузить трюмы и оставить "Диану". Я сам передам документы на судно сыну капитана.

   Матросы одобрительно зашумели. Они не ожидали от меня такой щедрости. Обычно в дележе капитану и его помощнику доставалась львиная доля прибыли.                                                       

    Тьери, стоя среди матросов вместе с девочкой, опустил голову. Он был растерян и не знал, что теперь делать. Сам он еще мог наняться на какой-нибудь корабль, но он не хотел расставаться с названным братом, а тот еще очень мал и его не возьмут ни на одно судно.                                                          

  - Тьери, подойди ко мне, – позвал я его.                                       

   Тьери подошел, грустно улыбаясь. Он решил, что я хочу проститься с ним.  Следом, не отходя ни на шаг, крепко держась его за руку, шла девочка.

   - Тьери, я хотел бы пригласить тебя к себе домой. Ты можешь вместе с Эмилем пожить в моем замке, пока твой друг не подрастет. Потом вы сможете сами выбрать свой путь и жить так, как сочтете нужным. Сейчас вам будет трудно остаться без поддержки. Ты, конечно, можешь отказаться, я не могу предложить тебе роскошную жизнь, никто из родных не знает, что я жив, но мой друг, Тибо поможет вам устроиться в замке, как своим родственникам.  Тебе решать, подумай до утра и потом скажешь, как намерен поступить.   

     Всю ночь я бродил по палубе "Дианы" не в силах успокоить волнение. Каждую минуту я готов был броситься в воду и отправиться в монастырь. Быть так близко и ждать. Мое терпение кончалось. Я был на грани срыва. Орианна, стоявшая на палубе (теперь, когда наше путешествие окончено, и она могла свободно здесь находиться), внимательно следила за мной. Я не рассказывал ей о Диане, не желая обсуждать свои чувства с посторонними.

  - Ты волнуешься из-за встречи с родными? – спросила Орианна своим певучим голосом. – Тебя что-то волнует и мне тревожно.

  - Меня не было дома десять месяцев, я волнуюсь, конечно. Завтра пойдем ко мне в замок. Ты сможешь подождать еще пару дней? Мне нужно устроить Тьери и Эмиля, а потом отправимся в Париж к твоему брату, я отдам ему документы на корабль, а ты сможешь увидеть своих родных. И если хочешь, … можешь вернуться со мной в замок моих родителей, – добавил я.

   - Ты хочешь, чтобы я была рядом с тобой?  Тебе действительно этого хочется? – Орианна смотрела на меня с непонятным волнением и смущением.

    - Если ты не захочешь открыться родным, то тебе просто некуда будет пойти. А я не думаю, что показаться родственникам хорошая идея. Они могут не принять тебя. Подумай об этом. 

   - Тебя волнует только это? То, что мне некуда будет податься? – отчего-то с грустью произнесла Орианна.

    Я пожал плечами. Конечно, что еще могло меня волновать? Не мог же я выставить девушку на улицу после того, как спас ее от Лорда и Лиона. Да и то, что горбун предназначал ее для меня, тоже не позволяло оставить ее на произвол судьбы, хотя я и не собирался открывать ей эту правду.

   - Хорошо, я останусь с тобой. Так будет лучше. Ты прав, мне действительно некуда идти, – грустно произнесла Орианна и посмотрела на меня своими черными, как омуты, глазами. В них была печаль и что-то такое, от чего мне стало неловко. Я отвернулся и стал смотреть на водную гладь. Завтра я увижу Диану. Сердце гулко ухало в предвкушении встречи. Я не хотел больше думать о других проблемах.

   На следующий день Тьери подошел ко мне, как только освободился от работ по швартовке. Они с Эмилем обсуждали мое предложение несколько часов, забившись в дальний угол трюма. Я, конечно, уже знал их решение. Они, как я и предполагал, согласились принять мое предложение. Тьери договорился с боцманом, и тот выкупил часть товаров, предназначавшихся ему, и теперь у него на руках была приличная сумма.

    После того как были решены таможенные и прочие формальности, матросы быстро стали разгружать трюмы корабля. Возле склада, куда складывались товары, уже собралось немало торговцев и простых зевак. Я договорился об охране судна с комендантом порта и, посадив Тьери с Эмилем в нанятый экипаж, мог, наконец, отправиться домой. 

    Мы с Орианной вышли за пределы города и побежали в сторону замка. Девушка впервые смогла бежать по земле с неимоверной для человека скоростью. Она летела рядом со мной и смеялась от восхищения. Меня удивляло то, с какой легкостью она смирилась со своей новой сущностью вампира. Она не страдала по этому поводу, как я. Я думал над этим и пришел к выводу, что женщине легче приспособиться к необычным поворотам судьбы из-за поверхностного, легкомысленного отношения к жизни. Поэтому-то все важные решения принимают мужчины: женщине не свойственно заниматься серьезными вопросами.

   В глубине леса я почуял стадо оленей и, остановившись, предложил Орианне поохотиться. Она с интересом принюхалась и, определив, где находится стадо, бросилась в его сторону. Я стоял в сторонке и смотрел, как она справится с новой для себя задачей. На борту флейта было несколько тюленей, которых я перенес с острова после нашей с Орианной охоты. Нас не мучил голод, здесь же Орианна охотилась во второй раз в своей вампирской жизни.

   Притаившись за кустами, Орианна, пригнувшись, высматривала добычу. Ее золотые волосы разметались по плечам, ноздри вздрагивали от напряжения, глаза горели жаждой. Она была красива, как рысь перед броском. Маленькая, изящная, как статуэтка. Невозможно было поверить, что эта девушка способна с легкостью поднять на вытянутых руках лошадь.

   Выбрав стоявшего ближе всех оленя-первогодка, она стремительным движением бросилась на него и, прокусив шею, закрыв глаза и заурчав от удовольствия, пила его кровь большими глотками. Ее кожа преображалась, становясь розово-прозрачной, круги под глазами медленно исчезали.

    Я бросился вслед вспугнутому стаду и, ухватив первого попавшегося под руку оленя, стал жадно утолять свой голод. Как же мне не хватало этой живительной влаги лесного животного! Наконец- то я дома!


Глава 10

   Мы подошли к замку, когда солнце уже село за горизонт. Там готовились ко сну. С каким же нетерпением и бьющимся сердцем я влез на стену замка! Подав Орианне руку, помог ей устроиться на стене – надо было осмотреться. Снег глубокими сугробами укрыл парк, в окнах замка был виден свет от зажженных в канделябрах свечей. В библиотеке горело по меньшей мере несколько подсвечников. Наверное, отец читал, сидя, по своему обыкновению, у горевшего камина. Каким необыкновенным уютом веяло от этого вида! я и не предполагал, как сильно соскучился по дому.

   Неслышно спрыгнув со стены, мы пробрались к тайному входу во дворец. Я решил, что сегодня можно переночевать в замке: слуги уже на своей половине и по дворцу никто не будет бродить в такое время. Тьери прибудет завтра к вечеру, а мне не терпелось увидеться с Тибо еще до утра. Я неслышно открыл дверь, потянув за потайной рычажок. Мы легкой тенью скользнули внутрь. Проходя мимо библиотеки, я мельком заглянул в нее сквозь щель: в кресле у камина сидели отец и маркиз де Бонне. Они не разговаривали, только с печалью смотрели на огонь. В мыслях каждого была грусть от переживаемой утраты. Отец думал обо мне. Даже через такое время он не смирился с моей смертью, а маркиз де Бонне скорбел над тяжелой болезнью Дианы, которая отнимала у нее жизнь. В его мыслях Диана, смертельно бледная, лежала в келье на своем топчане, укрытая легким пледом. Ее глаза были закрыты, и только быстрое легкое дыхание говорило о том, что она еще жива.

   Маркиз де Бонне вспоминал, как просил Диану вернуться домой. Настоятельница монастыря дала на это разрешение, но девушка упорно повторяла: «он вернется». И де Бонне думал о том, что Диана, возможно, потеряла рассудок, так и не придя в себя от пережитого горя.

   Увидев это, я бросился в свою комнату, от волнения  не заботясь о тишине. Оставив Орианну и пробормотав извинения, я ринулся в комнату Тибо. Он жил в отдельной комнате на первом этаже, у входа в кухню, что считалось большой привилегией. Влетев к своему другу и прикрыв дверь, я прошептал:

   - Что с ней? она больна? Почему ее насильно не увезли в дом отца?!

   Тибальд уже лежал в постели. Он вскочил, зашептав от испуга молитву. Потом, нашарив в кромешной темноте огниво и чиркнув, зажег свечу. Я в нетерпении вышагивал по комнате из угла в угол.

     - Бог мой, вы вернулись! – громким шепотом воскликнул он и просиял от радости.

    - Диана! Что с ней? Расскажи мне все! – потребовал я нетерпеливо.

   - Я толком ничего не знаю. Маркиз де Бонне приехал сегодня вечером. Они с вашим отцом долго о чем-то говорили, да они и сейчас, наверное, в библиотеке. То, что мадемуазель Диана больна, я узнал только после обеда от Пьера – он прислуживал за столом. Но что решили господа, мне не известно.

  - Тибальд, слушай внимательно, у меня в комнате находится девушка, Орианна. Она вампир, как и я. Я поднимусь к ней и скажу, что отлучусь на время. Ты пойдешь со мной, поможешь ей устроиться. Если я не вернусь утром, проводи ее в башню. Да, и вот еще что, завтра в замок приедет парень, Тьери. С девчушкой. Правда он не знает, что она девчонка, так вот, определи их в замке. Попроси за них отца, скажи, что они твои родственники. Понял? Сейчас некогда, вернусь, – все объясню!  Матушка как, здорова? Как дела у сестер и Рауля?

   - Госпожа болела недавно, но сейчас, слава Богу, здорова. У ваших сестер и брата тоже все в порядке. Николь в монастыре, – торопливо рассказывал Тибо, поспешно натягивая на себя одежду.

  -  Ну и хвала Господу, теперь пошли скорее. Некогда разговаривать!

    Мы вышли в холл, я в мгновение промелькнул по главному залу и, поднявшись по лестнице, постучал в дверь и вошел комнату. Орианна стояла у окна и смотрела на лес и луг, раскинувшиеся широким ковром перед замком.

   Я подошел к ней и сказал:

  - Орианна, мне необходимо отлучиться на некоторое время. Очень срочное дело. Сейчас придет мой друг Тибо, я рассказывал тебе о нем, он поможет тебе устроиться. Прошу тебя, слушайся его, как меня. Договорились? Я уйду ненадолго.

   - Что-то случилось? Ты очень встревожен. Может, я смогу помочь тебе? Пожалуйста, не оставляй меня. Позволь пойти с тобой.

   - Орианна, сейчас у меня очень мало времени. Прошу тебя, останься и ни о чем не волнуйся. Тибо знает, что делать. Слушайся его. Договорились? Будь умницей.

   Вошел Тибальд и застыл в дверях. Он со смешанным страхом и восхищением смотрел на девушку. Орианна, прочтя его мысли, улыбнулась дружелюбно и спросила:

   - Так это ты – Тибо? Мишель часто о тебе говорил – ты его верный друг. Обещаю слушаться тебя, как  Мишеля.

  - Вот и хорошо, вижу вы поладите,– поспешно проговорил я и выскользнул в дверь.

    Я летел к монастырю с такой скоростью, какую только мог развить, снег вихрился за мной, заметая еле заметные следы. Стремительно вскарабкавшись по стене, я прильнул к окну в келье Дианы. Она лежала на своем жестком ложе, укрытая тоненьким пледом. Волосы разметались вокруг головы, образуя золотистый нимб. Несколько прядей налипло на лоб, покрытый бисеринками пота. Ее дыхание было быстрым и неглубоким, из приоткрытого рта вылетал хрип.

    Боже мой! Что эта девочка сделала с собой?! И во всем виноват я! Я никогда не прощу себе, если с ней что-то случится.

    Я потянул вверх оконную раму, она поддалась с легкостью. Диана не заперла ее: она ждала меня! Я проскользнул в келью, едва освещенную тонкой свечкой, горевшей у распятия. Бросившись на колени у изголовья, я положил на ее лоб свою ледяную ладонь. Ее запах удушливой огненной волной вновь накрыл меня; ни одна  женщина не смогла бы вызвать во мне столько всепоглощающего желания, она, несомненно, была моей женщиной.

    Диана спала, забывшись тяжелым, болезненным сном. Я, не дыша, стоял возле нее и держал свою руку на ее лбу до тех пор, пока лихорадочный румянец на лице постепенно не сменился бледностью. С нежностью и страхом я вглядывался в изменившееся от болезни лицо: темные круги под глазами, скулы, обтянутые тонкой прозрачной кожей. Худенькие руки, бессильно вытянутые вдоль укрытого пледом тела. Она умирала, это было понятно и без лекарей! Я затравленно смотрел на Диану. Что я мог сделать сейчас, в эту минуту, чтобы помочь ей?! Я решил, что не стану больше потакать ее безумию и сейчас же отправлюсь с ней в город к доктору. Осторожно просунув руку под ее плечи, стараясь не разбудить, другой рукой стал укутывать исхудавшее тело в старый плед.

 Вдруг я услышал, как в сторону кельи шла монахиня, ее старческие шаркающие шаги раздавались по пустынному, каменному коридору. Она жалела маленькую, но такую сильную в своей вере послушницу. В мыслях старой женщины было сострадание и сочувствие. Я выскользнул из кельи в одно мгновение. Монахиня вошла и, прикрыв за собой дверь, подошла к спящей Диане. Она склонилась над девушкой и разбудила ее. А затем, приподняв  голову Дианы, шепча молитву, постаралась влить в ее рот какой-то отвар.

  - Пей, милая, пей, тебе станет легче. Глупая, разве Господу нужно, чтобы ты так истязала себя? Он не призывает нас к мучениям, ему не нужна твоя смерть, неразумное ты дитя. За кого бы ты ни просила, нужно делать это с верой, а не с мукой. Перестань сопротивляться, послушайся отца, и все будет хорошо, вот увидишь, – приговаривала она, пытаясь напоить Диану.

   - Сестра, я верю, потому и молюсь. Я знаю, что мои молитвы дают ему силы, и он от всех опасностей будет убережен моими молитвами, – прохрипела Диана слабым голосом.

   - Ну, вот и славно,  вот и давай, выпей это. Тебе нужно жить, чтобы подольше оберегать его от беды. Нужно жить, дорогая, нужно жить, – шептала монахиня, напоив  и уложив девушку на жесткое ложе, укрывая ее пледом. – А теперь поспи милая, я приду попозже.

  Монахиня вышла, прикрыв за собой дверь и шепча молитвы, медленно побрела к себе. Я опять проник в келью через окно. Я не стал прятаться, мне нужно было уговорить Диану покинуть монастырь. Если она откажется, я силой унесу ее отсюда и не позволю больше губить себя.

   Диана с трудом повернула голову на шум, который я специально произвел. Ее глаза засияли от удивления и радости.

   - Ты пришел! Я так ждала! Я верила, что ты вернешься, – она постаралась сесть, но была настолько слаба, что только бессильно приподняла голову. Судорожно дыша, Диана смотрела на меня и виновато улыбалась.

   -Диана, любимая, –  я бросился перед ней на колени и ласково сжал  ее маленькие ладони, – Диана, скажи мне ради Бога, зачем все это? Зачем ты подвергаешь себя такому безумию? Разве ты не понимаешь, что так ты еще больше мучаешь меня? Я и так виноват перед тобой, а теперь еще и твоя болезнь лежит на моей совести. Ты должна вернуться к отцу.

   - Я так молилась, чтобы ты пришел, – Диана положила свою невесомую ладонь на мою голову, зарывшись пальцами в волосы, – мне нужно было увидеть тебя. Я только теперь поняла, что мне следовало попросить у тебя. Я все неправильно сделала, Мишель. Господь дал тебе другую, не такую, как у людей, жизнь. Он сделал так, чтобы мы встретились и полюбили друг друга, но я неправильно распорядилась этим великим даром Господа. – Она судорожно вдохнула воздух, волнуясь и спеша. От поспешности закашлялась и откинулась на топчан. Ее лоб вновь покрылся каплями пота. Я ласково поддержал ее и, положив руку на горячий лоб, другой рукой убрал волосы с ее лица.

   Ей не нужно было ничего говорить – я все увидел в ее мыслях. И опять эта девушка своими мыслями повергла меня в изумление! Теперь она хотела быть со мной в моей проклятой вампирской жизни. Ей пришло в голову, что я смогу сделать ее вампиром. Прежде она молилась о спасении моей души теперь же была готова отдать свою,  взамен на то, чтобы быть со мной, какой бы чудовищной ни была моя жизнь.

   -  Диана, любимая, я так хотел прожить с тобой долгую и счастливую жизнь. Ты даже не догадываешься о силе моей любви к тебе, но пойми, то, что пришло тебе в голову не только невозможно, но и неправильно. Ты не понимаешь, через что мне пришлось пройти во время перевоплощения. Ты не понимаешь, как страшно быть вечным изгоем. Диана, подумай, о чем ты мечтаешь! Ты ушла в монастырь и разочаровалась, потом ты можешь разочароваться и в вампирской жизни, но исправить это будет уже невозможно.

  - Мишель, я умираю, и это последнее, что я могу попросить у тебя – ты можешь спасти меня. Можешь дать мне жизнь. Разве это не стоит тех недолгих мучений, о которых ты говорил?

   - Но при этом ты теряешь бессмертие своей души, –  я был в отчаянии, она действительно была очень плоха. Я готов был пойти на все, лишь бы спасти ее.

   - А зачем она мне без тебя? Я поняла это, когда ждала тебя. Когда ты перестал приходить. Для меня нет большей муки, чем быть вдали от тебя. Разве ты не чувствуешь того же? Мы единое целое, Мишель. Постоянная боль от разлуки – ничего нет страшнее ее, – Диана говорила с трудом, постоянно останавливаясь, чтобы передохнуть. Ее хриплый голос едва звучал в ночной тишине монастыря.

    Она говорила, а в моей голове проносились картины, какой могла бы стать наша с ней жизнь, будь она тоже вампиром. Жить вечно рядом с ней, уехать, укрыться ото всех в каком-нибудь глухом, укромном уголке, где нет людей и нет постоянного искушения. Я засомневался. Может, она права на этот раз. У меня не будет к ней этой болезненной тяги, только любовь, чистая, без желания выпить у нее всю кровь. 

   - Хорошо, мы подумаем над этим, но не сейчас. Ты должна быть здоровой, Диана. Чтобы перенести такие мучения, нужны силы. Тебе нужно поправиться и набраться сил.

   - Так ты согласен?!  – ее глаза загорелись радостью.  – Значит, ты любишь меня! Тебе так же, как и мне хочется быть рядом. – Она закашлялась.  С трудом справившись с кашлем, Диана потянулась ко мне руками. Я взял ее руку и прижал к губам. Огонь, бушевавший во мне, лишал рассудка. Мне было до безумия тяжело находиться рядом с нею, но именно эта пытка, как ни странно, доставляла мне наибольшую радость – я снова с Дианой. Я с радостью терпел бы эти муки бесконечно, лишь бы видеть ее, быть рядом с ней.

   - Диана, давай я отнесу тебя к доктору. Он вылечит тебя, и тогда подумаем над тем, что нам делать дальше.

   - Мишель, ты знаешь, почему я отказывалась от помощи отца? – вдруг спросила Диана.

    Конечно, теперь я знал это, прочтя ответ в ее голове. Она не хотела жить без меня. Так же, как и я не смог бы жить без нее, если бы случилось непоправимое. Я вдруг подумал, что любое несчастье может забрать у меня Диану. И что я не имею возможности оградить ее от болезни или несчастного случая.  Я обречен смотреть, как она стареет и умирает у меня на глазах. Это выше моих сил. Только в вампирской жизни я буду спокоен за нее и смогу подарить ей вечную жизнь и вечную любовь.

   - Ты не хотела без меня жить так же, как и я не смогу жить на земле, если на ней не будет тебя. Только одно удерживает меня здесь – твоя любовь. 

   -  Да, ты прав. И я теперь счастлива – ты любишь меня по-прежнему. Я хочу, чтобы меня завтра забрал отсюда отец. Я пошлю за ним утром. Я буду дома, и ты сможешь тайно навещать меня. У отца очень хороший доктор в нашем поместье, не волнуйся, я скоро поправлюсь.  

   Ее сердце билось неровными толчками. Я не знал, правильно это или нет. Вдруг оно, словно споткнувшись, запнулось, а потом застучало быстро-быстро, словно торопясь. Диана побледнела еще больше. На лбу опять появилась испарина. Она закрыла глаза и тяжело задышала. Я просунул руку под ее плечи, приподнял, стараясь облегчить дыхание.

  -  Поцелуй меня, как тогда в беседке, – попросила она еле слышно, – я так этого хочу. – Ее снова забил кашель.

  Выждав, когда приступ пройдет, с нежностью и осторожностью, на какую только был способен, я приблизил к ней свое лицо. Бережно притронулся к ее губам. Ее запах, такой близкий, терзал огнем, голова кружилась. Я перестал дышать, стараясь как можно мягче прикасаться к ней. Даже в мечтах я не мог позволить себе прикоснуться к ее губам. Но сейчас ничто на земле не смогло бы мне помешать, я страстно желал этого поцелуя. Пусть это будет лишь легчайшее касание к ее губам, таким желанным и трепетным.

    Вдруг в ее голове с невероятной ясностью возник образ: наш бальный зал, у третьей колонны стоит группа девушек в необычных одеждах. Она как будто обтягивала их тела, как вторая кожа. Диана с золотыми волосами, убранными в удивительную прическу. Она смотрела на картину, которая висела перед ней. Рядом с нею стоял мужчина. В тот же миг я узнал в нем себя. Я стоял рядом с ней в такой же странной одежде, что и окружавшие нас люди. От удивления я вздрогнул и глубоко вдохнул. Диана, изумленно открыв глаза, выдохнула:

   - Мы встретимся! – и медленно опустилась в моих руках.

    Тишина оглушила меня. Я в растерянности смотрел на нее и не мог постичь того, что случилось. Все еще ощущая в себе огненный клубок от ее последнего выдоха, я никак не мог понять, что произошло. Опустив на топчан, я легонько потряс ее за плечи.

    - Диана? – позвал я, – что с тобой? Диана! – но в ответ только молчание. Постепенно я стал осознавать, что означает эта оглушительная тишина: я не слышал ее дыхания, стука ее сердца. Она ушла! Я остался один! Я не успел!

   Что может сравниться с болью потери? Когда осознание неотвратимости произошедшей беды сжимает сердце?  Когда разум отказывается принять случившееся? Боль разбивает грудь на мелкие осколки, вонзая их острые грани в сердце. Нечем дышать, горе сжимает горло стальными клещами. Одиночество, каменной громадой обрушившись на меня, придавило, не давая двинуться с места. 

   Я стоял на коленях, прижав ее к сердцу, и ничего не видел и не слышал вокруг. Моего плеча коснулось что-то, но я не отреагировал на прикосновение. Какое мне дело до живых? Меня потрясли опять, вырывая из забытья. Я отрешенно посмотрел на того, кто меня тряс. Возле меня стояла Орианна. Она что-то говорила, но я ничего не понимал. Орианна осторожно разомкнула мои руки, сжимавшие Диану, и  потянула меня к окну. Я повиновался ей, не имея сил сопротивляться. В моей голове звучал  голос Дианы, он все повторял и повторял одно и то же: мы встретимся, мы встретимся, мы встретимся …


 ***

    Задумывался ли кто-нибудь над страшным значением двух слов: все, конец? Все – и дальше ничего нет: ее нет, и самому нет смысла жить. Все – и дальше черта, за которой пустота, голая пустыня, выжженная жаром скорби. Конец – и нет желания жить, дышать, двигаться. Хочется забиться в такой угол, где тебя не найдут и не потревожат. Не хочется думать. Не хочется ничего знать и что-то делать. Только бы оставили тебя в покое. Забыли на веки, что ты есть и что ты еще жив.

   Я забился в самый дальний уголок пещеры Тьёдвальда и не хотел никого видеть. Сколько дней это продолжалось – мне было все равно. Я  уже давно не выходил на охоту, и мои силы убывали. Я впадал в забвение, которое не приносило облегчения. Только неподвижность и усталость наваливались на мое тело и сознание. Я желал как можно быстрее провалиться в черное бездонное  забытье, чтобы не чувствовать этой ужасающей пустоты в сердце, там, где совсем недавно жила Диана. Даже ее имя жгло мое сознание невыносимой мукой утраты, оставляя после себя пепелище. Ее нет, а солнце встает так же, как и вчера. Ее нет, а птицы весело поют. Ее нет, а люди живут и занимаются своими делами как ни в чем не бывало. Хотелось убежать в беспамятство от такой ужасной несправедливости.

    Раньше я мог жить, потому что жила она. Смотрела на небо, которое видел я. Радовалась солнцу, от которого я прятался, но все равно любил. Слышала пение птиц, которые и меня радовали своим щебетом. А теперь ее нет, ее, такой жизнерадостной и красивой. Такой юной, еще не успевшей увидеть жизнь. И все из-за меня! Я ненавидел себя! Ненавидел настолько, что готов был отдать себя на растерзание любому вампиру, который повстречался бы на моем пути.

   Я с трудом повторил промелькнувшую в моем затуманенном сознании мысль. Прокручивал ее снова и снова, пока не осознал смысл затронувшей мой рассудок мысли. Вот! Я нашел то, что мне нужно! Конечно, как я раньше упустил это из виду! Только вампир способен убить меня, разорвать и сжечь мое тело. Понятно, что Орианна не станет этого делать. Тибальду, как человеку, почти не под силу это сделать. Но даже если бы у него была такая возможность, он никогда не пошел бы на такой шаг. Значит, выход один – нужно найти того, кто это сделает!

    Я зашевелился в своем углу, с трудом поднялся на ноги и, шатаясь, пошел в направлении просвета в стене. Орианна внимательно следила за мной. Я протиснулся через узкий проем и медленно стал подниматься на верх скалы. Нужно поохотиться, чтобы иметь силы на поиски. Мысль о возможности уйти из этого мира завладела мною полностью.

   Пока я лежал в своем углу, уже наступило лето и земля преобразилась. Зелень леса, запах цветов, щебет птиц – все раздражало меня своим безудержным стремлением к жизни. Мир с жестоким равнодушием  смирился с потерей Дианы, как будто ее никогда в нем и не было.

    Уже несколько дней я рыскал по Онфлеру, в поисках тайного вампирского клана "Кровавая Лилия". Орианна следовала за мной по пятам. Меня раздражало ее присутствие. Она не давала мне возможности отрешиться от этого, ненавистного для меня мира. Следуя за мной тенью и не говоря ни слова, она, тем не менее, все время напоминала мне о существовании Тьери и Эмили, Тибо и моих родных. Я же хотел забыть все и всех: тех, кто соединяет меня с миром живых.

    Я бродил по ночному городу, отыскивая запах, по которому мог бы выйти на след вампира. Но, похоже, в Онфлере вампиров нет или они настолько редко посещают этот город, что их запахи исчезают, не закрепившись на деревянных и каменных стенах домов.

   - Ты обещал отнести брату документы, – через две недели моих бесполезных метаний сказала Орианна, – ты же знаешь, что я не могу этого сделать сама. Скоро корабль могут продать, раз брат не заявляет на него своих прав.

     Париж! В этом огромном городе, несомненно, должны быть какие-нибудь следы вампиров. В записях Лорда, помнится, были какие-то сведения о вампирском клане, следы которого затерялись в Париже. Это не "Кровавая Лилия" но, какая мне разница… 

   -  Хорошо, мы вернемся за документами и сразу же отправимся в Париж, – буркнул я Орианне не глядя. Повернулся и помчался по направлению к Моро Драг.

       Выскочив к стенам монастыря, я застыл от неожиданности. Сам того не замечая, я прибежал к нему по привычке.  Дыхание остановилось от невыносимой тупой боли, сжавшей грудь. Потом, словно повинуясь какой-то чужой воле, медленно побрел к монастырскому кладбищу. За оградой, среди надгробных камней, высился холм, укрытый белыми, как ее душа, шляпками одуванчика. Могильный камень с бесстрастной жестокостью указывал срок ее жизни. Я упал на холм и, обхватив его руками, застонал от невыразимой муки, жгущей сердце. Я пролежал так до утра.

    «Мы встретимся! Мы встретимся!» – звучали в моей голове последние слова Дианы. Я только теперь задумался над их смыслом. Ночь, проведенная на ее могиле, словно каким-то чудом вытянула из глубины моего сознания эти слова. Что значило то невероятное видение в ее голове перед самой смертью? Она видела себя и меня в своем видении так явственно, что не было никаких сомнений в его правдивости. Это могло быть предсмертной бессмыслицей, но также и предвидением! Неужели мы сможем когда-нибудь встретиться в этом мире? Это полная ересь! Но все же, … все же … кто знает, что может Господь?

    У меня возникло острое ощущение присутствия Дианы, того, что она всю эту ночь была рядом.  Я будто бы снова, как некогда, провел ночь у ее окна. И что она, как и когда-то, не позволяла мне говорить с ней, но во мне росло чувство того, что она рядом и как прежде бережет меня своей любовью. Могильная земля высосала из моего сердца беспросветную тьму безысходности, на смену ей пришла надежда. Я постепенно стал понимать, что если поддамся своему глухому отчаянию, то предам Диану, ее веру в то, что она бережет меня своими молитвами и лишениями. Если я погибну по своей воле, значит, все, что она делала для меня, было напрасным. И ее смерть была бы напрасной.

    Мое сердце поверило Диане, наполняя новым смыслом мою пустую и такую ненужную без нее жизнь. Теперь я был готов провести столетия в поисках и в ожидании нашей встречи. Боль и горечь утраты не оставили меня, но вместе с ними в моей душе, навстречу алеющей на горизонте заре, распускался цветок надежды.

  Я поднялся с могилы Дианы, по-видимому, с другим выражением лица, потому что Орианна, посмотрев на меня своим обычным озабочено-сочувствующим взглядом, облегченно вздохнула. Потом подошла ко мне, взяла за руку и вывела из-за ограды, уводя от кладбища.

  - Пойдем, тебя ждут. Ты нужен всем нам: Тьери с Эмили и Тибо. Все заждались твоего возвращения, – проговорила она, ласково заглядывая мне в глаза.

 - Эмили? Как ты узнала? Она ведь даже в мыслях считала себя мальчишкой? – с удивлением произнес я, чувствуя себя так, словно только что вернулся из дальней поездки и узнаю новости, произошедшие без меня. 

