Book: Прегрешения богов (Божественные проступки) другая версия перевода



Лорел Гамильтон

Прегрешения богов

Мередит Джентри 8

Название: Прегрешения богов

Автор: Лорел Гамильтон

Год издания: 2012

Издательство: АСТ, Астрель

ISBN: 978-5-17-072846-6, 978-5-271-40557-0

Страниц: 448

Формат: fb2

Оригинальное название: Laurell K. Hamilton «Divine Misdemeanors», 2009

Перевод: Е. Маликовой

АННОТАЦИЯ

Легендарная сага о приключениях Мередит Джентри ПРОДОЛЖАЕТСЯ!

Она отказалась от короны Сумеречного двора фейри и предпочла жизнь обычной девушки… с не совсем обычной профессией частного детектива, занимающегося паранормальными преступлениями.

Но на сей раз Мередит придется вспомнить о своей эльфийской крови. Ведь таинственный преступник, за которым она охотится, садистски убивает только представителей народа фейри. И одновременно все люди, которых она когда-нибудь исцеляла при помощи магии, начинают проявлять странные, сверхчеловеческие способности…

Что это трагическое совпадение? Или хорошо разработанный план, цель которого - погубить Мередит?

Лорел Гамильтон

Прегрешения богов

Джонатону

Мне бы низа что не выдумать такого,

как ты, никогда бы не знать, как мне нужен,

если бы не возник рядом со мной. Никакой поэзии

не передать, как поразительно ново и как

привычно уютно для меня тепло твоих объятий.

Глава 1

Запах эвкалиптов всегда напоминал мне о южной Калифорнии, моей «родине вдали от родины», но теперь, боюсь, он навеки сплетется с запахом крови.

Высоко в кронах шелестел странно горячий ветер. Он запутывал мне ноги подолом летнего платья, завешивал лицо алой паутиной волос. Я отвела их руками, чтобы не мешали смотреть хотя лучше было бы не смотреть вовсе. Отвороты пластиковых перчаток зацепились за волосы: их придумали не для удобства, а чтобы не оставлять отпечатков пальцев на изъятых предметах. Со всех сторон выстроились почти идеальным кольцом высокие и светлые древесные стволы, а посреди этого кольца лежали трупы.

За пряным ароматом эвкалиптов почти не был слышен запах крови. Будь тела нормальных человеческих размеров, эвкалиптам бы не справиться, но тела не были нормальных размеров. По людским меркам, тела были крохотные, с куклу; даже самое крупное не достигало фута, а некоторые не дотягивали и до пяти дюймов. Убитые лежали на земле: яркие крылья застыли на полувзмахе, в мертвых ручках увядшие цветы. Словно страшный конец веселой игры. Множество поломанных кукол Барби вот только Барби не бывают такими правдоподобными, особенно их позы. В детстве как я ни старалась, а руки и ноги у кукол не гнулись как нужно слишком они жесткие и твердые. Тела на земле тоже закостенели, но до того им старательно придали очень изящные, почти танцевальные позы.

Ко мне подошла детектив Люси Тейт, одетая в брючный костюм с белой рубашкой. Застегнутая на все пуговицы рубашка топорщилась спереди, потому что Люси, как и я, слишком фигуриста для мужских рубашек, но я в полиции не служу и одеваться под мужчину мне не нужно. Я работаю в частном детективном агентстве, которому выгодно иметь в штате принцессу Мередит единственную рожденную в Америке принцессу фейри. Девиз нашего агентства: «Сверхъестественные проблемы волшебные решения». Люди охотно платят за удовольствие поглазеть на принцессу и поведать ей о своих бедах, и временами я кажусь себе ярмарочным уродцем. Но сегодня я предпочла бы сидеть в конторе и выслушивать очередную занудную историю, никак не требующую моих специфических способностей просто у человека хватает денег платить за мое время. Много чего я предпочла бы разглядыванию дюжины трупов фейри.

Ну что думаешь? спросила Люси.

Думала я вот что: как хорошо, что трупы такие маленькие и их запах почти забит эвкалиптом. Но признаваться в такой слабости, особенно когда работаешь на полицию что бывает нечасто, не принято. Надо демонстрировать крутой профессионализм или тебя не будут ставить ни во что, даже копы-женщины. А может, особенно они.

Кажется картинкой из детской книжки они лежат в танцевальных позах и с цветами в руках.

Люси кивнула.

Не просто кажется, так оно и есть.

Что?

Я повернулась к ней. Волосы у нее очень темные, короче моих и к тому же стянуты в хвост толстой резинкой и потому смотреть не мешают. Выражение лица спокойное и профессиональное.

Рукой в пластиковой перчатке она протянула мне лист бумаги, тоже обернутый в пластик. Протянула, хотя я знала, что мне к нему даже в перчатках притрагиваться нельзя. Я гражданская и очень это чувствовала, пробираясь к месту события сквозь густеющую с каждым шагом толчею полицейских. Что бы там по телевизору ни показывали, но полицейские частных детективов не любят, а я не только частный детектив, но даже не человек. Впрочем, будь я человеком, меня бы здесь не было. Меня и позвали только потому, что я опытный детектив и принцесса фейри в одном лице. По отдельности ни одно из этих качеств не провело бы меня за оцепление.

Я всмотрелась в бумагу. Ветер пытался выдернуть ее из пальцев Люси, и она перехватила лист обеими руками. Это была иллюстрация к детской книжке танцующие фейри с цветами в руках. Посмотрев еще секунду, я взглянула на тела на земле, заставив себя внимательно изучить их расположение, и снова вернулась к картинке.

Один к одному, сказала я.

И я так думаю, хотя нам надо найти еще какого-нибудь ботаника, чтобы сказал, точно ли подобраны цветы. Но если на цветы не смотреть, убийца воспроизвел сцену абсолютно точно.

Я снова сравнила радостно смеющихся человечков на картинке с неподвижными, страшно застывшими телами на земле. Кожа у них уже начала менять цвет, приобретая характерную трупную синюшность.

Убийце пришлось их переодеть, сказала я. Пусть на картинках, рисуют что угодно, а за пределами волшебной страны феи-крошки редко носят короткие платьица и набедренные повязки. Мне случалось их видеть даже в костюмах-тройках и вечерних платьях.

Ты уверена, что они не были так одеты? уточнила Люси.

Я кивнула:

Случайно такого идеального соответствия не получить.

У нас была мысль, что их сюда заманили предложением роли в короткометражке.

Я подумала и пожала плечами:

Возможно, но в круг бы они все равно пришли.

Почему?

Феи-крошки, маленькие крылатые фейри, тяготеют к природным кольцам.

Объясни подробней.

Поверья велят людям не вступать в ведьмины кольца кольца растущих грибов или в крут танцующих фей. Но на самом деле годится любой естественный круг. Из цветов, из камней, из холмов, из деревьев, как здесь. Фейри пришли сюда потанцевать в кругу.

То есть они пришли сюда сами, потанцевать, а убийца принес одежду? нахмурилась она.

Ты думаешь, что съемки фильма более вероятное объяснение? спросила я.

Да.

Может быть. Или убийца за ними наблюдал и выяснил, что они иногда приходят сюда потанцевать.

То есть преступник их выследил?

Возможно.

Если взять за основу версию киносъемок, можно поискать пункт проката костюмов и объявления о наборе актеров.

А если он их выслеживал, а одежду шил сам, то у вас зацепок меньше.

Не стоит говорить об убийце «он». Это не факт.

Да, ты права. Вы не допускаете возможность, что убийца был не человек?

А надо допускать? спросила она спокойно.

Не знаю. Я не могу представить человека такой силы и быстроты, чтобы схватил полдюжины фей-крошек одновременно и перерезал им глотки, и чтобы никто не увернулся и не дал отпор.

Они такие хрупкие на вид. Они на самом деле такие? спросила она.

Я бы улыбнулась, только настроение было не для улыбок.

Нет, детектив. Они куда сильней, чем кажутся, и при этом невероятно быстры.

Значит, нам надо искать не человека?

Я так не сказала. Я сказала, что физически человек на такое не способен, но он может прибегнуть к помощи магии.

Какой магии?

Так сходу не скажу. Я не человек, мне нет нужды пользоваться чарами для противостояния фейри. Но я знаю, что существуют чары, которые делают нас слабее, уязвимей, которыми нас можно поймать.

Ага. А феи этого вида в принципе бессмертны?

Я посмотрела на безжизненные фигурки. Проще всего было бы ответить «да», но от малых фейри Неблагого двора я слышала, что кто-то из них погиб, всего лишь свалившись с лестницы, или от других столь же банальных причин. Если они и бессмертны, то совсем не в такой степени, как прежде, но за пределами холмов мы это не афишируем. Пусть лучше люди думают, что навредить нам не просто. Может быть, кто-то из людей узнал правду и этим воспользовался? Стало ли легче убить малых фейри? Или все же они бессмертны, а смертными их сделали чары?

Мерри, ты меня слышишь?

Я кивнула и взглянула на Люси, с облегчением отвернувшись от трупов.

Прошу прощения. Мне к такому никогда не привыкнуть.

Все привыкают, сказала она. Но будем надеяться, что тебе не придется. -Она вздохнула, словно жалела о том, что ей пришлось привыкнуть.

Ты меня спросила, бессмертны ли феи-крошки. Да, бессмертны.

Только это я могла сказать, пока не выясню, не растет ли смертность фейри повсеместно. Пока было только несколько случаев внутри волшебной страны.

Но как тогда убийце это удалось?

Я до сих пор лишь однажды видела, чтобы фею-крошку убили клинком, сделанным не из холодного железа. Хозяином клинка был сидхе Неблагого двора аристократ волшебной страны, мой соплеменник. Его казнили, хотя он клялся, что не хотел ее убивать. Он хотел только ранить ее в сердце, как ее отказ ранил его поэтический жест, этакая романтическая нелепица, вполне нормальная среди существ, которые могут разгуливать с собственной отрубленной головой подмышкой. Впрочем, последнее давно уже не так даже для сидхе, но мы и об этом не распространяемся. Никому не нравятся разговоры о том, что его народ утрачивает силу и магию.

Убийца этих фей сидхе? Почему-то мне так не казалось. Сидхе может убить малого фейри походя или чтобы подтвердить свое чувство превосходства, но здесь чувствовалось нечто не столь простое, был здесь какой-то подспудный мотив, понятный только самому убийце.

И тут я задумалась о собственных мотивах: а не хочу ли я сама себя убедить, что здесь не замешан никто из Неблагого двора, из Темного сборища? Двора, которым я могла бы править, но отказалась от трона ради любви. Об этом до сих пор трещали таблоиды: сказочная развязка и тому подобное. Но на пути к этой развязке погибло слишком много народу, и многие от моей руки. Тут, как часто бывает в сказках, дело было не столько в любви, сколько в крови и еще в честности перед собой. Любовь всего только чувство, которое подвело меня к пониманию, кто я такая и чего хочу от жизни. Что ж, порой к этому приходят под влиянием не столь приятных чувств.

О чем задумалась, Мерри?

О том, что за чувство заставило убийцу это совершить. Вызвало такое желание.

Что ты имеешь в виду?

Такое внимание к деталям требует чего-то вроде... любви. Может быть, убийца любит эту книгу, любит фей-крошек? Или наоборот ненавидел эту книжку в детстве? Может ли она дать ключ к какой-то чудовищной психотравме, которая настолько его извратила?

Не надо психологии, Мерри. У нас есть люди, которым за это платят.

Я просто размышляю так, как ты же меня и учила, Люси. Убийство, как любое дело, не получается идеальным, как по волшебству. А здесь все идеально.

Убийца мог годами обдумывать детали. Маньяки всегда стремятся к идеальному убийству.

Но им никогда не удается. Именно так говорят на допросах серийные убийцы. Они снова и снова пытаются воплотить в жизнь свою фантазию, но им никак не удается, и они убивают опять и опять, добиваясь идеального совпадения.

Люси улыбнулась.

Знаешь, что мне в тебе всегда нравилось?

Что? спросила я.

Ты никогда не рассчитываешь только на магию, ты стараешься стать хорошим сыщиком.

Но ведь так и нужно?

Да, но ты не поверишь, сколько магов и парапсихиков отлично владеют своим даром, а как сыщики гроша ломаного не стоят.

Ну, я стараюсь, но ты же знаешь: я до последнего времени не слишком преуспевала в магии.

Это верно, ты поздний цветок.

Она опять улыбнулась. Когда-то мне казалось странным, что полицейские могут улыбаться, стоя над трупом, но со временем я поняла, что либо ты начинаешь относиться к этому легче, либо переводишься из убойного отдела или увольняешься совсем.

Я уже проверила, Мерри. Не было ни одного случая, даже похожего на этот. Не было групповых убийств фей-крошек, не было переодеваний, не было вырванных картинок из книжки. Это преступление единственное в своем роде.

Возможно, и так, но тебе в том числе я обязана знанием, что убийцы не начинают с такой высокой ступеньки. Может быть, у него был отличный план и помогло везение, но скорее всего были и другие убийства не такие совершенные, не такие продуманные, но такие же театральные, оставляющие то же чувство.

Какое чувство?

Ну, ты ведь подумала о съемках фильма не только потому, что это даст вам больше зацепок, а потому, что во всем этом есть нечто театральное. Выбор жертв, их расположение, книжная иллюстрация все это зрелищно.

Она кивнула:

Именно так.

Ветер подхватил подол моего пурпурного сарафана мне пришлось придержать его руками, чтобы не ослепить своими прелестями полицейских из оцепления.

Прости, что вытащила тебя сюда в субботу, Мерри, сказала Люси. Я честно пыталась дозвониться до Джереми.

У него новая подружка, так что он частенько выключает телефон.

Нет, я не завидовала своему боссу, впервые довольно серьезно влюбившемуся за долгие годы. Ну, почти не завидовала.

Судя по твоему виду, ты собиралась на пикник.

Что-то вроде, сказала я. Ну, у тебя тоже суббота не задалась.

Она грустно усмехнулась:

У меня планов не было. Она показала через плечо на полицейское оцепление. Твои бойфренды жутко на меня злятся за то, что я заставляю беременную смотреть на трупы.

Мои руки машинально дернулись к животу еще совсем плоскому. Ничего еще не было видно, хотя врач сказала, что с двойней живот может вырасти буквально за одну ночь.

Я глянула на Дойла и Холода, стоявших в цепи. Двое моих мужчин не выделялись ростом среди копов не такая уж редкость шесть футов с дюймами, зато во всем остальном выделялись ошеломительно. Дойл тысячу лет звался Мраком Королевы, и вполне соответствовал имени весь черный, от волос и кожи до глаз под черными очками. Волосы он заплетал в тугую косу, и только серебряные колечки на ушах от мочки до острой верхушки разбавляли черноту костюма: джинсы, футболка, кожаный пиджак. Пиджак прикрывал оружие. Дойл еще и капитан моих телохранителей, а не только один из отцов моих будущих детей и любовь моей жизни. Вторая любовь моей жизни стояла с ним рядом, будто позитив того же снимка. Кожа у Холода белая, как у меня, но волосы настоящее серебро, как рождественская канитель, сверкающая на солнце. Ветер развевал их, они плыли по воздуху мерцающей волной как у модели на снимке под действием ветродуйной машины, но странным образом эти свободно распущенные волосы до пят не перепутывались под ветром. Я уже спрашивала, как это у него получается, он ответил просто: «Ветер любит мои волосы». Больше я не придумала, что спросить.

Светло-серые глаза наименее необычную деталь его внешности скрывали солнечные очки с темно-серыми линзами в стальной оправе. Он предпочитал носить деловые костюмы, но сейчас был в синих джинсах (одной из немногих пар в его гардеробе), в серой шелковой футболке и сером же пиджаке, прикрывавшем оружие. Мы собирались провести день на пляже, иначе я бы Холода в джинсы не засунула. Его лицо можно было бы счесть более традиционно красивым по сравнению с лицом Дойла, но почему-то так не казалось. Казалось, что они веками были рядом светлое и темное отражение друг друга.

Полицейские в форме или в штатском рядом с моими мужчинами казались тенями: не такие яркие, не такие живые. Хотя так могла бы подумать любая влюбленная женщина. Может быть, дело не в том, что они бессмертные воины-сидхе. Может быть, я так выделяю их среди других, потому что люблю.

Люси провела меня за ограждение, потому что я уже работала с полицией и имела от штата лицензию частного детектива. У Дойла и Холода лицензий не было, как и опыта работы в полицейской команде, так что им пришлось остаться снаружи, вдали от возможных следов.

Если я узнаю о магии этого рода что-то конкретное, то дам тебе знать.

В такой формулировке это не было ложью. Фейри, а особенно мы, сидхе, известны тем, что никогда не лжем. Но запутать мы можем кого угодно. Мы не скажем прямо, что трава синяя, а небо зеленое, но оставим вас с отчетливой уверенностью, что это так.

Так ты думаешь, что это убийство не первое? спросила Люси.

Если нет, то этому типу крупно повезло.

Люси глянула на тела:

Как-то не хочется называть это везением.

Ни один убийца в свой первый раз не действует так безупречно. Или вы завели новый сорт убийц, пока я гостила на родине?

Да нет. Как правило, убийства однообразны. Степень насилия и выбор жертв различается, но в восьмидесяти с лишним процентах случаев убивают свои, а не чужие, и удручающе ординарно.



Здесь картина тоже удручающая, сказала я. Но вряд ли ординарная.

Да, не ординарная. Очень надеюсь, что она удовлетворила стремление убийцы к совершенству, и на этом он и закончит.

Ты так думаешь?

Нет, сказала она. Не думаю.

Можно мне предупредить здешних фей-крошек, или вы хотите избежать огласки?

Лучше предупреди. А то повторится, не дай бог, и нас обвинят в расизме или это называется видизм?

Она покачала головой и направилась к оцеплению. Я пошла за ней, с облегчением оставив мертвецов за спиной.

Люди могут скрещиваться с феями, так что вопрос видизма вряд ли встанет.

Скрещиваться с существом размером с куклу? Невозможно.

Некоторые из них могут менять облик. В другой своей форме они чуть ниже моего роста.

Пять футов? Серьезно, с восьми дюймов вырастают до пяти футов?

Серьезно. Способность довольно редкая, но встречается, и потомство от таких союзов плодовитое, так что вид у нас у всех один.

Я ничего такого не хотела сказать.

Я понимаю. Просто объясняю.

Мы почти поравнялись с полицейскими и моими откровенно нервничающими бойфрендами.

Хорошей тебе субботы, пожелала Люси.

Ответила бы тем же, но догадываюсь, что ты отсюда нескоро выберешься.

Да, у тебя суббота повеселей выйдет.

Она глянула на Дойла и Холода, и копы наконец их пропустили. Люси восхищенно смотрела на них из-под темных очков. Я ее не осуждала.

Стащив с пальцев не пригодившиеся перчатки, я бросила их в кучку таких же. Люси приподняла ленту, чтобы меня пропустить, и мне даже не пришлось наклоняться. Иногда небольшой рост преимущество.

Да, и цветочные лавки проверьте, сказала я.

Уже делаем.

Прости, я иногда забываю, что я у вас только консультант.

Нет-нет, нам полезна любая помощь, Мерри. Для того мы тебя и приглашаем.

Она помахала мне рукой и пошла обратно. Обменяться рукопожатиями мы не могли на ней по-прежнему были перчатки.

Дойл с Холодом уже стояли рядом, но отправляться на пляж нам было рано. Мне надо еще предупредить местных фей и придумать, как выяснить вопрос с их смертностью, а также узнать, нет ли здесь в Лос-Анджелесе особой магии, лишающей фей бессмертия. Любой из нас может погибнуть случайно, но перерезать глотку кому-то из наших крылатых сородичей не так-то просто. Они цвет волшебного народа и связаны с волшебной страной даже больше, чем правящие в ней сидхе. Если я выясню что-то определенное, я сообщу Люси, но до этого момента я свои секреты буду держать при себе. Проблема была в том, как мне предупредить фей-крошек, не посеяв паники, и в результате размышлений я поняла, что такого способа нет. Фейри точно как люди они боятся. Владение магией и потенциальное бессмертие не делают нас бесстрашными только объекты страха меняются.

Глава 2

Холод хотел меня обнять, но я его остановила, упершись рукой в живот до груди я не доставала.

Она не хочет проявлять слабость при полицейских, объяснил ему Дойл.

Нельзя было пускать тебя сюда, сказал Холод. Пусть бы Джереми ехал.

Джереми глава агентства. Он может себе позволить отключать телефон на субботу.

Тогда Джордан или Джулиан Кейн. Они действующие маги и парапсихики.

Они люди, Холод. Люси хотела получить консультацию у фейри.

Не надо тебе в твоем положении смотреть на такое.

Я наклонилась к нему ближе и сказала вполголоса:

Я детектив. Это моя работа. И это наши сородичи лежат мертвыми на холме. Пусть я не стану королевой, но никого другого из королевской семьи в Лос-Анджелесе нет. Где должен быть правитель, когда его подданным грозит опасность?

Холод хотел поспорить, но Дойл тронул его за руку:

Оставь, друг. Давай-ка лучше отведем ее в машину и поедем отсюда.

Несмотря на жару, я просунула руку за кожаный локоть Дойла. Холод пошел позади нас оглянувшись, я убедилась, что он внимательно осматривает местность на предмет возможной опасности. В отличие от телохранителей-людей Холод осматривал все, от земли до неба, потому что если потенциальный враг фейри, опасность может прийти с любой стороны. Дойл тоже поглядывал по сторонам, но в первую очередь занят был тем, чтобы не дать мне подвернуть ногу в босоножках, прекрасно подходящих к платью, но очень плохо к неровному грунту. Каблук у них не самый высокий, но слишком уж они открытые и неустойчивые. Я задумалась, что стану носить, когда буду ходить с большим животом. Найдется ли у меня хоть пара удобных туфель, кроме спортивных?

Главную опасность для себя я устранила, убив основного соперника в борьбе за трон и отказавшись от короны. Я приложила все усилия, чтобы придворные не видели во мне опасности для себя и своего образа жизни, но и не считали легкой добычей. После этого я уехала в добровольную ссылку, причем постаралась убедить всех, что уезжаю навсегда. Мне не нужен трон, мне нужно только, чтобы меня оставили в покое. Но большинство придворных сотни и тысячи лет дрались друг с другом за место не то что на троне, а даже рядом с ним, и поверить мне им было трудно.

Пока не было ни новых покушений, ни попыток подобраться ко мне, но Дойл недаром зовется Мраком Королевы, а Холод Убийственным Холодом. Свои прозвища они честно заслужили, а теперь, когда у нас любовь, а я ношу их детей, разве можно допустить, чтобы все пошло прахом? Мы почти добрались до конца нашей сказки и врагов одолели, но в старых привычках есть своя польза. Мне так спокойней... вот разве что я люблю своих телохранителей больше жизни, и если они умрут, защищая меня, я не останусь прежней. Умереть можно и не умирая.

Когда мы отошли от полицейских на порядочное расстояние, я пересказала стражам свои опасения.

Но как нам узнать, легче ли теперь убить малых фейри? спросил Холод.

В старые времена это было бы просто, усмехнулся Дойл.

Я внезапно остановилась, вынудив их тоже затормозить.

Что, найти парочку и перерезать им глотки?

Если так прикажет королева.

Я шагнула от него прочь, но он удержал меня за руку.

Ты же все обо мне знала, Мередит, еще до того, как пустила в свою постель. Поздновато ужасаться.

Королева говорила: «Где мой Мрак? Пошлите за Мраком», и ты приходил или просто делал шаг вперед и кто-то умирал.

Я был ее мечом и ее военачальником. Я делал, что приказано.

Я вглядывалась в его лицо, зная, что не одни только солнечные очки не дают мне понять, что он думает. По его лицу никогда ничего не прочтешь. Слишком много лет он стоял бок о бок с безумной королевой, когда один неверный взгляд мог тебя отправить в Зал Смертности нашу камеру пыток. А для бессмертных пытка может длиться очень долго, особенно если исцеляешься хорошо.

Я был когда-то малым фейри, Мередит, сказал Холод.

Это правда. Он был Джекки Иней, Джек Холод, но людская вера буквально да еще необходимость защитить любимую женщину и стать для этого сильней превратили его в Убийственного Холода. А до того он был всего лишь одной из малых сил в войске Зимы. Преобразившая его смертная женщина столетия назад сошла в могилу, и теперь он любил меня единственную смертную среди сидхе. Бедняга Холод никак ему не попадется женщина, способная его пережить.

Я знаю, что ты не всегда был сидхе.

Но я помню, что Дойл когда-то был для меня Мраком, и я его боялся, как и прочие. А теперь он мой истинный друг и командир, а тот другой Дойл ушел в прошлое за века до твоего рождения.

Я повернулась к нему, и даже под очками разглядела нежность крупицу слабости, которую он отважился показывать мне только месяца полтора назад. Внезапно я поняла, что он прикрывает Дойла, как в бою. Отвлекает меня, переводит на себя мою злость словно я была вражеским клинком, который нужно парировать.

Я протянула ему руку, он ее взял. Я перестала вырываться из руки Дойла.

Ты прав. Вы оба правы. Я знала прошлое Дойла раньше, чем он пришел ко мне. Давайте попробуем заново. Я посмотрела на Дойла, не отпуская руки Холода. Ты же не предлагаешь мне провести опыт с первым попавшимся фейри?

Нет. Но если честно, другого пути я не вижу.

Подумав, я качнула головой:

И я тоже.

И что нам делать? спросил Холод.

Предупредим фей-крошек и отправимся на пляж.

А я думал, конец нашему выходному, сказал Дойл.

Если делать больше нечего, живем по расписанию. К тому же остальные уже на пляже. Можем и там поговорить не хуже, чем дома. Пусть кто хочет поваляется на песочке и поплещется, пока мы будем обсуждать убийства и проблему бессмертия.

Весьма практично, заметил Дойл.

Я кивнула.

Заглянем по пути на пляж в «Фаэль», чайный магазин.

Он не по пути, сказал Дойл.

Верно. Но если мы там шепнем пару слов для фей-крошек, они быстро разлетятся по округе.

Можно поговорить с Джильдой, феей крестной матерью всего Лос-Анджелеса, предложил Холод.

Нет. Она может никому не передать, а потом сказать, что я никого не предупредила из высокомерия.

Ты думаешь, она настолько тебя ненавидит, что ей не жаль своих сородичей? удивился Холод.

Она правила в Лос-Анджелесе нашей диаспорой. Малые фейри приходили к ней на суд улаживать свои споры. А теперь они идут ко мне.

Ну, не все.

Хватает, чтобы она думала, будто я отбираю ее бизнес.

Нам ее бизнес даром не нужен, сказал Дойл.

Она была когда-то человеком, Дойл, и потому очень подозрительна.

Сила у нее не человеческая, поморщился Холод.

Я посмотрела на него внимательней:

Тебе она не нравится?

А тебе?

Я пожала плечами:

Мне тоже.

В умах и телах людей, прикоснувшихся к первозданной магии волшебной страны, всегда что-то меняется, и не обязательно к лучшему, сказал Дойл.

Ей подарили желание, припомнила я. И она пожелала стать феей-крестной, потому что не знала, что их не бывает.

В Лос-Анджелесе она стала силой, с которой надо считаться, заметил Дойл.

Ты собирал на нее досье, да?

Она разве что не в открытую тебе угрожает, если ты не прекратишь переманивать ее сторонников. Конечно, я изучал силу предполагаемого противника.

И что? спросила я.

Ей стоит нас бояться, сказал он тем своим прежним голосом, когда мне он казался не личностью, а только оружием.

Значит, остановимся у «Фаэля», а потом поговорим с Джильдой. Если мы ее предупредим, а она никому не скажет, то уже мы сможем обвинить ее, что ревность ей важнее, чем благо фейри.

Умно, оценил Дойл.

Безжалостно, сказал Холод.

Безжалостно было бы, если бы я при этом не стала бы предупреждать фей-крошек сама. Но я ничью жизнь не поставлю под угрозу ради чьих-то дурацких амбиций.

Для нее они не дурацкие, Мередит, сказал Дойл. Она к своей власти долго шла, и большего ей не добиться. Чтобы удержать завоеванные позиции, на что только не идут.

Она для нас опасна?

В прямом столкновении нет. Но вредить можно исподтишка, а у нее есть подручные, преданные ей и ненавидящие сидхе.

Тогда надо за ними приглядывать.

Мы так и делаем.

Вы за кем-то шпионите, не говоря мне?

Конечно.

А что, меня ставить в известность не надо?

Зачем?

Я глянула на Холода:

Ты ему можешь объяснить, почему мне нужно знать такие вещи?

Я думаю, он ведет себя по отношению к тебе так, как того хотели бы большинство правителей, сказал Холод.

Как это?

В переговорах между монархами очень ценится возможность отрицать что-то с чистой совестью, объяснил он.

Ты Джильду расцениваешь как монарха? удивилась я.

Она себя так расценивает, сказал Дойл. Не стоит отбирать у карманных корольков их короны до тех пор, пока они нам не понадобятся. А тогда отобрать вместе с головой.

На дворе двадцать первый век, Дойл. Нельзя жить как в десятом столетии.

Смотрел я новости в телевизоре и читал книги о политике нынешних правительств. Не так уж много изменилось, Мерри. Просто не так открыто делается.

Я хотела спросить, откуда он знает. Хотела спросить, известны ли ему тайны нынешнего правительства, которые переменили бы к худшему мое мнение о нашем правительстве и нашей стране.

Но я не спросила. Во-первых, не была уверена, что он скажет мне правду, если думает, что она меня расстроит. А во-вторых, на сегодня с меня хватит и одного группового убийства. Я велела Холоду позвонить домой и предупредить наших фей-крошек, чтобы не отходили далеко и остерегались незнакомцев, потому что уверена я была только в одном: убийца не из наших. Больше я ничего не знала. О шпионах и политике подумаем после, когда в глазах не будут стоять образы мертвых крылатых малышей.

Глава 3

Я поехала к «Фаэлю». Дойл сказал верно он был не на пути к пляжу, где нас заждались, а на несколько кварталов в сторону, в той части города, что раньше считалась опасной, но волшебно преобразилась ожидалось, что там поселится средний класс, но вышло так, что туда стали перебираться фейри, добавляя району все больше магии. В результате он стал приманкой для туристов и любимым местом развлечений для школьников и студентов. Молодежь всегда тянулась к фейри. Именно поэтому на детей испокон веков вешают обереги чтобы мы не уводили к себе лучших, самых ярких и талантливых. У нас ценят артистические натуры.

Дойл, как обычно, мертвой хваткой вцепился в дверцу и приборную доску он всегда так делает, когда едет на переднем сиденье. Холод меньше боится машин и городского движения, но Дойл считал, что, как капитан, должен сидеть рядом со мной. Меня страшно умиляло, что с его стороны это был почти подвиг, но свое восхищение я держала при себе не знала, как он это воспримет.

Мне эта машина нравится больше, чем та вторая, что ты водишь, отважился заговорить Дойл. Она выше над землей.

Это внедорожник, сказала я. Не для города машина.

Я высматривала, где припарковаться без особого успеха. В эту часть города народ съезжается развлекаться по выходным, а значит, в субботу тут людей и машин толпа. Лос-Анджелес у всех машины и все куда-то едут.

Наша машина на самом деле принадлежала Мэви Рид, как и очень многое другое из того, чем мы пользовались. Шофер Мэви предлагал нам свои услуги, но по вызову из полиции я предпочла ехать не на лимузине. Полицейские и без того не принимают меня всерьез. Мне бы не спустили появление в гуще копов на лимузине, и Люси этого не спустили бы что важней. Она тут работает. В некотором смысле, копы правы я вроде праздного зеваки.

Для Дойла проблему составляла машина сплошь металл и техника, это понятно. Вот только у меня есть знакомые из малых фейри, разъезжающие на собственных машинах, да и большинство сидхе спокойно себя чувствуют в современных небоскребах, где полно металла и техники. А Дойл еще и на самолетах летать боится одна из очень немногих его слабостей.

Свободное место! крикнул Холод, показывая, и я повернула руль. Пришлось нажать на газ я едва не стукнула легковушку, пытавшуюся меня опередить. Дойл, бедняга, сглотнул и втянул воздух. Я хотела спросить, почему поездка на заднем сиденье лимузина пугает его не так сильно, но воздержалась. Вдруг он и лимузина станет бояться? Это нам совсем не нужно.

Я припарковалась, хотя параллельная парковка на «Кадиллаке Эскалада» не относится к моим хобби. Припарковать эту махину всегда нелегко, а припарковаться параллельно все равно что диплом получить по искусству парковки. Интересно, сойдет ли парковка грузовика за защиту докторской? Вряд ли я выясню мне никогда не хотелось водить машину тяжелее нынешней.

Мне с моего сиденья была видна вывеска «Фаэль» — за несколько домов от нас. Даже квартала пройти не придется, просто замечательно.

Я подождала, пока Дойл неуверенными движениями выберется из машины, а Холод расстегнет ремень и подойдет к моей дверце. Выходить раньше них я не собиралась. Мои стражи дружно старались мне объяснить, что главная задача хорошего телохранителя — научить охраняемого правильному поведению. При движении по улице высокие тела стражей закрывали меня с обеих сторон, а если бы для меня существовала реальная опасность, стражей было бы больше. Двое — это минимум, предосторожность. Мне нравится слово «предосторожность» — оно значит, что никто не пытается меня убить. Для меня это свежее ощущение, что много говорит о последних годах моей жизни. Может, это еще не то «долго и счастливо», о котором верещит желтая пресса, но хороший шаг в эту сторону.

Холод помог мне выбраться из машины, что было очень кстати. Садясь в «кадиллак» или выходя из него, я чувствую себя маленьким ребенком — будто сидишь на высоком стуле, не доставая до земли ногами — и отроду тебе лет шесть. Но локоть Холода под моей рукой, его твердость, рост стража напоминали мне, что я не ребенок и лет мне существенно больше.

Дойл вдруг воскликнул:

— Фар Дарриг, что ты тут делаешь?

Холод встал как вкопанный и загородил меня своим телом, потому что Фар Дарриг — это не имя. Фар Дарриги — это очень старые фейри, реликты королевства, существовавшего прежде Благого и Неблагого дворов. А значит, этому конкретному Фар Дарригу больше трех тысяч лет, потому что они не размножаются — у них нет женщин. Они что-то среднее между брауни, хобгоблинами и призраками — призраками того сорта, что заставляют мужчину принять камень за собственную жену или нависший над морем утес за широкую дорогу. Некоторые из них любят такие пытки, которые даже мою тетушку приятно удивили бы. А я видела однажды, как она содрала кожу со знатного сидхе и водила этот неузнаваемый кусок мяса на поводке из его собственных кишок.



Фар Дарриги могут быть любого роста — от фута примерно и до роста высокого человека. Похожи они только в одном: они выглядят не по-людски и одеваются в красное.

Дойлу ответил высокий, но несомненно мужской голос, в том брюзгливом тоне, каким у людей часто говорят старики. В голосах фейри я такого ворчливого дребезжания раньше не слышала.

— Как же, местечко вот для тебя приберег на парковке, кузен.

Мы не родня. И с чего ты решил держать для нас место?

В голосе Дойла и намека не осталось на недавний страх перед машиной.

Фар Дарриг вопроса не заметил.

Ой, брось. Я гоблин-оборотень и навожу морок, точно как твой папочка. Пуки от Фар Дарригов недалече стоят.

Я Мрак Королевы, а не безымянный Фар Дарриг.

О, вот здесь собака и зарыта, пропищал гоблин. Имя-то мне и нужно.

Что это значит, Фар Дарриг? спросил Дойл.

Значит, что мне есть что тебе рассказать, и лучше нам потолковать внутри лавки, где вас ждет ее и мой хозяин. Или вы отвергаете гостеприимство нашего заведения?

Ты работаешь в «Фаэле»?

Да.

И чем ты там занят?

Охраной.

Не знал, что «Фаэлю» нужна особая охрана,сказал Дойл.

Хозяин ощутил в ней нужду. Другой раз спрашиваю, отвергнешь ли ты наше гостеприимство? И подумай теперь подольше, кузен, потому как для нашего рода старые порядки живы и отойти от них я не могу.

Вопрос был с подвохом. Фар Дарриги частенько являлись к людям в темные холодные ночи и просились погреться у огня. Или наоборот заплутавший в бурную погоду человек набредал на костер Фар Дарригов. И если люди отказывали гоблину или вели себя непочтительно, Фар Дарриги использовали чары во зло. А если к ним относились по-доброму, они не делали вреда, а порой в благодарность помогали по дому или на время дарили человеку удачу. Но чаще всего столкнувшийся с ними рад бывал, что ушел невредимым.

Но сколько же мне прятаться за широкой спиной Холода? Я начинала глупо себя чувствовать. Репутацию Фар Дарригов я знала, и знала еще, что другие фейри, особенно старые, их недолюбливают. Я слегка толкнула Холода, но он с места не сдвинется, пока ему Дойл не прикажет, или пока я не начну шипеть. Шипеть в присутствии посторонних мне не хотелось. Мне еще предстоит решить вопрос с тем, что мои стражи друг друга слушают больше, чем меня.

Дойл, он ведет себя с нами очень любезно.

Мне случалось видеть, что такие, как он, делали со смертными.

Что хуже того, что делали у меня на глазах друг с другом такие, как мы?

Холод невольно глянул на меня, предчувствуя новую опасность. Даже сквозь очки я видела по его глазам, что я выдаю слишком много информации чужаку не из нашего двора.

Мы слышали о том, что тебе сделал золотой король, Королева Мередит.

Я задержала вдох. Золотой король это Таранис, мой дядюшка по матери, или вернее, двоюродный дед. Он король Благого двора, золотого сборища. Он магией лишил меня чувств и изнасиловал доказательства этого хранились где-то у полицейских криминалистов. Мы хотели добиться его осуждения по людским законам. Репутация Благого двора впервые в истории получала такой удар.

Я попыталась высунуться из-за Холода и посмотреть, с кем говорю, но Дойл тоже оказался на пути, так что говорить пришлось в никуда.

— Я не королева.

— Не королева Неблагого двора, так. Но ты правишь слуа, а если я к какому двору и примыкаю после гибели Летней страны, то это к двору Шолто.

Земля фейри… а может, Богиня, или они обе вместе, короновали меня той ночью дважды. Первую корону я получила вместе с Шолто в глубине его холма. Нас венчали на царство слуа, Темного воинства, ужаса волшебной страны — существ таких жутких, что Неблагие сидке гонят их прочь от своего холма, зато первыми зовут на помощь в битве. Эта корона пропала, когда на мою голову легла вторая — корона Верховной королевы всех Неблагих земель. Вместе со мной на королевство венчался Дойл. Когда-то в Ирландии все короли становились мужьями одной и той же женщины — Богини, хотя бы на одну ночь: мы не всегда играли по человеческим правилам, предписывавшим моногамию.

Шолто — один из отцов моих будущих детей, это нам сообщила Богиня, так что формально я по-прежнему остаюсь его женой и царицей. Шолто вернулся домой и за прошедший месяц не пытался форсировать события видимо, понимал, как тяжело мне нащупывать новое свое место в теперь уже постоянной ссылке.

Так что вслух я сказала только:

Не думала, что Фар Дарриги принадлежат к какому-либо двору.

Некоторые наши в последних войнах дрались на стороне слуа. Так мы могли сеять боль и смерть, а прочий добрый народ, язвительность этого определения нельзя было не заметить, не гонялся за нами и не казнил за дела, что предписаны нам природой. Но сидхе обоих дворов не имеют законной власти над Фар Дарригами. Прав я, родич?

Родства с тобой я не признаю, Фар Дарриг, но Мередит права. Ты вел себя с нами любезно, и я могу отплатить тебе только тем же.

Я отметила, что Дойл не титуловал меня «принцессой», как обычно в разговорах с малыми фейри, хотя и королевой не назвал. Он явно хотел, чтобы Фар Дарриг признавал за мной верховный титул; меня это очень заинтересовало.

Вот и ладушки, сказал Фар Дарриг. Тогда пойдем к Доббину, ах нет, к Роберту, как он себя теперь называет. Какая роскошь два имени сразу! Просто расточительство, когда другие остаются безымянными.

Мы выслушаем тебя, Фар Дарриг, но сперва нам нужно поговорить с кем-либо из фей-крошек, кто найдется в «Фаэле», сказала я.

Зачем это? спросил он со слишком явным любопытством. И я припомнила, что временами Фар Дарриги требовали от своих смертных гостей рассказывать сказки и были, и если рассказ оказывался плох, рассказчика мучили и убивали, а за хороший рассказ отпускали с благословением. Почему же многотысячелетнее существо так жадно интересуется случайными байками, и что у него за одержимость именами?

Это тебя не касается, Фар Дарриг, сказал Дойл

Ничего страшного, Дойл. Новости все равно разлетятся быстро.

Нет, Мередит, не посреди улицы, сказал он таким тоном, что продолжать я не стала. Но только когда Холод сжал мне руку, заставив повернуться к нему, я сообразила, что убийцей фей-крошек мог быть и Фар Дарриг. Хоть он и говорит о принадлежности к слуа, слишком много принятых у нас правил Фар Дарриги не соблюдают.

А вдруг наш маньяк-убийца стоит в двух шагах от меня? Вот было бы удачно. Я ощутила проблеск надежды, но придушила ее в зародыше. Это у меня не первое расследование убийства так легко никогда не бывает. Убийцы не попадаются на улице, едва отъедешь от места их преступления. Но смешно будет, если все и правда так просто. И тут я поняла, что Дойл учел такую возможность, едва увидел Фар Даррига отсюда и его настороженность.

Кажется, я слишком медленно соображаю для моей работы. Вроде бы я здесь детектив, и Люси вызвала именно меня как эксперта по фейри. Хороший из меня эксперт.

Глава 4

Фар Дарриг оказался ниже меня, но всего на несколько дюймов чуть-чуть не дорос до пяти футов. Когда-то он был, видимо, среднего человеческого роста. Лицо у него было морщинистое, нос длинный и острый, у щек клубились пышные седые бакенбарды. Раскосые глаза казались слишком большими для его лица. Радужек в них как будто не было сплошная чернота, пока не разглядишь, что они такие же черные, как зрачки, и потому видны не сразу как и у Дойла.

Он пошел впереди нас по тротуару, навстречу влюбленным парочкам и счастливым семействам. Дети на него открыто пялились. Взрослые на него особенно не смотрели, зато таращились на нас. Только тут я вспомнила, что выглядим мы как положено природой. Я даже не подумала придать нам гламором вид обычных людей или хотя бы сделать не такими приметными. Неописуемое легкомыслие.

Очередные родители детишек глянули на нас дважды, разулыбались и попытались поймать мой взгляд. Если им удастся, они еще и заговорить попробуют, а мне на самом деле нужно спешить предупредить фей. Обычно я стараюсь проявлять дружелюбие, но сейчас мне не до того.

Гламор это способность затуманить разум окружающих, чтобы они видели то, что нужно тебе, а не то, что есть на самом деле. Вплоть до последних нескольких месяцев я почти одним только гламором и владела из всего магического арсенала. Он и сейчас остается самым привычным моим волшебством: стоило подумать, и он легко потек сквозь кожу.

Я тихо сказала Дойлу и Холоду:

Мы привлекаем взгляды, и это только наша вина, журналистов здесь нет.

— Я могу стать незаметным.

Не на свету, напомнила я.

Дойл имел жутковатую способность скрываться от взгляда на манер киношных ниндзя. Мне это казалось понятным ведь он Мрак, а приближение мрака никогда не успеваешь заметить, но раньше я не осознавала, что это не просто веками отработанная ловкость. Нет, он на самом деле мог сгустить вокруг себя тени и спрятаться в них. Но всех нас он спрятать не мог, и к тому же нуждался в упомянутых тенях а не в ярком нынешнем солнышке.

Я сделала свои волосы рыжими просто темно-рыжими, как у обычного человека, а не цвета искрящихся гранатов. Кожа утратила перламутровую белизну и стала обычной светлой кожей, как положено при таких волосах. Я распространила гламор и на Холода; у него цвет кожи такой же, как у меня, так что нас с ним легко было менять одновременно, даже не сбавляя шаг. Волосы его я постепенно делала темней через пепельные до черных с пепельным оттенком, подходивших к тону кожи будто Холод решил податься в готы. Хотя одет он был не по-готски, почему-то именно в этот цвет мне оказалось удобно его перекрасить. Я бы могла выбрать любой цвет, но на ум ничего не пришло, а мы привлекали внимание. Это было плохо если нас распознают слишком много людей, гламор может не выдержать их уверенности. Так что все делалось на скорую руку, прямо на ходу, а тем, кто нас узнал, внушалась мысль об ошибке.

Фокус был в том, чтобы перемены были плавными и постепенными, незаметными взгляду, так что на самом деле здесь сочетались два вида гламора. Первый иллюзия другой внешности, а второй обман зрения а-ля Оби Ван, когда люди смотрят на одно, а думают, что видят другое.

Менять внешность Дойла мне почему-то всегда было трудней. Не знаю почему, но чтобы окрасить черноту его кожи в темно-коричневый глубокий тон, а непроглядно черным волосам придать каштановый оттенок, требовалось сосредоточиться сильнее. Максимум, что мне удалось в такой спешке сделать его отдаленно похожим на американского индейца. Изящные изгибы ушей вместе с их сережками я менять не стала. Теперь, с кожей нормального для людей оттенка, заостренные уши придавали ему вид фаната-подражателя фейри... нет, фаната сидхе. Сплошь и рядом все думают, будто у сидхе острые уши, как в книжках, а на самом деле острые уши означают, что у Дойла смешанная кровь, что он потомок малых фейри. Уши он не прячет демонстративно жест вызова, плевок в глаза двору. Подражатели еще упорно называют нас эльфами спасибо Толкину.

Теперь мы производили не такое оглушительное впечатление, но все же выделялись из толпы, а мужчины и вовсе выглядели экзотично. Но чтобы изменить их сильней, мне надо было останавливаться и сосредоточиваться. У Фар Даррига тоже хватило бы гламора на маскировку, но ему было плевать пусть пялятся. Ну да, на него-то не слетались коршунами репортеры, стоило кому-то позвонить по нужному номеру. А с нами такое случалось дважды за этот месяц, и нам приходилось звать на подмогу всех моих стражей, чтобы добраться до машины. Повторения мне не нужно.

Фар Дарриг замедлил шаг и повернулся ко мне.

Никогда не видел, чтобы сидхе так умело пользовались гламором.

Лестно слышать это от тебя, сказала я. Твой народ славится искусством гламора.

Малые фейри лучше владеют гламором, чем большой народ.

Я видела, как сидхе заставил объедки казаться роскошным пиром и скормил их людям, возразила я.

Дойл добавил:

Фар Дарригу нужен лист с дерева, чтобы сотворить бумажную купюру, сухая галета для пирога, обрубок ветки для кошелька с золотом. Для гламора нужна опора, или он не подействует.

Да, у меня точно так же. Подумав, я добавила: Как и для всех сидхе, чьи способности к гламору я знаю.

Ох, но в прежние дни сидхе могли соткать замок из воздуха или еду, на которую польстится любой смертный, просто из ничего, сказал Фар Дарриг.

Не видела ничего... Я замолкла на полуслове. Сидхе не любят вслух признавать, что их магия слабеет. Это считается оскорбительным, и если тебя услышит Королева Воздуха и Тьмы, получишь в наказание оплеуху если тебе повезет, а если нет то заплатишь кровью за напоминание о том, что ее власть уменьшается.

Фар Дарриг замешкался, и Холоду пришлось шагнуть чуть в сторону от меня, чтобы на него не налететь. Дойл зарычал на Холода густым рокочущим басом, вполне подходящим тому громадному черному псу, в которого он умеет превращаться. Холод шагнул вперед, вынуждая Фар Даррига двигаться, если не хочет попасть под ноги.

Никогда-то сидхе ни в одной мелочи не уступят, сказал тот невозмутимо. Так ты говоришь, моя королева, что никогда не видела сидхе с гламором такой силы. За всю твою жизнь, а?

Мы уже подошли к двери магазина очень красивой и старинной, из стекла и дерева, словно магазин был построен на полвека раньше, чем на самом деле.

Мне нужно поговорить с кем-нибудь из фей-крошек, сказала я.

Насчет убийств, да?

Мы все трое замерли на полушаге, а в следующий миг я вдруг оказалась за спинами стражей, и видела только фрагменты красной одежды в просветах между их телами.

— Ой-ой, — прыснул Фар Дарриг.— Вы решили, будто это я. Думаете, я им перерезал глотки?

— Да, теперь думаем, — сказал Дойл.

Фар Дарриг рассмеялся: такой смех услышишь в темноте — испугаешься. Смех удовольствия при виде чужих мучений.

— Расспроси ту фею, что примчалась сюда и чего только не наговорила. Она в истерике билась, несла чушь о трупах, одетых как в детских сказках, да еще и с сорванными цветами в руках. — Он презрительно фыркнул. — Любой фейри знает, что цветочные феи цветов не рвут. Они их пестуют, а не убивают.

Об этом я не подумала, а он был абсолютно прав. Типично людская ошибка, как и та иллюстрация, что послужила образцом. Кое-кто из фей умеет поддерживать жизнь в сорванных цветах, но это редкий талант. А большинство фей-крошек не любят цветочные букеты — они пахнут смертью.

Убийца должен быть человеком. Надо сказать Люси. Но тут мне пришла в голову еще мысль. Я попыталась подвинуть Дойла в сторону, но это все равно что гору пытаться убрать с пути — толкай сколько хочешь, но вряд ли сдвинешь. Пришлось говорить из-за его спины.

— А эта фея видела убийство?

— Не-а. — Морщинистое лицо Фар Даррига — или то, что я от него видела,— выразило искреннее сожаление. — Она там на холме за цветами приглядывает. Полетела к ним и увидела толпу полицейских.

— Все равно нам нужно с ней поговорить, — сказала я.

Он кивнул — качнулся фрагмент лица между боками Дойла и Холода.

— Она там, в подсобке. Доббин ей чего-то налил, чтобы успокоить нервы.

— А сколько она там пробыла?

— Спроси ее сама. Но ты сказала, что хочешь поговорить с кем-то из фей-крошек, а не именно с ней. О чем ты собиралась с ними говорить, моя королева?

— Хотела предупредить, что им грозит опасность.

Он нагнул голову — в просвет между Холодом и Дойлом глянул черный глаз. Вокруг глаза бежали морщинки — Фар Дарриг улыбался.

— С каких это пор сидхе уделяют судьбе пропавших в Лос-Анджелесе цветочных фей больше внимания, чем крысиному хвосту? Их по дюжине в год погибает от соседства с железом и техникой, но ни один двор не принял их обратно даже ради спасения их жизни!

Улыбка исчезла к концу тирады, осталась только злость.

Я постаралась не выдать удивления: если он говорил правду, то я этого не знала.

— Мне есть до них дело, иначе бы я сюда не пришла.

Он с серьезным видом кивнул:

Надеюсь, что тебе дело есть, Мередит, дочь Эссуса, очень надеюсь.

Холод повернулся, оставив Фар Даррига на Дойла. Холод смотрел мне за спину за нами образовалась небольшая пробка.

Позвольте пройти? спросил меня стоявший первым мужчина.

Простите, сказала я, улыбаясь. Встретили старого друга.

Он невольно улыбнулся в ответ, и голос зазвучал не так раздраженно:

Так может, продолжите разговор под крышей?

Конечно, кивнула я.

Дойл открыл дверь, велел Фар Дарригу идти вперед, а следом вошли мы.

Глава 5

Внутри в «Фаэде» всюду было дерево чудесные образцы ручной резьбы. Большая часть интерьера перешла сюда из какого-то давно снесенного салуна Дикого Запада и бережно сохранялась. Травяной и чуть мускусный запах мебельного воска мешался с роскошным ароматом чая, а поверх всего плыл запах кофе, такой густой, что чувствовался на языке. Наверное, здесь только что закончили размалывать зерна для очередного клиента, потому что Роберт требовал плотно закрывать кофе и тщательно следил, чтобы это требование выполнялось. Не столько ради сохранности самого кофе, сколько чтобы его запах не перебивал более нежные ароматы разных чаев.

Все столики были заняты, и клиенты сидели у закругления барной стойки, ожидая места за столиком, либо пили чай у бара. Людей и фейри было примерно поровну, но все фейри из малых рас. Сбрось мы гламор, оказались бы здесь единственными сидхе. Изгнанников-сидхе в Лос-Анджелесе вообще немного, но те, кто есть, считают «Фаэль» пристанищем для существ рангом пониже. Есть пара клубов, специализирующихся на сидхе и их подражателях, но совсем в другом районе. Дойл с его нынешней посветлевшей кожей и острыми ушами сошел бы за такого подражателя, вставившего хрящевые импланты, чтобы походить на «эльфа». Здесь сидел уже один такой за дальним столиком высокий блондин с имплантами в ушах. Он даже отрастил волосы для пущего сходства прямые и длинные. Но хоть лицом он был красив, широкие плечи слишком явно говорили, сколько времени он проводит в спортзале, и вообще в облике была грубоватость, как у незавершенной скульптуры, все это выдавало в нем человека, а не сидхе.

Блондин таращился на нас. На нас многие из посетителей смотрели, но недолго, потом возвращались к своим делам. А этот разглядывал нас поверх своей чашки, и мне такое пристальное внимание не нравилось. Вряд ли он видел сквозь гламор для этого он был слишком человек, но он мне не нравился, не знаю почему. То ли я его где-то встречала, то ли должна была узнать. Ощущение было трудноуловимое; может, это просто нервы. Такое бывает после осмотра места убийства везде начинают мерещиться преступники.

Дойл тронул меня за локоть и шепнул на ухо:

Что такое?

Нет, ничего. Лицо показалось знакомым.

Тот блондин с имплантами? спросил он.

Угум, ответила я, не разжимая губ, потому что взгляд блондина мне совсем перестал нравиться.

Как приятно, что вы нас навестили в такое замечательное утро! сказал с искренним дружелюбием мужской голос. От таких слов и такого тона посетитель сам начинал радоваться, что сюда пришел.

Роберт Трэшер он взял себе прозвание молотильщика стоял за прилавком, натирая дерево чистой белой тряпочкой. Красивое лицо цвета лесного ореха сияло улыбкой. С помощью пластической хирургии Роберт приобрел нос, исправил скулы и сделал себе подбородок хоть и маленький, но изящный. Для брауни Роберт был высок, ростом с меня, но кость у него все же была тонкая, и хирург это учел если не знать, что этот изящный маленький красавец начал жизнь с двумя дырками на месте носа и лицом вроде как у Фар Даррига, то никто этого и не заподозрил бы.

Если мне придется кому-нибудь рекомендовать пластического хирурга, я посоветую того, кто делал лицо Роберта.

Только темно-карие глаза на улыбающемся лице несколько выдавали его тревогу, но из посетителей никто бы этого не заметил.

Ваш заказ вас ждет в офисе. Пойдемте туда, выпьем чаю, и вы его посмотрите.

С удовольствием, сказала я, с готовностью подхватывая его тон. Большую часть жизни при Неблагом дворе единственной моей магией был гламор. Я умею изображать чувства, которых не испытываю, это сильно помогает мне в работе под прикрытием, на службе в агентстве Грея.

Роберт отдал тряпочку девушке, будто сошедшей с обложки готского еженедельника все в стиле, от вороных волос до черного бархатного мини-платьица, полосатых чулок и уродливых ретро-туфель. И в придачу тату на шее и пирсинг в накрашенных черной помадой губах.

Пригляди здесь, Алиса.

Будет сделано. Она солнечно улыбнулась ему. Ага, готка веселая, а не мрачная. От позитивного настроя за стойкой пользы больше.

Фар Дарриг отстал от нас, расточая улыбки высокой готке. Она ему улыбнулась в ответ с искренней приязнью к низкорослому фейри.

Роберт двинулся вперед, мы следом, и я перестала размышлять на тему, есть ли что между Алисой и Фар Дарригом. Я к нему интереса не питаю, но хоть знаю, на что он способен. А она знает?

Качнув головой, я отбросила эти мысли. Их личная жизнь меня не касается.

Офис оказался аккуратный, современный, отделан в теплых натуральных тонах, а одна стена отдана под личные фотографии чтобы все работники, даже те, у кого нет своего стола, могли принести семейные снимки и любоваться ими в течение дня. Роберт и его партнер красовались на фото в гавайских рубахах на фоне великолепного заката. У готки Алисы было несколько фотографий каждый раз с другим джентльменом. Может, она просто очень общительная. Перегородка того же теплого бежевого оттенка отделяла от кабинета комнату отдыха, и из-за нее слышались голоса. Один низкий, мужской, второй писклявый, женский.

Роберт крикнул веселым тоном:

У нас гости, Паслена!

За перегородкой вскрикнули, зазвенела разбитая чашка, и в этот момент мы шагнули за перегородку. Там оказались симпатичный кожаный диван и кресла с мягкими подушками, большой кофейный стол, несколько автоматов с напитками и закусками, почти скрытые японской ширмой, какой-то мужчина и маленькая крылатая фейри.

Ты обещал! закричала она таким высоким от гнева голосом, что в ушах зазвенело как от комариного гула. Ты обещал, что никому не скажешь!

Человек не двинулся с места, пытаясь уговорить зависшую под потолком фею. Крылья ее казались размытым пятном, но я видела, что если они остановятся, то окажутся крыльями не бабочки, а более быстрого, стремительного насекомого. Свет ламп отражался от них радужными зайчиками. Платье на ней было пурпурное, чуть темнее моего сарафана, волнистые светлые волосы спадали до плеч. Ростом она была едва с мою ладонь, крошечная даже для феи-крошки.

Мужчина, который пытался ее успокоить, был партнер Роберта, Эрик. Пять футов восемь дюймов ростом, стройный, аккуратно одетый, похожий на красавчика-выпускника дорогой частной школы. Они с Робертом жили вместе больше десяти лет. До Эрика любовью Роберта была смертная женщина, которой он оставался верен, пока она не умерла в восемьдесят с лишним. Так скоро снова влюбиться в человека я считала очень смелым поступком со стороны Роберта.

Роберт заговорил резко:

Да, мы обещали молчать, Паслена, но ты сама сюда ворвалась, вопя налету и брызгая слюной. Неужто ты думала, что никто ни словом не проговорится? Хорошо еще, что принцесса успела сюда раньше полиции.

Она налетела на него, яростно сверкая глазами и стиснув ручки в кулачки и ударила. Если вы думаете, что существо меньше куклы Барби не может хорошенько двинуть, то сильно ошибаетесь.

Она его стукнула обеими руками, а я стояла как раз за ним и ощутила летящую от ее кулачков волну энергии, вполне сравнимую с небольшим взрывом. Роберта подкинуло в воздух, он полетел спиной вперед прямо на меня. Дойл чудом успел броситься между нами невероятная быстрота реакции. Холод выдернул меня из-под них обоих за миг до их падения.

Паслена повернулась к нам. Вокруг нее кругами расходилась рябь энергии, как волна зноя в жаркий день. Волосы белым нимбом встали вокруг головы под этим магическим ветром. Именно эта магия и позволяет «человечку» таких размеров жить, не потребляя еды больше собственного веса, как приходится колибри и землеройкам.

— Не торопись, — сказал Холод.

Кожа у него похолодела — это его магия пробуждалась покалывающим зимним морозцем. Наведенный мной гламор ушел — и потому, что держать его с пробуждением магии Холода стало трудней, и потому, что я надеялась привести малышку в чувство.

Ее крылья остановились — она словно запнулась в воздухе, как спотыкается человек на неровном полу. Я успела разглядеть за миниатюрными плечами прозрачные стрекозиные крылышки. Она провалилась вниз, но успела прийти в себя и снова взлетела на уровень глаз Дойла и Холода. Отлетев чуть в сторону, чтобы видеть их обоих сразу, она зависла в воздухе. Ее энергия утихала на глазах.

Она неловко изобразила реверанс:

— Откуда бедной фее знать, как себя вести, если вы прячетесь под гламором, принцесса?

Я попыталась обойти Холода, но уперлась в выставленный локоть. Пришлось говорить из-за его спины.

— А ты бы напала на нас, будь мы просто смертными с примесью крови фейри?

— Я думала, вы из этих жутких людей, притворяющихся эльфами.

— Наших подражателей?

Она кивнула. Светлые волосы легли на плечи красивыми кольцами — от магии они как будто закурчавились сильней.

— А чем тебя пугают люди-эльфы? — спросил Дойл.

Она стрельнула глазами в его сторону и снова повернулась ко мне, словно боялась даже смотреть на него. Дойл веками был убийцей на службе королевы; пусть он сейчас служит мне, прошлого это не отменяет.

Ответила она, обращаясь ко мне:

— Я видела, как они спускались с холма, где... — Она не смогла закончить фразу. Закрыла ладонями глаза и разрыдалась.

— Паслена, — сказала я. — Я сочувствую твоей утрате. Но я правильно поняла, что ты видела убийц?

Она кивнула, не отрывая ладоней от лица, и зарыдала громче — удивительно громкие звуки от такого крохотного создания. Рыдания были несколько истерические, но ее можно было понять.

Роберт метнулся мимо нее к Эрику, схватил его за руку, спрашивая, не ушибся ли он. Эрик помотал головой — нет.

— Мне надо позвонить, — сказала я.

Роберт кивнул, и по его глазам я поняла, что он догадался и кому я буду звонить, и почему не хочу говорить отсюда. Маленькая фея никому не хотела говорить, что она видела, а я собиралась звать сюда полицию.

Роберт провел нас на склад, расположенный за кабинетом, но прежде вызвал Фар Даррига и оставил приглядывать за Эриком и феей. Приставить к ней охрану было очень правильным решением.

Холод и Дойл оба пошли со мной, но я сказала:

Кому-то из вас нужно здесь остаться.

Дойл велел остаться Холоду. Холод не спорил; он за века привык подчиняться приказам Дойла. Почти все мои стражи подчинялись ему не думая.

Дойл прикрыл за нами дверь, а я набрала сотовый Люси.

Детектив Тейт слушает.

Это Мерри.

Что-нибудь нашла?

Хочешь свидетеля, который мог видеть убийц?

Издеваешься? спросила она.

Ничего подобного. Кажется, такой есть.

Она едва ли не рассмеялась.

Где вы находитесь и кто твой свидетель? Мы пришлем машину и его заберем.

Это фея-крошка, и очень маленькая. Вряд ли она вынесет поездку в машине металл и техника.

Черт. Ей же и в здание войти будет трудно?

Вполне возможно.

Еще раз черт. Скажи, где вы, и мы приедем. Там найдется место, где ее можно допросить?

Да.

Давай адрес. Выезжаем.

Она шла, почти переходя на бег, я слышала, как шуршат по траве ее брюки.

Я назвала адрес.

Не двигайтесь с места. Я пошлю ближайших к вам патрульных для охраны, но у них не будет амулетов, только оружие.

Мы подождем.

Мы приедем через двадцать минут, если только нашу сирену и мигалки все же заметят.

Я улыбнулась, хоть она меня и не видела.

— Тогда через полчаса. Тут все движение стоит намертво.

— Держите оборону. Мы едем.

Я услышала завывание сирены, и Люси отключилась.

Они едут. Люси просит нас остаться здесь и после прибытия ближайших к нам полицейских, — сказала я.

Потому что они магией не владеют, в отличие от убийц, — догадался Дойл.

Я кивнула.

— Мне не нравится, что она подвергает тебя опасности в своих целях.

Не в ее целях. А для того, чтобы предотвратить новые убийства наших сородичей, Дойл.

Он внимательно на меня посмотрел, вглядываясь в лицо, будто в первый раз видел.

Ты бы и без ее просьбы осталась.

— Да, пока они нас не выгонят.

Почему?

Никто не должен убивать нас безнаказанно.

Когда мы узнаем, кто это сделал, ты намерена отдать их под человеческий суд?

Ты предлагаешь обойтись с ними на старый манер? — Теперь уже я вглядывалась в его лицо.

Он кивнул.

Думаю, лучше под суд.

Почему?

Я не стала пропихивать идею о том, что так положено поступать. Мне случалось убивать из мести, и он это видел. Поздно прикрываться словами о святости жизни.

Потому что наше изгнание в мир людей становится постоянным, и надо учиться жить по их законам.

Проще было бы казнить убийц самим и сберечь деньги налогоплательщиков.

Я улыбнулась, качая головой.

Да, так было бы экономнее. Но я не мэр Лос-Анджелеса и за бюджет не отвечаю.

А если бы отвечала?

Все равно, — сказала я.

Потому что теперь мы играем по людским правилам?

Да.

Нам не удастся обойтись без нарушений, Мерри.

Наверное, не удастся. Но пока мы можем, будем их соблюдать.

Это приказ, ваше высочество?

Если тебе нужен приказ, то да.

Он подумал немного и кивнул:

Мне понадобится время, чтобы привыкнуть.

К чему?

К тому, что я уже не просто несу смерть, и к тому, что ты заинтересована в правосудии.

— Убийца еще может выкрутиться из-за каких-нибудь формальных моментов, — сказала я. — Здесь правосудие борется не столько за справедливость, сколько за букву закона, и многое зависит от адвоката.

А если убийца ускользнет от закона из-за формальностей, что ты мне прикажешь?

— Это будет очень нескоро, Дойл. Месяцы или годы. Правосудие здесь неспешное.

Вопроса это не снимает, Мередит. — Он снова смотрел мне прямо в глаза.

Я спокойно встретила его взгляд из-под темных очков и сказала правду:

— Убийца, кто бы он ни был, либо проведет остаток своих дней в тюрьме, либо умрет.

— От моей руки? — не унимался он.

Я пожала плечами и отвернулась.

От чьей-нибудь. — Я прошла мимо него к двери.

Он поймал меня за руку и развернул лицом к себе:

Ты это сделаешь сама?

Отец учил меня никогда не требовать от других того, что я не хочу делать сама.

Твоя тетя, Королева Воздуха и Тьмы, никогда не стеснялась замарать свои белоснежные руки в крови.

Она садистка. Я их просто убью.

Он взял обе мои ладони в свои и нежно поцеловал.

— Твоим рукам я нашел бы занятие менее грубое. Оставь мне эту работу.

Почему?

Я боюсь, что, если ты окропишь себя кровью, это подействует на детей, которых ты носишь.

Ты серьезно? — спросила я.

Он кивнул.

С убийством мало что сравнится по воздействию.

Очень постараюсь никого не убивать, пока я беременна.

Он поцеловал меня в лоб и наклонился, касаясь губ губами.

Только об этом я и прошу.

— А ты знаешь, что дети в утробе на самом деле не чувствуют, что происходит с их матерью?

Уважь мой каприз, — сказал он, выпрямляясь, но не отпуская моих рук.

Не знаю, сказала бы я ему, что он суеверен, или нет, но меня отвлек стук в дверь. Холод вошел в офис и сообщил:

Там полиция.