  - Мне никто не запрещал дышать в ее присутствии, и потом, женщин в замке тоже не проведешь. Мужчины так невнимательны, – Орианна осторожно и тихонько засмеялась, разливаясь хрустальным перезвоном, внимательно следя за моей реакцией. – Видел бы ты выражение лица Тьери, когда она, смущенная и неуклюжая в женском платье, появилась перед ним. Женщины вымыли ее с особым старанием и запретили носить мужское платье, ворча, что это грех. А она очень хорошенькая. Думаю, что Тьери в скором времени, будет не очень огорчен ее чудесным преображением, – вновь засмеялась Орианна.

    Мы вышли на тропу, ведущую через леса к замку. Мы бежали не торопясь, и я думал о том, что еще одной моей ошибкой было то, что, взяв на себя ответственность за судьбы Тьери и Эмили, Орианны, я бросил их на произвол судьбы, забывшись в своем горе. Ошибки, ошибки, кругом одни ошибки. С Дианой, с этими людьми. Я чувствовал, как злость на самого себя поднимается в моей груди. Отныне и навеки, никакое событие не заставит меня забыть о своей ответственности. Я эгоистично желал и делал только то, что хотелось мне самому, и вот что из этого вышло! Я захотел встретиться с Дианой, и она ушла в монастырь. Я захотел узнать тайну ларца и бросил Диану на произвол судьбы, тем самым доведя ее до смерти. Теперь эти дети и девушка. Я должен устроить их судьбы, и в память о Диане исполнить взятую на себя обязанность.

   Мы вернулись в замок, оставив для Тибо знак о своем возвращении и о том, что нужно встретиться. Затем, спустившись по скале, проникли в пещеру Тьёдвальда. Я не замечал раньше, но стараниями Орианны здесь стало намного уютней.

  - Как ты думаешь, согласится твой брат продать мне корабль? – спросил я Орианну.

  - Не знаю, но, наверное, да. Он не сильно жалует море, с детства боится воды. Да и слишком рискованно сдавать корабль внаем, такая коммерция не для него. Он занимается тем, что держит парфюмерную лавку и, думаю, обрадуется неожиданным деньгам. Вот только гибель отца его сильно огорчит. У них столько планов, … было, хотели доставлять парфюмерию в Америку и привозить новые образцы. Бедная матушка, как она переживет эту утрату? Что будет со всей моей семьей? После смерти отца им станет очень трудно.  

   - Я предложу хорошую цену. Он останется доволен, – проговорил я, не зная как ее утешить.

   - Да, конечно, но только деньги не вернут человека, – с грустью ответила Орианна.

    И я вдруг со всей ясностью увидел, как Орианна скорбит, переживая смерть отца! Ослепленный любовью к Диане, я ничего не мог увидеть в своем эгоистичном стремлении вернуться к ней, а потом – раздавленный ее потерей. Но ведь и Орианна потеряла родного человека. Ей, наверное, не легче, чем мне. Но она ни разу не показала своей слабости, не потребовала повышенного внимания к себе. Мне стало стыдно. Я подошел к девушке, не зная, как лучше выразить свое сочувствие.

  - Пожалуйста, прости. Я понимаю, что ты чувствуешь. Как помочь тебе?

  - Ты помогаешь, когда не сердишься на меня, – пробормотала Орианна, уткнувшись в мое плечо. Она была настолько маленькой и хрупкой, что едва доставала макушкой до моего плеча. 

   «Кроха, как Диана», – и боль резанула опять, не собираясь оставить меня.

 Поздно вечером мы с Орианной ждали Тибо в условленном месте. Он пришел вместе с Тьери и Эмили. Она и в самом деле была симпатичной в женском платье, с чепцом на своих непокорных кудрявых и рыжих вихрах. Но Тьери еще дулся на нее, не собираясь прощать обман. 

   - Эмили, тебе гораздо лучше в своем истинном виде, чем в мальчишеских штанах, – поддразнил я Тьери, наблюдая за ним. Он угрюмо бросил на Эмили взгляд из-под бровей. В его памяти возник образ того, как он был изумлен и смущен ее появлением.

    Он сидел в кругу слуг и рассказывал о том, как они с братом добирались до нашего замка из Парижа, где их якобы настигла эпидемия оспы и все родные умерли. Поэтому они и решили найти своего двоюродного дядю Тибальда. Тьери лгал напропалую, придумывая приключения на ходу, из которых они с братом, несомненно, выходили победителями. Когда же в дверях показалась Эмили в женском платье, воцарилась полнейшая тишина, а затем – громовой хохот. Не зная, что придумать, Тьери стал бормотать, что так было безопасней для девчонки. Но в душе затаил обиду. Он не мог простить ей обмана: слишком многое он успел поведать ей своего, личного, такого, о чем девчонки знать не должны. 

   - Слава Богу, вы пришли в себя, – проворчал Тибо, внимательно всматриваясь в мое лицо. В наше время смерть была настолько обычным делом, что моя затянувшаяся скорбь стала вызывать у него тревогу за мое душевное состояние.

   - Тибальд, мне нужно отлучиться в Париж. Необходимо отвезти деньги за корабль брату Орианны и оформить покупку. Я хочу купить корабль.

    - Зачем, позвольте спросить, господин Мишель, – Тибальд проговорил это тихо и даже ласково. Так, как спрашивают больного или ребенка.

   - Когда-то я слышал о народах, верящих в то, что умершие люди вновь приходят на эту землю, перерождаясь. Я хочу узнать все об этой вере, Тибо, – я видел, какое впечатление на всех произвели мои слова: Тибальд уверился в своих подозрениях о моем душевном состоянии; Тьери несказанно обрадовался, он был уверен, что я возьму его с собой; Эмили загрустила, понимая, что я не захочу взять ее, а Орианна печально опустила голову – я не знал, что думает она.

   - На этот раз в Париж я поеду с вами, сударь, и никаких возражений. Мне давно нужно проведать родственников. И потом, каждый раз, когда вы отправляетесь по своим делам, они приводят вас к беде. Я хочу быть рядом на этот раз. И мне нужно поговорить с вами наедине.

   Я знал, о чем он хотел поговорить со мной.

  -  Хорошо, я расскажу, почему мне нужно отправиться в это далекое путешествие, – согласился я, понимая, что он прав, и я должен объяснить всем свою затею, – скрывать свои намерения нет смысла. Орианна и так все узнает из ваших мыслей, и ей самой решать, что делать дальше. Тьери и Тибальд отправятся со мной в плавание, а вот что делать с Эмили, … тут я не знаю, как поступить. Нужно подумать всем вместе.  

   Когда я окончил рассказывать о предсмертном видении Дианы и своем решении найти средство ее возвращения, все долго молчали. Каждый из нас думал о реальности и разумности такого путешествия и его последствиях. Тьери, как самый молодой и не знающий страха, был готов идти за мной хоть на край света. Он верил во все чудеса, которые только могут существовать в этой жизни. Тибальд, веривший во всякие предсказания и вещие сны, все же сомневался в правильности моего решения.

 - Если видения Дианы верны, – думал он, – зачем самому искать средство ее возрождения, ведь наша встреча в таком случае и так предрешена.

  - Тибо, мне все равно, будет ли это магией или это непостижимые дела Господа – я должен знать, что это.  

   Эмили с Орианной переглянулись, Эмили искала предлог, от которого я не смог бы отмахнуться и понял, что ей непременно нужно отправиться вместе с нами. По тому, как посмотрели девушки друг на друга, я понял, что те же мысли тревожат и Орианну. Я не хотел брать их с собой, но и не представлял, как устроить их здесь до нашего возвращения. Если  Эмили еще можно было оставить в замке отца, то Орианна не станет ждать нас здесь несколько лет. Все смотрели на меня, ожидая моего решения.

  - Давайте решим эту проблему после нашего возвращения из Парижа, – ответил я на их немой вопрос, так и не найдя правильного ответа. – Сейчас нужно разобраться с кораблем. Тибальд, ты спросишь у отца позволения и отправишься в Париж завтра. Эмили, ты пока побудешь в замке.

   - А я?! Вы оставите меня с ней? Я тоже хочу поехать с вами и помочь, если что! – воскликнул Тьери, испугавшись, что его, как девчонку, оставят дома.

    - Ну что мне с вами делать? Так и будем по всяким пустякам ходить все вместе? – расстроено  воскликнул я, – как няньки, в самом деле!

  - Пусть едет со мной, будет по поручениям бегать, – пробурчал Тибо, в его голосе прозвучала такая нежность, что я удивленно посмотрел на него: он относится к этим детям, как к родным!  За время моего, скажем так, отсутствия, он прикипел к ним сердцем и, не имея своих детей, нашел их в Тьери и Эмили.

  -  Ну, пусть, – согласился я, – если тебе это необходимо.  Мы остановимся в гостинице "Сизарь". Возьми деньги, купи хороших лошадей, возможно,  они нам  еще понадобятся, когда будем снаряжать корабль.  – Я подал Тибо кожаный мешочек с золотом Тьёдвальда.

    Мы с Орианной отправились в Париж сразу после того, как Тибо с Эмили и Тьери вернулись в замок. Мы бежали не торопясь и думая каждый о своем. До Парижа почти 200 миль, и мы могли бы за один час добраться до него, но мне не хотелось торопиться – все равно ночь еще не кончилась.

  - Ты не хочешь брать меня с собой? Почему? – тихо спросила Орианна. – Разве я была тебе в тягость все это время?

    Мне не хотелось ее огорчать, но я, действительно, не хотел, чтобы она ехала со мной. Иногда я ловил на себе ее взгляды, то сочувствующие, то такие, от которых становилось не по себе. Я не знал, чего она хочет от меня, но ее присутствие раздражало. Сам не знаю почему, но мне было при ней неловко.

  - Я не знаю, каким будет это путешествие. Возможно, там нас ждет смерть или еще какие-нибудь неприятности. Я не хочу рисковать вашей с Эмили жизнью, – ответил я ей, как можно мягче.

   - Ты хочешь избавиться от меня, прикрываясь заботой обо мне! – бросила она зло. – Я не принесу тебе хлопот. Пожалуйста, не оставляй меня здесь, подумай сам, как я буду жить одна? – Орианна остановилась и, дернув меня за руку, заставила посмотреть себе в глаза, – если ты не знаешь, как поступить со мной, то зачем забрал с того проклятого острова? Дал бы матросам убить меня, и у тебя не было бы головной боли.

   - Не говори глупости. Я еще ничего не решил. Сказал же, посмотрим, что у нас получится с кораблем, потом будем решать.

  - Если ты сам не возьмешь меня, я вплавь догоню вас. Так и знай!

    Вот всегда так – свяжись с этими женщинами и будешь у них на побегушках. Мое настроение испортилось вконец. Глухо засопев, я прибавил скорости, не желая с ней разговаривать.

   Мы вошли в Париж ранним утром. Нам пришлось идти по улицам города с человеческой скоростью. Орианна никак не могла приноровиться к такому медленному перемещению. Ее движения вызывали удивление у людей, попадавшихся нам на пути. Она двигалась, как будто рывками, перемещаясь от места к месту с такой скоростью, что человеческий глаз не мог заметить это движение, и получалось, что она перепрыгивает от одного места к другому. На наше счастье, на улицах еще было очень мало прохожих, но в конце концов, мне пришлось взять ее за руку и, сдерживая шаг, вести по улицам с привычной для человека скоростью.

   Мы подошли к лавке брата Орианны в тот момент, когда он, выйдя из дверей своего дома, стал  открывать ставни, за которыми в витрине были выставлены многочисленные пузырьки и флакончики с ароматным товаром. Орианна подалась вперед, словно собиралась броситься к нему через дорогу, но я вовремя схватил ее за руку.

   - Так ты решила все же открыться родным? – спросил я ее. Она посмотрела на меня с таким выражением, что мне стало жаль ее. Будь у нее возможность плакать, слезы, без сомнения, потекли бы у нее по щекам.

   -  Да, да, конечно, ты прав. Иди один. Я встану рядом незаметно, и послушаю его мысли. Надеюсь, он подумает о матушке и сестрах.

   Я подошел к Барту и остановился рядом, не зная, как начать разговор. Он обернулся, и я увидел лицо молодого человека очень похожего на Барта старшего. Он вопросительно взглянул на меня, решая, что мне понадобилось в его лавке в столь ранний час. Покупатели заглядывали к нему гораздо позднее.

   - Вы метр Барт? – спросил я его, как можно вежливей.  

   - Да, месье, чем могу быть полезен? – так же вежливо ответил он и с удивлением отметил про себя мой необычный вид и совершенно черные глаза. Он подумал, что в народе всегда считали такие глаза плохим знаком и они могли принадлежать только слугам дьявола. Мысленно прочтя молитву, оберегающую от сглаза и порчи, он подумал о том, что я, без сомнения, принес плохие новости.

  - Мне необходимо с вами переговорить. Боюсь, что у меня плохие новости, метр Барт.

   Он вздрогнул и, мысленно перекрестясь, указал мне рукой на дверь в лавку, – прошу вас, входите, месье…?

    -Де Морель. Боюсь, месье Барт, что принес вам неутешительные новости, – повторился я, – ваш  отец погиб во время шторма. Но корабль остался цел, и мне поручено передать вам документы на него. Он стоит в гавани Онфлера. Вам следует отправиться к начальнику порта и представить документы, подтверждающие ваше родство с капитаном Бартом. Затем вы можете поступить с кораблем по своему усмотрению.

   Услышав печальную весть, Барт сокрушенно сел на стоящий рядом стул и опустил голову, не желая показать мне слезы, выступившие на его глазах. Мысли в его голове путались, он был не в состоянии постичь обрушившуюся на него страшную новость. 

 Я, постояв еще минуту, сказал: 

    - Мне хотелось бы с вами переговорить по одному делу, но я вижу, как вам сейчас тяжело. Если позволите, я зайду к вам вечером.  

   - А?  Ах, да, да, конечно, – пробормотал Барт, не совсем понимая, чего я от него хочу.  Он все еще никак не мог оправиться от моего известия. Я не стал задерживаться в его лавке и вышел на улицу. Орианна стояла у дверей и плакала сухими глазами. Я взял ее за руку и повел прочь, вдоль домов, спеша увести ее как можно дальше. На улице уже появилось много людей, и ее могли узнать.

     День выдался солнечным, и нам пришлось прятаться на теневой стороне улицы, пока мы не дошли до гостиницы "Сизарь". Это было старое и стоящее на отшибе, у самой крепостной стены, здание. Здесь вряд ли появится кто-нибудь из знакомых. Мы сняли комнату и быстро ушли к себе, стараясь не привлекать внимания.

   Вечером мы вернулись к дому Орианны. Я постучал в дверь, а она прошла через черный ход. Мне открыла молодая служанка и провела в квартиру на втором этаже. Я вошел в комнату, которая была  ярко освещена свечами, стоящими в двух больших  шандалах. В глубоком кресле сидела довольно приятная на вид женщина, возле нее, примостившись на подставке для ног, сидела девочка лет шести-семи. Рядом стоял молодой Барт и девушка постарше Орианны. Возле камина стоял еще один молодой человек. Наверное, муж сестры Орианны.

   - Месье, мадам, мадемуазель, – поприветствовал я их.

   Барт представил мне всех находившихся в комнате и спросил: 

  - Вы могли бы рассказать, как погиб наш отец? Когда это произошло?

   Я рассказал им почти все о страшном шторме, застигшем нас в океане, приписав ему смерть капитана. Затем попросил о разговоре с месье Бартом наедине. Он был наследником, и поэтому решать судьбу корабля предстояло ему. Когда мы вошли в кабинет, он резко повернулся ко мне, в его мыслях я давно читал, что он не совсем удовлетворен моим рассказом. Он знал, хотя и не во всех подробностях, чем занимался его отец. Он считал, что отец переправлял контрабанду, и это очень его тревожило. Дело опасное, и отец обещал, что этот рейс будет последним.

 -  Вы все нам рассказали, месье? Я не хотел, чтобы подробности знали моя мать и сестры, но мне вы можете рассказать все, как было на самом деле.

 -  Мне нечего от вас скрывать. Но я хотел бы передать вам вот это, – с этими словами я положил перед ним два камня из сокровищ Тьёдвальда. Два огромных изумруда, стоимость даже одного из них значительно превышала цену всей лавки Барта со всем его товаром.

   -  Что это? Кто передал их мне? – не трогаясь с места, спросил молодой Барт.

  - Это передал вам отец. Он смог вовремя сбыть свою часть груза, с которым мы шли, и перевести деньги в камни. Так легче спрятать прибыль. Денег после продажи этих камней вам хватит не на один год. Только советую вам обратиться к ювелиру, лавка которого находится на улице Невинных, у фонтана. Он честен и не обманет вас. Скажите, что обратились к нему по рекомендации де Морелей.

   - Хорошо, спасибо. Но мне все же кажется, что вы что-то не договариваете. Может, вы знаете что-то такое, чего нельзя было сказать при всех?

  - Нет, больше мне нечего добавить, но у меня к вам есть дело. Я хотел бы поговорить с вами о корабле. Если вы решитесь продать его, я мог бы предложить вам за него неплохие деньги.  

   - Ах, да, корабль. Я и забыл о нем. Да, конечно, я продам его. Мне никогда не понять отца, так любившего море. И я больше не хочу  иметь с морем ничего общего. Я дам вам заверенный нотариусом документ, подтверждающий родство, и договор купли-продажи. Мне незачем ехать в Онфлер. Прошу вас прийти завтра в десять часов к нотариусу на улицу Кассет. Там мы и заключим сделку.  И еще – я вам безмерно благодарен, хотя вы и принесли в наш дом плохие вести. Вы, судя по всему, честный и добрый молодой человек.

   -  Не стоит благодарности. Я обещал вашему отцу, он доверял мне, и я выполнил его просьбу, – с этими словами я поклонился и вышел.

  Орианна уже ждала меня у ворот  маленького дворика, расположенного перед входом в дом.

  - Спасибо. Ты не должен был отдавать ему камни своего деда. Но я благодарна тебе за это. Теперь Жастин сможет содержать мать и сестру.

 Я не сказал ничего в ответ. Мне тоже было грустно. Вспомнилось, как переживали родные мою смерть.

  Мы вернулись в гостиницу. Тибо и Тьери должны приехать через несколько часов, рано утром. Нам нечем было заняться и мы молча сидели в темноте.

  - Слушай, пошли погуляем по Парижу! – вдруг предложила Орианна. Пойдем в парк, к фонтану. Я ни разу не гуляла по Парижу ночью, хотя с детства мечтала посмотреть на него именно в это время. Столько страшилок ходит о ночном городе. А нам, представь только, ничего не страшно.

   Она была необычайно возбуждена. Ее глаза горели странным блеском. Мне не хотелось идти, но и сидеть всю ночь в грязной комнате наедине с Орианной, я тоже не хотел. Я открыл окно, и мы выпрыгнули на совершенно темную улицу. Если бы не наши глаза, способные видеть в кромешной тьме, мы вряд ли увидели бы что-нибудь. Мы шли по улицам города. Кошки и собаки бросались в подворотни, как только наш запах касался их носов. Орианна с необычайной грацией и легкостью перепрыгивала через многочисленные лужи и грязные мусорные кучи. Она была в хорошем настроении. Это удивляло меня. Только что повидав своих родных, она не была огорчена разлукой – я не понимал ее.

  - Пошли в монастырский сад  де ла Шеза. Там много интересного, я ходила туда с родными по воскресеньям. Ты был там когда-нибудь? – беззаботно спросила она.

   - Да, я бывал там, когда приезжал к брату в Париж и Версаль. Мне тоже нравится это место. Но мне интересно другое: ты как будто не огорчена тем, что не смогла вернуться к своим родным? Почему? – спросил я, с интересом глядя на нее.

   -  Мишель, ты не выносим. Тебе всегда нужно во всем разобраться, нужно все знать и не оставлять места тайне. Скажем так: я рада, что мои родные не будут нуждаться, что у моей младшей сестры будет достойное приданое.  И если честно – я совсем без охоты шла замуж, он абсолютно не в моем вкусе. Да и остаться навсегда молодой и красивой тоже неплохо,– она беззаботно рассмеялась своим звонким переливчатым смехом.

   Я совсем забыл о ее женихе, она что-то говорила о свадьбе, которая должна была состояться осенью. И остаться молодой и красивой – для женщин это, пожалуй, главная мечта. Жаль, что не всем это удалось, боль утраты снова полоснула по сердцу.

   Мы подошли к стене, отгораживающей сад от улицы, и, подпрыгнув, перелетели через нее в один момент. В темноте аллей, мирно спящих под луной, сияющей на черной ткани бездонного неба, было спокойно и уютно. Мы побрели по одной из аллей к журчащему в глубине сада фонтану. Монахи постарались на славу,  разбив сад почти на сорока трех гектарах. Здесь было немало аттракционов для посетителей. Водопады и гроты, оранжереи с редкими растениями, фонтаны и другие развлечения. Сад был любимым местом отдыха парижан. Сам Король – Солнце поддерживал  благочестивого отца де ла Шеза в его начинании.

   Мы долго прогуливались по парку. Орианна радовалась своей новой, недоступной для человека возможности – не бояться никого и ничего. Она бегала по аллеям, радостно смеясь и кружась в необычном танце, придуманном ею. Она была так весела, что я, на минуту представив вместо нее Диану, помрачнел еще больше. Мог ли я спасти ее? Если бы не медлил, смогла бы она перенести перевоплощение и выжить? Я не знал ответа на этот вопрос.

   В глубине сада, там, где аллеи соединялись в площадь, мне послышался необычный звук. Я быстро подошел к Орианне и схватил ее за руку, призывая к тишине. Она моментально притихла, прислушиваясь, как и я. Мы осторожно пошли к месту необычного звука. Выглянув из-за кустов, мы увидели вампира. Он стоял к нам боком, но его бледное лицо было ярко освещено луной, что делало его еще бледнее. Он держал в руках молодую девушку и, прильнув к ее горлу, пил кровь, постанывая от наслаждения. Мы замерли от этого жуткого вида. Девушка, изогнувшись в его руках, уже не дышала, но стук ее сердца еще был еле различим в ночной тишине. Через минуту вампир бросил тело на землю и, закрыв глаза, опустив руки, стоял, раскачиваясь, как пьяный. 

   Потом он открыл глаза и, потянув носом воздух, повернул голову в ту сторону, где мы прятались.  Он пригнулся резким движением, готовясь к атаке. Я быстро вышел на открытое место, давая ему понять, что не собираюсь с ним драться. Орианна, ухватив меня за руку, шла следом, выглядывая из-за моей спины. Я чувствовал, как была напряжена ее рука, сжимавшая мою ладонь.

   Вампир распрямился и подозрительно смотрел на нас. Я поднял руку в знак мирных намерений. 

   -  Мы здесь оказались случайно, просто хотели погулять в таком замечательном месте, – миролюбиво произнес я, не желая затевать с ним драку. Со мной была девушка, я не хотел подвергать ее опасности.

   -  Вы не наши. Откуда вы пришли? Вы кочевники? Семья? – он говорил негромким, но очень красивым баритоном.

    - Да. Мы пришли издалека и завтра уходим из Парижа. Мы задержались лишь на одну ночь, чтобы полюбоваться вашим городом.

   - Ну что ж, в таком случае приглашаю вас в гости. Наш предводитель, Огюст де Дожье, будет рад с вами повидаться, у нас давно не было гостей, – вампир картинно раскланялся перед Орианной.  Указал рукой направление и, дождавшись пока мы прошли вперед, последовал за нами. Он молчал всю дорогу, впрочем, мы шли недолго. Остановившись перед одним из гротов, он вдруг нырнул под ниспадающие потоки водопада и позвал нас за собой из-за водной завесы.

     Мы, переглянувшись, последовали за ним. За водопадом был скрыт узкий и темный тоннель, ведущий полого вниз, под землю. Мы шли, прислушиваясь, за шагавшим впереди нас вампиром. Когда впереди забрезжил свет, вампир остановился и со слащавой улыбкой на губах  пропустил нас вперед. Мы вошли в большой, освещенный многочисленными свечами зал. Он был весь заставлен столиками, как у людей наверху, в ресторанах и трактирах. За ними сидело десятка два вампиров, на столах стояли бутылки с вином и бокалы, из которых доносился запах вина, смешанный с запахом свежей человеческой крови. Почувствовав этот запах, мы с Орианной переглянулись. Играла негромкая музыка: в углу сидел музыкант, человек, он, не проявляя страха, склонился к лютне и, закрыв глаза, углубился в мелодию, ничего не замечая вокруг. В центре зала, на небольшом возвышении, сидел вожак. Он был высок и хорошо сложен, его темные волосы, подернутые сединой, обрамляли красивое лицо. На нем была дорогая, расшитая золотом и серебром одежда. Со скучающим видом предводитель следил за сидящими вокруг него вампирами.

   Когда мы вошли, в зале мгновенно наступила тишина. Все, повернувшись, смотрели на нас с удивлением и настороженностью. Вошедший следом вампир с поклоном обратился к вожаку, сидевшему на возвышении:

  - Господин, я привел вам гостей. Они были в ваших владениях, и я взял на себя смелость пригласить их на ваш праздник.

  -  Люка, если утром в саду опять найдут труп, пощады не жди, я сам расправлюсь с тобой. Уйди с моих глаз, ты мне надоел, – со скукой в голосе проговорил седовласый и перевел взгляд на нас с Орианной. – Прошу вас, проходите, садитесь поближе. Так вы кочуете? Вы пара, семья?

   - Да, – я посмотрел на  Орианну и взял ее за руку, – мы кочуем, но в этих местах впервые. Хотелось посмотреть на Париж. Но мы здесь ненадолго, всего на пару дней. Завтра отправляемся дальше, – ответил я как можно любезней,  внимательно наблюдая за смотрящими на нас вампирами.

   -  Вы, я вижу, еще не приобщены. Как получилось, что вы не пьете людскую кровь? Это упущение или ваш выбор? –   опять спросил де Дожье.

   -  Это наш выбор, вы правильно заметили, – ответил я ему с легким поклоном. А про себя чертыхнулся: вот черт, и далась им всем наша еда! Как они так быстро распознают, что мы не трогаем людей, неужели из-за глаз и губ, не отсвечивающих красным?

   - Я живу в Париже с тех пор, когда он еще был небольшим селением.  Но только один раз мне пришлось встретить вампира из вашего клана. Вот уж не думал, что встречу его последователей. Я встречался с ним давно, еще в то время, когда на престоле сидел Людовик VI, – де Дожье пристально всматривался в мое лицо, явно что-то вспоминая. – Скажите, как ваше имя? – вдруг спросил он меня.

   - Мишель де Морель, – ответил я, озадаченный его вопросом.

   - Ну конечно! Де Морель!  А я все гадаю: на кого вы похожи!

    - Вы знали Тьёдвальда? Моего прадеда? – удивленно воскликнул я. Ведь Тьедвальд умер задолго до правления Людовика VI.

   -Тьёдвальда? Нет, я знал Андре. Мы познакомились  в 1115 году.

   Такого я не ожидал! У меня есть родственник, вампир! И где он теперь?

   - Вы не помните, чем занимался мой родственник? Мне бы хотелось с ним повидаться. Для меня это неожиданно, я не знал о его существовании.

   - Когда я виделся с ним, он занимался магией. По-моему, совсем не подходящее занятие для вампира, – рассмеялся де Дожье, но его глаза при этом остались холодными. – Так вы не знали своего родственника? Когда же вы перевоплотились? Конечно, в человеческой жизни все считают нас погибшими. И его тоже. Но неужели память вашего рода настолько коротка, что даже в записях родословной де Морелей не нашлось места для погибшего.

  - Вы не правы, господин де Дожье, в нашей родословной записаны все. Но вряд ли там может появиться запись о его перевоплощении.

  - Хотите чистого вина? – вожак повернулся и позвал, –  эй, кто там, принесите гостям чистого вина! –  и добавил с улыбкой, – будем уважать выбор гостей. 

   - Благодарю вас.

 - Как видно, вы из новообращенных?

 - А кто твой создатель? – быстро спросил Люка, стоящий за моей спиной.

  - Дженесса Мур, – ответила за меня Орианна.

   В зале все стихло. Было слышно, как плещется вино в чьей-то дрогнувшей руке, кто-то сглотнул. Затаив дыхание, все смотрели на вожака.

   -  Когда это случилось? – голос вожака грозно прозвучал в мертвой тишине.

   -  В 1661 году, -  ответил я.

   - Она встречалась с тобой после этого? – от хорошего настроения де Дожье не осталось и следа.

    - Только один раз, когда я пришел в себя,  – я отвечал на его вопросы, стараясь понять, чем грозит нам такая перемена. 

   - Что она говорила тебе, чем объяснила свой поступок?

  - Сказала, что совершила ошибку.

 - Ошибку? Так и сказала? – хорошее настроение вернулось к вожаку, и он рассмеялся. Все с облегчением вздохнули, – Люка, проводи гостей. Через этот ход, – неожиданно для всех сказал де Дожье. И указал на проход с противоположной от нас стороны. – Я больше не задерживаю вас, – обратился он к нам и отпустил, повелительно взмахнув рукой.

   Люка улыбаясь, склонился в низком шутовском поклоне. Все в его поведении, ужимках, улыбке и даже в вихляющей походке вызывало какое-то безотчетное отвращение.

     Мы вышли из подземного трактира. Люка шел впереди. За все время, пока мы шли к выходу, никто из нас не произнес ни слова. Вскоре мы оказались на безлюдной, глухой улице, далеко от монастырского сада. Люка картинно раскланялся и моментально исчез.

   Орианна, сжав мою руку и виновато заглянув в глаза, прошептала:

      - Прости, я сама не знаю, как у меня вырвались эти слова.

    - Все в порядке, не волнуйся. Ничего же не произошло. Вот и не думай об этом, – ответил я ей не совсем искренне. Меня очень обеспокоило поведение вожака. Мы понеслись по пустынным улицам города, стараясь быстрей уйти от опасного места.

   Вдруг за нами послышался шорох. Такой звук мог издавать только бегущий с большой скоростью вампир. Мы, не сговариваясь, метнулись к ближайшему забору и, перепрыгнув через него, замерли. Вскоре мимо нас промчалась молодая девушка-вампир. Она резко остановилась, отбежав всего несколько шагов от того места, где мы притаились. Повернулась, оглядываясь, и тихо прошептала:

   - Не бойтесь, мне нужно кое-что вам сказать. Это касается тайны Тьёдвальда.

   Орианна сжала мою руку и покачала головой, показывая, что не доверяет словам девушки. Но я, осторожно высвободив руку и положив ее на плечо Орианне, приказал оставаться на месте. Перепрыгнув через забор и оглянувшись вокруг, подошел к девушке.

 - Быстро уходите из города. Де Дожье начинает на вас охоту. Он знает, где ваш замок, и придет туда. Вам нужно позаботиться о безопасности ваших родных.

  - Но в чем дело?! Чем я обидел его?

  - Не вы, ваш родственник, Андре де Морель. Огюст давно ищет его. Теперь решил выместить зло на вас. Некогда вдаваться в подробности. То, что вас создала Мур, все только усложняет. У него давняя вражда с ее кланом из-за территорий, и он считает вас шпионами д’Антре. Он думает, что вы неопытный юнец, и хочет позабавиться, прежде чем убить. Хочет уничтожить ваших близких, чтобы принести вам несчастье, а затем и вас. Он выйдет через сутки, с ним будет несколько бойцов, но опасней всего Люка – его верный пес. Бывший грабитель и убийца, он не знает пощады. И еще! Когда все кончится, идите в провинцию Овернь, вас там ждут. Ее зовут Жаклин, ее дом в самом центре, в самой глуши. Это очень важно! Там вы узнаете, кем был Тьедвальд.

  Вампирша повернулась и умчалась с едва слышным шелестом.

  -  Мы не сможем спрятаться, они все равно найдут нас по запаху. Нельзя, чтобы они узнали о Тибо и Тьери, необходимо отправить их назад в поместье отца, – сказал я Орианне, когда она, перелетев через забор, остановилась возле меня. Схватив ее за руку, побежал к воротам города, через которые должны приехать Тьери и Тибальд.

   Мы неслись по ночной пустынной дороге навстречу нашим друзьям.  Я все время думал, почему эта девушка захотела мне помочь. Откуда она могла узнать о Тьёдвальде?

   - Ничего себе, погуляли по ночному городу. Нам никто не страшен, мы никого не боимся, – ворчала всю дорогу Орианна, забыв, что именно она вытащила меня на эту злосчастную прогулку. Я молчал, думая о странной женской логике, не поддающейся никакому пониманию.


Глава  11

     Услышав стук копыт по дороге, мы поспешно свернули в кусты, растущие вдоль тракта. Через некоторое время  на дороге появились Тьери и Тибальд. Тьери дремал, низко опустив голову, а Тибо думал о превратностях судьбы: он всегда мечтал о сыне, но не нашел никого, кто мог бы затронуть его сердце после  первой и неудавшейся любви. Так и не женившись, он был готов провести всю жизнь холостяком, но с появлением Эмили и Тьери отцовские чувства неожиданно для него самого так всколыхнули сердце, что Тибальд решил взять на себя заботу об этих сиротах. Он ехал и мечтал, как на сбереженные за долгую службу у моего отца деньги он отправит малышку Эмили в  хорошую школу при монастыре и она, получив образование, сможет удачно устроиться в жизни. Для Тьери он, конечно же, готовил судьбу богатого буржуа, способного переплюнуть всех его родственников и тем самым отомстить за презрение, которым наделяла его семью более удачливая родня. 

   Мы вышли на дорогу и подали знак Тибальду, чтобы он смог узнать нас в предутренней дымке стелющегося по окрестностям тумана. Тибо, толкнув в бок Тьери, чтобы разбудить его, спешился и направился в нашу сторону, моля про себя Бога, чтобы наша встреча не была вызвана неприятностями.

   -  Ты как всегда прав Тибо, у нас неприятности и крупные, – и я рассказал им о нашей ночной прогулке и встрече с вампирским кланом. – Де Дожье хочет погубить весь мой род и убить меня. Поэтому вам с Тьери нужно как можно скорее отправиться в Моро Драг. Мы же вернемся в Париж, но уже к вечеру будем в замке. 

   -  Вы, простите за грубость, как маленькие дети! Вам нужна нянька, чтобы водить вас на помочах! Какого дьявола, скажите на милость, вас понесло гулять ночью, и чего вам не спится? – вскричал Тибо, забыв, что сон для нас –  недоступная роскошь. В его голове уже кружились самые страшные картины последствий нашей ночной прогулки. Он боялся не за себя: теперь ему было о ком беспокоиться. – Вы, ваша милость, просто не можете прожить без приключений. Всегда находили что-нибудь эдакое, с самого детства!

   - Некогда препираться, Тибо, разворачивайтесь и поезжайте обратно. Мы закончим дела и будем дома быстрее вас. По дороге не встретимся: мы пойдем напрямую, через лес. Будьте настороже, – перебил я гневную тираду Тибо.

   Тибальд, все еще ворча и чертыхаясь, пошел к лошадям.

  Тьери спросил:

   - Они могут напасть на замок? Не станут же они, в самом деле, убивать всех? Это может их разоблачить.

   - Я не знаю, на что они способны, Тьери, поэтому нужно всем быть наготове. Поезжайте домой, когда вы доберетесь, мы уже будем там. Мне нужен Тибальд, он поможет правильно организовать оборону на случай нападения. Он знает всех мужчин в замке, всех, кто сможет нам помочь и будет держать язык за зубами. 

    Как только Тибо с Тьери отъехали на приличное расстояние и скрылись за поворотом, мы с Орианной отправились в гостиницу.

 - Чем нам смогут помочь люди? Какая оборона? Это смешно!  – едва слышно ворчала всю дорогу Орианна.

   - Орианна, может, тебе следует догнать Тьери и Тибальда? У меня в таком случае будет несколько спокойных часов. Ты сможешь выместить свое недовольство на Тибальде или Тьери.

  -  Прости, Мишель, я очень боюсь, вот и болтаю, чтобы заглушить свой страх. Просто, …  меня раздражает твоя уверенность в возможностях людей и особенно Тибо, – проворчала Орианна и наконец замолчала.    

   Поднявшись к себе и не находя места от тревоги и нетерпения, я метался по комнате.

  - Не волнуйся, Мишель, все будет хорошо, – сказала Орианна и, взяв за руку, остановила меня.

   - Ты не понимаешь! Опять из-за меня страдают люди. Я приношу несчастье всем, кто рядом со мной.

   - Или спасаешь тех, кто рядом, – прошептала Орианна, – не ворчи, Мишель, давай думать, как спасти дорогих тебе людей.

  - Что мы можем придумать? Только встретить их в лесу, не подпустив близко к замку, но у меня слишком мало сил, а эти вампиры – не чета тем, с острова. Там были подопытные Лорда. Голодные и ослабленные, они не знали, как сражаться. Просто лезли за пищей и все. Здесь же сильные и опытные, узнавшие не только вкус человеческой крови, но и вкус убийства и безнаказанности. С ними будет сложнее.

  - Не стоит заранее огорчаться.  У них нет того, что есть у нас.

  -  И чего же у них нет?

  - Шипов! Ты забыл?

  - Действительно, забыл. Ты умница, Орианна.

    Дождавшись условленного часа, я пришел к нотариусу. Барт уже ждал меня. Мы заключили договор, и я передал ему кошель с золотом. Барт удивленно взвесил в руке увесистый мешочек и удовлетворенно кивнул головой:

   - Я знал, что у отца отличный корабль, но что он стоит таких денег, не догадывался. Еще раз благодарю вас за помощь. Буду рад видеть вас у себя, – и, подав руку, крепко пожал ее, вздрогнув от неожиданности – моя ледяная кожа испугала его. 

    Не теряя больше ни минуты, мы с Орианной бросились к дому со всей скоростью, на какую были способны. Сторонясь дорог и селений, мы мчались по лесам и рощам, стараясь не попадаться людям на глаза. Вернувшись в пещеру Тьёдвальда, я нашел шип в ларце, стоящем на одной из полок. Быстро воткнул его себе в руку: у меня есть несколько часов, надеюсь, за это время мне удастся набраться немного сил. Орианна сделала то же самое. Я уже ослаб и не смог ей помешать, только с удивлением посмотрел на нее.

   - Ты же не думал, в самом деле, что я буду смотреть на происходящее со стороны? Пусть я и не мужчина, но я тоже вампир, как и ты, и у меня побольше сил, чем у человека. Раз ты хочешь принять помощь от людей, то почему бы тебе не принять ее от вампира? – проговорила она самым елейным и невинным голоском.

    - Ты сведешь меня с ума! Я каждый раз удивляюсь твоему поведению. Мне трудно тебя понять, – признался я, обескураженный ее поступком. – Как ты собираешься сражаться, если не умеешь этого делать?

   - Ты видел когда-нибудь, как дерутся женщины? Особенно, если они действительно злы или защищают кого-то из дорогих им людей? Вы, мужчины, недооцениваете нас, в этом вся беда. Не забывай – я училась в монастыре, а там по ночам, когда смирение спит в своих кельях, в школьных спальнях много чего случается! Ты тоже прошел такую школу среди мальчишек. И потом, разве ты не слышал о дуэлях, в которых женщины не уступают мужчинам в отваге? Это не редкость, – она засмеялась своим переливчатым смехом, – и знаешь, я не уверена, что смогу свести тебя с ума, уж очень ты невнимателен, – вдруг добавила она, погрустнев.  Я опять подивился ее необъяснимой логике – причем здесь моя внимательность?

    Дождавшись часа, когда Тибальд должен приблизиться к замку, мы, вытащив шипы, помчались ему навстречу. Я с удовольствием заметил, что нам хватило немного времени, для того, чтобы силы возросли в несколько раз. Я взял с собой прут Лорда. Тибальд преобразовал его, приделав удобный эфес. Получился своеобразный клинок. Орианна взяла себе легкую шпагу и, с уверенностью прокрутив в руке, убедилась в ее балансировке. Затем с деловым видом привесила шпагу себе на бедро, застегнув на поясе мой ремень. Я с неподдельным изумлением смотрел на ее уверенные действия. Чем еще меня удивит эта девушка? За ее маленьким ростом и невинным видом скрывалось множество загадок. По-видимому, я действительно был к ней невнимателен и несправедлив.   

    Мы выскочили на небольшую лесную полянку одновременно с де Дожье и его вампирами. Все замерли у кромки леса. Увидев, что мы с Орианной одни, он громко расхохотался:

  - Смотри, Люка, он еще безумнее своего ненормального предка! Ты хочешь сразиться со мной, малыш?  Жаль, что ты не прихватил с собой парочку мужиков, нам было бы, чем закусить!  Но ничего, мы еще позабавимся сегодня вечерком. Я думаю, твоя спутница составит нам компанию! А пока нам хватит и этого, – он кивнул в сторону вампира, который держал на плечах человека так, как держит пастух больную овцу, неся ее на заклание.

   Мне хватило одного мимолетного взгляда, чтобы узнать в этом человеке Тьери. Он свисал с плеч вампира безвольным мешком, его голова болталась в такт движений переступающего с ноги на ногу молодого и нетерпеливого парня. Вдруг мой взгляд встретился с взглядом Люка. Он, ехидно улыбаясь, сбросил со своих плеч Тибальда и, подняв его голову за волосы, показал мне лицо. Я взревел раненым зверем! Тибальд смотрел на меня остановившимся взглядом перевоплощающегося в вампира человека.   

   - Что ты с ними сделал?! Зачем они тебе, тебе нужен я, вот и бери меня, отпусти мальчишку, он ни при чем! – вскричал я в отчаянии, понимая, что Тибо уже не спасти. 

   - У-у-у … ты не прав, – ответил за де Дожье Люка,  – этот, – он пхнул Тибальда ногой и отпустил его голову, она со стуком упала на землю и утонула в высокой траве, – он очень привязан к тебе, любит тебя, как верный друг, как  старший брат. Мне будет очень интересно сделать из такого праведного и верующего человека самого свирепого вампира! Он будет мне предан еще больше, чем он верен сейчас тебе. А тот пойдет на закуску, ты сам перед смертью сможешь посмотреть, как мы будем пить его кровь. 

    Гнев огненным туманом накрыл меня с головой. Я бросился на Люка. Он ждал моего броска и мгновенным движением выскочил навстречу. Краем глаза я следил за де Дожье. Тот, прислонившись к дереву, наблюдал за нами, видимо, решив, что со мной можно не церемониться и незачем тратить свои силы на какого-то неразумного юнца. Остальные тоже не двигались с места, их было не меньше десятка. Но у него есть еще и женщины. Где они? Может, сейчас пробираются к замку? Нужно быстрей вернуться домой, чтобы спасти родителей!    

   Наклонившись, я встретил Люка ударом кулака в грудь. Он не ожидал удара такой силы и упал на спину. Но в тот же миг вскочил, пригнувшись и шипя, стал кружить вокруг меня, выискивая слабые стороны. Вампиры загудели в предвкушении интересного зрелища. Я, не дожидаясь его очередного броска, выхватив клинок, бросился вперед и одним ударом сверху вниз, разрубил Люка пополам. Он замер на мгновение, а потом развалился на две части.  Он не был бойцом. Убийца и вор не мог противостоять мне, де Дожье не учел этого. Улыбки сползли с лиц его банды. Они, окружив нас с Орианной, стали нападать, стараясь схватить за руки одновременно с двух сторон. Было видно, что они ошеломлены нашей силой. Орианна неожиданно смело отражала атаки. Она кружилась с неимоверной скоростью, шпага в ее руках мелькала, сверкая, как молния.  Хотя она не могла ранить их твердые тела, неожиданно яростное сопротивление озадачивало их. Вампиры, не привычные сражаться оружием, не решались подступиться к нам.

   Всего несколько минут мне хватило, чтобы вывести из строя прутом Лорда еще нескольких бойцов де Дожье. Но к этому времени Люка, дрожа всем телом, встал с земли. Его сознание еще не вернулось в полной мере, и он, с отсутствующим взглядом, шарил вокруг себя руками. Мы переглянулись с Орианной: при таком раскладе  можно было биться до второго пришествия без особого успеха.

   Вдруг, за моей спиной раздался шорох, значение которого я не спутал бы ни с чем – к нам приближались вампиры! Их было не больше трех, но я в ужасе замер – неужели, пока мы дрались здесь, на поляне, в замке орудовала банда де Дожье? Я, не дожидаясь увеличения и без того большой оравы бросающихся на нас вампиров, подпрыгнув и перелетев через головы окруживших нас противников, бросился к вожаку.

     Он, не ожидая моего броска, не успел отступить, и мы, сцепившись, покатились по земле. Каждый из нас старался дотянуться до горла соперника. Мы рычали, как дикие звери. Моя сила, приумноженная в несколько раз, сравняла наши шансы. Де Дожье, выше и массивнее меня, не мог справиться со мной: я был быстрее и ловчее его. Мы бились, не уступая друг другу. Уловив момент, я обхватил его голову руками и, наклонив в сторону, вцепился в его шею, вырвав кусок. Оторвав его голову и забросив далеко в кусты, я, задыхаясь, сел на землю. Вокруг меня творилось что-то невероятное. В стороне горел костер: кто-то успел его разжечь, и в нем полыхало несколько тел. На поляне еще шло сражение, вампиры де Дожье дрались ожесточенностью обреченных на смерть людей. Среди сражающихся я заметил девушку, ту, что предупредила нас. Вместе с ней на нашей стороне бились еще два молодых вампира. Я поднялся с земли и, схватив то, что осталось от де Дожье, бросил  в огонь, затем присоединился к битве. Орианна была великолепна! Она стояла в центре схватки и отражала нападки одного из вампиров. Изловчившись и схватив его  за волосы, свалила на землю и, став ножкой на грудь поверженного врага, разорвала его на части. Обманчиво хрупкая и слабая, Орианна казалась рассерженным эльфом, грозным в своем гневе.

    Когда все закончилось, незнакомка, обернувшись ко мне, проговорила:

   - Идите к Жаклин, она ждет. В замок никто не сунется, будь уверен, – и скрылась в лесу вместе со своими спутниками.

   Мы уселись на траву. Рядом лежал Тьери, он пришел в себя, но, связанный, не мог подняться и сесть.  Я разрезал его путы и он, потирая затекшие руки, сел возле меня. 

 - Они налетели внезапно, но даже если бы мы и знали об их приближении, то уже ничего не смогли бы сделать, – проговорил он, опустив голову. – Несчастный Тибальд, он даже не смог проведать своих родственников. А ему так хотел познакомить меня с ними. Что он теперь станет делать?

  - Может, он не захочет жить в вампирском виде и потребует убить себя? Ведь он так набожен. Как ты думаешь, Мишель, может быть, пока он не пришел в себя, сжечь его, как матросы сожгли своих друзей на том острове? Может, так будет милосерднее? – спросила Орианна.  Я в недоумении взглянул на нее.

   - Ты в своем уме? Что бы я сжег своего друга! Даже, если он будет умолять меня сделать это, я ни за что не соглашусь! Придумала, тоже мне – милосердие, – возмутился я на ее предложение. Потом встал и, подняв Тибальда на руки, понес его в сторону замка. Орианна, не желая отстать от меня, подхватила Тьери поперек туловища и побежала следом. Тьери, возмущенный  до глубины души таким  обращением, кричал и бился в ее руках. Но она не обращала на это никакого внимания. Устав от его криков, я остановился и, повернувшись к Орианне, бросил в ее сторону:

      - Милосердие – твой конек, не правда ли?

   -  Я не хотела тебя обидеть, просто вы, мужчины, чересчур чувствительны, вот я и подумала, что он будет сильно расстроен своим новым положением, – ответила мне Орианна, смутившись. 

   - Ага, так давай сжигать всех, кто будет чем-то расстроен! Я тоже сейчас сильно расстроен и, если ты не отпустишь меня, считай меня своим главным врагом! – вскричал Тьери. Он висел у нее в руках, как большой куль, не в силах вырваться и, дергая руками и ногами, старался пнуть ее.  В его голове проносились картины жутких сцен казни, которым он подверг бы Орианну, будь у него такая возможность.

     - Если хочешь быстрее добраться до дома, возьми его поудобней. У меня уже в ушах звенит от этих воплей. И он не шутит. Разве ты не боишься той мести, что он готовит для тебя? – спросил я, понимая, что и она видит, какие сцены проплывают в голове Тьери.

   - Он же милосерден, не чета мне – проговорила Орианна и, подбросив Тьери, перекинула через плечо. От такого возмутительного обращения, он только всхлипнул, не находя слов. 

   Через четыре дня, проведенных в гроте, Тибальд открыл глаза. Я сидел рядом и внимательно следил за ним. В его голове проплывали мысли, которые я еще мог уловить, но они уже были туманными и обрывистыми. Теперь я понял, как смогла прочесть мои мысли Мур, когда я так же, как теперь Тибальд, придя в себя, лежал на полу склепа. Видя меня рядом, Тибо внимательно всмотрелся в мое лицо – он вспоминал меня. Он еще не совсем отошел от беспамятства, и ему трудно было бороться с болью, которая разрывала тело на части. Я взял его руку и легко сжал ее: 

   - Потерпи, мой друг. Скоро все кончится, и тебе станет легче, – он снова потерял сознание.

   Когда рассудок полностью вернулся к Тибо, он, все еще не имея возможности пошевелиться, спросил:

     - Как вы спасли меня? Тьери жив или он тоже превращен?

  - Он в порядке, не волнуйся. Мы отбили его. У нас произошла схватка в лесу, далеко от замка. Ты отомщен, Тибальд, от банды де Дожье никого не осталось.

 - Вы вдвоем разгромили  целую кучу вампиров?! Но как?

  - У нас появились неожиданные союзники: девушка из клана де Дожье и два ее друга. Но как только кончилось сражение, они тут же исчезли, и я не успел ни отблагодарить их за помощь, ни расспросить ее. Она только настоятельно требует, чтобы мы отправились в леса провинции Овернь. Якобы там, в самой глуши, меня ждет некая Жаклин. Но я не уверен, что хочу этого. Ты знаешь, что для меня сейчас важнее всего найти способ вернуть Диану.

   - Овернь. Там глухие и опасные места. Это обиталище ведьм и призраков. Там, среди огромных чаш от кратеров вулканов, покрытых густыми непроходимыми лесами, водятся опасные люди и ужасные существа.  Может, там мы и отыщем этот способ?

  - Мне очень жаль, Тибо. Я не смог защитить тебя. Прости, если можешь, – прошептал я ему, чувствуя мучительные угрызения совести.

 -  Вы еще можете прочесть мои мысли? Тогда вы знаете, как я вам предан, и для меня ваша жизнь остается главной заботой, несмотря ни на что. Я теперь, как прежде, смогу всегда быть рядом с вами, господин Мишель, и надеюсь, что смогу быть вам полезен так же, как был полезен в человеческой жизни. Это, как ни странно, примиряет меня с потерей смертной и праведной жизни.

    Я смотрел на Тибальда, и в моем сердце закипали слезы благодарности. Мне, если честно признаться, очень не хватало моего верного и такого рассудительного друга, но то, как он легко принял свое новое естество, для меня стало неожиданностью.

    - Тибальд, для меня очень важно, что ты, как прежде верен и предан мне, но для меня остается загадкой, почему ты так легко смирился с потерей человеческой жизни. Разве тебя не пугает то, каким ты стал? Я, признаться, ничего не понимаю. Для меня быть вампиром – худшее, что может быть в жизни. Но ты так быстро примирился с этим. И Диана, она тоже просила меня, чтобы я забрал ее жизнь. Так не должно быть, это неправильно! Стать вампиром –  это все равно, что умереть! Для всех родных и знакомых ты умер. Тебя нет на этой земле. Разве это не пугает тебя? А то, что наши души теперь навеки прокляты? Разве это не повод  для уныния? Нам никогда не приблизиться к вечной жизни в раю. Это тоже для тебя не важно?

    - Конечно, важно. Но я уверен, что Господь справедливей, чем мы думаем, господин Мишель. Раз он допустил существование таких людей, как мы, то он знает, что делает. Разве мало среди людей убийц и преступников, недостойных жизни в раю? Посмотрите вокруг, сеньор: в нашем мире нет праведников! Мы все грешны, но с упованием обращаем свой взор к Его престолу в надежде на прощение. Как ребенок прибегает к отцу за помощью и рассчитывает на его мудрость и понимание, так и мы прибегаем к Отцу небесному в смутные для нас времена. Молим о пощаде и помощи. Неважно, кто вы, важно, какой вы, сударь. Можно жить человеком и быть кровожадным монстром, но можно быть вампиром и оставаться милосердным. Я понял это, глядя на вас, мой господин, и меня не пугает моя новая жизнь: так я смогу быть вам полезен. У меня нет другой жизни, я поклялся когда-то перед Господом, что вы для меня станете заботой всей моей жизни. Только так я смогу отплатить вашему отцу за его доброту. И я не нарушу своей клятвы. Вы своим добрым благородным сердцем доказываете, что и в таком существовании есть возможность оставаться верным Божьим заповедям.  

    - Никогда не думал, что можно оправдать само существование вампиров. Я всегда думал, что это происки дьявола. Я надеялся, что мой отказ от человеческой крови не поставит меня на одну планку с чудовищами, но ты указал мне на еще один мой грех – во мне недостаточно веры в милосердие Господа. Я думал, что его милость не может распространяться на таких существ, как я, но, возможно, ты прав. Нужно верить и идти той стезей, которую он нам дал.

   Через несколько дней настало время отправляться к неизвестной Жаклин. Тибо, уже вполне освоившийся в новом для себя качестве, мог сопровождать нас с Орианной. Теперь нас было трое, и то, что со мной был Тибальд, мой верный друг, очень радовало меня, хотя я и чувствовал в глубине души раскаяние от этой радости и сожаление о случившемся.

    Тьери, вернувшись в замок, сказал отцу, что Тибальд умер, упав с лошади, которая внезапно взбесилась и понесла. А так как идти им с Эмили некуда, потому что родственники отказались принять их в свою семью, Тьери попросил оставить их с сестрой на службе. Отец, всегда отличавшийся милосердием, согласился дать им приют и работу. Впрочем, никто из нас и не сомневался в том, что маркиз будет добр к сиротам. Единственное, что огорчало Тьери, так это то, что он оставался в замке, не имея возможности отправиться с нами. Но Тибальд, поговорив с ним, успокоил его, пообещав, что наше отсутствие не будет долгим. 

    Мы вошли в леса Оверни перед рассветом. Теперь, когда селения остались позади, мы вздохнули с облегчением. Нам не придется больше прятаться с наступлением дня; мы можем не бросать наши поиски – под пологом векового леса можно спокойно передвигаться в любое время суток. Тибальд особенно радовался нашему приходу в безлюдные места: ему было нелегко справляться с тягой к человеческой крови, и он сильно расстраивался по этому поводу. В его праведной христианской душе кипела борьба. Он знал о том, что будет тяжело в первое время, но не ожидал, что это будет так мучительно. Теперь Тибо все время молился о том, чтобы Господь дал ему сил устоять в непреодолимой тяге к недостойной пище.

      Несколько недель наши поиски не приносили результатов. Мы обошли все леса и облазили все пещеры в горных склонах каменных чаш. Леса, наполненные летней жизнью, радовали своим изобилием и теплом. Однажды, когда наши поиски окончательно зашли в тупик, мы улеглись на траве в тени огромного дуба, стоящего на небольшом пригорке и обдуваемом легким ветерком. Был теплый  солнечный день, и мы, вытянувшись на примятой траве, лениво следили за мошкарой, кружащейся в солнечных лучах. Каждый был погружен в свои думы. Я думал о Диане: она никогда не покидала моих мыслей, всегда была со мной.

   Вдруг мы услышали приближающиеся шаги. К нам кто-то шел. Из леса к пригорку вышла женщина в темном широком плаще, накинутом на плечи. Ее седые волосы космами свисали с плеч. За спиной висела котомка, из которой выглядывали пучки трав. В руках женщина держала сучковатый посох. Весь ее вид говорил, что перед нами ведьма. Живи она среди людей, ее бы уже давно сожгли на костре.

   Женщина остановилась перед самым подъёмом на пригорок и, прикрыв глаза от солнца рукой, негромко произнесла:

   - Вот вы где. А я все гадаю, куда вы запропастились? Уже несколько дней ищу вас. Мне сказали, что вы в моем лесу, но сами вы не смогли бы айти мое жилище. Пошли, Мишель, пора тебе взяться за настоящее дело, пришло твое время, – ее голос был таким неожиданно молодым и ласковым, что я удивился. 

   Через мгновение мы уже стояли возле необычной женщины. Она откровенно рассматривала меня, потом, внезапно запустив пальцы в мои волосы, оттянула голову  и, заглянув в глаза, прошептала:

    - Я думаю, что она права. Ты готов, – и отпустив меня, легонько погладила по щеке, – ты так на него похож, так похож. Пойдем, тебе пора все узнать. С этими словами она развернулась и зашагала в сторону лесной чащи, непроходимой и темной.

  Мы переглянулись – эта женщина была необыкновенной. От нее исходил необычный запах. Он не был похож на запах человека или вампира: она пахла лесом, как деревья и трава, как вода в лесных ручьях. Все ароматы леса смешались в ней.

   Вскоре мы стояли перед странной хижиной. Между стволами двух огромных дубов, стоящих на крутом склоне лесного оврага, был на половину вырыт, на половину сложен из стволов небольшой, покрытый мхом домик. Его передняя часть стояла на огромных пнях, оставшихся от вековых дубов. К небольшой веранде перед дверью вела лестница из корявых пней разной высоты. По самому дну оврага бежал небольшой ручей с чистой водой. Все вокруг жилища необычной женщины говорило о покое и красоте. Поднявшись на веранду, мы расселись вокруг столика, стоявшего на ней.

   Жаклин, сев напротив меня и положив на стол руки, начала свой рассказ: 

  - Давно это было. Я, тогда еще молодая и беззаботная, жила среди людей. В нашей деревушке, на юге Франции, появился необычный монах. Он служил мессы и вел все подобающие его сану службы в нашей пустовавшей до этого церкви, но в нем не было того смирения и набожности, какая должна быть у священника. Он больше смотрел на юных прихожанок, чем в свою Библию. Вскоре стали поговаривать, что от его черных дьявольских глаз нет спасения хорошеньким женщинам. Он проводил ночи с молодыми вдовами и женщинами, чьи мужья были на войне или отлучались по каким-то делам. Не могу сказать, чтобы женщины были в обиде на него. Он умел с ними обращаться, но однажды произошло невероятное – монах растерзал молоденькую девушку, пришедшую в нашу деревню из другого селения. После этого случая он пропал, его не смогли найти ни судьи, ни церковники.

   Наша церковь старинная, построена еще в седьмом или шестом веке, предком нашего обнищавшего хозяина. Поговаривали, что под церковью находятся тайные катакомбы, в которых старый хозяин, вернувшийся из крестовых походов, хранил свои сокровища. Многие утверждали что там и скрывался сумасшедший монах. Но после того страшного случая никто не видел его в наших местах и вскоре о нем стали забывать. Молодые женщины и девушки, боявшиеся ходить в лес поодиночке, стали смелей и уже не так страшились темных дубрав. В один из таких походов за ягодами я и встретила его. Он неслышной тенью набросился на меня и, схватив, унес далеко в лес. Невероятно, но он не только не растерзал меня, как ту несчастную, но даже пальцем не тронул. В лесу у монаха была отрыта небольшая пещерка, в ней он и прятался. А вечером к нам присоединился твой прапрадед, Мишель. Он пришел издалека, это было сразу видно. Такого важного сеньора в наших бедных краях все бы знали. Он был высок и строен, красив, как Бог: длинные волосы и густая борода с усами на бледном лице, черные, как ночь, глаза. 

   Жаклин замолчала, вспоминая первую встречу с Тьёдвальдом. Она забылась, расслабилась, и ее мысли стали потихоньку видны для нас. Перед нашим взором открылась картина давно прошедших лет: на маленькой полянке, перед входом в пещеру, стоял мой предок. Теперь я смог увидеть его через воспоминания Жаклин. Он действительно был высок и красив. Его мощное тело было изящным и, казалось, могло принадлежать молодому мужчине, но его необыкновенные глаза излучали многовековую мудрость.    

   - Ты станешь хранительницей моей тайны и наставницей того, кто придет к тебе через много лет, – сказал он, наклонившись к самому лицу и смотря прямо мне в душу своими страшными черными глазами. – Ты будешь жить в лесу, и я научу тебя всему, что тебе следует знать,  – рассказывала Жаклин.   

   - Но почему я? – страшась смотреть ему в глаза, прошептала испуганная девушка. 