Паслена снова завизжала:

Не надо полиции! Она не поможет! Ей с магией не справиться!

Мы с Дойлом дружно вздохнули, переглянулись и улыбнулись. Его улыбка была едва заметна, легкое движение губ, и все же мы вышли в дверь, улыбаясь. Но улыбки мигом пропали, а шаг ускорился, когда Холод крикнул, повернувшись:

Паслена, не тронь полицейских!

И мы поспешили к нему на помощь — не дать крошечной фее разбросать больших злых копов по углам конторы.

Глава 6

Копы оказались хоть и большими, но совсем не злыми, к тому же один из них был женщиной. Это, впрочем, Паслену не успокоило.

Женщине-полицейской не понравился Фар Дарриг. Он и правда страшноват на вид, если только ты не провел почти всю жизнь в окружении существ, рядом с которыми он кажется мальчиком с обложки глянцевого журнала. А вот Фар Дарригу ее страх нравился. Он не упускал из виду истерящую Паслену, но успевал при этом подбираться все ближе к блондинке в отглаженной полицейской форме. Волосы у нее были увязаны в тугой хвост, а все металлические детали формы просто сверкали. Ее напарник был постарше и куда менее отутюженный. Можно было ручаться, что она в полиции недавно. Новички поначалу очень внимательны к внешней стороне работы.

Роберт попросил Эрика помочь Алисе в зале. Наверное, он хотел еще и убрать своего смертного возлюбленного подальше от Паслены, если та опять потеряет голову. Эрику плохо придется, если она вздумает швырнуть его, как Роберта и Дойла. Впавших в истерику фейри лучше окружать предметами попрочнее, чем чистокровные люди.

Паслена сидела на кофейном столе и тихо плакала. Истерика, выброс энергии и плач совсем ее вымотали. Такая маленькая фея вполне может истощить себя полностью — истаять и погибнуть, а за пределами волшебной страны риск особенно велик. Чем больше вокруг металла и техники, тем сложнее жить фейри. Как такая крошка попала в Лос-Анджелес? Чем она заслужила изгнание? Или, может, она просто последовала за своим цветком через всю страну, как насекомое, на которое она похожа? Некоторые из цветочных фей очень привязаны к растениям, особенно если выбрали какой-то определенный вид цветов. Как любой фанатик: чем уже предмет, тем сильнее увлечение.

Роберт сел в одно из мягких кресел, предоставив нам диван. Удобный рассчитан на рост где-то между нашим с Робертом и ростом среднего человека. То есть мне на нем сидеть было удобно, а вот Дойлу или Холоду вряд ли, но они садиться на него и не стали.

Холод присел рядом со мной на подлокотник дивана, Дойл встал у прохода и следил за дверью кабинета. Поскольку мои стражи не сидели, полицейские тоже садиться не стали. Старший из пары, патрульный Райт, явно им не доверял. Он был собран, подтянут, коп с ног до головы, все шесть футов — от короткой темной стрижки до удобных, с любовью выбранных ботинок, стоял настороженно, поглядывая то на Дойла, то на Холода, то на малютку-фею на столе, но чаще — на Холода и Дойла. Наверняка за годы службы Райт научился определять физическую силу на глаз, а еще никого, кто может ее оценить в противнике, мои стражи к себе не располагали. Любой коп предпочитает быть самым крупным псом на псарне — на случай собачьей драки.

Его напарница О'Брайан была ростом не меньше пяти футов восьми дюймов, то есть высокая рядом со мной, но не с моими стражами или своим напарником. Но к своему росту она привыкла, а вот к чему не привыкла — так это к Фар Дарригу, который уже подобрался к ней почти вплотную. Ничего предосудительного он не делал — ничего такого, что могло бы вызвать возражения, — кроме вторжения в личное пространство. Но она не могла не слышать лекций по отношениям людей и фейри и не знать, что одно из важных отличий нашей культуры — куда менее строгое соблюдение личных границ. Так что любой протест О'Брайан был бы бестактностью по отношению к фейри, допущенной в присутствии принцессы Мередит. Я видела, чего стоит ей не рявкнуть на Фар Даррига, подбирающегося дюйм за дюймом все ближе и ближе.

В синих глазах отражалась напряженная мысль — женщина искала вежливый способ заставить его убраться.

В дверь деликатно постучали. Значит, там не Люси со своей командой — полицейские стучат куда увереннее.

Войдите! — крикнул Роберт.

В дверь пробралась Алиса с подносом выпечки.

Вот, перекусите, пока я ваш заказ наберу.

Она сверкнула улыбкой, продемонстрировав ямочки в углах полных губ, накрашенных красной помадой — единственное отступление от монохромного облика. Точно ли ее улыбка сияла Фар Дарригу чуть дольше, чем остальным? Точно ли ее глаза чуть сузились, оценив расстояние от него до О'Брайан? Или я просто ищу, чего нет?

Она помедлила с подносом, не зная, кому подать первому. Я пришла ей на помощь:

Роберт, потрогай Паслену, она не холодная на ощупь?

Роберт пересел к столу. Фея-крошка уткнулась ему в плечо и гладкую шею, продолжая тихо всхлипывать.

Да. Ей нужно что-нибудь сладкое.

Алиса благодарно улыбнулась мне и подала поднос своему боссу и фее-крошке. Роберт выбрал пирожное с кремом и протянул его фее, но та будто ничего не заметила.

Она ранена? — спросил Райт, вдруг подобравшись.

Я такое видела у других полицейских, как и у моих стражей. Только что они просто стояли, а в следующий миг они «при исполнении», они копы, они солдаты. Словно сработал внутренний включатель.

О'Брайан попыталась повторить тот же трюк, но она еще была слишком зеленая — не умеет включать режим гипервнимания. Научится.

Я почувствовала, как напрягся Холод на ручке дивана, и знала, что если бы Дойл сидел рядом, ощутила бы то же самое от него. Они оба воины, им сложно не реагировать на действия другого мужчины.

Паслена потеряла много энергии, — объяснила я, — Ей нужно восстановить силы.

Алиса подошла с подносом ко мне и Холоду. Я тоже взяла пирожное с кремом — рядом стоял кекс и что-то еще, поменьше, но крем был такой белый и пышный, что у меня вдруг разыгрался аппетит. Я это заметила за собой с тех пор, как узнала о беременности — только что я есть вроде бы не хочу, а через минуту уже зверски голодна.

Холод качнул головой — не хотел ничем занимать руки. Успел он проголодаться или нет? Сколько раз они с Дойлом стояли у трона королевы на официальных обедах, охраняя ее безопасность, пока все вокруг ели? Как они это переносили? Мне раньше не приходило в голову спросить, а сейчас, при людях, спрашивать было неуместно. Я отложила вопрос на потом и принялась за пирожное — первым делом за крем.

— Судя по виду, ей трудно пришлось, — сказал Райт.

Да, они ведь могут и не знать, почему их приставили к Паслене. Им могли просто сказать, что есть свидетель, которого нужно охранять, а то и этого не сказали. Велели приехать сюда и присмотреть за Пасленой, и это они и делали.

— Да, но дело не только в этом. Ей нужно подзаправиться. — Я зачерпнула крем кончиком пальца и лизнула. Крем был сделан по домашнему рецепту, сладкий, но не приторный.

То есть, она проголодалась? — спросил О'Брайан.

Я кивнула:

Да, но не так, как мы. Нам просто хочется есть, ну от голода мутит иногда, желудок сводит. Но чем меньше по размерам теплокровное существо, тем труднее поддерживать температуру тела и жизнедеятельность. Землеройки за день съедают в пять раз больше собственного веса, чтобы не умереть от голода.

Я бросила выпендриваться с пальцем и просто облизывала крем с пирожного. Райт какое-то время пялился на меня, но потом отвернулся. Из полицейских ни один ничего не взял с подноса наверное, тоже предпочитали держать руки свободными — а может, их предупредили не брать еду у фейри. Это правило нужно соблюдать только в границах волшебной страны, но я ничего не стала говорить: если они не взяли пирожные, побоявшись магии, это оскорбление для Роберта.

Фар Дарриг взял с подноса кусочек морковного пирога, ехидно улыбнувшись Алисе, и уставился на меня. Не украдкой глянул, а именно уставился. По обычаю фейри считается оскорбительным, когда ты стараешься привлечь внимание, а тебя не замечают. Я что, старалась привлечь внимание?

Нет, мне просто хотелось именно крема, а если столовых приборов не подали, вариантов остается немного.

Роберт все еще пытался уговорить фею съесть кусочек:

Ради меня, Паслена, хотя бы попробуй.

Вы хотите сказать, что она может умереть от недостатка пищи? — спросила О'Брайан.

Не только от недостатка пищи. Нервное истощение и всплеск магии тоже отняли часть энергии, без которой она при таких размерах не может компенсировать затраты на жизнедеятельность и оставаться разумным существом.

— Знаете, я просто коп. Мне объяснять надо или проще, или подробней.

При этих словах Райт взглянул на меня, но тут же отвернулся. Ему было неловко на меня смотреть. Среди людей мое поведение было бы невежливым, среди фейри — невежлив был он.

Холод обнял меня за плечи, пальцы поглаживали обнаженную кожу. Он все так же внимательно следил за собравшимися в кабинете, но прикосновение дало мне понять, что он заметил, как я слизываю крем, и представляет себе, что будет, если я применю свое умение к нему. Люди, которые пытаются играть по нашим правилам, обычно ошибаются, принимая все слишком в лоб. Заметить — вежливо, а переходить к действию — нет.

Пальцы Холода выписывали кружочки на моем плече. Дойл оказался в невыгодном положении: от меня он был слишком далеко, не потрогать, да еще нельзя упускать из виду входную дверь. Так как же ему выразить одобрение моему шоу и остаться хорошим телохранителем? Я поняла, что с этой дилеммой он столетиями сталкивался на службе у королевы. Ей он ничего не выражал — холодный, бесстрастный Мрак. Задумавшись об этом и о вопросе полицейских, я оставила крем в покое.

— Развитый мозг требует много энергии. Как и хождение на двух ногах, как и многое из того, что мы при своем росте делаем свободно. Но уменьшите нас — и потребуется магия, чтобы фейри размером с Паслену могла существовать.

Вы хотите сказать, что без магии она не сможет жить? — спросила О'Брайан.

Я говорю, что ее окружает магическая аура — за неимением лучшего слова, — которая поддерживает в ней жизнь. По всем законам физики и биологии ее существование невозможно; жизнь самых маленьких из нас обеспечивает только магия.

Оба полицейских смотрели на маленькую фею, которая зачерпывала крем с пирожного, как кошка лапкой, и аккуратно ела.

В первый раз слышу такое понятное объяснение, — сказала Алиса и добавила, кивнув Роберту: — Прошу прощения, шеф, но так и есть.

Роберт сказал:

Не извиняйся, ты права. — Он посмотрел на меня куда заинтересованней, чей раньше. — Я забыл, что вы получили образование среди людей. У вас степень бакалавра биологии?

Я кивнула.

Это дает вам уникальную возможность объяснять людям, как устроен наш мир.

Я хотела пожать плечами, но потом сказала:

Я объясняю людям, как устроен наш мир, с шестилетнего возраста, с тех пор, как отец увез меня из страны фейри и отдал учиться в обычную школу.

Нам, изгнанникам, всегда хотелось понять, почему принц Эссус так поступил.

Я улыбнулась:

Наверняка было множество слухов.

— Да, но вряд ли правдивых.

Тут я все же пожала плечами. Отец увез меня в ссылку, потому что его сестра, моя тетя, Королева Воздуха и Тьмы, пыталась меня утопить. Если бы я была настоящей бессмертной сидхе, я бы и с водой в легких не умерла. А поскольку отцу пришлось меня спасать, то бессмертной я не была, а значит, для тетушки Андаис не отличалась от щенка-ублюдка, рожденного породистой сукой от соседской дворняги. Если я могла утонуть, значит, меня надо было утопить.

Отец выехал из волшебной страны вместе со мной и всем своим домом. Прессе это объяснили иначе желанием дать мне узнать страну, в которой я родилась, а не только волшебную страну. Это дало Неблагому двору чуть ли не самый положительный пиар за все время его существования.

Под взглядом Роберта я снова занялась кремом Рассказывать правду за пределами холмов я не отваживалась. Семейные тайны — тот предмет, к которому сидхе обоих дворов относятся очень серьезно.

Алиса поставила поднос на стол и взялась записывать заказы, начав от двери, с Дойла. Он попросил экзотический кофе, который заказал и в первое свое посещение этого места и заказывал с тех пор нередко. В стране фейри такой кофе не варят, а значит, он достаточно часто бывал за ее пределами, чтобы пристраститься к этому напитку. Да и пирсинг в соске и многочисленные колечки в ушах я видела только у него — тоже свидетельства частого посещения земель людей, вот только когда он успевал? На моей памяти он почти не отлучался от королевы.

Я его нежно люблю, но в такие моменты снова понимаю, как мало в сущности знаю о нем.

Фар Дарриг попросил кофейный напиток из тех, которые ближе к молочным коктейлям, чем к кофе. Полицейские отказались, и подошла моя очередь. Я хотела «Эрл Грей», но врачи велели мне воздерживаться от кофеина на время беременности. «Эрл Грей» без кофеина — совсем не то, так что я попросила принести жасминовый зелёный чай. Холод заказал обычный «Ассам», но со сливками и сахаром. Он любит заварить черный чай покрепче, а потом смягчить его молоком и сахаром.

Роберт велел принести чай со сливками себе и Паслене. Такой чай здесь подают с лепешками, взбитыми сливками — густыми, как масло, и свежим клубничным джемом. Фирменная выпечка «Фаэля». Я себе тоже чуть не заказала лепешки, но с зеленым чаем они не идут. Вкус почему-то не тот. И вообще вдруг мне захотелось не сладкого, а чего-нибудь мясного. Не просыпается ли мой зверский аппетит? Я потянулась к столу — положить на салфетку недоеденное пирожное. Крем потерял свою привлекательность.

Роберт сказал:

Предложи еще раз господам полицейским, Алиса. Хотя бы кофе они должны выпить.

Райт ответил:

— Мы на службе.

Мы тоже, — сказал Дойл густым как патока басом. — Хотите сказать, что мы к службе относимся легкомысленней, чем вы?

Копы заказали кофе. Первая — О'Брайан, она попросила черный, а потом Райт — он заказал кофейный коктейль со сливками и шоколадом — напиток еще слаще заказанного Фар Дарригом. О'Брайан быстро глянула на Райта, выдав себя с головой. Если бы она знала, что он закажет такой девчачий напиток, она бы тоже другое попросила. На ее лице написана была мысль — не может ли она переменить заказ?

— Не хотите ли вы заказать что-нибудь другое? — спросила я у нее, вытирая пальцы салфеткой. Липкий крем на пальцах внезапно вызвал отвращение.

Я... Нет, спасибо, ваше высочество.

Райт кашлянул. Она смущенно повернулась к нему.

С фейри так не говорят.

Как не говорят? — спросила она.

— Не говорят «спасибо», — объяснила я. — Некоторые из старших могут счесть это смертельным оскорблением.

Она покраснела сквозь загар.

Простите, — сказала она, запнулась и в растерянности повернулась к Райту.

Ничего страшного, — успокоила я. — Я не так стара, чтобы считать оскорблением ваше «спасибо». Но вообще в разговорах с фейри это лучше взять за правило.

— Я достаточно стар, — улыбнулся Роберт. — Но я так давно стою здесь за стойкой, что меня оскорбить уже трудновато.

Улыбка у него была красивая, и зубы великолепные, ровные и белые. Мне стало на миг интересно, во сколько ему обошлась новая внешность. У меня бабушка была наполовину брауни, так что я представляла объем работы.

Алиса ушла выполнять заказы. В закрывшуюся дверь тут же постучали, и на этот раз очень громко и уверенно. Бедная Паслена вздрогнула и схватилась за рубашку Роберта перемазанными в креме руками. Это точно пришла полиция. Не дожидаясь приглашения, вошла Люси.

Глава 7

Они бежали с холма, — сказала Паслена тонким мелодичным голоском, но мелодия звучала фальшиво. Она честно пыталась отвечать на вопросы, но ее состояние сказывалось на голосе.

Паслена спряталась за воротником Роберта, поглядывая оттуда на двоих детективов в штатском, как ребенок, испугавшийся незнакомцев. Может, она и правда испугалась, а может, привычно играла роль. Люди обычно воспринимают фей-крошек как детей, и чем меньше они по размерам, тем чаще. Я такой ошибки не делаю.

Двое патрульных, Райт и О'Брайан, встали по приказу детективов у входной двери. Фар Дарриг ушел в зал, помогать обслуживать клиентов, хотя у меня мелькнуло сомнение в его полезности. Он клиентов скорее распутает.

— А сколько их было? — терпеливо спросила Люси.

Ее напарник записывал все в блокнот. Люси как-то объяснила мне, что люди нервничают, когда видят, что их слова записываются. Это помогает вывести из равновесия подозреваемого, но и свидетели нервничают тоже, а этого как раз не нужно. Поэтому использовался компромиссный вариант: Люси задавала вопросы, а ее напарник записывал. Иногда они менялись ролями.

— Четверо или пятеро, не помню точно. — Она уткнулась лицом в шею Роберта, хрупкие плечики затряслись — она снова плакала.

Все, что мы пока услышали, — что это были мужчины, эльфы-подражатели, с длинными волосами и ушными имплантами. Было их от четырех до шести, хотя могло быть и больше. Паслена уверена была только, что не меньше четырех. Вопрос времени она никак не прояснила, потому что фейри, особенно те, кто до сих пор остался связан с природой, определяют время по солнцу, а не по часам.

Роберт заставил ее съесть еще пирожного; мы уже объяснили детективам, почему это важно. Ах да, почему же мы еще не ушли? Потому что когда мы собрались уходить, Паслена впала в истерику. Она была уверена, что полицейские только в присутствии принцессы и ее стражи ведут себя хорошо, а без нас ее тут же уволокут в участок, где полно железа и техники. Они же не знают, что она от этого помрет.

Я попыталась убедить ее, что Люси хорошая, но Паслена лет тридцать назад, едва переселившись в Лос-Анджелес, точно при таких же обстоятельствах потеряла своего любимого. Если бы я по халатности полицейских лишилась кого-то из близких, то тоже вряд ли бы им доверяла.

Люси попыталась продолжить допрос:

— Вы можете описать тех, кто там был?

Паслена с перемазанным кремом ротиком выглянула из-под воротника. Выглядела она донельзя невинной и хрупкой, даже для меня хотя я знала, что многие феи-крошки предпочтут пирожным теплую кровь.

— Они были высокие, но для меня все высокие, — пропела она тем же флейтовым голоском.

На нас она визжала совсем по-другому. Она играла роль перед людьми, что было подозрительно. Хотя, может быть, по привычке маскировалась, чтобы верзилы ее не обидели.

— А волосы какого цвета? — спросила Люси.

— У одного черные, как ночь, у другого желтые, как кленовые листья осенью, у третьего посветлее — как выгоревшие на жарком солнце розы. Еще у одного цвета опавших листьев, когда они уже утратили все цвета, кроме коричневого, но коричневый такой... как после дождя.

Мы ждали, что она скажет еще, но она снова занялась пирожным, которое перед ней держал Роберт.

— А во что они были одеты, Паслена?

— В пластик.

— Что ты имеешь в виду под «пластиком»? — спросила Люси.

— Ну, такой, в который остатки еды заворачивают.

— То есть они были завернуты в пластик?

Она покачала головой.

— У них головы, и руки, и одежда были закрыты пластиком.

Люси и ее напарник встрепенулись, хотя и старались этого не показать. Наверное, этот кусочек хорошо лег в мозаику — объяснил что-то, что они узнали на месте преступления, а значит, придавал словам Паслены больше веры.

— Какого цвета был пластик?

Я потягивала чай, стараясь не привлекать к себе внимания. Мы с Холодом и Дойлом находились здесь только потому, что Паслена верила в нашу способность вырвать ее из полицейских клещей. Она верила, как верят обычно малые фейри, что благородные сидхе поведут себя благородно. Мы пытались соответствовать. Люси велела Дойлу сесть со мной рядом, а не висеть у них над душой, так что я теперь сидела между двумя стражами. Холод тоже пересел на сиденье с ручки дивана.

— Никакого, — ответила Паслена и прошептала что-то на ухо Роберту.

Он осторожно поднял со стола чашку с чаем и поднес к ее губам. В этой чашке она искупаться могла бы.

— Вы хотите сказать, что он был бесцветный?

— Я это и сказала, — чуть более раздраженным тоном заявила она. Отчего в ее словах будто послышалось сердитое гудение пчелы? Не гламор ли это — в котором феи-крошки великие мастера?

— Значит, вы видели одежду сквозь пластик?

Она задумалась, потом кивнула.

— А описать ее можете?

— Одежда как одежда, примятая пластиком. — Она внезапно взлетела в воздух, стрекозиные крылышки зажужжали за спиной радужным крутящимся ореолом. — Это были люди! Высокие! Они для меня все на одно лицо!

Сердитое гудение — фоном к ее голосу — стало громче. Напарник Люси спросил:

— Это пчела гудит или мне мерещится?

Роберт встал, протянув руку к висящей в воздухе фее жестом, которым подманивают птичку.

— Паслена, они хотят найти тех, кто совершил это злодеяние. Они пришли, чтобы тебе помочь.

Сердитый гул становился все выше и громче. Где-нибудь на лужайке или в саду я бы уже сделала ноги. Уровень напряжения в комнате резко подскочил, даже Холод и Дойл насторожились, хотя мы-то знали, что это лишь звуковая иллюзия, и ее назначение — не давать любопытным людям слишком близко подходить к феям или охраняемым ими цветам. Этот звук должен был внушать опасение, рождать желание уйти от него подальше. Для этого все и делалось.

В дверь громко постучали. Люси крикнула:

— Потом!

Она не отрывала взгляда от феи: теперь она уже не принимала ее за ребенка. У Люси, как у всякого Опытного полицейского, есть чутье на опасность. Все хорошие копы, кого я знала, умели прислушиваться к сверлящему чувству в затылке — это сохраняло им жизнь.

Роберт сделал еще попытку:

— Паслена, дорогая, мы хотим тебе только помочь.

Райт приоткрыл дверь, передавая реплику Люси. Послышалось оживленное перешептывание.

Бедро Дойла под моей рукой ощутимо напряглось — он готов был к прыжку. Тело Холода везде, где я к нему прикасалась, чуть подрагивало, как у нетерпеливой лошади. Все верно. Если Паслена нападет на детективов с той же силой, с какой она сшибла Дойла и Роберта, они получат тяжелые травмы.

Я впервые усомнилась, точно ли Паслена просто напугана. Один раз можно списать на истерику, но два? Не сошла ли она с ума? С фейри это случается, как и с людьми, а с изгнанниками волшебной страны даже чаще, чем обычно. Не примерещились ли нашей главной свидетельнице те убийцы? Может, все это только пустые слова?

Роберт шагнул к ней, все так же протягивая руку.

— Паслена, солнышко, успокойся. Пирожное еще осталось, и я пошлю за свежим чаем.

Сердитое жужжание стало еще громче. Напряжение вокруг росло вместе с силой звука — так бывает, когда музыкальная нота тянется слишком долго, и ты уже желаешь, чтобы она сменилась хоть чем-нибудь, лишь бы только сменилась.

Паслена развернулась на месте, серебряно-радужные крылышки слились в размытое пятно. Крошка крошкой, а я не смогла прогнать мысль, что она похожа на боевой вертолет. Смешное сравнение — при ее-то четырех дюймах роста, — но от нее волнами исходила угроза.

— Я тебе не дура-брауни, меня печеньями и чаем не успокоишь! — крикнула она.

Роберт медленно опустил руку. Оскорбление было серьезное. В старые дни брауни часто принимали плату сластями, чаем или добрым вином.

За дверью возникла какая-то суматоха, разговор на повышенных тонах, словно кто-то пытался прорваться мимо полицейских, что стояли за дверью — конечно, Люси там кого-то поставила. Паслена снова выполнила механически точный поворот — на этот раз в сторону шума, в сторону двери.

— Там убийцы. Я не дам им отобрать у меня магию и убить меня!

Если кто-нибудь сейчас ворвется в дверь, она ударит. А не их ударит, так Райта и О'Брайан, которые стоят по нашу сторону двери.

Мне не пришло на ум ничего лучше, как сказать:

— Ты просила моей помощи, Паслена.

Зловещая крылатая кукла повернулась ко мне. Дойл чуть сдвинулся вперед, готовый прикрыть меня собой в случае чего. Холод напрягся так, что у него наверняка мышцы заболели. Я усилием воли сохраняла спокойствие, пытаясь этим спокойствием заразить Паслену. Жужжащая фея сочилась яростью; я снова подумала, в своем ли она уме.

— Ты просила меня остаться и защитить тебя. Я осталась и сделала так, что полицейские не увезут тебя в другое место, где железо и техника.

Она на миг провалилась в воздухе и взлетела снова, но не так высоко и не так целенаправленно. Я достаточно изучила крылатых фей, чтобы распознать неуверенность, сомнение. Пчелиное гудение приутихло.

Она наморщила крохотный лобик:

— Ты осталась, потому что я боялась? Осталась, потому что я попросила?

— Да, — сказала я. — Именно так, Паслена.

Голоса за дверью зазвучали громче и резче.

— Ты опоздала, королева Мередит. Они уже здесь. — Паслена развернулась к двери. — Они пришли за мной.

Ее голос звучал отстраненно, с неверной интонацией. Да спасет нас Дану, она сошла с ума! Вопрос только в том, случилось это с ней после или до того, как она увидела смерть своих друзей? Пчелиное жужжание снова усилилось, теперь сопровождаемое запахом прогретого солнцем луга.

— Тебя никто от нас не заберет, Паслена, — сказала я, пытаясь внушить ей свое спокойствие. Жаль, что с нами нет Галена или Аблойка — они оба умеют заражать положительными эмоциями. Эйб способен остановить разгоряченных воинов посреди битвы и уговорить пойти выпить с ним по маленькой. А Гален просто вселяет радость в окружающих. Из нас троих на такое никто не способен. Мы можем убить Паслену, чтобы спасти людей, но как бы их спасти, не убивая ее?

— Ты назвала меня своей королевой, Паслена. И как королева я приказываю тебе не причинять вреда никому в этом доме.

Она оглянулась через плечо, миндалевидные глаза светились голубым огнем ее магии.

— Нет больше сладкой Паслены, есть ядовитая Белена. И королевы у нас нет. — Она полетела к двери.

— Детективы? — спросила О'Брайан.

Мы все встали и осторожно направились к фее. Люси шагнула ко мне, спросив шепотом:

— А что она может сделать?

— Дверь вышибет запросто, — сказала я.

— И моих людей вместе с дверью?

— Именно.

— Твою мать.

Я согласилась.

Глава 8

Из-за двери послышался голос, высокий и мелодичный, и мне сразу же захотелось улыбнуться.

— Паслена, дитя мое, не бойся. Твоя крестная фея с тобой.

Паслена снова провалилась в воздухе.

— Джильда, — сказала она тонким голоском. Пчелиное жужжание утихло, и запах выгоревшей на солнце травы исчез.

— Да, дорогая, Джильда. Веди себя потише — и добрые полицейские разрешат мне войти.

Паслена проплыла к полу под удивленными взглядами Райта и О'Брайан. Маленькая фея засмеялась, и оба копа засмеялись вместе с ней. Феи-крошки — самые маленькие из фейри, но по искусству гламора многие из них не уступают сидхе, хотя мало кто из сидхе это признает.

Я поймала себя на желании помочь Джильде поскорей войти. Покосилась на детективов — не действует ли гламор и на них, но нет, оказалось, не действует. У них лица были только растерянными — словно слышат песню, но слишком далеко, чтобы разобрать слова. Я эту песню тоже улавливала — похоже на звон музыкальной шкатулки, или колокольчиков, или... Напряжением ума и воли я усилила защиту и песня пропала. Мне больше не хотелось улыбаться как дуре или спешить Джильде на помощь.

Паслена снова засмеялась, и напарник Люси засмеялся тоже — но нервно, словно знал, что смеяться не должен.

— Ты что, опять амулет дома забыл? — спросила Люси.

Он пожал плечами.

Люси полезла в карман и вытащила маленький полотняный мешочек.

— Держи. Я захватила лишний. — Она покосилась на меня — проверить, не обижусь ли.

— Порой даже я запасаюсь амулетами, — сказала я, правда, не добавив вслух: «обычно против родни».

Люси благодарно улыбнулась.

Я прошептала стражам:

— Вы внушение Джильды чувствуете?

— Да, — ответил Холод.

— Оно направлено только на фейри, — сказал Дойл, — но ей не хватает умения направить его на одну Паслену.

Я оглянулась на Роберта. Вроде бы с ним все было нормально, но он заметил мой взгляд и подошел.

— Вы же знаете, принцесса, брауни — одиночки. Мы таким побуждениям не слишком поддаемся.

Я кивнула. Я и правда знала, но почему-то не могла воспринимать измененного пластическими операциями Роберта как чистокровного брауни.

— Но хоть сопротивляться я могу, я все равно их чувствую, — добавил Роберт, вздрогнув, — Она мерзость, но с изюминкой.

Меня слегка передернуло при слове «мерзость» — так называли людей, которые поддались дикой магии и превратились в чудовищ. Джильду я встречала, чудовищем ее никак не назвать. Впрочем, встречались мы всего однажды и мимолетно, в те дни, когда в Лос-Анджелесе меня считали человеком с примесью крови фейри. Я ей не показалась важной шишкой и в прихвостни тоже не годилась, так что она мной не заинтересовалась.

Детективы вышли из отгороженного закутка, и Роберт жестом предложил нам выходить. Я сделала сердитые глаза, он прошептал:

— Она тут говорила насчет королев. Пусть знает, какую королеву я бы выбрал.

Я прошептала в ответ:

— Я не королева.

— Да-да, знаю. Вы с высоким черным красавцем пожертвовали всем ради любви. — Он осклабился, эта физиономия живо напомнила мне прежнего брауни. Чтобы так скалиться, зубы нужны похуже и лицо другое, но все-таки это была та самая ухмылка.

Я невольно улыбнулась тоже.

— Я слышал из верных рук, что сама Богиня сошла короновать вас двоих.

— Приукрашивают, — сказала я. — Нас короновала магия Богини и земли фейри, но физической материализации Богини не было.

Он отмахнулся:

— Крючкотворствуешь, Мерри. Кстати, тебя еще можно так называть, или ты предпочитаешь Мередит?

— Мерри вполне подойдет.

Он с ухмылкой глянул на моих двух стражей, сосредоточенно следивших за входной дверью.

— В недавние времена эти двое были сторожевыми псами королевы. — Он обратил на меня проницательные карие глаза. — Есть мужчины, которых притягивает сила, Мерри, а есть женщины, которые и без короны больше королевы, чем те, которые корону носят.

И тут, как по сигналу, дверь отворилась, и в кабинет вплыла Джильда, фея и крестная мать города Лос-Анджелес.

Глава 9

Джильда вся была — свет, блеск и кружева. Бальное платье с юбкой до пола сплошь в сверкающих бриллиантах, так что она плыла в облаке ярких белых искр. Само платье бледно-голубое, но бриллиантов столько, что голубых кружев почти не было видно, и создавалась иллюзия летящего сверкающего платья поверх обычного. На мой вкус, многовато блеска, но образ у нее создавался цельный — от хрустальной короны на золотистых кудрях до двухфутовой волшебной палочки, увенчанной звездой.

Она была похожа на ожившую киношную фею-крестную; впрочем, в сороковых годах прошлого века она работала костюмером в кино, и когда первозданная магия фейри предложила ей выполнить любое ее желание, детали костюма вспомнились сами собой. За что ей досталось такое счастье — никто точно не знал. Год от года ее версии событий менялись, и каждая новая версия звучала все более героической. В последней было что-то насчет спасения детей из горящей машины.

Она взмахнула палочкой, как королева помавает скипетром. Но от палочки исходила настоящая магия — каким бы иллюзорным ни был облик Джильды, а палочка была неподдельная. Палочку сделали мастера волшебной страны, но больше о ней ничего не было известно: ни что она собой представляет, ни откуда взялась. Волшебные палочки у нас редкость — потому что нам они не нужны.

Загадывая свое желание, Джильда не могла знать, что чуть ли не каждая деталь будет выдавать ее поддельность. Волшебство у нее в руках вполне настоящее, но то, как она его осуществляет — из сказок, а не из реальности фейри.

— Лети сюда, малышка, — сказала она, и Паслена тут же полетела. Не знаю, что за чары принуждения у Джильды, но действуют они безотказно. Паслена зарылась в золотые кудри и почти пропала из виду за мерцающим сиянием. Джильда повернулась уходить.

Люси ее остановила:

— Прошу прощения, Джильда, но мы не можем отпустить с вами свидетеля.

— Я ее повелительница. Я должна ее защитить.

— От чего защитить? — спросила Люси.

Из-за световых эффектов выражение лица Джильды трудно было понять. Мне показалось, что она раздосадована. Идеально изогнутые губы сложились в недовольную гримасу, идеально голубые глаза под сверкающими алмазными ресницами слегка прищурились. В ту единственную нашу встречу она была покрыта золотой пылью — от ресниц до бального платья, которое в тот раз заметней подчеркивало формы. Джильда блистала всегда, но разновидности блеска меняла вместе с одеждой.

— От полицейского произвола, — сказала она и снова повернула к двери.

— Мы не закончили допрос, — остановила ее Люси.

— Ты так торопишься уйти, фея-крестная, — заметил Роберт, — словно не хочешь, чтобы полиция услышала рассказ Паслены.

Тут она остановилась, и даже сквозь дурацкое мерцание и блеск видна была ее злость.

— Как был у тебя язык деревенщины, брауни, так и остался.

— Было время, когда ты оставалась довольна моим языком, Джильда, — сказал он.

Она покраснела, как краснеют только блондинки, да еще рыжие — до самых корней волос.

— Полицейские не пустили сюда мою свиту, а жаль. При Обероне ты бы такого сказать не посмел.

— Оберон? Кто такой Оберон? — спросил Холод.

Она нахмурилась:

— Мой король, мой супруг.

Она снова прищурилась, но на этот раз так, словно силилась что-то разглядеть. Не мешает ли ей смотреть бриллиантовый блеск? Похоже было, что да.

Ее лицо внезапно разгладилось.

— Убийственный Холод? Мне говорили, что ты теперь живешь в Лос-Анджелесе. Я ждала тебя с визитом.

Ее тон вдруг сменился на любезный и игривый. В голосе чувствовалась магия, но она скатилась с меня, как волна скатывается с камня. Не думаю, что дело в моей улучшенной способности к защите — скорее просто чары принуждения были направлены не на меня.

Повернувшись, она продолжала:

— Здравствуй и ты, Мрак, Мрак Королевы, удалившийся в наши прекрасные земли. Я надеялась, что вы оба нанесете мне визит вежливости. Я так давно уже не встречала гостей из страны фейри! Я бы очень порадовалась вашему визиту.

— Твои чары не действуют на нас, — сказал Дойл своим красивым басом.

Она легонько вздрогнула — вздрогнула корона, пошевелились кружева, бриллианты во все стороны рассыпали радужные зайчики.

— О, подойди ко мне вместе с этим твоим роскошным густым басом!

— Она тебя оскорбляет, — сказал Холод.

— Да, даже больше, чем нас всех, — согласился Дойл. Я втянула воздух, медленно выдохнула и пошла вперед, не глядя на полицейских. Стражи пошли вместе со мной, и я почувствовала искреннюю уверенность Джильды в том, что это подействовали ее чары. Теперь, после того, что она сделала с Пасленой у нас на глазах, после того, что она пыталась проделать с моими стражами, надо будет пристальней приглядеться к тому, как она подчинила себе местных фейри. Если только магией и принуждением, если не было свободного выбора — плохо дело.

— О, вы оба идете ко мне, как замечательно! — сказала она.

— Я чего-то не понимаю? — спросила Люси, когда я поравнялась с ней.

— Меряемся рангами, — прошептала я.

Не выйдет у Джильды вести себя так, словно меня здесь нет. Она упорно улыбалась Дойлу и Холоду через мою голову, делая вид, что они идут к ней на зов. Она даже руку протянула выше, чем было бы удобно мне, словно не замечая меня.

— Приветствую тебя, Джильда, фея и крестная мать Лос-Анджелеса, — сказала я негромко, но отчетливо.

Она фыркнула, но посмотрела на меня, и руку опустила.

— Ах, Мерри Джентри. Вернулась в город, как я погляжу.

— Среди знати волшебной страны принято титуловать собеседника, если он обращается к тебе по титулу. В противном случае наносится оскорбление, которое смывается лишь на дуэли.

Это было не совсем верно — существовали другие варианты развития ситуации, но все они так или иначе вели к поединку. Только Джильда все равно ничего об этом не знает.

— Дуэли запрещены законом, — чопорно заявила она.

— Как и чары принуждения, используемые для лишения свободной воли граждан Соединенных Штатов. Любых граждан.

Она удивленно моргнула. Паслена свернулась клубочком в локонах Джильды, лицо у нее было уже сонное — вероятно, прикосновение делало чары Джильды сильнее.

— Не понимаю, о чем ты говоришь.

— Отлично понимаешь, — сказала я, наклоняясь к ее лицу, чтобы блеск ее платья зажег огни в моих трехцветных глазах и заиграл на лунно-белой коже. — Не помню, чтобы ты владела такой магией в нашу прошлую встречу, Джильда. Что ты сделала, чтобы заполучить такую силу?

На таком расстоянии я смогла заметить мгновенный испуг в красивых голубых глазах. Она постаралась его скрыть, но не успела. Так что же она сделала, что не хочет, чтобы об этом знали? Может быть, она действительно не хочет, чтобы Паслена говорила с полицейскими. Может быть, она знает об убийствах больше, чем хочет показать. Существуют чары — злые, запретные чары — которые позволяют одному фейри воровать силу у другого, более слабого. Я встречала даже колдуна-человека, который так их усовершенствовал, что мог отнимать силу у других людей, лишь бы у них была в жилах хоть слабая примесь крови фейри. Тот колдун пытался меня изнасиловать. Нет, я его не убила. Его убил предатель-сидхе, выдавший человеку те чары, убил, обрывая ведущие к нему нити. Предатель теперь тоже мертв, так что справедливость восторжествовала.

И тут я поняла, почему в кафе обратила внимание на блондина-псевдоэльфа. Убитый колдун был только главой ковена насильников и воров магии, а его собратьев мы поймали не всех. Одного описывали как псевдоэльфа с длинными волосами по имени Дональд. Совпадение было бы невероятное, но невероятные совпадения в жизни встречаются сплошь и рядом. Как знать, может быть, медленное, месяц за месяцем, воровство всей магии стало шагом к воровству магии фей-крошек? Ведь только магия поддерживает жизнь самых маленьких из нас за пределами волшебной страны.

Очевидно, эти мысли отразились у меня на лице, потому что Джильда спросила:

— Что с тобой? Почему ты так на меня глядишь?

— Ты не знакома случайно с подражателем эльфам по имени Дональд?

— Я никогда не знакомлюсь с фальшивыми эльфами. Они — мерзость.

Этот эпитет в ее устах меня позабавил.

— А любовник-сидхе у тебя есть?

— Это не твое дело.

Я внимательно вгляделась в ее оскорбленное лицо. Ощутит ли она разницу между очень искусной подделкой и настоящим фейри;? Не думаю, чтобы она хоть раз оказалась в постели с придворным-сидхе, а если не пробовал настоящего, подделку отличить бывает трудно.

Я улыбнулась и, сказав:

— Думай так и дальше, — направилась к выходу, обходя ее. Дойл и Холод двумя тенями последовали за мной.

— Мерри, вы куда? — окликнула нас Люси.

— Надо кое-что проверить в кафе, — ответила я, не останавливаясь.

Зал оказался набит битком — полицейскими всех сортов и свитой Джильды, которую она везде таскала с собой. В кабинет их не пустили, впрочем. Свита была внушительная, и сверкали ее участники почти так же, как их госпожа. За столиками еще сидели посетители — и люди, и фейри. Кто-то остался ради чая и пирожных, но большинство — ради зрелища.

Мне пришлось проталкиваться сквозь толпу, пока Дойл не выдвинулся вперед и дорога не расчистилась будто сама собой. Он умел внушать почтение, когда хотел. Мне случалось видеть, как люди уступали ему дорогу, не отдавая себе отчет почему. Но когда вслед за Дойлом я вышла к тому столику, блондина-эльфа за ним уже не было.

Глава 10

Я вернулась к стойке и спросила у Алисы:

— Вон за тем столиком сидел накачанный блондин с длинными волосами и ушными имплантами — он когда ушел?

— Как и остальные, когда явилась полиция, — сказала она, глядя умными серьезными глазами.

— А ты не знаешь, как его зовут?

— Донал.

Дональд? — переспросила я.

Она покачала головой.

— Нет, он каждый раз поправляет. Его зовут не как дурацкую утку — это его слова, не мои. Я диснеевскую классику люблю.

Я улыбнулась, но развивать тему не стала, а задала следующий вопрос;

— Он у вас постоянный посетитель?

Она кивнула, мотнув двумя черными косичками.

— Угу, раз в неделю точно заходит, иногда два раза.

— Что он собой представляет?

Он прищурилась и подозрительно на меня глянула.

— А зачем вам знать?

— Считай, для развлечения, — сказала я.

— Ну, он из тех, кто грубит женщинам, если они не представляют для него интереса. А если представляют — лебезит.

— Он к тебе подкатывал?

— He-а, я для него слишком человек. Он встречается только с фейри. Исключений не бывает.

— С какой-то определенной расой фейри?

Она снова глянула на меня с подозрением.

— Нет, лишь бы были по максимуму чистокровными. Я видела разных его подружек из разных рас.

— А имена назвать можешь?

— А зачем тебе их имена, Мерри? — послышался голос Люси у меня за спиной.

Холод и Дойл расступились, пропуская ее. Она смотрела на меня так подозрительно, что взгляд Алисы не шел ни в какое сравнение. Ну, Люси — коп, у нее большая практика.

— Что такое, Мерри? — спросила она поспокойней. — На что ты наткнулась?

Та попытка изнасилования и смерть преступника были зафиксированы полицией, так что я рассказала ей о своих подозрениях.

— Так ты думаешь, что этот Донал и есть тот Дональд, о котором тебе говорила твоя клиентка? — спросила она.

— Хорошо бы получить его фотографию и дать ей на опознание. Она вполне могла недослышать и принять имя «Донал» за более распространенное «Дональд», тем более в состоянии испуга и растерянности.

Люси кивнула:

— Да, вполне. Посмотрю, кого бы послать его сфотографировать, не вызывая подозрений.

— Агентство Грея всегда будет радо помочь.

Она погрозила мне пальцем:

— Ну нет, это больше не твоя забота. Если это и правда они, то эти люди едва тебя не убили в вашу прошлую встречу. — Она глянула на Холода и Дойла: — Поддержите меня, парни.

— Я бы счастлив был не подпускать ее к таким опасным людям, — сказал Дойл, — но она утверждает, что ее работа частного детектива предполагает риск. А если нам это не нравится, мы можем оставаться дома, а с ней пойдут другие стражи.

Люси подняла брови. Холод кивнул и сказал:

— Да, сегодня утром мы опять об этом говорили.

— Единственная карта, по вашему выражению, которую мы можем разыграть, это возможность повредить малышам, но даже этим козырем приходится пользоваться осторожно, — сказал Дойл. Губы его чуть шевельнулись — он словно и хотел улыбнуться, но смешного видел мало.

— Да, это и я поняла. С виду она сама женственность, но надави — и упрешься в бетонную стену. Стену не сдвинешь, и вашу принцессу тоже, — сказала Люси.

— Вы и правда с ней знакомы, — сказал Дойл так сухо, что я не сразу уловила иронию в его словах.

Люси кивнула и повернулась ко мне:

— Мы выясним, с кем встречался этот тип. Поспрашиваем здесь в округе, Добудем его фотографию и разыщем твою бывшую клиентку. И когда я говорю «мы», я имею в виду полицию, а не тебя и никого другого из твоего агентства или из твоей свиты.

Она наставила на меня палец, как на непослушного ребенка.

— Вы меня посылали работать приманкой; риска тогда было куда больше, чем в рутинной проверке нескольких фактов, — возмутилась я.

— Я тогда не знала, что ты — принцесса Мередит, а ты тогда не была беременна, — Она подняла ладонь, прежде чем я набрала воздуху для возражений. — К тому же уже сегодня, когда я попросила тебя приехать на осмотр места преступления, мой босс мне заметил, что я ни при каких обстоятельствах не должна подвергать тебя опасности. Если с тобой что-нибудь случится, мне голову оторвут.

Я вздохнула:

— Прости, Люси.

Она махнула рукой:

— А для меня еще важней, что я тебя знаю четыре года, и такой счастливой я тебя еще не видела. Не хочу, чтобы ты все про... щелкала только ради того, чтобы помочь мне в моей работе. Ты не коп ..Тебе не надо ставить все на карту ради расследования. Это мое дело.

— Но убивают тех, за кого я в ответе...

— Не ты в ответе! — раздался визг. — Я! Они мои! Мои уже шесть десятков лет!

Джильда яростно проталкивалась к нам через толпу. Должно быть, Люси подала какой-то знак, потому что копы в форме встали у нее на пути и так плотно загородили, что я уже не видела ничего, кроме летящих искр и трясущейся верхушки короны.

— Прочь с моей дороги! — заорала она. Но перед ней были полицейские они не шевельнулись.

Я услышала чей-то крик: «Нет, Джильда!», и тут один из копов как подкошенный рухнул на колени. Он не попытался ни схватиться за что-нибудь, ни как-нибудь еще помешать падению — его подхватили стоящие рядом копы.

Полицейские закричали:

— Бросьте жезл! Немедленно!

Дойл и Холод внезапно оказались передо мной и уже уводили меня прочь от суматохи.

— Дверь, — скомандовал Дойл. Я сперва не поняла, но Холод уже вел меня к запасному выходу. Я оглянулась — Дойл двигался за нами, но не выпуская из виду Джильду в кольце полиции.

— Дверь под сигнализацией, — запротестовала я. — Только шуму наделаем.

Холод уже взялся за ручку.

— Здесь написано — «аварийный выход». А ситуация— аварийная.

Под вой сигнализации он вытащил меня за руку в дверь, Дойл мгновенно просочился за нами. Мы стояли на тротуаре под ярким солнцем, на теплом — но не жарком — калифорнийском ветерке.

Дойл взял меня за другую руку и поволок дальше.

— Пули летят далеко. Лучше рядом не стоять.

Я попыталась высвободить руки, но с тем же успехом могла пытаться сломать наручники.

— Я детектив. Что же это такое — утаскивать меня при первом намеке на опасность?

— А мы твои телохранители — во-первых, во-вторых и в-третьих, — сказал Дойл.

Я подогнула ноги, чтобы им пришлось меня отпустить, если не хотят тащить коленками по асфальту. Они остановились — ровно на то время, которое понадобилось Дойлу для команды: «На руки ее».

Холод подхватил меня на руки и понес — подальше от полиции и возможных беспорядков с участием фейри. Свита Джильды вряд ли легко отнесется к аресту своей королевы, но что конкретно они могут сделать?

— Ладно, — сказала я. — Все поняла.

— В самом деле? — спросил Дойл, внезапно оказавшийся передо мной и Холодом. Он пристально на меня смотрел, и я почувствовала всю тяжесть его гнева сквозь темные стекла очков. — Не думаю, что поняла, или ты первая побежала бы в ту дверь.

— Дойл... — начал было Холод.

— Нет, — отрезал тот, наставляя палец на нас обоих. Как и с Люси, я почувствовала себя провинившимся ребенком, но нотация Дойла и даже палец этот очень уж зловещими казались при охватившем его гневе. — Что если бы ты нарвалась на пулю? Что если шальная пуля попала бы тебе в живот? Что если бы ты убила наших детей всего лишь тем, что отказалась убежать вовремя?

Я не нашла ответа. Я просто молча на него глядела. Он был прав, конечно, прав, но...

— Но я так не могу работать.

— Да, не можешь, — сказал он.

И тут у меня по щеке поползла слеза.

— Вот плакать не надо — сказал он.

За первой слезой покатилась вторая. Я боролась с желанием их вытереть.

Дойл опустил руку и глубоко вздохнул:

— Это нечестно. Не плачь.

— Прости, я не хотела, и ты прав. Но я беременная, черт возьми, а не увечная!

— Ты носишь в себе будущее Неблагого двора. — Он наклонился, обнимая меня поверх рук Холода, и вот уже они вдвоем смотрели на меня сверху, соприкасаясь лбами. — Ты и малыши слишком много значите, чтобы подвергать вас риску, Мередит.

Я вытерла слезы, вдруг разозлившись на себя, что расплакалась. Со мной такое частенько теперь бывало — врачи говорят, что это гормональное. Эмоции куда сильней, чем нужно бы.

— Ты прав, но откуда мне было знать, что все так кончится — полицией и перестрелкой?

— А ты не берись за полицейские расследования, тогда точно не влипнешь в такую ситуацию, — сказал он.

Я опять не нашла, что возразить, но очень хотелось.

— Во-первых, поставьте меня на землю. Мы привлекаем внимание.

Они глянули по сторонам — зевак собралось достаточно, и уже пошел шепот. Мне не надо было слышать, о чем они перешептываются, и так знала. «Это принцесса Мередит?», «Это они?», «Это точно Мрак?», «Это что, Убийственный Холод?». Если не принять меры, кто-нибудь позвонит репортерам — и мы окажемся в осаде.

Холод отпустил меня, и мы пошли быстрым шагом. Движущийся объект снимать труднее. Стараясь не повышать голоса, я сказала:

— Я не могу отстраниться от этого расследования, Дойл. Кто-то убивает фейри в единственном оставшемся месте, которое мы можем назвать домом. Мы — верхушка нашего общества, малые фейри смотрят на нас и ждут от нас действий.

К нам подошли какие-то двое, мужчина и женщина. Женщина спросила:

— Вы принцесса Мередит? Я не ошиблась?

Я кивнула.

— Пожалуйста, разрешите вас сфотографировать!

Сбоку слышались щелчки — кто-то уже вовсю снимал на телефон, не спрашивая разрешения. Если у телефона есть еще и выход в Интернет, фото может быть опубликовано немедленно. Надо добраться до машины и уехать отсюда, пока на нас не навалились репортеры.

— Принцесса плохо себя чувствует, — сказал Дойл. — Нам нужно проводить ее к машине.

Женщина погладила меня по руке и сказала сочувственно:

— Ох, я знаю, как это бывает тяжко. Я каждую беременность жутко мучилась. Правда ведь, дорогой?

Ее муж кивнул и попросил:

— Только один снимок, очень быстро?

Мы разрешили ему сделать «один снимок, очень быстро», что редко оказывается правдой, — и пошли дальше. Идти к машине приходилось не прямым путем, запутывая следы. Но разрешение на снимок оказалось ошибкой, потому что того же захотели и другие туристы, а Дойл сказал «нет».

— Но им-то вы разрешили! — обиженно кричали нам вслед.

Мы продолжали двигаться, но тут посреди улицы остановилась машина, стекло поехало вниз, из окна высунулся объектив. Папарацци прибыли. Это было начало акульей атаки: акулы подплывают и толкают потенциальную жертву — посмотреть, как она отреагирует, и проверить на съедобность. Если решат, что объект съедобный, в ход пойдут зубы. Нам необходимо уйти с улицы и скрыться на частной территории, пока акул не стало больше.

Тип с камерой закричал из машины:

— Принцесса Мередит, сюда посмотрите! Почему вы плачете?

Вот только этого нам и не хватало. Не просто фотографии, а еще и броские заголовки с плачущей принцессой. Ну, пусть сами придумывают причины — я уже поняла, что от объяснений только хуже будет. Мы снова стали движущимся объектом — это единственное, что нам оставалось. До тех пор, пока по тротуару нам навстречу не выбежал еще фотограф. Мы попали в западню.

Глава 11

Перейдя на сверхчеловеческую скорость, Дойл схватил меня на руки и вбежал в ближайшую лавку, Холод запер за нами дверь.

— Эй, это мой магазин! — возмутился продавец.

Дойл поставил меня на ноги. Мы оказались в небольшом семейном магазине деликатесов. Продавец — он же владелец — был кругленький, лысеющий, в белом фартуке; магазинчик вполне ему соответствовал — старомодный, с нарезанными мясными изделиями, сырами, копченостями и прочими вредными для здоровья деликатесами в вакуумной упаковке. Даже не представляла, что подобный магазинчик мог сохраниться в Лос-Анджелесе, где все помешаны на здоровом образе жизни.

Тут я посмотрела на небольшую очередь из покупателей, и все поняла. Почти все здесь были фейри. Только один пожилой мужчина казался чистокровным человеком, зато у стоящей за ним низенькой пухлой женщины под ярко-красными кудряшками горели орлиные глаза — и это не метафора. Желтые птичьи глаза со спиральными радужками вокруг сужающихся и расширяющихся зрачков. За ее юбку цеплялся мальчик лет четырех, светловолосый, с аккуратной современной стрижкой. Он таращил на меня голубые глазенки. Последним в очереди стоял парень с пирсингом и разноцветным ирокезом, кончавшимся длинной прядью вдоль спины. Одет он был в белую футболку с логотипом какой-то музыкальной группы, черные кожаные штаны и жилет, и казался здесь не к месту. Впрочем, как и мы. Они глазели на нас, а я на них — у нас это не считается бестактным.

Так вот, фейри обычно не страдают от липшего холестерина или высокого уровня сахара в крови, как и от мириада других болезней, которые поджидают любителей солений и копченостей. Инфаркт миокарда бессмертным тоже не грозит.

Мне вдруг ужасно захотелось жареного мяса.

У нас за спиной затрещала дверь — в нее уже барабанил репортер, крича, чтобы ему открыли, потому что это общественное заведение, и мы не имеем права запираться.

Во всех окнах торчали объективы, и дневной свет померк от бесчисленных вспышек. Я повернулась, прикрыв глаза козырьком ладони — очки я, похоже, забыла в комнате отдыха «Фаэля».

Тощий фейри с ирокезом, которого несведущему легко было принять за подростка, шагнул вперед и неловко поклонился:

— Принцесса Мередит, позвольте предложить вам присесть?

Я посмотрела в тонкое лицо с зеленоватой кожей — в нем было что-то откровенно нечеловеческое. Ничего такого, на что можно ткнуть пальцем, но само строение черепа было не совсем такое, как у людей. Он походил на пикси, благодаря смешанной крови приобретшего человеческий рост, пусть и ниже среднего. В острых ушах у него торчало не меньше сережек, чем у Дойла, но нижние сережки были длинные, из разноцветных перьев, и доставали до плеч кожаной жилетки.

— Было бы замечательно, — улыбнулась я.

Он подтащил низкое креслице — здесь их стояло несколько — и предложил мне сесть. Я с благодарностью опустилась на сиденье, вдруг ощутив ужасную усталость. Не знаю, из-за беременности или из-за всего пережитого утром.

Дойл подошел к владельцу магазинчика.

— Куда выходит задняя дверь?

Не «есть ли задняя дверь», а куда она выходит.

Из подсобного помещения вышла женщина со словами:

— Боюсь, задняя дверь вам не поможет, принцесса и принцы. Мне пришлось заложить ее засовом, чтобы газетные ищейки не обошли вас с тыла.

На первый взгляд она казалась отличной парой своему мужу — сплошь уютные округлости, милое приятное лицо, но я быстро поняла, что она прибегла к пластической хирургии, как и Роберт из «Фаэля», разве что она ограничилась просто человеческим обликом, не просила сделать ее сногсшибательной красавицей. Ей достаточно было выглядеть симпатичной, и когда она вышла из-за стойки и посмотрела на меня большими карими глазами, мне так отчетливо вспомнилась бабушка, что горло перехватило и сердце сжалось. Нет, черт возьми, я не заплачу!

Она опустилась передо мной на колени, взяла меня за руки. Ладони у нее были холодные — наверное, с чем-то холодным возилась в подсобке.

Ее муж сказал:

— Встань, Матильда. Тебя снимают.

— Да и пусть, — ответила она, глянув через плечо, и снова повернулась ко мне, глядя так похожими на бабушкины глазами. — Я кузина Мэгги Мэй, поварихи Неблагого двора.

Через секунду я сообразила, что это значит лично для меня. Точно зная, что родственников-сидхе у меня за пределами земель фейри нет, я не задумывалась, что могут найтись другие родственники, не сидхе.

— Значит, ты кузина моей Ба?

Она кивнула.

— Айе, — сказала она с таким густым акцентом, хоть на хлеб намазывай. — Если в Новом свете видишь брауни родом из Шотландии, не сомневайся — мой родич. Вот Роберт тут недалече живет — так он валлиец, он мне не родня.

— Нам не родня, — поправила я.

Она улыбнулась во все зубы, слишком белые, чтобы их цвет был естественным, но мы ведь в Лос-Анджелесе живем.

— Так ты меня считаешь за родню?

Я кивнула:

— Конечно.

Всех в магазине будто покинуло напряжение, которого я и не замечала — кажется, они до этого момента нервничали или даже боялись. А теперь отпустило, они даже подошли ко мне ближе.

— Высокородные обычно притворяются, будто у них в жилах одна только чистая кровь, — сказала Матильда.

— Вот он не притворяется, сказал пикси-панк, кивая на Дойла. Классные сережки. А еще пирсинг у вас есть?

— Да, — ответил Дойл.

Паренек улыбнулся, весело сверкнув кольцами в носу и в нижней губе.

— У меня тоже.

Матильда потрепала меня по руке:

— Ты что-то бледненькая. У тебя беременность обжорная или голодная?

— Какая-какая? — нахмурилась я, не поняв.

— Бывает, что женщина, пока с животом ходит, всю дорогу хочет есть, а другая на еду даже смотреть не может.

Лоб у меня разгладился.

— Ужасно хочется жареного мяса. Белков.

Она снова ослепила меня улыбкой:

— Этому горю мы поможем. Харви, пожарь мяса для принцессы! — крикнула она через плечо.

Он начал было ныть насчет фотографов и прочего, но она повернулась и наградила его таким взглядом, что он молча пошел и стал делать что велено. Но наверное, недостаточно шустро на ее вкус, потому что она еще раз похлопала меня по руке и ушла к нему — помогать или надзирать, не знаю.

Мы все делали вид, что не замечаем растущей толпы людей, облепивших окна и дверь. Я старательно отворачивалась от вспышек и жалела, что забыла очки.

Парнишка-пикси, который, вероятно, был старше меня на пару веков, подобрался к Дойлу и Холоду.

— А вы прячете острые уши?

Холод не сразу понял, что вопрос задают ему.

— Нет, — сказал он.

Парнишка вытаращился еще больше:

— Так вы, значит, и внешне и внутренне — чистокровный сидхе?

— Нет, — снова сказал Холод.

— Я знаю, что сидхе бывают разные на вид.

— Я не более чистокровный, чем Дойл.

— Или чем я, — повернулась я в кресле.

Парень переводил взгляд с одного из нас на другого. И довольно улыбался.

У прилавка кашлянули, я повернулась это была та женщина с человеческого вида ребенком. Женщина нырнула в реверансе, сверкнув орлиными глазами. Малыш хотел последовать ее примеру, но она удержала его за руку.

— Нет-нет, Феликс, это принцесса фейри, а не людей. Тебе кланяться не надо.

Мальчик насупился, обдумывая сказанное.

— Я его няня, — сказала она, словно это было еще непонятно. — Няньки-фейри сейчас в большом спросе.

— Надо же, — вежливо удивилась я.

Она добродушно улыбнулась:

— Я-то Феликса теперь не брошу, я с ним с трех месяцев вожусь. Но могу порекомендовать кое-кого, если они сейчас свободны или хотят сменить место.

Я так далеко еще не загадывала, но...

— У вас есть визитная карточка?

Она улыбнулась, достала карточку из сумки, положила на столик и написала несколько цифр на обороте.

— Это мой домашний телефон, так что вам не придется обращаться в агентство. Там все равно не поняли бы, что у вас требования особые.

Я взяла карточку и положила в сумочку-кошелек, висящую на ремешке у меня на запястье, единственное, что я взяла с собой. Мы собирались на пляж, мне надо было иметь при себе удостоверение личности, а больше почти ничего.

Матильда принесла мне тарелочку с красиво сервированным мясом.

— Я бы еще гарнир положила, но когда леди в ожидании, не угадаешь, что класть.

Я ей улыбнулась:

— Так — просто отлично. Спа... Ох, простите. Я не должна была.

— Не волнуйтесь. Я не первый век среди людей живу. Одного «спасибо» не хватит, чтобы уложить эту брауни, а, Харви? — И она засмеялась собственной шутке. Харви за прилавком имел вид одновременно довольный и смущенный.

Мясо оказалось нежным, чуть-чуть недожаренным — точно как я хотела. Даже соли было именно столько, сколько надо — почти не было. Я заметила уже, что если я поддаюсь своим внезапным желаниям, вкус пищи кажется неземным. Интересно, всегда ли так бывает?

Матильда притащила себе кресло, няня, которую звали Агнес, сделала то же самое. Похоже было, что мы здесь надолго. Репортеры нас буквально осадили: снаружи собралась уже такая толпа, что началась давка. Передние пытались сдать назад, но за ними было слишком много народу.

Дойл и Холод остались стоять, наблюдая за людьми снаружи. Юный панк стоял вместе с ними, явно наслаждаясь их обществом. Вот он принялся демонстрировать Дойлу и Холоду татуировку у себя на плече.

Матильда послала Харви за кофе. Я с удивлением поняла, что впервые за месяц или больше сижу в компании женщин и не обременена обязанностями принцессы или детектива, и вообще не несу ответственности за всех и каждого. С нами из волшебной страны уехали несколько женщин-сидхе, но все они раньше служили в гвардии принца. Несколько столетий они состояли в страже моего отца, принца Эссуса, а он был дружелюбен, но не слишком. Он настолько же щепетильно соблюдал личные границы, насколько королева, его сестра, ими пренебрегала. Она считала свою гвардию личным гаремом и игрушками для пыток, а он своих стражниц уважал. У него были среди них любовницы, но секс среди фейри не считается чем-то постыдным. Просто так принято.

Женщины-стражницы готовы были отдать за меня жизнь, но вообще-то они должны охранять принца, а принцев, в Неблагом дворе не осталось. Последнего я убила, не дав ему убить меня. Стражницы его потерю не оплакивали — он был садист не хуже своей матушки. Нам пока удается скрывать от прессы, сколько стражей — и мужчин, и женщин — прошли через его камеру пыток.

Многие из стражниц желали бы, чтобы Дойл или Холод, или еще кто-нибудь из будущих отцов моих детей получил титул принца, и тогда они составят его гвардию. По традиции будущий отец моего ребенка сразу должен был получить титул принца, а потом короля или по крайней мере консорта королевы. Но никто не знал, как поступать при таком количестве отцов. Не делать же принцами всех?

Сидя и слушая, как обычные женщины говорят об обычных житейских делах, я поняла, что за все прошедшие годы только посиделки на кухне с Ба или с Мэгги Мэй были похожи на обычную жизнь. В третий раз за день у меня слезы навернулись на глаза. Мне всегда хотелось плакать, когда я вспоминала Ба. Со дня ее гибели прошел всего месяц.

Я не сразу сообразила, что Матильда меня спрашивает:

— Как вы себя чувствуете, принцесса?

— Мерри, — поправила я. — Зови меня по имени.

Этим я заслужила еще одну радостную улыбку. И тут у нас за спиной что-то затрещало.

Мы дружно повернулись и увидели, что оконные стекла вот-вот не выдержат и разобьются под напором журналистов.

Дойл и Холод мгновенно оказались рядом со мной. Они вздернули меня на ноги и мы побежали за прилавок, а оттуда в подсобку. Агнес подхватила малыша и тоже помчалась в укрытие. Снаружи закричали, и стекло лопнуло с высоким скрипучим звоном.

Глава 12

Повсюду было полно парамедиков, полиции и стекла. Внутри магазина никто не пострадал, но нескольких папарацци увезли в больницу. В первых рядах у окон были в основном фотографы, мечтавшие сделать снимок, который их озолотит. Говорят, что за иные снимки платят сотни тысяч долларов и теперь я этим слухам верю.

Люси стояла у меня над душой все время, пока медики со «Скорой» меня осматривали. Мой жалкий лепет: «Со мной ничего не случилось, я не пострадала», — никто и слушать не стал. Когда Люси обнаружила меня посреди усыпанного стеклом магазинчика, она в лице переменилась. Я смотрела снизу вверх на побледневшую Люси и понимала, что пусть мы никогда не пойдем вместе по магазинам, она мне друг.

Санитар со «Скорой» снял с меня манжету тонометра и объявил:

— Все вроде бы в порядке. Давление норма, остальное тоже. Но я не врач, и уж точно не акушер.

— То есть вы считаете, ее надо везти в больницу? — спросила Люси.

Санитар нахмурился. Его сомнения были понятны. Если он скажет «нет» и ошибется, с него шкуру спустят. Но тут хватало настоящих пострадавших, и если он вместо раненого заберет меня из простой предосторожности, а здесь кто-нибудь погибнет без помощи, мало ему тоже не покажется.

Люси решила искать поддержки у Дойла и Холода:

— Скажите ей, что ей надо ехать в больницу. Они переглянулись, потом Дойл чуть кивнул, словно говоря: «Вперед», и Холод сказал:

— Мы не указываем Мерри, что ей делать, детектив. Она наша принцесса.

— Но она ваших же детей носит!

— Это не дает нам права ей приказывать.

Дойл добавил:

— Полагаю, вы поймете нас лучше других, детектив Тейт.

Она недовольно посмотрела на обоих и вернулась ко мне:

— Ты даешь мне слово, что ты не падала сама и на тебя ничего не падало?

— Даю, — сказала я.

Она набрала воздуху, медленно выдохнула и кивнула, решившись.

— Хорошо. Так и быть. Отстаю от тебя. Если из вас никто не чешется, с какой стати я тут дергаюсь?

Я улыбнулась:

— Потому что ты мой друг, а друзья всегда беспокоятся друг о друге.

Она явно растерялась, чуть ли не смутилась, но потом широко улыбнулась:

— Ладно. Езжайте, развлекайтесь уже без приключений.

Дойл протянул мне руку и помог встать, хотя я могла бы обойтись без помощи. Мои стражи оба вели себя спокойней, чем Люси, но они-то были со мной все время. Они знали наверняка, что со мной ничего не случилось, и все же относились ко мне внимательней, чем раньше. Это одновременно умиляло и слегка раздражало, и боюсь, что с течением времени умилять будет все меньше, а раздражать все больше. Но это забота еще дальняя. А сейчас мы можем наконец отправиться на пляж, и солнце стоит еще высоко, и это хорошо.