   - В тебе есть сила, необходимая для моего замысла. Я долго искал такого человека. Не всякий способен принять и пронести те знания, которые я дам тебе, – ответил Тьёдвальд и продолжил, – я необычный человек, Жаклин, но тебе не стоит бояться ни меня, ни Клода. Мы не причиним тебе вреда. Клод – вампир, но не такой, о которых повествуют ваши сказки, он не пьет кровь людей, Жаклин. За исключением одного раза, – и Тьёдвальд свирепо сверкнул глазами в сторону монаха. Тот виновато опустил голову.

  - Жаклин, ты знаешь, что такое бессмертие? Не то, о котором говорят священники в своих проповедях, а реальное, возможное здесь, на земле? Много веков назад я обрел тайну, позволяющую людям жить вечно. Я хотел поделиться своими знаниями с людьми, но не нашел ни одного человека, способного пронести этот дар сквозь века. Люди жестоки и тщеславны. Они еще не готовы принять его. Пройдут многие века, может, даже тысячелетия, прежде чем человечество будет способно распорядиться по справедливости этим даром.  Моя жизнь сложилась так, что мне нужно уйти. Но я должен передать эту тайну людям и поэтому прошу тебя стать наставником моих далеких потомков. Взамен я подарю тебе вечную жизнь, – Тьёдвальд замолчал, словно ожидая ответа.

   Я прошел много земель, – продолжил он свой рассказ, – повидал многое, и мне посчастливилось встретить Роксану. До этого я даже не думал, что простая женщина способна пробудить во мне такие чувства. Я женился на ней, храня в тайне свое бессмертие. Но пришло время открыться ей, к моему огорчению, Роксана не захотела принять мой дар. Она умерла, оставив меня одного, – Тьедвальд грустно  улыбнулся, – на прощание она сказала мне:

    - Я была безмерно счастлива с тобой, Тьёдвальд, но не нам нарушать законы Господа. Человек должен умирать, чтобы дать место под солнцем своим детям.

   К сожалению, в  наших детях не проявились мои особенности, они несли в себе только обычные для человека признаки. Поэтому я хочу оставить тебе знания, которые позволят моим потомкам, обрести этот дар.

    Тот же из моих потомков, кто проявит особые признаки, сможет не только сам жить вечно, но и дарить бессмертие другим людям. Это нелегкое испытание. Не каждый справится с ним. В обычных людях живут огромное тщеславие и гордыня, способные разрушить самые чистые помыслы.

   - Кто же ты? Тоже вампир или чародей? Великий маг, узнавший тайну времен? – Жаклин с ужасом смотрела на Тьёдвальда.

   -  В свое время ты это узнаешь. Я должен убедиться, что ты сумеешь выполнить мое поручение. Клод будет рядом с тобой. Он поможет, когда придет время.

   Жаклин замолчала, переживая вновь давно прошедшие события.

    Я встал и ушел в лес.  Не в силах скрыть свою печаль, я не хотел показывать ее другим. Кем был мой далекий предок? Он умел дарить бессмертие, хотел, чтобы эта способность была у нас, его потомков. Но как поздно приходят ко мне эти знания. Я сидел на краю лесного озера, по его глади пробегала рябь от легкого ветерка. В глубине вод плескалась рыба. Вокруг царила музыка лесной жизни. Но на моей душе лежал многопудовый груз печали. Я вспоминал Диану. Вот она стоит в окружении кузин и тетушек на нашем балу. Ее лицо, такое необыкновенное, такое живое. И глаза! Сколько в них жизни, любопытства и радости. А вот мы в беседке – как нежна и невинна была в тот момент Диана! Как упоительно сладки ее губы, ее трепетное тело в моих объятиях! Разве я не прошел бы все испытания мира, чтобы снова быть с ней?  Она, без сомнения, была для меня той, какой для Тьёдвальда стала Роксана, простая женщина, от очарования которой он потерял голову и смог стать обычным человеком. Таким, каким хотел быть Арман, только он для ощущения лишь отголоска этих чувств убивал, забирая жизнь, а не даря ее.

   Через какое-то время ко мне подошла Жаклин и села рядом. Мы молчали, я не старался узнать, о чем она думает, а она не позволяла свободно проникать в свои мысли. Возможно, об этих  ее особенностях и упоминал Тьёдвальд.  Уже стемнело, и вокруг воцарилась тишина.

  - Пошли, я покажу тебе кое-что. Тебе будет интересно, – Жаклин встала и, взяв меня за руку, потянула за собой. Я повиновался без особого желания. Но, впрочем, мне было все равно.

    Мы вышли на поляну. Посреди нее был сложен хворост для костра. Вокруг него был очерчен круг, а за ним замысловатый узор, изображавший какой-то странный знак, выложенный небольшими белыми камнями. На окончаниях острых углов этого рисунка стояли глиняные плошки с темной жидкостью. Земля на поляне была лишена всяческой растительности, и на черной, утоптанной поверхности белые камни хорошо выделяли рисунок.  В центре этого знака стоял каменный алтарь – три плоских камня, сложенных в виде стола. На поверхности верхнего камня было вырублено несколько углублений, соединенных между собой длинными стоками, которые очерчивали контур человеческого тела, лежащего на камне.

    Жаклин подвела меня к камню и велела лечь. Я повиновался не споря. Я лежал на каменном столе, не двигаясь и спокойно воспринимая происходящее вокруг меня. Опасности я не ощущал, а все остальное меня больше развлекало, чем беспокоило. Я был рад отвлечься от грустных мыслей, понимая, что никакими переживаниями не верну Диану. 

   На поляне запылал костер, взметая в ночное небо столпы искр. Жаклин, одетая в черный необычный наряд,  размеренно покачиваясь и закрыв глаза, тянула какую-то странную песню. Ее монотонный голос звучал над лесной глушью, успокаивая и унося в небытие. Меня стал окутывать туман. Запах выливаемых в огонь снадобий заволакивал густой пеленой мой разум. Казалось, что я засыпаю. Давно я не испытывал таких ощущений. Мир и покой опутывали меня густой пеленой, не позволяя рассудку держать контроль над мыслями. Я впадал в забытые. Сквозь пелену я увидел, как Жаклин, подойдя к моему ложу, льет в углубления стола темный отвар трав. Его сильный запах одурманил меня, и я провалился в бездонную пропасть.

    … Сознание медленно возвращалось ко мне. Туман, опьяняющий и не дающий возможности ясно мыслить, постепенно рассеивался. Я лежал на каменном ложе, стараясь ничего не потерять из странных видений.

  Они нестройной чередой проплывали в моем сознании, сменяя друг друга медленно, словно подернутые дымкой. Я увидел Тьёдвальда, стоявшего в огромном странном зале. Он держал в руках удивительный сосуд и говорил на необычном незнакомом языке, но я понимал его:

 - Останься с Жаклин. Здесь начало пути. Только так ты найдешь все, что ищешь. Не позволяй сомнениям и страху согнуть тебя. Не сверни с пути, назначенного тебе. – Потом он растворился в дымке, и появилось другое видение, а за ним еще и еще: 

   Вот все вокруг залито солнцем и я, в белых одеждах, в капюшоне, скрывающем лицо, выхожу из темного ущелья.

   Затем снег, странные деревянные дома, и я стою среди них, одетый в меховые одежды.

   А вот горы и пещера, в глубине которой кто-то сидит, и я смотрю на него.

   Вот песок, шуршащий под моими ступнями, черное небо над головой, и человек, склонившись в глубоком поклоне, что-то протягивает мне.

   В конце моих видений промелькнуло что-то невероятно красивое, и счастье заполнило меня до краев. Но это видение было столь мимолетным, что только его отголосок остался в моем сознании.

  -  Мишель, ты слышишь меня?  Ты видел что-нибудь? – голос Жаклин вырвал меня из мира грез. Я неохотно открыл глаза. Мои видения были столь необычны, что мне трудно было расстаться с ними. Тьёдвальд, мой далекий предок, прежде такой нереальный, как герой волшебной сказки, о ком рассказывают на ночь, теперь вполне настоящий и близкий. Я почему-то доверял ему. Неясное видение, подарившее мне тень минувшего счастья, испытанного с Дианой, наполнило меня верой в нашу встречу. Я пройду все испытания, которые мне предстоят, и найду свою Диану.

    - Да. Я видел и слышал. Тьёдвальд, он велел мне остаться с тобой. Ты должна научить меня всему, что знаешь.

   - Вот и славно. Наконец-то я дождалась. 

     На следующий день, когда солнце село за горизонт и на землю спустились сумерки, Жаклин разожгла костер на своей необычной поляне. Мы уселись у костра, в самом центре магического круга. Тибальд и Орианна не были допущены на этот раз, и мы остались вдвоем.

   - Ты должен знать, что ты не первый из рода Тьёдвальда, кто приходит на эту поляну и сидит здесь. Помимо тебя есть еще один  де Морель, который знает о моем существовании и тайне Тьёдвальда, – начала свой рассказ Жаклин, – в двенадцатом веке Андре де Морель  получил знания, которые я намереваюсь дать тебе. У него проявились все признаки, о которых говорил Тьёдвальд. К сожалению, он не понял своего предназначения и не стал искать истины. Он, получив бессмертие, пошел по другой стезе – стал колдуном. Имея такие знания и неограниченный запас времени, нетрудно призвать себе в помощники могущественные силы природы. Он стал одним из самых всемогущих и таинственных магов. Но Андре жалеет о случившемся, только в таком деле назад пути нет. Лишь человек, имеющий несгибаемую волю и сильный духом, способен пройти по этой стезе и в конце постичь тайну, над которой бьются многие жрецы и маги всех времен. Андре прельстился сиюминутной славой и выгодой, поэтому он не может продолжать поиски. Я думаю, что Тьёдвальд знал, что такое может случиться, и поэтому придумал очень трудное испытание.

   - Я давно хотел спросить тебя, Жаклин …

   - Человек ли я? – усмехнулась она, – это неважно. Впрочем, ты узнаешь все по порядку. Не спеши, всему свое время. Сначала ты должен уяснить, что в нашем мире есть много тайного, о чем еще многие века не сможет узнать человек. Люди привыкли относиться к окружающему нас миру как к своей кладовой – иди и бери все, что там лежит. Конечно, им приходится много работать и страдать от непонятных проявлений гнева природы. Но есть и тайная, непонятная сторона этой жизни, та, что пугает и заставляет искать помощи у служителей церкви или, наоборот, у знахарей и слуг тьмы. На самом деле, все намного проще и сложней, Мишель. Проще для посвящённого и сложней для неподготовленного человека.  Не всем дано проникнуть в самые глубины этого тайного мира. Так получилось, что ты стал тем, кому предстоит узнать все, и не только от меня. Я  всего лишь самый первый шаг на пути к этому громадному, непостижимому для обычного человека знанию. Пройдя весь путь до конца, ты станешь обладателем такой силы, которая не сравнится ни с какими знаниями, полученными человечеством за все время своего существования. И только от тебя будет зависеть, в какую сторону ты повернешь – к свету или тьме.

   Твой предшественник не стал тратить много сил на обучение. Получив от меня только самые  первые, начальные знания, он ушел с головой в использование этих познаний. Он не смог понять всей открывающейся перед ним возможности, да и не захотел этого делать – для него важней стало то, что он вместе с этими знаниями получил способность управлять людьми. Эта власть, пусть и неполная, сделала его слепым и глухим. Он не смог устоять перед такой силой и могуществом. Получив малое, большее потерял! Мне очень хочется, Мишель, чтобы ты не стал таким, как Андре. Андре нетерпелив и властолюбив, надеюсь, что ты сможешь избежать его ошибок. 

   - Но где же он теперь? Я знаю о существовании Андре, он тоже вампир, – меня вдруг прорвало, я не смог удержать своего раздражения, – скажи правду, Жаклин. Тьёдвальд вампир? Почему мое перевоплощение не вызывает у тебя протеста или удивления?  Клод тоже вампир; я не могу понять, кто ты. Может это и есть вся тайна?  Все просто и понятно! О существовании вампиров человечество знает с начала времен. Но о существовании бессмертного человека известно только то, что все мечтают им стать и бьются над этой мечтой безрезультатно!

 -  Это неважно, вампир ты или нет, не в этом суть. Важно другое, ты должен проявить особые качества – в тебе они есть. Ты, конечно, хочешь увидеть Андре. Мне кажется, что это не совсем хорошая идея. Понимаешь, Андре завистлив и подозрителен. Он не станет мириться с появившимся конкурентом, пусть ты и его родственник, – не отвечая на мой выпад, продолжила Жаклин. – Тебе нужно многое узнать о своих способностях. Ты еще не совсем понимаешь, что происходит. Обещаю тебе, что расскажу все, когда придет время.

    С этого дня началось мое обучение. Жаклин рассказывала, а я, как губка, впитывал в себя новые знания. Наши занятия проходили каждый день. Жаклин учила меня разбираться в травах и магических ритуалах. Мы исходили всю округу, где я на практике  постигал прописные истины ведовских премудростей.

   - Зачем это мне, Жаклин? – спрашивал я мудрую женщину. –  Я не собираюсь становиться знахарем в далекой деревушке, или магом с торговой площади. – Но она только посмеивалась мне в ответ:

 - Всему свое время, имей терпение, Мишель, будь терпелив и ты все поймешь.

   Со временем я действительно начал понимать глубинный смысл наших занятий – за внешней, казалось бы, не имеющей ко мне отношения оболочкой, скрывался многовековой опыт человеческой мысли и знания. Во всех рецептах снадобий, отваров из трав и корешков скрывались познания о человеческом строении, болезнях и даже самой сущности человека. В магических же ритуалах скрывался глубокий философский взгляд на человеческие отношения с природой и самим с собой. Я начинал постепенно понимать, зачем Тьёдвальду понадобилось такое начало моего обучения. В этих уроках сосредоточилась народная мудрость, идущая из самых низов. Только так я мог постичь всю ценность человеческой жизни. Я когда-то был человеком, и мне близки человеческие чувства и ощущения. Теперь же, когда мой разум был способен принять и усвоить огромное количество новых знаний, я видел, какое огромное значение имеет путь, выбранный для меня Тьёдвальдом.                                                                                     


Глава 12

   Прошло пять лет. Я многое узнал, изучая алхимию, хиромантию и астрологию. Освоил не только труды многих древних магов и знахарей, передаваемых от учителя к ученику устно, но и новейшие труды, изданные в таких книгах, как «Ключ Соломона»  и «Манускрипт Гонория» - труд могущественного чародея папы Гонория, изданного в 1459 году. И даже «Гранд Гримуар» (Великая Колдовская Книга), опаснейшее французское произведение. Эта книга включает в себя подробнейшие инструкции по некромантии, которые только ненормальный затворник Лорд решился осуществить на практике. И все же я чувствовал, что все эти знания не дают мне полного удовлетворения. Я метался в узком кругу односторонних магических наук, мне было мало этих знаний, они не могли дать мне полного объёма всех открытий и достижений человеческого ума. Помимо таинственных, древних и недоступных простому человеку знаний, существовали и другие новейшие достижения. В медицине и астрономии, физике и химии.

   - Как долго продлится мое обучение здесь, в твоих лесах? – не раз спрашивал я Жаклин, но она только требовала повиновения и усердия. Я ждал окончания моего обучения с все большим нетерпением. Я задыхался в этих темных и пустынных лесах. Мне хотелось вернуться в мир людей, в круг своих друзей, которые, несмотря на свою вампирскую ипостась, вполне сносно устроились в человеческой среде. Даже больше: Тибальд, благодаря своим денежным запасам  и драгоценностям из тьёдвальских сокровищ, смог дать хорошее образование Тьери и Эмили.

   Тибальд вместе с Орианной и Эмили открыли гостиницу в Париже. Корабль, наш верный флейт, на котором Тьери стал помощником капитана, был отдан в аренду и приносил неплохой доход, перевозя грузы в прибрежных водах. В общем, жизнь моих друзей налаживалась, а я застрял в непроходимых лесах Жаклин.

   Как-то раз, сидя в магическом кругу у горевшего костра, Жаклин сказала:

  - Скоро настанет день, когда ты уйдешь от меня. Ты изучил все, что должен. Я вижу твои сомнения и нетерпение. Но ты должен понять, Мишель, что тебе предстоит еще многое узнать. Ты прав в одном – нужны не только древние многовековые познания, ты должен учиться и в современном мире, иначе можно навсегда застрять в прошлом. У тебя много времени – иди в свой мир, Мишель, учись, живи, не стоит тратить время на копание во тьме веков – впереди тебя ждет совсем другая жизнь, не такая, какой она была во времена Тьёдвальда. Ты достоин лучшего, чем  просто слепо следовать за указаниями предков. Только об одном прошу – когда придет время, не отступись! Выполни свое предназначение. Ты поймешь, когда это произойдет. 

   Я слушал Жаклин, и во мне поднималась волна радости: наконец-то я смогу идти дальше, своей дорогой. Я был рад, что Жаклин понимала меня, понимала и разделяла мои стремления. Мы очень привязались друг к другу за эти годы, и я буду скучать по ней. Но мы оба знали, что мне нечего больше делать в этой глуши.

     Окончился еще один этап моей необычной жизни. Когда-то я мечтал о приключениях, но разве могло тогда прийти мне в голову, какие испытания выпадут на мою долю?

    Жаклин была довольна мной. Мы долго сидели у костра, думая каждый о своем. Мне не терпелось отправиться на могилу Дианы, чтобы разделить с ней свою радость.

    - Иди, а когда вернешься, я расскажу все, что не дает тебе покоя. Пришло время узнать, кто я и кем был твой предок. Кем стал ты и почему; ты должен узнать, зачем Тьёдвальд оставил своим потомкам такое поручение,  – с грустью произнесла Жаклин, взяла мою голову и поцеловала в лоб так, как целует мать свое дитя. Затем легонько подтолкнула, отпуская.

   Следующую ночь я провел, сидя у могилы Дианы, положив на камень белую розу. Завтра я, попрощавшись с Жаклин, отправлюсь домой. Я соскучился по родным. Хочу побыть вблизи отца с матерью, проведать сестер и брата. Николь уже замужем, у нее недавно родился сын. Рауль занимает хорошее положение при дворе Людовика XIV. У него двое детей. Старшая сестра живет в поместье своего мужа. Я был в курсе всех домашних дел через моих друзей. Они тайно посещали замок Моро Драг по моей просьбе.

    Я же бывал дома только один раз в году. Каждое Рождество я пробирался в замок, чтобы побыть вместе со своей семьей. С давних времен у нас повелось собираться всем вместе в эту ночь. Съезжались все кровные родственники, и замок гудел несколько дней от голосов многочисленного рода де Морелей. Несколько поколений встречались в Моро Драг, и мы были горды своей многочисленностью и крепостью родственных уз.

   Я почувствовал присутствие вампира задолго до его появления. Я ждал этой встречи. Андре, он должен был встретиться со мной. Он подошел и сел рядом. Мы молчали. Между нами происходила безмолвная битва. Мы смотрели друг другу в глаза, а наши внутренние силы, сталкиваясь и рушась, боролись друг с другом. Наконец Андре отступил. Он удовлетворенно хмыкнул и кивнул головой, словно проверка моей прочности доставила ему удовольствие.

    - Ты, я вижу, знаешь, кто я такой. Жаклин, конечно, рассказала тебе обо мне. Ее гложет обида – я не стал дожидаться, пока она исполнит свое предназначение: выполнит обет, данный Тьёдвальду. Я считал, что это глупо – тратить жизнь на то, чтобы ублажить прихоть старика. У меня свой взгляд на происходящее.  Я был зол, потому что не выбирал себе такой судьбы, так же, как и ты. Меня вынудили уйти от привычного образа жизни только затем, чтобы выполнить какую-то не нужную никому миссию.

     Я с интересом посмотрел на него: Андре из-за бороды и усов был похож на Тьёдвальда из моего видения, и выглядел старше меня лет на пятнадцать, но в его глазах я видел блеск, который мог принадлежать совсем молодому человеку. Их красный отблеск говорил о том, что он больше не гнушается человеческой крови. В твердом взгляде, устремленном на меня, читалась сила. Он был уверен в правильности своих поступков.

   - Кто тебя превратил? Тебе не кажется это странным? Мы оба превращены в вампиров. Если мне все известно, то только мы с тобой в нашем роду проявили какие-то особые способности. Может ли это быть случайностью? – спросил я его.  – Я много думал над этим.– Жаклин не вампир. Может и Тьедвальд им не был? Тогда зачем нас превращать в монстров? Кто-то хочет помешать нам выполнить поручение? Но тогда легче просто уничтожать тех, кто проявил эти самые способности.

   - Я тоже думал над этим. Мое превращение было странным. Я был в море, один. Просто плавал. Когда очнулся, оказалось, что я лежу в пещере. Я попытался выбраться из нее, но это было не просто. Несколько часов я в ужасе метался по ней, пока не понял, что выход находится под водой. Когда я вынырнул на поверхность моря, знаешь, где я оказался?  На побережье Средиземного моря, возле Марселя! Как я туда попал, до сих пор не знаю. Кто меня превратил – тоже загадка. Мне пришлось нелегко. Пока я понял, что случилось, чуть с ума не сошел.

   - Похоже, мне было легче. Мне, по крайней мере, объяснили, что со мной происходит. А как ты попал к Жаклин?

   - Меня нашел и привел к ней Клод. Он был ее защитником и другом. Но я хотел поговорить с тобой о другом.

   - Я знаю, зачем ты пришел ко мне, Андре. И мой ответ – нет. Видишь ли, я уверен в том, что должен пройти этот путь до конца. Неважно, прав ли был Тьёдвальд, когда, покидая этот мир, оставил в нем тайну. Он знал больше, чем мы знаем сейчас; возможно, пройдя этой дорогой до конца, я тоже буду уверен в правильности его решения. Как мы можем судить о том, чего не знаем?

   - Ты не глуп. Я рад этому. С глупцом легче договориться, но трудней удержать возле себя – он может предать. Я не прошу тебя отказываться от выполнения задачи, поставленной Тьёдвальдом перед нами, – Андре подчеркнул свою сопричастность, – но одному будет трудно. Поэтому я и пришел, Мишель. Я хочу помочь тебе.

   Я покачал головой:

  - Прости, я сам. Для меня важно самому найти ответ.

    - Ты совершаешь ошибку. Прими мою помощь, Мишель, и тебе не придется сожалеть об этом. Жаклин никогда не простит меня, а мне необходимо это знание! Мне нужен камень – слеза. Ты ведь знаешь о том, что алхимики ищут философский камень, дающий бессмертие, вечную молодость и великие знания. Так вот, я считаю, что камень-слеза и есть этот философский камень! Жаль, что я так поздно догадался об этом. Я пытался уговорить Жаклин открыть мне, где искать его. Но проклятая старуха отказалась мне помогать, заявив, что у меня недобрые намерения. Клод тоже не пожелал иметь со мной никаких дел и поплатился за это. Мишель, мы можем вместе найти камень и разделить могущество. Только представь, какие возможности откроются перед нами. У нас есть бессмертие и вечная молодость, но если к ним добавить знания и мудрость, достойные Соломона – нам не будет равных в целом мире!

   - Я уже встречался с одним одержимым властью над миром – он плохо кончил, – ответил я на проникновенную речь Андре. – Так значит, это ты виновен в исчезновении монаха? А Жаклин думает, что его схватили священники и сожгли на костре.

 - Мишель, прошу тебя, не отталкивай меня. Мне нужен камень для того, чтобы защитить наш род! – воскликнул Андре. – Ты знаешь, что значит быть одному?! Пережить мать, отца, своих братьев и сестер?! Ты понимаешь, что значит жить вечно и терять близких тебе людей? Ты только вступил на этот путь, Мишель. Потеря любимой – только начало. Постепенно, год за годом, ты будешь видеть, как стареют и уходят из жизни все, кого ты любил. Но не это страшно, страшно то, что ты знаешь способ, как сохранить им жизнь, и не можешь сделать этого. Над нашим родом висит страшное проклятие, Мишель.

   «Родится тот, кто должен. Но с его приходом все, кто жив, умрут – это дань за знания, которые ему суждено привнести в мир. Великий род угаснет в одночасье. Только тот, кто сможет победить непобедимого, убить неубиваемого – выполнит назначенное». – Знаешь, кто составил это пророчество? Мишель Нострадамус! Я был у него в 1560 году, ходил в город Салон-де-Прованс, когда он жил там. Я хотел проверить свои пророчества, и они совпали! Ты сможешь один противостоять силам, неведомым тебе?

  - Тьёдвальд умер много веков назад, а наш род существует до сих пор. Я не думаю, что пророчество Нострадамуса относится к нашему роду. Возможно, оно гласило только о твоей жизни – ты ведь один. За все это время ты не смог найти себе ни друзей, ни подругу.

  - Ты приходишь в замок каждое Рождество, я тоже. Я заметил тебя в первый же сочельник. Мы вынуждены прятаться, но мы связаны со своей семьей, Мишель. Да, я хочу быть Властелином мира, я и не отрицаю этого. Но я хочу и защитить свой род.

  - Поэтому у нас разные дороги, Андре. Мне не нужен весь мир. Ты прожил много веков, но так и не встретил того, о ком говорится в пророчестве. Возможно, меня ждет та же участь. Если он должен появиться в нашем роду, то это не значит, что речь идет о нас с тобой,  – я встал и направился к лесу.

   - Я все равно буду ждать, Мишель. Придет время, и ты сам найдешь меня! – крикнул мне вслед Андре. – Ты не понимаешь, какие силы противодействуют замыслам Тьёдвальда! Тебе одному не справиться! Ты найдешь меня в пещерах, в Средиземном море. Но тогда тебе придется поделиться со мной своими знаниями.

    Я возвращался во владения Жаклин, чтобы узнать, наконец, кем же был Тьёдвальд, да и сама Жаклин. А потом, простившись с нею, пойти дальше, своей дорогой. Было немного грустно, но меня уже манила новая жизнь.

    Я вошел в лес и почувствовал какое-то напряжение: молчали птицы, не шуршала мелкота под листвяным настилом, сам воздух, казалось, замер в тревожном оцепенении. В груди тяжелым воротом шелохнулось беспокойство. Я помчался к домику Жаклин. Она лежала у порога в какой-то неестественной, неудобной позе. Ее голова, запрокинутая вверх, находилась на первой ступени, ведущей на крошечную веранду.

   - Боже милосердный! Жаклин, что с тобой?! – воскликнул я, бросившись на колени рядом с нею. Вокруг разливался густой и чистый запах человеческий крови. Она всё-таки была человеком. – Жаклин, ты слышишь меня? Очнись! Кто это сделал? – я знал, что она жива – ее сердце еле слышными толчками еще билось в груди.

   - Мишель, … черный дракон, … – Жаклин с трудом открыла глаза. Ее голова качнулась в моих руках, сердце стукнуло еще раз и замолчало. Я, прижав Жаклин к груди, взвыл раненым волком. Все повторялось. Это уже было в моей жизни. Я терял дорогих мне людей, и мое сердце, каждый раз умирало вместе с ними. 

    Я похоронил Жаклин рядом с ее домом. Прочтя молитву, попрощался с нею и ушел, унося в сердце частицу светлой души Жаклин. Она верила в то, что все, что произошло с нею, и было  предназначением  ее жизни – дать людям надежду на вечную жизнь. Я не раз спрашивал ее, почему она не вернется к людям?  А она каждый раз говорила, что всякий из нас должен выполнить то, зачем Господь послал его на эту землю.

   - Запомни, Мишель, у каждого из нас есть свое предназначение. Господь бы не стал населять людьми эту благословенную землю просто так, ради забавы, для этого есть животные и их великое множество, на всякий вкус. А вот люди, … им суждено быть вершителями воли Господней. Они воплотят в жизнь его высочайший замысел. В чем он состоит, знать пока не дано – рано, люди еще не готовы. Но настанет время, и мы узнаем, а до тех пор каждый  должен делать то, зачем пришел в этот мир. Я верю, что придет час, и люди перестанут  возиться в земле, как кроты. Они поднимут голову и увидят, какую землю им оставил Господь! Сколько радости и счастья может быть в этом благословенном мире! И тогда людям понадобится великий дар, оставленный Тьёдвальдом, который ты должен им дать.

   Я шел домой. Годы, проведенные в лесах Оверни, не были для меня потерянными. Жаклин, эта удивительная женщина, многое мне дала. Ее доброе сердце, способное обогреть любого нуждающегося в помощи, направляло заблудившегося в дебрях отчаяния, поддерживало потерявшего веру.  Она научила меня без озлобления смотреть на этот безжалостный мир. Даже свою смерть Жаклин  приняла без ожесточения. В ее последних мыслях была тревога обо мне, она верила в меня. Хотя мне так и не стал близок ее магический мир.

   Какие силы противостоят замыслам Тьёдвальда? Кто убил Жаклин и почему? Я обшарил весь лес, стараясь напасть на их след, но даже отголоска чьего-то присутствия не осталось ни в воздухе, ни на земле.

   Тибальд и Орианна встретили меня в ближайшем от замка Моро Драг лесу. Мы давно не виделись, почти полгода. Тибальд крепко обнял меня – он по-прежнему был готов следовать за мной на край света. Орианна подошла и погладила меня по щеке, в ее глазах сияла радость и нежность.

 - Теперь ты сможешь быть рядом с нами, Мишель. Я так скучала, мы рады вновь видеть тебя.

 - Я тоже скучал. Как дела, Тибо?

 - Все хорошо, сударь, хвала Господу и всем святым.


***

   Почти месяц я провел в замке Моро Драг. Я скучал по родителям, но понял, что они смирились с моей смертью и меня больше нет для них.  Мне было грустно от этого, и ничего не оставалось, как уйти.

    Намереваясь надолго покинуть замок, я решил еще раз самым тщательным образом просмотреть бумаги Тьёдвальда. У меня все время было ощущение, что я что-то упустил, не заметил в его записях. Орианна сидела рядом. Она пришла навестить меня и была рада моему решению отправиться вместе с ней в Париж. Я разложил рукописи на столе. Строчки, потемневшие от времени, с почти исчезнувшими на кожаных свитках  буквами, были едва видны. Одну за другой я разглядывал и перечитывал записки прадеда, стараясь выявить тайный смысл в его записях, но все было напрасно. Ничего, что могло быть мне полезным в продолжении моих поисков, не находил.

   - Что ты ищешь в этих записях, Мишель? Мы уже столько раз их пересматривали, – прервала мои размышления Орианна, протянула руку и запустила ее в мои волосы. Пропустив их сквозь пальцы, она задержала ладонь на моей щеке. Я замер от неожиданности – такая откровенная ласка Орианны привела меня в замешательство. Взяв ее ладонь, я осторожно опустил ее на стол. Мне было неловко, я не знал, что ей сказать.

   - Орианна, я прошу тебя, … ты должна понять.

    Орианна встала и подошла к проему, открывающему вид на океан. Она молчала. Я подошел к ней. Мне не хотелось обижать ее: она слишком много для меня значила. Нас было так мало, тех, кому мы могли доверять, с кем могли свободно общаться.

   - Орианна, прости, – я взял ее за плечи и повернул к себе лицом, – ты … , – но не успел я закончить  фразы, как она резким движением обняла меня и прильнула к моим губам страстным поцелуем. Ощущение в руках ее маленького гибкого тела, ласковость трепетных губ, податливость и теплота одурманили, пленили меня.  Я невольно ответил на  поцелуй. Почти забытые человеческие ощущения опьяняли, увлекая и очаровывая.  Ее близость не тревожила непереносимой мукой, а запах заполнял меня, не принося боли и борьбы самого с собой, поцелуй был легким и естественным, таким, как у людей.  

  - Мишель, Мишель, – шептала Орианна, покрывая мое лицо легкими поцелуями, – любимый, долгожданный. 

  - Орианна, погоди, так нельзя, – отстранил я ее, чувствуя в своей груди поднимающееся ощущение вины и стыда, горького сожаления и болезненного чувства предательства по отношению к Диане.

  - Что тебя тревожит, Мишель? Я с тобой, я никогда не покину тебя, я всегда буду рядом.

   Ее слова, как бичом, хлестнули по сердцу. Вольно или нет, но в них прозвучал упрек Диане, она словно хотела подчеркнуть свою преданность. Дать мне понять, что уж она-то не оставит меня в трудную минуту.

  - Никогда, слышишь, никогда не смей говорить о ней плохо! Ты понятия не имеешь, каково ей было! – я отступил от Орианны и вернулся на свое место. Мне не хотелось больше говорить ни с ней, ни видеть ее.

   Орианна, стоя у проема, смотрела на меня долгим изучающим взглядом, а потом, развернувшись, выскользнула в узкую щель и скрылась в ночном сумраке. Я не стал задерживать ее: мне было необходимо побыть одному, чтобы привести свои чувства в порядок.

   Лунный луч скользнул сквозь узкую щель проема и медленно перемещался по столу, заваленному манускриптами Тьёдвальда. Я лениво следил за ним, раздумывая над тем, что поведение Орианны стало для меня неожиданностью. Почему я раньше не заметил ее чувств ко мне? Мне не хотелось терять ее дружбы, но я понимал, что обидел ее своей резкостью. Я понятия не имел, как теперь вести себя с ней.

   Луч, перемещаясь, осветил строчки на старинном свитке:

    И на челе его печать столетья горечью отложат; 

    И мудрецы к его ногам все тайны бытия положат;

    И к жизни возвратит опять решенье древнего Варуна;

   И он, прозрев, ответ найдет под знаком «Черного Дракона».

   Последняя строка, освещенная луной, поблескивала каким-то таинственным светом. Я взял манускрипт и, поднеся к проему, подставил под лунный свет, стараясь, чтобы ее луч осветил весь текст. Но сколько я ни водил пергамент под бледным светом луны, поблескивала только эта одна строка. Я смотрел на нее, стараясь понять, в чем дело. И вдруг все встало на свои места! «Под знаком Черного Дракона»! Мы обыскали в замке все места, где могли быть тайники, но никому не пришло в голову посмотреть, есть ли тайник под гербом, который был высечен из гранита и располагался над центральными воротами Моро Драг! И последние слова, сказанные Жаклин! Она не успела произнести их до конца – вот что она хотела сказать!

    Я выбрался из подземелья и поднялся по стене к висевшему над воротами гербу. Внимательно осмотрев его, я увидел, что дракон, изображенный на нем, сделан из другого камня. Это было незаметно для человеческих глаз, но мне не составило труда увидеть разницу. Я потрогал дракона, стараясь понять, как открыть нишу, скрывавшуюся за ним. То, что она там была, не вызывало у меня никаких сомнений. Я надавил на силуэт дракона и провернул круглый камень в центре герба, он поддался. С тихим шорохом камень ушел внутрь, и за ним открылась ниша, в которой лежал какой-то сверток.

  Не возвращаясь в грот, я сел на скамью в беседке у крепостной стены. Развернул сверток, ожидая увидеть ларец Тьёдвальда, но там оказался только пергамент в простой деревянной шкатулке. Это был небольшой кусок кожи, выделанный каким-то особым способом, тонкий и мягкий. Неожиданно теплый, он приятно согревал руку.  Если бы не толстый слой пыли на свертке, я бы подумал, что его положили в тайник только вчера. Но пергамент был совершенно пуст! Я вертел его, разглядывая со всех сторон, но ничего не увидел.  

   Вернувшись в грот, я с еще большим старанием стал изучать странный кожаный лоскут. Тепло, исходящее от него, удивительный блеск совершенно черной кожи, все было необычным для пергамента. Я долго корпел над ним, нагревая над пламенем свечи, поднося к лунному свету, окропляя его водой с особым составом, но ничего – пергамент надежно хранил свою тайну. Тогда, положив его на стол, стал читать заклинания. Я перебрал десятки старинных заговоров, позволяющих открыть тайное, и, уже отчаявшись, решил бросить и это занятие, когда на ум пришло еще одно, особое, заклинание древнего культа греческой богини Деметры. Прочитав его священной мелодией дорического напева, я увидел, как на пергаменте стали проявляться строчки древнего письма:

 «К тебе, мой потомок, я обращаюсь. Все, что узнаешь в послании этом, осмыслить тебе предстоит и решенье принять. И это решенье судьбы поворот совершит безвозвратный. Поэтому прежде – подумай неспешно.

   Сколько живет человек на земле, столько стремится к бессмертью! В ученьях древнейших жрецов Египта и Майя –  индейцев, живущих во граде больших пирамид; в Тибете, у древних монахов Китая; магов сильнейших, колдунов, чародеев; в учении мудрых отцов философии и медицины – везде есть крупицы тайных познаний! И время настанет, когда человек путь к долголетью найдет, несомненно!  Он средство свое назовет эликсиром бессмертья! Но это лишь малой крупицей, крохотным шагом к истине станет. Ведь тело людей – лишь хрупкий сосуд  для хранения жизни. Весь опыт отцов, поколений прошедших хранит он в мозгу – вместилище знаний бесценном. В органе этом живет отголосок познаний божественной правды. И человек ищет его, не зная, что хочет. Ум не дает ни покоя, ни счастья от прежних успехов, в путь отправляя  за новым этапом ученья. Но бренное тело не может храниться бессменно – смертно оно и подвержено тленью. Смерть на пути человека стоит непременно. И только мой дар открывает возможность жить вечно, в теле своем неизменном. 

    Лишь одному истина будет открыта. Боль от потерь, долгих скитаний по свету, терпенье в ученье и подчиненье наставникам мудрым – все предстоит претерпеть на долгом, опасном пути. Тебе предстоит пережить расставанья и встречи, несущие смерть. Горечь утрат приведет к одиночества пытке. Мудрых наставников речи за ересь ты будешь считать. Но если на путь этот стать ты решился, то чашу страданий выпить до дна попытайся.

   Годы пройдут, а может, столетья, и люди придут к рубежу испытаний. Многих пророков об этом гласят изреченья. На землю придет окончание мира! Спасение будут искать люди в космосе дальнем. Только владеющий даром – спасется!  И род человеческий вновь дом обретет, средь живущих. 

   Весь манускрипт ты собрать попытайся, он поделен на четыре отрывка. В каждом подсказка – тебе указанье. Ты должен найти две священные вещи: камень-слеза – источник древнейшего знанья; ключ, что в мече, откроет ларец в решающий час; ларец обретешь, пройдя весь путь до последнего шага, его не ищи – сам найдет он тебя!»

   Тьедвальд оставил своим потомкам такое страшное наследие – потерять все, для того чтобы дать людям дар бессмертия! При этом заранее зная, что ждет его последователя! Может Андре был прав  и наш род обречен, стоит кому-то из нас принять на себя эту обязанность?! На кой дьявол мне это нужно? Зачем мне дарить другим бессмертие, теряя при этом все, что дорого?

  Я долго сидел над посланием своего такого удивительного и загадочного предка. Кем он был в жизни? Пиратом, вампиром или простым смертным, случайно узнавшим тайну бессмертия? На каких условиях он заполучил это? Может, мы, его потомки, должны своими жизнями заплатить за этот дар, ставший ненужным ему самому после того, как его жена не приняла его? Но я уже вступил на этот путь. Смогу ли я сойти с него так, как это сделал Андре? Не знаю. Теперь я не был уверен, что смогу это сделать. Тайна все больше затягивала меня в свой круговорот и, похоже, хочу я этого или нет, уже не имеет значения. Мне придется идти до конца. Меня удерживало видение, которое мне явилось, когда я лежал на алтаре Жаклин. Я чувствовал, что только так смогу найти Диану. Это ощущение укрепилось во мне еще тогда, в первые мгновения, и не отпускало от себя.

   Итак, мне предстоит найти все части манускрипта, разыскать Дженессу Мур и «Кровавую Лилию», незнакомку из клана Дожье, и выяснить ее роль в моих поисках, помириться с Орианной и решить еще Бог знает сколько проблем! А затем оставить своих друзей и отправиться на поиски священных артефактов! Я раздраженно отбросил от себя пергамент. Мой предок был не только пиратом, таинственным человеком, но и любителем составлять шарады!

  Я отправился в Париж ранним вечером и через пару часов уже стоял на пороге гостиницы, принадлежавшей Тибальду и Орианне. Тибальд, радостно улыбаясь, поспешил мне навстречу.

 - Слава Богу, слава Богу, вот и вы, ваша милость. Вы вовремя, сегодня у нас двойной праздник – Тьери тоже дома!

   Тьери появился из своей комнаты, коренастый, загорелый, с тщательно уложенными волосами, еще влажными после мытья. Я не видел его несколько лет и с удовольствием отметил, что он стал настоящим мужчиной. Теперь он выглядел старше меня. Тьери подошел и, радостно улыбаясь, пожал мою руку. Его пожатие было сильным и уверенным. На вид ему было больше девятнадцати лет, но в наше время никто из простолюдинов не знает в точности свой возраст. Возможно, что Тьери ошибался, и он старше, чем считает.

 - Господин Мишель, рад снова видеть вас. Как долго мы не виделись.

 - Здравствуй, Тьери, ты изменился, возмужал. Жаль, что я лишен такой возможности. Теперь я гожусь тебе в «маленькие братцы»!  А где же малютка Эмили?

   - Малютка?! Вы ошибаетесь, месье Мишель, она стала прелестной девушкой! Эмили на кухне, присматривает за кухарками. Дела наши, слава Богу и святым Арнольду и Лаврентию – покровителям пивоваров и кухарок, идут хорошо! Посетителей много, пиво идет нарасхват, Эмили чудесная хозяйка.  – Тибо явно гордился своим заведением. Только жалеет, наверное, что о его успехах не ведают родственники. – Сейчас я ее позову. Он открыл дверь и крикнул кому-то:

  - Лео, позови Эмили, скажи господин Мишель приехал.

   Я заметил, как изменилось лицо Тьери. Он отвернулся к окну и принялся разглядывать улицу. В его мыслях я прочел волнение и смущение, очень удивившее меня. Он словно боялся этой встречи.

   - Тьери, ты давно приехал? Как твои дела? –  мне было интересно узнать о его дальнейших планах. – Как долго ты еще будешь ходить в помощниках? Не пора ли тебе самому стать капитаном «Дианы»?

   - Я приехал два часа назад и еще не видел никого, кроме Тибальда. Так что новости, которые он расскажет, будут интересны и для меня. И думаю, что уже могу управлять кораблем. Капитан – умелый моряк, от него я многому научился и теперь свободно управляю судном. Хорошо знаю прибрежные воды, но в случае необходимости смогу провести корабль и в открытом море. Вот только дождусь окончания договора, по которому Сименсу осталось проходить еще полгода, и тогда, с вашего разрешения, сам стану капитаном. Если, конечно, у вас нет других планов, насчет меня или «Дианы».

  - Полагаю, что в ближайшее время мне будет не до корабля, Тьери. У меня много дел и на суше. Но возможно, что со временем нам предстоит отправиться в путешествие. Так что будь готов.

  - Путешествие?! Какого дьявола? Я уж было подумал, что с вас довольно приключений и мы мирно заживем все вместе. Вы будете учиться в Сорбонне, Тьери плавать на своем любимом корабле, а мы с Эмили благополучно заправлять нашим маленьким заведением.

  - Ты забыл Орианну, Тибальд. Кстати, где она? – спросил я Тибо. Я, конечно, понимал, что она злится на меня, но не настолько же, чтобы не выйти мне навстречу.

   Тибальд вздохнул и расстроено махнул рукой: 

 - Я не знаю, где она. Прибежала вчера, забрала свои вещи и, ничего не объяснив, ушла. Сказала только, что теперь сама будет жить так, как ей хочется.

   - Как ушла? Куда? Почему ты ее не остановил? – я вскочил со стула. – Ты понимаешь, что ей некуда пойти?  И где ее теперь искать?!

  - Не знаю. Но думаю, не стоит волноваться, прогуляется, выветрит дурь из головы и вернется. Вы же знаете ее характер: вспылит, но потом мучается от своей горячности. Сами же сказали, что ей некуда идти.

   В это время в комнату вошла Эмили. Действительно, она стала прехорошенькой! Ее рыжие некогда волосы, потемнели и стали каштановыми, с медным оттенком. Огромные зеленые глаза. На ее слегка бледном лице играл румянец, придавая ему нежно-персиковый цвет. Изящную фигурку выгодно подчеркивало платье с открытым лифом, что придавало ей пикантности. Даже странно было видеть ее здесь, в этой  простой гостинице; казалось, что ее неожиданная красота и грация должны принадлежать скорее девушке из дворянского общества, чем простолюдинке.

  - Здравствуйте, господин Мишель. Как добрались? Хотите вина? – Эмили присела в реверансе.

   Тьери как-то странно вздохнул. Я с удивлением посмотрел на него. В его мыслях было столько нерастраченной нежности и любви, что я на мгновение опешил. Он любил Эмили, но не смел приблизиться к ней, считая себя недостойным ее любви. Она же, взглянув на него, просияла.  В ее мыслях я увидел, какой любовью наполнено ее сердце к этому суровому и упрямому парню. 

   Прочтя их мысли, я чуть было не рассмеялся. Оба любят, и оба страдают от того, что не могут разобраться в чувствах друг друга. Он считает себя недостойным ее, она полагает себя недостаточно хорошей, чтобы пробудить в его сердце любовь. Я вопросительно посмотрел на Тибо. Тот только вздохнул и сокрушенно покачал головой.

  - Здравствуй, Эмили, ты стала красавицей! И говорят, хорошей хозяйкой. Смотри, Тибальд, как бы не украли у нас такое сокровище, – я подмигнул Эмили. Тьери нахмурился еще больше  – я попал в его самое больное место: он сам боялся, что, пока будет терзаться сомнениями,  Эмили выйдет замуж.

   Когда обеденный зал гостиницы опустел и Тибальд закрыл на ночь двери, мы сели у камина, потягивая превосходное вино. Тибальд рассказывал о том, как идут его дела, какие у него планы. Тьери поведал о своих надеждах на будущее. Эмили скромно сидела в уголке, расшивая свое приданое, она не вступала в разговор мужчин, только изредка вздыхала от того, что ей не было места в жизни Тьери на будущее. Они делились своими планами, но я чувствовал, что каждый из них ждал от меня решения, которое, возможно, изменит все их замыслы.

  Они замолчали, ожидая, когда я, наконец, поделюсь с ними своими проблемами. Я рассказал им о своей ссоре с Орианной, не вдаваясь в подробности, о найденном пергаменте, и о том, что намерен делать в ближайшее время. Теперь мне предстояли еще и поиски Орианны. С  этого я и решил  начать.

   Мы вышли на темные улицы Парижа. Тибальд  даже слышать не захотел о том, чтобы отпустить меня одного. Мы побывали у дома брата Орианны, но никаких признаков, что она была здесь, не нашли: ни запаха, ни следов. Конечно, вернуться к своим родным она уже не могла: ее считали погибшей, и, появись она сейчас, ее посчитали бы призраком. Обойдя еще несколько кварталов, я решил пробраться в логово де Дожье. Возможно, что в его тайной обители кто-то остался после нашего разгрома. И может, Орианна решила побывать там. Куда она еще могла пойти, я не мог даже предположить.

     В парке де ла Шеза почти ничего не изменилось со времени моего последнего посещения. Мы подошли к гроту и, пройдя за водопадом, очутились в знакомом мне тоннеле. Из его глубин доносилась едва слышимая музыка и гул голосов. Значит, тайное убежище де Дожье не пустовало. Приготовившись к любым неожиданностям, мы стали осторожно пробираться к подземному залу. Он был полон. За столиками сидели вампиры, между ними сновали девушки с подносами, на которых стояли бутылки и бокалы, из них доносился сильный запах свежей крови и вина.  На возвышении, где когда-то сидел де Дожье, стояли музыканты и играли веселую мелодию простонародного танца ригодон. На нас никто не обратил внимания.

   - Давай присядем и послушаем, о чем здесь говорят, – предложил я Тибо. Он брезгливо сморщил нос, но послушно прошел к свободному столику, стоящему в самом дальнем углу.

   - Бесовское отродье, и как Господь терпит такое исчадие ада? – ворчал он глухо.

   Только мы успели присесть, как к нам подошла девушка и поставила на столик бутылку и кружки.

   - Если месье пожелают, то у нас есть и более изысканные развлечения, – пропела она мелодичным голоском.

  - Скажи-ка, милая, не появлялась ли у вас недавно молодая светловолосая девушка, – спросил ее Тибальд неожиданно ласково. – Сбежала, понимаешь ли, из дому, я ее ищу. Может, кто-то ее видел или говорил о ней?

    - Нет, месье, мне очень жаль, но я не видела здесь незнакомок, а я, уж поверьте мне, всех здесь знаю. Еще со времен господина де Дожье прислуживаю, – и, присев в реверансе, упорхнула от нашего столика.

   - Если она здесь служит со времен де Дожье, то наверняка узнала бы Орианну. Тогда наше появление в этом месте ни для кого не прошло незаметно. Может и меня узнала, только не подала вида. Ишь, как ускакала, – прошептал я Тибальду.

   - Мыслишки бы ее прочесть. Вы себе не представляете, как это качество помогает в работе! Точно знаешь, сколько запросить с постояльца и сколько можно заработать на посетителях кабачка. И как только мы жили, не умея читать мысли? Да и врагов легко распознать. Всегда знаешь, кто и с чем к тебе пожаловал. Я уже многих завистников отвадил. И на рынке легко товар покупать, – шептал Тибальд, перечисляя выгоды мыслечтения.

   - Смотри, Тибальд, это та самая девушка, что помогла нам в битве с де Дожье! – воскликнул я, увидев незнакомку. Она шла к нам, пробираясь между столиками. Многие из посетителей этого странного трактира, улыбаясь, раскланивались с нею.

   - Добрый вечер, господа, рада видеть вас в своем заведении. Я ждала вас, де Морель. Я знала, что вы рано или поздно захотите разыскать меня. Ведь у вас осталось много вопросов, не так ли?

   Я, встав ей навстречу, отодвинул стул, приглашая ее за столик.

  - Вы владелица этого трактира?– спросил я удивленно. – Простите, не знаю вашего имени.

   - Меня зовут Мария Симон. Да, я хозяйка этого трактира. Моими посетителями, как вы, вероятно, заметили, являются вампиры. Они приходят ко мне со всей округи, так как нигде больше нет подобного заведения. У меня можно отдохнуть, выпить и повеселиться, не боясь навлечь на себя подозрение людей в бесовской оргии.

   - Я благодарна вам, месье де Морель. Вы помогли мне  избавиться от давнего и ненавистного врага. Де Дожье – изверг, он забрал у меня человеческую жизнь, и несколько столетий удерживал подле себя. Вы освободили меня. Как только я увидела вас, сразу поняла, что вы мой единственный шанс получить свободу. Мы квиты, де Морель. Я помогла вам, вы мне. Но я подозреваю, что вы пришли не только затем, чтобы выяснить, как меня зовут. Вам нужно знать, каким образом я причастна к тайне Тьёдвальда. Верно?

   Много лет назад я встретилась с Жаклин. Она появилась в Париже во времена вражды между кланом де Дожье и кланом «Кровавая Лилия», вожак которого хотел стать хозяином ночного Парижа. Но де Дожье владел этим городом много веков и, конечно, не мог позволить самозванцу отвоевать его владения. В то время у  Огюста было много бойцов. Он создал хорошую армию из гугенотов, раненых, но не убитых в Варфоломеевскую ночь с 24 по 29 августа 1572 года. Он тогда повеселился на славу. Огюст вообще любил бывать на полях сражений. Там, где кровь льется рекой и можно свободно пировать, почти не таясь. «Кровавой Лилии» пришлось отступить, и вампиры этого клана  ушли из города. 

   Жаклин искала кого-то. Она пробыла в городе несколько месяцев, разыскивая его. В это время мы сблизились, и она поведала мне о своей проблеме: в Париже был вампир, монах, который следил за вашим родом. Он ждал появления наследника Тьёдвальда. Его он должен был направить к Жаклин. Теперь, когда этот монах был, по всей вероятности, мертв, перед Жаклин стояла нелегкая задача – найти ему достойную замену. Жаклин была очень добра ко мне, и я взяла на себя эту обязанность. Я следила за вашим родом, и когда вы родились, поняла, что, возможно, вы и есть тот долгожданный наследник. У вас есть все те признаки, которые описала мне Жаклин. Вы должны были достичь двадцати лет, прежде чем я появилась бы перед вами. Но вы исчезли, и сколько я ни искала вас, найти не смогла. Теперь понимаете, как я обрадовалась, увидев вас в логове де Дожье? Вы сами явились ко мне.

 - Какие же это приметы?

 - Вы должны быть похожи на Тьёдвальда, и у вас должен быть знак на лопатке, вот здесь, – Мари показала рукой на мою спину. Там у меня действительно было небольшое родимое пятно необычной формы. – И еще, у вас должны были проявиться необычайная ловкость и сила, больше чем у обыкновенных людей, ваши раны должны были заживать быстрее, чем у других. Все это проявилось в вас с самого детства. Я верно говорю, сеньор Тибальд?

  - Верно, верно, – проворчал тот, – маркиз де Морель всегда говорил, что он ловок, как обезьяна, и живуч, как кошка.

 - Скажите, а вы тоже превратили бы меня в вампира?

 - Нет, у меня не было на этот счет никаких указаний. Поэтому я сильно удивилась, увидев вас измененным. Но, возможно, за вами следили и из другого клана. Впрочем, я не могу сказать, почему это произошло. Может быть, об этом знает только Дженесса Мур, раз она это сделала.  

  - А вы не знаете, где можно разыскать ее? Я должен выяснить все до конца.

  - Мур – подруга вожака «Кровавой Лилии» и он нечасто отпускает ее от себя. Но когда она выходит на свободную охоту, то ее можно застать в самых неожиданных местах. Она бывает и в Париже. Даже во времена де Дожье, Мур не боялась появляться здесь. Он был в бешенстве от ее смелости и назначил награду за ее поимку, но она непредсказуема. Не так-то просто напасть на ее след. Теперь же, когда де Дожье нет, стираются границы бывших кланов. Мне невыгодны какие бы то ни было распри: чем больше у меня посетителей, тем лучше, и мне все равно, кто будет стоять во главе города и его окрестностей, лишь бы не трогали меня. А «Кровавая Лилия» находится в Англии. Насколько я знаю, в  Дерби.

   - Англичане! И чего тогда они лезут к нам? Прав был этот де Дожье, что не пускал их в нашу столицу. Пусть сидят в своей промозглой Англии и не суются на наши земли! – вскричал Тибо.

   - Да, но их вожак – француз! Это де Дожье не дал ему закрепиться во Франции. А в Англии в то время было мало вожаков, способных противостоять шевалье д'Антре. Но он стремится вернуться во Францию, и мне незачем ему мешать. 

   - А что вы знаете об Армане? Он был другом Мур.

  - Арман, он одиночка, инкуб, у него постоянное место охоты. Он редко появлялся здесь. Я не знала, что он знаком с Дженессой Мур. Но его давно не было у нас, уже несколько лет, возможно, он ушел из этих мест. Хотя инкубы редко меняют места охоты.

  - Скажите, мадемуазель Симон, вы ничего не слышали о девушке, которая была со мной в тот вечер? Она ушла из дому, и вот уже третий день мы не знаем, где она?

 - Нет, мне ничего не известно о ней. Сюда она, во всяком случае, не заходила.

 - Благодарю вас, мадемуазель, вы мне очень помогли. К сожалению, нам пора, – я поднялся из-за стола. Я узнал все, что Мари могла мне рассказать.

  - Заходите ко мне, когда будете в Париже, я подам вам чистого вина. 

   Мы уже стояли у выхода, когда Тибо, повернувшись к Марии, спросил:

  - Позвольте еще один вопрос, мадемуазель Симон. Вы сказали, что де Дожье создал армию из раненых гугенотов, но разве может израненный человек вынести муки перевоплощения? Даже здоровому человеку трудно, почти невозможно вытерпеть такую пытку.

   - Наоборот, изменяясь, даже смертельно больной человек возрождается совершенно здоровым. В этом есть что-то магическое, недоступное для нашего понимания.

   Я был потрясен таким объяснением. Решись я тогда, не помедли, и Диана была бы со мной!


Глава 13

   Две недели мы рыскали по ночному Парижу в поисках Орианны. Тревога все больше завладевала нами. Мы не смогли разыскать никаких следов пропавшей девушки. Где она могла быть, куда ушла? Раскаяние  наполняло мое сердце, я сожалел, что грубо обошелся с ней. Наконец отчаявшись напасть на ее след, мы прекратили поиски – если она ушла из Парижа, то искать ее по всей Франции нет смысла.  Она сама вернется, когда придет время или не вернется, если найдет себе новую семью.

   Я сидел у могилы Дианы. Тяжелые мысли не давали покоя. Раскаяние, сожаление. Я молча просил у нее прощения и не мог сам простить себя, она могла быть сейчас со мной. Моя нерешительность и вечные сомнения в правильности своих поступков дорого обходятся мне и дорогим мне людям. Мои постоянные копания в себе, страх совершить ошибку в итоге приводят к этим самым ошибкам и болезненным потерям. Я приношу боль находящимся рядом со мной людям.

    Следующим утром, сев на небольшую шхуну, курсирующую между материком и островами Великобритании, я отправился в Англию. Мне было необходимо найти клан «Кровавая Лилия» и выяснить, наконец, о какой ошибке говорила Мур и зачем она превратила меня в вампира. Сойдя с корабля, на переполненную  встречающими пристань, я отправился в город  Дерби.  

   Пасмурная погода, свойственная Английским островам, была приятной. Выйдя за пределы города, я бежал к самому центру главного из Британских островов, где на плодородной долине реки Деруэнт располагается город-графство Дерби. Я никогда не был в Англии и с любопытством оглядывал окрестности.  Деревни, мимо которых я проходил, казались мне мрачными. Дома, сложенные из камня и оплетенные плющом, казались темными и неуютными. Сырость и промозглый ветер вычернили их. Дым поднимался над  островерхими,  покрытыми деревянной черепицей или соломой крышами домов. Он растворялся в небе, затянутом набухшими облаками, грозящими пролиться холодным дождем.           

   Лесные дубравы, покрывающие пологие склоны холмов, помогали мне на большой скорости продвигаться к цели моего путешествия. Наконец, я увидел город, стоящий на плоской равнине. Сквозь легкую дымку утреннего тумана была видна башня  кафедрального собора. Она возвышалась над городом, как каменный перст Господа, указующий путь спасения. 

    Войдя в город, я разыскал гостиницу и снял номер. До вечера в городе делать нечего, а извечная неприязнь между англичанами и французами могла привести к неприятностям, несмотря на перемирие, которое заключили в Ахене наши короли.    

    Вечерний город встретил меня теплой и душной волной нагретого за день камня. Я не знал, где  здесь могли быть вампиры, поэтому стал ходить по улицам, стараясь найти самые глухие и темные. Из открытых окон в домах доносились голоса готовящихся ко сну людей. Такое время было самым удобным для вампирской охоты – на улицах изредка попадались запоздалые прохожие, а окна в домах еще не заперли на ночь. 

    В одном из темных переулков я уловил знакомый запах, он мог принадлежать только вампиру – ночному ужасу городов. Оглядевшись, я пошел на запах, стараясь ступать, как можно тише. Наш вид не любит конкурентов, особенно чужаков. Я же был на чужой территории и должен соблюдать осторожность. Улица, по которой я шел, неожиданно окончилась тупиком. Невысокая каменная стена преградила мне путь. За ней виднелись верхушки плодовых деревьев, возможно, там располагался чей-то сад. Только я пригнулся, собираясь перепрыгнуть через досадное препятствие, как вдруг сильный запах давно не мытого вампира привлек мое внимание. Не успел я оглянуться, как полетел на землю, придавленный чьим-то грузным телом.    

   - Тысяча чертей мне в глотку, что за французский франт объявился в наших краях! – воскликнул вампир. Вставая, он увлек меня за собой, ухватив за полы камзола. – Клянусь своей человеческой жизнью, месье, вы сильно рискуете. Появиться во владениях  д'Антре! Хорошо еще, что вы его соотечественник, иначе не сносить бы вам головы! 

   Он стоял, широко расставив ноги, так как это делают моряки. На вид ему было лет сорок, низкорослый, с густой, давно не мытой шевелюрой спутанных волос, в старом, грязном, затертом камзоле и широких длинных штанах. На его голове красовалась потрепанная шляпа с гусиным пером.

   - Я как раз и ищу шевалье д'Антре, я пришел, чтобы поговорить с леди Дженессой Мур,  – проговорил я, высвобождаясь из крепких рук незнакомца и отряхивая со своего костюма налипшие куски грязи и соломы.

    - Ха, не думаю, что ваш визит доставит удовольствие шевалье! Он ревнив, как черт! Да и Дженни слишком своенравна, из-за этого у них вечная борьба – у нас лишняя головная боль. Ее капризы выходят нам боком. Ну да ладно, пойдемте, месье, я провожу вас. Д'Антре сегодня в хорошем настроении – вчера была удачная охота.