Санитар спросил:

— Я здесь еще нужен?

— Нет, — сказала Люси. — Забирай кого-нибудь с кровотечением и езжай.

Он улыбнулся, явно повеселев, и заторопился к тем, кому на самом деле нужна была госпитализация.

— Я к вам приставлю патрульных — проводить до машины. — Люси кивнула на журналистов, толпившихся за желтой лентой и переносными барьерами. Пострадавшие папарацци теперь сами стали сюжетом для репортажа. Интересно, насколько им нравится оказаться перед объективом, а не за ним.

— Они за нами и на пляж потащатся, — пробурчал Холод.

— Попытаюсь от них оторваться, — предложила я.

— Нет! Только не при мне, — быстро сказал Дойл.

Даже Люси заметила, как он переполошился.

— О, так высокий опасный красавец все еще боится самых обычных машин? — сказала она мне.

Я улыбнулась и покачала головой.

— Я предпочитаю лимузин, там хотя бы дорога не так хорошо видна.

Люси тоже улыбнулась и покачала головой:

— Знаете, Дойл, а вы мне больше нравитесь из-за этой мелкой фобии.

Он недоуменно нахмурился и, наверное, что-нибудь ответил бы, но у нее зазвонил телефон. Звонок оказался срочный и она подняла руку, прося нас подождать, послушала, потом спросила:

— Ты не шутишь?

Но по ее тону было ясно, что дело там не шуточное.

— Как? — спросила она, потом добавила: — Толку от твоих извинений.

Она нажала кнопку и выругалась себе под нос — тихо, но с чувством.

— Что случилось? — спросила я.

— Пока мы тут разбирались, наша свидетельница сбежала. Ее не могут найти.

— А когда?..

— Он не знает. Когда часть полицейских ушла сюда, фейри из свиты Джильды расхрабрились и стали возникать, а когда их утихомирили, свидетельницы на месте не было.

Я заметила, что она намеренно не называет имени Паслены на публике. Весьма необходимая предосторожность, когда расследуешь убийство, связанное с магией: никогда не знаешь, кто и как сумеет тебя подслушать.

— Прости, Люси. Если б тебе не пришлось мчаться нам на помощь, этого бы не случилось.

Она сердито глянула на стайку папарацци, которые не пострадали и ждали теперь допроса под присмотром полицейских.

— Если б тебя не осадили эти стервятники, тебе не нужна была бы помощь.

— Боюсь, что тебе даже обвинить их не в чем, сказала я.

— Что-нибудь найдем, — злобно пообещала Люси. Злость была вызвана скорее бегством Паслены и перспективой объяснять боссу, как она в это время спасала принцессу фейри от страшных репортеров, но папарацци оказались удобной мишенью для срыва злости. -Все, езжайте на свой уикэнд. Я займусь этой гоп-компанией, а вам выделю сопровождающих машины. У «Фаэля» стоит несколько наших машин, они проследят, чтобы за вами никто оттуда не увязался, но если вас будут ждать где-нибудь на расстоянии... — она пожала плечами, — боюсь, я уже ничем не помогу.

Я поймала ее руку:

— Спасибо за все, и прости, что из-за нас тебе влетит.

Она улыбнулась, хотя не слишком весело.

— Выживу. Езжайте на свой пикник или что там у вас намечено. — Она повернулась идти, но тут же наморщила лоб, шагнула к нам ближе и спросила: — А как нам в городе под названием Лос-Анджелес найти личность в четыре дюйма ростом?

Вопрос интересный. Но ответу меня был, к счастью.

— Она даже для феи маленькая, а значит, не переносит техники и металла. Ищите ее в парках, на пустырях, в лесополосах — в уголках вроде сегодняшнего места преступления. Ей, чтобы выжить в городе, нужна природа.

— А к какому цветку она привязана? — спросил Холод.

— Не знаю, — ответила Люси.

— Хорошая мысль, — сказала я Холоду. — Это стоит выяснить, Люси, потому что ее цветы будут ее привлекать. Некоторые из цветочных фей настолько привязаны к своим цветам, что погибают, если вымирает их вид растений.

— Боже мой, так вы должны быть ярыми защитниками природы, — сказала Люси.

Я кивнула.

— А кто может знать, какие цветы она любит?

— Роберт, возможно, — предположила я.

— Джильда знает почти наверняка, — подсказал Дойл.

Люси помрачнела:

— Она уже послала за адвокатом. Она нам ничего не скажет.

— Может и сказать, если вы ей объясните, что она ставит под угрозу свой народ, — сказал Дойл.

— Не думаю, что она так уж о нем заботится, — буркнула Люси.

Дойл выдал свою фирменную полуулыбочку:

— Скажите ей, что выходит, будто Мередит заботится о них больше. Намекните, что Мередит лучше Джильды как правительница — и она как минимум назовет вам растение.

Люси глянула на него и одобрительно кивнула:

— Красивые и умные. Оба. Так нечестно — почему мне никак не попадается Прекрасный Принц вроде этих двоих?

Я не нашлась с ответом, зато Дойл ответил:

— В нашей сказке не мы играем роль Прекрасного Принца, детектив. Это Мередит пришла нам на помощь и спасла от печальной участи.

— Прекрасная Принцесса, значит?

Он улыбнулся — на этот раз яркой белоснежной улыбкой, которую так редко удавалось увидеть. На щеках у Люси показался румянец, и я поняла, что она к Дойлу неравнодушна. Не могу ее винить.

— Да, детектив. Мередит — наша Прекрасная Принцесса.

Холод взял мою руку в обе ладони и посмотрел взглядом, выражавшим все, что только можно:

— О да.

— Хотите сказать, что мне не ждать принца надо, а найти, спасти и привезти домой?

— У меня так и получилось, — улыбнулась я.

Она покачала головой:

— Нет, Мерри. Я каждый божий день людей спасаю, ну или пытаюсь спасти. Хотя бы раз в жизни я хочу, чтобы спасли меня.

— Я попробовала на собственной шкуре и то, и другое. Поверь, Люси, лучше спасать самой.

— Поверю, раз ты говоришь. Пойду спрошу у Роберта, не знает ли он, где искать нашу маленькую приятельницу.

Она помахала нам, направляясь к толчее людей. Двое копов в форме выросли перед ней, словно она приказала им подойти, как только она закончит разговор с нами — вероятно, так оно и было. Это были наши старые знакомые Райт и О'Брайан.

— Нам приказано обеспечить вашу безопасность по пути к машине, — доложил Райт.

— Так пойдем, — сказала я.

И мы пошли той же дорогой, которой пришли сюда, сквозь вспышки фотокамер все новых и новых папарацци и репортеров.

Глава 13

Мы тут же обзавелись импровизированной свитой из репортеров. Довольно скоро их накопилось столько, что Райт и О'Брайан не смогли нас вести, не применяя физического насилия, а им, надо думать, было приказано не связываться с прессой. Они оказались перед той же проблемой, что и мои телохранители в последние месяцы — как сохранять политкорректность, когда незнакомые люди орут тебе в лицо, блицы вспыхивают, как светошумовые гранаты, и толпа вокруг превращается в сплошную стену тел, а тебе нельзя и толкнуть никого?

Репортеры выкрикивали вопросы:

— Вы участвуете в полицейском расследовании, принцесса?

— Что вы расследуете?

— Почему вы плакали?

— Хозяйка того магазина действительно ваша родственница?

Райт и О'Брайан пытались протолкаться сквозь толпу, никого не толкая, а это куда трудней сделать, чем сказать. Дойл с Холодом как приклеенные держались у меня по бокам, потому что к толпе стали присоединяться уже не только репортеры: люди и фейри повыходили из магазинов и ресторанов узнать, что тут за суматоха, Любопытство в природе человека, но зеваки так увеличили толпу, что двигаться стало невозможно.

И вдруг репортеры утихли — не все сразу, а постепенно. Один замолчал, другой, потом они начали оглядываться, словно ища источник доносившегося до них звука — неприятного звука. Потом и я ощутила то же, что они — страх. Словно промозглым ветром потянуло откуда-то. Я стояла на ярком калифорнийском солнышке, а по спине ползли холодные мурашки.

Дойл стиснул мне руку, и это слегка привело меня в чувство. Я смогла усилить магическую защиту, и страх тут же схлынул, но на лицах репортеров он все так же был виден.

Райт с О'Брайан схватились за пистолеты, напряженно оглядываясь по сторонам. Я расширила защиту, заключая их в магическое поле — тем же способом, каким недавно распространяла гламор на Дойла и Холода. У Райта плечи распрямились, словно с них упал груз. О'Брайан сказала:

— Что это было?

— Не было, — поправил Дойл. — Есть.

— Что? — не поняла она.

Репортеры расступились половинками занавеса. Им не хотелось стоять близко к тому, кто шел среди них. А шел там Фар Дарриг, скаля остро отточенные зубы. Я не ошиблась, сразу посчитав его ухмылку злой. Он откровенно наслаждался страхом репортеров, это видно было по лицу и небрежной походочке.

Он подошел к нам и опустился на одно колено:

— Рад служить, ваше величество.

Блеснула фотовспышка, запечатлев сцену для вечерних или завтрашних новостей. Фар Дарриг глянул в ту сторону и там закричали, а потом фотограф бросился бежать по тротуару — камеры подпрыгивали и колотили его по спине, а вопил он так, словно за ним гнались все гончие ада.

Прочие журналисты дружно отступили еще на шаг. Фар Дарриг злобно хохотнул — я от одного этого звука покрылась мурашками. Если такое услышать, когда идешь один по ночной дороге, можно от страха спятить.

— Ты, должно быть, долго тренировался так смеяться, — сказала я. — Кровь в жилах стынет.

Он довольно усмехнулся:

— Приятно, когда твою работу ценят по достоинству, ваше величество.

Из толпы кто-то выкрикнул дрожащим голосом:

— Он к вам обращается, как к королеве. Значит ли это, что вы сохранили трон?

Фар Дарриг прыгнул в его сторону, вытянув руки, и крикнул:

— Бу!

Репортеры с той стороны бросились врассыпную. Он сделал шаг в другую сторону, но там народ тоже подался назад, защитным жестом вскидывая руки.

Кто-то из женщин спросил дрожащим голосом:

— Мередит, так вы королева Неблагого двора?

— Нет, — сказала я.

Фар Дарриг поглядел на меня:

— Сказать ей, какую корону ты получила сперва?

— Не здесь, — вмешался Дойл.

Фар Дарриг смерил его взглядом:

— Я не тебя спрашивал, Мрак. Будь ты мне родич — дело другое, а так я тебе ничего не должен, только ей.

Его явно оскорбило нежелание Дойла признать их родство. Дойл это тоже понял, конечно, потому что сказал:

— Я не скрываю своей смешанной крови, Фар Дарриг. Я имел в виду лишь то, что в моих жилах не течет кровь ни одного из вас — и это правда.

— Ах-ха, зато наша кровь текла по твоему клинку, так? Раньше, чем ты стал Мраком Королевы, раньше, чем ты был Ноденсом и исцелял волшебными водами, ты был другим и звался по-другому.

Фар Дарриг понижал голос с каждым словом, пока оставшиеся репортеры не решились подойти ближе, чтобы расслышать. Я знала, что Дойла не всегда почитали как бога и что он не выпрыгнул к трону королевы Андаис сразу взрослым, будто чертик из табакерки, но я не задавала ему вопросов. Старейшие из сидхе не любят говорить о прошлых днях — днях величия нашего народа.

Фар Дарриг резко повернулся и с громким «Ха!» прыгнул на репортеров. Они рванулись прочь, кто-то упал, упавших топтали, в панике убегая подальше от гоблина. Упавшие потом поднялись и тоже припустили прочь.

— Применять магию к представителям прессы не очень законно, — напомнила О'Брайан.

Фар Дарриг склонил голову набок, как птица, увидевшая червяка. Под его взглядом О'Брайан довольно нервно кашлянула, но моя защита помогла ей сохранить дух.

— А вы как заставили бы их убраться, дамочка?

— Полицейская О'Брайан, — поправила она.

Он ухмыльнулся ей в лицо, и я почувствовала, как она дрогнула — но не отступила. Мысленно я поставила ей лишний балл за храбрость, но подумала, что вряд ли разумно с ее стороны задевать его, после того недвусмысленно сексуального интереса, который он к ней проявил на допросе Паслены. Порой некоторое опасение бывает полезно.

Он шагнул вперед, вторгаясь в ее личное пространство, но я встала между ними.

— Чего ты добиваешься, Фар Дарриг? Я благодарна тебе за помощь, но ты это не по доброте душевной сделал.

Он еще раз ухмыльнулся О'Брайан и с той же ухмылкой повернулся ко мне. На меня это не подействовало.

— В моей душе доброты нет, ваше величество, одно только зло.

— Так не бывает, — сказала я.

Ухмылка выросла до предела — его лицо превратилось в злобную оскаленную маску — из тех, что надевают на Хэллоуин.

— Ты слишком молода, чтобы знать, каков я.

— Зато я знаю, что такое зло, — возразила я. — Оно не приходит, скалясь картонной маской. Оно приходит в облике тех, кто должен тебя любить и о тебе заботиться, но этого не делает. Зло — это пощечины и оплеухи, это рука, которая держит тебя под водой, пока ты не задохнешься, и все это время ее лицо остается безмятежным — ни злости, ни бешенства, она просто верит, что поступает правильно!

За маской злости стало проступать куда более серьезное выражение. Он сказал, внимательно глядя на меня:

— Говорят, тебе много довелось вытерпеть от руки твоих родичей-сидхе.

Дойл обратился к полицейским:

— Вы не могли бы дать нам немного поговорить наедине?

Райт и О'Брайан переглянулись, потом Райт пожал плечами:

— Нам только надо довести вас до машины. О'кей, мы подождем в сторонке.

О'Брайан попыталась возразить, но напарник ее увел. Они продолжили спор на расстоянии, полушепотом.

Дойл чуть крепче сжал мне руку, а Холод шагнул ближе. Я поняла их молчаливый совет не выносить сор за крыльцо, но королеву никогда не заботили такие мелочи.

— И от рук их друзей тоже, не забудь. Я, например, не забуду, — сказала я Фар Дарригу.

Он покосился на Холода с Дойлом и спросил:

— Что, они тебя тоже обижали, прежде чем стать твоими любовниками?

Я покачала головой:

— Нет, я не взяла в любовники ни одного из тех, кто поднимал на меня руку.

— Но ты же очистила конюшню Неблагих! Они с тобой все сюда перебрались. Кто там остался, кого ты так крепко помнишь?

— Я увела только стражей, а не всех знатных сидхе.

— Но стражи и есть знатные сидхе, иначе бы им не доверили охранять королеву или там короля.

Я пожала плечами:

— Я позвала с собой только своих.

Он снова встал на колено, но ближе ко мне, чем раньше, — я подавила желание сделать шаг назад. Еще недавно я бы попятилась, но сейчас мне почему-то захотелось быть той королевой, в которой нуждался Фар Дарриг. Дойл как будто уловил мои мысли и приобнял меня за талию, словно поддерживая в желании не отступать. Холод только придвинулся ближе — руки он предпочитал на всякий случай держать свободными. Стражи всегда старались на публике оставлять кого-нибудь в стороне специально для этой цели, хотя иногда бывало трудно одновременно и утешать меня, и охранять.

— Вы не позвали Фар Дарригов, ваше величество.

— Я не знала, что могу вас позвать.

— Мы были прокляты, а наши женщины истреблены, и народом мы быть перестали. Сколько бы ни прожил каждый из нас, будущего у Фар Дарригов нет.

— Я не слышала ни о проклятии, ни о том, что у Фар Дарригов были женщины.

Он глянул на Дойла черными раскосыми глазами:

— Спроси у него, правду ли я говорю.

Дойл кивнул в ответ на мой взгляд.

— Мы вместе с Красными Колпаками едва не побили сидхе. И мы, и они были гордыми народами, мы жили резней и кровопролитием. Сидхе пришли на помощь людям — спасать их от нас, — с горечью сказал он.

— Вы готовы были перебить на острове всех людей до единого — мужчин, женщин и детей, — сказал Дойл.

— Может, и перебили бы, — согласился Фар Дарриг. — Мы были в своем праве; они нам поклонялись, а не вам. Только потом они стали почитать сидхе.

— Что толку в боге, который истребляет своих приверженцев, Фар Дарриг?

— Что толку в боге, который всех приверженцев растерял, Ноденс?

— Я не бог и никогда им не был.

— Но все мы думали, что мы боги, верно, Мрак? — Он снова издал тот зловещий смешок.

Дойл кивнул, и его рука у меня на талии напряглась.

— Мы ошибались во многом.

— Ох да, Мрак, — с грустью согласился Фар Дарриг.

— Я скажу тебе правду, Фар Дарриг. Я забыл и тебя, и твой народ, и то, что случилось с вами так много лет назад.

— Ох уж эти сидхе, до чего же плохая у них память! Они умывают руки не водой и даже не кровью, а временем и забывчивостью.

— Мередит не сможет дать тебе того, что ты хочешь.

— Она венчанная царица слуа, и пусть совсем недолго, но была королевой Неблагого двора. Ее короновали земля фейри и Богиня, а ведь именно этого вы заставили нас дожидаться, Мрак. Ты и твой народ нас прокляли оставаться безымянными, бездетными и бездомными, пока королева, получившая корону от Богини и самой земли фейри, не вернет нам имя. — Он повернулся ко мне. — Это было вечное проклятие, хоть с виду казалось иначе. Это пытка была и наказание. Мы приходили к каждой новой королеве, прося вернуть нам имена, и все они нам отказали.

— Они помнили, кто вы такие, Фар Дарриг, — сказал Дойл.

Фар Дарриг глянул на Холода.

— А ты, Убийственный Холод, почему молчишь? Или ты думаешь только то, что Мрак велит тебе думать? Говорят, ты его нижний.

Вряд ли Холод понял весь смысл последнего слова, но насмешку почувствовал.

— Я не помню судьбы Фар Дарригов. Я пробудился в зиму, когда ваш народ уже ушел.

— Верно-верно, ты был когда-то всего лишь убогим Джекки Инеем, лишь одним из сонма спутников Зимней Королевы. — Он опять по-птичьи склонил голову. — А как ты превратился в сидхе, Холод? Почему набрал силу, когда другие ее теряли?

— В меня верили люди. Я Джек Иней, я Дед Мороз. Обо мне есть сотни поговорок, обо мне пишут сказки, дети смотрят в зимние окна и думают, что я разрисовал их узорами. — Холод шагнул к коленопреклоненному карлику. — А о тебе что говорят человеческие дети, Фар Дарриг? Хорошо, если на самом дне человеческой памяти шевельнется мысль о вас, забытых.

Фар Дарриг окатил его взглядом, полным такой ненависти, что стало по-настоящему страшно.

— Они помнят нас, Джекки, помнят! Мы живем в их памяти, в их душах. Они наше творение — они такие, какими их сделали мы.

— Ложь тебе не поможет, Фар Дарриг, — сказал Дойл.

— Это не ложь, Мрак. Пойди в любой кинотеатр и посмотри любой боевик — ты убедишься. Их убийцы-маньяки, их войны, их новости, в которых смакуют, как отец убил всю семью, лишь бы не говорить им, что потерял работу, или как женщина утопила своих детей, чтобы уйти к новому любовнику! Ой нет, Мрак, люди нас помнят. Это наши голоса звучат в потемках их душ; все живо, что мы насадили. Красные Колпаки принесли им войну, а мы — страдание и пытку. Они наши истинные дети, Мрак, не заблуждайся.

— А мы принесли им музыку, поэзию, живопись и красоту, — сказал Дойл.

— Вы— Неблагие. Убийства вы им тоже принесли.

— Да, тоже. И вы ненавидите нас за то, что мы дали людям не только страх, кровь и смерть. Ни один Красный Колпак и ни один Фар Дарриг ничего не написал, не нарисовал, не изобрел и не придумал. Вы не способны творить, Фар Дарриг, вы только разрушаете.

Он кивнул.

— Я много веков, больше веков, чем можно представить, провел за изучением урока, который вы нам преподали, Мрак.

— И чему же ты научился? — спросила я тихо, не слишком уверенная, что хочу услышать ответ.

— Что люди живые. Что они созданы не только нам на потеху, что они настоящий народ. — Он посмотрел в глаза Дойлу. — Но Фар Дарриги прожили достаточно долго, чтобы увидеть, как пали могучие — как прежде пали мы. Мы видели, как тает сила и слава сидхе, и радовались — все те немногие, кто дожил.

— И все же ты пришел и преклонил колено перед нами, — парировал Дойл.

Фар Дарриг покачал головой:

— Я преклонил колено перед царицей слуа, а не перед сидхе — Неблагой или Благой, все равно. Я преклонил колено перед царицей Мередит, а если б здесь стоял царь Шолто, поклонился бы и ему. Он верен другой своей стороне.

— Щупальца Шолто теперь лишь татуировка — пока он их не призовет. Внешне он столь же сидхе, как любой из нас, — сказал Дойл.

— Ха, а я что, не применю гламора, если мне приглянулась хорошенькая девица?

— Закон запрещает использовать магические средства, чтобы обманом завлекать кого-либо в постель, — сказала О'Брайан.

Я вздрогнула — я не заметила, что полицейские снова вернулись и слышат нас.

Фар Дарриг смерил ее взглядом.

— А вы, полицейская, не намажетесь, идя на свидание? Не наденете красивое платье?

Она промолчала.

— Никакая косметика не скроет этого. — Он показал на собственное лицо. — Никакой костюм не скроет особенностей моего тела. Мне может помочь магия и только магия. Я бы мог вам показать, каково это — когда люди считают тебя уродом.

— Ты не причинишь ей вреда, — запретил Дойл.

— Ах, великие сидхе приказывают, а мы все повинуемся.

— Ты ничему не научился, Фар Дарриг, — сказал Дойл.

— Ты только что угрожал О'Брайан изуродовать ее с помощью магии, поняла я.

— Нет-нет, вся моя магия — один только гламор; чтобы изуродовать, надо нечто посерьезнее.

— Не снимай с них проклятия, Мередит. Они станут настоящей напастью для смертных.

— Объясните мне точно, в чем состояло проклятие.

— Я объясню, но в машине, — сказал Дойл и шагнул вперед, загораживая меня. — Фар Дарриг, после стольких лет мы могли бы пожалеть тебя, но ты всего несколькими словами, сказанными смертной женщине, показал, насколько ты опасен и сколько злобы сохранил. Тебе нельзя возвращать силу.

Фар Дарриг протянул ко мне руки из-за ног Дойла:

— Дай мне только имя, царица, умоляю. Дай мне имя, и я снова обрету жизнь.

— Не надо, Мередит, пока ты не поймешь, кем они были и кем могут стать снова.

— Нас осталась горстка в целом мире, Мрак! — Он готов был перейти на крик. — Что за вред мы можем причинить?

— А если бы тебе не нужно было, чтобы Мередит сняла с вас проклятие, не нужно было бы ее желание это сделать, добрая воля королевы волшебной страны, что бы ты сделал сегодня ночью с выбранной тобой смертной женщиной, Фар Дарриг?

Глаза Фар Даррига полыхнули такой ненавистью, что я попятилась дальше за Дойла, а Холод шагнул вперед, и я снова видела Фар Даррига только в просвет между их телами, как при нашей первой встрече. Он смотрел на меня в этот просвет, и мне становилось по-настоящему страшно.

Он поднялся на ноги с некоторым трудом, словно у него колени затекли от долгого стояния на тротуаре.

— Не обязательно со смертной, Мрак. Или ты забыл, что когда-то мы в магии были соперниками вам, и сидхе грозила не меньшая опасность, чем людям?

— Нет, не забыл. — В голосе Дойла звучала ярость. Такого тона я у него еще не слышала — кажется, там было еще и что-то личное.

— Нигде не сказано, как мы должны получить от королевы наши имена, — ухмыльнулся Фар Дарриг. — Я попросил добром, но могу и по-другому. Она мне с радостью даст имя, спасая себя и своих детей. И ты ей это разрешишь.

Стражи шагнули тесней друг к другу, и Фар Дарриг стал мне не виден.

— Даже не подходи к ней, Фар Дарриг, или умрешь на месте. А если мы унюхаем твою работу в преступлениях против людей, тебе не придется больше оплакивать утраченное величие — потому что покойники не плачут.

— Ха, и как же ты отличишь работу Фар Даррига от работы людей, пропитавшихся нашим духом? В новостях не музыку с поэзией показывают, Мрак.

— Поехали, — прервал разговор Дойл.

Мы попрощались с Райтом и О'Брайан и сели в машину. Я завела мотор, но не тронулась с места, пока наши провожатые не влились в полицейскую толчею у магазина. Наверное, мы все трое не хотели оставлять О'Брайан в непосредственной близости от Фар Даррига.

Зато из «Фаэля» вышла Алиса в своем готском прикиде, подошла к Фар Дарригу и обняла его, а он обнял ее. Они пошли обратно, взявшись за руки, но он глянул на нас через плечо, когда я включила передачу. Взгляд был откровенно вызывающий — «помешай мне, если сможешь». Они скрылись за дверью, я аккуратно встроилась в поток машин на улице и только потом спросила:

— Что это было?

— Не хочу объяснять, пока еду в машине, — сказал Дойл, успевший вцепиться в дверцу и приборную доску. — О Фар Дарригах не говорят, когда испытывают страх. Иначе призовешь их и дашь им власть над собой.

Я ничего не смогла ему возразить — я помнила время, когда была уверена, что Мрак Королевы чувств не испытывает вообще, а уж страха в особенности. Я успела узнать, что Дойл наделен теми же эмоциями, что и все. Он нечасто признавался вслух в своих слабостях, но сейчас привел тот единственный аргумент, который не дал мне допросить его по дороге на пляж.

Я позвонила по блютузу домой и в пляжный домик, где нас давно ждали, сообщила всем, что с нами все в порядке и пострадали только папарацци. Случается, что закон кармы срабатывает без промедления.

Глава 14

Пляжный домик Мэви Рид нависал над океаном, наполовину опираясь на утес, и наполовину — на сваи из дерева и бетона, рассчитанные на землетрясения, оползни, цунами и что там еще приготовил для него климат Южной Калифорнии. Дом стоял в огороженном поселке, с будкой и охранником на въезде. У этой будки мы и простились с прессой — потому что нас нашли, разумеется. Это чуть ли не волшебство — как они нас находят, где бы мы ни были. Чутье у них собачье. Их не так уж много было на узкой петляющей дороге, но хватило, чтобы создать разочарованную толпу у ворот.

На воротах стоял Эрни — пожилой афроамериканец, в прошлом военный. Со службы он ушел после ранения — какого именно, он никогда не рассказывал, а я достаточно знаю о приличиях в мире людей, чтобы не спрашивать. Эрни нахмурился, глядя на паркующиеся в отдалении машины.

— Позвоню в полицию, пусть зарегистрируют нарушение границ частного владения.

— Они не сунутся за ворота, пока ты здесь, Эрни, — сказала я.

Он улыбнулся:

— Благодарю, принцесса. Я стараюсь.

Он приподнял воображаемую шляпу и отсалютовал Дойлу и Холоду. Они кивнули в ответ и мы поехали дальше. Не будь здесь ограды, мы достались бы на растерзание репортерам — вряд ли мне это понравилось бы, помня о выдавленных стеклах в магазинчике Матильды. Приятно было бы думать, что после этого несчастья папарацци от нас отвяжутся, но на деле их интерес скорее обострится. Парадоксально, но так и будет, чувствую.

В машине зазвонил телефон. Дойл вздрогнул, а я сказала в воздух у микрофона:

— Алло.

— Мерри, вы далеко? — спросил Рис.

— Почти на месте, — сказала я.

Он засмеялся — звук из-за блютуза казался жестяным.

— Это хорошо, а то наш повар боится, что все остынет.

— Гален? — спросила я.

— А кто же. Он еще с плиты ничего не снимал. Но пусть лучше дергается из-за еды, чем из-за тебя. Баринтус сказал, у тебя голос был взволнованный, когда ты звонила. Как ты там?

— Нормально, только устала.

— Мы уже почти у поворота к дому, — громко сказал Дойл.

— По блютузу слышно только водителя, — не в первый раз напомнила я ему.

— А почему не всех, кто сидит спереди?

— Что ты сказала, Мерри? — спросил Рис.

— Это Дойл сказал. — В сторону, тише, я сказала: — Не знаю.

— Что не знаешь? — спросил Рис.

— Прости, не привыкла к блютузу. Мы почти доехали, Рис.

На старом столбе у дороги сидел громадный черный ворон. Завидев нас, он каркнул и расправил крылья.

— Катбодуа тоже скажи, что у нас всё о'кей.

— Там что, кто-то из ее питомцев?

— Да.

Ворон взлетел, описывая круги над машиной.

— Значит, она о вас знает больше, чем я, — разочарованно заметил Рис.

— С тобой все хорошо? У тебя голос усталый.

— Все нормально. Как и у тебя. — Он опять засмеялся, потом сказал: — Но я сам сюда только что добрался. Простое дело, на которое меня отрядил Джереми, оказалось не таким уж простым.

— Расскажешь за обедом?

— Рад буду с тобой посоветоваться, но за обедом, думаю, найдем другую тему.

— Что ты имеешь в виду?

Холод наклонился вперед, насколько позволял ремень безопасности, и спросил:

— Случилось что-то еще? Рис как будто встревожен.

— Что-то случилось, пока нас не было? — спросила я, выглядывая поворот к дому. Света стало меньше — сумерки еще не начались, но внимания требовалось больше, иначе я нужную дорожку пропущу.

— Ничего нового, Мерри. Клянусь.

В поворот я вошла круто — Дойл так вцепился в дверцу, что она затрещала. Ему хватит силы вырвать ее с корнем, так что я лишь понадеялась, что вмятин на ней не останется.

Мы поднялись на вершину холма и съехали к обрыву.

— Я подъезжаю к дому. Скоро увидимся.

— Ждем.

Он положил трубку и я сосредоточилась на дороге, которая вилась по обрыву. Она не мне одной не нравилась — за черными очками было плохо видно, но кажется, Дойл зажмурился, чтобы не видеть маневров нашего внедорожника.

Фонари уже горели, и самый низкорослый из моих стражей прохаживался перед домом в развевающемся под океанским бризом белом плаще. Рис единственный из моих стражей получил индивидуальную лицензию частного детектива. Старый поклонник фильм-нуар, он обожал одеваться в плащ и Широкополую шляпу, когда работал под прикрытием. Шляпа и плащ обычно были белые или кремовые — в тон волосам, которые сейчас развевались на ветру вместе с плащом. Волосы, между прочим, растрепались точно так же, как у меня утром.

— А у Риса волосы перепутываются на ветру, — сказала я удивленно.

— Да, — подтвердил Холод.

— Потому он и отпускает их только до пояса?

— Наверное, — сказал он.

— А почему у него волосы запутываются, а у тебя нет?

— У Дойла тоже нет. Ему просто нравится заплетать их в косу.

— Вопрос остается. Так почему?

Я подъехала к машине Риса. Он пошел к нам, улыбаясь, но я его достаточно хорошо знала, чтобы разглядеть беспокойство. Сегодня он надел белую повязку на глаз — он ее носит на встречи с клиентами и вообще на выходы в свет. Большинство людей и некоторые фейри чувствуют неловкость, глядя на шрамы на месте его правого глаза. Дома, без посторонних, он себя повязкой не утруждал.

— Мы не знаем, почему у кого-то из нас волосы не запутываются на ветру, — сказал Холод. — Просто так получается.

Под этот невразумительный ответ Рис оказался у моей дверцы. Я отперла замок, чтобы он помог мне выйти из машины, но я заметила, что от тревоги три синих кольца в его глазу — васильково-синий, небесно-голубой и блекло-зимний — медленно вращались, как ленивый смерч. А значит, его магия готова была вспыхнуть, что требует обычно либо сильных эмоций, либо концентрации. О чем он так тревожился? Переволновался за меня — или виновато дело, над которым он работал в агентстве Грея? Я даже не помнила, что там за дело, вроде бы что-то насчет диверсии с использованием магии в какой-то корпорации.

Рис открыл дверцу, я машинально протянула ему руку. Он поднес ее к губам и поцеловал пальцы — так, что у меня по коже пробежала дрожь. Значит, он из-за меня беспокоился, не из-за работы. Интересно, насколько хуже все выглядело в новостях по Телевидению, чем изнутри — нам-то все казалось не так уж страшно.

Он обнял меня и так прижал к себе, что я вспомнила, насколько он на самом деле силен. Руки у него слегка подрагивали; я попыталась отклониться, заглянуть ему в глаза, но он так меня стиснул, что не оставил мне выбора — только обнимать его. Я расслабилась, отдалась чувству его тела сквозь слои одежды. Прикосновение к обнаженной коже было бы как поцелуй, от него по мне будто разряд тока пробежал бы, но даже через одежду я слышала его пульс и гул его магии — прокатывавшийся по мне от щек до бедер мурлыканием хорошо отлаженного мотора. Я погрузилась в это ощущение, провалилась в силу его рук, в мускулистую твердость его тела, и на миг позволила себе забыть все, что было раньше, и все, что я видела сегодня. Все это ушло прочь, убежало от сильного мужчины, который сжимал меня в объятиях.

Я представила, будто он обнажен и обнимает меня, и я отдаюсь пронизывающему ощущению его рокочущей магии. От этой картинки я невольно плотнее прижалась к нему бедрами и почувствовала немедленную реакцию его тела.

Он сам разомкнул объятия, позволяя мне заглянуть ему в лицо. Он улыбался, не отпуская меня.

— Ну, если у тебя на уме секс, то вряд ли ты сильно пострадала, — ухмыльнулся он.

Я улыбнулась тоже:

— Мне уже лучше.

Со стороны дома прозвучал голос Хафвин. Мы повернулись — она стояла у двери, тонкая и высокая, с толстой светлой косой, перекинутой через плечо. Идеальный образец .Благой сидхе — ростом всего на дюйм меньше шести футов, с женственной, при всей ее худобе, фигурой и глазами цвета весеннего неба. Именно такой я в детстве мечтала вырасти, а не такой, как получилась — миниатюрной, с очень уж человеческими округлостями. Глаза, волосы и кожа у меня как у сидхе, зато остальным мне с ними не равняться. Мне это хорошо объяснили — и в одном дворе, и в другом. Хафвин к числу объясняющих не относилась — она никогда не была жестока со мной в те времена, когда я называлась всего лишь Мередит, дочь Эссуса, и никакой трон мне не светил. Если честно, я ее и не видела-то толком, она была лишь одной из многих стражниц; моего кузена Кела.

Теперь, в объятиях Риса, с Дойлом и Холодом за спиной, я не завидовала никому и ничему. Зачем мне мечтать о чьей-то внешности, если я и без того любима?

На Хафвин было белое открытое платье, очень простое, чуть ли не похожее на чехол, который надевают под нарядное платье, но незатейливое одеяние не могло скрыть ее красоты. Глядя на красоту сидхе, я понимаю, почему нас обожествляли в прошлом. Не только в магии дело; люди обожествляют красоту — или наоборот, стремятся ее опорочить.

Хафвин присела в реверансе. Я борюсь с этой дворцовой привычкой, но за века она въелась стражницам в кровь.

— Не нужен ли вам целитель, моя госпожа?

— Нет, я не пострадала, — сказала я.

Хафвин принадлежит к немногим оставшимся истинным целителям. Она умеет лечить наложением рук — под ее прикосновением закрываются раны и проходят болезни. За пределами волшебной страны ее силы уменьшились, но так происходит со многими нашими способностями.

— Слава Богине, — сказала она, тронув меня за руку, обнимавшую Риса. Чем дольше мы были вдали от верховных дворов фейри, тем проще стражи начинали относиться к прикосновениям. Искать утешения в объятиях и прочих дружеских прикосновениях считалось низкой привычкой, подобающей только малым фейри. Сидхе должны быть выше таких глупостей. Вот только я никогда не считала глупостью обнять друга; мне нравится, когда кто-то близкий находит во мне опору или наоборот — дарит мне утешение и тепло.

Хафвин коснулась меня лишь на секунду. Королева Воздуха и Тьмы, моя тетушка, либо посмеялась бы над ее детской слабостью, либо извратила и опошлила значение этого жеста доброты. На всех слабостях нужно сыграть, всякую доброту извести под корень.

Навстречу нам, не сняв передника, вышел Гален. Передник, впрочем, был белоснежный и вполне подошел бы для телевизионного кулинарного шоу. Дома на кухне у него был прозрачный фартук, который он носил на голое тело — он знал, какой эффект это на меня производит. Но сейчас Гален переживал страстный роман с кулинарным каналом и потому завел несколько более практичных фартуков. Под фартуком на нем была темно-зеленая майка и шорты цвета хаки. Цвет майки подчеркивал зеленоватый оттенок его кожи и коротко стриженных волос. Единственной уступкой моде Неблагого двора на длинные волосы была тонкая косичка, спускавшаяся до колен. Из всех сидхе, которых я знаю, он один по собственной воле стригся так коротко.

Рис меня отпустил, чтобы не мешать моему тесному контакту с шестью футами стройной Галеновской красоты. Гален сгреб меня в охапку и я вдруг оказалась в воздухе. В его зеленых глазах плескалась тревога.

— Мы включили телевизор всего несколько минут назад. Такая лавина стекла! Ты могла серьезно пострадать.

Я провела пальцами по его лицу, разглаживая тревожные складки, которые никогда не станут морщинами. Сидхе взрослеют, но не старятся. Но так всегда у бессмертных, верно?

Он наклонился навстречу моим губам; мы поцеловались — в его поцелуе была магия, как в объятиях Риса, но если магия Риса гудела как электромотор, то энергия Галена ласкала мне кожу весенним ветерком. Его поцелуй наполнил меня ароматом цветов и первым весенним теплом, что приходит, когда снег едва стаял и вновь пробуждается земля. Сама весна пролилась на меня в этом поцелуе. Когда мы оторвались друг от друга, я едва сумела восстановить дыхание, глядя на Галена ошалевшими глазами.

Он смутился:

— Прости, Мерри, я просто переволновался. Я так рад, что ты уцелела!

Его глаза не изменились — их красивый зеленый цвет остался прежним. По его внешности труднее было догадаться, что он во власти магии, но единственный поцелуй выдал это еще вернее, чем светящиеся глаза или кожа. Если бы мы стояли в волшебных холмах, у его ног могли бы вырасти цветы, но на асфальте цветы не растут. Продукты человеческой технологии защищены от воздействия нашей магии.

Из-за двери донесся мужской голос:

— Гален, тут у тебя что-то убегает! Я не знаю, как его ловить!

Не отпуская меня, Гален с улыбкой повернулся к дому.

— Пойдем спасать кухню, пока Аматеон с Адайром не устроили там пожар.

— Ты их оставил присматривать за нашим обедом? — спросила я.

Он весело кивнул, шагая к открытой двери. Он нес меня без всякого усилия, словно мог нести вечно. Может быть, и мог.

Дойл с Холодом поравнялись с нами с одной стороны, а Рис с другой. Дойл спросил:

— Как это тебе удалось завербовать их себе в помощники?

Гален просиял в той улыбке свойского парня, которая любого заставляла улыбнуться в ответ. Даже Дойл не мог устоять перед ее обаянием — он тоже блеснул белоснежными зубами на черном лице в ответ на искреннее дружелюбие Галена.

— Попросил, — сказал он.

— А они просто взяли и согласились? — спросил Холод.

Гален кивнул.

— Ты бы видел Иви за чисткой картошки! — ухмыльнулся Рис. — У королевы он бы только под угрозой пытки на такое согласился,

Мы все, кроме Галена, вытаращились на Риса.

— То есть Гален и правда просто попросил, а они согласились? — спросил Дойл. .

— Ага.

Мы переглянулись. Интересно, подумали ли стражи о том же, что и я, — что хотя бы некоторые из наших магических способностей за пределами холмов отлично действуют. У Галена они, кажется, даже росли. И это было не менее интересно и неожиданно, чем все остальное, что случилось за день, потому что если сегодняшнее убийство казалось невозможным — фейри просто нельзя так убить, как это было сделано, — то и магия сидхе просто не может возрастать за пределами волшебной страны. Два невозможных события в один день. Это начинало напоминать Алису в Стране чудес — но ее Страна чудес была волшебная страна, и все ее чудеса остались в ней. Наши чудеса случились не по ту сторону кроличьей норы. «Все любопытственней и любопытственней», — подумала я вслед за девочкой, дважды посетившей страну фейри и вернувшейся домой целиком, а не частями. Из-за последнего обстоятельства никто и не верит, что ее путешествие случилось наяву. Волшебная страна не дает второй попытки. Но может быть, внешний мир милосердней? Пожив в мире, где не так много бессмертных существ, начинаешь надеяться на второй шанс. Но среди нас, изгнанников-сидхе, мы с Галеном были самыми молодыми, нам никогда не поклонялись как богам. Так может быть, это не второй шанс, а первый? Вопрос был в том, на что это шанс. Потому что если Гален способен запросто подчинять себе сородичей-сидхе, то у людей шанса устоять нет.

Глава 15

В темном просторе пляжного домика — «домища» было бы вернее — светилась только кухня, выгороженная в углу. Будто освещенная пещера в сгущающихся сумерках, и в круге света лихорадочно суетились Аматеон с Адайром. Они оба ростом в шесть футов с хвостиком, широкоплечие; руки под рукавами современных футболок бугрились мышцами, наработанными в веках упражнений с оружием. Заплетенные сложным узлом медово-каштановые волосы Адайра спускались до лопаток; расплетенные, они достали бы до пят. У Аматеона медно-рыжие кудри были забраны в хвост, доходивший до колен — они вспыхнули яркой пеной, когда он нагнулся к дымящей духовке. Вместо штанов они носили килты. Шестифутовые бессмертные воины нечасто впадают в панику, но когда они мечутся по кухне с кастрюльками в руках и озадаченно заглядывают под крышки — зрелище возникает ни с чем не сравнимое.

Гален осторожно, но быстро поставил меня на пол и помчался на кухню — спасать наш ужин от своих старательных, но неумелых помощников. Они еще не опустили руки в буквальном смысле, но по их виду было сразу понятно, что они давно сбежали бы, если бы сумели себя убедить, что это не трусость.

Гален вступил в бой с совершенным спокойствием и уверенностью. Ему нравилось готовить и к современным кухонным приспособлениям он привык — но он довольно часто бывал во внешнем мире, а его добровольные помощники всего месяц как вышли из холмов фейри. Гален забрал кастрюлю у Адайра и снова поставил в духовку, прикрутив огонь. Взял полотенце, отодвинул в сторону Аматеона с водопадом его волос и стал вытаскивать из духовки пироги. Секунда — и все под контролем.

Аматеон и Адайр шагнули в сторону от освещенной кухни с видом сбросивших тяжкий груз.

— Что угодно, только не заставляйте нас снова распоряжаться на кухне, — сказал Адайр.

— На открытом огне я еще могу что-нибудь приготовить, — поддержал его Аматеон, — но все эти устройства...

— Может кто-нибудь из вас поджарить стейки на гриле? — спросил Гален.

Они переглянулись.

— Это на открытом огне? — спросил Аматеон.

— Да, на металлической решетке поверх огня, чтобы пламя почти не касалось мяса. Но огонь на настоящих углях, на открытом воздухе.

Оба кивнули с облегчением:

— Да, можем.

— Но Аматеон готовит лучше, — добавил Адайр.

Гален достал плошку с мясом из холодильника, снял защитную пленку и вручил Аматеону.

— Стейки уже замаринованы. Вам остается только узнать, на чей вкус как прожаривать.

— На чей вкус?..

— Нуда. С кровью, почти без крови, розовые внутри или прожаренные полностью, — сказал Гален, мудро заменив специальные термины простыми описаниями. Эти двое в последний раз выходили в мир, когда в Англии правил кто-то из Генрихов. Да и тогда это было ненадолго, а потом они вернулись к единственному образу жизни, который знали. Всего месяц, как они обходились без слуг и должны были готовить на современной кухне. Они еще справлялись лучше остальных — Мистраль, к примеру, оказался вовсе не готов к современной Америке. И это было проблемой, поскольку он входил в число отцов моих детей. Но сегодня его с нами не было: он не любил покидать уютные стены поместья на Холм-би-Хиллс, которое мы привыкли называть домом. Аматеон, Адайр и многие другие стражи освоились лучше, не приводя нас в отчаяние — очень мило с их стороны.

На помощь Галену отправилась Хафвин, покачивая в такт шагами длинной желтой косой. Она стала подавать и забирать, что нужно, с такой сноровкой, словно это было не в первый раз. Может, она и правда часто помогает на кухне? Ее освободили от обязанностей телохранителя, поскольку она целитель, и на работу в агентстве мы ее тоже не отправляем. Но лечит она наложением рук, а значит, ее не примет ни одна больница и ни один частнопрактикующий врач. Исцеление с помощью магии в Соединенных Штатах по-прежнему считается мошенничеством: за много веков шарлатаны заработали магии такую репутацию, что истинным целителям тоже не нашлось места в законе.

Мы с Рисом пока так и стояли в полумраке громадной гостиной, но Дойл и Холод уже подошли к обеденному столу, мерцающему в лунном свете массой бледного дерева. Их силуэты вырисовались на фоне стеклянной стены, выходящей на океан. И виден был еще один силуэт — на фут выше их обоих. У Баринтуса рост семь футов, он самый высокий из нынешних сидхе. Вот он наклонился к подошедшим товарищам — хоть до нас не долетало ни слова, ясно было, что они ему рассказывают обо всех сегодняшних делах.

Баринтус был ближайшим другом и советчиком моего отца. Королева боялась его он мог и сам на трон претендовать, и поддержать другого претендента. К Неблагому двору он был принят только с тем условием, что не станет этого делать. Но мы уже не принадлежали к Неблагому двору, и я впервые разглядела то, что давно, наверное, заметила моя тетя Андаис. Все стражи отчитывались ему и просили его совета — даже Дойл и Холод. Его словно одевала аура власти — какую не дают ни титулы, ни короны, ни знатное происхождение. Он просто был центром, осью, вокруг которой начинала вращаться окружающая жизнь, стоило только ему появиться. Я даже не уверена, что остальные отдают себе в этом отчет.

Доходящие до земли волосы Баринтуса спадали свободно, будто одевая его водяным плащом — потому что волосы у него были всех оттенков морских волн, от темнейшего синего до тропической бирюзы, и от нее до штормового свинца. В тусклом свете луны, падавшем из окон, чудесная игра красок была не видна, но даже в темноте поток его волос рябил и мерцал под серебристыми лучами, подобно настоящей воде. Волосы так плотно окутывали его тело, что одежды не было видно.

Баринтус поселился здесь, в пляжном доме, поближе к океану, и чем дольше он здесь жил, тем сильнее и уверенней в себе он становился. Когда-то он звался Мананнан Мак-Ллир, и морской бог все еще жил в нем и рвался наружу. Страна фейри словно высасывала из него силу, а близость к океану возвращала — с другими сидхе все происходило наоборот.

Рис обнял меня за плечи и прошептал:

— Его превосходство признает даже Дойл.

Я кивнула:

— А сам Дойл это осознает?

Рис поцеловал меня в щеку — он уже настолько овладел собой, что поцелуй утратил магию, был очень приятным, но просто поцелуем.

— Не думаю.

Я повернулась и заглянула ему в глаза: он был всего на шесть дюймов выше меня, так что почти не пришлось задирать голову.

— Но ты это понял.

Он улыбнулся, провел пальцем по моей щеке, как ребенок рисует на песке. Я подалась навстречу его руке, легла в нее щекой; Среди моих мужчин есть такие, в чьей ладони мое лицо умещается целиком, но Рис почти как я, не подавляет своим ростом, и порой это бывает приятно. Хорошая штука — разнообразие.

Аматеон и Адайр следом за Хафвин вышли через раздвижные стеклянные двери на просторную веранду, где стоял большой гриль. Под верандой шумел океан. Даже ночью, когда мало что видно, чувствовалась его мощь, перекатывающаяся и ударяющая в сваи.

Рис прижался ко мне лбом и прошептал:

— А ты как относишься к тому, что этот здоровый тип забирает власть?

— Не знаю. Есть столько других проблем...

Он отнял руку от моей щеки, переместил ее на затылок и чуть отодвинулся для поцелуя, но при этом сказал:

— Если ты хочешь не дать ему набрать силу, это надо делать быстро, Мерри.

Со звуком моего имени он меня поцеловал, и я утонула в этом поцелуе. Я отдалась теплу его губ, нежности его прикосновений, как ничему еще не отдавалась сегодня. Может быть, дело в том, что наконец вокруг не было вездесущих любопытных глаз, но какой-то тяжелый ком словно растаял у меня внутри с этим поцелуем.

Он обнял меня и притянул к себе, наши тела от плеч до бедер приникали друг к другу так тесно, как только могли. Я чувствовала, как он напрягается и растет от близости ко мне, и возможно, мы удалились бы ненадолго в спальню, но из коридора показался Касвин, и радостное настроение почти сразу у меня прошло.

Не в том дело, что он был некрасив — нет, он был красив и мужествен, высокий, стройный и мускулистый, как положено воину сидхе, но у меня сердце щемило от ауры скорби, что его окружала. Касвин принадлежал к мелкой знати Неблагого двора. Прямые волосы у него черны, как вороново крыло как у Катбодуа или у самой королевы Андаис, а кожа белая, как у меня или Холода. Глаза словно застывший костер, три кольца красного, красно-оранжевого и чистого оранжевого цвета. Этот костер почти погасила Андаис — пыткой, которой его подвергла в ночь, когда погиб ее сын, а мы покинули земли фейри. Касвина доставила к нам закутанная в плащ женщина, сказавшая только, что разум Касвина больше не выдержит милосердия королевы. Я не была уверена, что его разуму уже не нанесен непоправимый вред. Но на Касвине Андаис срывала вызванную нами злость, и мы не могли его не принять. Тело его исцелилось, потому что он сидхе, но ум и душа — материи более хрупкие.

Он прошел по коридору черноволосым призраком в не по размеру широкой белой рубахе, развевающейся над кремовыми брюками. Одежда была с чужого плеча, конечно, но еще на прошлой неделе рубашка Холода сидела на нем куда лучше. Он что, так ничего и не ест?

Касвин подошёл прямо ко мне, словно не замечая Риса, и Рис отодвинулся, давая мне его обнять — бедняга прильнул ко мне со вздохом, напоминавшим рыдание. Я не противилась свирепости его объятий. С тех пор, как его спасли из кровавой постели королевы, Он был бурно эмоционален и льнул ко всем, как щенок. Королева мучила его, чтобы хоть так наказать меня — потому что моих любовников ей уже было не заполучить. Касвин просто попался ей под руку, он не был для меня никем — ни другом, ни врагом. Он тщательно соблюдал нейтралитет, насколько это было возможно при дворе, но века осторожной дипломатии разбились о безумие Андаис. Та сидхе, что его принесла, сказала: «Королева пригласила его в свою постель, но он не входил в число ее стражей, которым она могла приказать, и потому вежливо отказался». Этот отказ стал для Андаис последней соломинкой. Она все же утащила его в свою кровать и превратила в окровавленный кусок мяса — что и продемонстрировала мне с помощью чар, превращавших зеркало в подобие видеофона, только с куда лучшим качеством изображения, чем это доступно современным технологиям. Когда я его увидела, он был уже неузнаваем: я решила, что там кто-то из дорогих моему сердцу.

Я помню свое удивление, когда она назвала его имя — он для меня ничего не значил. Я до сих пор слышу ее голос: «Так тебе все равно, что я с ним сделаю?»

Я не знала, что мне ответить. Наконец сказала: «Он дворянин Неблагого двора и заслуживает милости своей королевы».

«Ты корону отвергла, Мередит, а эта королева говорит, что ничего он не заслужил своим многовековым двурушничеством. Он никому не друг и не враг — терпеть такого не могу! — Она схватила его за волосы и заставила молить о пощаде под нашими взглядами. — Я его уничтожу».

«Почему? » — спросила я.

«Потому что могу».

Я предложила ему уйти к нам в любой момент, когда он сможет. Через несколько дней он пришел — с помощью сидхе, которая пожелала остаться неузнанной. Я не беру на себя ответственность за деяния своей тетки. Виновата только ее злоба, я ей послужила лишь поводом спустить с цепи всех ее демонов сразу. Мне кажется, и Дойл согласен со мной, что Андаис пыталась заставить придворных ее убить. Королевский вариант «самоубийства руками полиции».

С королевой Андаис, моей теткой, такое случалось частенько — именно поэтому три четверти ее стражей предпочли уехать в ссылку, когда им предложили выбор. Многие из них были не против поиграть в связыванье-шлепанье, но существовал предел таким играм, за который мало кто хотел переступать. Андаис была доминантом не в том смысле, как это принято у современных садомазохистов, а в старом понимании — когда сила дает права, а у абсолютного монарха силы столько, что право он имеет на всё. Старое высказывание о том, что «власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно», полностью оправдывалось на моих коронованных родственниках при обоих дворах. Я только того не ожидала, что она решит распространить свои сексуальные устремления за пределы личной стражи и что придворные ей по старой памяти подчинятся. Почему ее никто не попытался убить? Почему они не сопротивляются?

— Я думал, ты не вернешься, — залепетал Касвин. — Я боялся, ты ранена или еще хуже... Мы все боялись.

— Дойл с Холодом этого не допустили бы, — сказал Рис.

Касвин посмотрел на него, безуспешно пытаясь прильнуть всем своим шестифутовым телом к моей куда меньшей фигуре.

— Как они смогли бы уберечь принцессу Мередит от кусков разбившегося стекла? Храбрость и оружие не от всего могут защитить. Даже Мрак Королевы и Убийственный Холод не смогут противостоять всем опасностям современной жизни — вот стеклу этому. Оно бы их всех раскрошило на куски, не только принцессу.

Он говорил правду. Стекло прежних времен, выплавленное с помощью огня из природных материалов, могло бы хоть день напролет падать на моих стражей и не оставило бы и царапины, но современные марки стекла, с добавками искусственных присадок и металлов, режут их так же, как и меня.

Дойл пошел к нам со словами:

— Ты прав, Вин, но мы прикрыли бы ее собой. Мередит осталась бы невредима, не важно, что случилось бы с нами.

Мы все теперь обращались к Касвину по уменьшительному имени, потому что полное его имя стараниями моей тети превратилось в нечто ужасное, полное тьмы, страданий и крови.

Я слегка надавила на грудь Вина, чтобы он немного отстранился и не наваливался на меня всей тяжестью. Не получается у меня так обниматься долго и с удовольствием — шея заламывается под неудобным углом.

— Оказалось, что хозяйка того магазинчика — кузина моей Ба, брауни по имени Матильда. Она тоже защитила бы меня.

Вин немного разогнулся — так, чтобы касаться меня плечом, а мою руку положить себе на талию. В такой позе я могла оставаться часами, а ему просто необходимо было ко мне прикасаться. Королева полностью сломила этого шестифутового воина. Телесные раны зажили, но в безопасности он себя чувствовал только со мной, Дойлом, Холодом, Баринтусом, Рисом и еще несколькими, кого он считал способными защитить его в случае нужды. Оставаться с другими он боялся из страха, что Андаис его похитит.

— Много ли защиты с одной брауни? — засомневался он. Голос у него был неуверенный, как всегда. Он и раньше не отличался особенной храбростью, но теперь страх овладел его существом, проник в жилы и трепетал под кожей.

Я улыбнулась ему, добиваясь ответной улыбки.

— Брауни куда крепче, чем кажутся.

Он не улыбнулся, весь его вид выражал ужас.

— Прости меня, принцесса, прости! — Он упал на колено и склонил голову, рассыпав по полу пряди волос: — Я забыл, что ты с ними в родстве. Я не хотел усомниться в твоей силе.

Он не поднимал взгляда выше пола — ну или максимум от подошв моих босоножек.

— Поднимись, Вин. Ты меня не обидел.

Он склонился еще ниже, положил ладони на пол у моих ног. Волосы скрывали его лицо, слышалась только лихорадочная скороговорка:

— Ваше величество, я не хотел оскорбить!

— Я же сказала, Вин, ты меня не оскорбил.

— О прости, прости, я не хотел ничего плохого...

Рис присел на колени рядом с ним:

— Ты слышишь, что говорит Мерри, Вин? Она не сердится на тебя.

Он уткнулся лбом в сложенные на полу руки — поза полного подчинения.

— Не надо, не надо, умоляю тебя! — снова и снова повторял он.

Я опустилась на колени рядом с Рисом, погладила длинные распущенные волосы. Касвин с криком бросился на живот, руки беспомощно заскребли по полу.

Дойл с Холодом присели по бокам от него. Мы все старались его успокоить, но он нас не видел и не слышал, слыша и видя что-то свое — ужасное.

В конце концов мне пришлось крикнуть:

— Вин, Вин, я Мерри! Мерри!

Я тоже легла на пол, головой к его голове. Сквозь волосы мне ничего не было видно, я потянулась убрать пряди с его лица.

Он завизжал и пополз прочь от моей руки. Его пытались удержать, но он кричал от любого прикосновения и отползал на четвереньках, пока не уткнулся в стену и скорчился там, прикрываясь руками от ударов.

Ненавижу свою тетку. От всей души ненавижу.

Глава 16

Хафвин шагнула вперед, протягивая к нему руки:

— Я помогу тебе, Касвин.

Он только мотал головой, с отчаянием глядя круглыми глазами из-за прядей перепутавшихся волос. Вид у него был дикий, почти звериный, безумный.

Она наклонилась к нему, коснулась, но он опять закричал. В тот же миг рядом с Хафвин оказался Гален и перехватил ее руку со словами:

— Убедись сначала, что он тебя перед собой видит, а не ее.

— Он никогда не причинит мне вреда, — сказала она.

— Он может не понять, что это ты, — возразил Гален.

Рис помог мне подняться. Дойл и Холод уже стояли, глядя на Касвина с откровенной горечью.

Я хотела пойти к Касвину вместе с Рисом, но он потянул меня назад.

— Наши силы приносят смерть, Мерри. Мы там не поможем.

Я посмотрела на Дойла, на Холода, на Баринтуса, так и оставшегося стоять у раздвижных дверей. За дверями на веранде видны были Аматеон и Адайр они отвернулись от моего взгляда: их устраивало, что они снаружи, сюда на помощь они не рвались. Мне бы тоже было легче жарить стейки, но если ты настоящий правитель, выбрать для себя легкое дело ты не можешь. Выбирать частенько приходится самое трудное — если именно это нужно твоему народу. Касвину помощь была нужна неотложная, и помочь могла только я.

— Богиня! — взмолилась я. — Дай мне сил ему помочь. Помоги мне его исцелить.

Запахло розами — как всегда, когда Богиня отвечала на мои молитвы или хотела мне что-то сказать.

— Цветами запахло? — спросил Гален.

— Не чувствую, — сказала Хафвин.

— Кто-нибудь еще цветочные или растительные запахи чувствует? — спросил Рис.

Хор низких голосов сказал: «Нет».

Я пошла к Галену и Хафвин — запах роз усиливался с каждым шагом. Именно так Богиня иногда говорила мне, что я действую правильно. Во сне или внутри волшебной страны мне случалось видеть ее во плоти, но в обычной жизни она говорила о себе ароматом или другими неявными знаками.

Хафвин отошла в сторону. Широко раскрыв удивленные глаза, она сказала мне:

— Я умею лечить только тело, не душу.

Я кивнула, остановившись рядом с Галеном.

— Я не целитель, — сказал он.

— Я тоже. — От беспокойства я потянулась к его руке, и едва наши руки соприкоснулись, запах роз стал еще сильней, словно я стояла в гуще кустов шиповника в жаркий летний день.

— Снова пахнет цветами, — сказал Гален, — еще сильней, чем раньше.

— Да, — сказала я.

— Как мы ему поможем? спросил он.

Это вопрос, да. Как нам ему помочь, пусть вокруг пахнет цветами и сам воздух дышит Богиней? Как нам исцелить Касвина так далеко от волшебной страны?

Аромат роз так сгустился, что его, казалось, можно пить — я ощущала его свежий и чистый вкус во рту.

— Майское вино, — сказал Гален. — Будто пьешь майское вино.

— Розовую воду, — тихо поправила я.

Я опустилась на колени, Гален Тоже.

— О Богиня, пусть Касвин нас увидит. Пусть поймет, что мы его друзья.

Рука Галена в моей руке нагрелась — не так, словно у него лихорадка, а словно он постоял на солнышке и кожа сохранила тепло. Он улыбнулся добродушно и приветливо, как он умел, и Касвин посмотрел ему в глаза. Из широко раскрытых глаз Касвина стал уходить страх.

— Гален, — проговорил он.

— Да, Вин, это я.

Он обвел гостиную блуждающим взглядом и повернулся ко мне.

— Куда она ушла, принцесса?

— Кто ушел? — спросила я, хоть почти наверняка знала кто.

Касвин затряс головой, волосы снова закрыли лицо.

— Я не произнесу ее имени в темноте. Она опять меня найдет.

— Ее нет в Лос-Анджелесе.

— В Лос-Анджелесе? — удивился он.

Гален спросил:

— Вин, ты помнишь, где ты?

Касвин облизал губы, в глазах снова показался страх, но страх уже другого рода. Он не чего-то невидимого боялся, он был испуган, что не помнит, где находится, и не знает, почему не помнит.

— Нет, — прошептал он, глядя круглыми испуганными глазами, Он протянул нам руки и мы протянули наши свободные руки ему навстречу. Не знаю, случай но так получилось или по воле Богини, что мы коснулись его одновременно, и оба взялись за запястья ниже рукавов? Но как бы это ни вышло, а едва мы коснулись его голой кожи, как в нас проснулась магия. Не та всепоглощающая магия, какой она была бы внутри волшебной страны, но может быть, Касвину и не нужна была такая. Может быть, для исцеления ему нужно было осторожное прикосновение, как дыхание весны или тепло первых дней лета, когда на лугах расцветает шиповник.

В глазах у него показались слезы, и мы притянули его к себе — он плакал в наших объятиях. Мы утешали его, и запах роз струился повсюду.

Глава 17

Этой ночью я спала между Галеном и Касвином, а Рис спал с другой стороны нашей большой кровати. Спали целомудренно, потому что Вину нужно было наше тепло, а не секс. Его и без того затрахали. Наши руки, обнимавшие его, пока он уплывал в сон, как раз и пытались что-то в этом поправить. Я хотела не такой разрядки после утомительного дня, но, засыпая в объятиях Галена и сама обнимая Вина, я поняла, что это не самый худший способ закончить день.

Во сне я оказалась в бронированном армейском «хаммере» — в том самом, в котором меня вывозила из холмов Национальная гвардия, когда я спасалась от своих родственничков с обеих сторон. Но рядом не было ни солдат, ни моих стражей. Я в полном одиночестве сидела на заднем сиденье, а машина ехала сама по себе. Так не бывает, подумала я, и поняла, что это сон. Мне и раньше снился тот взрыв, но никогда еще настолько реалистично. Тут вдруг я поняла, что «хаммер» черный — абсолютно, непроницаемо черный, и что это вовсе не армейская машина, а новое воплощение Черной кареты. Той самой кареты, что веками служила повелителям Неблагого двора. Когда-то она и впрямь была каретой, и ее влекла четверка лошадей со шкурой чернее безлунной ночи и глазами, горящими огнем — тем огнем, у которого никто не мог бы согреться. А потом она сама по себе переменилась и стала длинным черным лимузином со зловещим огнем под капотом. Черная карета была самостоятельной силой, обладала собственной волей, она была старше обоих дворов, древнее любой памяти, а значит, она уже тысячи лет существовала на земле, появившись ниоткуда в какой-то несчастливый день. Словом, это было что-то среднее между живым существом и магическим конструктом, и уж точно некий разум у нее имелся.

Неясно было только, почему она явилась мне во сне? И точно ли это только сон, или она вторглась «во плоти» в мое сонное пространство? Карета не умеет говорить, и спросить не удастся — пока не появится кто-то, кому можно задать вопрос.

Никем не управляемая машина ехала по узкой дороге, приближаясь к большой поляне, на которой взорвалась та бомба. Меня тогда осыпало шрапнелью, в руке и плече застряли осколки — они потом выпали, магически исцелив раненых солдат. Ни раньше, ни позже я не обладала способностью магического исцеления, но той ночью мне это удалось. Только сначала был взрыв.

В открытое окно врывался холодный зимний воздух. Окно я опустила, чтобы магией сражаться против наших врагов: вокруг гибли солдаты, гибли, защищая меня, и я не могла этого допустить. Солдаты были не мои, не из моей личной стражи, и почему-то неправильно казалось, что они жертвуют жизнью ради меня. Особенно если я могла это прекратить.

Взрыв развалил мир на части грохотом и ударной волной. Я ждала удара и боли, но они не пришли. Вместо этого мир задрожал и пошел волнами, и вокруг засиял день — жаркий летний полдень. Меня окружал со всех сторон песок и слепил блеск дневного света. Никогда еще я не была в такой песчано-каменистой пустыне. В окно несло жаром, как из открытой духовки.

Неизменными остались только взрывы. Они снова и снова сотрясали землю, и колеса джипа буксовали на выбоинах, где раньше была ровная дорога.

Показался второй «хаммер», закамуфлированный в цвета пустыни; сбоку от него лежали солдаты — он их прикрывал. Тут рядом с ними пролетело нечто слишком крупное для пули и недостаточно большое для ракеты, оставив еще одну воронку на дороге. Кто-то крикнул:

— Сейчас нас огнем накроют!

Стоявший с краю солдат пытался отбежать от «хаммера», но мимо тут же просвистела пуля, выбив фонтанчик земли. Их обложили — и, наверное, скоро убьют.

Но тут солдат с другого края цепочки повернулся и увидел мою машину. Автомат у него лежал на коленях — он держал его одной рукой, а другая сжимала что-то на шее. Крест, подумала я, но увидела его лицо, и поняла — там осколок снаряда. Осколок, подвешенный на кожаном шнурке.

Он смотрел на меня круглыми карими глазами, кожа под жарким солнцем успела заметно потемнеть с того времени, когда я его видела. Это был Бреннан — один из тех, кого я вылечила в ту памятную ночь.

Его губы шевельнулись, и по их очертаниям я разобрала свое имя. Звук сквозь шум боя не доходил.

— Мередит, — сказал он.

«Хаммер» поехал к нему. Пули словно отклонялись от бортов машины, а следующая ракета прошла на волосок мимо. Ее разрыв отдался гулом у меня в костях, песок и комья земли сухим дождем застучали по гладкому металлу капота.

Я открыла дверь, но видел меня как будто один только Бреннан. Остальных я не знала, они были не мои. Бреннан снова произнес мое имя, даже сквозь звон в ушах я разобрала его шепот:

— Мередит.