   Мы вышли за пределы города и побежали в сторону леса. Пробираясь через лес, где вековые дубы перемежались со старыми березами и изредка тисами, мы внезапно вышли к стенам старинного замка. Широкий, почти шестиметровый ров опоясывал крепостные стены и был совсем не виден за густым подлеском и двумя рядами высоких деревьев. Круглые башни по бокам стен нависали над лесом темными исполинами.

   Вампир, не останавливаясь, пошел вдоль рва. Затем, подняв крышку лаза, хорошо замаскированного дерном с растущей на нем травой, нырнул в темноту подземного хода. Я последовал за ним. Подземный ход уводил нас все глубже, петляя в лабиринте. Воздух, неподвижный и затхлый, все больше пах сыростью и плесенью. Но вот, наконец, повернув еще раз, мы стали подниматься по полого идущему вверх проходу. Повеяло свежим воздухом. Через несколько метров, за очередным поворотом, появились проблески света, и мы вошли в небольшую пещеру.

  Ее стены украшали гобелены со сценами охоты и сюжетами из человеческой жизни. Она была обставлена дорогой мебелью, на манер замковых залов для приемов. Несколько вампиров, сидевших вокруг стола, играли в карты. На софах, стоящих вдоль стен, сидели дамы в дорогих туалетах, лакеи разносили напитки. Звучала тихая мелодия, переливаясь чарующими звуками, хотя музыкантов я не увидел. Мне показалось, что я нахожусь на приеме у какого-то знатного вельможи. И если бы не темнота, едва разгоняемая несколькими канделябрами с горевшими в них свечами, все могло бы показаться обычным, как у людей.

   Вампир, вошедший вместе со мной, кашлянул, привлекая внимание.

  - Вот, господа, привел к вам чужака. Он искал д’Антре, и я, значит, вот, и привел его. – Он явно нервничал. Было видно, что он нечасто бывает в этом месте и сильно смущается. Потупив взгляд, он замолчал.

   - Ну и правильно сделал, что привел, Джон. А теперь ступай, – прозвучало откуда-то из-за моего плеча.   

   Я оглянулся. За моей спиной был виден темный коридор, уходящий в глубь земли. Вход в этот проход закрывала красивая драпировка из шелковой ткани. В проеме, раскрыв занавесь руками, стоял вампир. Это был стройный молодой мужчина с аристократичной внешностью: идеальная осанка, тонкие запястья и длинные  холеные пальцы указывали на благородную породу, которая была свойственна высшей аристократии. Его одежда была безупречной: белоснежная сорочка, отделанная изящным кружевом и кюлоты с подвязанной под коленями шелковой лентой.  От него веяло ароматом тонких духов. Невероятно, каким образом он достигал такого совершенства в одежде здесь, в подземелье? 

   С непередаваемым изяществом и чисто французским шармом он плавным движением руки отбросил шелковистый локон длинных волос и, выйдя на середину зала, повернулся ко мне.

   - Я слышал, вы искали меня, месье. Каким обстоятельствам я обязан удовольствием видеть вас?

   - Меня зовут Мишель де Морель, мне бы хотелось задать пару вопросов Дженессе Мур. С вашего позволения, –  раскланялся я в ответ на его любезность.  

   - Вы прибыли из Франции, месье де Морель? Прошу вас, – шевалье указал рукой на кресло, стоящее поодаль от стола, за которым сидели игроки.   

   Он подождал, пока я удобно расположусь в предложенном кресле, сам сел напротив и сложил  холеные пальцы, поднеся их к ярко-красным губам. Он смотрел на меня с нескрываемым интересом. Его черные, с красным проблеском глаза изучали мое лицо. На губах играла улыбка.

  -  Я сегодня прибыл из Парижа.  У меня пара вопросов к леди Мур. Мне чрезвычайно важно услышать ее ответы.

   - Могу я узнать, о чем пойдет речь? Возможно, я сам смогу дать ответ на интересующие вас вопросы.

 - Дело в том, что мадемуазель Дженесса создала меня. Но при этом ничего не объяснив, ушла. Я пришел узнать, почему? Уходя, она сказала, что мое превращение было ошибкой. Мне эти слова не дают покоя. В чем она ошиблась?  Вот, собственно, и все, что я хотел у нее выяснить.

 - Ну что ж, мне и самому будет интересно послушать ее ответ, – д'Антре повернулся и, хлопнув в ладоши, подозвал к себе лакея, застывшего в почтительном поклоне, – будь любезен, Луи, пригласи к нам леди Дженессу.

    Лакей, раскланявшись, ушел, а д'Антре повернулся ко мне и спросил:

  - Как поживает прекрасный Париж?  Давненько я не был на родине, все как-то недосуг. 

  - Новостей особых нет. В Париже теперь тихо, де Дожье больше не бесчинствует на его улицах, и люди успокоились. Но Вы, наверное, и сами знаете об этом, – говоря это, я следил за его реакцией. Если он знал, что де Дожье больше нет, то почему не пытается вновь вернуться во Францию? А если не знал, то я обрадую его хорошей новостью.

  - Как, Огюст ушел из Парижа? – шевалье на мгновение потерял над собой контроль. Он подался вперед, его глаза заблестели неподдельным интересом.  

   - Скажем так – ему помогли, – на этот раз улыбнулся я.

   - Кто? Как это случилось?

   - У него ко мне были кое-какие претензии, пришлось дать разъяснения. Правда, мне помогли, один я бы с ним не справился. 

   - Вы принесли мне замечательную новость, де Морель. За это необходимо выпить! Эй, кто там, – он опять хлопнул в ладоши – принесите господину чистого вина!

   Понимая, что достиг необходимого мне расположения  д'Антре, я расслабился. Теперь он не станет мешать моей беседе с Мур, которая вышла в это время из внутренних покоев подземелья.

  Она грациозной походкой подплыла к нам, и ничуть не удивившись моему приходу, улыбнулась мне, как давнему другу. Мы встали ей навстречу и мне пришлось проявить учтивость, поцеловав ее руку.

   - Ну, вот и вы, месье де Морель, – пропела она своим мелодичным голосом, – признаюсь, что я ждала вас с нетерпением. Вы задержались.   

   - Дженни, месье де Морель принес нам замечательную новость! Де Дожье больше нет. Мой заклятый враг повержен вот этим молодым человеком! Он сделал то, что не удалось сделать мне! И зачем, скажи на милость, я держу во Франции этого бездельника Армана? Вот уже несколько лет от него ни слуху, ни духу. Я разберусь с ним, дай время! Но сейчас не до него! Сегодня архиепископу Йоркскому придется потесниться. Это надо отметить.

   - Кому, простите? – удивился я. О том, что случилось с Арманом, я благоразумно промолчал.

   - Мы находимся под замком Коднор, это поместье архиепископа Йоркского. Если хочешь, чтобы тебя не нашли – прячься в самом опасном для себя месте, – засмеялся д'Антре. – Инквизиция загнала нас в подземелья, так почему же не воспользоваться ее землями?

   Мур сидела напротив и, улыбаясь, следила за нашим разговором.

   - Как вы освоились со своим новым качеством? Надеюсь, вам не пришлось слишком туго?  Я не могла в тот момент действовать по-другому. Вы уж простите мою поспешность, с которой я вас оставила. Но таково было условие.  

   - Простите? – переспросил я, – чье условие?

   - Во время моей очередной охоты меня захватили какие-то странные люди. Я бы не назвала их вампирами, но и людьми в обычном понимании они тоже не были. От них исходил совершенно незнакомый и удивительно тонкий запах. Их лиц я не рассмотрела, они прятались под капюшонами и масками.  Я не знаю, какие у вас с этими людьми проблемы, но условием моей свободы было превращение вас в вампира.

   Я любила охотиться в ваших местах, там и попала в их руки. Как им это удалось – я до сих пор в недоумении. Даже не всем вампирам это по силам. Это как магия: мое сознание было замутнено, я двигалась, как в тумане. Сказать по чести, мне непросто было оставить  вас в живых – уж очень аппетитным вы оказались, – Мур засмеялась, переливаясь колокольчиком. Мне пришлось улыбнуться в ответ, – но и ослушаться я не посмела. Еще одним условием было мое молчание.  Но я не могла уйти, ничего не объяснив. Я постаралась, не вдаваясь в подробности, хоть как-то помочь вам понять, что происходит. Поэтому я и сказала об ошибке. Я знала, что вы, в конце концов, найдете меня, чтобы узнать, почему я так поступила, и… возможно, чтобы отомстить. Ведь вы все еще злы на меня. У вас сильный характер, де Морель!  Теперь я думаю, вы понимаете, что я спасала свою жизнь и не могла поступить по-другому?

   Но вот что меня поразило, так это вкус вашей крови! Он необычен, не похож ни на что, что мне довелось испробовать за всю мою долгую вампирскую жизнь, уж поверьте мне. И я наблюдала за вашим перевоплощением – это непередаваемо!  Мне доводилось видеть, как страдают люди в такие моменты. Да, у вас невероятно сильное самообладание! И то, что вы до сих пор не приобщены, подтверждает это.

   То, как она рассказывала о моем перевоплощении, покоробило меня. Может, для них это только необычная история – для меня же – моя жизнь.

 - Месье д’Антре, у меня к вам еще один важный для меня вопрос.

  - Да, пожалуйста, слушаю вас.   

  - Вы являетесь предводителем клана «Кровавая Лилия», не так ли? Мне известно, что ваш клан противостоял замыслам некоего Лорда, захотевшего создать армию послушных вампиров с целью завоевать мир. У вас должен храниться манускрипт, первая половина которого находилась у Лорда. Мне было бы чрезвычайно интересно взглянуть на этот документ.    

   - Де Морель, вас создали всего семь лет назад! А вы уже успели узнать и сделать столько, сколько иной вампир не сделает за всю свою многовековую жизнь!  Откуда, черт возьми, вы знаете о Лорде?!

  - У меня с ним возникли трения по поводу наследства.

  - И с ним трения? И как же вы разрешили эти трения, позвольте спросить?

  -  В свою пользу. 

   - То есть вы хотите сказать, что справились с этим таинственным человеком?! Но как?! 

    - Это было нетрудно. Лорд был старым карликом-горбуном. Я хотел привезти его вам, в подарок, но он, к сожалению, погиб от рук своих же созданий. А вот с его воинством нам, действительно, пришлось туго. И, если бы они не были ослаблены долгим голодом, то едва ли я сейчас имел удовольствие беседовать с вами.

  - Невероятно! Непостижимо! Вы добрались до логова Лорда! Я искал его десятки лет.

  - Мне не пришлось его искать, меня самого к нему привезли. В качестве пленника. И  я вынужден был отвоевать себе свободу.  

  - Де Морель, вы являетесь ко мне добрым Ангелом Хранителем и рассказываете, как освобождаете меня от моих заклятых врагов таким спокойным и будничным тоном, словно сходили на парфорсную охоту. Скажите, о каком наследстве идет речь? Разве вы состоите с Лордом в родстве?

   - Нет, конечно. Но Лорд знал о кое-каких делах моего предка Тьёдвальда Темного, основателя нашего рода. У Лорда, как я вам сказал, хранилась одна часть манускрипта. Вторая, по его словам, находится у вас. И мне необходимо с ним ознакомиться. С вашего позволения, конечно.

   - Де Морель, я вам стольким обязан, что просто не могу отказать в вашей просьбе. Я отлучусь на одну минуту, прошу прощения, – д'Антре встал и легкой, почти танцующей походкой, удалился.

   - Надеюсь, месье де Морель, вы простите мне мой проступок? Я искренне сожалею, что стала причиной вашего ухода из привычного для вас мира. В большинстве случаев ни у кого из нас не было выбора. Добровольный уход из человеческой жизни – явление крайне редкое, во всяком случае, на моей памяти не было ни одного. Будь у нас выбор, я думаю, что мы все отказались бы от такой жизни, пусть она и вечна. Я искренне прошу у вас прощения. Мне очень жаль, что пришлось так поступить. Я тогда невольно прочла ваши мысли и знаю, причиной скольких несчастий стала для вас. В вас есть что-то такое, что отличает вас от обычных людей, да и вампиров тоже. Поэтому я считаю, что ваше перевоплощение – огромная ошибка.

  Я молчал, не зная, что ей ответить. Теперь я понимал, что у нее не было другого выхода, но моя столь долгая и всепоглощающая к ней ненависть еще не прошла. Я  пока не был готов простить ее. Это был не просто проступок – это было преступлением. 

   - Сказать по-правде, я не вижу в этом свитке никакой ценности. Сколько я ни старался найти какой-либо смысл в тексте этого манускрипта, так и не смог. Может, вам повезет больше, чем мне. Прошу вас, – сказал подошедший в это время шевалье и протянул мне старинный пергамент.

  С волнением я развернул свиток. На нем такой же  вязью, что и в первом фрагменте было написано:

 И там где солнца свет погас, проляжет новый путь.

 Усталый путник там никак не сможет отдохнуть.

 Среди ущелий  спрятан храм. К нему дороги нет.

 Тропа в скале, но снег и мрак укроет тайный след.

 Там древний орден  "Белый страж" ведет свою борьбу.

 Вампирам, нежити любой, он объявил войну.

 И в храме том монах  простой с молитвою застыл.

 В порыве страстном к небесам он взор свой устремил.

  И лишь тому, кто одолеет страх и в храм тропу найдет

 Монах отдаст свой талисман и от беды спасет.

  И пропуском станет тот талисман в тайный неведомый мир.

 Древний оракул так предсказал, судьбы поворот предрешил.  

 Много дорог придется пройти, друзей потерять и снова найти.

 Веру утратить и вновь обрести  душу свою, растерзав на куски.

 Но талисман свой он должен сберечь – он будет залогом для будущих встреч.

 Того, что как ни был опасен тот путь, Любовь только с ним он сможет вернуть.

     Кровными узами  знак освящен, только наследнику верен "дракон".

    Время настанет, наследник поймет:  прощенье, не месть – всемирный закон.

    В храм грозной Деметры дверь он отворит. В мистериях греков смысл тайный сокрыт.

   И знаньем «бессмертных» его наградит наследница вечной Исиды».

  - Д'Антре, Вы сказали, что для вас этот манускрипт не имеет никакой ценности. Не могли бы вы уступить его мне. А в качестве платы я готов оставить вам вот это,  – с этими словами я протянул ему два сапфира, – хочу сказать, что камни такого василькового цвета добывают только в Индии и называют кашмирскими. Вы нигде больше не найдете камни такого веса и цвета, эти в цене уступают только алмазам такой же величины.   

  Он взял камни и стал рассматривать их на просвет.

   - Да я ничего и не понял из этого текста, хотя честно пытался. Зачем мне, скажите на милость,  какой-то талисман? Я же не наследник  этого "дракона". И зачем мне бессмертие, если я им и так владею? Но я обошел все монастыри и церкви, которые стоят в горах, и знаете, только один из них мало-мальски подходит под это описание. Этот монастырь стоит высоко, на одном из склонов Монблана. Он высечен в скалах и о нем почти никто не знает. Я был там, смог пробраться в него только благодаря нашим особым качествам. Но и там я не нашел ничего, что мне показалось бы ценным. Наоборот, в этом монастыре настолько суровый устав и аскетическая жизнь, что даже монастырские крысы живут лучше, – говоря это, шевалье продолжал рассматривать камни. – Так что я думаю, вы прогадали, дорогой де Морель, отдав мне свое сокровище. 

   - Ну что же, тем хуже для меня, – подвел я итог нашему разговору и поднялся с кресла. – Благодарю вас, месье д'Антре, вы оказали мне неоценимую услугу. Больше не смею вас беспокоить и прошу разрешения удалиться. У меня срочные дела во Франции и я не могу задерживаться.

  -  Как? Вы так скоро оставляете нас? Я надеялся, что вы задержитесь на пару дней, – вполне искренне воскликнул шевалье, – мне не терпится расспросить вас о ваших победах. Ну же, де Морель. Прошу вас.

 - Обещаю вам, как только у меня появится такая возможность, я навещу вас. У нас будет время на долгие беседы: ведь впереди – вечность. 

  - В таком случае не смею вас больше задерживать. Отпускаю с надеждой на скорую встречу.                                                                                                


 ***

   Я вернулся в Париж. Тибальд продолжал поиски Орианны, но безрезультатно,  поэтому ничего утешительного сказать не мог. Она исчезла, словно ее никогда и не было в нашей жизни.

    Я рассказал друзьям о результатах своего путешествия и о дальнейших планах побывать в том загадочном монастыре, о котором мне поведал д'Антре.

   - На этот раз я отправлюсь с вами, господин Мишель. Мало ли что может произойти в горах.

    Мне не хотелось обижать Тибо отказом, и я согласился.  

   Вечер. Солнце, словно огромный красный шар, лежащий между двух скал, как в огромных ладонях великана, окрасило  в розовый цвет белоснежные ледяные склоны гор. Едва уловимый ветерок посвистывал в скалах. Снег чистым нетронутым одеянием скрывал под собой черные отроги Монблана. Лес, подступавший к самому подножию горных вершин, топорщился зеленой щетиной. Здесь, на самом верху Альп, царила вечная зима. 

   Тибо, взобравшись на высокую сосну, рассматривал горного козла, который неподвижной статуей застыл над самым обрывом в пропасть. Ноздри Тибальда дрожали от возбуждения. Он подобрался, как горный барс перед прыжком. Ничто в этот момент не могло отвлечь его от охоты. Одним молниеносным броском он сорвался с вершины сосны и стремглав понесся к своей жертве. Снег, завихряясь, скрывал его едва заметные следы. В последний миг животное, почувствовав опасность, бросилось со скалы, но Тибо успел перехватить его в прыжке и, упав, покатился с добычей по склону, вздымая снежные фонтаны. 

   Несколько дней нам пришлось изучать горные отроги и глубокие ущелья, прежде чем мы наткнулись на монастырь, о котором говорил шевалье д'Антре. Он находился в глубоком ущелье, в самом недоступном для людей месте. На отвесной скале, высоко, почти у самого верха, еле различимо виднелся вход в пещеру. Он тонкой черной щелью темнел на сером камне. Ветер сдувал снег со скал и, присмотревшись, можно было заметить едва заметную нить тропы, вьющуюся вверх по вертикальной стене.

    - Здорово спрятались. Отшельники, – прошептал благоговейно Тибальд и осенил себя крестным знамением. –   Храни их и нас, Пресвятая Дева Мария.  

   Поднявшись по отвесной стене, мы осторожно проникли в узкий проход таинственного монастыря. Темный ход прямой линией уходил внутрь. В стенах, в неглубоких нишах, стояли фигурки святых с горевшими перед ними свечами. Потолок, покрытый удивительной росписью, отображал библейские сюжеты. Из глубины тоннеля слышалось многоголосое пение монахов. Эхо, отражаясь от каменных сводов, многократно усиливало его красоту и божественное воздействие, заставляя душу трепетать.

   Тибальд, шепча молитвы и благочестиво сложив руки, упал на колени перед очередной статуей Девы Марии. Я не стал ему мешать и пошел дальше в глубь пещеры. Вскоре тоннель расширился, и передо мной открылась церковь. Она освещалась только неугасимой лампадой, горящей перед дарохранительницей, и свечами.

    Монахи молились, стоя на молитвенных скамейках для коленопреклонения, в грубом, темном монашеском облачении. Их лица не были видны из-под опущенных капюшонов. Я стоял в сумраке тоннеля и разглядывал церковь, стараясь найти того монаха, о котором шла речь в манускрипте. Вдоль стен необычного храма, между кабинками для исповедования, стояли скульптуры святых. Среди них мое внимание привлекла статуя коленопреклоненного монаха. Он в молитвенном упоении поднял руки и устремил  вверх свой взгляд. Его лицо, обращенное к Создателю, выражало высшую степень обоготворения. 

 Я вернулся к Тибо. Нужно дождаться окончания службы и тогда осмотреть скульптуру монаха. Вдруг со стороны входа послышались чьи-то шаги. В тоннель вошел человек. Тяжело дыша и пыхтя от напряжения, он тащил большую корзину, неспешно продвигаясь по коридору. Возможно, это крестьянин принес провизию монахам. Заметить нас он пока не мог: его глаза еще не привыкли к сумраку. Переглянувшись, мы, недолго думая, вскарабкались по стене и повисли на потолке над не заметившим нас крестьянином. Он прошел, шепча благодарственные молитвы за удачный подъем по узкой крутой тропе.

   Служба окончилась, и монахи, встав с коленей, молча, со сложенными руками и склоненными головами, со скрытыми под капюшонами лицами, степенно покинули пределы церкви.  Мы вошли, смочив у входа пальцы в чаше со святой водой, и на секунду преклонили колено у алтаря. Затем стали осматривать скульптуру монаха.

   Но ничего ценного, как и говорил д’Антре, не нашли. С рук монаха свисали четки, вырезанные из того же, что и он сам, дерева. Я потрогал их: они были прочно закреплены в его ладонях.

   - Шевалье был прав, у него ничего нет. Нужно поискать в другом месте. Может, здесь есть еще монах и он находится в других помещениях монастыря, – едва слышно шепнул я Тибальду и пошел вдоль стен церкви, внимательно рассматривая ее убранство.

   Тибальд все еще возился у скульптуры. Вдруг раздался щелчок. Тибо вскрикнул. Я обернулся – он держал в руках четки.

   - Тибо, ты с ума сошел! Что ты делаешь? Повесь обратно! – прошипел я ему.

   Но в этот момент кисть монаха повернулась, и в деревянных складках сутаны показался крохотный тайник, в котором лежал перстень. Мы переглянулись.

   - Иногда, чтобы что-то найти, нужно что-нибудь сломать, – глубокомысленно изрек Тибальд.

  Взяв перстень и повернув руку скульптуры, Тибо повесил четки на место, прочно вставив бусины в пазы на ладонях. В это время послышались шаги и тихий говор – в церковь кто-то шел. Мы вскарабкались на потолок и спрятались за колонной. В предел церкви вошел священник с крестьянином. Они прошли к кабинке для исповедей.

   - Ты не ошибся, Люка? Это точно был вампир? Ты же знаешь, как это важно. Наш орден создан для борьбы с этим исчадием сатаны. Но мы не можем покидать  пределы монастыря просто так, по пустякам.

   - Точно, точно, святой отец. Мой сын сам видел этого горного козла – в нем не осталось ни капли крови – пуст, как мой карман, преподобный отче. И рана на шее – точно вампир!

  - Ну, хорошо, мой друг, войдем, – и священник указал на кабинку для исповедей. Они скрылись в ее темной глубине, а мы поспешно выбрались из церкви.

   - Если хочешь что-то спрятать – прячь в самом опасном месте, – прошептал я, перефразировав слова шевалье.

  - Простите. Не понял, – переспросил Тибальд.

  - Неважно. Главное мы нашли то, зачем пришли. Дай мне перстень. 

   Тибальд протянул ладонь – на ней лежал старинный золотой перстень-печатка.

   Я взял его, и мы, склонившись, стали рассматривать загадочную реликвию. На печатке перстня был изображен дракон, приготовившийся к нападению. Его глаза горели кровавым блеском граната. Камни имели вид  удлиненных капель и придавали восточный облик дракону. По всей поверхности массивного перстня выведены короткие надписи на нескольких, неизвестных мне языках и латыни, какие-то иероглифы и символы. 

  - Этот дракон очень похож на дракона на вашем гербе! – воскликнул Тибальд. –  Господин Мишель, вы понимаете, что там написано?

   - На латыни написано: «Повинуйся», а остальных языков и символов я не знаю. 

   - Как там было написано в манускрипте? «То пропуском дальше послужит тебе, куда бы ты ни пошел»? Все ясно – тот, кто владеет этим перстнем, может делать все, что захочет. Он главный! Так что, господин Мишель, вы теперь вроде того, как это, за главного среди вампиров! 

 - В тексте же не было написано, что все должны повиноваться владельцу перстня, там написано, что это только пропуск, так, что не болтай глупости, Тибальд. Но, может, это тот самый перстень, с которым приходил странный посланник к отцу Лорда. Помнишь, я рассказывал тебе? Если это так, то, может, и монах с камнем-слезой тоже где-то рядом?

  - Не знаю, в манускрипте сказано, что человек не способен найти тайную обитель монаха, а здесь полно людей. По-моему это не то, что нам надо.

   -  Да, верно. Я думаю, что нам нужно убираться отсюда поскорей, пока на нас не началась охота. Ты слышал, что сказал священник? Никогда бы не подумал, что существует орден, который уничтожает вампиров –  наверное, слишком много нас развелось.

   - Вы правы, ваша милость, не нравится мне все это. Если так дальше пойдет, то скоро и охотиться негде будет.

   Мы вернулись в Париж теплым сентябрьским вечером. Тьери и Эмили, на которых была  оставлена гостиница, хлопотали, обслуживая постояльцев и посетителей кабачка.

  - Господин Мишель, у вашего брата Рауля крупные неприятности, – сказал Тьери после приветствий.

  - Какие неприятности, и откуда ты знаешь о них? – спросил я встревоженно, – он заболел?

   - Марсель, управляющий вашего брата, когда бывает в Париже, останавливается в нашей гостинице. Сегодня он обедал у нас со своим другом и рассказывал ему о проблемах  мессира Рауля. Господин Рауль попал в неприятную историю, и ему грозит полное разорение, если через месяц не погасит долг. Он взял деньги под строительство  особняка в Париже, но у него что-то не заладилось, и господин Рауль просрочил платеж. Теперь ваш брат должен ростовщику большие деньги.

  - Тибальд, нам срочно надо отправляться за сокровищами Тьёдвальда. Я давно собирался сделать это, теперь придется поторопиться. Нельзя позволить кому бы то ни было опозорить род де Морелей. Я помню описание того места, где находится затонувшая шхуна, – воскликнул я, взволнованный этим известием. – Тьери, нужно на время распустить команду «Дианы». Мы выйдем в море одни.

 Я в сильном волнении вышагивал по тесной комнате. Может, мне следует  пробраться в дом Рауля и самому разузнать, в чем дело? Это будет легко сделать: прочитав мысли брата, я все узнаю из первых рук.

  - Я скоро вернусь, будьте готовы, мы отправимся в море завтра вечером, – сказал я и направился к выходу.

  - Куда вы собрались, господин Мишель, позвольте спросить? – проворчал Тибо и встал у дверей, загораживая мне выход.

  - Тибо, сейчас не время препираться. Мне нужно повидать Рауля. Я сам должен выяснить, что произошло.

  - Я согласен. И поэтому иду с вами.

   Мне не хотелось спорить и я, пожав плечами, вышел из гостиницы. Нам понадобилось немного времени, чтобы добраться до дома Рауля, который находился в предместье Версаля. В окнах горел свет – еще не поздно и никто не спал. Мы вскарабкались по стене и прильнули к окну библиотеки. Рауль сидел у камина, напротив него, пристроившись на краешке стула, сидел пожилой, плотного телосложения человек.

  - Господин Рауль, войдите в мое положение, – голос старика был грубым и хриплым, – в этот раз нам не удалось привести и трети от заявленного груза. Мне нечем платить матросам. На шхуне начинаются недовольные разговоры. Если так пойдет и дальше, мы потеряем экипаж. Вы забрали все деньги, и нам не на что закупить товар. Ростовщики пронюхали про ваше бедственное положение и не хотят рисковать.

  - В таком случае, Сезар, мне придется продать корабли, – сказал Рауль. Он был сильно расстроен. Его мысли  метались в поисках выхода из сложившихся обстоятельств. Я ясно видел, что Рауль не знал, как выйти из этого тупика. Его финансовые дела и в самом деле были плохи. Он еще пытался как-то скрывать это от всех, но наступал момент, когда крах был неизбежен.

   В эту минуту в библиотеку вошел слуга и доложил о прибытии господина Мендеса, – парижского ростовщика, известного своей хваткой и неуступчивостью. Какой дьявол дернул Рауля связаться с ним?

  - Можете идти, Сезар, я дам вам знать, когда вы мне понадобитесь, – отпустил он моряка и встал навстречу Мендесу. 

  Ростовщик вошел неторопливой, уверенной походкой. Было видно, что он ни разу здесь не был. В своих мыслях, он прикидывал, сколько можно заполучить за этот дом. Мендес был в курсе всех финансовых дел Рауля, он доподлинно знал, какие у него трудности и как можно этим воспользоваться.

   - Месье Мендес, чем обязан вашему визиту? – спросил Рауль, удивленный поздним посещением такого важного гостя. Он уже трепетал от одной только мысли, что каким-то образом ему придется иметь дело с таким денежным воротилой. Мендес лично посещал клиентов только в том случае, когда дела последнего были в весьма плачевном состоянии. И почти всегда за этим посещением имущество должника шло с молотка.

  - Господин де Морель, прошу прощения за столь поздний визит, но ваше дело столь щекотливо, что я прежде всего думал о вашей репутации. Узнай в обществе о моем визите, … я думаю, вы сами догадываетесь, чем это грозит. Поэтому хочу сразу сообщить вам, что мною выкуплены все ваши векселя и закладные расписки. Вследствие этого вы обязаны выплатить всю сумму займа не позднее, чем через две недели, начиная с завтрашнего дня.

  - Но, господин Мендес, это невозможно! Как я могу выплатить вам все деньги через две недели, когда сроки, оговоренные мною с моими прежними кредиторами, еще не прошли. Я только дважды просрочил платеж. А займы были оформлены на два года.

   - Ничем помочь не могу, у ваших кредиторов дела пошли плохо. И им пришлось продать ваши ценные бумаги. Знаете, как в наше время сложно вести финансовые дела, когда половина заемщиков старается оттянуть сроки выплат. Ох, поверьте мне, месье де Морель, очень нелегко нам приходится. Мы вынуждены идти на крайние меры, чтобы уберечь себя от разорения. Советую вам найти возможность и расплатиться по закладным распискам вовремя. Всего хорошего, месье де Морель. Не смею вас больше беспокоить, – с этими словами ростовщик раскланялся и вышел.

   Рауль остался стоять, как оглушенный. Ему было трудно собрать даже ту часть денег, которую он задолжал по текущим выплатам, не говоря уже обо всей сумме. Он, ухватившись за голову, беспомощно сел на стул и, застонав, стал раскачиваться из стороны в сторону, не зная, что предпринять. В его голове проносились размышления, что он за такой малый срок не успеет даже распродать то немногое, что у него осталось.

   Я читал его отчаянные мысли и не мог понять, как получилось, что Рауль, всегда такой рассудительный и осторожный, мог так запустить свои денежные дела. Нужно срочно выручать брата, пока он не натворил чего-нибудь, о чем потом будет жалеть. 

  - Вам не кажется это странным, господин Мишель? – пробормотал Тибальд, – уж очень как-то сразу, внезапно все произошло.

  - Не понимаю, что ты имеешь в виду, Тибо.

  - Посудите сами, господин Рауль до этого времени прекрасно распоряжался своими делами, ничто не предвещало краха. Уж поверьте мне, я его хорошо знаю, он не стал бы рисковать и залезать в долги, предварительно все хорошенько не взвесив. Нет, здесь явно что-то не так. Вы присмотрите за братом, монсеньор, а я послушаю, о чем думает этот Мендес,  – прошептал Тибальд и скрылся за углом дома.

   Я снова прильнул к окну. Рауль все так же сидел и раскачивался на стуле. Он лихорадочно искал выход. Обратиться за помощью к отцу он не смел, так как считал позором для себя признаться в разорении. Никто из нашего рода за всю свою многовековую историю не попадал в такое положение, и это было бы для брата страшным унижением. Но в его раздумьях не было мыслей о самоубийстве или чего-то подобного. Это меня успокоило. У нас еще есть время. Через несколько дней я смогу помочь Раулю и все наладится. Я спустился на землю и стал ждать Тибальда.

   - Я же говорил, что все неспроста! – воскликнул Тибо, появившись из-за угла через час.

   - Почему так долго, где ты был? Я уже начал волноваться, – спросил я раздраженно, – выкладывай, в чем дело.

   - Этот Мендес действует по чьему-то поручению. Он сейчас отправил кому-то отчет о визите к господину Раулю. Имени в записке он не назвал. Я проследил за посыльным, но тот никуда не пошел, а остался в своей комнате. И это тоже странно, потому что Мендес велел передать записку сегодня же. 

   - Я полагаю, что нам надо побывать у дома этого посыльного. Как ты думаешь, Тибо? Все это действительно странно.

   Мы пробрались к дому, в котором жил посыльный, подкрались к окну и заглянули внутрь. Он стоял у своей постели и, раздеваясь, размышлял о том странном человеке, которому он только что передал отчет Мендеса. Человек, пришедший за отчетом, почему-то пугал его.

   - Вот дьявол, опоздали! – проворчал Тибальд, – как мы теперь узнаем, чьих это рук дело?

   - Сейчас главное помочь Раулю, все остальное – потом.

                                                                                                  


Глава 14

     Скандинавские фьорды. Красота здешних мест завораживает. Большие и маленькие островки. Скалы, покрытые кустарником и лесом. Вода в проливах сине-зеленая и прозрачная. Тихо. Тишину едва слышно нарушает возня олушей и чаек, расположившихся на ночь на уступах отвесных скал. Луны не было, черное ночное небо то и дело прочерчивали светлые полосы падающих звезд.

   Наш корабль медленно двигался вдоль изрезанных берегов. Я искал приметы, описанные Тьедвальдом: высокую островерхую скалу, стоящую поодаль от островков, небольшой группой сгрудившихся в одном месте.  Подводные скалы, шхеры, представляли большую опасность кораблю, рискнувшему в шторм приблизиться к этим местам. От удара об них когда-то и затонула шхуна с сокровищами. 

   Тьери стоял на капитанском мостике и думал об Эмили. Вообще-то он все время думал о ней, улетая в своих мечтах в заоблачные дали любви. Его мысли не были невинно-трогательными, такими, какими они бывают в юности. Он мечтал о ней, как только может мечтать о женщине влюбленный мужчина. Я видел, какими мучительными сомнениями он терзался. Боязнь быть отвергнутым останавливала его. Гордый от природы, он не отваживался сделать решительный шаг и, ослепленный своей гордостью, не видел ее любви. Глупец, теряющий время, не умеющий оценить то счастье, которым наделила его судьба.

  - Не знаю, что и делать с ними. Может сказать ему? – проворчал Тибо, подойдя ко мне и опершись на леер.

  - Он сам должен сделать шаг ей навстречу. Иначе все теряет смысл. Господь за наше неверие в счастье наказывает нас любовью, но когда мы принимаем его, то награда  бывает безмерна.   

  - А вы? В чем ваша вина, раз наказание так непомерно?

  - Кто знает, может он знал, кем я стану. И моя вина в том, что посмел полюбить ангела. Вот Он и наказал непроходящей любовью, разлукой и мучительной тоской, – я замолчал надолго, вспоминая молитву Дианы. Затем прошептал: «Чудовище и Ангел».

    Только на рассвете я увидел приметную скалу, у которой сгрудилось несколько крошечных островков. Минут через пять, убрав паруса, бросил якорь. Тьери спал, Тибо был в каюте, я не стал их тревожить и, раздевшись, бросился в море. Вода была прозрачна настолько, что я видел даже мелкие камешки на дне. Подплыв к скале, у ее основания, среди острых камней, я увидел остов старинного корабля, почти полностью занесенный песком. Если здесь и были сокровища, то они уже давно занесены песком и разыскать их будет почти невозможно. Опустившись на дно и цепляясь за камни, я пошел вдоль скалы, стараясь понять, где находилась корма погибшего корабля. Обогнув очередной огромный валун, я увидел в скале нечто, похожее на нишу, сооруженную из  обломков скалы, в ней стояли три больших, обитых металлом, сундука!

 Вынырнув на поверхность, я увидел Тибальда, он, перегнувшись через леер, высматривал меня под водой.

 - Помоги поднять сундуки на борт, – попросил я его.

 Достав из воды, мы открыли сундуки. Перед нашим взором предстали невероятные сокровища: груды старинных монет, драгоценных камней и украшения необычайной красоты.

 - Теперь господину Раулю не о чем беспокоиться, – прошептал Тьери, он только что вышел на палубу и с восхищением рассматривал содержимое сундуков, – можно отправляться к ростовщику.


***


    Я вошел в богато обставленный кабинет Мендеса. Слуга, проводивший меня, поклонился и вышел. Ростовщик сидел за большим массивным столом. Он с интересом оглядел меня, размышляя,  что понадобилось от него столь молодому посетителю. Разумеется, своего настоящего имени я ему не назвал, и он гадал, знатен ли я, и можно ли, не рискуя, ссудить меня деньгами. По другому поводу к нему ходили редко.

   - Чем могу быть полезен, господин де Реньи? Прошу садиться, – Мендес указал на стул, стоящий у его стола.

   - Благодарю. У меня к вам весьма выгодное для вас дело, господин Мендес, – я сел на предложенный стул подчеркнуто небрежно. Мне хотелось, чтобы он видел, что перед ним не проситель, а выгодный клиент.

   - Вот как? И что же может мне предложить столь юный господин?

   - Дело в том, что я осведомлен о вашем не давнем визите к господину Раулю де Морелю. Зная вашу репутацию, рискну предположить, что дела моего друга идут не совсем удачно. Некогда господин Рауль помог мне, выручив из весьма затруднительного положения, теперь я хочу помочь ему. Но мне бы хотелось, чтобы это осталось в тайне. Вы понимаете меня, господин Мендес?

   - Боюсь, молодой господин не совсем понимает, о каких трудностях идет речь, – Мендес откинулся на спинку стула и, сложив руки на своем объемном животе, рассматривал меня с явным интересом. Он представил, как я был бы смущен, назови он сейчас сумму задолженности моего брата.  А она была очень значительной – почти восемьсот тысяч ливров.

   - Не могу с вами согласиться. Мне не важно, о какой сумме идет речь, я хотел бы выкупить все долговые бумаги де Мореля.

   - Вы готовы выложить почти миллион ливров за бумаги де Мореля?! – Мендес широко улыбнулся, предвкушая мое замешательство.

   - Несомненно. Но при условии, что вы сохраните мой визит в тайне и забудете о моем посещении, как только я выйду в эту дверь.

   Мендес не перестал улыбаться, но мысленно выругался. Он думал о том, что из его рук уплывает хороший куш, ведь он должен передать бумаги Рауля таинственному посетителю, давшему поручение разорить брата. Он боролся с соблазном послать к черту первого клиента и отдать бумаги мне. То, что я, не задумываясь, согласился выплатить сильно преувеличенную сумму, соблазняло его, но он боялся странного заказчика. Жадность и осторожность боролись в нем, совершенно не отражаясь на его все еще улыбающемся лице – он превосходно владел собой. Если бы я не умел читать мысли, то ни за что не разгадал бы его терзаний.

   - Я могу выплатить всю сумму незамедлительно, золотом, – я продолжил  соблазнять Мендеса.

   - Золотом? Вы, простите, парижанин? – Мендес лихорадочно пытался вспомнить богатый род с фамилией де Реньи.

   - Это не важно, главное, что я ни разу не прибегал к услугам ростовщиков. Мои дела идут хорошо, и я могу себе позволить помогать своим друзьям.

    - О, разумеется, разумеется, простите за любопытство. Я могу немного подумать о вашем предложении? Скажем до вечера.

   - Нет, ответ мне нужен немедленно. Иначе мне придется предпринять иной способ помочь де Морелю, – я смотрел на Мендеса, он лихорадочно искал возможность не упустить выгодную сделку. Мой пристальный взгляд пугал его. Он неосознанно старался не смотреть мне в глаза.

  - Господин Мендес, – проговорил я тихо. Он поднял на меня свой взгляд, наши глаза встретились, – мне нужно, чтобы вы рассказали о таинственном посетителе, нанявшем вас. Расскажите мне о нем. 

   Взгляд Мендеса затуманился, он безвольно опустил руки и пробормотал:

    - Я не могу. Мне запретили помнить об этом. Меня накажут, если я проговорюсь.

   - Я снимаю с вас этот запрет. Вы должны мне все рассказать, я ваш друг, вам ничего не грозит. Кто он?

   Мендес молчал, но в его мыслях появились воспоминания  о том дне, когда к нему в этот кабинет вошел странный посетитель.

   - Вы господин Мендес? – спросил от порога человек, закутанный в темный плащ, его лицо было скрыто под капюшоном и маской.

   - Да. Чем могу служить? – ответил ростовщик и поднялся со своего места навстречу клиенту, – прошу вас, – он указал на тот стул, на котором теперь сидел я. К нему часто приходили люди с масками на лице, это было в порядке вещей – многие старались скрыть свои темные дела.

    Человек, стоящий у порога, не сдвинулся с места. Он молча смотрел на Мендеса. Ростовщик медленно опустился на свое место, в его голове зазвучал голос, приказывающий найти кредиторов Рауля де Мореля, предложив хорошие деньги перекупить его бумаги и сделать все, чтобы Рауль был разорен в ближайшие несколько недель.

   - Вы все поняли? – спросил таинственный гость.

   - Да, – голос Мендеса звучал тихо и безвольно.

   - Вы никому и никогда не расскажете о моём посещении, иначе вас ждет … боль!

    После этих слов голова Мендеса словно взорвалась от невыносимой боли! Он вскрикнул, схватившись за нее не в силах перенести невыразимую муку. Боль длилась мгновение и отступила. Мендес без сил рухнул на стул. Он тяжело дышал, все еще держась за голову, словно боялся, что, если отвести от нее руки, она опять взорвется от жуткой боли.

   - Вы доложите о ходе нашего дела через своего поверенного, посылайте через него отчеты. Это на расходы, –клиент бросил на стол увесистый кошель, повернулся и вышел прочь.

   - Хорошо, господин Мендес, я не стану настаивать, если вы не хотите рассказывать о деле моего друга. Забудьте о моей просьбе, вы ничего не говорили и вам нечего бояться. Вы проснетесь через пять минут, и не будете помнить о том, что я был у вас. Я никогда к вам не приходил! Вы не знаете и никогда не слышали имя де Реньи! – я поднялся со своего стула. Мендес сидел уставившись перед собой невидящим взглядом.  Я  вышел из кабинета ростовщика, прикрыв за собой дверь.  Слуга, сидевший у двери кабинета, встал мне навстречу, чтобы проводить к выходу. Я положил руки ему на плечи и, заглянув в глаза, приказал забыть о моем приходе, затем, усадив на стул, вышел на улицу.

  - Что же, получается, значит, вокруг нас действуют какие-то таинственные люди, а мы о них ничего не знаем?! – воскликнул Тьери, когда я рассказал им с Тибо о результатах своего посещения.

   - И действуют очень давно. Мур перевоплотила меня по велению людей в капюшонах и масках, кто-то убил Жаклин, теперь им зачем-то понадобилось разорить Рауля. Мне думается, что все это связано каким-то образом с Тьёдвальдом и его поручением, гори оно в огне!

  - Но вы не забрали векселя у Мендеса, как же теперь помочь господину Раулю? – спросил Тибо.

  - Я не хочу, чтобы эти люди знали, что я был у него. Мы поступим по-другому: отправим Раулю золото через посланника от Тьёдвальда. Позаимствуем у Лорда его идею, только на этот раз это будет посланник с добрыми вестями, – ответил я  Тибальду. – Тьёдвальд знал, что рано или поздно кто-то найдет его убежище под замком, поэтому он оставил чертеж подземелья в сундуке с документами, который мог прочесть только человек с необычными способностями. Он сам оставил золото в таком месте, откуда его мог достать только такой, как я или он сам.

  - Вы думаете, Тьёдвальд был вампиром? – спросил Тьери.

   - Я не знаю, возможно, но может, он был таким как те, другие люди, о которых мне рассказывала Мур. Они не похожи на вампиров ни запахом, ни поведением. И я не нашел в записях Лорда никаких свидетельств того, чтобы у вампиров были дети, а у Тьёдвальда, как мы знаем, было потомство. Карлик сам мечтал вывести такое потомство, сведя человека и вампира, для этого ему понадобились я и Орианна. Ему нужна была и Николь, но, к счастью, Брукс поспешил и не стал красть ее. Лорд хотел проверить может ли вампир иметь потомство, потому что до него никто  этого не делал. Вампиры, как правило, не оставляют свои жертвы в живых. Жаклин должна была рассказать мне все о Тьёдвальде в свой последний день, но не успела – ее заставили замолчать. Кому-то не дает покоя мое существование. Только я не пойму, почему они не попытались просто убить меня, зачем усложнять себе жизнь, портя мою? И при чем здесь Рауль, если им нужен я? Вот почему я собираюсь встретиться с этим человеком и узнать все.

  - Правильно, дождемся его у господина Мендеса и припрем к стенке! – вскричал возбужденно Тьери.

  - Припрем, припрем. Только не так это просто. Эти люди не юнцы из школы гардемаринов! Они знают, чего хотят. И воины, наверное, не слабые, а нас только двое, да слабый человек, – Тибальд угрюмо почесал затылок,– тут крепко подумать надо.

  - Слабый! Человек! – Тьери возмущенно вскочил на ноги и забегал по комнате, – Орианна помогала вам, господин Мишель, а она девушка! Я не хуже. Может, физически я и уступаю вашей силе, но уж не глупей ее!  

 - Успокойся, Тьери, сядь, – я встал и положил руку на плечо Тьери, – я очень ценю твою преданность, поверь. И чтобы у тебя не осталось  сомнений, ты и будешь тем посланником, который отвезет Раулю золото. Он не видел тебя, поэтому узнать не сможет, и нам не придется привлекать никого из посторонних.

   Вечером следующего дня мы с Тибо проводили нанятый для Тьери экипаж к дому Рауля, которого через посыльного заранее  уведомили о визите Тьери. Брат ждал в своем кабинете и гадал, какое еще несчастье свалилось на его голову, не ожидая ничего хорошего от посещения незнакомца. Тьери, одетый в дорогой дорожный костюм, вышел из экипажа и приказал слуге отнести тяжелый сундук в кабинет хозяина.

   Не желая пропустить волнующего зрелища, мы с Тибо бесшумно пробрались в кабинет Рауля через открытое окно и спрятались за тяжелыми занавесями. Рауль, измученный бессонными ночами и в самом дурном расположении духа, сидел за своим столом. Он устало опустил голову, опершись ею на руку. Брат был бледен и худ. Некогда энергичный и жизнерадостный, теперь он был похож на состарившегося больного человека.

  - Господин Тьери Люсиан Ривьер, – доложил  лакей и посторонился. В кабинет вошел Тьери, за ним двое слуг внесли тяжелый сундук.

  - Чем могу быть полезен? – спросил вставший ему навстречу Рауль.

   - Я имею честь говорить с господином Раулем Андре Лежером де Морелем, сыном маркиза Антуана Жермена Себастьяна де Мореля, прямого наследника Тьёдвальда Темного?

   - Да, это я, – ответил Рауль, непонимающе переводя взгляд с Тьери на сундук и обратно. Он был растерян столь пышным вступлением гостя, его сердце взволнованно стучало.

  - Я пришел к вам с тем, чтобы передать долю сокровищ вашего предка. В его завещании было указано, что эта доля должна быть передана старшему сыну владельца замка, ныне проживающего в нем. Вот эти сокровища. Прошу вас принять их, – Тьери указал на сундук.

  Рауль, ничего не понимая, смотрел на сундук, мысли путались в его голове. Он недоверчиво и осторожно сделал шаг из-за стола.

  - Вы говорите, что эти сокровища мои? Но, как? Откуда вы их взяли, ведь мы не нашли ларец Тьёдвальда? Как вы их отыскали?

  - Только бы ничего не напутал, –  шепотом, слышным только мне, проворчал Тибо. Мы не могли предвидеть, что Рауль свяжет эти сокровища с давним посещением Брукса.

  - Простите, но я ничего не знаю о ларце. Мое дело доставить вам сундук, мне поручили это дело – я его выполнил. Разрешите мне удалиться, господин де Морель. Я спешу, мой корабль отходит через несколько часов, и я боюсь опоздать.

  - Да, да, конечно. Не смею задерживать, но всего два слова, месье Ривьер, один вопрос: чье поручение вы выполняли?

  - Не могу сказать, так как сам не знаю, монсеньор. Мне хорошо заплатили, чтобы я не задавал лишних вопросов, тем более,что поручение не несет в себе зла. Поэтому я и согласился, не каждый день приходится сообщать людям, что они баснословно богаты! Всего доброго, – Тьери поклонился и поспешно вышел из кабинета.

    Как только Тьери вышел, Рауль склонился над сундуком. Он провел рукой по его крышке, осматривая со всех сторон, обошел вокруг, подергал за висевший замок. Он боялся поверить в чудо, произошедшее в этой комнате. В его голове,  сменяя друг друга, проносились картины того, как он сможет распорядиться сокровищами, так необычно и, главное,  вовремя попавшими к нему. К своему удовольствию, я отметил, что они не вскружили голову Раулю. Он только был несказанно рад тому, что его неприятностям пришел конец.

    Рауль достал ключ из кожаного мешочка, висевшего на ручке сундука, и открыл его. В сундуке лежало золото в тонких коротких слитках. Рядом со слитками лежала шкатулка с изысканными украшениями из золота, серебра и драгоценных камней. Рауль рассматривал их, разложив на столе. Он отложил несколько вещиц, решив подарить их на рождество матери и сестрам. Потом достал несколько слитков и отодвинул их сторону, чтобы передать отцу. Я был рад, что Рауль остался именно таким, каким я его знал: добрым и любящим сыном.   

  Вызвав лакея, Рауль приказал заложить экипаж. Он решил, не откладывая, отправиться к ростовщику, чтобы тотчас расплатиться с ним. Мы с Тибальдом выскользнули из окна и остановились за углом дома, где среди пышно разросшихся кустов жасмина, нас ждал Тьери.

   - Ну что, как у меня получилось? – спросил он Тибальда.

   - Молодец! Все сделал правильно. Господин Рауль отправляется к Мендесу, чтобы выкупить закладные, мы проводим его на всякий случай, а ты отправляйся домой и жди нас там.

  Когда слуга доложил Мендесу о прибытии Рауля, тот скривился, как от зубной боли. У него было скверное настроение: несколько весьма прибыльных дел сорвалось самым непредвиденным образом, и Мендесу не хотелось слушать просьбы Рауля об отсрочке платежа. К тому же сегодня был срок отчета для грозного посетителя, и это тоже не способствовало улучшению настроения.

  - Рауль вошел в кабинет и, слегка поклонившись в приветствии, сказал:

    - Я хотел бы, господин Мендес, выкупить свои бумаги. Вот сумма моего долга в золоте.  Прошу вас, – Рауль положил на стол несколько золотых слитков.

    Мендес вскочил со стула.

 - Как вам это удалось? – воскликнул он, – я проверял: вам неоткуда было взять деньги! – он в ужасе замолчал, поняв, что сказал лишнее. 

   - Вот как? Значит, вы ошибались, господин Мендес, – Рауль улыбнулся. Он наслаждался видом испуганного ростовщика, – не скрою: мне доставляет неописуемую радость разочаровать вас, месье. Надеюсь, что больше ни при каких обстоятельствах нам не придется встречаться. Прошу вас – мои бумаги!

   - Да, да, одну минуту, – Мендес поспешно вышел из-за стола и прошел к секретеру. Отперев его, он достал объемную кипу бумаг, – вот, здесь все, можете проверить. Вы разрешите? – он протянул руку к золоту.

   Рауль кивнул молча и, взяв бумаги, стал просматривать их.

  - Надо же, господин Мендес, вы действительно ничего не упустили. Как вам удалось собрать все, до самых незначительных сумм? Впрочем, теперь это не важно, – Рауль сложил бумаги, – надеюсь, мы с вами в расчете?

  - Да, разумеется. Золото высшего качества. Приятно было иметь с вами дело, господин де Морель, – Мендес изобразил на своем лице любезную улыбку, – смею надеяться, что вы на меня не в обиде.

   Рауль, не отвечая, поклонился и вышел. Он был в восторге от сегодняшнего вечера. Остановившись на пороге дома ростовщика и вдохнув с наслаждением вечерний воздух, он отправился домой с самыми радужными мечтами.

   Мы с Тибальдом посмотрели друг на друга и улыбнулись. Мы тоже были счастливы.

    Расположившись вблизи дома Мендеса, мы с Тибо ждали прихода посыльного от незнакомца. Когда часы на башне пробили полночь, в конце улицы показалась высокая фигура, закутанная в плащ с капюшоном. Он шел, не спеша, его мыслей не было слышно. Но какой-то непонятной силой повяло от него. Проходя мимо нас, он на мгновение остановился, потянул носом воздух, принюхиваясь, однако посмотрев по сторонам, успокоился и вошел в дом через незапертые двери.

   - Вампир! Но какой-то странный. Вы заметили? – прошептал Тибо.

   - Да. Нам непременно нужно с ним поговорить. Думаю, он сможет ответить на многие вопросы.

   Через короткий срок вампир вышел из дверей и направился вдоль дороги. Мы поспешили за ним.

   - Простите, месье, – окликнул его Тибо.

   Вампир медленно обернулся. Его лица не было видно, но сила, неведомая до сих пор, остановила нас на полпути. В одно мгновение он взметнулся и с неимоверной скоростью скрылся из виду. Мы остались стоять посреди улицы, ошеломленные и растерянные.

   - Ничего себе скорость! Да мы просто улитки по сравнению с ним! – Тибо почесал в затылке, – не хотел бы я встретиться с ним один на один. 

   - Если он противник, а я думаю что это так, нам будет нелегко с ним справиться. Не хочется, но нам, по-видимому, придется встретиться с моим родственником. Андре могущественный маг, и опыт у него немалый. Нам нужен сильный союзник, Тибо.

   - В таком случае нам опять понадобится «Диана» и Тьери. Когда отправляемся?

  - Завтра же.

 Несколько дней мы ходили вдоль берегов Средиземного моря, выискивая тайную пещеру Андре.

    Я в очередной раз нырнул в глубину. Уже несколько часов мы кружили на одном месте, ища вход в пещеру Андре. Цепляясь за камни, я плыл между скалами. Вдруг за очередным поворотом я увидел Андре, точнее то, что от него осталось. Его обугленные останки без головы качались, привязанные к камням перед входом в пещеру. Я в ужасе вынырнул из воды.

   - Что там такое, монсеньор? – спросил встревожено Тибальд, перегнувшись через борт.

   - Андре, он убит, – прохрипел я, – помоги мне.

   Тибальд нырнул, и мы опустились на дно. Отвязав то, что осталось от Андре, мы вплыли в узкий длинный вход. Лабиринт подводного тоннеля тянулся бесконечно. Проплыв больше ста тридцати метров по узким проходам, мы попали в пещеру, которая имела очень странный и загадочный вид: каменные выступы и низкий свод, гулкое эхо разносилось под ним, отражаясь от стен. Мы с интересом разглядывали необычное жилище Андре. На стенах пещеры были видны какие-то странные рисунки, сначала я подумал, что Андре вывел на них защитные магические знаки, но оказалось, что это были  красочные изображения  бизонов, горных козлов и лошадей. Мы в изумлении замерли, рассматривая роспись.

    Как сюда попали люди, нарисовавшие этих животных? То, что это сделал не Андре, было очевидным. Поистине, нет предела тайне бытия.

   Потолок пещеры то опускался низко, то поднимался вверх, образуя красивый шатер. Со свода опускались каменные колонны причудливых форм. Обследуя пещеру, мы нашли в ее глубине узкий шурф, заполненный водой. Я подумал, что Андре, возможно, спрятал свое жилье так же, как это сделал Тьедвальд, скрыв вход под водой природного колодца. Но внизу ничего не было, только глубокий природный колодец, заполненный морской водой. Над ним вверх поднимался лабиринт из  длинных переходов и пещер. Обыскав их, мы нашли едва заметный вход в круглое помещение. В нем и было жилье Андре. Небольшое, но вполне уютное, оно было прибежищем отшельника и его рабочим местом. Здесь он хранил свои секреты. Здесь жил и мечтал, здесь ему суждено остаться навсегда. Мы положили тело Андре на каменный стол, накрыв его тканью. Завалили вход в пещеру самым тщательным образом, скрыв все признаки ее существования.

  - Что же, теперь понадобится вся наша сноровка, смекалка и смелость. Кто бы ни был тот, кто противостоит нам, он очень силен, – проговорил Тибальд через несколько часов, расхаживая по палубе флейта,  длинный корпус которого медленно двигался вдоль берега, направляясь в порт города Онфлер.

  Я сидел на бухте каната. Все мои мысли были заняты одним: смертью Андре! Только вампир мог выследить и убить его. Андре был сильным магом, нелегко справиться с ним, и то, что он был привязан у входа в лабиринт, указывало, что кто-то следил за нами. Он знал, что я отправился на встречу с Андре. Это было посланием для меня. Я был в этом уверен. Тревога, охватившая меня несколько дней назад после необычной встречи у дома Мендеса, сжимала сердце в тяжелом предчувствии.

   - Господин Мишель, мне нужно вам сказать, что … – Тьери, подошедший ко мне, не успел закончить фразы.

   - Мишель! Берегись! – возглас Тибальда вывел меня из задумчивости. Я вскочил на ноги. Рядом со мной промелькнула тень. Тьери, стоя рядом, качнулся, прикрывая меня собой. Одну долгую секунду я видел жуткий взгляд темно-красных глаз,  а затем нападавший исчез, словно растворился. Тьери упал, из страшной раны на его груди хлестала кровь, но через мгновение она стала сворачиваться и рана, перестав кровоточить, затянулась розовой пленкой. Тибальд в ужасе посмотрел на меня. Мы стояли возле Тьери на коленях, поддерживая его голову. Такого никто не ожидал! Тело Тьери отвердело, словно замороженное. Его взгляд остекленел. Мы знали, что это значит.

  Я вскочил на ноги. Озираясь вокруг, я искал того, кто это сделал. Из моей груди рвался крик отчаяния и ярости.

  - Выходи, куда ты подевался! Нападаешь из-за спины! Трус! Давай, покажи свою мерзкую морду! – орал я не переставая, стараясь криком вырвать из груди боль от случившегося. Опять я стал причиной несчастья. Опять из-за меня пострадал человек! Я в бешенстве носился по мачтам. Рвал толстые канаты, лежащие на палубе. Я не мог успокоиться, зная, что мне придется смотреть в глаза Эмили. И что я ей скажу? Извини, так получилось. Я не смог сберечь твоего любимого.

   Тибальд замер на коленях, держа голову Тьери. Он молчал, и его молчание было хуже пытки. Лучше бы он кричал на меня или ударил, убил! Я был бы ему только благодарен.

  - Перестаньте, сударь, теперь ничего не поделаешь. Это я виноват. Я поздно заметил его, он появился внезапно, я бы не успел вас прикрыть. Тьери все правильно сделал. Он храбрец, я горжусь им.

  - Ты гордишься? Чем?! Тем, что он погиб защищая никому, даже мне не нужную, жизнь?! Зачем ты это сделал? Почему не дал мне встретиться лицом к лицу с этим чудовищем?

 - Вы еще не готовы к встрече с ним, у вас мало сил и опыта. Когда придет время, вы встретитесь.

 - Что ты несешь, Тибо? О чем ты говоришь? Он убил твоего сына! Вместо него должен был умереть я.

 - Он жив, слава Богу! Все образуется, господин Мишель. Вам сейчас нужно думать о другом.

  Я беспомощно сел на бухту каната. Тибальд своим отношением к случившемуся меня просто убивал.

  - Подумайте, монсеньор, почему он не убил нас всех? Он мог легко это сделать. Мы ему не противники. Вот о чем нужно думать. И быть готовыми к любым неожиданностям. Мне кажется, что пришла пора все оставить и вернуться в Моро Драг – вашей семье нужна защита.

  - Я не позволю тебе менять свой образ жизни. Хватит с вас жертв. Это моя семья и, значит, охранять ее я буду сам.

  - Вы забываете, что маркиз де Морель вырастил меня. Никто не заставит меня забыть его доброту, и я должен выплатить ему свой долг. Тем более, что вам не справиться в одиночку. И не чего возражать. Закончим спор. Мы отнесем Тьери в грот Тьедвальда, а за Эмили я схожу сам.

  - Что будет с гостиницей?

  - Я оставлю ее на надежных людей. Не думаю, что все это будет длиться долго. Раз он показался нам на глаза, значит, скоро мы встретимся с ним.

  Я понимал, что Тибо, бесспорно, прав в одном – одному мне не одолеть такого врага.

    Мы вернулись в наше прибежище. Оставшись с Тьери, я терзался страхом и сомнениями. Как Эмили примет такое страшное известие. В душе я был благодарен Тибальду, за решение самому сообщить ей эту скорбную новость. Я корил себя за трусость, но понимал, что был не в силах пережить вместе с нею это горе. Я ждал их прихода и боялся этой встречи.

  Наблюдая за Тьери, я удивлялся тому, что он вот уже пятый день лежал неподвижно, не приходя в себя. Помня свое превращение, я не отходил от него, готовый каждую минуту прийти на помощь. Но у него не было тех мучительных минутных прояснений сознания, которые в свое время изводили нас с Тибальдом. Это беспокоило меня.