Он протянул ко мне руку — ту, в которой сжимал осколок.

— Ты что? — спросил его кто-то из товарищей.

Только когда его рука коснулась моей, меня и машину увидели остальные. Под удивленные возгласы автоматы повернулись ко мне, но Бреннан закричал:

— Она своя, своя! Скорей в машину!

— Откуда она взялась? — выразил общее недоумение другой солдат. — Как она...

Бреннан толкнул его к передней двери.

— Вопросы потом.

Еще один снаряд упал, почти задев их джип, и вопросы мгновенно отпали. Кто-то воскликнул: «Водителя нет!», но все запрыгнули в машину — Бреннан пролез на заднее сиденье ко мне, — и едва последний оказался внутри, «хаммер» поехал прочь. Мы только успели добраться до не тронутого разрывами участка дороги, как оставшийся позади армейский «хамви» взлетел на воздух.

Кто-то повторил:

— Накрыли нас огнем, гады.

С переднего сиденья повернулся солдат, спросил:

— Бреннан, что это такое, мать его?

Бреннан глянул на меня и сказал:

— Я молился о спасении.

— Да, Бог тебя хорошо слышит, — поднял брови тот.

— Я не Богу молился, — поправил Бреннан. Он посмотрел мне в глаза и осторожно протянул ко мне руку, будто боялся дотронуться.

Я приложила его ладонь к своей щеке, почувствовала песок, грязь, кровь. Рука, сжимавшая осколок, была ранена.

— Я молился Богине.

— Ты призвал меня кровью, металлом и магией, — прошептала я.

— А ты где? — спросил он.

— В Лос-Анджелесе, — сказала я. Мой сон, или видение, или как его еще назвать, начал таять и колебаться, и я сказала громко в воздух: — Черная моя карета, увези их от опасности. Пусть никакой вред не коснется моего народа.

На приборной панели затрещало радио, заставив всех вздрогнуть, а потом нервно рассмеяться. «Игле» пели нам «Будь спокойней».

Кто-то из солдат спросил:

— Это что, сцена из «Трансформеров»?

Я еще услышала их смех, а потом сон кончился, и я проснулась, сидя на кровати между двумя мужчинами, выпрямившись, будто кочергу проглотила.

Кровать была усыпана розовыми лепестками.

Глава 18

Кроме меня, не спал только Рис. Гален и Вин спали сном младенцев, их не разбудили даже лепестки, усыпавшие лица и волосы.

— У тебя на щеке что-то, — сказал Рис, протянув ко мне руку. — Ты ранена? — спросил он, увидев кровь и грязь у себя на пальцах.

— Это не моя кровь.

— А чья же?

— Бреннана.

— Того капрала, которого ты вылечила? Который воевал за нас?

— Да, — сказала я. Мне хотелось спросить, давно ли Рис на меня смотрит. Хотелось знать, оставалось ли мое тело в постели или я исчезала, но спрашивать было страшновато. Все же желание знать пересилило.

— Ты давно не спишь?

— Я почувствовал прикосновение Богини. Она меня разбудила, чтобы я хранил твой сон хотя с обязанностями я плохо справился, видимо, раз ты вернулась с кровью Бреннана на лице.

— А почему не проснулись Гален и Вин? — спросила я, машинально приглушая голос, как всегда делают рядом со спящими.

— Не знаю. Пусть спят, а мы пойдем поговорить в гостиную.

Не споря, я выскользнула из засыпанных лепестками простыней и тепла мужских тел. Вин заерзал, съезжая в оставленную мной ямку, но заснул еще глубже, едва привалился к Галену. Гален даже не шелохнулся — что было несколько странно. Спит он крепко, но все же не настолько.

Рис подобрал кобуру, пистолет и короткий меч, который он носил на спине. Лицензию на ношение огнестрельного оружия он получил как детектив, но меч имел право носить только потому, что официально числился моим телохранителем, а на меня могли напасть такие существа, от которых клинок защищает лучше пули.

Оружие он собрал, а об одежде даже не задумался. Переложив все оружие в одну руку, он протянул другую мне, совершенно нагой. Я нагнулась за шелковым халатом, упавшим на пол. Мне бывает холодно, Рису — почти никогда. Он, как и Холод, был когда-то божеством явления, которое похолоднее калифорнийской ночи.

Положив оружие на кухонный стол, он включил лампочку над плитой — в тихом темном доме зажегся уютный огонек. Кофеварка была готова с вечера, ему надо было только ее включить.

— Ты просто кофе хотел, — подколола я его.

Он улыбнулся:

— Кофе всегда в радость, но я решил, что разговор ожидается долгий, а я сегодня работал весь день.

— Промышленный шпионаж с использованием магии, да?

— Да, но Богиня разбудила нас не для обсуждения материалов дела.

Я завязала халат на поясе. Халат был черный, с красными и зелеными цветами. Чисто черное я носила крайне редко — это был фирменный цвет моей тети Андаис. Волосы у меня уже настолько отросли, что пришлось их убирать, расправляя воротник халата.

Рис возился на кухне голым, и я любовалась его наготой, восхитилась тугими линиями ягодиц, когда он потянулся за чашками к верхней полке шкафа.

— Когда главный обитатель дома имеет рост в семь футов, он вечно ставит нужные вещи слишком высоко.

— Он-то об этом не думает, — сказала я, садясь на табурет у длинного края стола.

Рис поставил чашки и повернулся ко мне с улыбкой:

— Любуешься моей задницей?

— И остальным тоже. Приятно смотреть, как ты тут возишься, сверкая не только улыбкой.

В ответ он сверкнул еще одной улыбкой, переставляя чашки под кофеварку — она весело тренькала, сообщая, что кофе на подходе.

Рис шагнул ко мне, вдруг посерьезнев, очень внимательно оглядел единственным трижды-синим глазом, тронул пальцем засыхающую кровь на щеке.

— Я так понимаю, Бреннан был ранен.

— Порез на ладони — той, которой он сжимал осколок.

— Он так и носит его на шнурке?

Я кивнула.

— А знаешь, какие слухи ходят о тех спасенных тобой солдатах?

— Нет.

— Они исцеляют людей, Мерри. Лечат наложением рук.

Я уставилась на него.

— Я думала, это благословение на одну ночь, только пока все вокруг было залито магией фейри.

— Похоже, что нет. — Рис напряженно смотрел в мое лицо, словно пытаясь разглядеть что-то особенное.

— Что такое? — спросила я, начиная нервничать под его слишком серьезным взглядом.

— Ты не покидала постели, Мерри, могу поклясться чем угодно. Но Бреннан физически до тебя дотронулся — достаточно материально, чтобы оставить следы крови и дальней земли, и это меня пугает.

Он пошарил, в ящиках кухонного шкафа и вернулся с ложкой и полиэтиленовым пакетом. Наверное, вид у меня был подозрительный, потому что он засмеялся и поспешил объяснить.

— Хочу взять образец крови и земли. Посмотрим, что из них извлечет современная лаборатория.

— Тебе придется придумать причину, если собираешься заставить агентство Грея заплатить за экспертизу.

— Джереми отличный босс, отличный фейри и отличный мужик. Спишем расходы по какому-нибудь из расследуемых дел.

С его характеристикой Джереми я была полностью согласна. Он был одним из немногих моих друзей, когда я жила в Лос-Анджелесе, скрываясь от всех.

Рис открыл пакет и наклонился с ложкой к моей щеке.

— Ты процедуру не соблюдаешь. В настоящем расследовании противная сторона заявила бы, что пакет не стерилен, и отвела улику.

— Согласен, я взял его голыми руками, не подумав, так что там будут частицы моей кожи, да и методика оставляет желать лучшего , но это не настоящее расследование, Мерри.

Он очень осторожно соскреб частицы грязи в открытый пакет. Я едва ощутила прикосновение ложки.

Набрав достаточно, он запечатал пакет, взял другой пакет и другую ложку, соскреб еще немного грязи, но на этот раз в ней было больше крови, чем земли. Времени у него это отняло больше, и ложка царапнула мне кожу. Больно не было, но могло бы быть, если бы он продолжил это занятие.

— А что ты надеешься узнать с помощью экспертов?

— Не знаю, но в любом случае мы будем знать больше, чем знаем сейчас.

Он открывал ящики один за одним, пока не нашел маркер в ящике, ближайшем к телефону. Надписав пакеты, поставив дату и свое имя, он заставил подписаться и меня.

Кухню наполнил густой аромат кофе — всегда любила этот запах. Рис наполнил одну чашку, но налить вторую я ему не дала.

— Мне запретили кофеин, помнишь?

Он опустил голову, белые кудри закрыли лицо.

— Я болван. Прости, Мерри. Сейчас поставлю чайник кипятиться.

— Мне надо было раньше напомнить, но из-за этого сна у меня все вылетело из головы.

Рис наполнил чайник водой и поставил его на плиту, потом вернулся ко мне.

— А расскажи-ка мне, что там было, пока вода греется.

— Ты кофе-то пей, — сказала я.

Он помотал головой:

— Налью свежий, когда будет готов твой чай.

— Тебе не нужно ждать, — сказала я.

— Знаю. — Он накрыл мою руку ладонью. — У тебя руки холодные. — Взяв мои руки в обе ладони, он поднес их к губам, поцеловал. — Рассказывай.

Глубоко вздохнув, я рассказала свой сон. Он слушал, поощрительно хмыкая и держа меня за руки, кроме тех минут, когда готовил чай. Когда мой рассказ кончился, руки у меня потеплели, а на столе ждал чайник с настаивающимся чаем.

— Не скажу, что путешествие во сне нечто неслыханное для нашего прошлого, но появление во плоти, так чтобы почитатель мог тебя коснуться, а ты мог дотронуться до него и спасти от опасности — это редкий случай даже для времен нашего расцвета.

— А насколько редкий?

Сработал таймер, поставленный на время заваривания чая, и Рис пошел нажать на кнопку.

— Хотел бы я думать, будто мы ведем себя так тихо, что никого не разбудили, но этот надоедливый зуммер я нарочно включил. — Маленькими щипцами он вынул из чайника ситечко с развернувшимися листьями жасмина. — И ни одна душа не проснулась, Мерри.

Я задумалась.

— Дойл с Холодом должны были подскочить, когда мы проходили мимо их спальни.

— Этот звонок мертвого поднимет.

Фраза показалась ему забавной, он рассмеялся собственной шутке, встряхнул головой. Положив ситечко на мою чашку, налил мне чаю.

— Не поняла, над чем ты смеешься, — сказала я.

— Божество смерти, — показал он на себя, одновременно ставя чайник на стол.

Я кивнула, словно поняла, но не поняла ничего.

— Все равно не понимаю.

— Прости, шутка для своих. Ты не понимаешь, потому что ты не божество смерти.

— Ладно.

Он подал мне мою чашку, прогулялся вылить свой остывший кофе и налить свежего. Отпив глоток, он блаженно закрыл глаз. Я подняла чашку к губам, вдыхая запах жасмина. У нежных сортов чая запах важен так же, как вкус.

— А почему никто не проснулся, как ты думаешь? Те же Гален и Вин, которые все время были рядом?

— Я думаю, что ты этой ночью еще нужна Богине, и что она ждет каких-то действий от нас двоих.

— Не потому ли, что только ты тут божество смерти?

Он пожал плечами.

— Не совсем так. Я не единственный бог смерти в Лос-Анджелесе, но единственный бог смерти из кельтского пантеона.

Я нахмурилась.

— Что ты хочешь сказать?

— Есть другие религии и другие боги, Мерри, и есть среди богов такие, что любят расхаживать по земле, притворяясь людьми.

— По твоим словам можно понять так, словно это не такие боги, как ты и другие мои стражи.

Он снова пожал плечами.

Я знаю, что это конкретное божество предпочитает показываться в людском облике, но может быть и просто духом. А вот если ты увидишь меня, разгуливающего без человеческого облика, значит, я мертв.

— То есть ты имеешь в виду не просто фейри, чья магия дает ему власть над мертвыми, а настоящего бога, как Богиня или Консорт?

Он кивнул, отпивая кофе.

— И кто это? То есть, что?.. То есть...

— Нет, говорить тебе я ничего не буду. Знаю я тебя. Расскажешь Дойлу, а тот не сможет не полюбопытствовать. Я с этим божеством уже говорил и мы заключили договор. Я не трогаю его, а он не трогает нас.

— Он что, такой страшный?

— И да, и нет. Давай так сформулируем: я предпочту не испытывать его возможности, пока все, что от нас требуется, — это оставить его в покое.

— Но он никому в городе не вредит?

— Это не наше дело. — Он нахмурился. — Дурак я, что вообще рот открыл.

Я пила чай, наслаждаясь жасминовым привкусом, но если честно, кофе Риса начисто заглушал нежный цветочный аромат. Жаль, что кофе мне нельзя. Надо попробовать бескофеиновый.

— О чем ты так глубоко задумалась? — с подозрением спросил Рис.

— Думаю, не поискать ли бескофеиновый кофе, и какой он на вкус.

Рис рассмеялся и поцеловал меня в щеку.

— Надо тебя отмыть.

Он снова отправился к мойке, оторвал бумажное полотенце от рулона и поставил чашку, чтобы намочить полотенце. Но едва он шагнул ко мне с мокрым полотенцем, я ощутила запах роз, а не жасмина.

— Нет, — остановила я его. — Не так это надо смывать.

— Что ты имеешь в виду?

Ответ просто пришел мне в голову.

— Океан. Нам надо смыть это в океане, Рис, там, где вода встречается с землей.

— В месте, которое «между», — сказал он. — В месте, где страна фейри и многие другие места встречаются с обычным миром.

— Возможно.

— А ты как думаешь?

Я глубоко вдохнула воздух, который снова пахнул жасмином, а не розами.

— Я не уверена, что это я думаю.

— Ладно, а что думает Богиня?

— Не знаю. .

— Что-то мы сегодня часто это повторяем. Мне это не нравится.

— Мне тоже, но она Богиня. Настоящая, как твое неназываемое божество смерти.

— Ты теперь это так просто не оставишь, да?

— Не оставлю. Ты ведь не ответил мне на вопрос, не причиняет ли оно вреда кому-нибудь здесь, в городе.

— Хорошо. Тогда пойдем к морю.

Он отставил кофе и протянул мне руку.

— И ты просто пойдешь со мной; не спрашивая почему?

— Да.

— Чтобы избавиться от расспросов насчет того божества, — предположила я.

Он улыбнулся и помотал головой.

— Отчасти. Но Богиня помогла тебе спасти Бреннана и его товарищей. Черная карета обрела новый облик, позволяющий проехать по зоне боевых действий. Богиня усыпала нашу постель розовыми лепестками. Такое случается либо в стране фейри, либо в ночи, когда первозданная магия вырывается на свободу. А солдаты исцеляют людей во имя твое. Думаю, после такого мне стоит принять на веру, что у Нее есть причина послать нас на полосу прибоя.

Я встала с табурета и подала ему руку. Он подхватил оружие, и мы направились к раздвижным дверям. Отпустив на миг мою руку, чтобы открыть дверь, он напомнил:

— Если на твой халат попадут брызги соленой воды, ему конец.

— Верно, — согласилась я и развязала кушак. Шелк соскользнул на пол.

Он окинул меня взглядом, которым на меня смотрел с тех пор, как мне стукнуло шестнадцать, но теперь в его взгляде было знание и не одно только вожделение, но еще и любовь. Хороший взгляд.

— Вряд ли мне нужен халат, — сказала я.

— Вода холодная, — предупредил он.

Я засмеялась:

— Чур, тогда я сверху.

— Холодная вода причиняет разные неудобства.

— Да-да, у мальчиков проблемы с холодной водой.

Он кивнул.

— Я тут вроде как божество плодородия, если помнишь. В этом небольшом деле я тебе помогу.

— Зачем Богине понадобилось свести божеств смерти и плодородия на кромке воды?

— Этого она мне не сообщила.

— А сообщит?

Я пожала плечами:

— Не знаю.

Он покачал головой, но взял меня за руку и мы вместе вышли в прохладную, пахнущую океаном ночь. Вышли, повинуясь воле Богини, не зная зачем, потому что иногда приходится слепо верить богам, даже если когда-то и сам был богом.

Глава 19

Песок холодил ноги, не обещая в плане температуры воды ничего хорошего. Я задрожала, и Рис притянул меня за плечи к себе, к отточенному совершенству тела, отшлифованному годами тренировок до самой сути, до чистых мускулов. У него на животе даже не шесть кубиков было, а все восемь — я и не знала, что такое возможно.

Он обвил меня руками, согревая своим теплом — вот только неприятно было прикосновение пистолета к голой спине. И меч в кожаных ножнах висел на той же руке и слегка раскачивался, задевая мне спину. Я прильнула к Рису, плотнее вжимаясь в его тепло и пытаясь изогнуться так, чтобы не касаться пистолета.

— Прости,— сказал Рис, Отодвигая руку с пистолетом подальше от меня и утыкаясь лицом мне в волосы. — Оружие-то я взял, но если мы займемся любовью, я им не смогу воспользоваться. Слишком буду сосредоточен на использовании моего любимого ствола.

— Ствола, говоришь? — улыбнулась я.

Он улыбнулся — кожей головы я ощутила движение его губ.

— Ну, я не хотел хвастаться...

Я рассмеялась и посмотрела ему в лицо. Он широко улыбался; лунный свет освещал половину его лица, оставляя другую в тени. В тени оказался здоровый глаз, а шрамы окрасились серебром, и лицо казалось юным и совершенным, кроме мерцающих шрамов, но и шрамы казались лишь деталью его совершенства.

— О чем задумалась? — спросил он.

— Поцелуй и узнаешь.

— Погоди пока, не отвлекай меня. Я тут вопрос поднял.

— О! Да, и правда, — сказала я, и мои пальцы скользнули по твердым мускулам его живота вниз.

Он перехватил мою руку и прижал крепче, заставляя стоять смирно.

— Нет, Мерри, сначала решим здесь.

Он повернулся, и лицо его теперь все было освещено яркой луной. В ее лучах цвета его глаза померкли, синеву заменила серость.

— Как только мы начнем, я буду слишком сосредоточен, чтобы охранять тебя. Все остальные спят очарованным сном, и никто не придет на помощь, если она нам понадобится.

Я задумалась ненадолго и кивнула:

— Ты прав. Но во-первых, мы всем до последнего фейри объяснили, что не желаем никакой короны и никакого трона, так что причины убивать меня нет. А во-вторых, я не верю, что Богиня послала нас сюда навстречу убийцам.

— Думаешь, она нас защитит?

— А у тебя совсем нет веры, Рис? — спросила я, вглядываясь в его лицо.

— Раньше была, — печально вздохнул он.

— Так пойдем к морю и поищем, вдруг найдется?

Он улыбнулся, но уголки губ остались печально опущенными. Мне хотелось прогнать эту печаль.

Я мягко отвела его руку, и он меня отпустил. Запрокинув лицо, я сочно поцеловала его в губы и внезапно упала на него всем телом, так что он удивленно хмыкнул, не разрывая поцелуя. Он снова обхватил меня руками, в которых держал оружие; пистолет и меч опять прижались к моей спине.

Разорвав поцелуй, я оставила его с приоткрытым ртом, удивленными глазами и сбитым дыханием, чувствуя, как наливается твердостью его тело. Возражения у него кончились, он вслед за мной пошел на шум моря.

Глава 20

Прибой клубился белой кружевной пеной, черная вода серебрилась под луной. Был прилив, вода заливала нижние ступени лестницы — я еще держалась за перила, а вода доходила уже до колен. Меня пробирала дрожь от холодной воды, но еще больше — от вида нагого, настороженного, очень настоящего Риса. Прибой не давал стоять на месте и вымывал песок из-под ног, словно сам мир вокруг не желал оставаться спокойным.

— Мне надо чем-то это прижать, чтобы прилив не унес. Но тогда достать оружие будет трудно.

Мне надо было ему запретить или послать его за другими стражами, как-то предостеречь, но я не стала.

— Все будет хорошо, Рис, — сказала я. Почему-то я была в этом уверена.

Он молча шагнул глубже в бурлящую воду, навстречу моей протянутой руке. И едва наши пальцы соприкоснулись, вспыхнула магия.

— Мы не в море и не на суше, между тем и этим — и не там, и не здесь, — сказала я.

— Самое близкое к волшебной стране, что только может быть на Западном море, — поддержал он.

Я кивнула.

Рис обмотал пистолет ремнями от ножен, вынул меч и приколол им ножны к песку. Меч он всадил по самую рукоятку, чтобы море его не уволокло — для этого ему пришлось встать на колени, погрузившись по пояс. Волны играли концами его кудрей.

Не вставая, он повернулся ко мне с улыбкой.

— Как бы нам исхитриться, чтобы никто из нас не утонул?

— Ты не утонешь, ты же сидхе.

— Не умру, да. Но поверь мне, Мерри, наглотаться такой воды — больно до чертиков.

Он скривился и вздрогнул — вряд ли от холода. Не знаю, какое старое воспоминание пришло ему на ум. Я чуть не спросила, но новая волна вместе с солью принесла запах роз. Не надо сегодня дурных воспоминаний. От этой ночи останутся новые, куда более приятные.

Я шагнула к Рису, тронула за плечо и подбородок, заставила смотреть на себя. Мгновение на его лице держалась старая тень, а потом он улыбнулся, обвил мои бедра сильными руками и притянул к себе. Целуя, он поднимался все выше — живот, грудь, шея, — пока он не встал на ноги и не добрался до губ.

Он поцеловал меня. Он целовал меня, а вода клубилась и текла вокруг, будто руками лаская нас обоих, пока наши губы и руки заново узнавали друг друга над волнами.

Рис наклонился, приподнял одну мою грудь, целуя и облизывая, пока я не закричала от одного только ощущения его губ на соске, и повторил то же самое со второй грудью. Вода поднималась все выше, а он играл по очереди с ними обеими, пока я не закричала опять. Только тогда он опустился на колени — чуть ли не по шею в воду, — и поднял меня, поставив коленями себе на плечи.

— Ты меня так долго не продержишь, — предупредила я.

Он глянул вверх на мое лицо, почти касаясь губами тела.

— Наверное, — согласился он.

— Ну так зачем тогда?

Он рассмеялся:

— Хочу попробовать.

Ну до чего на него похоже! Я невольно улыбнулась, но тут его губы дотянулись до меня и добились совсем не улыбки.

Отклонив меня назад и удерживая на весу сильными руками, он открыл себе поле для действий. Мои ноги лежали у него на плечах, а его руки у меня на пояснице — в невозможном, немыслимом акте. Я все порывалась велеть ему поставить меня на ноги, вести себя разумно, но как только слова готовы были слететь у меня с губ, он делал что-нибудь такое, что я забывала обо всем.

Руки у него едва ощутимо начали дрожать как раз в тот момент, когда внизу у меня начала нарастать знакомая нежная тяжесть. Это была гонка — успеет ли он довести меня до вершины раньше, чем ему придется разжать руки. Парой чувственных мгновений раньше я бы велела ему меня отпустить, но теперь наслаждение перешагнуло тот эгоистичный порог, когда все отступает в сторону, и желание разрядки пересилило великодушие. Я хотела, чтобы он закончил начатое. Хотела, чтобы он бросил меня через влажный, жаркий край.

Кожа у меня начала светиться, словно стоячий пруд, в котором отражается луна. Рис вызвал к жизни мою магию.

Ему пришлось все же переступить на коленях, упереть меня спиной в перила. Вода полностью покрывала нижние ступени, и я смогла опереться на деревянный брусок руками, как оперлась бы на изголовье кровати. Поднявшись по ступеням еще немного, он уложил меня поудобней и дал волю губам, прежде чем дать волю другим частям своего тела.

Я ловила отблески сияния, льющегося от моих волос и глаз — рубиновые, изумрудные, золотые. У Риса кожа засияла белым светом с игрой теней — словно под ней пробегали облака или нечто иное, что я не могла ни разглядеть, ни угадать.

Я была уже на краю — вот почти, почти, почти... и вот еще одно движение языка, и растущее между ног тепло рванулось вверх и пролилось, танцуя жаркой волной по всему моему телу, заставляя податься бедрами вперед, ближе к Рису. Он впился в меня, продлевая, растягивая наслаждение, один оргазм перетекал в другой, пока я не заорала в голос, навстречу нависшей прямо над нами луне.

Только когда я обмякла, неспособная даже держаться за перила, только тогда он остановился и встал на ноги, увлекая меня за собой. Поднявшаяся вода мягко меня поддерживала, Рис помогал ей своим телом. Холод воды никак ему не помешал — он был твердый, большой и нетерпеливый.

Море плескалось меж наших ног. Переход от поцелуев был слишком быстрым, и я закричала, когда Рис в меня вошел — мне казалось, будто мной овладевает не только он, но и океан.

Он в самозабвении прижал меня к перилам, сопротивляясь морю, стремившемуся нас утащить. Я обвила его талию ногами, схватилась за плечи, поцеловала в губы. У него на губах, соленый и свежий, ощущался мой вкус, перемешанный с морем, неузнаваемый.

Глаз Риса снова обрел синеву — магия собственным светом окрасила три его кольца, вернув мне голубое небо дня — если небесная синева может пылать огнем.

Рис скользил внутрь и наружу, и волны то бросали нас навстречу друг другу, то стремились растащить, словно ревновали к наслаждению, которым упивались мы. Во мне снова стала нарастать теплая тяжесть, но теперь глубже, дальше.

Не знаю, прошептала я или заорала:

— Скоро, скоро!

Он понял, стал двигаться быстрее, глубже и чаще, и каждый удар прокатывался громом по мне, и волны словно хотели помочь ему найти нужную точку, но Рис их не пускал. Он заполнял меня целиком, и вот я уже орала в голос, вцепившись ногтями в его спину, яркими полумесяцами на его белой коже отмечая невероятную радость тела.

Я выкрикивала его имя морю и ступеням лестницы, я чувствовала, как он заставляет себя держать ритм, и это так меня заводило, что я кончала снова и снова, и только когда я потеряла счет оргазмам, он позволил себе сделать последний, самый глубокий удар и откинуться назад, выгнув спину, уставясь в небо.

Вместе с ним я разрядилась еще раз, последний, и тут же аромат роз пролился на нас дождем розовых лепестков, поплывших по морю. По коже еще одним, ни на что не похожим, оргазмом пробежала магия, оставив мурашки, но было не холодно — нет, тепло, очень тепло. Так тепло, что море уже не казалось холодным. Двойное сияние наших тел слилось воедино, мы могли, наверное, сотворить новую луну и запустить ее в небо — луну с глазами из жидкого огня, пылающих изумрудов, расплавленных гранатов, горячего золота, сапфиров такой синевы, что заставили бы небо рыдать от зависти. Волосы белой пеной клубились у лица Риса, одевали плечи, сливались с белым сиянием наших тел.

Только теперь я вспомнила, что нам надо было поставить круг, чтобы сдержать магию, удержать ее под контролем, но было уже поздно. Сила рванулась сквозь нас, вверх и вдаль, в ночь. Мне случалось уже высвобождать силу, но никогда еще она не ощущалась такой целеустремленной. Раньше ее действие было практически ненаправленным, почти случайным, а сейчас наша соединенная энергия будто искала что-то, летела, как ракета к цели.

Мы ощутили ее удар — я почти ждала эха от далекого взрыва, но удар был беззвучный. Нас сотрясло взрывной волной, Рис еще раз вонзился в меня и оба мы закричали — от собственной разрядки и от разрядки магии за много миль от нас.

Только когда сияние нашей кожи стало меркнуть, превращаясь в слабое контурное свечение вместо добела раскаленного света, только тогда Рис расслабленно опустился на колени со мной в руках, и я скользнула по перилам вниз. Море приняло наш вес, попытавшись стащить дальше по ступеням. Рис переполз повыше, где море не грозило нас смыть.

С дрожащим смешком он усадил меня себе на колени, прислонившись спиной к ступенькам.

— Что это за магия была? — спросила я еще неверным голосом.

— Магия волшебной страны, создающая ситхен.

— Полый холм в Лос-Анджелесе?

Он кивнул, с трудом восстанавливая дыхание.

— Я кое-что успел уловить. Это здание. Новое здание, возникшее по волшебству.

— Где? — спросила я.

— На улице.

— На какой улице?

— Не знаю, но узнаю завтра. Оно меня зовет.

— Рис, но как ты объяснишь появление нового дома из ниоткуда?

— Не придется объяснять. Так и полые холмы появились когда-то, а все вокруг считали, что они были на этом месте испокон веков. Если магия действует как ей положено, все будут думать, что дом там стоял всегда. Я в него перееду, как «новый жилец», но дом будет казаться старым и соседи будут его «помнить».

Я положила голову ему на грудь; сердце у него билось еще учащенно.

— Ситхен — это все равно что новый двор фейри?

— Да.

— То есть, в сущности, волшебная страна только что сделала тебя королем?

— Не верховным королем, не Ард-ри, но — да, одним из малых королей.

— Но я твой дом не видела и не чувствовала.

— Ты-то как раз верховная королева, Мерри. Тебе не нужен один определенный ситхен, в некотором смысле они все твои.

— Не значит ли это, что другие стражи тоже получат по ситхену?

— Не знаю. Возможно, только те, кто уже когда-то ситхеном владел.

— А это ты и еще кто?

— Баринтус, к примеру. Надо вспомнить, кто еще. Слишком много воды утекло, слишком много веков... Мы старались забыть, кем были прежде, мы не думали, что когда-нибудь прошлое вернется. Старались забыть.

— Сначала мой сон и спасение Бреннана с его командой за сотни миль отсюда, потом известие, что люди способны исцелять моим благословением, или как это правильно называется. Теперь это. К чему это все ведет?

— Сидхе не обрадовались возвращению Богини через твое посредство. Думаю, она решила посмотреть, не будут ли люди более благодарной аудиторией.

— И чего же конкретно нам ждать?

Рис рассмеялся.

— Не представляю. Но мне до чертиков хочется посмотреть на усовершенствованный согласно эпохе ситхен, а еще полюбоваться на рожи Дойла и Холода, когда буду им рассказывать.

Он поднялся на ноги, опираясь на перила.

— Я идти еще не смогу, — сказала я.

— О, какой комплимент, — ухмыльнулся он.

Я улыбнулась:

— Только правда.

— Пойду спасу оружие от прилива, пока вода не поднялась еще выше. Мне его еще чистить теперь — от соленой воды все ржавеет махом.

Он зашел в воду, но оказалось, что за приколотым к песку оружием уже придется нырять.

На мгновение я осталась наедине с морем, ветром и полной луной.

— Спасибо, Мать, — прошептала я.

Рис вынырнул, отдышался, прошлепал к лестнице, волоча оружие. Он подошел ко мне; вода струилась у него по коже блестящими ручейками, волосы облепили лицо и торс.

— Как ты, идти сумеешь?

— С твоей помощью.

Он широко улыбнулся:

— Это было восхитительно.

— Секс или магия? — спросила я, поднимаясь на ноги с его помощью. Колени у меня еще подгибались, пришлось все же схватиться вдобавок за перила.

— То и другое, — сказал он. — Да сохранит нас Консорт, то и другое.

Смеясь, мы неверными шагами прошли по лестнице. Ветер с моря казался куда теплей, чем был, когда мы сюда пришли, словно погода передумала и решила, что лето лучше, чем осень.

Глава 21

Лечь спать, не смыв с себя соленую воду — ощущение не по мне. Я как раз ее смывала в главной душевой, когда дверь распахнулась от мощного пинка и на пороге показались задыхающиеся от спешки Иви и Бри (сокращенное Бриак), с оружием наголо.

Я застыла, не успев вымыть из волос кондиционер, таращась на них сквозь стеклянную дверь душа.

Углом глаза я заметила движение — в оставшуюся открытой дверь тенью скользнул Рис, и вот уже его свежесмазанный меч уткнулся в горло Бри, а свеженачищенный пистолет — в грудь Иви, тот даже не успел поднять руку со своим пистолетом.

— Салаги, — сказал Рис. — Оба. Вы почему с постов ушли?

Они еще не отдышались — грудь у обоих так и ходила ходуном, они даже слова сказать не могли.

Бри, наверное, еще и побаивался меча, который ни на миг не отрывался от его горла; от короткого лука с полунатянутой тетивой и разложенных веером между пальцами стрел в другой руке толку ему не было никакого.

Бри моргнул блестящими зелеными глазами. Его желтые, как листья вишневого дерева осенью, волосы были заплетены в длинную косу; кожаная одежда на невнимательный взгляд сошла бы за клубный прикид, но на самом деле была доспехом и пришла чуть ли не из доисторической эры.

Острие меча Риса готово было проткнуть бьющуюся жилку на горле у Бри. Страж смотрел на своего товарища — тот был неподвижен под нацеленным на него пистолетом, и только слишком частое движение грудной клетки выдавало его эмоции. Распущенные бело-зеленые волосы Иви завивались вокруг его ног, но никогда не путались и не мешали — как у Дойла и Холода. Только волосы Иви не похожи ни на чьи другие — их покрывает рисунок листьев и гибких ветвей, словно сделанный рукой мастера. В глазах у Иви то и дело загораются зеленые и белые искры, и люди порой спрашивают его, что это за контактные линзы с таким забавным эффектом. Одевается Иви по современной моде, и бронежилет на нем был вполне современный.

— Давай объясняйся, Иви, — велел Рис. — И чтобы объяснение меня устроило.

Пистолет у него ни на миг не отклонялся от груди Иви.

Превозмогая одышку и колотящееся сердце, Иви ответил:

— Мы проснулись... на посту. Околдованный сон... Думали, враги. — Он закашлялся, прочищая горло или просто стараясь глубже вдохнуть. Свой пистолет он очень аккуратно держал направленным в пол. — Думали, обнаружим, что принцесса убита или похищена.

— Я вас обоих могу казнить за сон на посту, — сказал Рис.

Иви коротко кивнул:

— Ты третий по старшинству, это твое право.

Бри наконец сумел заговорить:

— Мы подвели принцессу.

Одним плавным движением Рис убрал меч от горла Бри, опустил пистолет и встал в дверях, словно только что зашел. Имея под рукой Холода и Дойла, я иногда забывала, почему следующим по старшинству у Воронов Королевы шел Рис. Когда все безупречны, трудно понять, чего стоит каждый.

— В зачарованный сон вас погрузила сама Богиня, — сообщил Рис. — Сопротивляться ей не смог бы никто, так что сегодня я вас не убью.

— Черт, — сказал Иви. Он шлепнулся на колени за дверью душевой и положил голову на руку с пистолетом. Бри прислонился спиной к перегородке у кабины, поправил лук, чтобы не повредить его о кафельную стену. Как некоторые другие стражи, он не хотел пользоваться огнестрельным оружием, но Дойл утверждал, что при его владении луком это не такая большая беда.

Я снова встала под душ, домывая голову. Все равно мне пора было выходить, уступая место Рису. Он сперва пошел чистить оружие.

— То есть как — сама Богиня? — спросил Бри.

Рис выдал им весьма отредактированную версию событий. Я выключила воду и открыла дверь, потянувшись за полотенцем — не знаю, откуда они брались, но всегда висели свежие. Не думаю, чтобы их менял Баринтус, такая хозяйственность не в его стиле.

Бри подал мне полотенце, но рассеянно — он весь превратился в слух. Возможностью погладить меня по спине и ниже воспользовался не Бри, а Иви, когда я нагнулась, вытирая волосы. Я повернулась к нему от неожиданности — я думала, рассказ Риса о Богине отвлечет их обоих. Но Иви, в отличие от товарища, смотрел только на меня. В глазах у него горел жар, удивительный после месяца свободы — месяца, когда мы жили компанией из примерно равного числа мужчин и женщин.

— Иви, — заметил Рис скорее с удивлением, чем с упреком, — ты меня не слушаешь.

Иви моргнул и встряхнулся, как птица, искупавшаяся в луже:

— Я бы извинился, но мы с тобой оба так стары, что это прозвучит оскорблением. Так что же мне сказать — что зрелище обнаженной принцессы затмило для меня любой твой рассказ?

Он улыбнулся в конце фразы, но улыбка вышла невеселая.

— Что ж, тогда тебе и другим все расскажет Мерри за совместным обедом.

— Фар Дарриги вернулись, — сказал Иви. — Я их помню, Властитель Смерти. Именно о них я подумал, когда проснулся и понял, что оба мы спим на посту. — Иви скривился; в его гримасе читались злость, отвращение и еще что-то, мне непонятное.

— Я слишком молод, чтобы их помнить, — сказал Бри. — Я тогда еще не вполне обладал сознанием. Но я обрел настоящую жизнь вскоре после их поражения и помню рассказы, видел раны и причиненный вред. Когда поблизости такой враг, разве будет хороший воин печалиться о своих бедах?

Я опустила полотенце.

— Чего я не знаю? — спросила я.

— Расскажи ей, — велел Рис, подкрепив свои слова взмахом пистолета.

Бри смутился, а смущение посещает сидхе нечасто. Иви опустил дерзкий взгляд и сказал:

— Я заснул на посту. Как могу я теперь просить чего бы то ни было?

— Гален и Вин, когда я заходила в спальню, спали глубоким сном. Вы их разбудили, когда сюда ворвались?

Трое мужчин переглянулись, потом Бри и Рис сделали пару шагов за дверь, посмотреть на большую кровать. Вернувшись, Рис покачал головой.

— Не шелохнулись даже. — Подумав, он добавил: — Собственно, Дойл с Холодом уже должны были стоять здесь, да и остальные сбежались бы сюда с оружием. Эта сладкая парочка, — он показал на них мечом, — наделала жуткого шуму, летя к тебе на выручку.

— Но никто не проснулся, — сказала я.

Рис улыбнулся.

— Богиня пробудила от зачарованного сна только вас двоих. Думаю, для того, чтобы вы поговорили с Мерри. Моя очередь лезть в душ, — сказал он мне. — Оружие я уже почистил.

— Погоди, — сказала я. — О чем поговорили?

Рис поцеловал меня в лоб.

— Твои стражи тебя боятся, Мерри. Боятся, что ты поведешь себя как твоя тетушка, или кузен, или дядюшка и дед.

Он задумчиво посмотрел в потолок, словно мысленно проглядывал список.

— В моей родословной полно психов, — согласилась я.

— Большинство из новых стражей до сих пор соблюдают целибат.

Я удивленно на него воззрилась, потом медленно повернулась к Иви и Бри.

— Но почему, во имя Дану? Я же сказала, что тетушкино правило отменяется.

— Она, бывало, тоже так говорила, — сказал Бри с запинкой. — И спокойно относилась к случайным связям. Но если кто-то находил любовь... — Он замолчал и посмотрел на Иви.

— Я никогда не влюблялся, — ответил тот. — А поглядев, что она творила с возлюбленными стражей, был безумно счастлив, что я по природе кот и гуляка.

— У меня шесть консортов, отцов моих детей. Я только рада, если те, кто в их число не входит, будут заниматься сексом, влюбляться, дружить и так далее. Чем больше вокруг меня будет влюбленных, тем лучше.

— Ты, кажется, говоришь искренне, — сказал Иви, — но твои родственники веками казались нормальными, а на самом деле давно съехали с катушек.

Я поняла, чего он боится.

— Ты думаешь, что я сойду с ума, как моя тетушка, как кузен, как дядя и... — Подумав, я смогла только кивнуть. — Да, понимаю.

— Один только твой дед с самого начала был жестоким и жутким, — сказал Иви. — А остальные — нет.

— Потому его и прозвали Уаром Свирепым.

Я даже не пыталась скрыть свое отвращение. Он никогда не видел во мне проку, да и я в нем тоже.

— Мне всегда казалось, что твоих родственников испортила зависть — к любви, к силе, даже к собственности, — сказал Бри. — Ты в родне с двумя монархами, и оба они тщеславны и ненавидят всех, кто хотя бы на миг усомнится, что они самые прекрасные, самые сильные, самые могущественные.

— Вы думаете, что, если вы найдёте себе других возлюбленных, я решу, что вы пренебрегаете мной, моей красотой?

— Да, что-то подобное.

Хмурясь, я смотрела то на одного, то на другого.

— Не знаю, как вас переубедить, потому что не могу не согласиться насчет моей родни. Отец и бабушка сохраняли здравый рассудок, но даже свою мать я не назову совершенно нормальной. Так что я не знаю, как быть.

— Больше всего их настораживает, что ты ни разу ни к одному из них не прикоснулась, — пояснил Рис.

— Что?

— Королева позволяла искать себе любовниц только тем стражам, с которыми ни разу не спала. А если она хоть раз звала кого-то в постель, он обязан был принадлежать только ей, пусть она с тех пор на него и не взглянула.

Я глянула на него большими глазами.

— Я так понимаю, это было ее правилом до введения бреда с целибатом?

— Не правилом — законом, — вмешался Иви.

— Она всегда была собственницей, — сказал Рис.

— Она всегда была сумасшедшей, ты хочешь сказать.

— Нет, не всегда, — возразил Рис.

Двое других с ним согласились.

— Именно то, что когда-то королева не была сумасшедшей, а только безжалостной, нас настораживает в отношении тебя, принцесса Мередит, — сказал Иви.

— Видишь ли, — пояснил Бри, — если бы она с самого начала была ненормальной, мы бы считали, что ты другая и разум не потеряешь, но королева тоже была раньше разумной. Она была хорошей правительницей, иначе страна и Богиня ее бы не выбрали.

— Понимаю, — сказала я, заворачиваясь в почти забытое полотенце.

Мне вдруг стало зябко. Никогда еще я не думала о своей родне в таком плане. Что, если это наследственное? Неужели садистское безумие таится где-то во мне, ожидая случая выйти наружу? Возможно ли такое? Ну, да, но... Рука потянулась к животу, еще совсем плоскому. Я ношу детей. Пойдут ли они в меня и моего отца или... Эта мысль была самой жуткой. Насчет себя я не сомневалась, но дети...

— Что я могу сделать? — спросила я, сама не понимая, какую проблему имею в виду. Но у стражей проблема была одна.

— Мы подвели тебя, принцесса Мередит, — сказал Бри. — Мы не вправе ни о чем просить, кроме как оставить нам жизнь.

— Никто не в силах противостоять Богине, — возразил Рис.

— Думаешь, Мрак или Убийственный Холод сочли бы это оправданием, если бы с ней что-нибудь случилось? — спросил Иви.

— Если бы с ней что-нибудь случилось, и я не счел бы, — жестко сказал Рис. Эту жесткость он обычно скрывал за шутками, за любовью к старым фильмам, но я все чаще и чаще ее замечала. К нему возвращалась потерянная много столетий назад сила, а в большой силе есть что-то, что делает ее носителя жестче.

— Вот видишь, — вздохнул Иви.

— Мне опять кажется, что я чего-то не понимаю. Рис, скажи мне прямо, чего они так мнутся.

Рис посмотрел сперва на Иви, потом на Бри.

— Вам придется самим за себя просить. Таково правило.

— Потому что если не просишь сам, значит, не слишком тебе это нужно, — договорил Бри не слишком весело. Он повернулся к двери, убирая стрелы в колчан.

— Не уходи. Я попрошу за нас обоих, — сказал Иви.

Бри остановился на пороге.

— Мне это слишком нужно, — добавил Иви.

— О чем попросишь? — спросила я.

— Заняться с нами любовью, поиметь нас, трахнуть — мне все равно, как ты это назовешь, но переспи с нами. Если сегодня ты будешь с нами, а завтра со спокойной душой позволишь нам спать с другими, мы поверим, что ты — не твоя тетя и даже не твой дядюшка из Светлого двора. Он не убивал изменивших любовниц, он просто уничтожал их политически, потому что уйти к кому-то после ночи с ним значило, пусть только в его глазах, что он не сумел заставить женщину забыть всех других.

— Ты понимаешь, почему я не смел просить? — сказал Бри. — Приглашение в постель монарха — великая честь, нельзя ею награждать за такое скверное исполнение долга.

— Богиня разбудила вас раньше всех других, — напомнила я. — На то должна быть причина.

— Что-то цветами не пахнет, — заметил Рис.

— Я тоже не чувствую их запаха, но дело наверное не в Богине, а в том, что кто-то из вас должен был сказать мне все это раньше. Я всю жизнь жила в страхе перед тетушкой. Я и в пыточной ее побывала, а двоюродный братец превращал мое детство в кошмар, стоило отцу на минуту отвернуться.

— Нам необходимо знать, насколько похожа на королеву ее племянница, — сказал Иви очень серьезно, без всяких следов обычного сарказма. Может быть, его ехидство было тем же, что ирония для Риса — скрывало все по-настоящему важное.

— Что ж, Рису нужно в душ, а постели все заняты, но здесь хватает больших диванов.

Рис поцеловал меня в щеку.

— Развлекайтесь.

Он прошел мимо меня к кабине, повесив оружие на крючки на стене — они предназначались для куда более мирных вещей, но для оружия подходили идеально, мы это все отметили.

— Для чего тебе диваны? — спросил Бри.

— Для секса, — сказала я. — Сегодняшняя ночь ваша, но завтра вы непременно найдете себе другую любовницу, потому что в этом весь смысл, насколько я поняла. Вы должны прямо из моей постели прыгнуть в другую, так?

— А ты не против? — недоверчиво спросил Бри.

Я рассмеялась.

— Если бы среди моих предков не было божеств плодородия, вам сегодня ничего бы не светило. Рис постарался на славу; будь я настоящей смертной, у меня бы все саднило. Но я не смертная, и между нами возникнет магия и все будет хорошо.

— Значит, ты приказываешь нам заняться любовью с тобой сейчас, но найти себе других любовниц как можно скорее? — переспросил Иви.

Обдумав его формулировку, я кивнула:

— Да, именно так и приказываю.

Иви ухмыльнулся:

— Ты мне нравишься.

Я невольно улыбнулась тоже:

— И ты мне. А теперь пойдем выберем себе удобный диван и докажем, насколько мы друг другу нравимся.

Под шум полившейся в душе воды мы вышли в дверь.

Глава 22

Здесь было две гостиных — одна поменьше, поинтимней, если это слово можно применить к пространству, в котором помещаются столовая, кухня, прихожая и выгороженная с одной стороны зона отдыха. Все помещение называлось «большой комнатой», но та его часть, что служила гостиной, была меньше прочих, так что звалась «малой гостиной». Большая гостиная была отдельной комнатой, с громадными окнами во всю стену — от высокого остроугольного потолка до застеленного коврами пола.

Ковров в доме было мало, чуть ли не только в одной этой комнате, потому что на них остаются следы от мокрых ног. По этой причине большая гостиная была изолирована от других комнат и не имела прямого выхода на море.

Почти весь периметр гостиной занимал широкий секционный диван, оставляя свободным только узкий вход, да еще через равные промежутки между секциями стояли журнальные столики, чтобы было куда поставить стакан или бокал — на случай, если вас не устроит небольшой обеденный стол позолоченного дерева, поставленный сбоку, у забитого доверху бара.

Белые секции дивана тонули в бежевом море ковра. Цветовое решение почти повторяло обстановку главного дома Мэви Рид. Холодные чистые краски — белый, кремовый, беж, золото и синева — господствовали в других помещениях дома, но здесь ничто не должно было отвлекать глаз от потрясающего морского простора, и кто не страдает боязнью высоты, мог встать у окна и любоваться острыми скалами, о которые бился прибой.

Комната была красивой и холодной — помещение для деловых встреч, не для дружеских вечеринок. Мы собирались добавить в декор некоторую теплоту.

Небо за стеклом оставалось черным. Море под полной луной сияло чернильным, почти маслянистым блеском, насколько хватало глаз.

Бежевый ковер в лунном свете стал серо-белым, предметы отбрасывали густые тени, как бывает только от яркой луны. Мы втроем вошли в эту яркую тень, и наша кожа отразила свет, словно белая вода под лунным сиянием.

Тишина стояла такая, что слышен был рокот и шепот волн, накатывающих на скалы. Мы скользили в тишине, созданной лунным светом, тенями и вздохами океана.

Я подошла к дивану у стеклянной стены — называть это окнами было бы неверно. Настоящая стена из стекла, за которой море простиралось в бесконечность, до края мира — темным текучим кольцом, мерцавшим и переливавшимся под лаской луны.

Игра света заворожила меня, я прошла за диван к самому стеклу, глядя на головокружительную рябь моря и бело-серебряную пену в ночном сиянии.

Бри аккуратно выкладывал на длинный стол лук, стрелы, меч и ножи.

Иви подошел ко мне, не снимая ни кобуры с пистолетом, ни перевязи с мечом, ни даже бронежилета. После такого долгого перерыва мужчины обычно робки с женщинами, но Иви схватил меня за плечи крепко до боли и оторвал от земли, чтобы поцеловать. Он не намерен был склоняться, он меня поднес к себе, и ему вполне хватало силы меня держать.

Полотенце, которым я замотала голову, свалилось, мокрые волосы холодили нам лица. Одной рукой прижимая меня к себе за талию, Иви другой ухватил меня за волосы и резко дернул, заставив вскрикнуть от боли и от другого чувства.

Отрывисто и свирепо, понизившимся, как это бывает у мужчин, голосом, он сказал:

— Говорят, тебе нравится боль.

— Не слишком сильная, — сдавленно от его хватки ответила я.

— А такая?

— Такая — да.

— Ну и отлично. Мне тоже.

Он отпустил мои волосы и сильнее прижал меня к себе, другой рукой расстегивая бронежилет. Не вытерпев, он швырнул меня на ковер и одним движением сдернул жилет через голову.

От неожиданности у меня сбилось дыхание, но он взял очень верный тон, подчиняя меня себе. Я люблю играть добровольную жертву — если «насильник» играет правильно. Ошибется — и получит нешуточное сопротивление.

Полотенце, в которое я завернулась сама, размоталось тоже. Я лежала нагая, открытая лунному свету и Иви.

Он коленями прижал мои ноги к полу, стаскивая с себя кобуру, меч, ремень и футболку. Все это разлеталось вокруг цветочными лепестками, оборванными нетерпеливой рукой.

Иви выпрямил торс, еще сильней надавив мне на ноги — почти до боли, но еще не совсем. Я уже видела его голым, потому что мало кто из нас стеснялся наготы, но когда ты случайно видишь мужчину без одежды — это совсем не то, что смотреть на него снизу вверх, зная, что все, что обещает его тело, сейчас будет твоим.

Талия у него была длинная и стройная, и мышцы под мягко мерцающей кожей тоже были длинные и стройные, и вряд ли физические упражнения могли превратить его в тяжелоатлета. Он был сложен как бегун на длинные дистанции — сила, изящество и скорость в одной упаковке. Волосы веером разлетелись вокруг его головы — они двигались под ветром его собственной магии, образовав почти двухметровый нимб серо-серебристого цвета, а рисунок из листьев и лоз горел ярче, зеленоватыми контурными линиями, словно выложенными оптоволокном. В глазах у него бежали зеленые спирали, и если смотреть на них слишком пристально, начинала кружиться голова.

Не знаю, что светилось в моих глазах, но он расстегнул пояс штанов и обнажил уже готовую и нетерпеливую часть своего тела — казалось, природа решила на ней отыграться за слишком тонкие прочие части. Ничего лучшего я и желать не могла.

Иви наклонился ко мне, но его волосы не упали вперед в беспорядке, они аккуратно легли вокруг, укрыв своим сиянием, и шелестя, словно листья на ветру.

Он прижал мне руки к полу, полностью меня обездвижив, но ноги у меня оставались плотно сдвинуты, и я не понимала, как он своим преимуществом воспользуется. Наклонившись низко к моему лицу, он прошептал:

— Не хмурься, Мередит. Мне нужно другое выражение у тебя на лице.

— Какое? — едва выдохнула я.

Он меня поцеловал. Поцеловал так, словно собирался съесть и начал с губ — я все его зубы почувствовала, но когда я готова была уже заорать, поцелуй стал долгим, глубоким и нежным, невероятно ласковым.

Чуть отстранившись, он заглянул мне в глаза. В его глазах уже не бежали спирали, они светились ровным зеленым огнем, даже без зрачка, как у слепого.

— То самое, — сказал он. — Ты говорила, что предварительных ласк тебе сегодня уже хватило, так что я и не заморачивался, но имей в виду, что я не Мистраль. Нежность мне тоже нравится.

— Но не сегодня, — прошептала я.

Он улыбнулся:

— Нет, не сегодня. Я видел, как ты каждый божий день принимаешь тысячу решений. Вечно за что-то в ответе, вечно перед выбором, вечно решаешь чью-то судьбу. Я уловил, что тебе нужно: чтобы хоть когда-то решения принимались за тебя и выбор делала не ты, чтобы хоть на миг могла себя распустить и перестать быть принцессой.

— И кем стать?

— Да вот кем, — сказал он, перехватил оба моих запястья одной рукой, другой стаскивая штаны, и раздвинул мне ноги коленями.

Приподняв голову, я смотрела, как он находит путь в меня; мне почему-то всегда нужно смотреть, как мужчина входит в меня впервые. От одного только этого зрелища я закричала без слов.

Он давил на мои запястья почти всем своим весом — это было больно, но боль была приятная, боль, которая отмечала, что момент для выбора остался в прошлом. Я могла бы начать сопротивляться, могла сказать нет, но, если он не захотел бы меня отпустить, я бы не вырвалась, и в этой мысленной капитуляции было нечто, чего мне на самом деле давно недоставало.

Я еще дважды вскрикивала, пока он в меня вошел — и даже не полностью. Еще не скоро я была готова, а его движения стали долгими, ритмичными, медленными. Я думала, с таким началом секс будет жестким, но он оказался похож на второй поцелуй Иви — глубокий, нежный, потрясающий.

Медленно, равномерно двигаясь, он довел меня до вершины и заставил вслух вопить его имя. Пальцы у меня судорожно сжимались, я бы разодрала ему спину, если бы дотянулась, но он удерживал меня без особых усилий, спокойно и безопасно заставляя орать от восторга.

По моему телу побежал свет, кожа засияла под стать коже Иви. Пламя моих рубиновых волос играло сполохами на его серо-белых, из глаз лилось золотое и зеленое — другого оттенка, чем из глаз Иви — сияние, и мы лежали в гроте из света и магии, созданном водопадом его волос.

Лишь когда я превратилась в сплошную дрожь, когда нервные окончания будто обнажились все до одного, когда глаза потеряли способность фокусироваться вовсе — лишь тогда он начал снова. И на этот раз без всякой нежности. Он обрабатывал меня как свою собственность, врезался так, словно хотел достать везде. Меня унесло в оргазм чуть ли не от первого же удара, и я вопила снова и снова, почти на каждом его движении. Оргазмы шли подряд, переливались друг в друга одной сплошной цепью наслаждения, пока я не охрипла от крика и не потеряла способность различать окружающее. Мир сузился исключительно до его врезающегося в меня тела и моего нескончаемого наслаждения.

Но только с последним толчком я поняла, что до тех пор он сдерживался, потому что на этот раз я заорала по-настоящему, но боль перемешалась с таким наслаждением, что перестала быть болью и стала лишь сияющим, жарким краем экстаза.

И лишь когда все было кончено, я заметила, что он давно не держит меня за руки, но руки все же не свободны. Я не могла разбегающимися глазами увидеть, что их держит, но по ощущению это были веревки, только очень странные, непохожие на обычные.

Иви встал с меня, и я поняла, что и ногами пошевелить не могу. Бедра и голени тоже были оплетены веревками.

Конечно, я постаралась скорее прийти в себя, сфокусировать зрение. Страшно не хотелось так быстро прогонять последействие такого сказочного удовольствия, но мне надо было увидеть, чем он меня связал, и как ему удалось это сделать без помощи рук.

Мои запястья оплетали лозы. От моих рук они тянулись к другим, карабкавшимся на стеклянную стену, чьи темные тени вырисовывались на светлеющем за оконном фоне. Снаружи было уже не так темно, как когда мы сюда пришли, но и рассвет еще был далек. Тьма редела, но свет еще не показался. В окна заглядывал псевдорассвет, полускрытый темными плетями плюща.

Иви поднялся на ноги, придерживаясь за спинку дивана, и все же едва не упал.

— Не помню уже, как давно я не доставлял удовольствия женщине, а способность вызывать лозы я потерял еще раньше. Ты связана плющом, принцесса.

Я хотела сказать, что не понимаю смысла его слов, но тут увидела Бриака у покрытой плющом стены. Он был обнажен и блистал серовато-белой кожей, не лунно-белой, как моя, а с пепельным оттенком, которого не было ни у кого среди двух дворов. Плечи у него были шире, чему Иви, а тело мощней и мускулистей. И все же Бри был прекрасен и изящен. Длинная коса золотистых волос, перекинутая через плечо, наполовину скрывала его нетерпеливую готовность, но ему пришлось бы распустить волосы, чтобы скрыть свою красоту целиком. Я лежала связанная по рукам и ногам, неспособная пошевелиться, а он возвышался надо мной, нагой и готовый.

— Не так мне надо было прийти к тебе в первый раз, принцесса Мередит, — сказал он почти смущенно, а это не то чувство, которое поощряется во время секса.

Наш Бриак не увлекается бондажем, — усмехнулся Иви. В его словах прозвучало обычное его ехидство, но неизменная раньше нотка горечи ушла, словно вытесненная счастьем разрядки.

Я потянула за лозы, и они зашевелились сами по себе, связывая крепче, скручиваясь и переплетаясь, так что я только хуже сделала.

— Да, — подтвердил Иви, — они живые. Они моя принадлежность, но они живые, Мередит. Сопротивляйся, и они затянутся сильней. Сопротивляйся слишком сильно, и повредишь себе.

Бри опустился на колени, потом на четвереньки и пополз ко мне. Змеившиеся по полу лозы разбегались от него, словно мелкие зверьки. Я невольно попыталась тоже отползти назад, но лозы предупреждающе сжались, будто руки, и я заставила себя лежать спокойно, пока Бри не остановился прямо надо мной.

Он почти прижался к моим губам своим полным, красным, самым красивым при двух дворах ртом и прошептал:

— Скажи «Да».

— Да, — сказала я.

Он улыбнулся и поцеловал меня, и я ответила поцелуем.

Глава 23

Поверх широких плеч Бри мне время от времени был виден Иви. Бри опирался на руки, как и Иви до него: оба были слишком высоки, Чтобы у нас что-то получилось в стандартной миссионерской позиции.

Оторвав одну руку от пола, Бри за подбородок повернул меня к себе:

Смотри на меня, принцесса, а не на него, пока я с тобой, а не он.

Словно оскорбившись моим невниманием, он решил показать, что способен не только на нежность. Он врезался в меня со всей силой и скоростью, под шлепки соударяющихся тел, свое тяжелое дыхание и мои слабые стоны.

Со времени стараний Иви прошло слишком мало времени, и оргазм настиг меня очень быстро. Только что волна несла меня вверх, и вот я уже билась и выгибалась, рвала стягивающие меня лозы, запрокинув голову, орала в стеклянную стену имя Бри.

Бриак не оставлял меня в покое, пока я не затихла, не обмякла под ним, лишенная почти всех чувств. Только тогда он позволил себе сделать последний удар, только тогда издал бессловесный вопль. А потом упал на меня, ослабев, но тяжесть его тела казалась приятной и правильной. Сердце Бриака колотилось в мою грудную клетку, дыхание вырывалось с таким шумом, словно он бежал со всех ног, а не лежал на мне, истощенный до такой степени, что едва смог сдвинуться чуть в сторону, чтобы не придавить меня своим весом.

Когда я смогла сфокусировать зрение, он лежал на боку рядом со мной и как раз закрывал глаза.

О Богиня, это было даже слишком хорошо, — сказал он охрипшим голосом.

— После такого поста это почти больно, правда? — спросил Иви. Он сидел теперь на диване, заняв в нашем порнотеатре место в первом ряду.

— Да, — отозвался Бри.

— Ты меня слышишь, принцесса? — спросил Иви.

Не сразу, но я смогла ответить:

— Да-

— А понимаешь, что я говорю?

— Да.

— Скажи мне что-нибудь, кроме «да».

Чуть улыбнувшись, я спросила:

— А что тебе сказать?

Он улыбнулся.

— Отлично, значит, и вправду слышишь. Я думал, ты от удовольствия сомлела.

— Почти, — сказала я.

— Может, в следующий раз, — заявил он.

Я попыталась взглянуть на него пристальней, прогоняя последействие оргазма. На востоке уже разгорелся рассвет и небо на западе стало белым. За нашими играми и ночь прошла.

— А что, будет следующий раз? — спросила я и поняла, что сорвала себе голос недавними криками.

Он улыбнулся шире, глянул с тем знанием, что появляется в мужском взгляде после самого тесного из контактов.

— Ты нам приказала как можно скорее найти себе другую, но не запретила прикасаться к тебе.

Возразить мне было нечего, хотя надо было что-то найти. Но я еще плохо соображала. Тело будто растеклось, я словно не полностью в нем находилась. Сознание я не потеряла, как это предположил Иви, но была к этому близка.

Лозы принялись расплетаться, освобождая мне руки и ноги, и отползать — словно обладая мускулами и собственной волей. Запахло цветами, но не розами и не яблоней.

Я повернулась к Бри, так и лежавшему на боку у стеклянной стены. За несколько шагов от него прямо у стены выросло дерево — не меньше десяти футов в высоту. Светло-серая кора покрывала его ствол, а ветви были усыпаны бело-розовыми цветами, и воздух вокруг наполнился их сладким ароматом.

Я сумела приподняться на локтях, чтобы присмотреться получше. Оттенок коры точно повторял тон кожи Бриака. Я всегда знала, что он бог растений, но по его имени нельзя было догадаться каких. С цветущего дерева я перевела взгляд на лежащего рядом мужчину — он, кажется, сознание все-таки потерял.

— Это ведь...

— Вишня, — договорил за меня Иви.

Глава 24

Мы не знали, долго ли проживут вишневое дерево и лозы плюща, или они исчезнут назавтра, как яблоня в главном доме Мэви Рид, выросшая после нашего с ней секса. А потому, не сговариваясь, все собрались на завтрак за столом в большой гостиной, под сенью вишневых ветвей, цветущих и дышащих весной.

Галену и Хафвин пришлось дальше ходить с подносами, но все им помогали, и никто об этом не пожалел, когда на тарелки посыпались первые лепестки. Когда мы заканчивали завтрак, вся комната была усыпана бело-розовыми сугробами, а на ветках проклюнулись зеленые листочки и показались первые завязи ягод.

Под шелест падающих лепестков и разворачивающихся листьев мы вели тихий разговор. И даже самые скверные новости казались не такими уж страшными и зловещими, словно сам воздух пропитался спокойствием и счастьем, и ничто не могло вывести нас из равновесия.

Мне понятно было, что долго это не продлится, но пока мы наслаждались счастливыми мгновениями. Даже Дойл и Холод не стали тревожиться, что проспали все события ночи. Я пересказала свой сон о Бреннане и его группе, и мы обсудили его возможный смысл и значение того факта, что спасенные мной солдаты получили способность исцелять наложением рук.

Мы говорили о разных материях, в том числе мрачных, но ничто не казалось мрачным и жутким под сенью волшебного дерева, в лившемся сквозь окно блеске моря. Чуть ли не самое мирное воскресенье в моей жизни — тихая беседа, дружеские прикосновения и объятия, и даже сообщение Риса о том, что у него появился собственный ситхен, никого не потрясло. Наверное, сегодня можно было вывалить на нас любые новости, даже самые плохие и страшные, и ни одна из них не показалась бы такой уж важной или мрачной.

Нам выпал день блаженства, и хотя мы планировали сегодня вернуться в большой дом, почему-то никто не поспешил это сделать. Никто не хотел разбивать очарование этого дня — чары это были или благословение, не важно. Каким словом его ни называть, а мы хотели, чтобы волшебство продлилось. И оно продолжалось весь день и всю ночь, но утро понедельника неотвратимо, и магия выходного дня не длится бесконечно. Даже для принцесс и бессмертных воинов.

Глава 25

Я прижималась к теплой спине Холода, рукой обнимая его талию, а бедрами ощущая твердую округлость его зада. Дойл так же крепко прижимался к моей спине. Оба были выше меня на фут с лишним, так что носом я утыкалась в лопатки Холода, но тут уж приходилось выбирать — либо лицами соприкасаться, либо нижними частями. Сразу всем не получается.

Дойл уютно свернулся, закинув длинную руку через меня Холоду на бок. Из всех моих мужчин эти двое чаще всего прикасались во сне друг к другу, словно им необходимо было присутствие друг друга, а не только мое. Мне это нравилось.

Дойл пошевелился, и я вдруг почувствовала, что ему очень нравится прижиматься ко мне сзади. Ощущение выдернуло меня из дремоты. Часов я не видела и, сколько осталось до звонка будильника, не знала, но намерена была воспользоваться всем оставшимся нам временем.

Зазвучала мелодия — нет, не будильник. «Feelin' Love» Полы Коул — значит, мой сотовый. Дойл и Холод проснулись мгновенно: тела напряглись, мышцы готовы были взметнуть их с постели в направлении неведомой опасности. Большинство стражей именно так просыпались, если только я не будила их лаской, как будто любой другой способ пробуждения предполагал опасность.

— Это мой телефон, — сказала я.

Их напряженные мышцы слегка расслабились. Холод запустил длинную руку в кучу нашей сваленной у постели одежды, нашаривая трубку.

Что хорошо в «Трео» — он играет песню целиком, и это он и делал, пока Холод копался в одежде. Но если бы я полезла разыскивать телефон, кому-то пришлось бы меня держать, чтобы я не свалилась с кровати. Холод до пола дотягивался запросто; когда он наконец нащупал трубку, то без всякого усилия протянул ее в мою сторону.

Песня доиграла уже до середины, и я в очередной раз задумалась, не сменить ли мне основной звонок. Все прекрасно, если только она не играет слишком долго на публике. Меня ее сексуально окрашенный текст не смущает, но я все жду, что какая-нибудь старушка или молодая мамаша с детьми выразит мне свое возмущение. Впрочем, пока никто не возмущался — а может, я успевала вовремя взять трубку.

Нажав на кнопку, я услышала голос своего босса Джереми Грея:

— Мерри, это Джереми.

Я села в постели, отыскивая взглядом светящийся циферблат прикроватных часов — неужто я проспала? По свету за окном было не понять: шторы слишком плотные.

— А который час?

— Только шесть, так что в офис тебе еще не скоро.

Голос у него был невеселый. В норме Джереми скорее оптимист, так что явно что-то случилось.

— Что случилось, Джереми?

Оба стража повернулись на спину и уставились на меня, снова насторожившись, — они тоже знали, что в такую рань Джереми из-за пустяков звонить не будет. Странно, но почему-то ради хороших новостей никто тебя будить не станет.

— Новое убийство фейри.

Я села прямее, простыня сползла на колени.

— Такое же?

— Еще не знаю. Люси только что позвонила.

— Позвонила тебе, а не мне, — протянула я. — Наверное, после того бардака, что случился из-за моего присутствия в прошлый раз, я теперь персона нон-грата.

— Это так, — сказал он. — Но она позволила мне решать, нужно ли привлекать тебя и твоих стражей. Выразилась очень ясно: «Привози тех сотрудников, которых сочтешь наиболее полезными. Я твоему суждению доверяю, Джереми, и уверена, что ты понимаешь ситуацию».

— Витиевато для нее.

— Если ты теперь появишься, это будет не ее вина, а моя, а у меня больше резонов тебя задействовать, чем у нее.

— Я не уверена, что начальники Люси не правы, Джереми. Она лишилась своего единственного свидетеля из-за того, что пришлось мчаться меня спасать.

— Возможно. Но если фейри, тем более фея-крошка, хочет сбежать она сбежит. По умению исчезать они нам всем сто очков вперед дадут.

Это верно, но...

— Ну все равно весь бардак был из-за меня.

— Возьми только тех стражей, которые умеют скрываться гламором. Но больше, чем в тот раз; двоих для защиты от репортеров явно недостаточно.

— Чем больше охраны, тем больше народу придется прятать, — сказала я.

— Я позвоню другим, и мы все явимся одновременно. Ты затеряешься в толпе, только оставь дома Дойла с Холодом. Они чертовски приметны, а гламором не владеют.

— Им это не понравится.

— Ты принцесса или нет, Мерри? Если да, то командуй. Если нет, брось притворяться.

— Говоришь со знанием дела.

— Ну да. Значит, если ты мне нужна, поезжай к Джулиану, он будет ждать.

Он назвал мне место сбора, чтобы я пересела в другую машину, не связанную со мной в глазах прессы.

— Много народу на осмотр места преступления не пустят, — напомнила я.

— Нам не всем нужно его осматривать, а репутации агентства не повредит, если побольше наших повертится перед камерами рядом с полицией.

— Ну да, потому ты и босс, что думаешь об этом.

— Не забудь, что сейчас сказала, Мерри. Право быть боссом надо заслужить. Все, бросай телефон, насладись лишней парой часов со своими красавцами, но будь готова оправдывать звание принцессы. Свои две тени оставь дома и приезжай по моему звонку с кем-нибудь менее заметным.

Я положила трубку и объяснила Дойлу и Холоду, почему мне надо ехать, а им нельзя. Им это очень не понравилось, но я поступила по совету Джереми. Он прав. Главная тут я, и мне либо надо делать свое дело, либо уступить другому. Было время, когда я едва не отдала его Дойлу, а теперь — Баринтусу. У нас слишком много вождей и маловато индейцев.

Дойл и Холод оделись — в джинсы и футболку и в деловой костюм соответственно. Я выбрала легкое платье и туфли на каблуках. Каблуки — ради Шолто, который должен был прибыть для усиления моей охраны. Гламором он владеет в совершенстве и умеет в одно мгновение переместиться из своего царства на кромку прибоя, поскольку прибой — это место «между», а он — Властелин таких мест. Из всех сидхе только он и король Таранис сохранили способность к таким волшебным путешествиям.

К сожалению, из прочих стражей в нужной степени владели гламором только двое — Рис и Гален. Оба они пойдут со мной, но этого мало. Я достаточно знала Дойла и Холода, чтобы знать их мнение, не спрашивая. Раз они со мной не идут, мне нужно больше двух телохранителей. Шолто уже в пути, но кто еще? Вместо того, чтобы приятно провести время, мы почти все утро спорили, кто пойдет со мной.

Рис сказал:

— Шаред и Догмела владеют гламором почти на моем уровне.

— Но они с нами всего несколько недель, — возразил Холод. — Им нельзя доверить личную охрану Мерри.

— Рано или поздно их придется испытать, — ответил Рис.

— Они состояли в карманной гвардии Кела всего месяц назад, — сказал Дойл, следивший с края кровати за тем, как я одеваюсь. — Я не спешу доверить им охрану жизни и здоровья Мерри.

— Я тоже, — сказал Холод.

— Они хорошо несут службу здесь, в пляжном доме, — заметил Баринтус, стоявший у закрытой двери.

— Здесь они только часовые, — отмахнулся Дойл. — На часах постоять кто угодно может. Личная охрана — совсем другой уровень ответственности.

— Либо мы им доверяем, либо пора отсылать их прочь, — сказал Рис.

Дойл с Холодом переглянулись, после паузы Дойл сказал:

— Я не настолько в них не уверен.

— Тогда доверь хотя бы некоторым из них охранять Мерри, — предложил Баринтус. — Они уже начали думать, что им никогда не будут доверять из-за их связанного с Келом прошлого.

— Откуда ты знаешь? — спросила я.

— Они веками служили королеве и принцу, им нужен командир. Ты их слишком часто отсылаешь сюда, им поневоле приходится подчиняться мне.

— Но ты ими не командуешь, — сказал Рис.

— Нет, командует ими принцесса, но ваше желание держать их на расстоянии ради предосторожности создает вакуум власти. Они напуганы новым для них миром и не понимают, почему Мерри не возьмет часть из них во фрейлины.

— Это человеческий обычай, который переняли в Благом дворе, — отмахнулась я. — У королевы Неблагого двора фрейлин нет.

— Это верно, но из тех стражниц, кто перешел к тебе, многие дольше прожили при Благом дворе, чем при Неблагом. Они обрадуются знакомому обычаю.

— А не ты этому знакомому обычаю обрадуешься? — спросил Рис.

— Не понимаю, что ты имеешь в виду.

— Понимаешь. — Тон у Риса был даже слишком серьезный.

— Нет, не понимаю.

— Тебе не идет напускное простодушие, морской бог.

— Тебе тоже, бог смерти, — сказал Баринтус с ноткой раздражения в голосе. Не то чтобы злости — я еще ни разу не видела, чтобы он по-настоящему злился, но все же между ним и Рисом появилось некоторое напряжение.

— В чем дело? — спросила я.

Ответил мне Холод.

— Из твоих приверженцев эти двое самые могущественные.

Я повернулась к нему.

— И какое это имеет отношение к их неладам?

— Они заново обретают силу и начинают пробовать рога, как бараны по весне.

— Мы не животные, Убийственный Холод.

— Поэтому ты мне напоминаешь, что я не урожденный сидхе, а также что я не приплыл на берега нашей прежней родины среди прочих детей Дану. Напоминаешь, всего лишь назвав старым прозвищем. Да, я был Убийственным Холодом, а прежде и того меньше.

Баринтус молча на него смотрел. Потом сказал:

— Возможно, я и впрямь до сих пор расцениваю как низших тех из сидхе, кто вышел из малых фейри. Я этого не хотел, но и отрицать не могу. Мне тяжело видеть тебя супругом принцессы и одним из будущих отцов ее детей, притом что тебе никогда не поклонялись и был ты прежде не более чем мелким духом, расписывающим окна узорами.

Никогда не подозревала, что Баринтус не ставит наравне урожденных сидхе и тех, что начинали жизнь как малые фейри. Я даже не пыталась скрыть свое удивление.

— Ты никогда ничего подобного не говорил, Баринтус.

— Я был бы рад любому отцу твоих детей, если бы он возвел тебя на трон, Мередит. Мы потом сумели бы упрочить твое положение.

— Ты ошибаешься, Баринтус. Если бы я приняла корону, на меня продолжались бы покушения, и кто-то из нас их бы не пережил. Неблагой двор никогда меня не примет.

— Мы бы заставили их признать твою власть.

— Ты все время повторяешь «мы», Делатель Королей. Кто эти «мы»? — спросил Рис.

Мне припомнилось вчерашнее предостережение Риса.

— Мы — это мы. Принцесса и ее знатные приверженцы.

— Кроме меня, — отметил Холод.

— Я так не говорил, — сказал Баринтус.

— Но подразумевал? — спросила я, протягивая руку Холоду. Прямой и гордый, он встал рядом со мной, я прислонилась головой к его ноге.

— Правда ли, что тебя короновала сама страна фейри с благословения лично Богини? — ответил он вопросом. — Точно ли ты носила корону Луны и Сумерек?

Да.

— А Дойл точно был увенчан короной Терна и Серебра?

— Да, — сказала я, поглаживая пальцем руку Холода и чувствуя под щекой успокаивающую твердость его бедра.

Баринтус закрыл руками лицо, словно ему невыносимо стало на нас глядеть.

— Да что с тобой? — спросила я.

Он сказал, не отнимая рук от глаз:

— Ты ведь победила, Мерри, неужели ты не понимаешь? Ты завоевала трон, а ваши короны заставили бы замолчать любого несогласного.

С глубоко несчастным видом он опустил руки.

— Ты напрасно так в этом уверен.

— Даже сейчас, у меня на глазах, он рядом с тобой — тот, ради кого Ты отдала все.

Я наконец поняла, что выводило его из себя,— или подумала, что поняла.

— Ты расстроен, что я пожертвовала короной ради жизни Холода.

— Расстроен, — повторил он и саркастически рассмеялся. — Нет, я бы так это не назвал. Если бы такая милость была дарована твоему отцу, он бы знал, как следует поступить.

— Мой отец на долгие годы покинул страну фейри, чтобы спасти меня.

— Ты — его ребенок.

— Любовь есть любовь, Баринтус. Что родительская, что любая другая.

Он презрительно фыркнул.

— Женщина. Наверное, для тебя такие материи могут стать мотивом. Но ты, Дойл? — Он повернулся к черному стражу. — Ты, Дойл, отдал все наши мечты за жизнь одного сидхе. Зная, что станется с двором и всем нашим народом при безумной королеве и династии без наследника.

— Я ожидал либо гражданской войны, либо убийства королевы, и затем смены династии.

— Как ты мог поставить единственную жизнь выше блага всего твоего народа?

— Мне представляется, что твоя вера в наш народ слишком высока, — сказал Дойл. — Была ли Мерри коронована страной и Богиней или нет, а двор слишком глубоко расколот противоборствующими группировками. Убийцы не остановились бы перед троном. Мерри, новую королеву по-прежнему пытались бы убить или лишить ближайшего окружения, оставив одинокой и, по их мнению, беспомощной. Многие были бы рады превратить ее в собственную марионетку.

— Никто не посмел бы, будь рядом с ней мы в полной нашей силе, — сказал Баринтус.

— Полная сила вернулась ко многим из нас, но не к тебе, — заметил Рис. — Ты получил обратно лишь малую ее часть. И пока Мерри не вернет тебя к полной силе, ты уступаешь почти всем, кого сейчас видишь.

Вдруг повисло тяжелое молчание, словно сам воздух вокруг загустел, пытаясь выпить наше дыхание.

— Думать, что Убийственный Холод сейчас могущественней великого Мананнана Мак-Ллира, должно быть мучительно, — добавил Рис.

— Он не могущественней меня, — заявил Баринтус, но в его голосе слышалось шипение сердитых волн, разбивающихся о скалы.

— Прекратите, сказал Дойл и шагнул между ними.

Это магия Баринтуса сгустила воздух. Я вспомнила, что он, по рассказам, мог утопить человека за мили от любого водоема — несчастный падал замертво, а изо рта у него лилась вода.

— Ты все же решился быть королем? — издевательски спросил Баринтус.

— Если ты зол на меня, старый друг, так злись, но Холод не имел голоса в решении своей судьбы. Это был наш с Мерри выбор.

— Ты и теперь его бережешь, как наседка.

Я встала, по-прежнему держа Холода за руку.

— Так тебе не нравится, что мы пожертвовали короной ради всего одной жизни, или что эта жизнь была жизнью Холода?

— У меня нет личных счетов с Холодом, ни как с мужчиной, ни как с воином.

— Значит, дело в том, что он на твой взгляд не полноценный сидхе?

Рис шагнул чуть в сторону из-за Дойла, чтобы взглянуть Баринтусу в глаза.

— А может, ты разглядел между Дойлом и Холодом то, чего желал для себя с принцем Эссусом, но не отважился спросить?

Все замерли, словно слова были бомбой, летящей на нас — мы все на нее смотрели, но не могли остановить. Ни перехватить ее, ни убежать. Мы стояли столбами, а у меня в памяти мелькали детские воспоминания — отец и Баринтус, задержавшаяся на плече рука, чуть затянутое рукопожатие, объятие, взгляд... И я вдруг поняла, что лучший друг моего отца мог быть ему не просто другом.

Любовь не осуждается при нашем дворе, какого бы пола ни были возлюбленные, но королева запретила своим стражам секс с кем бы то ни было, кроме нее, а Баринтусу она позволила перейти к ее двору только на условии вступления в стражу. Так она могла подчинить его себе, могла говорить, что великий Мананнан Мак-Ллир — ее лакей, что он принадлежит ей плотью и кровью.

Меня давно занимал вопрос, почему она настояла на принятии Баринтуса в стражу. В то время изгнанникам Благого двора таких требований не предъявляли, большинство их стали просто придворными. Я всегда думала, что она боялась могущества Баринтуса, но теперь мне открылся другой мотив. Королева любила своего брата, моего отца, но и ревновала к его силе и славе. Его имя Эссус или Езус[2] — люди еще помнят как имя божества, ну или помнили в недавнем прошлом, если считать таковым времена Римской империи. Но ее имя, Андаис, забыто так прочно, что никто и не слышал о существовании богини с таким именем. Не для того ли она принудила Баринтуса к целибату, чтобы не пустить в постель своего брата?

Я на миг задумалась о союзе Эссуса и Мананнана Мак-Ллира — политическом и магическом одновременно, — и хотя я не одобряла поступка своей тетки, я понимала ее опасения. Могущество обоих было огромно. Соединившись, они могли при желании завладеть обоими дворами, потому что Баринтус был принят ко двору еще до нашего изгнания из Европы. В то время наши войны были нашим внутренним делом и людским законам не подчинялись, так что эта пара вполне могла завоевать вначале Неблагой, а потом и Благой трон.

В напряженной тишине я спросила:

— Или на пути твоей любви встала Андаис? Она никогда не допустила бы вашего союза.

— А нынешняя королева позволила бы тебе все, что ты пожелаешь, но уже слишком поздно, — тихо сказал Рис.

— Ты завидуешь близости между Холодом и Дойлом? — спросила я очень осторожно.

Я завидую силе, которая возвращается к другим. Это я признаю. И мне тяжко думать, что без твоего прикосновения я свою прежнюю силу не обрету.

Он прямо смотрел мне в глаза, но лицо его было маской — высокомерной, прекрасной и чуждой. Именно так он смотрел на Андаис. Непроницаемое лицо, которое он никогда раньше не обращал ко мне.

— Ваш с Мерри не более чем виртуальный секс вызвал наводнение в Сент-Луисе — все реки и ручьи вышли из берегов, — напомнил Рис. — Сколько же силы ты хочешь приобрести?

Теперь Баринтус отвернулся, ни с кем не желая встречаться взглядом. Это уже было ответом, полагаю.

Дойл сделал пару шагов вперед и сказал:

— Мне понятно желание вернуть прежнюю силу полностью, друг мой.

— Ты-то свою вернул! — закричал Баринтус. — Не смей мне сочувствовать, когда стоишь тут, брызжа магией!

— Но это еще не вся моя магия. Я не могу исцелять, как умел прежде. Я многого не могу, раньше мне доступного.

При этих словах Баринтус повернулся к Дойлу; от гнева его глаза из радостно-синих превратились в черные — цвета глубоких вод, где под поверхностью прячутся скалы, готовые пробить днище и потопить корабль.

В стену снаружи что-то плеснуло. Прилив не мог достать так высоко, да и время было неурочное. Еще один всплеск — я расслышала, что волна ударила в громадное окно ванной, расположенной рядом с моей спальней.

Гален выскользнул в дверь и зашел в ванную определить источник звука. Еще один шлепок воды по стеклу, и он вернулся, глядя тревожно.

— Море поднялось, но эти волны словно отрывает кто-то и швыряет в окно. Они отделяются от водной поверхности и какое-то время летят по воздуху.

— Следи за своей силой, друг, — сказал Дойл низким от наплыва чувств голосом.

— Когда-то я мог бы призвать море и смыть с лица земли этот дом.

— Ты именно этого хочешь? — спросила я. Сжав руку Холода, я вместе с ним шагнула ближе к Дойлу.

Баринтус посмотрел на меня с невероятной тоской, опущенные руки сжались в кулаки.

— Нет, я не смогу смыть в море все, что нам удалось приобрести, и никогда не причиню вреда тебе, Мерри. Не смогу так оскорбить память Эссуса и все его жертвы ради спасения твоей жизни. Ты носишь его внуков, и я хочу их увидеть.

Распущенные до пят волосы волновались — это слово подходило как нельзя больше. Если обычные волосы на ветру развеваются, то его — переливались, словно ими играло некое подспудное течение. Уверена, что у него волосы тоже не путаются на ветру.

Море за стеной успокоилось, его шум становился все тише, пока не превратился в шелест волн об узкую кромку берега где-то внизу.

— Я виноват. Я забылся, и это непростительно. Как никто другой из сидхе, я должен знать, что ребяческая похвальба силой ни к чему не ведет.

— И все же ты хочешь, чтобы Богиня вернула тебе больше силы? — спросил Рис.

Баринтус повернулся к нему, и в глазах снова мелькнула черная грозная вода, но тут же сменилась более спокойной, более управляемой.

— Хочу. Разве ты не хотел бы? Ах, я забыл, тебя уже ожидает новый ситхен, дарованный Богиней не далее как прошлой ночью.

Голос его зазвучал резко, и шум океана стал жестче, словно его взбаламутила чья-то гигантская, нетерпеливая рука.

— Возможно, именно поэтому Богиня тебе ее и не дает, — сказал Гален.

Все повернулись к нему. Он стоял, прислонившись к дверному косяку, серьезный, но спокойный.

— Не тебе об этом рассуждать, малыш. Ты не помнишь моих потерь.

— Это верно, но я знаю мудрость Богини — она заглядывает в сердца и умы глубже, чем удается нам. Если ты такое творишь, когда к тебе вернулась только малая часть силы, то что ты себе позволишь, вернув ее всю?

Баринтус шагнул в его сторону.

— Ты не имеешь права меня судить.

— Он такой же отец моих детей, как Дойл, — сказала я. — Такой же мой король, как Мрак.

— Он не был коронован страной и Богами.

В дверь постучали, и я невольно вздрогнула.

— Мы заняты — крикнул Дойл.

Но дверь открылась — за ней стоял Шолто, Властелин Всего, Что Проходит Между, Властитель Теней, Царь Слуа. Он шагнул вперед, с распущенными волосами, белоснежным плащом рассыпавшимися поверх черного с серебром наряда и мягких сапог.

Он не преминул улыбнуться мне, одарив восхищенным взглядом трехцветных глаз: металлически-золотое кольцо у зрачка, потом янтарное, потом желтое, как тополиные листья осенью. Потом улыбка его померкла, он повернулся к прочим стражам и сказал:

— Я слышал твой крик, Повелитель Моря. Я был коронован страной и Богами. Мне занять место Галена?

Глава 26

— Ты мне не страшен, Повелитель Слуа, — сказал Баринтус, и океан под окном снова сердито зашумел.

Улыбка полностью стерлась с лица Шолто — оно стало высокомерным, поразительно красивым и абсолютно враждебным.

— Так буду, — ответил он голосом, чуть окрашенным гневом. В глазах у него засверкали золотые искры.

Море плеснуло в окно — сильнее и злее, чем раньше. Дуэль прямо здесь не просто была нежелательна, в такой близости от моря Она грозила опасностью нам всем. От кого другого, но от Баринтуса я никак не ждала проблем. Он веками был олицетворением разума при Неблагом дворе, и вдруг... То ли я упустила свершившуюся в нем перемену, то ли все же королева Андаис, Королева Воздуха и Тьмы, держала его в рамках, а теперь я видела истинное его лицо. Последняя мысль была грустной.

— Довольно, — сказал Дойл. — Сдайте оба назад.

Баринтус тут же повернулся к Дойлу.

— Это на тебя я зол, Мрак. Если ты предпочтешь драться со мной сам, я буду только рад.

А я думал, ты на меня разозлился, — вмешался Гален.

Эта реплика застала меня врасплох. Я думала, у него хватит ума не лезть снова Баринтусу под горячую руку.

Баринтус уставился на Галена, стоявшего у двери ванной. Море плеснуло в окна за его спиной с такой силой, что они задрожали.

— Ты не предавал нашей цели, отвергая корону, но если хочешь своей доли в драке, я не препятствую.

Гален улыбнулся уголками губ и шагнул вперед.

— Если бы Богиня мне предоставила выбор между троном и жизнью Холода, я бы тоже выбрал его жизнь.

У меня от этих слов заледенело все внутри. Но потом я поняла, что Гален нарочно вызывает огонь на себя, и моя тревога ушла. Мне вдруг стало спокойно, почти весело. Настроение переменилось так резко, что ясно было — это воздействие извне.

Гален неторопливо пошел к Баринтусу, протягивая руку словно для рукопожатия. О господи, он нас всех зачаровывал, именно он это мог — из очень немногих, — потому что его магия не проявлялась внешне. Он не светился, не мерцал, ничего не делал — просто был приятным, и ему хотелось ответить тем же.

Баринтус не повторил своей угрозы, глядя на медленное, осторожное продвижение Галена.

— Значит, и ты дурак, — бросил Баринтус, но ярости в его тоне поубавилось, и следующая волна плеснула в окна с меньшей силой — они не задрожали.

— Мы все любим Мерри, — сказал Гален, — разве не так?

Баринтус нахмурился, озадаченный:

— Конечно, я люблю Мередит.

— А следовательно, мы все на одной стороне?

Баринтус нахмурился сильней, но все же слегка кивнул. Односложный ответ прозвучал тихо, но отчетливо:

— Да.

Гален почти подошел к нему, уже готов был положить руку на плечо — а если его гламор так хорошо действовал на расстоянии, то прикосновение разрешит всю ситуацию мгновенно. Никакой дуэли не будет. Даже понимание подоплеки не отменяло полностью эффект Галеновых чар, а меня-то они только краем задели. Направлены они были на Баринтуса. Гален хотел его успокоить. Хотел, чтобы он остался нам другом.

Снаружи донесся крик — нет, не из-за окна, из-за двери. Кричали где-то в доме, тонким перепуганным голосом. Гламор у Галена работал как у всех: от внезапного крика он рассыпался. В приливе адреналина все схватились за оружие, кроме меня — у меня были собственные пистолеты, но на пляж я их с собой не брала. Впрочем, от них не было бы толку, потому что Дойл тут же толкнул меня на пол за кроватью и велел Галену меня прикрывать. Сам он, конечно, отправился выяснять, что там за крик.

Гален встал на колени рядом со мной, с пистолетом наготове, только не наведенным на цель — потому что цели не было видно.

Шолто открыл дверь, стоя сбоку от нее, чтобы не подставиться под пулю. Когда он не выполнял обязанности царя, то состоял в страже королевы, а потому отлично знал возможности современного оружия, а также удачно пущенной стрелы. Баринтус распластался у другой стороны двери; ссоры были забыты — надо было делать то, на что их натаскивали дольше, чем существуют Соединенные Штаты.

Не знаю, что они увидели за дверью, но Шолто осторожным шагом двинулся вперед, с пистолетом в одной руке и мечом в другой. Баринтус скользнул за дверь на вид безоружный, но практически бессмертному тренированному бойцу семи футов ростом оружие не всегда нужно. Он сам по себе оружие.

Следом, пригибаясь, двинулся Рис с пистолетом в руке. Холод и Дойл тоже умчались с оружием наготове, и во внезапно опустевшей спальне остались только мы с Галеном. Пульс стучал у меня в ушах, бился в горле — не от страха перед тем, что заставило кричать кого-то из моих телохранительниц, а от мысли, что кто-то из моих возлюбленных, отцов моих детей, может не вернуться обратно. Смерть слишком рано ворвалась в мою жизнь, чтобы не понимать: практически бессмертный и бессмертный — не одно и то же. Смерть моего отца показала мне разницу.

Может быть, будь во мне достаточно королевского, чтобы пожертвовать Холодом ради короны, я бы сильнее беспокоилась о попавших в опасность женщинах, но я была честна с собой. С женщинами я едва начала завязывать дружбу, а этих мужчин я люблю. Ради любимых можно пожертвовать многим. Кто утверждает обратное — либо не любил, либо врет самому себе.

Послышались голоса — но не крики, просто разговор. Я прошептала Галену:

— Ты слышишь, о чем говорят?

У большинства сидхе слух острее человеческого, у меня — нет. Гален склонил голову набок, прислушиваясь; пистолет смотрел в открытую дверь, готовый выстрелить в любого, кто покажется на пороге.

— Женские голоса. Слов не разбираю, но одна из них Хафвин, потом еще одна рыдает, а Шаред взбешена. Вот голос Дойла, а вот Иви, он взволнован, но не злится. Скорее чем-то испуган и расстроен.

Гален посмотрел на меня, недоуменно хмурясь.

— Такое впечатление, что Иви в чем-то раскаивается.

Я тоже нахмурилась:

— Иви никогда ни в чем не раскаивается.

Гален кивнул, и вдруг его внимание полностью обратилось на дверь. Палец, на который я смотрела, начал давить на крючок. Мне из-за кровати ничего не было видно. Потом Гален поднял пистолет к потолку и громко выдохнул — я поняла, что еще чуть-чуть, и был бы выстрел.

— Шолто, — сказал он, вставая и подавая мне руку. С его помощью я тоже поднялась.

— Что там такое? — спросила я.

— Ты знала, что Иви с Догмелой провели ночь вместе? — ответил Шолто вопросом.

Я кивнула.

— Не то чтобы именно это, но знала, что Иви и Бри выбрали каждый себе пару среди женщин.

Шолто улыбнулся и покачал головой с видом одновременно задумчивым и повеселевшим.

— Похоже, после совместной ночи Иви решил, что может ее слегка потискать в коридоре, но ненароком ее напугал.

— А что он сделал? спросила я.

— Это было при Хафвин, она подтверждает его слова. Вроде бы он просто подошел к ней со спины, обхватил за талию и приподнял в воздух, а она закричала. Сама Догмела сейчас слишком расстроена, чтобы сказать что-то толковое. Шаред напала на Иви, защищая подругу, и нахватала синяков, а Иви искренне озадачен поворотом событий.

— Но почему она закричала от такого пустяка? — спросила я.

— Хафвин говорит, что это связано с привычками их прежнего господина, Кела. Он бросал их на кровать или держал, пока его дружки с ними проделывали что-нибудь скверное.

— А! — догадалась я. — Событие-триггер!

— Событие — что? — не понял Шолто.

Гален объяснил:

— Событие-триггер. Какая-то мелочь, вдруг напоминающая о насилии или унижении и вызывающая соответствующую реакцию.

Мы оба от неожиданности уставились на него, не в силах скрыть удивление.

Гален ответил мне мрачной улыбкой.

— Что, я не должен этого знать?

— Нет, просто...— Я его обняла, — Просто не ожидала.

— Не ожидала от меня такой сообразительности?

Вежливый ответ я не придумала, а потому только обняла его покрепче. Он обнял меня тоже и поцеловал в макушку.

Шолто стоял рядом с нами, но смотрел только на меня — тем взглядом, которым мужчина смотрит на возлюбленную, и даже больше — на мать своего ребенка. Во взгляде мешались обладание, восторг, и еще немного недоумения, словно он еще не совсем отвлекся от недавних событий за дверью. Шолто протянул мне руку, и я из объятий Галена перешла в его объятья. Гален меня отпустил; обычно у нас не возникало с этим проблем, а даже если бы возникли, то Шолто, как открыла нам Богиня, — один из отцов моих детей. У него есть привилегии, как и у Галена. Хотя вряд ли кто-то из нас ожидал такого чуда генетики, как шесть отцов у двоих младенцев.

Шолто притянул меня к себе, и я с готовностью подчинилась. Из всех отцов моих детей он меньше всего был моим любовником. Собственно, всего один раз до того, как я забеременела, но давно сказано, что хватает и одного раза. И все же такой малый срок знакомства означал, что я его не успела полюбить. Он меня привлекал, был мне небезразличен, но мы слишком мало общались, чтобы я поняла, что люблю его или хотя бы что могу полюбить. Но мы друг другу нравились. Очень нравились.

— Мне случалось видеть традиционное приветствие Царя Слуа его Царице, — сказал Гален, — так что я вас покину. Может, смогу чем-то помочь Догмеле.

Говорил он с некоторым разочарованием, но я не стала его останавливать — он меня удивил, проявив неожиданный ум, что показало недостаток сообразительности у меня самой.

Шолто не стал ждать, пока за Галеном закроется дверь; он доказал мне, как сильно я ему нравлюсь, доказал поцелуем, объятиями, тесно прижавшимся телом — так тесно, как только позволяла одежда. И я провалилась в силу его рук, в атлас его камзола, в мерцание вышивки из золотой нити и крохотных драгоценных камней и, не удержавшись, гладила его поверх одежды, как гладила бы обнаженного. Мне захотелось, чтобы он занялся любовью со мной, почти не раздеваясь, как Иви прошлой ночью, и атлас ласкал бы мне кожу. От этой мысли я жарче стала отвечать на его поцелуи и запустила руки под полы камзола, добираясь до ягодиц, хотя правой руке сильно мешала рукоять меча, висевшего у Шолто на поясе.

Шолто уловил мое нетерпение, подхватил меня руками под ягодицы и поднял выше. Я обвила ногами его талию, а он сделал несколько шагов до кровати и уложил меня, не отпуская. Одной рукой он держал меня под спину, другой опирался на кровать.

На миг прервав поцелуй, он сказал, задыхаясь:

— Знал бы я, что меня ждет такое приветствие, пришел бы куда раньше.

Я улыбнулась:

— Я по тебе скучала.

Он ответил широкой улыбкой. У него было едва ли не самое красивое лицо при обоих дворах, и улыбка нарушала его холодное, супермодельное великолепие, но мне она нравилась — потому что предназначалась мне одной. Он никогда не бывал так счастлив, как в наши минуты наедине. Может, я его пока и не люблю, но быть с ним вместе мне нравится очень. Мне нравится, что Великий Царь слуа готов так мне улыбаться. Я ценю, что он сбрасывает все щиты и маски, позволяя мне увидеть за ними личность.

— Мне нравится, что ты по мне скучала.

Словно прочитав мои мысли, он поднялся и слегка отодвинул меня, расстегивая штаны. Ни меч, ни пояс, ни кобуру с пистолетом он снимать не стал. Уложив меня на край постели, он добрался до трусиков под платьем и стянул их прямо через каблуки. Подняв юбку, он жадно глядел на меня, обнаженную снизу полностью, не считая босоножек. Я не предлагала ему снять босоножки — ему нравилось, когда я на каблуках.

Он вошел в меня грубо и трудно, проталкиваясь на каждый дюйм — хоть я и была готова, но не совсем. Я с силой притянула его к себе, заставила склонить голову, чтобы волосы упали мне на лицо. Помедлив секунду, он принялся за дело, и я получила оргазм от одного ощущения его в себе — большого, твердого, заполняющего меня до краев.

Я закричала, голова запрокинулась, ногти вцепились в атласные рукава, не в силах добраться до кожи под ними.

Он подхватил меня на руки и держал на весу, пока я сотрясалась в оргазме, а потом вошел до конца одним долгим мощным движением, и я закричала снова.

Он полурухнул, полузабрался на кровать, со мной на руках дополз до середины и там меня отпустил со словами:

— Ты моя царица, а я твой царь, и вот тому свидетельство.

Именно так издревле говорили ночные летуны, народ его отца. Ночные летуны похожи на громадных черных скатов со щупальцами на животе, и хотя у них есть лица, но на человеческие они не похожи.

Только королевские летуны способны размножаться и доставлять удовольствие своим женщинам. Женщины-летуны реагируют на шип внутри пениса — такой шип меня убил бы, но, на наше общее счастье, Шолто не настолько пошел в отца.

Я договорила ритуальную фразу, Шолто меня ей научил:

— Ты во мне, и это свидетельство, что ты мой царь и я ношу твое дитя.

Если бы я не была беременна, последняя часть фразы звучала бы в будущем времени: «Я понесу от тебя».

Он снял с себя пояс с мечом и кобурой и отбросил в сторону, но не на пол — чтобы не мешали, но легко было дотянуться. Снимая камзол, он сказал:

— Что-то ты слишком быстро, Мередит.

Ревнивцев среди нас не водилось, но я все же не стала просвещать его насчет предварительной подготовки, проведенной Иви и Бри.

— Я же говорила, что соскучилась по тебе.

Он сверкнул улыбкой, тут же пропавшей за воротом снимаемого камзола. Наконец он сбросил нижнюю рубашку из тонкого полотна, и я увидела его нагой торс. Шолто был мускулистый, как все прочие стражи, кроме Риса, широкоплечий и попросту красивый, но весь живот у него до самых ребер занимала татуировка — очень реалистичный рисунок щупалец, унаследованных им от отца. Совсем недавно они были настоящими, а не нарисованными, но теперь Шолто мог сам выбирать — выпустить их на волю или остаться с гладким животом, как любой сидхе или человек.

Раньше он спрашивал меня, чего мне больше хочется, но теперь я всего мгновение любовалась его красивым плоским животом, а в следующее на волю вырвались щупальца стаей фантастических морских существ, созданных из хрусталя и слоновой кости, с серебряными и золотыми прожилками, подчеркивающими их бледную красоту. Шолто наклонился ко мне, целуя, но прикасаясь ко мне не только губами, а и всей этой мускулистой шевелящейся массой. Он мог обнимать меня куда большим числом «рук», чем другие любовники. Самые крупные щупальца предназначались для переноски тяжестей; они обвились вокруг меня мускулистыми веревками, только в тысячу раз более мягкими и гладкими, мягче и глаже шелка и бархата. Обычные руки тоже не оставались без дела, он весь, весь его организм обнимал меня, прижимал, целовал.

Шолто импонировало, что я не отвергаю его нечеловеческую часть. Когда-то один вид его щупалец меня смущал... нет, пугал так честнее. Но где-то в разгар магии, нас соединившей, я поняла, что его отличие от других это совсем не плохо. Вообще-то, он смело мог хвастаться, что может делать со мной такое, с чем никто другой в одиночку не справится.

Щупальца поменьше, тонкие и способные сильно вытягиваться, несли на вершине маленькую красную присоску. Они щекотали мне живот и грудь, и я извивалась от их прикосновения, страстно желая, чтобы они скорей нашли свою истинную цель. Постепенно они добрались до сосков и присосались к ним так жадно и крепко, что я начала постанывать прямо в губы Шолто, стала гладить руками по мускулистой спине, забралась под живот, под упругий бархат щупалец, лаская их самую чувствительную нижнюю сторону. Шолто приподнялся на руках и больших щупальцах, пропустив тонкие щупальца мне между ног, чтобы поглаживать сверху, пока сам он начинает движение во мне.

Он знал, что мне нравится смотреть, как он входит в меня и выходит, но теперь, приподняв голову, я могла смотреть еще на щупальца, ласкающие меня в трех точках одновременно. Он задвигался быстрей, ловя ритм, глаза вспыхнули золотом и янтарем, и вдруг все его тело превратилось в сверкающее движение и свет. Вдоль щупалец золотыми и серебряными молниями проскальзывали разряды магической энергии. Моя кожа вспыхнула в ответ, словно внутри меня взошла луна — навстречу его сиянию.

У меня еще остались силы поднять руки и прикоснуться к извивающимся щупальцам, и под моими мягко светящими пальцами кожа Шолто вспыхивала цветными огнями — одна магия вызывала к жизни другую. И эта вибрация магии во мне, вокруг меня, рядом со мной будто призвала теплую волну, захлестнув меня наслаждением, заставив кричать и корчиться под ним. Ногти добрались до твердой гладкой плоти и оставили на ней следы. Мое наслаждение процарапало кровавые дорожки на расцвеченных огнями больших щупальцах, и кровь светилась собственным светом, рубинами рассыпаясь по моей лунной коже.

Голова Шолто свесилась вниз, волосы перевили все светящимися нитями — мы словно занимались любовью внутри хрустального кокона. И в неуловимый миг мы оба достигли пика, и наш совместный крик вспыхнул так ярко, что вся спальня заполнилась цветными отблесками.

Он рухнул на меня, придавив на миг своим весом; сердце у него колотилось так сильно, словно хотело выпрыгнуть из груди прямо мне в лицо. Потом он передвинулся, освобождая меня и давая возможность дышать. Щупальца померкли и лежали ослабевшей грудой, опустошенные, как и он сам.

Он перевернулся на бок рядом со мной, заново учась дышать, как и я.

— Я люблю тебя, Мередит, — прошептал он.

— И я тебя.

И это было истинной правдой в этот миг.

Глава 27

Мы с Шолто оделись и вышли к остальным, собравшимся в малой гостиной по соседству с кухней и столовой. Поскольку там не было стен в привычном понимании, я предпочла бы называть все помещение большой комнатой, но те, кто жил здесь дольше, называли ее малой гостиной, так что и мы приняли это название.

Хафвин с Догмелой сидели на самом большом диване, Догмела рыдала на плече у подруги. Их светлые косы так переплелись, что непонятно было, где чьи оттенок волос у них был очень похож.

У стеклянной стены, сгорбившись, стояла Шаред; руки она скрестила перед собой, подпирая маленькие тугие груди. Не нужно было магии, чтобы ощутить исходящий от нее гнев. Ее золотые волосы сверкали под солнечным светом — они были по-настоящему золотые, как у Холода — серебряные, словно спрядены из драгоценного металла. Мне стало интересно, они у нее такие же мягкие, как у Холода?

Рядом с ней стоял Бри; его желтые волосы сильно проигрывали рядом с настоящим золотом Шаред. Он попытался тронуть ее за плечо и получил такой взгляд, что поспешно отвел руку, но продолжал что-то тихонько ей говорить. Очевидно, успокаивал.

Иви у раздвижной стеклянной двери негромко и торопливо объяснялся с Холодом и Дойлом. Баринтус и Гален стояли чуть поодаль, разговаривая; Баринтус казался взволнованным. Но, наверное, он тревожился из-за Догмелы с Иви, потому что если бы он понял, что с ним едва не проделал Гален, настроение у него было бы куда хуже. Попытка заколдовать равного себе у сидхе считается оскорблением — это заявка на превосходство, на обладание большей силой, чем тот, на кого накладывают чары. Гален ничего такого не подразумевал, но Баринтус наверняка истолковал бы все именно в этом смысле.

На коротком диванчике сидели Катбодуа с Усной, и она его обнимала. Вороново-черные волосы Катбодуа спускались до плеч, сливаясь с ее черным плащом, который на самом деле был мантией из вороновых перьев, но умел менять облик, подстраиваясь к обстановке, как это свойственно волшебным предметам. Кожа у нее казалась ослепительно-белой по контрасту с черными волосами, но я знала, что она не белее моей.

Рядом с монохромной Катбодуа Усна казался фейерверком красок. Он был раскрашен природой под трехцветную кошку: на лунно-белой коже были рыжие и черные пятна. В такую кошку превратилась его мать, когда была им беременна. Усна свернулся калачиком на коленях Катбодуа, как кот — насколько ему удавалось при шестифутовом росте. Волосы он распустил, они накрывали черную одежду и сияющую красоту Катбодуа пледом из мягкого меха. Катбодуа задумчиво перебирала его волосы пальцами, пока оба они смотрели на разворачивающиеся перед ними страсти. Выражение в серых глазах Усны, самой некошачьей его черте, и в черных глазах Катбодуа было до странности одинаковым. Они любовались суматохой безэмоционально, как это умеют животные. Усна когда-то мог превращаться в кота, а Катбодуа — ворона или ворону. В те времена ей не приходилось полагаться в разведке на глаза настоящих птиц. Оба они из-за этой способности меньше походили на людей или даже на сидхе, в них проступало нечто более древнее, близкое к природе.

Разумеется, до этой минуты я не подозревала, что они спят вместе. Они в паре заступали на службу, но пока я не увидела, как холодная и даже жутковатая Катбодуа ласкает его волосы, мне и в голову не приходило, что между ними есть что-то большее. Они умело скрывались.

Шолто словно почувствовал — а может, удивление отразилось у меня на лице, потому что он сказал:

— Твое позволение другим стражам выбирать любовников заставило их обнародовать свою связь.

— Не то чтобы заставило. Они решились открыться, потому что поняли, что это не опасно.

Шолто кивнул:

— Согласен.

Он шагнул вперед, ведя меня за руку, будто в танце.

Гален, улыбаясь, направился к нам, но тут неразличимым от скорости движением за ним метнулся Баринтус — и Гален внезапно оторвался от земли и полетел прямо в стеклянную стену, отделявшую нас от моря и скал.

Глава 28

Гален врезался в стену — в бетонный угол чуть сбоку от стекол. Стена от удара пошла трещинами, точно как в мультиках. Не то чтобы на ней остался четкий отпечаток его тела, но было ясно видно, к примеру, где он попытался подставить руку, смягчая удар.

Гален тряс головой, пытаясь подняться, а Баринтус уже шел к нему. Я хотела бежать и вмешаться, но Шолто не дал. Впрочем, Дойл оказался между ними быстрей, чем мне удалось бы два шага сделать. Холод подошел к Галену.

— Уйди с дороги, Мрак! — рявкнул Баринтус, и в окно плеснула волна, хоть мы и были высоко от моря.

— Ты хочешь лишить принцессу ее телохранителя?спросил Дойл, стараясь сохранить непринужденный вид. Но даже мне было видно, как напряжены его мускулы, как упирается в пол толчковая нога, готовя опору для удара или какого-то иного не магического, а физического воздействия.

— Он меня оскорбил, — заявил Баринтус.

— Не стану спорить. Но среди нас никто не владеет так хорошо личным гламором, только Мередит и Шолто могут соревноваться с ним в искусстве маскировки. Нам это его умение сегодня необходимо.

Баринтус стоял посреди комнаты, меряя Дойла взглядом. Наконец, глубоко вздохнув, он шумно и быстро выдохнул, расслабил плечи и встряхнулся — волосы встрепенулись как птичьи перья, хотя ни одна птица не может похвастаться оперением таких оттенков синего цвета.

Он посмотрел в другой угол комнаты, на меня и Шолто, схватившего меня за плечо.

— Прости мое ребячество, Мередит. Он тебе и правда сегодня нужен.

Он еще раз громко вздохнул в притихшей комнате и глянул мимо застывшего в боевой стойке Дойла.

Гален поднялся с помощью Холода, но поза у него была неуверенная, как будто без поддержки Холода он стоять не смог бы.

— Пикси! — крикнул Баринтус, и океан еще выше и сильнее плеснул в окно.

Отец Галена действительно был пикси — ему удалось обольстить фрейлину королевы. Гален встал прямее, глаза сменили обычный насыщенный оттенок на бледно-зеленый, почти белый по краю. Это был плохой знак — я такое видела считанные разы. Гален был по-настоящему взбешен.

Он стряхнул с себя руку Холода, и тот его отпустил, хотя по лицу ясно было видно, что он об этом жалеет.

— Я такой же сидхе, как ты, Баринтус, — сказал Гален.

— Не смей на мне пробовать свои пиксячьи хитрости, Зеленый, или в другой раз улетишь прямо в окно.

Мне стало понятно, что Рис не ошибся. Баринтус входил в роль короля, потому что только король мог вести себя так бесцеремонно с отцом моего ребенка, Мне нельзя было спустить это безнаказанно. Просто нельзя.

— Он едва не заколдовал великого Мананнана Мак-Ллира не благодаря наследству пикси, — заявила я.

Пальцы Шолто сжались на моей руке, предостерегая. Наверное, он был прав, но мне необходимо было вмешаться. Если я промолчу, то мою, пусть почти воображаемую, корону, я уступлю Баринтусу немедленно.

Баринтус сердито повернулся ко мне.

— А это что значит?

— Значит, что Гален приобрел столь мощную магию, став моим любовником и одним из моих королей. Раньше он и подумать не мог о том, что ему удастся затуманить разум самого Баринтуса.

Баринтус чуть кивнул:

— Он прибавил в силе. Все они прибавили.

— Все мои любовники, — повторила я.

Он молча кивнул.

— На самом деле ты злишься, что я хотя бы однажды не позвала тебя в свою постель, и не потому, что хочешь секса, а потому что хочешь проверить, не вернет ли это тебе все, что ты потерял.

Он не решился взглянуть мне в глаза, только волосы волновались вокруг его лица, словно под струями подводного течения.

— Я нарочно ждал, пока ты сюда зайдешь, Мередит. Я хотел показать тебе, как поставлю Галена на место.

Тут он все же поднял взгляд, но мне ничего не удавалось прочесть у него на лице. Я не узнавала лучшего друга своего отца и самого частого нашего гостя в мире людей в том, кто стоял сейчас передо мной. Несколько недель на берегу моря словно переменили его. Неужели именно таким высокомерным и мстительным он впервые явился к Неблагому двору? Или уже тогда его сила оставалась в прошлом?

— А зачем было нужно, чтобы я это видела?

— Я хотел показать тебе, что достаточно владею собой — ведь я не швырнул его в окно и не утопил в море. Ты должна была увидеть, что я его пощадил.

— А с какой целью пощадил? — спросила я.

Шолто притянул меня к себе, и я полубессознательно обвила его руками. Не знаю, старался он меня защитить или просто утешить, или даже самому успокоиться, хотя утешение в объятиях ищут скорее малые фейри, чем сидхе. А может, он меня предостерегал. Не знаю только, о чем.

— Я бы не утонул, — сказал Гален. Все головы повернулись к нему. — Я сидхе, — повторил он. — Никакая природная стихия меня не убьет. Бросить меня в море ты можешь, а утопить — нет, и давление глубокой воды меня не раздавит. Твой океан меня не убьет, Баринтус.

— Зато мой океан заставит тебя мечтать о смерти, Зеленый человек. Ты навеки останешься в чернейшей бездне, вода затвердеет вокруг как надежнейшая из темниц, только куда мучительней. Пусть утонуть сидхе не может, но легкие болят от попавшей в них воды, а тело жаждет воздуха и силится вздохнуть. Давление глубин не сокрушит тебе кости, но сожмет все тело. Ты будешь вечно страдать, не умирая и не старясь — твоя пытка будет нескончаемой.

— Баринтус! — Это единственное слово передало всю глубину моего потрясения. Теперь я сама цеплялась за Шолто, мне нужна была опора. Он описал судьбу хуже смерти, и это ею он угрожал Галену — моему Галену!

Баринтус посмотрел мне в глаза и явно не обрадовался увиденному.

— Неужели ты не понимаешь, Мередит, что мое могущество куда больше, чем у многих других твоих мужчин?

— Ты таким странным способом хочешь приобрести мое уважение? — спросила я.

— Подумай, насколько мощной силой я стану рядом с тобой, если верну, что потерял.

— Ты сможешь уничтожить этот дом со всеми его обитателями. Именно так ты сказал в моей спальне.

— Я никогда не причиню тебе вреда, — возразил он.

Я покачала головой и отстранилась от Шолто. Секунду он пытался меня удержать, потом отпустил. То, что я собиралась говорить, надо было говорить самостоятельно.

— Не причинишь вреда мне лично, верю, но если ты так поступишь с Галеном, ты лишишь меня мужа и моего ребенка — отца. И это наверняка причинит мне вред, Баринтус. Конечно, ты это понимаешь?

Лицо у него снова стало прекрасной непроницаемой маской.

— Не понимаешь? — спросила я, чувствуя, как побежала по спине холодная струйка страха.

— Мы бы превратили твой двор в силу, которую станут бояться, Мередит.

— А зачем нужно, чтобы нас боялись?

— За правителем следуют либо из любви, либо из страха, Мередит.

— Хватит с меня этого макиавеллизма.

— Я не понимаю значения этого слова.

Я мотнула головой:

— Я не понимаю значения всего того, что ты натворил за последний час, зато точно знаю — если ты причинишь вред кому-то из моего окружения, если обречешь кого-то на такую жуткую участь, я тебя изгоню. А если кто-то пропадет, не оставив следа, я решу, что ты выполнил угрозу, и тогда тебе придется либо отпустить пленника, либо...

— Либо что?

— Либо ты умрешь, Баринтус. Или ты умрешь, или мы никогда не будем чувствовать себя в безопасности, особенно здесь, на берегах Западного моря. Ты слишком могущественный враг.

— Так что, Дойл по-прежнему Мрак Королевы, по-прежнему убивает по приказу, как хорошо вышколенная собака?

— Нет, Баринтус, я это сделаю своими руками.

— Ты не сможешь победить меня, Мередит, — сказал он, но тише.

— Я полностью владею руками плоти и крови, Баринтус. Даже мой отец не обладал полной силой руки плоти, а Кел— руки крови, но я владею и тем и другим. Так я убила Кела.

— Ты не поступишь так со мной, Мередит.

— Несколько минут назад я была уверена, что ты никогда не станешь угрожать тому, кого я люблю. Я ошибалась; не ошибись и ты.

Мы мерялись взглядами через пустой пол; мир словно исчез, остались лишь мы вдвоем. Я встретила его взгляд, показывая, что говорю с полной уверенностью, что выполню все, о чем сказала.

Наконец он кивнул:

— Я вижу свою смерть в твоих глазах, Мередит.

— Я сердцем чую твою смерть, — отозвалась я. Это выражение означало, что его смерть порадует мое сердце — или по крайней мере не огорчит.

— И мне нельзя вызвать на поединок того, кто меня оскорбил? Ты снова сделаешь из меня евнуха, хоть и не в том смысле, что Андаис?

— Ты вправе защищать свою честь, но дуэль не должна кончаться смертью или увечьями — я не хочу терять своих телохранителей.

— Ты мало оставляешь мне возможностей для защиты чести, Мередит.

— Возможно, но я беспокоюсь не о твоей чести, а о своей.

— О чем ты говоришь? Я ничем не задел твою честь, только честь этого отродья пикси.

— Во-первых, не зови его так. Во-вторых, здесь правлю я. Главный голос здесь мой. Я была венчана на царство страной и Богиней, а не ты. — Я говорила тихо и спокойно, тщательно выбирая слова. Нельзя было позволить себе сорваться, нужно было сохранять самообладание. — Напав на моего консорта, отца моего ребенка, у меня на глазах, ты показал, что не испытываешь уважения ко мне как правителю.

— Если бы ты приняла предложенную тебе корону, я бы уважал выбор Богини.

— Это она предоставила мне выбор, Баринтус, и я верю, что она так не поступила бы, будь этот выбор плох.

— Богиня всегда дает нам самим выбрать себе погибель, Мередит. Безусловно, ты это знаешь.

— Если, спасая Холода, я выбрала погибель, значит, я выбрала именно это, и ты волен либо уважать мой выбор, либо уйти и не попадаться мне на глаза.

— Ты меня изгоняешь?

Я могу отослать тебя обратно к Андаис. По слухам, после нашего отъезда она впала в кровавое безумие. Горе из-за смерти единственного ребенка она топит в крови собственных подданных.

— Ты знаешь, что она творит? — с явным изумлением спросил он.

— У нас остались уши при ее дворе, — сказал Дойл.

— Тогда почему ты стоишь здесь, Мрак, а не делаешь все возможное, чтобы вернуть нам полную силу и остановить уничтожение нашего народа?

— Она еще никого не убила, — заметил Дойл.

— То, что она с ними творит, хуже смерти.

— Они могут перейти к нам, — сказала я.

— Если ты поможешь нам вернуть силу, мы поедем туда и освободим пленников из темниц.

— Чтобы спасти ее пленников, нам придется убить ее саму.

— Но ты же освободила меня и всех прочих узников Зала Смертности, когда в последний раз покидала страну фейри.

— Вообще-то, нет, — сообщила я. — Это Гален. Его магия освободила и тебя, и всех остальных.

— Ты это говоришь, чтобы я смягчился к нему.

— Я это говорю, потому что это правда.

Он повернулся к Галену — тот смотрел на него. Холод стоял на шаг позади Галена, лицо — надменная маска, как всегда, когда он не хотел выдавать свои мысли. Дойл посторонился, не мешая Галену и Баринтусу видеть друг друга, но отошел недалеко. Иви, Бри и Шаред стояли рядом, но не слишком близко друг к другу, чтобы в случае чего легко выхватить оружие. Мне припомнились слова Баринтуса об оставленном мной вакууме власти, и о том, что стражницы в пляжном доме тянутся к нему, потому что я ими пренебрегаю и как будто не доверяю женщинам вообще. На миг я задумалась, на чью сторону они встанут — на мою или Баринтуса.

— Это твоя магия покрыла Зал Смертности цветами и листьями? — удивленно спросил Баринтус.

Гален молча кивнул.

— Значит, я обязан тебе своей свободой.

Гален снова кивнул. Молчаливость была не в его привычках. Мне не понравилось, что он молчит — значит, боится, что скажет нечто совсем неподходящее.

В другую дверь вошел Рис. Окинув нас взглядом, он сказал:

— Я уходил посмотреть, что там за шум. Оказалось, Джереми. Он ждет нас как можно скорее, если мы едем. Мы едем?

— Едем, — кивнула я и повернулась к Шаред. — Мне говорили, что ты достаточно владеешь гламором, чтобы спрятаться в чистом поле.

Она на миг опешила, потом кивнула и даже поклонилась.

— Это так.

— Значит, ты, Гален, Рис и Шолто идете со мной. Нам надо походить на людей, чтобы на нас снова не набросились журналисты.

Говорила я очень уверенно. Пусть в животе у меня все еще было завязано узлом, но внешне это не проявлялось — это и значит находиться у власти. Свой страх держишь при себе.

Я подошла к Хафвин и Догмеле; Догмела перестала плакать, но еще была бледна и слегка дрожала. Я села на диван рядом с ней, но так, чтобы не дотронуться до нее. Ей, наверное, на сегодня хватило прикосновений.

— Мне сказали, что у тебя гламора тоже хватило бы, но ты лучше останься сегодня дома, отдохни.

— Пожалуйста, позволь мне пойти. Я хочу быть тебе полезной.

Я ласково улыбнулась:

— Я не знаю, что мы можем увидеть, Догмела. Вдруг там что-то напомнит тебе о зверствах Кела. Сегодня останься здесь, но с завтрашнего дня вы с Шаред будете заступать в дежурство наравне со всеми.

Она удивленно распахнула голубые глаза, а потом улыбнулась сквозь высыхающие слезы. Шаред шагнула к нам, опустилась на колено и низко склонила голову:

— Мы не подведем тебя, принцесса.

— Не нужно так кланяться, — сказала я.

Шаред приподняла голову, глянув на меня синими глазами с мерцающими в радужках звездами.

— А как нужно? Только прикажи, и мы будем приветствовать тебя, как повелишь.

— На публике никаких поклонов, пожалуйста.

Рис обошел Баринтуса широким крутом, не поворачиваясь к нему спиной — вроде бы незаметно, но если увидела я, то и Баринтус увидел тоже.

— Если ты встанешь на колено при людях, никакой гламор в мире не скроет, что она принцесса, а ты — ее стражница.

Шаред кивнула и спросила:

— Можно мне встать, ваше высочество?

Я вздохнула:

Да, конечно.

Пока она вставала, на колено опустилась Догмела.

— Прошу прощения, принцесса, я не почтила тебя должным образом.

— Пожалуйста, прекратите, — сказала я.

Озадаченная, она подняла голову. Я встала и подала ей руку — она взяла, нахмурившись.

— Разве ты не заметила, что мужчины не кланяются мне на коленях?

Женщины переглянулись.

— Королева редко настаивала на поклонах, зато принц — всегда, — сказала Шаред. — Только скажи, как нам тебя приветствовать, и мы выполним.

— Рада буду, если скажете «привет».

— Нет, — вмешался Баринтус. — Так не пойдет.

Я взглянула на него далеко не дружелюбно.

— Не тебе решать, Баринтус.

— Если тебя не уважают, то и не подчиняются.

— Фигня.

Он оторопел, явно не ожидая услышать такое от меня.

— Мередит...

— Нет. Все, что могла, я уже от тебя выслушала. Никакие поклоны и расшаркивания никому не прибавили ни капли уважения к Келу и Андаис. Вот бояться заставили, но страх — это не уважение.

— Ты мне угрожала руками плоти и крови. Ты хотела внушить мне страх.

— Я предпочла бы заслужить твое уважение, но ты всегда будешь видеть во мне лишь маленькую дочку Эссуса. Как бы ты меня ни любил, ты не сочтешь меня достойной правительницей.

— Неправда, — сказал он.

— А то, что я пожертвовала короной ради жизни Холода, и вовсе подорвало твою веру в меня.

Он отвернулся, что само по себе было ответом.

— Так поступают экзальтированные романтики, а не королева.

— Значит, я тоже экзальтированный романтик? — спросил Дойл, делая шаг вперед.

Баринтус посмотрел на нас обоих, потом сказал:

— От тебя, Мрак, такого никто не ждал. Я думал, что ты поможешь сделать ее такой королевой, которая нам нужна. А вместо этого она превратила тебя в слюнтяя.

— В кого? — переспросил Дойл, и меня в дрожь бросило от его тона.

— Хватит!

Я не собиралась кричать, так само получилось.

Все уставились на меня.

— Я всю жизнь видела, как страх правит дворами фейри. Я заявляю, что здесь будет править справедливость и любовь, а если кто-то не желает, чтобы я к нему относилась справедливо и с любовью, двери перед ним открыты.

Я пошла к Баринтусу. Нелегко проявлять власть, когда приходится так задирать голову, чтобы смотреть в глаза, но я всю жизнь жила коротышкой среди верзил, я справилась.

— Ты утверждаешь, что хочешь видеть меня королевой. Что хочешь от меня жесткости, и того же ждешь от Дойла. Ты хочешь, чтобы мы правили так, как должно править дворами сидхе, верно?

После секундной заминки он кивнул.

— Тогда благодари Богиню и Консорта, что я не такой правитель, которого ты хочешь, потому что иначе я убила бы тебя — такого надменного, так переполненного силой после одного жалкого месяца, проведенного на берегу моря. Я убила бы тебя сию минуту, не дожидаясь, пока твое могущество еще возрастет, и именно так поступили бы моя тетушка или мой кузен.

— Андаис послала бы убивать меня своего Мрака.

— Я уже говорила, что для этого я слишком дочь своего отца.

— Ты бы попыталась убить меня сама.

— Да.

— И ты смог бы защитить себя, — сказал Рис, — только убив дочь Эссуса и его внуков одновременно. Думаю, ты скорее дал бы ей себя убить.

Баринтус развернулся к Рису:

— Не лезь в это дело, Кромм Круах. Или ты забыл, что я помню твое первое имя, куда более древнее?

Рис засмеялся, донельзя изумив Баринтуса:

— О нет, Мананнан Мак-Ллир, На моем прежнем имени тебе не сыграть. Я уже не тот, кто его носил, и так давно не тот, что старое имя не имеет ко мне нынешнему никакого отношения.

— Довольно, сказала я, немного успокоившись. — Мы уезжаем, и я хочу, чтобы ты, Баринтус, к вечеру приехал в большой дом.

— Я буду рад разделить ужин со своей принцессой.

— Захвати с собой сумку с вещами, ты какое-то время поживешь в главной резиденции.

— Я предпочел бы оставаться у моря, — сказал он.

— Не важно, что ты предпочел бы. Я хочу, чтобы ты отправился в большой дом вместе с другими моими стражами.

Лицо у него стало почти страдальческое:

— Я так долго жил вдали от моря, Мередит.

— Я помню. Я видела тебя купающимся в волнах, ты никогда еще не бывал на моей памяти таким счастливым. Я бы охотно оставила тебя вблизи твоей стихии, но ты сегодня показал, что морская вода ударила тебе в голову не хуже капитанского рома. Ты опьянен близостью волн и песка, так что ты переедешь в большой дом и протрезвеешь.

Глаза у него налились злостью, а волосы снова странным образом заволновались, будто от скрытого в них течения.

— А если я откажусь переезжать?

— Я так понимаю, ты отказываешься выполнять прямой приказ своего сюзерена?

— Я спрашиваю, что ты сделаешь, если я ему не подчинюсь.

— Ты больше не будешь жить на побережье. Я отошлю тебя обратно к Неблагому двору, и ты из первых рук узнаешь, сколько крови фейри всех рас и разновидностей льет Андаис, пытаясь укротить магию, перекраивающую ее королевство. Она думала, что с моим отъездом магия угомонится и она снова возьмет все в свои руки, но не я всему виной, а Богиня. Волшебная страна вновь ожила, а все вы, старейшие, кажется, забыли, что это значит.

— Я ничего не забыл, — сказал он.

— Неправда.

Я никогда тебе не лгал и не буду.

— Значит, ты лжешь себе. — Я повернулась к остальным: — Идем. Нас давно ждут.

Я направилась к двери, и за мной пошли почти все. Я бросила через плечо:

— К ужину будь в большом доме, Баринтус, или садись на самолет до Сент-Луиса.

— Если я вернусь, она будет пытать меня бесконечно — сказал он.

Я остановилась на пороге, стражи расступились, открывая мне вид.

— А не этим ли ты только что угрожал Галену?

Он смотрел на меня с укором:

— Ты все еще действуешь по велению сердца, а не головы, Мередит.

— Знаешь старую мудрость? Никогда не становись между женщиной и ее любовью. Так вот, не угрожай моим любимым, потому что я даже Летнюю страну переверну, защищая свое.

«Летней страной» у нас называют небеса.

— Я приеду к ужину, — сказал он, поклонившись. — Ваше величество.

— Буду очень рада, — ответила я чистую неправду.

Вот только мне и не хватало в доме разозленного эгоцентричного бывшего бога. Но иногда делаешь не то, что хочешь, а то, что необходимо. А прямо сейчас нам было необходимо ехать на осмотр места преступления и зарабатывать деньги на прокорм той толпы народу, которую приходится содержать. Вот бы к титулу автоматически прилагались деньги, дома и избавление от забот! Но я еще ни разу не слышала о счастливой и беззаботной принцессе фейри. В одном сказки правы — пока не доберешься до конца рассказа, тебя ждет сплошная череда бед и загадок. Я-то, можно сказать, до счастливого конца сказки добралась, но в настоящей жизни, в отличие от сказок, конца не бывает — ни счастливого, ни какого другого. Пока живешь, история продолжается. Только что ты думаешь, что все у тебя налажено, все под контролем, но секунда — и понимаешь, что контроль твой — только иллюзия.

Я молилась Богине, чтобы Баринтус не вынудил меня его убить. Мне было бы больно это делать, но пока я выходила на яркое калифорнийское солнце и надевала темные очки, в груди у меня сгустилось что-то твердое и холодное. Уверенность, что, если он надавит слишком сильно, я выполню свою угрозу в точности. Может быть, я больше похожа на свою тетку, чем мне хочется думать.

Глава 29

Дойл, Холод и Усна сели во внедорожник, причем Усна — на водительское место, с помощью гламора придав себе мой облик. Я удивилась, что у него есть водительские права, но оказалось, что он покидал волшебную страну и изучал окружающую местность задолго до того, как я родилась. Я спросила зачем, и он ответил: «Кошки любопытны»; По его глазам я догадалась, что другого ответа не получу.

Гламор Усны не выдержал бы испытания толпой — один случайный толчок, и иллюзия бы рухнула. Поэтому со мной в гущу людей он не шел. Но мы надеялись, что его неустойчивая иллюзия сумеет обмануть журналистов и отвлечь их от ворот, чтобы мы смогли выехать спокойно.

Зато его напарница Катбодуа вполне могла поехать с нами. Она остановилась на миг посреди гостиной в своей мантии из вороновых перьев, так сливающейся с ее иссиня-черными волосами, что не понять было, где кончаются волосы и где начинаются перья. Белое пятно ее лица словно выплывало из этой абсолютной, как у Дойла, черноты.

Прямо на глазах перья разгладились, превратившись в черный длинный плащ. Ей осталось только смягчить нечеловеческую бледность до нормального оттенка белой кожи. Женщин-стражниц пока так мало фотографировали, что им достаточно изменить цвет глаз, волос и кожи да переодеться. Шаред превратила золотые волосы в каштаново-золотистые, а кожу — в слегка загорелую. Сине-звездные глаза стали просто голубыми. Она осталась красива, но вполне человеческой красотой; даже шестифутовый рост и худоба не выделяли ее из толпы так, как это было бы на Среднем Западе. В Лос-Анджелесе живут тысячи высоких стройных красоток, которые пытались прорваться в кино, но удовлетворились более приземленными занятиями.

Гален придал коротким кудрям неопределенный русый цвет, а глазам — неопределенно-карий, кожа покрылась сильным загаром. Черты лица и фигуру он тоже слегка изменил, чтобы выглядеть попроще. Таких приятных улыбчивых парней, каким он стал, полно на любом пляже. Рис иллюзией восстановил утраченный глаз и придал глазам приятный, но не слишком выразительный голубой цвет. Длинные кудри он попросту запрятал под шляпу, примелькавшийся плащ оставил на вешалке и оделся в джинсы, футболку и пиджак, в котором был на работе в субботу. Модные высветленные джинсы были его собственные, а футболку пришлось у кого-то просить. В плечах она сидела хорошо, но была длинновата, так что он заправил ее под пояс джинсов. Ноги Рис всунул в ботинки и был готов.

Я вышла из спальни с волосами рыже-каштанового, довольно темного цвета, да еще скрутила их французским узлом. Коричневый юбочный костюм был коротковат, чтобы называться деловым, но при моем росте длинные юбки не носят — не смотрится. Пистолет и кобуру для ношения на пояснице я позаимствовала у Риса, так что была вооружена. Его я не обделила — у него остались еще пистолет, меч и кинжал. У меня на бедре в специальных ножнах тоже был привешен складной нож: не только для защиты от физического нападения, но и чтобы к коже прикасалась холодная сталь. Сталь и железо противодействуют магии фейри, и лучше всего — когда прикасаются к обнаженной коже. Многие фейри, в том числе сидхе, не смогли бы даже гламор навести с подвешенным к ноге куском железа, но моя смешанная наследственность позволяла мне творить магию в любом, даже самом высокотехнологичном окружении. Нож не шел ни в какое сравнение с воздействием самого города. Здесь, на побережье, было полегче, но из малых фейри далеко не все могут творить волшебство в современных городах.

При этой мысли я вспомнила Паслену и подумала, удалось ли Люси ее отыскать. Отодвинув любопытство на потом, я еще раз заглянула в зеркало — проверить, не видны ли под костюмом пистолет и нож. Юбка была из легкой ткани, но пышная, свободная. Большинство моих юбок облегали так плотно, что никакое оружие было бы не скрыть.

Когда я вернулась в большую комнату, Гален встретил меня улыбкой:

— Я и забыл, что ты тоже делаешь глаза карими.

— Зеленые глаза слишком необычны, легко запомнить.

Он улыбнулся и протянул мне навстречу руки. Я позволила ему меня обнять, заранее зная, что он сейчас скажет.

— Надо испытать наш гламор. Вдруг он распадется, едва мы прикоснемся друг к другу?