   Тьери пришел в себя рано утром. Он огляделся. Его мысли уже не были видны для меня. Оглядываясь, он искал кого-то взглядом. Я подумал, что Тьери все забыл, как это было со мной. Но, увидев меня, он воскликнул: 

   - Вы живы! Слава Богу! А где Тибальд, с ним все в порядке? – и быстро, с удивившей меня и, похоже, его самого скоростью, поднялся на ноги. Он прошелся по пещере, прислушиваясь к своим ощущениям. Даже подпрыгнул и присел.

  - Тибо пошел за Эмили, скоро должен вернуться, – ответил я, удивленно наблюдая за ним.

   - Хорошо, теперь эта крошка не посмеет сказать, что я обыкновенный мужлан, – Тьери довольно улыбнулся своим мыслям.

    - Тьери, прости, но … ты как? Все в порядке?

  - Конечно! Со мной все хорошо и даже отлично! Господин Мишель, какая сила во всем теле! Удивляетесь моему настроению? Почему? Вы же прежде читали мои мысли. Разве вы не понимали, что для меня значило быть обыкновенным человеком, не похожим на вас с Тибо? Я боялся, что так и останусь обузой и со временем мне придется состариться и умереть, так и не выплатив вам свой долг.

  - Но Эмили, ты же любишь ее?

  - Конечно, и теперь я смогу разобраться во всем. Я пойму, чего ей хочется, и смогу достать для нее все, что она только пожелает, и может быть, тогда она поймет, насколько дорога мне.

   Я отошел к проему и стал смотреть на океан, плещущийся под скалой. Меня раздирали противоречивые чувства. Все повторялось. С Тьери, так же как и с Тибо в свое время. Почему эти люди не пугались своего превращения в чудовищ, монстров, питающихся живой кровью? Почему не понимают всей ужасающей истины такого перевоплощения? Меня это злило и пугало.

   Тьери, тот так прямо светится от удовольствия!  Пройдя по гроту, он пробовал свою силу на стенах, колотя по ним кулаком, и они сотрясались от его ударов. Поднял камешек и растер его в пыль.  Пробежался по стене и завис на потолке, головой вниз, хохоча от наслаждения. Я смотрел на его ребячества и злился все больше. Все, через что пришлось пройти мне в мои первые месяцы превращения, вспомнилось с невероятной ясностью. Все мои страхи и сомнения, вся боль утраты и обиды. Теперь же мне казалось несправедливым то, что Тьери не только не расстроен, а, наоборот, оказывается, просто мечтал стать таким.

  - Вы рассержены и растерянны? Почему? Ваши мысли тяжелы. Что тревожит вас, господин Мишель?

 - А? … Что? – спросил я машинально и замер. Как он узнал о моих ощущениях? – ты что, читаешь мои мысли?!

 - Нет, … но я … чувствую ваши эмоции, … кажется. Они исходят от вас сильной волной. Ваша злость, тревога и разочарование, обида и страх. Я чувствую их так ясно, как если бы они были моими. Но ведь и вы так можете? Это же нормально для вампира?

  - Ни я, ни Тибо такого не могут, это необычно, Тьери. У тебя проявились способности, о которых я раньше даже не слышал. Ни у одного вампира, которого я встречал, не было такого умения.

 - Выходит, я ненормальный вампир? Со мной что-то не так?

 - Это значит, что ты особенный! Я не знаю, почему. Возможно, потому, что тебя укусил тоже необычный вампир.

 - Что значит необычный? Он не похож на вас с Тибо? Я не успел его рассмотреть.

 - Нет, я думаю, он другой.  Его лицо было скрыто, но глаза были явно не человеческие – темно-красные, без зрачков.

 - Может, он и не вампир? А я тогда кто?! – Тьери, сильно волнуясь, прошелся по гроту. Его движения были плавными, перетекающими из одного в другое. Это было даже красиво.

 - Расскажи, что ты чувствовал во время перевоплощения. Тебе было больно?

 - Больно? Нет, я почувствовал, как моей груди коснулось что-то холодное и твердое, как камень. Затем я провалился в темноту, а когда очнулся, то никакой боли не было. Только память застряла на последнем мгновении: я помню крик Тибальда и темную тень. Вот и все.  

  - Это так не похоже на мое перевоплощение. Мне когда-то рассказывали, что существуют другие вампиры. Не такие, как мы. Возможно, этот один из них.

    В это время со стороны проема в стене послышался шорох приближающегося вампира, дыхание и мысли человека. Тьери замер, повернувшись к длинной щели, заменявшей окно. Было хорошо слышно, о чем думала Эмили: она сильно волновалась за Тьери, переживала, что он сейчас страдает от невыносимой боли. В ее мыслях было столько любви и заботы, что мне стало неловко от того, что я проник в такие сокровенные глубины ее чувств.

    Тьери растерянно посмотрел на меня. Я улыбнулся ему и пожал плечами:

 -  Никто не виноват, что ты был таким слепцом.

    Тибальд поставил Эмили на уступ в проеме, а Тьери помог ей спуститься на пол. Они, не отрываясь, смотрели друг другу в глаза. Когда Тибальд, охая и кряхтя по своей человеческой привычке, ввалился в грот, Тьери подхватил девушку на руки и, не говоря ни слова, исчез в узкой щели.

   - Чего это с ним?

  - Прозрение. Он наконец- то узнал, что Эмили его любит, и потрясен этим. Он был готов завоевывать ее внимание с помощью вампирских способностей. Но оказывается, этого не понадобится. Надеюсь, что такое открытие не приведет его к разочарованию в своей новой жизни. Видел бы ты, как он радовался  появившимся способностям. Ты знал, что Тьери мечтал стать вампиром?

  - Да. Он подолгу наблюдал за мной, изучая мои возможности. При вас он старался не думать об этом, но при мне думал, как это удобно – быть таким сильным и красивым, способным читать мысли и знать, чего хочет Эмили. Словом, совсем свихнулся парень. Как он? Как перенес боль? Что сказал, когда очнулся?

   - Он был доволен. По его словам, он не чувствовал никакой боли. Просто провалился в забытье после укуса и потом очнулся. Ни боли, ни провала в памяти. Он помнит все. И у него проявились особенные способности. Он сильнее и быстрее, чем мы, Тибо. Он необычайно ловок, у него обостренные чувства: он способен понимать эмоции других людей. Причем, разбираться в них, отличать страх от беспокойства, обиду от неудовольствия.

  - Вы думаете это от того, что его укусил первородный вампир?

  - Первородный?

  - Ну да. Вы рассказывали о вампирах – прародителях, живущих в Индии. Вот я и подумал, что этот один из них. Подумайте сами: Тьёдвальд был в Индии и привез оттуда тайну. Ваш род передает ее на протяжении многих веков через невинность. Об этом говорится в манускриптах. Вампиры следят за новорожденными в вашей семье, выделяя способных младенцев. Тьёдвальд оставил Жаклин учить таких де Морелей. И то, что замыслам Тьёдвальда вредят, тоже говорит о том, что в этом замешаны первородные. Кому еще нужно мешать планам Тьедвальда? Только вампиры способны жить вечно, значит, рецепт бессмертия должен принадлежать им.

  - Жаклин не была вампиром.

  - Ну и что? Это только подтверждает мои догадки. Тьёдвальд на себе и на ней проверил рецепт, вот и все.

  - Да, возможно, ты прав. Но зачем, в таком случае, потомков, проявивших необычные способности, превращать в вампиров? Гораздо легче было бы оставить эликсир или что там еще, и пусть они себе живут обычной жизнью, передавая секрет от поколения к поколению. Зачем такие сложности?

  -  Вы не правы, господин Мишель. Подумайте, разве простой человек способен противостоять такому противнику, как этот вампир?  Думаю, что нет. Меня гораздо сильнее интересует, почему те таинственные люди, которые следят за вашим родом и превращают потомков Тьёдвальда в вампиров, не приходят на помощь в трудную минуту? Почему пускают все на самотек, как получится? 

  - Не знаю. Сказать по правде, я как-то не думал об этом. Мне не хватает жизненного опыта, знаний. Я топчусь на одном месте, как слепой котенок, не зная, что меня ждет в следующий момент. Это беспокоит меня, вселяет тревогу и неуверенность. Я мечусь из стороны в сторону, как щепка в бурном потоке, не зная, что ждет меня за следующим поворотом. К тому же я втянул всех вас в страшный круговорот, и это тоже не дает мне покоя. Я опасный спутник, Тибо, и будет лучше, если дальше я пойду один. Тьери и Эмили …  Я не могу рисковать их жизнями и счастьем. А ты нужен им.

  - Один вы не справитесь с этим заданием. Вы правы в одном – нужно учиться. В храме Исиды, в университетах людей, везде, где можно получить знания. Только так вы сможете одержать над ним победу. Тьедвальд знал это, поэтому он оставил Жаклин и манускрипты, указывающие дальнейший путь. Вы должны продолжить обучение.

  - Чтобы сразиться с ним, нужны сила, ловкость и быстрота движений, а не знания людей!  К чему мне эти знания, если я по сравнению с ним ползаю, как улитка и слаб, как ребенок? Если он способен прочесть мои эмоции, чувства, то, как я могу тягаться с ним? Ты видел его! Мы даже не успели понять, что он рядом!

  - Поэтому-то мы вам и нужны. Тьери поможет вам. Вампир сделал ошибку, оставив его живым. Мы воспользуемся этим.

  - Когда вернется Тьери, я хочу, чтобы вы отправились на поиски Орианны. Ей может грозить опасность. Она ушла, рассердившись на меня, а вернуться ей, наверное, мешает гордость. Нужно найти ее.

  - Зачем искать ее? Может, пусть останется в стороне – так безопасней для нее.

  - Мне не нужно, чтобы она возвращалась. Я хочу быть уверен, что с ней все в порядке. Если она живет своей жизнью – хорошо. А если ей нужна помощь, необходимо помочь ей, – я подумал про себя, что, отправив Тьери на поиски Орианны, я смогу держать его подальше от себя, а значит, в безопасности.

  Прошло две недели, а Тьери с Эмили не возвращались. Мы с Тибо каждый вечер выходили на охрану замка. И хотя я не был уверен, что нам хватит сил расправиться с таким сильным противником, все же так мне было спокойнее.

  Стояла вторая половина сентября. Крестьяне собирали урожай, давили сок из яблок, в этом году они уродились на славу. Много сидра и кальвадос зальют нынче в бочки нашего хранилища.

  - Я беспокоюсь о Тьери, – не натворил бы он бед, – проворчал Тибо, сидя на крепостной стене. Ночь была светлой от полной луны. Нам были хорошо видны все окрестности: под сиянием лунного света они казались загадочными. 

  - Не волнуйся, он любит ее, и значит, никогда не причинит вреда. Просто они хотят побыть одни. Очень долго они ждали этого, пусть насладятся любовью.

  - Вы хотите отправить Тьери на поиски Орианны, затем, чтобы уберечь его?

  - От тебя ничего не скроешь, Тибо, – буркнул я, – но меня и в самом деле волнует ее исчезновение. Я должен знать, что с ней все в порядке.

  - Если вы поссорились из-за того, что отвергли ее любовь, вряд ли она захочет, чтобы ее нашли.

  - Ты знал?!

  - Конечно, этого не замечали только вы.

  - Но разве она не понимала, что я не смогу забыть Диану? Зачем хранить надежду там, где ей нет места?

  - А зачем ее храните вы? Разве ей можно приказать? Или убить? Она всегда в вашей душе, хотите вы того или нет.

 - Смотри, что это там? – прошептал я Тибальду. Из леса, на дальнем конце поля, расстилающегося у стен замка, показались две фигуры.

 - Слава Богу, они вернулись, – выдохнул Тибальд.

  И в самом деле. Теперь я тоже узнал в приближающихся фигурах Тьери и Эмили. Но то, с какой скоростью они двигались, привело меня в замешательство, а потом в невероятный гнев:

  - Он, что совсем свихнулся?! – вскричал я, не помня себя от ярости.

  Тьери и Эмили в это время подошли к стене и, ловко подпрыгнув, уселись рядом с нами с самыми счастливыми лицами, какие я видел за последние несколько лет.

  - Поздравьте нас. Мы обвенчались! Эмили стала моей женой! – воскликнул Тьери.

   У меня из головы вылетели все ругательства, которые я намеревался высказать ему.

  - Вот это новость! Ха! Это надо отметить. И какой же священник согласился на это? Он жив или умер от страха? – залился счастливым смехом Тибальд.

  - Жив, жив. Он не помнит, что делал. Но запись о венчании в его приходской книге есть, так что все по закону, – рассмеялся Тьери и со счастливым видом обнял Эмили.

  - Тьери, можно тебя на пару слов, – я спрыгнул со стены и отошел на расстояние, с которого нас не могли услышать. Тьери молча последовал за мной.

  - Ты понимаешь, что наделал? – обратился я к нему гневно. – Ты подумал об Эмили? Почему вы никак не поймете, что значит стать изгоем?! Ты понимаешь, что лишил ее нормальной, человеческой жизни? Возможности иметь семью, детей? Теперь она будет привязана к тебе навсегда! Неужели твой эгоизм сильнее любви к ней?

  - Я понимаю вас, господин Мишель. Но это ее выбор, я отговаривал ее несколько дней. Она настояла. Я безмерно благодарен ей за это. Я понимаю ваши чувства, поверьте. Но не стоит переносить свою боль на нас. Если это наша ошибка, мы будем расплачиваться за нее – не вы! Не нужно оберегать нас от нашей судьбы – вам это не под силу. Если она связала всех нас воедино, никто, даже вы, не сможете это исправить. Вы думаете, что только вас выбрала судьба для выполнения завета Тьедвальда? Нет! Мы должны помогать вам. Я знаю это. Поэтому успокойтесь и не берите на себя бремя ошибок. Если они есть, то они наши! – сказав это, Тьери ушел.

  Я остался стоять, пораженный его словами. Значит, они все решили, что это провидение свело нас. Они готовы посвятить свои жизни тому, что будут помогать мне. Я при этом ничего не решаю! Они думают, что я смогу сломать их судьбы и обречь на вечное скитание в поисках каких-то дурацких  реликвий, на сомнительные дары бессмертия для людей, которые, может быть, совсем и не готовы будут принять этот дар. Разве Тьедвальд не отказался от него? Пусть бы сам жил и нес это знание сквозь века! Так нет, он переложил все на нас, своих потомков, лишив  при этом всего человеческого. Я согласился на это только потому, что лелею надежду вернуть Диану. Но я совсем не уверен в этом. Просто так мне легче жить. Но зачем это моим друзьям? У них есть возможность жить вполне нормально, почти по-человечески. Я уже отнял у них одну жизнь и мне не нужна еще одна!

  Я ушел в дальний конец крепости и, усевшись на верхушке сторожевой башни, угрюмо смотрел на окрестности. Я понимал, что наступает время, когда должен оставить своих друзей и родных, уйти, чтобы увести за собой грозящую им опасность. Я давно все понял, но у меня не хватало мужества это признать. 

  Когда на горизонте показалась светлая полоска утренней зари, мы вернулись в грот Тьедвальда. Эмили носилась по гроту с непередаваемой грацией. Совершенно непонятно, как женщинам удается всего несколькими перестановками создать домашний уют в любом, даже таком жилище. Вскоре все сияло чистотой и стояло на своих местах. Тьери не отводил от нее влюбленного взгляда, он следил за каждым ее движением взором, полным  обожания и гордости. Она же бросала на него лукавые, чуть насмешливые взгляды, полные понимания и обещания.

    Похоже, Эмили нисколько не жалеет о своем решении. Может, она и права. Быть вечно с любимым, не знать смерти, а значит не страшиться грядущего расставания. Я смотрел на счастливую пару и понимал, что ничто не сможет переубедить их в правильности принятого решения. Возможно, что и я был бы таким же счастливым, если бы знал в свое время, как уберечь Диану.

   Я смотрел на них, и мое решение уйти крепло. Японимал, что не имею права разрушать их мир. Впереди меня ждало одиночество, и я хотел еще один раз, последний, встретить Рождество со своей семьей. Я решил затем отправиться в Грецию и найти храм, о котором говорится в манускрипте. Нужно продолжить обучение, Тибо прав. Там же я смогу начать тренировки и попытаться хоть ненамного улучшить свои навыки в борьбе и скорости. А пока мы должны найти Орианну.


 ***

  Канун Рождества. Земля, покрытая толстым слоем снега – спала. Ветер завывал в проемах грота, бросая внутрь горсти снега. Начался отлив, и вода, громыхая, уходила из шурфа, наполняя подземелье стонами и уханьем, породившим немало страшных историй, рассказываемых слугами на вечерних посиделках.

    - Мы нашли ее, – сказал Тьери, влезая в грот через проем в скале, – она в подземных лабиринтах Парижа!

   - И что ей там понадобилось? – спросил Тибо. Он сидел у дальней стены грота и высекал из большого куска белого  мрамора барельеф коленопреклонённого юноши с розой в руке. Этот камень мы хотели установить на могиле Дианы.

 - Не знаю, но ей там, по-видимому, неплохо, потому что она отказалась вернуться назад. 

 - Может она хочет, чтобы господин Мишель сам попросил ее об этом? – Тибальд отодвинулся от камня и осмотрел свою работу. Стряхнул крошки камня с высеченной розы, дунул на нее и сковырнул резцом маленький кусочек, поправляя ему одному видимую неточность.

 - Это едва ли. Она расспросила о наших делах, попросила прощения за уход и сказала, что нашла свое место. Что там ей хорошо, и она не собирается его покидать. Так что … это ее решение. – Сказала Эмили. И добавила,  – она не выглядела несчастной.

 - Да, и Орианна попросила нас прийти к ней на Рождество.

 - Значит, ей там действительно хорошо. Мы можем больше не волноваться о ней, – сказал я непринужденно, но в глубине души меня кольнуло неприятное чувство разочарования. Мне было досадно, что Орианна так легко нашла себе новых друзей и забыла о нас. – Если хотите, можете сходить к ней на Рождество. Думаю, ничего страшного не случится, если вы встретите праздник в Париже. Сходите в трактир Марии Симон, повеселитесь. Я все равно буду в это время в замке. Не думаю, что красноглазый появится здесь в такое время: в замке будет слишком много народа, и он не рискнет напасть на меня. Я же буду там все время, так что вы можете не волноваться. 

 - Это неплохая идея. Мне нужно заглянуть в гостиницу. Сходить в церковь, я уже давно не посещал храм Господень, а это грех, – Тибальд еще раз оглядел барельеф и удовлетворенно кивнул головой: готово.  – И с Орианной я сам поговорю. Посмотрю, что там за друзья.

 - Вот и хорошо. Значит, вы пойдете сегодня. А я установлю камень и вернусь в замок, чтобы встретить Рождество со своими родственниками. Встретимся после праздника. – Говоря это, я уже знал, что больше не увижу своих друзей. Когда они вернутся, меня здесь уже не будет.

   Я чувствовал, как какая-то опасность, приближаясь, все теснее сжимала свой роковой круг вокруг замка и всех нас. Мне нужно было уходить, чтобы увести ее за собой. Мы не сможем выстоять против этой угрозы. Я теперь все время думал о пророчестве, которое мне когда-то рассказал Андре. Я не хотел больше рисковать.

        - Господин Мишель, вы чем-то обеспокоены? Может нам остаться? – Тьери внимательно посмотрел на меня.

 - Все в порядке, Тьери, просто я давно не был у Дианы. Да и встреча с родственниками всегда волнительна для меня. Они уже съезжаются и в замке шумно, тесно и весело. Рождество – веселый праздник. В Париже сейчас проводятся рождественские ярмарки – идите, повеселитесь. Не стоит упускать случая развлечься, когда выпадает такая возможность.

  - Тогда возьмите с собой оружие Лорда и шипы, так на всякий случай, – предложил Тьери.

  Вечером мы вышли из подземелья и, простившись, разошлись.

   Стояла тихая морозная ночь, когда я пробрался к могиле Дианы. Снег толстым белым покрывалом, простеганным следами мелких зверушек, укрывал кладбище.  Ни один человеческий след не нарушал рисунка. Я взялся за камень, стоявший на ее могильном холмике и, легко подняв, отставил в сторону. Ямка для барельефа была мала, и я, став на колени, стал руками выгребать землю, расширяя углубление. Вдруг, когда я выбросил в сторону очередную пригоршню земли, что-то блеснуло. Я увидел золотую, красиво свитую цепочку и на ней медальон. Я поднял его и, нажав на замочек, открыл. С нарисованного портрета на меня смотрела Диана. Любимое лицо в обрамлении густых золотистых волос, огромные синие глаза были чуть грустны, теплая улыбка словно успокаивала меня, говоря, что все будет хорошо. На внутренней стороне крышки было написано:

 «в твоей любви ищу отраду,

   пусть встреча станет нам наградой»

     Что это?! Я схожу от тоски с ума?! Как мог в ее могиле оказаться медальон?! Я оглянулся вокруг – никого. Да и следов на снегу не было – сюда давно никто не приходил. Но медальон был таким чистым и блестящим, словно его только что положили под камень. Я был не в силах оторвать взгляда от ее лица.

  Только когда в монастыре зазвонили к заутрене, я скрылся в лесу и отправился в замок.

    Сочельник. В замке сейчас вся семья готовит Буш дё Ноэль – рождественское полено из вишневого дерева. Один из самых любимых мною рождественских обрядов. Полено торжественно внесут в дом, и отец, как хозяин замка и глава семьи, польет его маслом и разогретым вином, все прочитают молитвы, и самые маленькие девочки нашего рода подожгут его щепками от прошлогоднего полена. Затем  они усядутся за стол и веселым разговорам, танцам и шуткам не будет конца. В эту ночь все, даже дети, не ложатся спать вовремя. Часто няни уносят их в спальни спящими: они засыпают прямо на полу или в креслах. Это волшебная ночь, и то, что я нашел портрет Дианы, только тому подтверждение.

  Наступал вечер, и, если я хотел застать церемонию возложения полена в главный камин, мне нужно было поторопиться. Я пробрался по тайному входу в нишу за картиной. В замке было тихо – наверное, все стоят на молитве. Пристроившись в тесной и пыльной каморке, я, затаив дыхание, заглянул внутрь:

  Все сидели за столом, что немало удивило меня: ведь время пира еще не наступило. Свечи горели в люстре, во всех канделябрах и подсвечниках, их свет, отражаясь, поблескивал на серебряной и хрустальной посуде. Никто за столом не разговаривал и не двигался. Что-то жуткое было в этой неподвижности и молчании. Тишина давила на уши, только тихий, едва различимый звук нарушал ее. Я прислушался: такой звук могла издавать вода, капающая на пол.

   И вдруг запах человеческой крови, как огненной молнией, ударил в меня!

      Кровь! Море крови!! Океан!!!

      Ее запах, нахлынувший со всех сторон, душил, лишая рассудка. Я, задыхаясь, схватился за горло, стараясь    остановить дыхание, но это было бесполезно – запах проникал в мой нос, голову, мозг! Толкнув картину, я порвал полотно и вывалился на пол. Корчась в невероятных муках, я полз к двери, стараясь быстрее выбраться на чистый воздух.

  - Не так быстро, мой друг, не так быстро, – услышал я за спиной. И в тот же миг меня подхватили и поставили на ноги.

  Ничего не понимая, почти на грани сознания, я медленно повернулся. Прямо за мной стоял человек в плаще с капюшоном и горящими красным огнем глазами.

  - Мы еще не закончили, – он рассмеялся каким-то жутким нечеловеческим смехом, – посмотри, что я тебе приготовил. Он рывком повернул мою голову. Подняв затуманенный взгляд, я увидел человека, привязанного к перилам балкона, где во время балов играют музыканты. Это была женщина, ее голова склонилась на бок, из раны на шее на пол капала кровь.

 - Мишель, сынок. Ты жив, мой мальчик, – тихо прошептала мама.

 - Хорош подарок на Рождество? Давай, выпей ее крови. Ты не сможешь устоять, не теперь!

 В глазах потемнело. Я ничего не чувствовал. Туман заволакивал темной пеленой мои глаза и разум. Я словно летел в бездонную яму. Из тумана  доносился голос мамы, он звал меня, как в детстве весело и беззаботно: «Мишель, Мишель, проказник, где ты? Вернись!» И смех, мамин смех.

    Все отошло на задний план. Только ее голос держал меня на краю жуткой ямы, не давая упасть в черную тьму. Я должен что-то сделать там, наверху. Что-то важное и страшное. Я напряг свое сознание, стараясь удержать его.

 - Ну, ты совсем дохляк! – услышал я голос, – скис, так неинтересно. Вот Тьёдвальд – тот был силен. С ним было не скучно. А ты только и можешь, что лить слезы да страдать на кладбище. Давай, встряхнись! Отомсти за них! Ты же их любишь, или как там у вас это называется? – Я чувствовал, как меня трясут.

  - Я даже попытался расшевелить тебя, разорив Рауля. Я полагал, что ты бросишься искать меня, и поэтому показался тебе. Но ты нашел другой способ помочь ему. Тьери, он погиб из-за тебя. Ты безвольный слабак. Даже то, что я убил Жаклин и Андре, не показалось тебе достаточным для мести. А теперь я сделал достаточно, чтобы в тебе проснулась ненависть?

 - Оставь его. Убей меня, не трогай сына, – голос мамы звучал тихо и немощно.

 -  Ты знаешь, кем стал твой сын?! Чудовищем, вампиром! И я заставлю его попробовать твоей крови. Я насильно затолкаю ее в его глотку! Мне надоел ваш род! Вы плодитесь, как мыши, я устал от вас! Я хочу свободы. За что меня приговорили торчать возле вас? Ты хоть знаешь, скольких малюток из вашего рода я истребил за эти века?  Я упустил только двоих. Не нашел в них ничего интересного. Ты виновата в том, что он остался жить. Тебе и отвечать. Он должен выпить человеческой крови – так почему бы не твоей?!

   Он подхватил меня и в один прыжок взлетел на балкон. Схватив за волосы, ткнул в шею мамы:

  – Пей, … пей, щенок! Ты не сможешь устоять, это невозможно! Здесь все пропахло кровью, никто не устоит. Попробуй и останешься жив, как Андре. Он не устоял, и ты не сможешь!

 - Пей, сынок, и он отпустит тебя, – прошептала мама.

 - Вот, вот – будь послушным. И я отпущу тебя.

    Ее запах, любимый мною с детства, привел меня в чувство и перебил тягу к крови. И то, как мама просила меня выпить своей крови, вернуло к действительности. Вся невысказанная к ней нежность и любовь придала сил. Я задержал дыхание и поджал губы, чтобы не чувствовать на них мамину кровь. Осторожно достал из-за пояса шип Лорда, и, извернувшись, воткнул его в вампира. Он взревел и, отшатнувшись, упал. Я вскочил на ноги и воткнул еще один в его спину. Затем, разорвав веревки стягивающие маму, спрыгнул с балкона и опустил ее на пол.

 - Прости, мама, – тихо проговорил я, – я так виноват. Я должен был уйти.

  - Мальчик мой, ты жив, и это главное. Не казни себя, значит, так было угодно Богу, – мама обняла меня и, притянув, поцеловала в лоб.

 За моей спиной раздался смех.

 - Как трогательно. Люди так сентиментальны.

   И в тот же миг я отлетел в сторону, отброшенный с неимоверной силой. Ударившись о стену, я тут же вскочил, готовый вновь ринуться на вампира, но он снова ударил меня, и я, разбив окно, выпал на улицу.

   Когда я, через секунду, вернулся в зал, мама лежала на полу мертвой. А вампир сидел на перилах балкона и спокойно рассматривал шипы.

   Я ощутил, как внутри меня поднимается волна непостижимой злобы. Как будто вся животная, звериная ярость мира сосредоточилась во мне одном. Мои губы приподнялись в зверином оскале, из глубины груди вырвался глухой низкий рык. Я почувствовал, как в моем рту растут клыки, а ногти на руках удлиняются и превращаются в острые  когти.

   Я ринулся на врага, но он ловко, в самый последний момент, увернулся, и я, промахнувшись, упал на пол. Вскочив, я вновь бросился на него. Но вампир, рассмеявшись, увернулся и, проносясь мимо меня, толкнул на стол. Я, пролетев по всей его длине, упал с другой стороны.

  - Не получится. И не старайся. Но в тебе наконец-то стали проявляться признаки настоящего вампира, а это уже интересно. Жизнь так скучна. В ней мало развлечений. Так и быть – я не убью тебя сейчас. Давай поиграем. То, что ты еще не приобщен, только придаст остроты. С твоим родом покончено – я свободен. Когда повзрослеешь, поищи меня, чтобы отомстить. – И он исчез.  

  Я стоял посреди убранного к Рождеству зала, и отрешенно смотрел перед собой. Тишина была оглушительной. Все мои родственники, несколько поколений, сидели за столом. Слуги со всего замка сидели и лежали вдоль стен.  Все они были залиты кровью.

   Ее запах больше не трогал меня. Словно пресытившись, я перестал чувствовать ее притягательность. Мой внешний вид снова изменился – когти исчезли, зубы стали такими, как прежде.

    И вместе с тем я чувствовал, как все краски, звуки, запахи померкли. Внутри образовалась странная ледяная глыба, заморозившая все чувства, ощущения. Я видел предметы, но они были плоски и неприметны; я чувствовал запахи, но они были невыразительны и непритягательны; я различал цвета, но они были тусклы и некрасивы.

   У меня не было больше ничего: ни веры, ни любви, ни чувств. Я потерял все: и Бога, и семью, и любовь. Я больше не верил в чудо и знал, что никогда не встречу Диану.

   Я не спеша спустился в подвал и открыл тайный вход в подземелье Тьёдвальда. Затем перенес их всех: детей и взрослых, слуг и господ в пещеру со знаком лежащего дракона. Отныне он станет символом вечного покоя моей семьи. Я обрушил стены подземелья, закрывая все проходы в тоннели, оставив только в гроте  записку для своих друзей с позволением использовать сокровища Тьёдвальда по своему усмотрению. Затем, поднявшись наверх, обойдя весь замок, поджег его.

    Я стоял на самом краю обрыва. Океан со всей своей безбрежностью простерся предо мной.

   Внутри меня было холодно. Пусто. Ни боли, ни слез. Я был мертв. Огонь, бушевавший за моей спиной, сжигал не только мой дом. Он сжигал меня – Мишеля де Мореля. Я бросился в океан и поплыл. Не торопясь, медленно, все дальше удаляясь от всего, что заставляло меня жить.


home | my bookshelf | | Наследие викинга |     цвет текста   цвет фона