Мы поцеловались — хорошо поцеловались, по-настоящему. Потом он отстранился и я посмотрела в темно-карие глаза на загорелом лице — ему никогда бы на самом деле не удалось так загореть.

Я улыбнулась под реплику Риса:

— Эй вы, голубки! Мы и так знаем, что наш гламор продержится. Аматеон с Адайром проверили — журналюги наживку проглотили, так что можем слегка и поработать.

Следом за Рисом мы направились к дверям, разъединив руки. Я доверяла свидетельству стражей о том, что главные силы журналистов уже убрались, но если мы будем льнуть друг к другу как влюбленная парочка, никакой гламор не удержит оставшихся от щелканья затворами, а гламор не всегда действует на фототехнику. Не знаю почему, но даже при самой искусной магии фотография может выявить то, что не видит глаз.

Шолто отправился вперед.

— Все двери — это места «между».

— То есть ты там просто появишься? — уточнил Гален.

Да.

А откуда ты знаешь, что там в дверях никого не будет?

— Я это чувствую.

— Круто.

— Не знала, что ты можешь проникнуть в любую дверь, — удивилась я.

— Эта способность вернулась после нашей коронации.

— Баринтусу не говори, — сказал Гален.

— Не скажу, — нерадостно ответил Шолто. — Я осмотрюсь там, и если репортеры вас поджидают... Если им слили информацию, как вроде бы теперь говорят...

— Говорят, да, — улыбнулась я.

— Тогда я вам позвоню.

И он исчез. Светлые волосы у него благодаря иллюзии казались короткими, а золотистые глаза — карими, как у меня и Галена. Шолто даже черты лица исказил, чтобы не привлекать внимание избытком красоты.

Водителем был Рис, потому что мы ехали в его машине. Рядом с ним села Шаред, а остальные забрались на заднее сиденье. Когда Рис свернул на маленькую парковочную площадку, вдалеке уже видны были полицейские мигалки. У машины по соседству, прислонившись, стоял то ли Джулиан, то ли Джордан Харт — только когда он повернулся и просиял знакомой улыбкой, я поняла, что это Джулиан, а не его близнец. Они оба носят одинаковые стрижки на темно-каштановых волосах — на висках коротко, а на макушке подлиннее и уложено гелем в иголочки. Но Джордан так залихватски — сам-черт-мне-не-брат — улыбаться не умеет, хотя у него улыбка тоже приятная. Они оба красавцы и сделали немало денег в модельном бизнесе, прежде чем открыть собственное детективное агентство, которое теперь на паях влилось в «Детективное агентство Грея». Оба шести футов ростом, загорелые и симпатичные, но Джулиан — легковесней, больше склонен к флирту. Как ни странно, именно этот любитель флирта больше пяти лет счастливо живет с единственным партнером. Его серьезный брат Джордан так и остался бабником и повесой; впрочем, Джулиан даже в разгульной юности бабником не был — поскольку слова «мужичник» нет, то непонятно, как его назвать.

На Джулиане были солнечные очки в тонкой стальной оправе, с желтоватыми стеклами — в тон бежево-коричневой одежде. Он подошел ко мне, смеясь:

— Ну почему ты не позвонила, солнышко? Я бы другие цвета выбрал, чтобы не повторять твои.

Улыбнувшись, я подставила щеку для поцелуя и поцеловала его в ответ. Губы у него еще смеялись, но глаза за глуповатыми цветными стеклами стали очень серьезны.

— Ты туда еще не ходил? — спросила я.

— Нет, — сказал он тоном столь же серьезным, как выражение глаз, но лицо продолжало мило улыбаться — в расчете на зрителя. — Джордан там.

Теперь я поняла, что убрало улыбку из его глаз. Близнецы умели обмениваться мысленными картинками, если им было нужно. В детстве они не умели управлять этой своей способностью, но научились на специальных курсах парапсихики для одаренных детей, и теперь транслировали не все, а то, что сами выбрали. То, что Джордан показал брату, явно не прибавило ему веселья.

Но улыбка вернулась в его глаза, когда он глянул на мужчин у меня за спиной. Кому-то другому из магов-людей, может быть, пришлось бы спрашивать, кто скрывается за гламором, но Джулиану, как и его брату, — нет. Так что он пошел к Галену и обменялся с ним поцелуем, как со мной, а Рису пожал руку. Ничего не перепутал — а значит, маскировка его не обманула. Это было не очень хорошо, потому что в полиции теперь частенько служат маги, хотя не все специализируются в ясновидении.

Рядом с женщинами Джулиан помедлил: он не по физическому их облику решал, кого целовать, а кому пожимать руку, — это определялось более мистическими причинами. Так как он их почти не знал, то пожал руки всем. Он с женщинами вел себя куда сдержанней, чем с мужчинами.

Надо сказать, Джулиан утратил часть своего блеска и легкости, когда больше половины персонала детективного агентства Кейна и Харта пожрало огромное и злобное магическое чудовище. Мы с моими стражами одолели Безымянное после кровавой битвы, но от агентства Кейна и Харта осталось всего четыре человека — почему оно и слилось с агентством Джереми, образовав «Детективное агентство Грея и Харта». Оба агентства занимали одинаковую рыночную нишу, так что объединить силы было разумно, да и Джулиан с Джорданом, должно быть, решили, что примесь не-человеческой магии к их собственной, человеческой, поможет сохранить здоровье оставшихся работников.

Адам Кейн, моногамный партнер Джулиана, потерял в том бою младшего брата Этана. Подозреваю, что в первые недели после его смерти Адам согласился бы на что угодно. Даже теперь он занимался в основном конторской работой, встречался с клиентами, но не выезжал на дела. То ли он до сих пор горевал, то ли Джулиан настолько боялся подвергнуть его опасности. Ладно, пусть этим Джереми интересуется — он у нас босс. До чертиков приятно хоть где-то побыть подчиненным.

— Отсюда быстрей дойти, чем доехать, — сказал Джулиан. Он вытащил из кармана пачку сигарет и посмотрел на нее неуверенно. — Ничего, если я буду курить на ходу?

— Не знала, что ты куришь, — сказала я.

Он широко улыбнулся, сверкнув идеально белыми зубами, приобретенными во время работы моделью. Теперь они великолепно смотрелись на фотографиях, когда он работал со знаменитостями.

— Бросил сто лет назад, но недавно почувствовал, что стоит начать снова.

По лицу у него пробежала тень мысли или эмоции — неприятной эмоции.

— Там такая жуть на месте преступления? — спросил Гален, тоже отметивший выражение лица Джулиана.

Джулиан взглянул вверх, будто задумавшись, глаза словно смотрели в никуда. Я такое уже видела — он так выглядел, когда смотрел через глаза брата.

— Жуть, но не такая, чтобы я снова закурил.

Я подумала, не спросить ли, что же такое случилось, что он закурил снова, но он зажег сигарету и пошел вперед — в обычной своей манере, словно не по тротуару идет, а по подиуму, и все вокруг смотрят только на него. Иногда и смотрели. Рис и Шаред обошли его и пошли впереди, а Гален и Катбодуа заняли тыл — за мной и Джулианом. Мне подумалось, что мы можем гламор хоть ведрами лить, а все равно ясно, что они телохранители. И всякий догадается, что мы с Джулианом — не те, кем хотим казаться.

Джулиан тоже до этого додумался, видимо. Он предложил мне руку и принялся усиленно мне улыбаться, трогая за плечико. Он разыгрывал богатого влюбленного — бизнесмена или шоумена, которого сопровождает охрана. Я ему подыграла, прислонившись головой к его плечу и восторженно смеясь совсем не смешным репликам.

Наклонившись еще ниже и ярко улыбаясь, он тихонько сказал:

— Отлично, Мерри. Ты игру подхватываешь на лету; для внедрения под прикрытием — идеальное свойство.

— У тебя тоже неплохо получается.

— Это да. Внедрять я всегда готов.

Он засмеялся и выбросил недокуренную сигарету в первую попавшуюся урну.

— Я думала, ты курить хотел, — сказала я, улыбаясь.

— Это я забыл, что флирт лучше сигарет.

Он наклонился, обхватил меня за плечи и притянул к себе. Я давно уже научилась ходить в обнимку с мужчинами шести футов ростом, так что мне было нетрудно, хотя двигался он не совсем так, как мои обычные спутники. Я обняла его за талию, просунув руку под пиджак, заодно обнаружив на пояснице пистолет, снаружи совершенно незаметный. Так мы и пошли вперед, то и дело соприкасаясь бедрами.

— Не думала, что тебе нравится флиртовать с женщинами.

Я категорически против гендерной дискриминации, Мерри. Да здравствует флирт равных возможностей!

Я засмеялась — на этот раз искренне.

— Почему-то меня ты раньше обходил стороной.

Он поцеловал меня в висок — как-то слишком интимно, слишком по-настоящему. Когда нам случалось работать вместе, он никогда так себя не вел. Всегда в его заигрывании чувствовалось, что все это не всерьез и не надо обижаться.

Джулиан любил прикосновения, телесный контакт. Тут мне в голову закралось подозрение, и я спросила у него совсем тихо, на ухо:

— Тебе не хватает прикосновений?

От неожиданности он споткнулся, и мы сбились с шага, но тут же, восстановив прежнюю непринужденную походку, лениво побрели дальше на свет мигалок.

— Это разве не слишком прямой вопрос для фейри? — прошептал он мне в макушку.

— Слишком, — ответила я. — Но мы вот-вот будем на месте, и я хочу узнать, что происходит с моим другом.

Он улыбнулся, но я отметила, что до глаз улыбка не дошла.

— Да, дома мне их не хватает. Адам словно похоронил свое сердце вместе с братом. А я начинаю поглядывать по сторонам, Мерри. Начинаю всерьез закидывать удочку, причем я уже понял, что мне не секс нужен, а телесный контакт. Наверное, если б мне было к кому приласкаться, я бы спокойно дождался, пока Адам перестрадает свое горе.

Я провела пальцами по плоской поверхности его живота, и он глянул на меня подозрительно. Улыбнувшись, я сказала:

— Мы тебе можем помочь, Джулиан. Наша культура не связывает ласки и прикосновения непременно с сексом.

Он рассмеялся, захваченный врасплох, коротко и весело.

— Я думал, у вас любое прикосновение сексуальное.

— Нет, не сексуальное, а чувственное.

— А есть разница?

Я еще раз погладила его по животу, другой рукой обнимая за талию.

— Да.

— И в чем?

Я нахмурилась:

— Ты не забыл, что не любишь женщин?

Он опять засмеялся и накрыл мою руку своей.

— Это да, но своими мужчинами ты не делишься.

— Каждый из них вправе самостоятельно решать такие вопросы, — сказала я.

Он поднял брови:

— Правда?

Я невольно рассмеялась от выражения его лица.

— Вот-вот, ты лучше с ними будешь спать, чем со мной.

Он закатил глаза и картинно развел руки, потом ухмыльнулся:

— Факт. — Он наклонился, улыбаясь, но сказал серьезно: — Но если я потискаюсь с тобой, Адам простит, а с мужчиной — вряд ли.

Я вгляделась в его глаза почти в упор.

— Все так плохо?

Он кивнул и поднял ту мою руку, которой я гладила его живот, к губам, целуя пальцы.

— Я люблю Адама так, как думал, не полюблю никого и никогда, но без внимания я чахну. — Он отпустил мою руку и так низко склонился к моему лицу, как только позволяла разница в росте (с учетом моих каблуков). — Это слабость, да, но мне нужны поглаживания, заигрывание, хоть что-то.

— Приезжай к нам на ужин. Поедим и поваляемся гурьбой перед плазменным экраном во всю стену.

Он замедлил шаг и едва не запнулся, но удержался вовремя.

— Ты серьезно?

— Абсолютно, если ты точно не имеешь в виду секса.

— А если имею? — спросил он.

Я нахмурилась, а он отвернулся, делая вид, что смотрит на машины «скорой помощи» и полицейских, но понятно было, что он просто прячет глаза — не хочет, чтобы кто-то видел их выражение.

Я остановилась и заставила остановиться его, повернула к себе лицом.

— Ты мне однажды сказал, что ваше с Адамом партнерство впервые сделало тебя счастливым. Что до того у тебя была работа, был секс, а счастья не было.

Он коротко кивнул.

— Если ты говоришь, что хочешь сохранить отношения с Адамом, я тебе помогу, но если у вас все кончено и ты хочешь секса — дело другое.

В глазах у него отразилось страдание. Он прижал меня к себе крепко-крепко, он никогда так меня не обнимал, да и чужих мужиков обнимал только если дразнил или хотел смутить. Но эти объятия ничего общего не имели ни с сексом, ни с проверками на прочность — слишком крепко, слишком отчаянно он меня сжимал. Я обняла его в ответ, прижалась лицом к груди и спросила:

— Что случилось, Джулиан?

— Я готов ему изменить, Мерри. Если он не вспомнит обо мне сегодня-завтра, я пойду на сторону. Может, этого он и ждет — Чтобы был предлог для разрыва.

— Но зачем это ему? — спросила я.

— Не знаю. Когда был жив Этан, его бесила сама мысль, что брат у него — гей. Он меня терпеть не мог и говорил, что это я превратил его единственного брата в пидора. Может, поэтому.

Я отстранилась, глядя ему в лицо, но он притянул меня обратно.

— Этан не мог так думать всерьез. Адам всегда любил мужчин.

— У него и девушки бывали. Он даже обручился с одной.

Я повернула его лицо к себе, взяв за подбородок:

— Он поговаривает о возвращении в натуралы? Джулиан помотал головой, и я разглядела сквозь очки блеск слез в его глазах. Они еще не лились, но смаргивать ему уже приходилось.

— Не знаю. Он не выносит, когда я к нему прикасаюсь. Он не выносит вообще ничьих прикосновений. Я уже не знаю, чего он хочет.

На густых ресницах дрожали слезы, и Джулиан все шире открывал глаза, чтобы они не полились.

— Приезжай на ужин. Хотя бы дружескую ласку мы тебе обеспечим.

— Мы собирались сегодня поужинать вдвоем. Если все получится, то мне ничья другая ласка и не понадобится.

Я улыбнулась:

— Ну, если не приедешь, мы будем знать, что ты снова обрел главную любовь своей жизни и вы хорошо проводите время. Это было бы здорово.

Он улыбнулся и торопливо смахнул непролившиеся слезы. Гей или не гей, он мужчина, а мужчины терпеть не могут плакать, особенно на публике.

— Спасибо, Мерри. Прости, что я тебя этим нагружаю, но почти все мои друзья тоже геи, и они...

— Они решат, что самое время тебя заарканить.

Он опять неопределенно развел руками:

— Не то что заарканить... Но когда я обнаруживаю, сколько друзей не прочь снова оказаться со мной в одной постели...

— С бывшими любовниками очень сложно оставаться просто друзьями, — сказала я.

Он засмеялся — уже весело.

— При моем дружелюбии это просто.

— Так я и думала, — сказала я. Я обняла его, а он обнял меня — на этот раз по-дружески. — А ты не говорил с Адамом насчет визита к семейному психологу?

— Он сказал, что ему это не нужно — все свои проблемы он сам знает. Потеряв единственного брата, он вправе оплакивать потерю.

Рис кашлянул, и мы обернулись к нему.

— Ребята, пора показывать документы и проходить через оцепление.

Говорил он подчеркнуто нейтральным тоном, но мне было ясно, что довольно много из нашего разговора он уловил. Во-первых, слух у фейри лучше человеческого, a во-вторых, за две тысячи лет можно научиться понимать людей.

— Прошу прощения, — сказал Джулиан. — Я забыл о деле, это непрофессионально и недопустимо.

Он шагнул в сторону, одернул пиджак, разгладил лацканы и на глазах собрался.

Гален сказал, наклонившись к его уху:

— Мы тебя обогреем, не разрушая твой брак.

— Какой удар по моей самооценке! — улыбнулся Джулиан. — Ты даже не попытаешься меня соблазнить?

— А что, предполагается, что я буду соблазнять, а не ты? — Гален улыбнулся даже шире него. Джулиан ответил ухмылкой.

Катбодуа нахмурилась и сказала:

— Я ни с кем не собираюсь вступать в телесный контакт, кроме Усны.

— Бедняжка, — сказала я.

Катбодуа нахмурилась сильней. Я покачала головой, но объяснить пришлось:

— Никто против своей воли никого ласкать не будет. Все будет исключительно по взаимному желанию.

Она переглянулась с Шаред.

— Это так не похоже на принца.

— К счастью, — отозвалась Шаред.

Джулиан удивленно смотрел то на одну, то на другую, потом спросил:

— Вы серьезно думали, что Мерри заставит вас меня обнимать, даже если вы не хотите?

Обе только молча на него посмотрели. Джулиан передернулся.

— Не знаю, что за жизнь у вас была раньше, но я против принуждения. Если моя очаровательная персона не вызывает у вас желания скрасить мне одиночество, значит, так тому и быть.

Женщины опять переглянулись.

Катбодуа сказала:

— Может, через три-четыре месяца жизни в этом новом для нас мире мы и поверим тебе и принцессе.

— Скажи Джереми, чтобы он пока освободил женщин-стражниц от работы под прикрытием, — посоветовал Джулиан.

Я задумалась о том, как отнеслись бы Шаред и Катбодуа к предложению немного прогуляться с Джулианом. Это было бы насилие, вроде принуждения к сексу? Получается, что я не оправившимся от травм жертвам Кела предлагаю заняться моральными проблемами Джулиана? Да, но я не считаю его проблемы несерьезными. Я знаю, как можно устать и отчаяться от недостатка внимания — пока не начнешь заглядываться на незнакомцев, потому что тот, кому вроде бы положено тебя любить, тебя не замечает. Люди в таких случаях винят того, кто изменил, но я по опыту жизни с моим первым женихом знаю, что прекратить отношения можно не только прямым разрывом. Можно выдавать своему партнеру такие крохи внимания, что лучше бы его не было совсем.

Если мы в состоянии помочь Джулиану преодолеть темный период в отношениях с Адамом, то мы это сделаем. Я помню, что это такое — умирать каждый день по кусочку из-за того, что к тебе не прикасается так, как нужно, тот, кто тебе нужен. Я три года жила без прикосновений других сидхе. И не хочу, чтобы кто-то переживал такое на моих глазах, если я могу это изменить. А меня Адам не сочтет соперницей, я ведь женщина.

Мы достали удостоверения и дождались начальника, который дал нам разрешение пройти за цепь полицейских. Мы частные детективы, а не полицейские, поэтому рядовой копне может просто махнуть нам — проходите, ребята.

Мы с Джулианом стояли под ярким солнцем, держась за руки. Я бы предпочла залечивать его душевные раны, чем смотреть на новые трупы, но за трупы мне платят, а за утешение друзей — нет. Хорошо бы следующее дело оказалось милым простым разводом со слежкой за супругом. Эта мысль грела мне душу, пока мы шли вслед за полисменом в штатском сквозь толпу медиков, спасателей и копов. Они все старались не смотреть друг другу в глаза, а я уже знала, что это дурной знак: то, что ждало нас там, впереди, потрясло даже людей, которые навидались всякого. Я шла прежним шагом, но руку Джулиана сжимала не только потому, что ему хотелось прикосновений. А потому, что сама становилась чуточку храбрее, держась за его руку.

Глава 30

Но на осмотре места преступления мы за ручки не держались. Нас, гражданских, допустили к полицейскому расследованию, ну, и надо было вести себя профессионально. Я к тому же еще и женщина, причем не вполне человеческого происхождения, так что приходилось поддерживать честь своего пола и расы.

Первая жертва лежала у камина, свернувшись калачиком. Камин был электрический, не настоящий. Убийца — или убийцы — уложили труп точно как на картинке, которую нам показала Люси. Картинка уже была запечатана в пластик и снабжена ярлыком. Это была иллюстрация к сказке, которую я читала в детстве — я любила сказки о брауни, из-за Ба.

В той сказке брауни уснул перед камином, где его и нашли хозяйские дети. Ба прокомментировала, помню: «Да ежели брауни хоть щепотки соли стоит, он на работе ни в жисть не уснет». Дальше в сказке говорилось о том, что брауни привел детей в волшебную страну, и мне понятно было, что все там выдумки, потому что ничего похожего в волшебной стране никогда не бывало.

— Еще одно детское воспоминание непоправимо испорчено, — тихо сказала я.

— Что? — переспросила Люси.

Я качнула головой.

— Прошу прощения. Бабушка читала мне эту книжку, когда я была ребенком. Я думала, что когда-нибудь стану читать ее своим детям. Пожалуй, теперь не стану.

Жертвой была женщина, и я с трудом заставила себя взглянуть на то, что сделали с ее лицом. В сказке была брауни — и ее превратили в брауни, отрезав нос и губы.

Рис подошел ко мне со словами:

— Не смотри на лицо.

— Мне не нужны подобные советы, — сказала я резко, хоть и не собиралась огрызаться.

— Я хотел сказать, смотри не только на лицо.

Я нахмурилась, но послушалась, и едва мне удалось отвлечься от кошмара лица и посмотреть на обнаженные руки и ноги жертвы, как я поняла, что он имел в виду.

— Она брауни.

— Именно, — подтвердил он.

— Ей нарочно придали с ними сходство, — сказала Люси.

— Нет, Рис имеет в виду руки и ноги. Они длиннее, чем у людей, и очертания немного другие. Уверена, что она проделала какую-нибудь процедуру эпиляции, чтобы удалить слишком обильную для человека растительность.

— Но лицо-то у нее человеческое? Кровь всю смыли, но ясно видно, что это раны, а не природное.

Я кивнула:

— Я знакома минимум с двумя брауни, которые приобрели нос и губы с помощью пластических хирургов. Но руки и ноги искусственно не утолщают, не меняют их форму.

— Роберт таскает штангу, — сказал Рис. — Поддерживает мышцы в тонусе, а заодно конечности приобретают нужный вид.

— Брауни могут поднять впятеро больше собственного веса. В норме им со штангой упражняться не надо.

— Он это делает ради сходства с человеком.

— Я тронула Риса за руку:

— Спасибо. Я ни на что не могла смотреть, кроме лица. Пусть кровь убрали, но раны явно свежие.

— Так вы утверждаете, что она на самом деле брауни? — переспросила Люси.

Мы кивнули одновременно.

— В документах нет ни намека, что она не самая обычная уроженка Лос-Анджелеса.

— Она не может быть полукровкой? — спросил подошедший к нам Гален.

— Как Ба? — спросила я.

— Да.

Я задумалась, посмотрела на тело, стараясь отвлечься от эмоций.

— Возможно, но в таком случае все равно одним из родителей должен быть нечеловек, а это отражается в документах. В самых разных документах. Где-то должны быть настоящие записи.

— Обычная проверка указывает только на человеческое происхождение, и родилась убитая здесь, в городе, — сказала Люси.

— Копните глубже, посоветовал Рис. — Такое явное генетическое сходство вряд ли вылезет у отдаленного потомка.

Люси кивнула, выцепила из толпы какого-то детектива, что-то ему сказала, и он поспешно удалился. Всегда приятно на осмотре места преступления получить конкретную задачу: когда занимаешься делом, не так страшно смотреть на все эти ужасы.

— Камин, кажется, прямо из магазина, — заметил Гален.

— Да, так и есть, — сказала я. .

— В прошлый раз было так же? — спросил Рис.

— Что ты имеешь в виду?

— Принесенные с собой предметы, инсценировка книжной иллюстрации?

— Да, — сказала я. — Только книжка другая. Совсем другая сказка, но реквизит тоже принесли с собой, чтобы сделать сходство как можно более точным.

— Вторая жертва не настолько тщательно подобрана, — сказал Гален.

Мы с Рисом кивнули. Предположительно жертвами были Клара и Марк Бидвелл, проживавшие по этому адресу. Обе жертвы соответствовали их общему описанию, и рост совпадал, но вообще-то пока их не идентифицируют по зубам или отпечаткам пальцев, полной уверенности не будет. Лица их теперь никак не походили на улыбающиеся фотографии на стенах. Мы пока приняли, что это и есть постоянные жильцы квартиры, но это было лишь предположение. Полиция тоже придерживалась такого мнения, что меня несколько успокаивало, но все равно мы нарушали первое правило Джереми: никаких допущений, только точные сведения.

Джереми Грей оказался легок на помине — едва я о нем подумала, он показался на пороге. Он примерно моего роста пять футов ровно; одет был в отлично сшитый черный костюм, придававший его серой коже глубокий и красивый оттенок, и хоть у людей никогда не бывает серой кожи, почему-то в этом костюме он казался совсем человеком. Он только в этом году перестал одеваться во все серое, и мне нравилась новая цветовая гамма. Вот уже три месяца он встречался с одной женщиной — она работала костюмером на киностудии и к одежде подходила серьезно. Джереми всегда одевался дорого, в дизайнерскую одежду и обувь, но теперь все на нем стало сидеть как будто лучше. Может быть, это заслуга лучшего аксессуара в мире — любви?

Главной деталью треугольного лица Джереми был здоровенный крючковатый нос. Джереми был трау — по расовой принадлежности. Сородичи его изгнали несколько веков назад за кражу одной-единственной ложки. Среди фейри воровство не считается слишком уж предосудительным, но трау славятся пуританскими взглядами во многих областях. Зато они воруют женщин у людей, то есть пуритане они далеко не во всем.

Двигался он изящно, как всегда; даже пластиковые бахилы поверх дорогих туфель не портили его элегантный вид. Об элегантности трау легенды не ходят, и мне всегда было интересно, это особенность Джереми или все же общее свойство его народа. Спрашивать я не решалась, не желая напоминать ему о давней потере. У фейри легче спросить о трагически погибшем родственнике, чем об изгнании из волшебной страны.

— Мужчина в спальне — человек, — сказал Джереми.

— Мне надо взглянуть еще раз, потому что, если честно, я видела только изуродованное лицо.

Джереми похлопал меня по руке рукой в перчатке. Нас всех практически закутали в пластик, и все равно накричали бы, если б мы к чему-нибудь прикоснулись. Смотреть было можно, трогать — нельзя. Впрочем, меня и не тянуло что-то трогать.

— Я тебя провожу, — предложил он, из чего я поняла, что он хочет поговорить со мной без лишних ушей. Гален шагнул за мной, но Рис его удержал. Мы с Джереми вдвоем прошли по неприятно темным коридорам. Квартира была отделана в коричнево-бежевых тонах, вполне обычных для интерьеров, но здесь и мебель была коричневая, и впечатление создавалось мрачное и несколько гнетущее. Но может, мне так казалось из-за убийства.

— Так в чем дело, Джереми? — спросила я.

— Там в холле с остальными твоими телохранителями стоит лорд Шолто.

— Да, у них нет лицензий детективов.

— В другой раз предупреждай трау, если ожидается присутствие Царя Слуа.

— Прости, не подумала.

— Лорд Шолто подтвердил то, что мне по телефону сообщил Утер. Я его поставил на другой стороне улицы, поглядывать за домом.

— Он что-то видел?

— Ничего относящегося к делу.

Джереми махнул рукой, предлагая войти в спальню, где лежал второй труп. Лицо у мужчины было порезано так же, как у женщины, но сейчас, сумев отвлечься от лиц, я поняла, что Рис и Джереми не ошиблись: она была брауни, а он — человек. Руки, ноги и торс у него были вполне пропорциональны. Одет он был в халат, который убийцы прорезали в нескольких местах — для сходства с лохмотьями, которые носил брауни из сказки, — но здесь и близко не было той тщательности, что с первой жертвой.

Иллюстрацию здесь тоже оставили, и картина совпадала, но реквизит здесь был импровизированный. Тело уложили на спину, как на иллюстрации — она изображала брауни, пьяного от волшебного вина. На самом деле брауни никогда не напиваются — напиться может богарт, а не брауни. А если брауни становится богартом, он превращается в очень опасное существо; это превращение сродни тому, что описано в истории доктора Джекила и мистера Хайда. Пьяный брауни не уляжется мирно спать, как перебравший человек. Но сказки часто таковы: что-то в них очень-очень правильно, а остальное бывает до смешного далеко от истины.

— Может, книгу они и принесли с собой, но эту иллюстрацию выбрали поздно, так что не смогли подобрать все нужные предметы.

— Согласен, — сказал Джереми.

Тон был какой-то странный, я повернулась к нему.

— Так что такого важного видел Утер, если к делу оно не относится?

— Кто-то из журналистов пораскинул умишком и высчитал, что небольшого роста женщина под ручку с Джулианом должна быть замаскированной принцессой.

Я вздохнула:

— И они меня поджидают снова?

Он кивнул:

— Боюсь, что так, Мерри.

— Черт, — сказала я.

Он опять кивнул.

Я вздохнула. Покачала головой.

— Не могу сейчас об этом думать. От меня ждут помощи здесь.

Он улыбнулся и похлопал меня по плечу:

— Вот это мне и надо было знать.

Я подняла брови:

— О чем ты?

— Если бы ты ответила иначе, я бы перестал посылать тебя на настоящие расследования и ограничил твою деятельность светской тусовкой.

Я уставилась на него во все глаза:

— То есть посылал бы меня только к знаменитостям и рвущимся в знаменитости, которым приспичило заманить к себе в дом принцессу фейри?

— Это удивительно хорошо оплачивается, Мерри. Они выдумывают несуществующее дело, я посылаю тебя или твоих красавцев мужчин, и пресса слетается к ним, как воробьи на угощение. Все довольны, а мы зарабатываем кучу денег на пустом месте.

Я немного подумала.

— Так ты говоришь, избыток внимания со стороны прессы приносит нам деньги, которых иначе не было бы?

Он кивнул и улыбнулся, блеснув белыми ровными зубами — единственной «подправленной» чертой своей внешности.

— У тебя вот что есть общее, Мерри, с любой знаменитостью: если пресса перестала превращать твою жизнь в кошмар — значит, плохи твои дела.

— В прошлую субботу репортеры в погоне за мной выдавили витрину.

Он пожал плечами:

— И это показали в новостях по всему миру. Хотя ты, небось, весь уик-энд телевизор не включала?

Я улыбнулась:

— Ты же знаешь, я не смотрю передачи со своим участием. Да и заняться нам есть чем, кроме телевизора.

— Будь у меня столько девушек, сколько у тебя парней, я бы тоже телевизор не смотрел.

— Ты бы не выдержал, — улыбнулась я.

— Ты что, сомневаешься в моей выносливости? — шутливо спросил он.

— Я женщина, а ты мужчина; У нас бывают множественные оргазмы, а вам не дано.

Он невольно расхохотался. Кто-то из копов изумился вслух:

— Господи, они еще и смеются, на это глядя. Они и правда бесчувственные, как о них говорят!

Ответила ему Люси от дверей:

— По-моему, твоя патрульная машина только что поинтересовалась, где ты бродишь.

— Они смеются над трупом! |

— Нет, не над трупом. Они смеются потому, что навидались такого, от чего ты с криком помчался бы к мамочке.

— Хуже, чем это? — Он показал на тело.

Мы с Джереми одновременно кивнули и сказали:

— Да.

— Но как вы можете смеяться?

— Пойди проветрись, — сказала Люси. — Шагай.

Тон ее не допускал возражений. Коп вроде бы хотел поспорить, но подумал и не стал. Он ушел, Люси повернулась к нам:

— Извините, ребята.

— Все нормально, — сказала я.

— Нет, не нормально, — не согласилась она. — Да, тебя нашли репортеры. По крайней мере думают, что нашли.

— Джереми мне уже сказал.

— -Надо будет тебя аккуратно вывезти, пока на тебя не слетится больше стервятников, чем на убийство.

— Мне жаль, что так получается, Люси.

— Да я знаю, что удовольствия это тебе не доставляет.

— Ну, мой босс только что мне сообщил, что я куда больше зарабатываю на выдуманных преступлениях в светской тусовке, чем на реальных делах.

Люси глянула на Джереми, приподняв бровь:

— Правда?

— Чистая и совершенная, — сказал он.

— Ладно. Все равно тебе нужно будет показаться там, на улице, чтоб эти бульдоги из прессы на нас не повисли.

Я кивнула.

— Вы ничего еще не накопали о женщине, о брауни? — спросила я.

— Оказалось, она притворялась человеком, а на самом деле чистокровная брауни. Ты была права насчет хирурга — ему нужно было точно знать ее происхождение, прежде чем браться за реконструкцию лица. Почему это так важно, кстати?

— Фейри регенерируют не так, как люди, а куда быстрее. Если бы хирург не знал, что она брауни, он мог бы не успевать за скоростью роста ее кожи.

— А еще, — добавил Джереми, — существуют материалы — металлы и синтетические лекарства, — которые смертельно опасны для фейри, особенно для малых фейри.

— И анестетики на нас не все действуют, — сказала я.

— Ну вот, для этого вы мне здесь и нужны. Никто из нас не подумал бы о хирурге и не знал бы этих подробностей о брауни. Нам нужен в штате сотрудник-фейри на такой вот случай.

— Я слышал, что вы сейчас активно вербуете фейри на службу в полиции, — сказал Джереми.

— Да, для таких расследований, да и просто для связи с населением. Вы же знаете, фейри нам не доверяют. Мы для большинства — те самые люди, что выгнали их из Европы.

— Ну, не совсем те самые, — возразил он.

— Да, но ты понимаешь, что я имею в виду.

— Увы, да.

— А кто-нибудь уже изъявил желание? — спросила я.

— Пока не слышала.

— А есть требования к внешности? Насколько кандидаты должны походить на людей? — спросила я.

— Насколько я знаю, расу не лимитировали. Просто нужны фейри в составе полиции. Мы думаем, многое будет легче. Ну вот, например, есть у нас на примете нечто вроде подпольного клуба педофилов, где используют фейри, похожих на детей.

— Это не педофилия, — возразил Джереми. — Фейри соглашаются по доброй воле, а возраст у них обычно перевалил за сотню лет, куда уж легальнее.

— Не в том случае, если это за деньги, Джереми. Проституция есть проституция.

— Ты же знаешь, что у фейри этого понятия нет.

— Знаю. Вы относитесь к попыткам регулировать секс как к попыткам ограничить вашу свободу распоряжаться собственным телом. Но это не так. Вообще-то, пусть я на публику этого не скажу, но если похожие на детишек фейри могут удовлетворить этих извращенцев — я только рада. Меньше настоящих детей пострадает. Но нам надо иметь выходы на таких фейри — они могут знать, к примеру, не вовлечены ли в проституцию настоящие дети.

— Мы наших детей оберегаем, — сказал Джереми.

— Но из ваших стариков не все посчитают ребенком подростка лет шестнадцати.

— Да, разница культур, — согласился Джереми.

— Если вы дадите индульгенцию взрослым фейри, которые обслуживают педофилов, они вам помогут найти тех, которые преследуют детей, — сказала я.

Люси кивнула:

— Я знаю, что они выглядят детьми, свеженьким мясцом, легкой добычей, и от людей их часто не отличить, и обращаются с ними соответственно — но стоит им защититься с помощью магии, как они тут же оказываются нарушителями федерального закона.

— И первый арест за проституцию вдруг оборачивается обвинением в магическом воздействии, а это срок куда больший, — договорила я.

— А что с тем фейри, который убил в тюрьме заключенного, пытавшегося его изнасиловать? Он теперь под судом за убийство? — спросил Джереми.

— Он расколол тому типу голову будто куриное яйцо, — напомнила Люси.

— Ваш закон обращается с нами как с чудовищами, если у нас случайно не окажется дипломатического иммунитета или знаменитой принцессы.

— Ты несправедлив, — сказала я.

— Я несправедлив? В Америке еще ни один сидхе в тюрьме не сидел. А я из малого народца, Мерри. Поверь мне на слово, люди всегда относились к вам не так, как ко всем остальным.

Мне хотелось возразить, но аргументов не было.

— Вы не спрашивали у хирурга, не оперировал ли он других фейри? — спросила я у Люси.

— Нет, но можем спросить.

— Погибшие феи-крошки выглядели вполне типично, но лучше бы проверить, не пытались ли они сделать что-нибудь, чтобы приблизиться к человеческому облику.

— Но смысл? Все равно они ростом с куклу Барби, кто их примет за человека?

— Некоторые феи-крошки могут менять рост — до трех-пяти футов. Не самая обычная способность, но встречается. И тогда уже и крылья можно подвязать — разные крылья по-разному.

— Серьезно? — спросила Люси.

Я глянула на Джереми.

— Была такая звезда немого кино — фея-крошка, которая прятала крылья, — сообщил он. — И еще я официантку одну знал когда-то.

— И что, никто из клиентов ничего не заподозрил?

— Она пользовалась гламором.

— Не знала, что феи-крошки так хорошо им владеют.

— О, из них многие владеют гламором лучше сидхе, — сказала я.

— Ну дела! — поразилась Люси.

— У нас есть древнее присловье: феи-крошки идут первыми, а мы за ними. Из него вроде бы следует, что феи-крошки появились раньше всех нас. Не сидхе или древние боги измельчали и стали ими, а скорее наоборот — из них появились мы.

— И это правда? — спросила она.

— Насколько мне известно, никто не знает.

— Это наш вариант вопроса о курице и яйце, — усмехнулся Джереми. — Кто появился раньше, феи-крошки или сидхе.

— Сидхе говорят, что мы, но, если честно, свидетелей я не знаю.

— Несколько фей, убитых там на холме, работали по найму, — сказала Люси. — Но я думала, они работали в своем обычном облике. Мне в голову не приходило, что они могли притворяться людьми.

— А кем они работали? — спросила я.

— Одна — портье в гостинице, у другого — свое дело по уходу за газонами, еще были ассистент флориста и гигиенист-стоматолог. — Она нахмурилась. — Насчет последнего я и сама удивилась.

— Я бы проверил повнимательней его и девушку из гостиницы, — сказал Джереми.

— А остальные чем занимались? — спросила я.

— Один работал у того, кто за газонами ухаживал, и двое были безработные. Насколько я поняла, они были профессиональными цветочными феями, как бы ни понимать это слово.

— Понимать так, что они ухаживают за своим конкретным видом растений, чаще цветов, и работа ради денег им не нужна, — ответил Джереми.

— Имеется в виду, что у них достаточно магии, чтобы не приходилось зарабатывать на жизнь, — пояснила я.

— А это типично для фей-крошек или скорее нет?

— Бывает по-разному, — сказала я.

В кармане у Люси зазвонил телефон. Она несколько раз сказала в трубку: «Да, сэр», закончила разговор и вздохнула.

— Тебе лучше выйти наружу, Мерри. Не скрываясь под маской. Это мой непосредственный начальник, он хочет, чтобы ты показалась репортерам, и они разошлись. Их там столько, что ребята боятся выносить тела чтобы в толпе не застрять.

.— Мне жаль, Люси, что из-за меня так вышло.

— Нет-нет, ты мне дала как раз ту информацию, которую мы бы просто так не добыли. А, да. Он предлагает тебе на всякий случай прихватить с собой своих мужчин.

— Он же имеет в виду сидхе, а не меня? — спросил Джереми.

Люси улыбнулась:

— Поймем мы его именно так. Пусть хоть кто-то из вас останется, пока мы здесь не закончим.

— Ты же знаешь, детективное агентство Грея...

— И Харта, — добавил Джулиан.

— И Харта, — улыбнулся ему Джереми, — всегда радо помочь.

— Я отправил Джордана домой. У него эмпатия развита немного сильней, чем у меня, и он ловит остаточные эмоции.

— О'кей, — сказала Люси.

— Если вы поторопитесь, еще застанете его в холле! — сообщил Джулиан.

Вглядевшись в его улыбающееся лицо, я спросила:

— Его подвезти не нужно?

— Он сам не попросит, но если вы предложите, Мерри, он согласится.

— Хорошо, тогда я уезжаю и прихватываю Джордана. Я его высажу у конторы, пусть печатает отчет. А с тобой мы, возможно, увидимся за ужином.

Он кивнул:

— Надеюсь, не увидимся.

— Я тоже на это надеюсь, — сказала я и пошла в другую комнату за Рисом и Галеном, которых пропустили в квартиру как лицензированных частных детективов, а потом отправилась за Шаред и Катбодуа в холл, потому что их полиция дальше не пустила, как и Шолто, тоже не имевшего лицензии детектива. Я надеялась застать там и Джордана. Джулиан не стал бы о нем говорить, если бы он был в нормальном состоянии. Я не чувствую эмоций, остающихся на месте убийства, и не устаю этому радоваться каждый раз, когда вижу, как они действуют на эмпатов.

Глава 31

Джордана мы нашли уже на лестнице. Он был бледен, на лбу пот, кожа холодная и влажная на ощупь. Не застав его в холле, я испугалась, что он уже ушел, но он совсем скис: спускаясь, он практически висел на Галене, а Джордан, в отличие от брата, тискаться не любит.

Прическа у него в точности повторяла прическу Джулиана, но костюм — красновато-коричневый твидовый пиджак и коричневые слаксы, а рубашка густо-красная. Яркие цвета, наверное, хорошо смотрелись на нем в начале дня, но теперь только подчеркивали его бледность.

Мы все сбросили гламор, так что на улице нас встретили крики:

— Вот она!

— Принцесса!

— Принцесса Мередит, сюда посмотрите!

Кто-то обратил внимание не на меня:

— Что с Хартом? Почему он так бледен?

Прозвенел женский голос:

— Такое страшное убийство?

Приятно было знать, что вся эта толпа людей за полицейским барьером собралась не только ради фотографий принцессы сидхе. Здесь двое погибших, это должно быть важнее.

Вперед выбрался мужчина в деловом костюме и заорал, перекрикивая шум:

— Принцесса и ее свита не уполномочены отвечать ни на какие вопросы в связи с расследованием.

Он повернулся к двоим копам в форме, которых привел с собой, и они пошли к нам — наверняка им поручили проводить нас к машине. Я глянула на толпу репортеров: их столько вывалило на улицу, что, если бы полиция не блокировала выход на дорогу, там бы мопед не проехал, не то что машина. Вряд ли нам хватит двух копов.

Но тут на другой стороне дороги толпа заволновалась, репортеры закружились, как вода, когда ее перемешивают палкой. В толпу врезался Утер. Пожалуй, больше копов нам не понадобится — хватит и одного призрака-в-цепях.

Утер ростом девять футов, но впечатляют не только его размеры. Голова у него наполовину человеческая, а наполовину кабанья, из-под губ растут громадные клыки, загибающиеся вверх и наружу, как у матерых кабанов. Не так давно Утер помогал нам пройти через толпу, так журналисты расступались перед ним, как воды Красного моря. Сейчас многие тоже шарахнулись прочь, но нашлись и такие, что подступили к нему с вопросами. Только вопросы были не об убийстве и даже не обо мне.

— Константин, Константин! Когда выходит ваш новый фильм?

Другой голос крикнул:

— Какой у вас рост и вес?

— У меня все со слухом в порядке? — спросила я. — Я их правильно расслышала?

У Джордана подогнулись колени, но Гален успел его подхватить и донес до ограждения. Рис положил руку на лоб Джордана.

— Плохо дело.

— А что с ним? — спросил Шолто.

— Чародейская напасть, — коротко сказал Рис.

А!

— Что? — удивилась я.

— Старое название для истощения, наступающего у переработавших магов. Я подумал, что Шолто так объяснить быстрей.

— Зато мне пришлось объяснять дольше, — виновато улыбнулась я.

Рис пожал плечами.

Утер на дороге мотал большой клыкастой головой — слышно мне не было, но я догадалась, что он отрицает свое тождество с неведомым Константином. Видимо, Утер не единственный призрак-в-цепях в Лос-Анджелесе, и тот второй снимается в кино. Странно. Я люблю Утера как друга и коллегу, но лицо у него не так чтобы киношное.

Через чуть поредевшую толпу пробрался парамедик со «Скорой» и подошел к нам. Он был среднего роста, блондин, с цветными прядями в волосах, выдававшими не совсем человеческую кровь, но от него исходила волна уверенности, свойственная лучшим целителям.

— Позвольте я на него взгляну.

Он тронул лоб Джордана, как и Рис, но еще проверил пульс и посмотрел зрачки.

— Пульс в порядке, но у него шок.

Словно в доказательство, Джордан задрожал так, что зубы застучали. Нам пришлось отнести его в машину «Скорой». Его положили на носилки. Джордан запаниковал, когда его обступили медики, и потянулся к нам руками.

— Мне надо рассказать, пока оно не ушло!

Мне понятно было, о чем он говорит: как большинство парапсихиков, Джордан удерживал видение только короткое время, а потом детали исчезали из памяти.

Парамедик, которого звали Маршалл, сказал:

— Вам всем в машине не поместиться.

Как самая маленькая, я забралась в машину, взяла Джордана за руку и попыталась никому не мешать. Маршалл с напарником завернули Джордана в термоодеяло и приготовили капельницу.

Джордан оттолкнул их руки:

— Нет, не сейчас!

— У вас шок, — сказал санитар.

— Знаю. — Джордан схватил меня за руку, глядя слишком широко раскрытыми глазами, вытаращенными, как у готовой понести лошади. — Они так испугались, Мерри, так испугались!

Я кивнула:

— А еще что, Джордан?

Он отыскал взглядом Риса.

— Он, вот он мне нужен.

— Если выдадите нам поставить капельницу, — сказал Маршалл, — мы его пустим сюда.

Джордан согласился, они быстро закрепили иглу и Рис забрался в машину. Гален отвлек медиков на себя, давая нам поговорить. Шаред, сверкая на солнце золотом волос, присоединилась к нему, улыбаясь и поддерживая легкую беседу; Катбодуа встала на страже у открытой двери «Скорой»; Шолто помогал ей. Пожалуй, сегодня у нас было оптимальное число стражей.

Джордан смотрел на Риса почти безумными от страха глазами:

— Что тебе сказали мертвые?

— Ничего, — ответил Рис.

— Ничего? — переспросил Джордан.

— Не знаю, что убило брауни, но возможности говорить с ней мертвой не осталось.

— Что это значит? — спросила я.

— У нее отняли все. Не осталось духа... привидения, если так понятней, с которым можно было бы говорить.

— Не все мертвые желают говорить, — сказал Джордан уже спокойней: то ли под действием лекарства, то ли оттого, что он добился своего — разговора с нами.

— Верно, — согласился Рис. — Но здесь у них не было выбора. Они оба просто исчезли, будто и не было их никогда.

— То есть то, что их убило, выело их души, — сказал Джордан.

— Можно спорить о выборе термина, но да, в общем, именно так.

— Но это невозможно, — сказала я. — Это значит, что их выбросили из цикла рождений и смертей. На такое способен только истинный бог.

— Не смотри на меня так, я не знаю ответа. Я бы тоже сказал, что это невозможно.

Джордан отпустил мою руку и вцепился в пиджак Риса, сжал полу в кулаке.

— Им обоим было страшно до судорог, а потом вдруг раз — и нет ничего. Словно свечу задули. Пуфф!

Рис кивнул:

— Да, наверное, так и должно было ощущаться.

— Но что это был за страх! О господи, какой страх!

Он не отрываясь смотрел в лицо Рису, словно ища утешения или одобрения.

— И крылья, кто-то там был с крыльями. Но это же не ангел? Ангелы так не делают.

— Ангелы не по моему ведомству, — сказал Рис. — Но есть и другие крылатые существа. Что ты еще ощутил, Джордан?

— Кто-то там летал, и она ему позавидовала. Она всегда мечтала летать. Я это очень ясно воспринял — детская мечта. И еще восторг. Ей показалось очень красивым это летающее существо.

— А мужчина? — спросил Рис.

— Он просто боялся. Страх все подавил. Но не за себя, скорее за жену. Он ее любил.

Джордан сказал это «ЛЮБИЛ», словно все слово было из больших букв.

— А женщина поняла, что за магию против нее используют?

Джордан нахмурился, лицо стало отсутствующим, словно он смотрит на что-то невидимое нам. Я уже видела на его лице такое выражение.

— Она восхитилась красотой и крыльями, пожалела, что не умеет летать, а потом вошел ее муж, в мыслях была любовь, а потом страх. Ужасный страх, но она почти не успела испугаться за мужа — ее слишком быстро убили. Она умерла первой. Мужчину они не ждали — растерялись. Убийц двое, мужчина и женщина. Влюбленные. Секс, вожделение... От убийства они чувствовали и то, и другое, и еще любовь. Они друг друга любят. Они не понимают, что чувства у них неправильные. Их ведет любовь, и ради этой любви они творят ужасное, кошмарное.

Он смотрел испуганными глазами то на меня, то на Риса.

— И это у них не впервые. Они уже испытывали те же чувства — подъем, прилив энергии от совместного убийства. Они уже убивали... Убивали...

Голос у него постепенно затих, из глаз исчез лихорадочный блеск. Рука разжималась сама собой, он попытался удержать полу пиджака Риса.

— Женщина и мужчина, влюбленные... Убивают. Сила, им нужна сила... Магия. Чтобы хватило на...

— На что? — спросила я.

Рука разжалась и бессильно упала на одеяло.

— На то, чтобы...

И он отключился.

— Маршалл, — крикнул Рис, — вы что, снотворное ему ввели?

Маршалл появился в дверях, слишком долгим взглядом окинул Катбодуа черную, готичную и жуткую. Шолто выглядел куда безобидней, хотя на самом деле ничем ей не уступал. Маршалл кивнул:

— Транквилизатор. Стандартное назначение при шоке у парапсихиков. Они успокаиваются, и шок проходит. Когда он проснется, будет в норме.

— Но забудет начисто, что он воспринял на месте убийства, — буркнул Рис.

— У меня на руках однажды парапсихик от сильного шока чуть не умер. Я понимаю, что вы теряете часть информации, но моя работа сохранить ему жизнь и здоровье, и я этим и занимаюсь.

Рис был так зол, что вышел из машины молча — наверное, боялся, что липшего наговорит.

— Ему действительно могло стать хуже, если бы он продолжал, говорить? — спросила я.

Маршалл кивнул.

— Шансы скорей в его пользу, но я однажды положился на удачу — и тот пациент до сих пор в реабилитационном центре, заново учится шнурки на ботинках завязывать. Я такого больше ни с кем не допущу, если это от меня зависит. Я обязан лечить, а не расследовать преступления. Прошу прощения, если помешал вашей работе.

Я тронула лоб Джордана. Пот уже почти высох, кожа потеплела, а дыхание выровнялось почти до нормального сонного ритма.

— Спасибо, что вы ему помогли.

— Это моя работа.

Я ему улыбнулась:

— Вы его повезете в больницу?

— Как только толпа слегка рассосется. Но мне сказали, что этого не будет, пока вы не уедете, ваше высочество.

Я кивнула:

— Наверное, так, но нужно, чтобы с ним кто-нибудь поехал. Там наверху его брат, я его позову. Пообещайте мне, что вы не увезете Джордана, пока он не придет.

— Честное слово, не увезу.

Я погрозила ему пальцем:

— Я принцесса фейри. Мы очень серьезно относимся к данному слову. Вы мне симпатичны, Маршалл из «Скорой». Не ручайтесь словом, если вы не намерены его сдержать.

— Вы мне угрожаете? — спросил он.

— Нет. Но рядом со мной творится магия, даже здесь, в Лос-Анджелесе, и эта магия может очень серьезно отнестись к вашему слову чести.

— Вы хотите сказать, что магия творится вокруг вас, хотите вы того или нет?

Я уже хотела уйти от разговора, не стоило бы выдавать этот факт прессе, но Маршалл помог моему другу, и вообще был хороший человек, кажется. Плохо будет, если он пострадает из-за того, что не понимает возможных последствий.

— Если проговоритесь репортерам, я скажу, что вы все выдумали, но вообще да, время от времени. Вы мне кажетесь хорошим человеком, и я очень не хочу, чтобы вы пострадали от случайного всплеска магии. Так что дождитесь уж Джулиана, пожалуйста.

— Иначе со мной может произойти что-нибудь скверное? — спросил он.

Я кивнула.

Он недоверчиво нахмурился, но все же кивнул:

— О'кей, зовите его брата. Все равно толпа вряд ли разойдется быстро.

Я вышла из машины. Катбодуа мгновенно оказалась рядом со мной — автоматизм опытного телохранителя, который я начала уже принимать как должное. Шолто точно так же скользнул на другую сторону. Я позвонила Джулиану по мобильному телефону. Ему в любом случае надо было знать, что его брату стало плохо... Только я забыла, что парапсихиками были оба брата.

Он как раз доставал телефон, когда я заметила его за спинами копов — он уже шел сюда. Я нажала отбой и помахала ему. Он помахал в ответ, опуская телефон обратно в карман. Парапсихикам телефоны без надобности.

Глава 32

Утер подошел к нам одновременно с полицейскими, назначенными нас сопровождать. На этот раз оба копа были мужского пола, один — молодой афроамериканец, второй — белый, глубоко за пятьдесят. Выглядел он так, словно его запихнул сюда, перепутав со съемочной площадкой, агент по подбору актеров, получивший задание: пожилой белый коп, слегка располневший, слегка потрепанный жизнью и очень от жизни уставший. По глазам у него читалось, что видел он в этой жизни все и не удивится уже ничему.

Зато напарнику него был новенький, как блестящая монетка. Фамилия новичка была Пендлтон, пожилого — Браст.

Пендлтон вытаращился на диковинную громадину — Утер ростом совсем немного уступал великанам. Браст глянул на Утера так же кисло, как на все вокруг, и спросил:

— Вы сопровождаете принцессу?

— Да, — ответил Утер рокочущим басом, отлично подходившим к его богатырскому росту. Занимаясь с логопедом, он избавился от дефектов речи, возникавших из-за клыков, и теперь, если хотел, мог изъясняться будто на приеме у британской королевы. Его — и нас тоже — забавляло, как люди пытаются увязать его внешность и речь профессора из Оксфорда.

— Я считал, что нас и четверых телохранителей будет достаточно, — сказал Браст.

Я сделала шаг вперед, улыбаясь.

— Конечно, достаточно. Но Утер наш коллега, и нам нужно обсудить с ним некоторые подробности дела.

Оба полицейских оглядели Утера сверху донизу. Я такие взгляды уже видела, и Утер тоже. Он сказал:

— Мне вам процитировать Мильтона и Китса или назвать результаты футбольных матчей? Как вам легче будет поверить, что я не такой идиот, каким кажусь?

Пендлтон забормотал:

— Мы не... То есть, я не... Мы ничего такого не говорили.

— Брось, Пенни, — сказал Браст и прищурился на Утера. Без малейшей тени иронии он спросил: — Значит, тебя на работу не за милую мордашку взяли?

— Браст! — ошеломленно сказал Пендлтон, как будто оскорбился за Утера. То ли он еще моложе, чем я думала, то ли на службу поступил позже обычного. Так мог бы оскорбиться штатский, но не коп.

Утер раскатился смехом:

— Нет, не за милую мордашку.

Браст расщедрился на легкую усмешку:

— Ну тогда помоги нам слегка подвинуть этих законопослушных граждан.

Пендлтон удивленно переводил взгляд с одного на другого, не понимая, каким чудом они поладили. А я понимала. Утер отлично знает, как он выглядит, и терпеть не может, когда делают вид, будто ничего такого в его внешности нет. Ему нравятся те, кто на самом деле спокойно относится к его внешности, а лицемеры всегда выводят его из себя.

— Пошли, верзила, — сказал Рис. — Расчистим дорогу для славных полицейских.

— Думаешь, ты сильно поможешь, коротышка? — улыбнулся Утер;

Рис ухмыльнулся во весь рот:

— Как-нибудь я затащу тебя на слэм.

Гален весело фыркнул:

— Чур, я с вами.

— Что такое слэм? — спросила Шаред.

На удивление всем, ответила ей Катбодуа:

— Это когда на концерте люди собираются перед сценой, странно танцуют и часто получают травмы. — Он задумчиво улыбнулась про себя. — На Утера на слэме было бы интересно посмотреть.

— Не знала, что ты любишь современную музыку, — удивилась я.

— Вряд ли вашему высочеству были интересны мои вкусы.

Возразить было нечего.

Утер шагнул вперед, и репортеры сразу попятились — он одними размерами впечатлял. Но вопросы все равно посыпались, причем обращенные к неведомому Константину.

Рис и Гален встали по бокам от меня, Браст впереди, Пендлтон сзади, Шаред и Катбодуа по бокам и позади всех. Шолто шел рядом со мной, как Джулиан по дороге сюда, но за руки мы не держались — это неуместно на полицейской работе.

Утеру все же пришлось остановиться: толпа стала такой плотной, что оставалось только идти по головам. Браст что-то сказал в наплечный микрофон — вероятно, вызывал подкрепление. После сегодняшнего меня никогда не позовут на помощь полиции, а я ничего не могу с этим поделать.

Утер попытался как-то повлиять на обстановку:

— Меня зовут Утер Кабанья Голова. Я работаю в «Детективном агентстве Грея и Харта». В кино не снимаюсь.

Женщина-репортер сунула диктофон почти ему в лицо с вопросом:

— У вас клыки крупнее, чем у него. Может, и другое что тоже длиннее?

Я потихоньку спросила у Риса:

— Где это снимается тот парень?

— В порно, — ответил Рис.

Я вытаращила глаза. Рис ухмыльнулся и кивнул:

— Угу.

— Что, вот сейчас? — спросила я.

— И похоже, фильмы популярные. У нашего великана то и дело просят автографы и предлагают ему всякое.

Я в ужасе потеряла слова. Утер очень скрытен, почти застенчив в интимном плане. Мало что могло бы расстроить его сильнее. И я никак не могла придумать, как бы это прекратить. Люди редко обращают внимание на детали, а тот Константин, наверное, был единственный призрак-в-цепях в Лос-Анджелесе, кроме Утера. Все равно что оказаться двойником Брэда Питта — людям хочется, чтобы это был он, и они не верят, когда пытаешься отпираться.

— Надо думать, партнерши у него там тоже фейри, — сказала я, придвигаясь к Рису, чтобы репортеры не подслушали — до них была пара шагов.

— Основные действующие лица — да, но и люди бывали.

Я вытаращилась на Риса; его единственный глаз блеснул при виде моего изумления.

— Но, Рис, даже я с Утером переспать не смогу, не порвавшись, а я все же не человек.

— Насколько я понимаю, люди там на разогреве и на вторых ролях.

Гален вклинился между нами:

— Ну не знаю, как по мне, так порно с одними фейри впечатляют больше. Видеть, как такая дубина входит в такую узенькую... — Он скорчил рожу. У сидхе не так просто вызвать отвращение, так что мне его гримаса много сказала о содержании фильма.

— Ты смотрел, что ли? — поразилась я.

— Утеру хотелось посмотреть, но не в одиночестве. Он нас в агентстве собрал, для моральной поддержки.

Мне хотелось позвонить Люси и рассказать ей, что мы услышали от Джордана, но нельзя было — в такой близости от диктофонов и навостривших уши журналистов.

Внезапно Шолто притянул меня к себе. У меня перед носом возникла рука Шаред — перехватившая руку репортера с диктофоном.

— Пожалуйста, не прикасайтесь к принцессе, — сказала она тоном, не подходившим к ее сияющей улыбке.

— Прошу прощения, — пробормотал тот.

Шаред отпустила его руку, но он остался так близко, что перегородил дорогу Галену.

— Принцесса Мередит, — спросил репортер, — что выдумаете о журналистах, выбивших окно в магазине вашей родственницы?

— Очень надеюсь, что никто не пострадал.

Из-за его спины выкрикнул женский голос:

— Мередит, вы с Утером спали?

Я только головой покачала.

Между нами врезалась шеренга полицейских, они начали расталкивать толпу, позволяя нам двигаться вперед. Шолто не отпускал меня, насколько мог прикрывая от камер. Я была счастлива, что мы можем идти, а главное — что можем уйти от вопросов. Я привыкла к вопросам о своей сексуальной жизни, о моих любовниках, но Утер и прочие сотрудники агентства, за исключением Роана, в этот список не входили, и лучше пусть так и остается.

Глава 33

Утеру пришлось ехать в заднем отсеке машины, скорчившись так, что голова оказалась даже не между коленями, а между голенями. Смотреть было неудобно, не то что так сидеть. Сюда Джереми привез его в фургоне, где было просторней, но нашему боссу пришлось остаться помогать полиции. Я сидела между Галеном и Шолто, Шаред — на маленьком откидном сиденье позади нас, рядом с Утером — почему ему и пришлось так корчиться. Катбодуа сидела на переднем сиденье рядом с Рисом. Я повернулась назад, к Утеру, насколько позволял ремень.

Вид у него был ожидаемый — великан, засунутый в рассчитанное на нормальный рост пространство. Но страдание у него на лице вызвано было не этим неудобством — он привык уже жить в мире, приспособленном для существ меньшего роста.

— Почему вся эта история с Константином прошло мимо меня? — спросила я.

Он хмыкнул:

— Мы с тобой как-то обсуждали проблему моего затянувшегося поста. Ты сказала, что помочь не можешь, я тебя понял и согласился. Если бы я завел с тобой разговор о порнофильмах с участием призрака-в-цепях, ты могла бы неверно меня понять.

— Ты думал, я приму это за заигрывание? — спросила я.

Он кивнул, в задумчивости поглаживая губу у клыков, как иногда в задумчивости вертят зубочисткой.

— Или за бахвальство, или даже за попытку соблазнить. За то время, что выходят фильмы с Константином, я получил столько авансов от смертных женщин, сколько за всю жизнь не получал.

Он скрестил на груди громадные руки.

Гален тоже повернулся назад с вопросом:

— А в чем тогда проблема?

— Ты же смотрел те фильмы. Ни одна смертная женщина такого не выдержит.

— О, вот это уже бахвальство, — сказала Шаред, поворачиваясь к нему.

— Нет, — ответил Утер, — это правда. Я видел, что могут сделать с человеческой женщиной мои сородичи. Это очень скверно, даже в сравнении с тем, что делает с женщиной ночной летун из племени слуа.

Запоздало вспомнив о Шолто, он глянул в его сторону.

Я не хотел тебя обидеть, повелитель Шолто.

— Ты никого не обидел.

Шолто повернулся к Утеру, заодно погладив меня по бедру. Неужели он нервничает? И если да, то почему?

Шолто продолжал:

— Я тоже видел, что делает с женщиной летун царского рода. Это... — Он покачал головой, не найдя слов. — Именно поэтому я запретил им соблазнять кого-либо вне нашего царства.

— Соблазнять, так ты это называешь? — Шаред глянула на него в упор. Для этого есть другие слова, Повелитель Теней.

Трехцветные золотисто-желтые глаза глянули так же холодно, как синие глаза Щаред, хоть это и труднее, когда тон у глаз теплый.

— Я не в результате изнасилования появился, что бы там ни болтали при Неблагом дворе.

Глаза Шаред чуть заметно прищурились — он попал в цель. Но вслух она сказала только:

— Ты при своем зачатии не присутствовал. Откуда ты знаешь, что там было?

Я знаю своего отца; он не из тех, кто берет свое силой.

— Это он так говорит.

Пальцы Шолто заскользили вверх-вниз по моему обтянутому чулком бедру. Теперь мне было понятно, что это нервозность.

— Говорил. Он умер до того, как мы прибыли в эту страну. Но поверь, летуны могут доставить такое удовольствие, которого ни с кем больше не испытаешь.

Она скривилась в гримасе — в той, которую Шолто постоянно видел на лицах женщин-сидхе, когда не умел еще прятать свои щупальца. Старая рана саднила по-прежнему: он теперь был истинным сидхе, щупальца принимали по его желанию вид обычной татуировки, но он не забыл, как к нему относились, когда скрывать их он мог одним лишь гламором.

Я приложила ладонь к его щеке — он вздрогнул, потом понял, что это я, и успокоился, принимая ласку.

— Вряд ли даже среди Неблагих найдется много таких, кто пойдет с кем-нибудь из вас — с шипом и прочим, и сочтет это удовольствием, — сказала Шаред.

— Отец Шолто был не из царских летунов, — сказала я. — Так что шип проблемой не был.

Я закинула руку ему за шею, пальцами касаясь теплого затылка под хвостом волос.

— Это он так говорит, — повторила Шаред, не отрывая взгляда от глаз Шолто.

Гален осторожно спросил:

— То есть любая женщина-сидхе, которая спит с летуном, законченная извращенка?

Она сложила руки на груди и кивнула.

— Спать со слуа — настоящее извращение.

— Значит, я извращенка, — сказала я.

Она ошеломленно глянула на меня.

— Нет, конечно же нет. Он ведь уже не Извращенная Тварь королевы. С его новой магией он такой же сидхе, как мы.

Я невольно рассмеялась:

— Неужели вы все думаете, что он приходит ко мне в постель только как сидхе, не используя доставшееся от летунов наследство?

Шаред даже не пыталась скрыть изумление:

— Конечно.

Я прижалась к Шолто, насколько позволяли ремни и поза вполоборота.

— Да он с помощью щупалец делает такое, на что понадобилось бы четыре обыкновенных мужика, да и тогда им бы руки-ноги мешали.

У Шаред вид был такой, будто ее сейчас стошнит.

Шолто обнял меня, прижимая крепче, уткнулся лицом мне в волосы. Я и не глядя знала, что на лице у него довольная улыбка.

Гален положил руку на плечо Шолто. Я почувствовала, как Шолто встрепенулся, но взял себя в руки, хотя я знала, что он удивлен. Гален никогда не спал с нами двоими, да и вообще мы с Шолто всегда бывали только вдвоем. Он ни с кем из моих мужчин не был настолько накоротке, чтобы не чувствовать неловкости.

— Шолто нас всех спас, переправив в Лос-Анджелес до того, как Кел мог добраться до Мерри, — сказал Гален. — Никто из нынешних сидхе, кроме Царя Слуа, не сумел бы переправить с помощью магии столько народу одновременно. И Мерри он помог отомстить за гибель ее бабушки.

— Да он же сам ее и убил. — Это Катбодуа не выдержала и вступила в разговор.

— Вас там не было, — ответил Рис. — Вы не видели, как чары превратили Хетти в орудие убийства, направленное на ее собственную внучку. Если бы Шолто ее не убил, Мерри могло бы уже не быть или я был бы вынужден убить старого друга. Он уберег меня от такого выбора, а Мерри спас от смерти. Не говорите о том, чего не знаете.

Я никогда еще не видела Риса таким мрачным. Он частенько заезжал в гостиницу моей бабушки, а в те три года, когда я скрывалась даже от нее, утешал ее и поддерживал.

— Если ты говоришь правду, я тебе верю, — сказала Катбодуа.

— Могу поклясться.

— Клятва не обязательна. — Она посмотрела на нас на заднем сиденье. — Я приношу извинения, царь Шолто, но наверное, мне и Шаред следует объяснить тебе, почему мы питаем такую ненависть к ночным летунам.

— Я знаю, что принц Кел свел своего рода дружбу с одним из наших изгнанников, ночным летуном царской крови.

При этих словах он зарылся лицом мне в волосы, словно перед глазами у него стояло нечто ужасное.

— Ты знал, что принц его использовал, чтобы нас мучить? — в бешенстве воскликнула Шаред; от гнева ее магия полыхнула вспышкой жара.

— Я убил его, когда узнал, — сказал Шолто.

— Что ты сказал? — ахнула Шаред.

— Я сказал, что убил ночного летуна, который помогал принцу вас мучить, как только об этом узнал. Вы не задумывались, почему это прекратилось?

— Принц сказал, что оказывает нам милость, — проронила Катбодуа.

— Кел остановился потому, что я убил его товарища по играм, и смерть его сделал очень наглядной — чтобы никто больше не соблазнился занять его место в воплощении фантазий Кела. Перед смертью он сказал мне, что принц велел выковать для себя металлический шип, чтобы они могли терзать и насиловать вместе.

По телу Шолто пробежала едва заметная дрожь, словно он заново переживал этот ужас.

— Значит, мы у тебя в долгу, царь Шолто, — сказала Катбодуа.

Шаред всхлипнула. Я повернулась в объятиях Шолто и разглядела слезы у нее на лице.

— Спасибо Богине, что Догмела не поехала с нами и не услышала, отчего в принце вдруг проснулась доброта. Это не он смягчился, это вмешался настоящий правитель.

Слезы никак не повлияли на ее голос — если не видеть ее лица, никто и не подумал бы, что она плачет.

— Только этой мнимой милостью, обещанием никогда больше не отдавать ее летуну, он заставил Догмелу участвовать в воплощении тех фантазий, где требовалось ее согласие, — сообщила Катбодуа.

— Не рассказывай! — сказала Шаред. — Мы поклялись не рассказывать никому. Хватит того, что мы это перенесли.

— Королева тоже заставляла нас порой делать такое, о чем мы не хотим говорить, — сказал Рис, поворачивая на боковую улицу.

А Шаред вдруг сломалась. Она уткнулась лицом в ладони и зарыдала так, словно у нее сердце разрывается. Между рыданиями она пробормотала:

— Я так счастлива... жить здесь... с тобой, принцесса... Я не могла... не могла больше... Я решилась угаснуть.

И она залилась слезами.

Утер неуклюже положил руку ей на плечо, но она как будто не заметила. Я тронула ее руку, закрывавшую лицо — она повернулась, накрыла мою руку своей, не желая показывать нам свои слезы. Гален перегнулся через сиденье и погладил ее сияющие волосы.

Она крепче сжала мою руку, а другую отняла от лица и протянула вперед, жмурясь от слез. Мы с Шолто не сразу поняли, чего она хочет. Потом, медленно и нерешительно, он взял ее за руку.

Она вцепилась в него, держалась за нас и плакала. Только когда плач стал стихать, она поглядела на нас, на Шолто, сине-звездными, блестящими от слез глазами.

— Простите, что я думала, будто все принцы и короли одинаковы, все такие же, как Кел.

— Нам нечего прощать. При дворах короли и принцы до сих пор такие. Вспомните, что сделал король с нашей Мерри.

— Но ты не такой, и другие ее стражи не такие.

— Мы все страдали от рук тех, кто должен был нас беречь, — сказал Шолто.

Гален гладил ее по волосам, как ребенка.

— Мы все лили кровь из-за королевы и принца.

Шаред прикусила губу, не отпуская наши руки.

Утер погладил ее по плечу.

— Глядя на вас, я начинаю радоваться, что призраки-в-цепях — фейри-одиночки и ни к одному двору не принадлежат.

Шаред кивнула. А Утер сказал:

— Здесь только я могу тебя обнять. Обнимешь ли ты урода вроде меня?

Шаред повернулась к нему; Галену при этом пришлось убрать руку. Она явно не ожидала такого предложения, но заглянула в глаза Утеру и увидела то же, что всегда видела я: доброту. И молча кивнула.

Утер обхватил ее за плечи своими ручищами, и мне не приходилось еще видеть такого осторожного и нежного объятия. Шаред прильнула к нему, отдалась ласке его рук и уткнулась лицом в широкую грудь.

Теперь удивился Утер, но удивление быстро сменилось радостью. Пусть его родня — одиночки, но Утер одиночества не любит, у него голод по общению. И сейчас, пусть и скорчившись в тесном заднем отсеке машины, он обнимает сияющую прекрасную женщину и вытирает ей слезы большой сильной рукой, и прижимает к широкой груди, где бьется самое большое и самое доброе сердце в мире.

Весь остаток пути Шаред оставалась в его объятиях и, в некотором роде, отплатила ему тем же — потому что иногда, особенно для мужчин, подставить кому-то сильное плечо, на котором можно выплакаться, это все равно что выплакаться самому.

В этой нашей поездке Утер не был одинок, и Шаред тоже. Шолто и Гален обнимали меня, и даже Катбодуа по-дружески положила руку на плечо Риса. Сидхе почти утратили навык утешать друг друга дружескими прикосновениями. Нас убеждали, что прикосновения — это для малых фейри, это признак их слабости и превосходства сидхе. Но уже давно я поняла, что это всего лишь способ замаскировать недоверие, которое питают сидхе друг к другу. Прикосновения стали нести страдание, а не утешение — но не для нас, не сейчас. Среди нас были сидхе и были малые фейри — если можно назвать малым великана девяти футов ростом, — но сейчас мы просто все были фейри, и это было хорошо.

Глава 34

Мы остановились перед домом, который я уже начинала считать своим, хотя принадлежал он Мэви Рид и находился в ее поместье в Холмби-Хиллс. По электронной почте и по телефону она нас уверяла, что мы можем жить у нее столько, сколько пожелаем. Я опасалась, что рано или поздно ей наше общество надоест, но пока она не вернулась из Европы, мы могли себя чувствовать здесь хозяевами.

Увязавшиеся за нами репортеры влились в ряды наших постоянных наблюдателей, которые давно окопались на соседских землях — не без выгоды для соседей, конечно. Ну все, мы дома. Рис нажал кнопку открывания ворот в высокой каменной ограде, и мы проехали внутрь, привычно не замечая рванувшихся к нам с вопросами репортеров. Границу владений Мэви они не переступали. Я все ждала, что кто-нибудь заметит наконец некую невидимую черту, за которую не ступает ничья чужая нога, но пока никто не замечал.

И мы, и Мэви были вправе принимать меры против незваных гостей — и даже использовать для этого магию, если она никому не вредила. Мы просто усилили поставленные Мэви охранные чары, и они аккуратно останавливали журналистов ровно там, где нам хотелось. Очень приятно, что хоть что-то делалось именно так, как нам хотелось.

Из машины я позвонила Люси и передала ей рассказ Джордана его информация пригодилась, пусть и неполная. Джулиан прислал мне сообщение, что его брату стало лучше, и ему не придется оставаться на ночь в больнице. Видимо, не один только Маршалл из «Скорой» начал серьезно относиться к шоковым состояниям у парапсихиков — просто он первый из профессиональных медиков объяснил мне причину, за что я была ему благодарна.

Рис подъехал к главному зданию — мы переехали в него из гостевого дома, а в своих прежних комнатах поселили наших новичков. Разумеется, я спросила у Мэви ее согласия на наш переезд, но невольно думала иногда, что же мы станем делать, когда она захочет вернуть себе дом. Отодвинув пока эту мысль, я сосредоточилась на более насущных проблемах — на серийном убийце, к примеру, или на том, приедет ли Баринтус на ужин или решит бросить мне вызов.

Но тут отворилась большая двухстворчатая дверь, и нам замахали руками Никка и Бидди. Он обнимал ее за плечи, а она его — за талию. Никка выше нее на самую малость, а у Бидди обычный рост воина сидхе — шесть футов. Каштановые волосы Никки были заплетены в две косы, спускавшиеся до колен, но по-настоящему прекрасным его делала сияющая улыбка на коричневом лице. Бидди улыбалась точно так же, но кожа у нее белая, а черные кудри пострижены коротко. Глаза у них у обоих карие, и наверное, такие же будут у их ребенка. Живот у Бидди только-только начал расти, да и то, если не знаешь заранее, то ничего не заметишь даже в ее нынешнем наряде — шортах и маечке.

Бидди обошла машину, направляясь к моей дверце; под гладкой кожей ее длинных рук и ног играли мышцы. Никка, не так отчетливо мускулистый, как его жена, подошел к двери Риса. От ясного счастья, которое чувствовалось в отношении друг к другу этих двоих, я сама становилась счастливой каждый раз, как их видела. Они первые из нас поженились официально и отлично смотрелись в этом состоянии.

Бидди не стала открывать дверь для Катбодуа. Глянув, где сижу я, она шагнула к задней дверце и выпустила первым Галена.

— Добро пожаловать домой, — сказала Бидди, светясь от будущего материнства и еще просто от любви. Каждый раз, как я видела эту пару, я надеялась, что и другие сидхе найдут себе избранников, и счастливое будущее наступит для многих из нас.

— Приятно вернуться домой, — ответил ей Гален.

Никка открыл дверь с другой стороны, выпуская Шолто. Они с Галеном протянули мне руки одновременно, и неловкую секунду смотрели друг на друга над крышей машины. Но Гален привык сглаживать острые ситуации, а не создавать. Отсалютовав Шолто, он сказал:

— Ты стоишь ближе к дому.

Шолто улыбнулся, потому что он настоящий царь, а хороший правитель ценит дипломатов.

— Это у вас правило такое? Кто ближе к дому, тот и подает ей руку?

— Если она сидит сзади, — уточнил Гален. — А если бы сидела спереди, руку подала бы Бидди, или Никка, или кто другой, кто вышел бы нас встречать.

Шолто кивнул:

— Логично.

Он предложил мне руку и помог выйти из машины. Никка и Бидди уже открывали багажную дверь для Утера. Можно было бы сложить сиденья, когда мы выйдем, но зачем ему протискиваться между сиденьями, если проще открыть багажник?

Шаред взяла протянутую ей руку Утера, выходя вслед за ним. Его это порадовало она была высокая, мускулистая, натренированная в боях с оружием и в магии, а значит, помощь ей была не нужна, но он утешал ее в дороге, а теперь она возвращала долг.

Я уже слышала заливистый лай наших собак за дверью дома. Вот еще одна радость. Волшебные собаки исчезли вместе с большей частью нашей магии, но Богиня вернула нам зверей, как вернула магию. И первыми вернулись собаки.

Бидди засмеялась:

— Китто пытается их удержать, но они слишком соскучились по хозяевам.

Рис первым подошел к двери. Он пытался только слегка ее приоткрыть, чтобы не выпустить наружу пушистую орду, но задача была безнадежная. Они волчками завертелись у его ног, все девять, все терьеры. Он наклонился погладить пару черно-палевых, принадлежавших к давно исчезнувшей породе — родоначальнице едва ли не всех современных пород терьеров. Остальные его собаки были бело-рыжие, обычного для наших животных окраса.

Гален почти пропал из виду за круговертью мелких болонок и высоких изящных гончих. Неизвестно почему, но больше всего собак оказалось у него. Болонки крутились у его ног, а гончие бодали головами, требуя ласки. Он старался никого не обидеть.

Шолто отпустил мою руку, давая мне поздороваться с моими собственными собаками — их было всего две, стройных красивых гончих. Мунго был выше, чем полагается по нынешним стандартам, а Минни в них вписывалась, только теперь бока у нее сильно округлились — она ждала щенков. Роды ожидались со дня на день первое потомство от наших собак. С нами постоянно был на связи один из лучших ветеринаров в округе, а еще мы поставили видеокамеру, передававшую картинку на компьютер. Наши компьютерно грамотные ребята придумали устроить платную трансляцию — дать людям возможность понаблюдать за рождением первых волшебных собак за последние три сотни лет или даже больше. И на трансляцию подписалось много народу — кто-то ради собак, а кто-то в надежде увидеть меня или стражей. Как бы там ни было, это оказалось на удивление выгодно, а деньги нам сейчас очень нужны.

Я погладила шелковые уши и длинные морды своих собак, прижалась лбом ко лбу Минни — она это любила. Мунго был поспокойней, а может, считал, что бодаться башкой — ниже его достоинства.

Потом воздух наполнился шумом крыльев, будто полчища прекраснейших бабочек мира затеяли бал у нас над головами. Большинство наших фей-крошек последовали за нами в ссылку — прежде они были инвалидами среди своих сородичей: родились без крыльев у народа, в котором уж лучше было родиться без ног. Моя магия, вместе с магией Галена, Никки и Китто, их едва не убила, зато дала им крылья. Но были здесь и феи, поселившиеся в Лос-Анджелесе десятки лет назад. Поначалу они прилетали осторожно, поодиночке, но когда встретили радушный прием, число наших фей-крошек почти удвоилось.

Надо мной кружили Ройял и его сестра Пенни.

— Добро пожаловать домой, принцесса, — прозвенел ее голосок. Она была одета в халатик, словно снятый с куклы, только с прорезями для крыльев на спине.

— Приятно вернуться домой, Пенни, — ответила я.

Она кивнула, дрогнули крохотные усики на лбу. Они с братом оба были белокожие и темноволосые, с крыльями ночной бабочки — тополевой ленточницы. Точно такая же бабочка жила в виде татуировки у меня на животе, потому что тот миг, когда я подарила Ройялу жизнь и крылья, вывел меня на новый уровень магии, а высокая магия непременно оставляет след на чародее.

Ройял завис на уровне моего лица; крылья у него двигались быстрее, чем у настоящих бабочек, ведь и сам он весил побольше бабочки. Впрочем, существовала нашумевшая статья, в которой доказывалось, что по законам физики феи-крошки вообще летать не могут. Ройял коснулся моих волос, и я отвела их в сторону, чтобы он сел на мое плечо. Это словно послужило сигналом для прочих фей — они облепили косы Никки и принялись раскачиваться на них, как на канатах. Феи-крошки питали к Никке привязанность — может, потому, что у него тоже были крылья. По его желанию крылья становились просто татуировкой или поднимались у него за плечами будто волшебные паруса на лодке, готовой унести тебя в сказочные, прекрасные места.

Никка раньше был моим любовником — и тогда, когда крылья были всего лишь татуировкой и никто и не думал, что они могут стать настоящими, и тогда, когда ему подарила их новая магия волшебной страны, и они взметнулись надо мной, сияя волшебством. Никка был сыном сидхе и феи-крошки, умевшей увеличивать свой рост до человеческого.

Вокруг Шолто закружилась стайка самых маленьких фей, в основном призрачно-бледных, с белыми паутинными волосами вокруг крошечных треугольных лиц; тонкими щебечущими голосками они просили разрешения прикоснуться к Царю Слуа. Он кивнул, разрешая, и они забрались в хвост его волос и расселись по плечам — по трое с каждой стороны. Все они размером были не больше моей ладони, меньше и не бывает. Ройял с его десятью дюймами роста находился на другом конце размерного ряда.

Пенни, сестра Ройяла, подлетела к Галену, запрашивая разрешения на посадку. Гален только недавно разрешил некоторым из них иногда к себе прикасаться. Феи-крошки Неблагого двора оставили Галену слишком тяжелую память. Кажется, смешно бояться таких маленьких созданий, но надо помнить, что Неблагие феи пьют кровь с таким же удовольствием, как нектар. Кровь сидхе для них лакомство, а кровь сидхе королевского рода — особенно. Королева Андаис не так давно приковала Галена к камню и отдала феям-крошкам, а принц Кел заплатил королеве фей Никевен, чтобы ее подданные нанесли Галену рану куда серьезней, чем приказала Андаис. В результате Гален приобрел довольно сильную фобию. Как назло, феям нравилось ощущение его магии, и они вечно собирались вокруг него яркими облачками, но быстро научились не притрагиваться к нему без разрешения.

Пенни села на плечо Галена, запустив руку в зеленые кудри. Гален ей доверял.

Мелкие феи льнули еще к Рису — сидели на плечах, раскачивались на волосах, похожие на ребятишек, выглядывающих из-за занавесок или из листвы, как на картинках в книжке. Мне невольно вспомнились загадочные убийства, и солнечный свет как будто слегка потускнел.

— Ты погрустнела, — сказал Ройял почти мне в ухо. — О чем ты задумалась, милая Мерри?

На голос всегда хочется повернуть голову, но если говорящий сидит у тебя на плече, он от резкого движения слетит; так что поворачиваться надо осторожно, ровно настолько, чтобы встретить взгляд миндалевидных глаз, а совсем не так, как я повернулась бы, стой он сбоку от меня.

— По мне все так видно, Ройял?

— Ты дала мне крылья и магию. Я внимателен к тебе, милая Мерри.

Я невольно улыбнулась, а он при виде улыбки придвинулся ближе, прижался к щеке голым торсом, широко разведя руки, а коленки подставив под подбородок. И все было бы хорошо, мне бы даже приятно было, наверное, но если те, кто нас видел, решили бы, что эти объятия невинны, как объятия ребенка, — они бы сильно ошиблись. А если бы вдруг я засомневалась, то его личико было теперь очень близко от моего глаза, и ничего невинного в нем не было. Красивое лицо размером с мой большой палец смотрело на меня очень взрослым взглядом.

Я бы это пережила, но Ройял есть Ройял, он на этом не остановился. Он прижался ко мне еще чуть теснее, и я ощутила, как сильно это ему нравится.

У фейри это комплимент — когда одно прикосновение к тебе настолько воодушевляет, но...

— Я тоже рада тебя видеть, Ройял, но теперь комплимент сделан, так дай мне немного вздохнуть.

— Поиграй с нами как-нибудь, Мерри. Обещаю, тебе понравится.

— Могу представить, Ройял, но боюсь, мне не до того.

Он прижался еще тесней, подрагивая бедрами.

— Прекрати, Ройял, — сказала я.

— Давай я наведу на тебя гламор? Тебе сразу станет хорошо, и все будет как надо.

В его голосе появились томные басовые ноты, для которых нужна грудь куда как шире, чем у него. Мало кто за пределами страны фейри понимает, что феи-крошки владеют гламором артистически. Я по опыту знала, что Ройял может внушить мне, будто со мной любовник нормального роста, а доставить мне оргазм ему почти не стоит усилий. Это его особый дар, его талант.

— Я тебе запрещаю, — сказала я.

Он поцеловал меня в щеку, но бедра все же отодвинул.

— Очень жаль. Лучше бы не запрещала.

Гален позвал меня из двери:

— Ты идешь?

Он слегка нахмурился. Интересно, сколько я уже здесь стою с Ройялом на плече?

— Пусть ты не пользовался гламором, но голову мне все равно задурил, — сказала я.

— Ты не из-за гламора теряешь со мной голову, моя рубиново-белая богиня.

— А из-за чего тогда? — спросила я, устав от намеков.

Он улыбнулся, откровенно довольный собой.

— Твоя магия отзывается на мою. И ты, и я — твари летние, порождения тепла и похоти.

Я недоуменно нахмурилась.

Шолто нагнулся, подавляя ростом и меня, и уж конечно, Ройяла:

— Уверен, дружок, что принцесса не тварь. Стайка крохотных фей у него в волосах бросила игру в прятки и навострила уши.

Ройял поднял голову:

— Согласен, я плохо выбрал слово, царь Шолто. Совсем вылетело из моей извращенной головы, какую кличку дала тебе королева.

Шолто вдруг нехорошо затих. Он не выносил, когда королева Андаис называла его «моя извращенная тварь». Он говорил мне, что боится, как бы в один ужасный день с ним не случилось то же, что с Холодом — Убийственным Холодом — и Мраком — Мраком Королевы. Он боялся стать просто Тварью.

— Ты просто крылатый клоп, которого я могу прихлопнуть, не заметив. Никакой гламор этого не изменит и не приведет к тебе в постель нормальную женщину — которых ты, кажется, предпочитаешь.

— Гламор приводил их ко мне не однажды, царь Шолто. — Ройял усмехнулся, и по его глазам я поняла, что он сейчас скажет гадость. — Пусть тебе Мерри расскажет о моем гламоре и о том, как он ей понравился.

Эмоции Шолто ясно отразились на его лице. Он сердито повернулся ко мне.

— Не верю, — сказал он.

— Правильно не веришь, — сказала я. — Но если бы я его вовремя не остановила, могло бы и случиться. Ты не поймешь, если никогда не оказывался в центре внимания феи-крошки — носителя любовной магии. У них гламор сильнее, чем у многих сидхе.

— Вспомни, царь Шолто, мы скрываемся от смертных среди бела дня — они нас принимают за настоящих бабочек, стрекоз, за цветы. Им не удается разгадать наш обман, а гламор сидхе они могут разбить.

— Тогда почему вы не работаете в детективном агентстве Мерри? — спросил Шолто. — Могли бы вести слежку.

— Могли бы, если бы объекты не выходили за пределы зеленых районов. Но они то и дело уходят в места, где слишком много железа. — Ройял испуганно вздрогнул.

Из волос Шолто с визгом вылетели две крошечные феи, словно даже слышать такое было страшно. Трое оставшихся спрятались глубже, как дети, заслышавшие чудовище под кроватью.

— Почти никто из нас не может проникнуть в промышленные районы, — сказал Ройял.

— То есть ваш гламор действует только на нежные материи, — заключил Шолто.

Ройял глянул на него, и на изящных губах зазмеилась улыбка.

— Наш гламор очень, очень хорошо действует на нежные материи.

— Мерри я верю на слово, так что если она говорит, что твой гламор силен, я ей верю. Но я услышал, что она запретила тебе применять к ней свои способности.

— На этой неделе я буду получать дань, которую Мерри платит королеве Никевен. Полагаю, она предпочтет, чтобы я воспользовался гламором.

Шолто почти не пришлось поворачивать голову, чтобы встретиться со мной взглядом.

— Ты все еще жертвуешь Никевен кровь через ее посредников?

— Нам по-прежнему нужны союзники, Шолто.

— Зачем, если ты не собираешься садиться на трон?

— Шпионаж, — шепнул Ройял. — Феи-крошки — как пресловутая муха на стене, царь Шолто. Никто на нас не смотрит, никто не замечает.

Шолто переводил взгляд с меня на него.

— А я думал, что на вас работает старая сеть Дойла.

— У Мрака есть свои источники, но совсем не такие приятные, как у Мерри.

Мне ясно было, что Ройял играет с Шолто, пытается вызвать у него раздражение. Ройялу страшно нравилось, когда он заставлял кого-то из моих любовников его приревновать. Доволен он тогда бывал как слон.

Шолто нахмурился, но миг спустя рассмеялся, удивив и Ройяла и меня. Я просто удивилась, а Ройял чуть не подпрыгнул у меня на плече. Феи вылетели из волос Шолто и унеслись в небо, за дом.

— Что ты услышал смешного, о Царь Слуа? — спросил Ройял.

— Ревновать ты тоже заставляешь гламором?

— Твоя ревность имеет то же происхождение, что и реакция Мерри на меня. Ничего магического в ней нет.

Шолто посерьезнел и вгляделся в лицо человечка, не сердито, а внимательно. И вглядывался так долго и пристально, что Ройял не выдержал, спрятал лицо в моих волосах. Я заметила, что это был обычный жест у фей-крошек — они так делали, когда смущались, пугались, когда кокетничали или когда не могли придумать, что еще делать. Ройяла смутило пристальное внимание Шолто. \

Мунго боднул мне руку головой, я погладила его гладкий лоб. Если собаки среагировали — значит, не одному только Ройялу стало неуютно.

Я стала гладить собак, снимая лишнее напряжение.

— Пойдем в дом, — сказала я наконец.

Шолто кивнул:

Да, нас ждут.

Он подал мне руку и повел в дом под шепот Ройяла мне на ухо:

— Слуа на нас охотятся, как гоблины. И едят.

Я споткнулась от неожиданности на невысокой ступеньке входной лестницы. Шолто меня подхватил:

— Что с тобой?

— Ничего, споткнулась.

Может, надо было спросить у Шолто, но если это правда — я ее не хотела знать, а если нет — все равно я бы его оскорбила этим вопросом. Разве можно спрашивать у будущего отца твоего ребенка, у мужчины, которого ты должна любить, не практикует ли он в свободное время легкий каннибализм?

— Боишься спросить, — прошептал Ройял, будто мелкий бес на плече.

Уже на пороге я наклонилась к Шолто и тихонько спросила:

— Слуа действительно охотятся на фей-крошек?

Он нахмурился и покачал головой, глянув на Ройяла, глубже закопавшегося в мои волосы.

— Ради еды — не охотимся. Но когда они слишком нас достают, мы очищаем от них наш холм. Ну а каким способом мои подданные прибирают свой дом — их дело. В своем царстве я фей-крошек не терплю, потому что ты права: о них вечно забываешь, а шпионы у меня дома мне не нужны.

Ройял совсем спрятался у меня на затылке, обхватив мою шею руками и ногами, будто древесный ствол.

— Прячься-прячься, Ройял, я все равно не забуду, что ты здесь, — сказал Шолто.

Я затылком ощутила, как колотится у Ройяла сердце, и едва ему не посочувствовала, но тут он принялся целовать мне шею. Затылок ниже линии волос — эрогенная зона, и под его легкими поцелуями я ощутила совершенно нежелательную реакцию собственного тела. Я его согнала.

Глава 35

Я переодевалась в спальне к ужину, когда в дверь постучали..

— Кто там?

— Китто.

На мне еще оставались юбка, чулки и туфли, но сверху был только темно-коричневый лифчик с кружевной отделкой. Впрочем, Китто входил в список тех, от кого не было нужды прятаться. Улыбнувшись, я сказала:

— Заходи.

Он нерешительно заглянул в дверь: мне достался редкий и высоко ценимый, как ему было известно, случай несколько минут побыть в одиночестве. Но я его уже два — почти три — дня не видела и соскучилась. Моя улыбка стала еще шире, едва я увидела черные кудри и огромные миндалевидные глаза, бирюзово-синие, как вода в бассейнах, тут и там раскиданных по округе. Тонкая вертикальная линия зрачков уже не нарушала для меня красоту его глаз. Это были глаза Китто, и я любила и глаза, и все лицо, с его тонкой костной основой и треугольным подбородком. Из моих мужчин он был самым изящным — ровно четыре фута ростом, на фут ниже меня. Но при этом с широкими плечами, узкой талией, крепкой задницей и всеми прочими атрибутами мужественности в идеальном мини-воплощении. Он носил дизайнерские джинсы и обтягивающие футболки, выгодно подчеркивающие свежеприобретенную мускулатуру. Дойл всех стражей гонял в спортзале до седьмого пота.

Должно быть, по моему лицу сразу было видно, как я ему рада, потому что Китто улыбнулся в ответ и побежал ко мне. В моей жизни было очень мало мужчин, которые не строили из себя крутых, не пытались командовать, не беспокоились о своем мужском реноме. А Китто был именно такой. Он просто хотел быть со мной рядом и даже не пытался это скрывать. Он не играл, не таил подспудных мыслей, ему просто нравилось находиться рядом — из такого обычно вырастают еще в подростковом периоде, но Китто родился раньше, чем Древний Рим стал империей, так что вряд ли он перерастет свой щенячий энтузиазм. И мне это в нем тоже нравилось.

Я едва успела понадежней расставить ноги, как он прыгнул на меня, вскарабкался, как обезьянка, обхватил ногами талию, крепко-крепко прижался, и не оставалось ничего другого как его поцеловать. Мне нравилось, что я могу держать его на руках, как другие мужчины держат меня. Под нашим двойным весом я аккуратно опустилась на кровать и мы поцеловались, сидя на краю постели.

Целовать его приходилось осторожно, потому что во рту у него, плотно прижатые к нёбу, есть парные выдвижные клыки, служащие отнюдь не для украшения. Язык у Китто тоньше человеческого, красный с черным кончиком — язык, зубы, глаза и радужная дорожка чешуек вдоль спины выдавали его происхождение от змеегоблинов. Китто появился в результате изнасилования. Мать-сидхе сразу отказалась от него и оставила у холма гоблинов, хотя в то время сидхе для гоблинов были желанной добычей и едой. Она оставила Китто не для того, чтобы его воспитал народ его отца, а чтобы его убили.

Китто из всех моих мужчин был самым субмиссивным, и я знала, что должна первой вытащить у него футболку из-под пояса джинсов и провести руками по гладкой прохладе чешуек вдоль позвоночника. Но пока я возилась с пуговицей, его маленькие сильные руки скользнули мне под юбку, обхватили ягодицы и добрались до края кружевных коричневых трусиков, парных к бюстгальтеру.

Я потянула футболку вверх, и он поднял руки, позволяя мне ее снять и уронить на пол. Полуголый, он сидел у меня на коленях, а я любовалась его новыми мускулами и едва заметным загаром — легким налетом коричневого цвета поверх белизны его кожи. Гоблины не загорают совсем, а вот сидхе, случается, могут загорать, и когда он обнаружил, что на его кожу ложится загар, он начал загорать у бассейна.

— Ты такой красивый, — сказала я.

Он покачал головой.

— Только не по сравнению с тобой.

Он начал расстегивать пуговицу на поясе юбки, но вдруг остановился. Поняв причину, я расстегнула на нем ремень, чтобы он не стеснялся проделать то же самое с моей юбкой. Он приспустил юбку мне на бедра и остановился опять. Видно было, что ему не терпится снять ее совсем, но мне надо было лечь на кровать, чтобы он мог стянуть ее с ног. Сам он еще был в джинсах, а у гоблинов тот, кто раздевается первым, играет подчиненную роль, и у них это значит еще больше, чем у людей на сеансе БДСМ.

Я расстегнула пуговицу джинсов и взялась за молнию. Он приподнялся на коленях, давая мне ее расстегнуть, а потом я легла, чтобы он стянул с меня юбку. Я осталась лежать в белье, чулках и туфлях.

Он смотрел на меня, и лицо его яснее всяких слов говорило, как я красива в его глазах.

— Я даже не мечтал, что когда-нибудь увижу принцессу сидхе в одном белье и при этом смогу сделать вот так!

Он провел пальцами вокруг моих грудей, где кружева бюстгальтера подчеркивали белизну кожи. Я на миг задержала дыхание. Он улыбнулся, забрался рукой под чашечку и зажал двумя пальцами сосок, нежно перекатывая и теребя, пока я тихонько не застонала от удовольствия.

Улыбнувшись шире, он потянулся к своим расстегнутым джинсам, но снова замер в нерешительности.

Я разрешила его сомнения:

— Снимай штаны, Китто. Хочу тебя увидеть без них.

Приказ был сформулирован нечетко — он вылез не только из джинсов, но и из синих шелковых трусов, и пополз ко мне голым, уже почти готовым. Я лежала, свесив с кровати ноги — каблуки немного не доставали до пола — и не отрываясь смотрела на очень мужскую часть его тела.

Изогнувшись надо мной так, чтобы только губы касались губ, он меня поцеловал. Поцелуй был сначала нежным, но становился все жарче, пока он не оторвался от меня с хриплым шепотом:

— Ты поранишься о клыки.

— Ты говорил, что яд выпрыскивается только когда ты этого хочешь. А так это просто зубы.

Он покачал головой:

— Я не хочу рисковать тобой и детьми. — Он положил руку на мой еще плоский живот и повторил: — Не буду рисковать ими.

Его лицо светилось нежностью... Нет, любовью. Он не был в числе отцов и знал об этом, но для него это имело значение меньше всего. Не в пример многим отцам, он с восторгом занимался обустройством детской.

Я провела ладонями по его голым рукам и плечам, заставляя смотреть на себя. Нежность в его взгляде окрасилась другими, не столь нежными эмоциями, которые как раз и были мне нужны. Объятиями, поглаживаниями поцелуями я показала ему, как ценю его заботу обо мне, о детях, о моей жизни, обо всем вместе и по отдельности. Но целовалась я теперь аккуратней, потому что Китто был прав — рисковать не стоило.

Я сползла ниже по кровати: он стоял надо мной на четвереньках и некая его часть покачивалась в дразнящей близости от моих губ. Я люблю оральный секс, но едва я потянулась к нему губами, как он отодвинулся:

— Сперва я доставлю тебе удовольствие.

Я пролизала длинную влажную дорожку по его животу и разжала руки, чтобы передвинуться повыше и добраться до сосков, и стала лизать сосок, пока он не отвердел под моим языком, а потом надавила зубами, оставив круглую метку, и принялась посасывать и тянуть зубами. Китто нетерпеливо застонал и сказал, задыхаясь:

— Пожалуйста, пусти меня вниз.

Я укусила его так, что вокруг соска остался яркий красный след. Китто вскрикнул. Ему нравилось, когда я кусалась, но он и сам кусать любил.

От укуса он вздрогнул, дрожь пробежала по всему телу. Когда он смог совладать с собой, он повторил просьбу:

— Можно, я спущусь ниже?

— Мы ведь уже это делали, — сказала я.

— Да, но после того, как я доставил тебе удовольствие.

Стоя на четвереньках рядом со мной, он ждал ответа на просьбу.

— Почему тебе так важно, чтобы я кончила первой? Ну, кроме моего удовольствия.

Он сел на пятки:

— Ты знаешь, как гоблины относятся к оральному сексу?

— Сильные гоблины им не занимаются, но принимают от тех, кто слабее. Признак доминирования — когда тебе лижут, а ты не лижешь никому.

Он улыбнулся:

— Вот именно. Бывает, что сильный гоблин подарит такое удовольствие своему партнеру, но только наедине, и чтобы никто никогда не узнал.

У меня есть еще два любовника гоблинского происхождения — братья-близнецы Падуб и Ясень. Очень сильные и доминантные. Один из них по гоблинским меркам считался бы настоящим извращенцем — он любил куннилингус. Но он позволил себе им заняться, только когда мы остались втроем — он, я и его брат. Он знал, что брат его никогда не выдаст, и я тоже, но если бы это выплыло наружу, он бы сильно упал в статусе.

— Можешь доставить мне радость, но только после того, как я доставлю тебе.

— Я никому не скажу, Китто.

Он покачал головой:

— Ты сидхе, а значит, владеешь магией, но гоблины всех вас считают мягкотелыми, слабее себя. Я не сделаю ничего, что могло бы пойти тебе во вред.

Я приподнялась на локтях.

— Хочешь сказать, что, если гоблины узнают, что я удовлетворила тебя орально до того, как ты удовлетворил меня, я упаду в их глазах?

Он кивнул с совершенно серьезным видом.

— Есть такие гоблины, которые думают, что царь гоблинов Кураг в тебя влюбился, и потому заключил с тобой союз. Они не верят, когда он говорит, что ты мудрая и сильная.

— И если они узнают, что со мной в постели ты бываешь доминантом, мне это повредит?

Он опять кивнул:

— И Курагу тоже. У гоблинов царь не отрекается от трона и не умирает от старости, Мерри. Его убивает его преемник.

— Самые вероятные его преемники — это Падуб и Ясень, а они тоже со мной в союзе.

— Среди гоблинов ходит слух, что ты спишь с ними только ради того, чтобы они не убили Курага.

— Они думают, я настолько дорожу Курагом? — удивилась я.

— Кое-кто думает, что близнецы не станут соблюдать ваш с Курагом договор, и гоблины смогут сами искать себе союзников, когда у Неблагих сменится правитель.

— Андаис не собирается уступать трон, — сказала я.

— Никому, кроме тебя, — уточнил он.

— А я на трон не сяду.

— Значит, она будет править, пока кто-нибудь ее не убьет. Боюсь, что тот, кто придет ей на смену, будет считать тебя угрозой своему правлению.

— Потому что страна и Богиня короновали меня и Дойла?

— И еще потому, что ты — ее наследница по крови.

— Может быть, страна выберет им нового монарха.

— Может быть... — сказал он неуверенно.

— Но какое отношение имеет вся эта высокая политика к оральному сексу в уединенной спальне?

— Пока при Неблагом дворе и в холме гоблинов все так неясно, я не хочу делать ничего такого, что может создать для тебя трудности.

Я вгляделась в его невеселое лицо.

— Ты это всерьез? Что пока при обоих дворах не будет твердой власти, ты меня удовлетворяешь первой?

Он кивнул.

Вздохнув, я улыбнулась:

— Не самое большое горе. У тебя дар к этому делу.

В его ответной улыбке не было никакой ложной скромности.

— Я был проституткой, меня передавали от хозяина к хозяйке, и то единственное, что я умел делать, надо было делать хорошо, чтобы меня ценили и берегли.

— Я раньше не спрашивала... Как получилось, что ты остался без хозяина, когда Кураг предложил тебя мне?

— Муж моей последней хозяйки приревновал ее ко мне, а это признак слабости. Ей надо было или избавиться от меня, или вызвать мужа на поединок.

Я вытаращилась на него:

— Этого гоблинского обычая я не знала.

— У нас не терпят никакой слабости.

— Ты не только и даже не столько гоблин теперь, сколько сидхе, — сказала я.

Он чуть улыбнулся — я не поняла, с каким выражением.

— Пусть так, но теперь ты меня к себе допустишь?

— А когда ты заставишь меня орать от удовольствия, что тогда?

— Тогда я предложил бы тебя трахнуть, — сказал он с очень вежливой интонацией, но чисто гоблинским выбором слов. Гоблины не занимаются любовью, они трахаются. Ну, если честно, некоторые из них все же занимаются любовью, но никогда не признаются в этом публично.

— Нас никто не слышит, Китто.

— Я хочу довести тебя ртом, а потом трахнуть.

Я вздохнула еще раз и кивнула:

— Хорошо, — сказала я.

— Хорошо? — повторил он.

Я улыбнулась, видя, как по его лицу медленно расплывается радость.

— Хорошо.

— А с ужином пусть не торопятся?

— Почему ты спрашиваешь?

Он не стал бы спрашивать просто так.

— Потому что если я доведу тебя ртом не один и не два раза, а потом буду трахать столько, сколько хочу, им придется ждать.

Я знала, что это не пустая похвальба.

— Ну, тогда надо пошустрее.

Он глянул на прикроватные часы.

— Пошустрее — это час.

Мне нравится, что Китто присутствует в моей жизни. По разным причинам.

Глава 36

Китто быстро заставил меня вспомнить, что у его языка не та мускулатура, что у других моих любовников. Что язык у него длиннее и тоньше, с цепкой раздвоенной вершиной. А значит, он мог им делать такое, на что не способны обладатели человеческого ротового аппарата.

Он лизал, нажимал, касался, посасывал, пока я не закричала в оргазме, а потом снова прижался ко мне ртом и быстро-быстро заработал языком — это действовало только после оргазма, как минимум одного. И, бог ты мой, сейчас это еще как подействовало. Я вцепилась пальцами в его шелковистые кудри, процарапала ногтями кожу головы. Легкая боль его только поощрила, он взлетел к новым высотам и наградил меня третьим оргазмом.

У меня глаза закатились, не видя ничего вокруг, руки бессильно упали. Кровать шевельнулась, бедра раздвинулись под нажимом его тела. Я пыталась открыть глаза, хотела увидеть, как он будет в меня входить, но тело меня не слушалось. Китто сегодня сам себя превзошел.

Новые ощущения заставили меня извиваться и корчиться от удовольствия. Он был не так оснащен, как многие мои мужчины, но и маленьким в этом месте его бы никто не назвал. Он входил в меня медленно, осторожно, контролируемо, но мое тело не желало ни осторожности, ни контроля. Бедра начали бешеный танец, и вся его осторожность полетела к чертям из-за моего нетерпения.

Он издал горловой стон, чуть ли не всхлип, а потом сдался, принял навязанный мной ритм, и мы слились в общем танце, его тело в моем, мое тело вокруг него — постельный танец, самый интимный из всех танцев в мире.

Росту ему как раз хватало, чтобы мы могли лежать лицом к лицу. Он не придавливал меня, мы могли двигаться оба — к взаимному удовольствию. Между ног зародился густой жар, и пальцы впились в спину Китто. Я задышала чаще, удерживать ритм пляшущих бедер стало трудней. И посреди этой пляски сладкая тяжесть рванулась вверх, заливая меня, и я закричала, запрокинула голову, ногти впились в спину Китто, запечатлевая на ней мой оргазм, бедра задергались бешено, и сквозь все мое наслаждение я уловила миг, когда он тоже сбился с ритма. Он пытался удержаться, попробовать довести меня еще раз, но во мне все сжималось уже, и ничего ему не удалось. Еще один последний, самый глубокий удар, и я заорала, всаживая в него ногти, словно в последнюю опору в мире, и все вокруг исчезло, унеслось, смытое пульсацией наших тел, восторгом соития, экстазом проникновения.

Китто рухнул на меня, головой угнездился в ямке плеча. Он силился отдышаться, а сердце колотилось прямо у моей груди. Мне самой только с третьего раза удалось прошептать:

— Придется им все-таки подождать с ужином.

Он молча кивнул, потом глубоко втянул воздух и сказал:

— Того стоило.

Я сумела только кивнуть, бросив попытки набрать воздуха для разговора в то время, когда я заново учусь дышать.

Глава 37

Одета я была для полуофициального ужина и потому несколько неуместно смотрелась в магическом отделе полицейской криминологической лаборатории. Мы не успели сесть за стол, как мне позвонил Джереми: кто-то из полицейских чародеев вызвал его на консультацию по поводу конфискованной волшебной палочки Джильды. Той самой, которая на несколько часов лишила сознания сотрудника полиции.

Джереми хотел, чтобы на палочку взглянул кто-то из нас, поскольку подозревал, что она была работы сидхе. Мне он предложил спокойно ужинать — ему был нужен кто-нибудь из старших. Но Рис уехал поглядеть на свой новый ситхен, а Гален, как и я, был слишком молод, чтобы хорошо разбираться в древних волшебных артефактах. Тут и возникла проблема — только мы трое имели лицензии частных детективов, а все остальные числились телохранителями. Эпизод с разбившими витрину репортерами прошел по всем телевизионным каналам и попал на ю-туб, так что в полиции считали, что я и шагу никуда не ступлю без своры охранников. А значит, Джереми мог получить нужных ему сидхе в качестве моего сопровождения — вот только есть мне пришлось на ходу, в машине. А ходить по бетонному полу в желтых — под цвет платья с кринолином — туфлях на высоком каблуке было очень неудобно.

Палочку поместили в плексигласовый футляр. В прозрачных стенках футляра были впечатаны символы — это было, в сущности, портативное антимагическое поле, полицейские могли с его помощью нейтрализовать найденные предметы, пока криминалисты с ними не разберутся.

Мы все смотрели на палочку. Мы это два полицейских чародея, Вилсон и Кармайкл, Джереми, Холод, Дойл, Баринтус (который приехал как раз когда мы собрались уезжать), Шолто, Рис и я. Ради раскрытия преступления Рис оторвался от своего ситхена.

Палочка оставалась двухфутовым деревянным цилиндриком, но дерево стало теперь просто светло-медовым с золотистым оттенком, полностью потеряв блеск и сверкание, столь любимые Джильдой. А я ясно помнила, как она искрилась.

— Она выглядит совсем по-другому, — сказала я.

— Вы про звезду на верхушке и сверкающую оболочку? — спросила Кармайкл. Она мотнула головой, собранные в хвост каштановые волосы шевельнулись на белом халате. — Метафизические свойства некоторых камней звезды служат для усиления магии, но главное их назначение — украшать и скрывать вот этот жезл.

Я вытаращилась на гладко отполированное дерево.

— А зачем его скрывать?

Посмотри на него не только глазами, Мерри, — сказал Баринтус, Одетый в длинный кремовый плащ, он возвышался над всеми. Под плащом был официальный вечерний костюм, хотя и без галстука. Так парадно одетым я его в Калифорнии еще не видела. Волосы он убрал в хвост, но даже связанные, они будто колыхались, не как обычные волосы. Словно здесь, в современнейшем здании, оборудованном по последнему слову техники, бежало невидимое морское течение, шевеля волосы своего бога. Баринтус этого не делал — его волосы сами так себя вели близ океана.

Мне не понравился его совет, слишком похожий на приказ, но я послушалась — совет был верный. Людям обычно приходится предпринимать усилия, чтобы творить магию и различать ее. В моих жилах есть человеческая кровь, но в одном отношении я чистая фейри: мне нужно постоянно, ежечасно и ежеминутно экранироваться, чтобы не воспринимать окружающую магию. Зайдя сюда, я усилила щиты, потому что в этом помещении хранятся сильные магические артефакты, с которыми работают эксперты. С некоторыми просто непонятно что делать, а другие необходимо лишить волшебной силы или найти способ нейтрализовать так, чтобы не разнести вдребезги все вокруг. Что бывает очень и очень непросто.

Щиты я усилила потому, что не хотела пробиваться сквозь все эти магические эманации. Антимагические футляры не дают предметам действовать, но позволяют экспертам изучать их — великолепное изобретение. Я набрала воздуху и немного опустила щиты.

Я старалась сосредоточиться только на палочке, но лаборатория была забита артефактами, и не на все было обязательно смотреть. Что-то звало из угла: «Освободи меня, и я выполню любое твое желание». Еще что-то пахло шоколадом... нет, вишневыми леденцами... Нет, всеми сладостями сразу, и невольно хотелось найти источник запаха и взять себе эту невообразимо приятную штуку.

Я встряхнула головой и переключилась на исследуемый объект. Светлую древесину покрывали магические символы; они будто ползли под взглядом, сияя желтым и белым светом, и кое-где пробивались оранжево-красные всполохи — не пламени, а магии. Никогда такого не видела.

— В ней магию словно закорачивает, удивилась я.

— Мои слова, — сказала Кармайкл.

Вилсон сказал:

— Мне показалось, магия в ней накапливается. Своего рода аккумулятор магической энергии, которую можно потом использовать для заклинаний.

Вилсон был высок, выше всех присутствующих, кроме Баринтуса. В коротких светлых волосах чародея было больше половины седых, хотя ему едва исполнилось тридцать. Поседел он, когда обезвреживал священную реликвию, которая должна была вызвать конец света. Любой артефакт, предназначенный вызывать конец света, обязательно уничтожается, но эту работу безопасной не назовешь. Вилсон работает магическим сапером — во всей стране всего несколько человек имеет лицензию на ликвидацию мощных священных объектов. Кое-кто из его коллег по цеху считал, что вместе с пигментацией волос Вилсон потерял минимум десять лет жизни.

Чародей поправил на носу очки в металлической оправе. Выглядел он типичным книжным червем, вот только в книжках он рылся в магических, и другие маготехники считали его то ли храбрейшим из храбрых, то ли «отмороженным к хренам психом» — цитата. Учитывая, что палочка находилась в этой лаборатории и что работать с ней остались только Вилсон и Кармайкл, она должна была натворить что-то малоприятное.

— Он погиб — тот полицейский, которого Джильда задела палочкой? — спросила я.

— Нет, — удивилась Кармайкл.

— Нет. А с чего вы спросили? — поинтересовался Вилсон.

Кармайкл посмотрела на него недовольно.

— Что? — спросил он.

Я объяснила:

— Здесь собраны только те предметы, которые считаются опасными. Мощные артефакты, вредоносные предметы, которые пока не удается обезвредить или уничтожить. Чем себя проявила палочка Джильды, что ее поместили сюда?

Чародеи переглянулись.

— То, что вы скрываете, — вмешался Джереми, — может оказаться важным для понимания механизма ее действия.

— Сначала вы расскажите нам, что в ней увидели, — предложил Вилсон.

— Я уже сказал вам, что я думаю, — ответил Джереми.

— Вы сказали, что это может быть изделие сидхе. Я хочу услышать, что об этом думают сами сидхе.

Вилсон обвел нас посерьезневшим взглядом: он изучал нас, как изучал бы новый артефакт. У него явно была нездоровая тенденция рассматривать нас как магические объекты — как будто не прочь был бы нас исследовать и выяснить, что мы умеем делать.

Когда он повернулся ко мне, я пожала плечами и сказала:

— Я вижу магические символы желтого и белого цвета и странные красно-оранжевые вспышки. Символы не статичны, они перемещаются — словно ползут по дереву. Это необычно. Магические символы часто светятся, если смотреть внутренним оком, но не бывают такими... свежими. На них словно краска еще не высохла.

Мои стражи кивнули, соглашаясь.

— Потому я и подумал, что это может быть работа сидхе, — сказал Джереми.

— Объясни, — попросила я.

— Вот такую же вечно свежую магию я видел в магическом предмете, созданном одним из ваших великих чародеев. Сидхе прятали магическую суть за оправой из драгоценного металла или за живой зеленью, которая волшебным способом никогда не увядала, но это была лишь оболочка, Мерри. Она должна была скрывать сердцевину, ядро.

— Понимаю, но почему это должна быть работа сидхе?

— Насколько я знаю, только ваш народ умеет переплетать магию с живой материей.

— Мы никогда ничего подобного не видели, сказал Вилсон.

— Значит, ее сделали сидхе? — спросила я.

— Нет, — сказал Баринтус.

Все повернулись к нему.

Джереми несколько смешался, но все же спросил:

— Почему это не может быть магия сидхе?

Баринтус глянул на него, как на червяка. Он с Джереми не ладил. Я поначалу думала, что у него претензии лично к Джереми, но потом поняла, что Баринтус питает предубеждение к трау. Проявление расизма: Баринтус считал, что никакой трау не достоин нами командовать.

— Не уверен, что смогу объяснить достаточно понятно для тебя, — процедил Баринтус.

Джереми почернел.

Я с улыбкой повернулась к Вилсону и Кармайкл и попросила:

— Вы не могли бы на минутку оставить нас наедине? Мне очень неловко, но прошу вас, отойдите на несколько шагов, пока мы тут разберемся.

Они переглянулись, посмотрели на взбешенного Джереми и надменного Баринтуса, кивнули и отошли. Никто не хочет оказаться возле семифутового полубога, когда тому вздумается выяснять отношения.

Я повернулась к упомянутому полубогу.

— Хватит, — сказала я, тыкая пальцем в его грудь, так что он слегка пошатнулся. — Джереми мой начальник. Он платит нам деньги, на которые мы живем, в том числе и ты, Баринтус.

Он посмотрел на меня с высоты своего роста — разницы в два фута хватает, чтобы выразить любое презрение, но я уже была по горло сыта его высокомерием.

— Ты не заработал ни цента. Ничегошеньки не сделал, чтобы мы могли прожить в Лос-Анджелесе, так что подумай об этом, прежде чем демонстрировать презрительную гримасу. Джереми мне и другим куда полезней, чем ты.

Мне удалось пробить броню его надменности, и в глазах Баринтуса мелькнула неуверенность — хотя он попытался ее скрыть.

— Ты не говорила, что ждешь от меня помощи в этом смысле.

А что ты думал? Да, Мэви Рид разрешает нам жить у нее бесплатно, но кормить нашу ораву она не обязана. А когда она вернется из Европы, ей может снова понадобиться ее дом — дома, точнее. И что тогда?

Он слегка помрачнел.

— Вот-вот, ты понял. Нас уже больше сотни, включая Красных Колпаков, которые разбили лагерь на земле Мэви, потому что под крышей уже не помещаются. Ты понимаешь, что у нас уже почти целый двор, но без королевской сокровищницы и без магии, которая могла бы нас одеть и прокормить? Без волшебного холма, который вместил бы всех и только рос бы, когда нас становится больше.

— Но дикая магия создала для тебя новый участок волшебной страны, — напомнил он.

— Да, и этим тут же воспользовался Таранис, похитив меня оттуда, так что эта земля для нас бесполезна мы никого не можем там поселить, потому что она не защищена от вторжения наших врагов.

— У Риса теперь есть ситхен. И еще будут новые,

— И мы опять же не знаем, насколько они уязвимы для нападения.

— Это не обычный ситхен, Баринтус, это многоквартирный дом, — сказал Рис.

— Многоквартирный дом?

Рис кивнул.

— Он волшебным образом появился посреди квартала, раздвинув два соседних дома, и выглядит как обычный слегка обветшалый дом. Но это безусловно ситхен, причем ситхен тех, старых времен. Там одна и та же дверь ведет в разные помещения. Это магия хаоса, Баринтус. Туда никого нельзя поселить, пока я не пойму, на что она способна и какие у нее планы.

— Что, такая мощная? — спросил Баринтус.

Рис кивнул.

— Да, по ощущению.

— Будут еще ситхены, — не сдавался Баринтус.

— Возможно, но пока их нет, нам нужны деньги. Все, какие мы можем заработать. Мы — это значит, и ты тоже.

— Когда вот он предложил мне работу телохранителя, ты не сказала, что я должен согласиться...

— Не «вот он», а Джереми. Джереми Грей, и он уже несколько десятков лет живет среди людей и живет хорошо. Это умение для меня куда ценнее, чем твоя способность плескать в стены океанскими волнами. Что было ребячеством, кстати.

— Тем людям не нужна была охрана. Они просто хотели, чтобы я стоял рядом с ними и все на меня глазели.

— Нет, они хотели, чтобы ты стоял рядом с ними и своей красотой привлекал внимание к ним и их жизни.

— Я не цирковой уродец, чтобы позировать перед камерами!

— Да все забыли уже ту историю из пятидесятых, Баринтус, — сказал Рис.

Один неумный журналист назвал, тогда Баринтуса «человек-рыба» — из-за гибкой перепонки между пальцами. Журналист погиб, катаясь на лодке. Очевидцы говорили, что ни с того ни с сего поднялась волна и перевернула лодку.

Баринтус отвернулся, сунув руки в карманы.

Дойл сказал:

— Мы с Холодом оба, бывает, охраняем людей, которым никакая охрана не нужна. Позволяем собой восхищаться и получаем за это деньги.

— Ты один раз согласился на такую работу, но потом велел тебя не приглашать, — сказал Баринтусу Холод. — Что там случилось?

— Я сказал Мерри, что лучше буду настоящим телохранителем при ней, чем показным — при ком-то чужом.

— Клиентка пыталась тебя соблазнить? — спросил Холод.

Баринтус покачал головой; волосы при этом заволновались, как океан в бурную погоду.

— Это слишком вежливое название для того, что она пыталась делать.

— Она тебя трогала, — сказал Холод с таким выражением, что я невольно повернулась к нему.

— С тобой такое тоже было?

— Нас приглашают на вечеринки не только как телохранителей. Ты же знаешь, Мерри.

— Я понимаю, что они хотят привлечь внимание прессы. Но никто из вас мне не говорил, что они еще и руки распускают.

— Это мы должны тебя охранять, Мередит, — напомнил Дойл. — А не наоборот.

— В этом причина, что вы с Холодом теперь в основном при мне?

— Вот видите, — сказал Баринтус. — И вы от этой деятельности отказались.

— Но мы помогаем Мередит в детективной работе. Мы не побежали прятаться на берегу океана.

— Тебе сложнее еще и потому, что ты без напарника, — сказал Рис.

— Я не понимаю смысла твоих слов.

— Я работаю в паре с Галеном и мы друг друга прикрываем — в том числе от нежелательных прикосновений. Напарник нужен не только в бою, Баринтус.

На лицо Баринтуса вернулась надменная маска, такая же, под которой прятался Холод, но я уже поняла, что Баринтус просто скрывает так свои мысли.

— Ты так убежден, что никто из моих стражей не достоин составить тебе пару? — спросила я.

Он молча на меня посмотрел, что само по себе, видимо, было ответом. Потом он глянул на Дойла.

— Когда-то я был бы рад работать вместе с Мраком.

— Но моим напарником стал Холод, — сказал тот.

— Да, ты сам выбрал себе друзей.

Я на миг задумалась, уж не был ли Баринтус влюблен в Дойла. То, что я даже не заподозрила его в таких чувствах к моему отцу, заставило меня теперь сомневаться во многом.

— У меня претензий нет, — поспешил сказать Рис.— Мы с тобой никогда не ладили.

— Не важно, — сказала я. — Все в прошлом. Если ты хочешь оставаться с нами, Баринтус, тебе нужно вносить свою долю. Для начала — объясни Джереми и этим добрым людям из полиции, почему эту палочку сделали не сидхе.

Я посмотрела на него в упор — насколько это возможно с двухфутовой разницей в росте. Ну, на трехдюймовых каблуках разница была чуть поменьше, но шея все равно заболела. Трудновато пытаться подавить взглядом того, кто настолько тебя выше.

Волосы поплыли в воздухе вокруг его лица, словно он стоял под водой — именно такое было впечатление, хотя я знала, что на ощупь они будут сухими. Новое проявление его растущей силы. Впрочем, я уже поняла, что волосы лишь отражают его эмоции.

— Это отказ или согласие? — спросила я.

— Я попробую объяснить, — сказал он наконец.

— Прекрасно. Давайте уже закончим и вернемся домой.

— Ты устала? — забеспокоился Холод.

— Да.

— Я дурак, — всполошился Баринтус. — Пусть по тебе еще не заметно, но ты беременна. Мне надо о тебе заботиться, а я вместо этого создаю тебе трудности.

Я кивнула:

— Примерно это я и подумала.

Во главе своей свиты я направилась к Джереми и полицейским. Все снова собрались вокруг палочки; извиняться Баринтус не стал, но объяснить постарался.

— Будь это на самом деле изделие сидхе, вспышек энергии не было бы. Если я правильно понимаю, что такое электрическое замыкание, то аналогия верная. Эти всполохи отмечают слабые места — как будто у изготовителя жезла не хватало умения и сил сделать чары однородными. Вспышки появляются, как правильно решил чародей Вилсон, в моменты, когда магия усиливается. Полагаю, именно такая вспышка причинила вред пострадавшему полицейскому.

— Значит, если бы ее сделали вы или другой сидхе, то магические символы были бы равны по силе, и энергия изливалась бы равномерно? — заключил Вилсон.

Баринтус кивнул.

— Боюсь показаться невежливой, — сказала Кармайкл, — но разве сидхе не утратили часть своей магии?

Настала неловкая пауза, как бывает, когда кто-то произносит вслух то, о чем все знают, но молчат.

Наконец Рис сказал:

— Это верно.

— Прошу прощения, но если это верно, то почему создателем этого инструмента не мог быть сидхе, несколько утративший контроль над своей магией? Может быть, он оказался способен лишь на такой результат?

Баринтус покачал головой:

— Нет.

— Ее предположение звучит разумно, — сказал Дойл.

— Ты же видишь символы, Мрак, и знаешь их предназначение. Нам такая магия запретна, и запрету уже сотни лет.

— Символы такие древние, что я не все узнала, — сказала я.

— Этот жезл должен собирать магию, — объяснил Рис.

Я нахмурилась; не понимая.

— Хочешь сказать, помогает сконцентрировать собственную силу?

— Не-а.

Я нахмурилась сильней.

— Он крадет силу у других магов, — подсказал Дойл.

— Но это невозможно, — изумилась я. — Не то что не позволено, просто физически невозможно воровать чью-то магию. Магия неотделима от личности, как разум, как характер.

— И да, и нет.

На меня вдруг навалилась усталость почти болезненная. Беременность пока никак на мне не отражалась — только этими внезапными приступами усталости.

— Здесь можно найти стул? — спросила я.

— Ох, простите, — сказал Вилсон. — То есть сейчас принесу.

Он вышел и вернулся со стулом.

— Вы бледны, — сказала Кармайкл. Она потянулась потрогать мне лоб, как ребенку, но опомнилась и отдернула руку. За нее это сделал Рис,

— У тебя кожа липкая и холодная. Нехорошо.

— Я просто устала.

— Мерри надо отвезти домой, — сказал Рис.

Холод присел возле меня, так что глаза у нас оказались на одном уровне, приложил руку к моей щеке.

— Объясни им все, Дойл, и поедем домой.

— Предназначение этого жезла — отбирать магию у других чародеев. Мерри права: отнять всю магию у кого-то нельзя, но жезл действует как аккумулятор — он впитывает энергию разных магов и передает ее своему владельцу. При этом его все время нужно подпитывать. Заклятие на жезле искусное, восходит к нашей магии давних времен, но несет отпечаток чего-то, сидхе не свойственного. Магия наша, но не вполне.

— Я понял, о чем она мне напоминает, — вмешался: Рис. — О людях. О тех из моих последователей, кто был способен к нашей магии. У них получалось ее воспроизводить, но никогда — точно.

— Эти знаки не вырезаны в дереве и не нанесены краской, — заметила Кармайкл.

— Чародей-сидхе мог бы нарисовать знаки всего лишь движением пальца и волей, но людям обычно нужно нечто более материальное. К примеру, наши последователи считали наши знаки власти татуировками, а потому перед битвой раскрашивали себя синей краской.

— Им это не помогало, — сказала Кармайкл.

— Помогало, пока мы обладали силой, — вздохнул Рис. — Но когда мы ее потеряли, только вредило — тем самым людям, кого мы должны были оберегать.

Вид у него был несчастный. Он и Дойл рассказывали мне, что случилось с их почитателями, когда сила покровителей уменьшилась настолько, что уже не могла их защищать.

— А найдется человек, который мог бы нарисовать эти символы? — спросила я. Сидя я чувствовала себя лучше.

— Одной лишь волей и словом — вряд ли.

— А чем тогда? — спросила Кармайкл.

— Телесными жидкостями, — ответил Джереми.

Все повернулись к нему.

— Если помните, я учился чародейству во времена славы сидхе. Когда нам в руки попадал образчик ваших чар, мы его копировали с помощью телесных жидкостей.

— На дереве нет видимых следов, а они остались бы, если использовать, допустим, кровь, — возразила Кармайкл.

— От слюны не останутся, — сказал Вилсон.

— Да, слюна подойдет, — кивнул Джереми. — Первым делом думают о крови или сперме, но слюна вполне подходит, это такой же телесный сок, как все прочие.

— Мы не брали соскоб с дерева, потому что опасались возможной реакции, — сказал Вилсон.

— Тот, кто это сделал, оставил вам образец своей ДНК, — улыбнулась я.

Мое недомогание уже прошло, я встала — и меня вывернуло прямо на пол криминалистической лаборатории.

Глава 38

Как только меня вытошнило, все прошло. Я долго извинялась, но в конце концов, пол — не вещественное доказательство и ничего ему не сделалось. Кармайкл дала мне мятную таблетку, и мы уехали. Повез нас Рис, договорившись оставить вторую машину до завтра. Кроме него, вести машину могла только я, а меня за руль пускать не хотели. Их можно понять.

Откинувшись на спинку сиденья, я сказала:

— Я думала, меня будет тошнить по утрам, а не по вечерам.

— У разных женщин бывает по-разному, — сказал Дойл с заднего сиденья.

— Ты знал таких, кого тошнило вечером? — спросила я.

— Да, — Ответил он коротко.

Я повернулась к Мраку — темному в темной машине, освещенной лишь мелькающими уличными огнями. Рядом с ним для пущего контраста сидел Холод. Баринтус сидел с другой стороны, старательно выдерживая расстояние между собой и Холодом.

— Кто это был? — спросила я.

— Моя жена, — ответил он и отвернулся к окну.

— Ты был женат?

Да.

— А ребенок?

— И ребенок был.

— И что с ними стало?

— Умерли.

Я не знала, что сказать. Вдруг оказалось, что Дойл был женат, имел ребенка, потерял и его, и жену, а я ничего этого до сих пор не знала. Я повернулась и стала глядеть вперед, в машине повисло молчание.

— Тебе это небезразлично? — тихо спросил Дойл.

— Конечно, хотя... А кто из вас еще был женат и имел детей?

— Все, кроме Холода, пожалуй, — ответил Рис.

— Да нет, я тоже, — сказал Холод.

— Роза, — вспомнила я.

Он кивнул:

— Да.

— Но я не знала, что у вас был ребенок. Что с ним стало?

— Она умерла.

— Все они умерли, — повторил Дойл.

Из темноты на заднем сиденье прозвучал голос Баринтуса:

— Бессмертие и вечная молодость — не такое уж счастье, Мередит.

Я помолчала, задумавшись.

— Насколько я знаю, я старюсь лишь немного медленней, чем обычные люди. Я не обладаю ни бессмертием, ни вечной молодостью.

— Это было верно в твоем детстве, — возразил Баринтус. — Но ты тогда не обладала также ни рукой плоти, ни рукой крови.

— Как вы думаете, вы будете когда-нибудь, лет через сто, сидя в реактивном автомобиле, рассказывать нашим детям обо мне?

Никто не ответил, но Рис снял одну руку с руля и накрыл ею мою ладонь. Наверное, тут и впрямь нечего было ответить, или, может, ничего утешительного. Я вцепилась в ладонь Риса, и он не отнимал ее всю дорогу домой. Порой утешение приходит не со словами.

Глава 39

Я сбросила туфли, едва переступив порог, а потом мы разыграли избитый комедийный эпизод, когда все мужчины сразу пытаются помочь мне подняться по лестнице. Навстречу нам вышли из гостиной Джулиан и Гален; Гален очень встревожился при известии, что меня тошнило, но и он, и Джулиан едва удержались от смеха, когда услышали, что вытошнило меня прямо в криминалистической лаборатории.

Я на обоих глянула укоризненно, но потом обняла Джулиана — если он приехал, значит, задуманный ужин с Адамом не удался.

— Прости, что не смогла посидеть с тобой на диване перед телевизором.

Джулиан по-братски поцеловал меня в щеку:

— Ты отважно боролась с преступностью. Так и быть, я тебя прощаю.

Он шутил и улыбался искренне, но в карих глазах видна была тень.

Едва я сделала шаг, как Гален подхватил меня на руки.

— Я могу идти сама, — сказала я.

— Верю, но так они наконец перестанут спорить, кому тебя вести, и пойдут за нами. А пока ты будешь готовиться ко сну, мне есть о чем тебе рассказать. Джулиану тоже.

Говоря это, Гален уже шел к лестнице со всей скоростью, которую ему обеспечивали длинные ноги. Джулиана он позвал с собой, и тому пришлось поторопиться, чтобы не отстать.

Рис догнал нас первым, еще на лестнице, и объяснил на бегу:

— Дойл и Холод беседуют с Баринтусом. Мы с ним никогда в дружбе не были, так что я решил проводить тебя в кроватку.

Он ухмыльнулся, с намеком подняв бровь.

Конечно, я улыбнулась — этого он и добивался.

— Что еще у нас случилось? — спросила я у Галена.

Он добрался до верхней ступеньки и поцеловал меня в щеку.

— Новости не плохие, Мерри, но может быть, тебе не обязательно их выслушивать.

— Нет уж, говори, — потребовала я.

— Джулиан? — повернулся Гален к человеку.

— Джордан вышел из наркоза, повторяя снова и снова одну фразу: «Дюймовочка хочет вырасти». Но когда действие лекарств полностью закончилось, он не помнил, ни что она значит, ни что вообще ее говорил.

— Ты Люси сообщил?

Он кивнул.

— Но она может и не иметь смысла, как ты знаешь.

— Может, и так, но убийца подражает детским книжкам — вдруг это его следующая задумка? — сказала я.

Рис открыл дверь спальни, Гален перенес меня через порог. Постель уже была готова, для меня положен шелковый халат.

Я положила голову на плечо Галена, успокаиваясь от теплого запаха его кожи. Прошептала:

— Я поссорилась с Баринтусом. Сказала ему, что Джереми мне нужнее, чем он.

— Жаль, что меня там не было, — шепнул в ответ Гален.

Рис сказал:

— Да, посмотреть стоило — она и правда заставила его это проглотить.

Ты слышишь, о чем они говорят? — удивился Джулиан.

Рис кивнул и повернулся к Джулиану.

— Точно так же, как мы с Галеном слышали твой разговор с Мерри сегодня днем. И мы знаем, что твой ужин с Адамом не удался — и вот ты здесь.

— Блин. У вас что, такой острый слух?

Гален усадил меня на кровать и опустился на колени на пол.

— В большой гостиной Мистраль говорит по зеркалу с королевой Никевен. Она настаивает, чтобы ты накормила Ройяла сегодня же, или ваш союз будет расторгнут.

Я подняла брови:

— Одно отложенное кормление, и она разрывает союз?

Он кивнул.

— Мы ее уговариваем чуть ли не с того момента, как ты вышла за дверь.

— Что такого могло стрястись, что ей срочно понадобилось от нас освободиться?

Гален покосился на Джулиана, тот понял намек и сказал:

— Тебе тут надо разобраться и лечь спать, Мерри. Спасибо, что предложила меня утешить, но у тебя есть дела поважнее.

— Можем ее заменить, — предложил Рис.

Джулиан удивленно на него глянул.

Рис ухмыльнулся:

— Я же говорил, мы с Галеном слышали ваш разговор. Если тебе так нужно, чтобы кто-то тебя погладил по спинке, мы с Галеном предлагаем тебе свои услуги.

Джулиан переводил взгляд с одного на другого стража.

— Спасибо, конечно, но я не совсем понял, что мне предлагают.

— Можешь спать ночью в одной кровати с нами, — сказал Гален.

— Исключительно как друг, — добавил Рис.

Джулиан повернулся ко мне со страдальческой гримасой.

Я невольно рассмеялась:

— Ну вот, ты получишь свою порцию поглаживаний, но тебе придется спать между двумя сногсшибательными красавцами — и никакого секса!

Он открыл рот, снова закрыл, потом все же сказал:

— Я буду рад тому, что дают, но не пойму, мне сделали лестное предложение или оскорбительное.

Рис с Галеном рассмеялись оба.

— Лестное, лестное, — сказал Рис. — Но домой вернешься, не утратив добродетели.

— А вы разве не спите сегодня с Мерри? — спросил Джулиан.

— Сегодня нет. Мистраль ее не видел два... нет, почти три дня, так что мы уступим ему очередь. Не знаю, кого позовут ему в пару, но все равно мы недавно спали в одной кровати с Мерри, да и вряд ли ей этой ночью захочется секса.

— Я себя отлично чувствую, как ни странно, сказала я.

Рис сделал большие глаза.

— Все равно лучше быть поосторожней. У тебя впервые проявился токсикоз, так что стоит посмотреть и подождать.

— Не знал, что может тошнить не утром, а вечером, — сказал Гален.

— Ну, видимо, может, — вздохнула я, не желая снова вспоминать диалог в машине.

Мне хотелось снять чулки и почистить зубы. Особенно почистить зубы — мятные таблетки Кармайкл заменить зубную щетку не могли.

Пришел Мистраль, чертыхаясь вполголоса. У Мистраля волосы однотонно-серые, как дождевые тучи — серые, а не седые, как у Вилсона. Глаза сейчас были неприятного желтовато-зеленого оттенка, как у неба перед началом урагана — они принимали такой цвет, когда Мистраль очень злился или тревожился. В давно прошедшие времена, когда небо меняло цвет вместе с глазами Мистраля, его гнев или тревога вызвали бы настоящий ураган. Но сейчас он был просто мускулистым воином больше шести футов ростом. Из всех моих стражей у него была самая мужественная красота — он был очень красив, но никому не пришло бы в голову назвать его миловидным или хорошеньким. Слишком мужественное лицо, да и плечи даже шире, чем у Дойла и Холода. Физически Баринтус был крупнее, но в Мистрале, Повелителе Бурь, всегда было что-то, отчего он казался больше, чем есть. Он не просто был большой, он занимал собой пространство. А сейчас он был большой и сердитый. В приглушенном потоке слов на очень старом гэльском я опознала только имя Никевен и парочку проклятий.

— Я так понимаю, Никевен не передумала, — сказал Гален.

— У нее явно есть причина, чтобы разорвать союз. — Мистраль заставил себя успокоиться и шагнул ко мне. — Прости, Мерри, я не справился. Тебе все же придется покормить сегодня этого ее суррогата.

— Давай я попробую с ней поговорить, — предложил Рис.

— Думаешь, тебе удастся то, что не удалось мне?

— Я ей скажу, что Мерри было нехорошо. Никевен родила нескольких детей; может, она даст Мерри поблажку.

Мистраль с обеспокоенным видом сел на кровать возле меня.

— Как ты себя чувствуешь?

— Как будто хорошо. Но кажется, без небольшого токсикоза я не обойдусь.

Он обнял меня так осторожно, словно боялся сломать. Секс Мистраль любил очень жесткий, так что я невольно улыбнулась тому, что он держал меня будто пустую яичную скорлупку. Я обняла его в ответ — слегка покрепче.

— Давай я почищу зубы, а потом посмотрим, как там у меня с самочувствием.

Так мы и сделали. Я взяла приготовленный для меня халат, ушла в ванную, почистила зубы, сняла наконец чулки и платье. Вернувшись в аккуратно завязанном халате, я обнаружила в спальне одного только Риса. Он сидел на кровати и выглядел как минимум недовольным.

— Как ты себя чувствуешь?

— Хорошо, — сказала я.

Он посмотрел на меня подозрительно.

— Правда, хорошо. Не знаю, почему меня тошнило, но сейчас все прошло.

— Скажу поварам, чтобы составили список всего, что ты сегодня ела. Некоторые женщины реагируют на определенные продукты.

— Так было у твоей жены? — спросила я.

Он с легкой улыбкой покачал головой и встал.

— Об этом я говорить не буду. А буду говорить о Ройяле за дверью. Он как будто искренне огорчен такой настойчивостью своей королевы, но боится, что она отзовет его домой, если он откажется быть сегодня ее заместителем.

Я шагнула к нему, обняла за талию. Он меня тоже обнял; при разнице всего в шесть дюймов смотреть в глаза было удобно.

— Китто обмолвился, что Кураг тоже хочет разорвать наш союз, и потому Китто старается не дать ему даже малейшего повода. Что, в Неблагом дворе происходит что-то такое, о чем мне надо знать?

— Ты не собираешься там править, так что это больше не твои проблемы.

— Значит, происходит.

— Ничего такого, о чем тебе непременно надо знать.

Я вгляделась в его лицо, стараясь различить что-нибудь под приятной улыбкой.

— Но почему гоблины и феи-крошки так хотят избавиться от обязательств передо мной?

— Они стремились к союзу с тобой, пока думали, что ты станешь их будущей королевой. Сейчас они хотят иметь возможность маневра — в расчете на союз с возможным победителем гонки.

— У Неблагого двора еще есть королева, — напомнила я.

— Которая окончательно свихнулась из-за гибели сына.

Я прижалась к Рису, спрятала лицо у него на груди.

— Кел меня убил бы. Мне ничего не оставалось...

Он прижался лицом к моим волосам.

— Он бы нас всех убил, Мерри, а она не стала бы ему мешать. Чудесно и замечательно, что тебе хватило силы его убить, и давай уж прямо скажем, что у нее с самого начала шариков не хватало.

— Я не хотела бросать двор в таком раздрае. Я просто хотела покоя для нас.

— Тебя никто не винит, Мерри.

— Баринтус винит, а значит, и другие будут.

Он поцеловал меня в щеку и обнял крепче, и это уже было ответом. Может, мне надо было спросить, что же там все-таки делается и чем мы можем помочь, но помочь мы могли только одним — надо было вернуться и занять трон, а мы уже отказались от корон, дарованных страной. Не думаю, что такие предложения делаются дважды. И даже с коронами на головах мы с Дойлом вряд ли справились бы со всеми группировками, которые буйным цветом расцвели при попустительстве Андаис. Я хотела в покое и безопасности родить детей; они и мои любимые мужчины для меня значили больше, чем корона и даже больше, чем все Неблагие сидхе. Так что я осталась в объятиях Риса и не стала выспрашивать подробности: было понятно, что ничего хорошего он не скажет.

Глава 40

Может, Ройялу и было неловко от невоспитанности его королевы, но скрыть радость от предстоящего не мог. Не надо забывать, впрочем, что у фейри считается оскорблением скрывать восхищение чьей-то привлекательностью, особенно если этот кто-то старается быть привлекательным. Я не то чтобы старалась быть привлекательной, но и в обратную сторону усилий не прилагала.

Я лежала в белом халате на кремово-золотистых простынях, Ройял парил надо мной на серо-чернокрасных крыльях. Крылья видны были только размытым цветным пятном они двигались не как у бабочки, а как у стрекозы или пчелы, куда быстрей, чем у той бабочки, на которую он был похож. Он медленно снизился — ветер от крыльев разметал мои волосы по подушке красной волной — и приземлился прямо мне на грудь. Весил он не так много, чтобы мне стало тяжело, но все же вес чувствовался. Он встал на колени между моими грудями, прикасаясь голыми ногами к нежной коже. Одет он был в шифоновую набедренную повязку по моде фей-крошек — взрослый вариант одежды, в которую наряжены были жертвы первого из недавних убийств.

Крылья он сложил за спиной, прикрыв яркие черно-красные нижние более тусклыми и темными верхними. Маленькое личико с покачивающимися антеннами у кого-то другого могло показаться миленьким или даже глуповатым, но Ройял никогда мне таким не казался.

— Ты печальна, принцесса. Здорова ли ты? Я слышал, тебе было нехорошо.

— А если скажу, что я нездорова, что это изменит? — спросила я.

Он опустил голову и вздохнул:

— Мне все равно придется кормиться, но я буду чувствовать вину.

Даже при этих словах он не забывал водить маленькой ручкой по моей груди у выреза халата.

— Либо твои слова лгут, либо руки, Ройял.

— Я не лгу, но я же никогда не говорил, что твоя красота оставляет меня равнодушным. Надо быть слепым и безруким, неспособным притронуться к твоей шелковой коже, чтобы тебя не хотеть, принцесса Мередит.

Я сказала ему правду:

Я не чувствую себя больной, но я устала и сон пошел бы мне на пользу.

Если бы я мог заняться с тобой любовью по-настоящему, мне не хватило бы ночи, но если мне позволен только глиммер, то все будет хорошо, но не очень долго.

Глиммер? Что это такое?

Он смутился.

Тебе не понравится ответ.

Все же я хочу его услышать.

Есть люди, которые питают пристрастие к маленьким, вроде меня, и есть хоть их немного феи-крошки, которые интересуются большими. Я в компьютере видел такие картинки, и еще кино бывает, говорят.

Но как?.. С такой разницей в размерах, я имею в виду.

Нет, не соитие, сказал он. Взаимная мастурбация или петтинг фея трется о пенис мужчины, пока оба не получат удовлетворения. Такую картинку я на компьютере видел чаще всего.

Говорил он серьезно и спокойно, как об обычном факте, не имеющем отношения к сексу.

Значит, это называется «глиммер»?

Глиммер-фетиш, если речь о больших, которые любят фей-крошек.

А если фея любит большого?

Он лег на живот: голова выше моего бюста, ноги ниже.

Необузданная фантазия, сказал он.

Я невольно рассмеялась, отчего грудь у меня заколыхалась, вырез халата разошелся сильней не до сосков, но все же Ройял оказался между моими голыми грудями. Он раскинул руки в стороны.

Можно, я применю гламор?

Ройял был из тех фей, кто отлично владел гламором, и потому мы условились, что он всегда будет просить моего разрешения, прежде чем на меня воздействовать. Я хотела осознавать момент, когда мой разум затуманивается, потому что без предупреждения не всегда могла это ощутить. Некоторые из моих стражей бывали со мной в постели одновременно с Ройялом, и тогда гламор действовал и на них, что им не нравилось. Ройял единственный из фей-крошек заместителей Никевен оставался со мной наедине, потому что мои мужчины в его присутствии нервничали, а те, кто не нервничал, заставляли нервничать его самого. Дойл, к примеру, оставался бы, но феи-крошки его не любили все до одной. Они так же относились ко всем, кто умел сопротивляться их гламору: в их присутствии им трудно было сосредоточиться на кормлении. Так что мы с Ройялом оставались наедине но зная, что в назначенное время кто-то из стражей постучит в дверь и нас прервет.

Первоначально Никевен задумала прислать мне такого заместителя, который мог бы становиться нормального роста и при удаче стал бы отцом моего ребенка и королем Неблагого двора. Но сейчас я уже была беременна, а Ройял не умел вырастать до человека.

Можно, я применю гламор и мы оба насладимся процессом по-настоящему?

Я вздохнула; он снова поднялся и опустился вместе с моей грудью. Движением пловца он погладил обе мои груди, потом приложил ухо к коже:

Люблю слушать, как бьется твое сердце.

Не знаю, что это за разновидность фетишизма, но ты ею страдаешь.

Он поднял голову, укоризненно глядя на меня.

Только по отношению к тебе.

Я недоверчиво на него глянула.

Мне поклясться?

Нет, сказала я. И да, можешь применить гламор, но держи себя в рамках.

Он широко улыбнулся. Не должен от такого маленького человечка исходить такой жар он должен бы восприниматься как кот, свернувшийся на груди калачиком: симпатичный и бесполый. Но кот не умеет смотреть таким взглядом.

И тут он сбросил щиты. Примерно так же, как я сбрасывала в лаборатории, но мои щиты не давали мне везде и всюду видеть магию, а щиты Ройяла не давали ему оглушать своей магией всех вокруг.

Только что я удивлялась, отчего я так нервничаю в присутствии мужчины размером с детскую куклу, и вот он уже соскользнул ниже, стянул с меня халат, обнажая грудь. Я никогда не подпускала его к интимным местам, но сегодня забыла четко оговорить условия. Теперь я смутно осознавала, что у меня была причина не подпускать к своим соскам этот крошечный розовый ротик-бутон, но пока я пыталась поймать за хвост ускользающую мысль, он обхватил сосок губами и я напрочь забыла, почему ему нельзя было это делать. А точнее, мне это стало совершенно не важно.

Раньше феи-крошки пили кровь только из моего пальца, и даже такой целомудренный поцелуй приносил ощущение, будто целуют в совсем других местах. Сейчас он добрался до настоящей интимной точки, и оттуда словно протянулась нить к местам еще более сокровенным, и больше того я словно чувствовала, как его плоть прикасается ко мне в тех самых сокровенных местах. Ройял умел с помощью гламора создать иллюзию, будто он нормального роста. Я чувствовала его тяжесть на постели рядом с собой, исходящее от него тепло.

Мне пришлось потрогать нежную поверхность его крыльев, напоминая себе, что он все такой же маленький. Крылья затрепетали у меня под рукой и внезапно тоже оказались большими, поднялись у него за спиной парусами лодки но эти паруса ласкали меня бархатными чешуйками и нежно трепетали по моей коже.

Он прикусил сосок, заставив меня вскрикнуть, и мир вдруг наполнился запахом роз. Летняя жара и аромат шиповника разлились вокруг пришлось открыть глаза и убедиться, что мы по-прежнему в спальне с ее светлым шелком и атласом. На постель из ниоткуда посыпались розовые лепестки.

Он обнял руками мою грудь, приподнял, чтобы удобнее впиться в сосок, и руки казались больше, чем есть, нажатие губ крепче и тверже, боль натянулась резкой линией но не слишком сильная боль, как раз настолько, чтобы я еще раз вскрикнула к его удовольствию. Когда его тело накрыло мое, а глаза посмотрели в глаза, я думала это гламор. Он вполне был способен создать такую иллюзию.

Я открыла глаза крылья овевали нас обоих водоворотом красок и движения. Лицо Ройяла так и осталось нежным и треугольным, но было не меньше моего собственного; и красив он был по-прежнему, но когда он наклонился меня поцеловать, я вдруг поняла, что это не иллюзия.

На него сыпались розовые лепестки, розово-белый ароматный ливень; он поцеловал меня настоящим поцелуем настоящих, полных губ. Одной рукой я коснулась кудрей у него на затылке, другая скользнула по спине до основания крыльев; мы целовались нежно и долго, и тело его все крепче прижималось ко мне. Сам он вырос, а вот одежда его нет. И теперь он был голый и лежал на мне, одетой лишь в полураспахнутый халат.

Он на миг оторвался от поцелуя:

Мерри, умоляю... Может, мне больше не выпадет случая исполнить свою мечту.

Какую мечту?

Ты знаешь.

Я кивнула:

Да.

Я просунула руку между нами он был готов и нетерпелив, и достаточно велик, чтобы удовлетворить любую женщину.

Пожалуйста, сказал он.

Да, повторила я, подаваясь бедрами ему навстречу.

Он открыл глаза, с недоверием уставившись на меня:

Да?

Да.

Он улыбнулся и приподнялся на руках, чтобы двигаться свободней. Мне открылся вид на наши тела, и я увидела, как он проталкивается в меня, как входит в меня впервые.

О Богиня! воскликнула я.

Дождь цветочных лепестков превратился в густую метель только этот ароматный снег не холодил кожу, а ласкал.

Крылья Ройяла взметнулись, обрамляя бледную красоту его тела. Глянув на меня, он сказал:

Ты на ложе из розовых лепестков.

И он любил меня, скользил и двигался во мне, словно заранее зная, что нужно делать, и крылья раскрывались во всю ширину, когда он погружался в меня до самых глубин.

Я дышала все быстрей, во мне нарастала теплая тяжесть. Его движение становилось все нетерпеливей, он задышал чаще.

Почти, еще чуть-чуть, выдохнула я.

Он кивнул, словно догадался или услышал. Он боролся с собственным телом, с непослушным дыханием, со всем в себе, чтобы дать мне еще несколько секунд, несколько движений и вот мир взорвался, и я кричала его имя, руки впивались ему в бока, в спину, я хваталась за него, извиваясь и вопя.

Кожа у меня светилась так ярко, что на потолок легла крылатая тень. Он закричал, еще раз всаживаясь в меня мы кричали оба, а потом он затих, опираясь на руки, и голову опустил, как загнанная лошадь. Крылья медленно опадали у него за спиной.

Краем глаза я заметила движение в комнате и поняла, что Мистраль с Холодом видели как минимум завершающий акт. Ройял опустился на меня, и только когда его горячее тело соскользнуло в сторону, а голова легла на подушку рядом с моей, я поняла, что в этом облике он выше Китто. Вровень со мной.

Я обняла его осторожно, чтобы не повредить крылья, и мы вместе ждали, пока сердца замедлят бег. Что-то прохладное капнуло мне на плечо. Я отвела в сторону его кудри и он приподнял голову, посмотрел на меня. Он плакал.

Я сделала единственное, что пришло мне в голову поцеловала его, и мы лежали обнявшись, пока не нашли в себе сил встать и пойти в ванную. Совсем недавно мы обсуждали, кто сегодня будет спать в одной постели со мной и Мистралем. Теперь я выбрала своего кандидата если не возразит Повелитель Бурь, а он может и возразить. Может быть, как и в случае с Баринтусом, мне пора уже перестать подстраиваться под чужие желания и выполнить свое, а сейчас я ничего так не желала, как оставаться с Ройялом. Не знаю, гламор его так подействовал или цветочный дождь Богини, но именно с ним я хотела ночевать в одной кровати.

Глава 41

Рядом со мной спал Ройял. Лежал он на животе иначе не получается, если на спине у вас крылья ночной бабочки. Мистраль отказался спать в одной кровати с ним, даже на цветочных лепестках, которые не исчезали и не вяли, доказывая, что Ройял превратился в существо нормального роста по воле Богини. Не то чтобы Мистраль был сильно виноват, но мне надоело щадить чувства окружающих за счет собственных чувств. Быть справедливой ко всем не получалось: либо я выгоняю Ройяла, не успевшего отойти от потрясающего секса, от обретения нового облика, от не покинувшего нас благословения Богини, о чем мне и думать не хотелось, либо выставляю Мистраля спать в одиночестве или с кем захочет. На уступки он не пошел, так что мне пришлось, как и с Баринтусом, настоять на своем.

Кровать была достаточно велика, чтобы вместить Ройяла, меня и Холода с Дойлом. Они оба сочли преображение Ройяла еще одной милостью Богини. С ними согласилось большинство стражей, но Мистраль тосковал по мне два дня, а тут какой-то мелкий фей перебивает у него очередь на секс. Я ему сказала, что любимого им уровня жесткости сегодня не выдержу, и это он тоже принял плохо.

С другого моего бока спал Холод, откинув руку в сторону. Серебряные волосы рассыпались по постели, и крылья Ройяла трепетали среди серебряной паутины, словно экзотическая драгоценность, оправленная в серебро. За спиной Холода, опершись на локоть, лежал Дойл я встретилась с ним взглядом, когда открыла глаза. Он велел Холоду лечь рядом со мной, сказав: «Рис в ту ночь не соприкасался непосредственно с тобой. Думаю, потому он и остался стеречь твой очарованный сон. Я сегодня пожертвую радостью к тебе прикасаться ради радости тебя охранять».

Холод пытался сказать, что он тоже рад будет меня охранять, но Дойл настоял на своем, что ему всегда удавалось в общении со стражами. Исключение из правила составляли Мистраль и Баринтус, но и они, как правило, позволяли ему себя убедить.

Я лежала под покровом серебряных волос, наслаждаясь теплом Холода и Ройяла и глядя на моего Мрака. В таком окружении приятно проснуться, и я рада была, что никакое видение не унесло меня снова в пустыню. В СМИ уже поговаривали о таинственном черном «хамви», который появлялся то там, то здесь, приходя на выручку нашим войскам. Предполагали, что это новейшая разработка машина, неуязвимая для пуль и ракет. Черная карета честно выполняла мою просьбу. Может, поэтому мне не требовалось лично кого-то спасать.

В воспоминания об этом счастливом пробуждении я куталась сейчас, как в теплое одеяло холодной ночью, хотя воздух раннего калифорнийского утра никак не был холодным разве что прохладным. Но от того зрелища, на которое позвала меня взглянуть Люси, пробирало холодом до костей.

Это был маленький розовый садик на заднем дворе старого дома. Кусты сортовых чайных роз были высажены точно по кругу, свободным остался лишь небольшой проход с аркой. Внутри круга, но у самого края, стояла скамейка, чтобы сидеть и любоваться цветами, а в центре плескался маленький музыкальный фонтан. Я бы с радостью посидела здесь, слушая песню воды и наслаждаясь ароматом роз, но в запах цветов вплетались другие запахи как раз те, которые я вдыхать не хотела. Запах роз по-прежнему будет напоминать мне о Богине, но сегодняшние впечатления дополнят его запахом крови и еще страха, с которым погибшие расставались с жизнью. К утренним розам словно примешался запах склепа или выгребной ямы.

Люси сказала:

Будь они обычного роста, здесь было бы как на бойне. Но они такие крошечные, что даже двадцать тел такого впечатления не создают.

Не знаю, была ли я с ней согласна, но возражать не стлала. Зато уверена будь тела обычного роста, убийцы не развесили бы их между кустами роз, словно на чудовищной бельевой веревке.

Тела погибших фей еще даже не начали изменять цвет они были белые и прекрасные, словно дорогие куклы, но ни один ребенок не свяжет куклам запястья и не развесит их на веревке между розовыми кустами замкнутым кругом. Впрочем, арка осталась свободной, можно было проходить в нее, не пригибаясь. С верхней точки арки макабрическим украшением свисал маленький труп. Шеи у погибших фей остались белыми, нетронутыми.

На этот раз крови почти нет, удивилась я. Как их убили?

Погляди им на грудь, ответила Люси.

Я хотела сказать, что не буду, но потом расправила плечи и наклонилась к одной из фигурок. Это была женщина, с облачком светлых волос, похожих на спряденный солнечный свет. Затуманенные смертью глаза были раньше ярко-голубыми, как небо у нас над головой. Я заставила себя посмотреть на фиолетовое платьице из прозрачной ткани: в груди ее торчала игла. Тонкая длинная энтомологическая булавка, которыми прикалывают бабочек к расправилке, чтобы смертное окоченение навеки распростерло их крылья, придавая красивый вид на радость коллекционеру.

Я шагнула назад и оглядела двойной ряд повешенных. Одеты они были как на месте первого убийства: в прозрачные платьица или юбочки-килты, в зависимости от пола жертвы, но платья были как из детской книжки, Прикрывали все. Я по свежему опыту знала, что феи-крошки совсем не дети; они предпочитали фасоны посмелее. Стоя на утреннем холодке и глядя на безжизненные тела с повисшими крыльями, я с трудом заставляла себя не вспоминать; как вздымались надо мной крылья Роняла. Может быть, кто-то из этих фей тоже мог становиться большим?

У нас есть некоторые свидетельства в пользу того, что по крайней мере один из убийц фея-крошка. Неужели они могут убивать своих собратьев? спросила Люси.

Тому, кто это сделал, ненавистно быть феей-крошкой. Вот эти булавки, которыми их закололи, будто настоящих бабочек, это говорила ненависть или отвращение.

Она кивнула и протянула мне книжную страницу в пластиковой обертке. Иллюстрация к «Питеру Пэну», повешенная тень. Не то что не повторенная точно, вообще почти ничего общего с обстановкой убийства.

Что-то новенькое, сказала я.

Да, нет точного повторения, кивнула Люси.

Похоже, что убийцам надо было совершить убийство именно так, а картинку они подбирали уже потом. Не картинка на первом плане, а убийство.

Возможно.

Я кивнула. Верно, это лишь предположение.

Если тебе не нужны мои соображения, зачем ты меня позвала, Люси?

А у тебя разве есть чем еще заняться? спросила она с враждебной ноткой.

Я знаю, что ты устала, сказала я. Но это ты меня вызвала, а не наоборот.

Прости, Мерри, на нас жутко давит пресса. Говорят, будто мы не слишком стараемся, потому что жертвы не люди.

Я знаю, что это не так.

Ты знаешь, но община фейри напугана. Им надо кого-то обвинить в случившемся, и если мы не найдем убийц, обвинят нас. К тому же мы еще и Джильду арестовали за злонамеренное применение магии.

Очень не вовремя, сказала я.

На редкость, кивнула она.

Она сказала вам, кто сделал ее палочку?

Люси покачала головой.

Мы предложили снять обвинения в обмен на имена, но она думает, видимо, что если мы не найдем изготовителя, то не сможем доказать, на что способна палочка.

В суде трудно доказывать применение магии. В этом случае вашим чародеям придется объяснять на словах, а демонстрация на присяжных действует эффективнее.

Да, но когда из кого-то высасывают магию, внешне ничего не проявляется по крайней мере так мне объяснили.

К нам подошел Рис.

Не так я хотел бы начинать день, сказал он.

Можно подумать, мы хотели, огрызнулась Люси.

Он защитным жестом поднял руки:

Виноват, детектив, просто хотел завязать разговор.

Не надо завязывать разговор, Рис, лучше скажи что-нибудь такое, что поможет поймать этого гада.

Ну, от Джордана мы узнали, что гад не один, напомнил он.

Скажи что-нибудь новое.

Пожилая дама, которая здесь живет, разрешила феям-крошкам приходить потанцевать в саду как минимум раз в месяц. Она приходила полюбоваться ими.

Я думала, людям смотреть на такое нельзя, удивилась Люси.

Видимо, она формально считалась своей, потому что муж у нее был фейри-полукровка.

А фейри какой расы? спросила я.

Как бы тебе сказать? Он жене говорил, что папаша у него был не от мира сего. Вот она и решила, что из фейри. Он ее, видимо, разубеждать не стал, так мне зачем?

Она в здравом уме?

Не совсем, хотя и не в полном маразме. Свято верит тому, что ей говорил любимый супруг.

А почему это не может быть правдой? спросила Люси.

Рис посмотрел на нее с упреком.

Я целый час разглядывал его фотографии. Если у него в родословной и есть фейри, то где-то очень далеко.

Вы это распознаёте по внешнему виду?

Он кивнул.

Да, это заметно, сказала я.

Значит, здесь тоже был круг, куда регулярно приходили танцевать феи, и это было известно людям.

Джордан сказала, что на предыдущем убийстве был кто-то крылатый, а погибшая брауни считала его красивым.

На свете есть множество красивых крылатых созданий, буркнула Люси.

Да, но посмотри на них. Живыми они были очень красивы.

Ты хочешь меня убедить, что это дело рук феи-крошки. Но даже если кто-то из них настолько ненавидит собственную природу, чтобы на такое пойти как он справился с двадцатью сразу? Она даже не пыталась скрыть недоверие.

He надо недооценивать фей-крошек, Люси. Они обладают самым сильным гламором из всех ныне живущих существ и невообразимо сильны физически если смотреть по отношению к размерам, то сильнее всех прочих фейри.

И на что хватит их силы? спросила она.

Рис ответил:

Например, швырнуть тебя вверх тормашками.

Не верю.

Это правда, сказал он.

Они могут сбить человека с ног, подтвердила я.

А двое могут сделать такое?

Думаю, хотя бы один из убийц был нормального роста, сказала я.

А как они удержали столько фей, как подавили сопротивление?

Я вздохнула и пожалела, что вздохнула так глубоко,

Не знаю. Положа руку на сердце, Люси, я вообще не знаю, кто мог бы так подчинить себе двадцать фейри любой расы, чтобы они дали себя связать и заколоть. Но если они были мертвы до того, как в них всадили булавки, если были убиты какой-то магией, то да, существуют фейри, способные совершить такое убийство.

Я наклонилась к Рису и прошептала на ухо:

Фар Дарриги такое могут?

Он покачал головой:

У них никогда не было столько гламора, чтобы справиться с феями-крошками. Потому они к людям и цепляются, чтобы почувствовать свою власть.

Не шепчитесь. Скажите всему классу, пробурчала Люси.

Я шагнула к ней поближе, чтобы кто-то из ее коллег не услышал и не создал ей неприятностей, если она не справилась пока с задачей.

Вы Паслену не нашли?

Нет.

Мне очень жаль, что она сбежала в суматохе, возникшей из-за репортеров.

Это не твоя вина, Мерри.

Я все равно чувствую себя виноватой.

Но почему на этот раз такое несовпадение с иллюстрацией? Там повешена только одна тень, а тут их двадцать.

Возможно, им нужно было много жертв? предположил Рис.

Зачем?

Он покачал головой:

Представления не имею.

Вот и я тоже, черт бы все побрал, сказала она.

Я только могла добавить:

И я тоже.

Никакой пользы это не приносило, и пока мы не найдем Паслену с ее свидетельством, с места не сдвинемся.

Глава 42

Я вернулась в контору принимать клиентов, как в обычный рабочий день. Казалось бы, после зрелища двадцати повешенных надо было заняться чем-то другим, отвлечься, но жизнь устроена по-другому. Каких бы ты кошмаров ни насмотрелся утром, а на работу, будь добр, явись вовремя. Так трудно иногда быть взрослым и ответственным.

На встречах с клиентами Дойл с Холодом стояли у меня за креслом. Мне не позволяли оставаться наедине с кем бы то ни было, и я уже бросила попытки сопротивления. Эту битву мне не выиграть никогда, а значит, умнее было поберечь энергию. У Риса было два часа свободных до начала дежурства, так что он сидел на стуле в углу, воплощая в жизнь наш новый принцип чем больше стражей, тем лучше.

Но когда я увидела клиента, чье имя в списке стояло первым, я порадовалась, что со мной все трое. Записан ко мне был Джон Мак-Дональд, но в дверь вошел Донал тот самый, которого я видела в «Фаэле» в день, когда пропала Паслена, а Джильда свалила полицейского.

Он был все такой же высокий, слегка перекачанный, с длинными светлыми волосами и великолепными имплантами, придававшими ушам изящный изгиб, так что уши у него были как у Дойла, только у Дойла они были черные, а у Донала обычные, розоватые.

Вас разыскивает полиция, спокойным тоном сказала я.

Да, слышал, ответил он. Можно мне присесть?

Рис уже был на ногах. Хоть он не знал, кто такой Донал, наше напряжение уловил.

Да, после того, как вас обыщут на предмет оружия и магии сказал Дойл.

Рис повернул вошедшего лицом к стене и очень тщательно обыскал сверху донизу .

Чисто, сказал Рис с сожалением, словно ему хотелось получить повод для грубости. Но он шагнул назад.

Теперь можете сесть, сказала я.

Но руки держите на виду, добавил Дойл.

Донал пошел к стулу; Рис шел за ним по пятам и встал слева за плечом, когда тот сел.

Донал кивнул, словно этого и ожидал, и положил руки на колени ладонями вниз.

Я пристально вглядывалась ему в лицо, уговаривая свое сердце не биться так быстро глупо же. Но один из приятелей Донала меня едва не изнасиловал и еще чуть-чуть и убил бы. Меня спасла магия Дойла, но край был слишком близко, не говоря уж о том, что компания Донала пыталась украсть мою жизненную силу. Мерзкие были чары.

Если вы знаете, что вас ищет полиция, почему вы не пошли сразу туда? спросила я.

Вы же в курсе, что я входил в группу Алистера Нортона?

Вы были одним из тех, кто помогал ему воровать жизненную силу у женщин потомков фейри.

Я не знал, что делало то заклятье. Вы мне вряд ли поверите, но полиция поверила. Я был дурак, но глупость не считается уголовным преступлением.

Ваш приятель пытался меня изнасиловать, так что мне трудно вам сочувствовать. Полагаю, с полицией вам общаться было бы легче, чем с нами.

Он быстро глянул на Холода и Дойла у меня за спиной подавил желание покоситься на Риса повернулся ко мне.

Может, вы меня и ненавидите, но в магии вы понимаете больше полицейских, и мне нужно, чтобы вы помогли мне им объяснить.

Мы уже все знаем о вашем приятеле, о том, что он пытался сделать со мной и что ему удалось сделать с другими женщинами.

В этом еще участвовал мой друг Лиам. Полиция его не нашла, потому что он полицейский-чародей. Если бы о нем узнали, он потерял бы сертификат.

Вы хотите сказать, что этот не найденный полицией Лиам сам в ней служит?

Он кивнул.

Лиам не настоящее его имя. Просто он всегда так представляется другим фанатам сидхе чтобы имя соответствовало его происхождению.

Какому происхождению? спросил Дойл.

Не знаю, правда ли это, но мать говорила ему, что он родился от ночи, проведенной ею с сидхе. Лиам действительно высокий, и кожа у него светлее обычной человеческой, вот как у вас, сказал он, глядя на меня. Или у него, кивнул он на Холода.

А сколько лет вашему другу? спросила я.

Немного меньше тридцати, как и мне.

Я покачала головой:

Тогда его мама либо врала, либо заблуждалась.

Почему?

Потому что последний родившийся от сидхе ребенок это я, а мне больше тридцати.

Донал пожал плечами:

Ну, я это знаю только с его слов, а он со слов его матери, но он просто одержим своим высоким родством. Донал потрогал свои ушные импланты. Я-то знаю, что притворяюсь, но он может быть, и нет.

Как его зовут по-настоящему? спросила я.

Если я скажу, вы позвоните в полицию, и этим все и кончится. Я хочу сперва объяснить, а потом уже назвать его имя.

Я хотела поспорить, но потом кивнула:

Слушаем.

Лиам не отказался от желания овладеть магией фейри и сравняться с сидхе, которым он себя считал. И он стал изобретать чары для воровства магии у других.

То есть жизненной силы, как Алистер?

Нет, не совсем. Ему нужна была магия, а не жизненная сила. В тот раз я вел себя как наивный глупец а может, хотел обманываться, но когда Лиам начал такие разговоры, я понял, что дело плохо. Он отыскал способ изготавливать жезлы... волшебные палочки, которые крадут магию. Тому, кто своей магии не имеет, они не помогут, но фейри и колдуны-люди могут их применять.

Волшебные палочки, вы говорите? переспросила я. Я чувствовала, как затих Дойл у меня за спиной, а Холод обошел стол и встал вместе с Рисом за стулом Донала не как телохранитель, а как охранник при заключенном.

Донал нервозно покосился на Холода, но сказал:

Да. И я видел, как они действуют. Они не присваивают магию насовсем, скорее ее накапливают как заряд этакие магические аккумуляторы. Маги потом восстанавливают свою силу, а жезл ее теряет.

И его надо постоянно подзаряжать, заключила я.

Он кивнул.

А как он ворует магию? спросила я.

Нужно дотронуться жезлом до носителя магии. Но Лиам вывел теоретически, что получит больше магии, если станет убивать носителей. По его расчетам, насколько я понял, если он отберет у кого-то душу, то вся магия перейдет в жезл.

У него получилось? спросил Дойл.

Не знаю. Когда он завел эти разговоры, я прекратил с ним общаться. После истории с Алистером я понял, что разговорами может не обойтись. Иной болтает всякую жуть, а потом оказывается, что он на самом деле это все делал. А не бахвалился.

А почему вы не пошли в полицию? спросила я.

И что бы я им сказал? Я в прошлый раз чудом выкрутился, так что я у них на подозрении, и не дай бог, что не так пойдет. А главное я же не знал, собирается он свою теорию проверять на практике или нет? Я скажу а он ни сном, ни духом. Он у них в штате чародеем, Богиня меня побери! Кому они поверят ему или мне?

Значит, вы пришли к нам, потому что боитесь пойти в полицию?

И еще по одной причине: вы в магии разбираетесь лучше. Даже полицейские-чародеи совсем не то, что вы.

А почему вы передумали? Почему вообще решили об этом рассказать? спросила я.

Из-за убийств фейри. Я боюсь, что это работа моего бывшего друга.

Почему вы так решили?

Чтобы убить потенциально бессмертное существо, нужна огромная сила.

И она есть у вашего друга?

Не у него у его подружки. Она из этих крошек, и все думают, что она маленькая и миленькая. Чокнутая немного, но славная.

Чокнутая это сумасшедшая?

Ну... да. Но я имел в виду их отношения. Я хочу сказать, она фея-крошка, а он ростом с меня.

Она не умеет менять рост? спросила я.

Он покачал головой.

Но очень этого хочет, а еще она ненавидит всех фейри, которые могут скрываться от людей, потому что она не может.

Ей не хватает гламора?

Она может притвориться бабочкой, но да, гламора ей не хватает, иллюзии у нее нестойкие. Я знаю нескольких фей, которые умеют скрываться куда лучше.

Так и жезл он делал не для себя, а для нее?

Он кивнул.

Да, и у него получилось. В последний раз, когда я их видел, она была куда сильней, чем раньше. Она испробовала гламор на мне, заставила... хотеть ее. Еще пыталась внушить мне представление, будто она большая, но не смогла. Я...

Он явно смутился.

Наклонившись через стол, он протянул ко мне руки умоляющим жестом.

Я делал разные... Делал то, чего сам не хотел. Он покачал головой. Нет, нет, вы мне не поверите. Я по глазам вижу.

Я хотела, чтобы он быстрее рассказал нам все, что знал, и я могла бы сообщить полиции, что он у нас. Нам разрешается использовать магию, чтобы помочь клиентам. Наше агентство этим и славится, черт его побери, так что я лишь оправдывала в собственных глазах то, что собиралась сделать.

Я встала со стула, перегнулась через стол и дотронулась до его руки.

Не переживайте, я знаю, как может воздействовать на чувства сильный гламор фей-крошек.

Он посмотрел на мою ладонь, накрывшую его руку.

Можно мне взять вас за руку?

Зачем?

Я эльфоман. Подержать вас за руку это больше, чем я мог надеяться.

Я внимательно посмотрела ему в глаза в них отражалось неподдельное страдание. Подумав, я решила, что чем дольше он будет прикасаться ко мне, тем скорей все расскажет. Если он действительно эльфоман, то за возможность ко мне прикоснуться он выдаст любую тайну.

Хорошо, разрешила я.

Он взял меня за руку; его рука дрожала, словно это было страшно важно для него. Холод тронул его за плечо, но вместо того, чтобы испуганно отпрянуть, Донал посмотрел на него, светясь от радости. Случай у него был тяжелый.

Мой психоаналитик говорит, что меня перевернуло в двенадцать лет, когда я случайно посмотрел эльфийское порно. Все мои интересы вертятся вокруг сидхе, потому что я видел сияющую пару на экране, когда моя сексуальность только формировалась.

Он повернулся ко мне, в глазах у него стояло страдание:

Я видел, как двое вас озарили огнем всю комнату. Разве может после этого идти в сравнение любой человек?

Я удивленно моргнула:

Простите... Не подозревала, что существует сидхе-порно.

Рис пояснил:

Следом за Мэви Рид в кино стали сниматься и другие, но у них не было ее таланта.

Я повернулась к нему:

Хочешь сказать, что и сейчас есть такие Сидхе, кто снимается в порно?

Он кивнул:

И даже в глиммер-порно.

Ройял упоминал о нем сегодня ночью, сказала я.

Не сомневался, хмыкнул Рис.

Я сердито на него глянула.

Виноват, сказал он.

Держа Донала за руку, я чувствовала, какое огромное счастье охватило его от такой малости. Эльфомания жуткая штука. Это значит, что никто и ничто не может утолить жажду прикосновений, и рано или поздно у человека наступает истощение. Обычно она развивается у людей, которых когда-то похитили и забрали в волшебную страну, а потом выпустили или он сам сбежал и обнаружил, что от волшебной страны на самом деле не уйдешь. Такое бывало в прошлом, задолго до моего рождения. Эти люди не могли больше жить обычной жизнью, они страдали по тем ощущениям, которые не могли им дать люди.

Рис! спросила я, вдруг задумавшись. А ты откуда знаешь о глиммер-порно?

Когда мы смотрели фильмы Константина, с ними в дополнение шло несколько лент с феями-крошками.

Она потому и захотела стать большой, сказал Донал. Чтобы заняться с ним сексом по-настоящему. Какое-то время она работала веб-девочкой.

Кем?!

Есть такие сайты, где он-лайн можно смотреть, как феи-крошки развлекаются сами и друг с другом, а иногда с людьми. На них можно подписаться, как на обычный порно-сайт.

Именно этим зарабатывала на жизнь подружка Лиама спросила я.

Они так и познакомились. Она нарушила правила, встречаясь с клиентом, и ее уволили.

Значит, веб-девочки это феи-крошки?

Не обязательно, люди тоже. Просто девушки, которые за плату разыгрывают сексуальные сцены перед веб-камерой, пояснил Рис.

Донал кивнул.

А ты откуда все это знаешь, Рис? удивилась я.

У меня есть дом за пределами волшебной страны, ты помнишь, Мерри? Когда тебе запрещены любые сексуальные отношения, порно очень выручает.

Я глянула на Дойла:

Я думала, королева стражам запрещает даже самоудовлетворение...

Только избранным. По прошествии времени я подумал, что, возможно, лишь тем, кого она приберегала для себя.

Мне надо оскорбиться? спросил Рис.

Нет, порадоваться. У тебя хоть это было.

Рис кивнул:

Тоже верно.

Вы видели, как они кого-то убили? спросила я у Донала.

Нет, или я тут же пошел бы в полицию, клянусь.

Тогда почему вы уверены, что убийцы они?

Я так решил, когда узнал имена нескольких жертв. Она ненавидела тех, кто мог притвориться человеком, и тех, кто был сильнее ее в магии. Но не всегда ненавидела, а приступами. Она то дружелюбная и милая, то убить готова. Недаром у нее имя двойное.

Какое имя? спросила я.

Паслена-Белена. Иногда она называет себя Пасленой, и тогда милая и славная, а в другие моменты Беленой, и тогда она злобная сумасшедшая тварь.

Все вдруг встало на место.

Не была она свидетельницей, она была убийцей, одной из убийц. Но почему тогда она привлекла к себе внимание? Почему не держалась от дела подальше?

Она солгала, что была свидетельницей первого убийства, сказала я.

Может быть, она не лгала, заметил Донал.

Что вы имеете в виду?

Когда она из Белены, творившей гадости, снова становилась Пасленой, она бывала искренне растеряна. Я не могла это сделать, так она говорила. Я сперва думал, она прикидывается, но потом понял, что она на самом деле ничего не помнит.

Феи-крошки могут превращаться в богартов? спросил Рис.

Я думала, только брауни могут разыгрывать Джекила и Хайда, сказала я.

Она наполовину брауни, сообщил Донал. Она говорила, что родилась у высокой женщины, как Дюймовочка. У нее есть сестра нормального роста, но с внешностью брауни.

Мне припомнились переданные Джулианом слова Джордана из его наркотического сна: «Дюймовочка хочет вырасти».

А отец у нее кто? спросила я.

Фей-крошка, умеющий вырастать до человека. У нее есть такой же брат.

А как зовут ее сестру? спросила я.

Он назвал имя, но это не была погибшая брауни. Все же мне пришло на ум спросить:

А ее мать и сестра не исправляли себе лица с помощью пластической хирургии?

Они выглядят по-человечески, и носы есть, и губы. А поскольку заживает все на фейри лучше, чем на людях, то результат от операций очень удачный.

Значит, ее мать и сестра, хотя обе брауни, выглядят как люди?

Он кивнул:

Отец и брат тоже могли бы сойти за людей, если спрятать крылья.

Только она одна не может поменять облик?

Он кивнул и начал поглаживать мою руку большим пальцем. Я поборола желание отдернуть руку: если он стал эльфоманом, всего лишь посмотрев кино, значит, ему всю жизнь сломал кто-то из нас, из нашего народа.

Я посмотрела на Риса.

А ты порно с сидхе видел?

Немного, сказал он.

Этого может хватить, чтобы развилась эльфомания?

Если есть предрасположенность, да. На ребенка могло подействовать сильнее.

Он посмотрел на мужчину в кресле для посетителей и кивнул. Да, он ему верил.

Скажите нам настоящее имя Лиама, попросила я.

Вы мне верите?

Да.

Он с облегчением улыбнулся.

Стив Паттерсон. Именно Стив, не Стивен. Его всегда доставало, что у него вместо нормального имени сокращение.

Я вынула руку из его руки, он нехотя выпустил мои пальцы.

Мне необходимо позвонить в полицию и сообщить им имя.

Я понимаю.

Но в глазах у него показались слезы. Затуманенным взглядом он посмотрел на Холода, не снимавшего руки с его плеча. Ему любое прикосновение было отрадой.

Я позвонила Люси и рассказала ей все.

Ты веришь этому Доналу, что он непричастен?

Я посмотрела на него он таращился на Холода, как на прекраснейшее в мире создание.

Угу, верю.

О'кей. Я тебе сообщу, когда задержим Паттерсона. Поверить не могу, что это кто-то из наших. Пресса нас на клочки порвет.

Сочувствую, Люси...

Но я уже говорила в пустоту. Она помчалась ловить убийцу, а мы остались с Доналом, с двенадцати лет обреченным хотеть только нас. Кто же знал, что наша магия даже на пленке так подействует на зрителя? И есть ли от этого лекарство?

Глава 43

Паттерсона не оказалось ни дома, ни на работе, нигде в известных полиции местах. Он собрал вещи и просто растворился. И все же найти в Лос-Анджелесе человека проще, чем фею-крошку меньше Барби ростом. В конце концов его фотографии все же дали в газеты и на телевидение, объявив в розыск как человека, который может обладать информацией по убийствам фейри. Полицейские боялись самосуда если в общине фейри догадаются, что он и есть главный подозреваемый. У меня по этому поводу чувства были смешанные: экономия средств налогоплательщиков, если дело не дойдет до суда, была бы нешуточной.

Ночью мне приснилось последнее место убийства, только с верха арки свисало обмякшее в смерти тело Ройяла. Внезапно он открыл глаза но они были затуманены, как у мертвых. Я проснулась в липком поту, выкрикивая его имя.

Рис с Галеном пытались снова меня убаюкать, но я не смогла заснуть, пока они не разбудили Ройяла и не привели его ко мне. Мне необходимо было убедиться, что он жив.

Когда я второй раз проснулась между Рисом, и Галеном, Ройял спал калачиком на подушке у меня над головой, похожий на нечто среднее между ожившей детской фантазией и видением из очень взрослых грез.

Проснувшись, он блаженно улыбнулся и сказал:

Доброе утро, принцесса.

Прости, что я не дала тебе спокойно выспаться.

Мне приятно, что ты так обо мне беспокоишься.

Кто тут болтает в такую рань? пробурчал Гален в подушку и сполз пониже, уткнувшись ухом в мое плечо.

Рис только повернулся на бок, закинув руку мне на талию и немного на Галена. Я слышала, что он проснулся, но если ему хочется притворяться спящим, пусть себе.

Мы с Ройялом перешли на шепот, и он спустился пониже, чтобы шептать прямо мне на ухо.

Другие феи ко мне ревнуют, сказал он.

Из-за секса? спросила я.

Он провел рукой по изгибу моего уха, как обычный любовник погладил бы по плечу.

И это тоже, но еще из-за роста. Способность менять рост редкий дар, здесь в доме больше никто так не может, только я. Все думают, не подарит ли им ночь с тобой такую же способность.

А ты как думаешь? спросила я.

Не знаю, хочу ли я с ними делиться. Но я сейчас как все влюбленные в первые дни страсти очарован и ревную. К нам еще прилетали другие феи, не наши. Они хотели узнать, правда ли, что я получил такой дар.

Рис поднял голову, бросив притворяться:

И что ты им сказал?

Ройял сел на подушке, обняв руками колени.

Что это правда. Но они мне не поверили, пока я не показал.

Значит, ты можешь теперь менять облик по желанию, заключил Рис.

Ройял радостно кивнул.

Как ты думаешь, что будет, если мы поедем в «Фаэль» и ты переменишься у всех на глазах?

На Мерри слетятся тучи фей-крошек, мечтающих о способности становиться большими.

Я посмотрела на Риса, и Гален оторвал голову от подушки:

Даже не думай, Рис.

Два дня прошло, а полиция не представляет, где их искать, сказал Рис.

Нельзя делать Мерри приманкой для этих чудовищ.

Это Мерри решать.

Гален повернулся ко мне с несчастным видом:

Не надо, прошу.

Паслена не устоит перед искушением, сказала я.

Этого я и боюсь.

Надо согласовать это с детективом Тейт, предложил Рис.

Гален приподнялся на локтях и обвел нас взглядом.

Ты проснулась с криком, Мерри, и это только от зрелища их жертв. Ты на самом деле хочешь стать для них приманкой?

Положа руку на сердце — нет. Но вслух я сказала:

— Я точно знаю, что не хочу осматривать еще одно место преступления, особенно если в моих силах выманить их из укрытия.

Нет, — твердо сказал Гален.

Обсудим все с Люси, сказала я.

Он сел на пятки — такой злой, что не казался сексуальным, несмотря на красоту и наготу.

Что, мой голос совсем ничего не значит?

Что же я за монарх, если стану заботиться о своей шкуре, позволяя гибнуть другим?

Ты эту чертову корону отдала ради любви, ну так теперь ради любви не делай глупостей! Я тебя люблю, мы все тебя любим, а этот тип владеет магическим артефактом такой силы, которой веками не видели старейшие из нас. Мы не знаем, что он может, Мерри. Не надо, Мерри. Не рискуй собой и детьми.

Мне еще полиция может запретить. Они даже репортеров боятся.

А если полиция наложит вето, ты все равно поедешь в «Фаэль» и велишь Ройялу показать его номер? Да?

Я промолчала. С укоризной на меня поглядел Рис, не Гален. А Ройял просто сидел, дожидаясь, что решат сидхе, как делали его сородичи на протяжении веков.

Гален встал с постели, подобрал с пола сброшенную вчера одежду. Таким злым я его видела впервые в жизни.

Как ты можешь? Как ты можешь так рисковать всем, что у нас есть?

Ты на самом деле хочешь дождаться нового убийства? — спросила я.

Нет, но я это переживу. Я не уверен, что переживу вид твоего тела в морге.

Убирайся.

Что?

Пошел вон.

Нельзя лишать ее мужества перед боем, — сказал Рис.

— Да о чем ты, черт бы все побрал? — воскликнул Гален.

— Я говорю о том, что она боится и не хочет этого делать, но сделает по той же причине, по которой мы хватаем оружие и бежим в гущу драки, а не куда подальше.

Мы — ее телохранители. Мы обязаны бежать навстречу опасности. А ее мы должны охранять. Разве не наша работа — предостеречь ее от лишнего риска?

Рис сел на постели, натянув простыню на себя, и одновременно стянув ее с меня.

Иногда. Но в старые времена мы шли в бой вслед за вождями — они нас вели, а не посылали вперед. Постыдным для королевской стражи считалось тогда не умереть вместе с вождем или дать ему умереть раньше нас.

Я не хочу вообще допустить, чтобы Мерри погибла!

Я тоже, и готов жизнь на карту поставить, чтобы этого не случилось.

Это безумие. Мерри, ты не можешь так поступить!

Я покачала головой:

Надеюсь, что мне и не придется, но твоя истерика не улучшает моих чувств на этот счет.

И хорошо, что не улучшает. Тебе нельзя это делать!

— Иди, Гален. Иди уже, — сказала я.

Он собрал шмотки в охапку и ушел, голый и прекрасный, с чувством хлопнув дверью за собой.

Я боюсь, — сказала я.

Странно было бы, если бы не боялась, заметил Рис.

Неутешительно, пробурчала я.

Вождям утешение только снится. И ты, Мерри, понимаешь это лучше любого вождя сидхе, которых только видели на этой стороне Атлантики.

Ройял вдруг оказался достаточно большим, чтобы меня обнять. Он обвил меня руками, крылья взметнулись у него за спиной, черно-красные нижние крылья развернулись веером, как у его прототипа-бабочки, когда она хочет отпугнуть хищника.

Если ты велишь мне не хвастаться своей новой силой, я так и сделаю.

Нет, Ройял, надо, чтобы они узнали.

Он прижался щекой к моей щеке и глянул на Риса.

Это правда опасно?

Очень может быть, — ответил тот.

Если я выскажусь в пользу зеленого рыцаря, вы не передумаете?

Нет, — сказала я.

Тогда я сделаю так, как хочет моя принцесса, но пообещай, что с тобой ничего не случится.

Я покачала головой, погладила его по спине, ощутив странную хрупкую твердость его крыльев.

— Я сидхе, аристократка волшебной страны. Мне нельзя давать обещания, которых я не смогу сдержать.

— Обсудим все с Дойлом и остальными, — предложил Рис. — Может, они придумают что-нибудь побезопасней.

Я согласилась. Ройял меня обнял с надеждой, но никто ничего безопасного так и не выдумал.

Глава 44

В среду мы поехали в «Фаэль», где Ройял продемонстрировал свой новый дар. Полотенце, торопливо брошенное Алисой из бара, помогло ему прикрыть все, что требовалось прикрывать по людским законам. Стайка фей-крошек, собравшихся в чайной, чуть из одежек не повыпрыгивала, носясь вокруг него, а когда он рассказал им, что с ним произошло, все метнулись ко мне.

Меня мгновенно окружили маленькие тела, маленькие руки, все хотели меня потрогать, покачаться на волосах, уцепиться за одежду. Одну малявку мне пришлось вытаскивать из бюстгальтера — она угнездилась прямо между грудями.

Меня охватила клаустрофобия. Дойл, Рис и остальные стражи помогли мне от них освободиться, и мы уехали домой, успешно наживив приманку. Нигде, даже в доме, я теперь не оставалась одна со мной все время было не меньше четырех стражей. Я была под надежной защитой, но о чем мы не подумали — о том, что у нас есть друзья в Лос-Анджелесе, есть дорогие мне люди, и не всех мы защитили.

Я готовилась ко сну. Дойл надзирал за тем, как я чищу зубы, что мне лично казалось излишней предосторожностью, но поскольку мы не знали, на что способны волшебные артефакты Стива Паттерсона, то я не спорила, хотя не иметь ни одной минутки без чужих глаз мне уже надоело, а прошло всего только три дня.

В спальне зазвонил мой сотовый. Я крикнула:

Возьмите его, кто-нибудь!

Холод принес трубку и дал ее мне. Высветился номер Джулиана. Я нажала кнопку и сказала:

Привет, Джулиан, неужто ты на работе от меня не устал?

Это не ваш приятель, — сказал в трубке незнакомый мужской голос.

С кем я говорю? — спросила я. У меня вдруг возникло ощущение, что сейчас случится что-то очень плохое, а я никак не могу этому помешать, потому что ошибка сделана не сейчас, а несколько дней назад.

Вы сами знаете, принцесса.

Стив?

Вот видите, я же сказал, что вы знаете.

Стражи замерли, прислушиваясь.

Мне надо спрашивать, как у вас оказался телефон Джулиана?

И это вы тоже знаете.

Нельзя сказать, что голос был холодным, но в нем не было ни страха, ни волнения. И это самообладание в телефонном голосе мне очень не понравилось.

Где он? — спросила я.

О, вот так лучше. Он у нас. Люди моей магии поддаются куда проще, чем фейри.

— Я хочу с ним поговорить.

Нет, — сказал он.

Это я пойму так, что он мертв, а значит, у нас нет предмета для обсуждения.

Я просто не хочу, чтобы вы с ним разговаривали.

Возможно, но если я с ним не поговорю, я считаю его мертвым. Вам не удалось похищение, и вы его убили.

Я тоже говорила деловым тоном, не выдавая ни тревоги, ни испуга. Может быть, после всего, что я пережила, у меня уже не хватало энергии нервничать при виде надвигающейся катастрофы. Может быть, и с Паттерсоном было то же самое.

В трубке послышался непонятный звук, потом голос Джулиана:

Мерри, не приезжай! Они хотят...

Следующий звук я узнала — звук удара рукой по лицу. Мне его приходилось слышать частенько.

Я вернул кляп на место. Обещаю, что не убью его, если вы приедете и сделаете Паслену большой — как этого своего Ройяла.

— Я не могу гарантировать, что эта магия годится для любой феи-крошки, — сказала я.

Она наполовину брауни. У нее есть гены нормального роста, и ее отец и брат оба умеют становиться большими. Она может стать такой, какой хочет быть.

Вот теперь эмоции у него в голосе появились — он хотел верить в то, что говорил. Так он себя обманывал — что существует способ быть вместе со своей возлюбленной по-настоящему и не убить ее при этом. Ему надо было в это верить, как и мне сейчас надо было верить, что он не убьет Джулиана.

Я попытаюсь, но вы отпустите Джулиана независимо от результата.

Согласен, — сказал он голосом, снова лишенным эмоций. Я почти уверена была, что он лжет. — Приезжайте одна.

Невозможно, и вы это знаете.

Вы видели, что может Паслена. У нее очень живое воображение, принцесса.

Снова послышался непонятный звук, а потом мужской голос — то ли вскрик, то ли стон, что-то зловещее.

Тонкий женский голосок завизжал:

Кричи, человек, кричи!

Ей ответил низкий, сдавленный от усилия сдержать крик голос Джулиана.

Нет, — сказал он отчетливо и ровно.

Нет, Белена! — крикнул Стив. — Нет! Если ты его убьешь, она не сделает тебя высокой.

Она заныла:

— Ну пожалуйста, я только вот здесь кусочек отрежу. Зачем он ему?

Если вы его раните слишком сильно, спасать будет некого, — сказала я, и в моем голосе тоже проявились эмоции. Черт.

Белена, ты хочешь стать высокой?

Да! — Голос у нее внезапно изменился. — О господи, что я наделала? Где мы? Что здесь происходит? Стив, что здесь происходит?!

Приезжай сегодня же. Никакой полиции, или он умрет. Никаких стражей, или он умрет.

Меня никуда не отпустят без стражей; Я беременна, я ношу их детей. Мне не дадут поехать одной.

Это мы уже давно обсудили, и Гален в этом пункте выиграл. Если будут настаивать, чтобы я ехала одна, я никуда не еду.

Паслена рыдала — судя по звуку, у Стива на плече. Что ж, хоть в этом воплощении она Джулиану не угрожает. Я повысила голос:

— Паслена, это принцесса Мередит. Ты меня помнишь?

— Принцесса Мередит, — повторила она удивленно, тоненький голосок зазвучал ближе к трубке. — Почему ты говоришь по телефону со Стивом?

— Он хочет, чтобы я помогла тебе вырасти.

— Да, как Ройялу, — сказала она, успокаиваясь по мере разговора.

— Он говорит, что не убьет моего друга, если я это сделаю.

— Он только хочет, чтобы мы могли любить друг друга.

— Я понимаю. Но он говорит, что ты будешь пытать моего друга, если я тебе не помогу.

— Нет-нет, я никогда... — Тут она, видимо, огляделась и завизжала тоненько: — Кровь! Я вся в крови, что я наделала? Что со мной?

Ее голос затих вдалеке, к трубке вернулся Стив.

— Я жду вас сегодня, принцесса.

— Ей нужна помощь, Стив.

— Я знаю, что ей нужно, — отрезал он; в голосе снова слышны были чувства.

— Освободи Джулиана.

— Надо было лучше охранять своих друзей и любовников, Мередит.

Я хотела сказать, что Джулиан мне не любовник, но Дойл тронул меня за руку и покачал головой. Доверившись его мнению, я сказала:

— Поверь, Стив, я понимаю наш просчет.

— Приезжай вечером. Можешь взять двоих стражей, но если я учую, что они плетут чары, твой любовник получит пулю в лоб. Он человек, его не вылечат.

— Я помню, что он человек, — сказала я.

— С твоим гаремом из сидхе, зачем тебе еще человек? — спросил он.

Я догадалась, что у него это не праздное любопытство.

— Он мой друг.

— Ты его любишь?

Я замялась, не зная, какой ответ будет для Джулиана лучше.

Дойл кивнул.

— Да, — сказала я.

— Тогда приезжай с двумя стражами максимум, и не бери ни Мрака, ни Убийственного Холода. Замечу любого из них — пристрелю твоего приятеля.

— Хорошо, я возьму других. Куда мне приезжать?

Он назвал адрес. Я его записала на бумажке, принесенной Холодом из спальни, и прочитала вслух Стиву, чтобы не допустить ошибки. Из-за неверно записанной цифры, случалось, люди теряли жизнь.

— Будь на месте к восьми. В восемь тридцать мы решаем, что ты не приедешь, и я отдаю его Белене на забаву. — Он понизил голос и прошептал: — Ты видела тела последних жертв. Она совершенствуется. Она получает удовольствие от убийства. Картинку она уже выбрала, и она не из детской книжки.

— О чем ты говоришь?

— Эта картинка из учебника по медицине, из анатомического атласа. Не опоздай.

Трубка в моей руке умолкла.

— Слышали? — спросила я.

Слышали все.

— Черт, я не подумала, что Джулиан может быть в опасности. Почему он-то?

— Должно быть, они наблюдали за нами в тот день, когда ты на него вешалась посреди улицы, — предположил Рис.

— Там были полицейские маги... Рис, он, наверное, работал на осмотре места собственного преступления!

— Очень похоже.

— А если они следили за нашим домом, то знают, что он оставался у нас ночевать, — добавил Дойл.

— Он пять лет живет с партнером-мужчиной. Почему они не решили, что он приезжал к кому-то из вас?

— Потому что Стив Паттерсон сам гетеросексуал — первым делом он подумал о женщине, не о мужчине, — ответил Рис.

— Анатомический атлас. Она его изрежет!

Рис прислонился к дверям, Холод и Дойл обменялись взглядами.

— Вот вопрос: они уже ждут нас на месте, или еще повезут туда Джулиана? — спросил Рис.

— Люси говорить будем? Вообще полиции? — спросила я.

Стражи переглянулись, Дойл сказал:

— Если полицию не звать, можно их там просто убить. Они не хотят, чтобы я шел с тобой — тем лучше. Я Мрак. Меня не увидят до последнего момента.

— А, если мы хотим их просто убить, то дело легче, — обрадовался Рис. — Проще.

— А что даст Джулиану больше шансов выбраться живым и здоровым? — спросила я.

Они снова переглянулись.

— Полиции не говорим, — сказал Дойл.

Рис кивнул.

— Не говорим.

Холод обнял меня и шепнул мне в макушку:

— Не говорим.

Вот так план изменился еще раз. В полицию мы звонить не станем. Мы просто их убьем. Мне бы надо было проявить человеческую свою сторону и начать переживать по этому поводу, но у меня в ушах стоял голос Джулиана по телефону и тонкий голосок, приказывавший ему кричать. Я все еще видела мысленным взором ее жертв, помнила сон с мертвым Ройялом. Я подумала о том, что они намерены сделать с Джулианом, а может, и делают в эту минуту. И меня не мучила совесть, когда мы выстраивали план: найти тот дом, незаметно обследовать местность и придумать, как нам спасать Джулиана. Если нам удастся взять их живыми — хорошо, но цель у нас одна: освободить Джулиана как можно более здорового и ценой не более чем двух трупов — Стива и Паслены. В остальном — как получится.

Рис был прав. Так куда проще.

Глава 45

Дом стоял в холмах. Красивый дом — точнее, был таким, пока его не забрал у хозяев банк, а рынок недвижимости не рухнул. Очевидно, наши серийные убийцы поселились в нем нелегально — интересно, что они стали бы делать, если бы неожиданно приехал агент показывать дом потенциальным покупателям? Хорошо, что этого не случилось.

Мы вызвали в Лос-Анджелес Шолто. Он — Повелитель Всего, Что Проходит Между. Насаженные в ряд деревья и двор у дома — это места «между» , как и полоса прибоя или кромка поля. Шолто мог провести больше дюжины солдат до самого двора, но не дальше. Дойл взял на себя разведку местности и обнаружил, что дом густо оплетен магической защитой. Психи или не психи, а защиту они ставить умели: это был совместный продукт магии фейри и людей, и Дойл сказал, что он ничего подобного уже много лет не видел, — а это высокая оценка.

Значит, нам придется пройти за этот магический барьер и либо обойтись без поддержки Шолто и его воинов, либо продержаться, пока они не пробьют стены. Царь собирался привести Красных Колпаков — их магические щиты не остановят. Они не станут ломиться в окна и двери, традиционно защищаемые лучше всего, а проломают себе проход прямо в стене, выбрав незащищенный участок. Феи-крошки сильны в магии, но мысль о такой грубой физической силе им в голову не придет, как и людям. Это давало нам преимущество, но все-таки недостаточное.

Холод шел вместе с Шолто и Колпаками, Дойл отправился вперед, прихватив Катбодуа и Усну, двоих стражей, о которых он сказал: «Они умеют прятаться почти как я, они смогут» . Еще одна высокая оценка.

Оставалось решить, кто пойдет со мной открыто. Первым вызвался Баринтус:

— Я тебя подвел, Мерри. Я смотрел свысока, я тебе не помогал, но здесь я буду очень кстати. Меня убить куда трудней, чем даже большинство сидхе. В последние столетия я чаще прибегал к дипломатии, но не потому, что не умею обращаться с оружием.

Дойл поддержал его слова. Баринтус добавил:

— К тому же на меня не действует почти никакая магия.

Я пристально на него посмотрела, не уверенная, не бахвалится ли он опять.

— Я море, ставшее плотью, Мерри. Море нельзя сжечь, нельзя осушить, даже отравить всю воду в нем нельзя. Стрелять в него можно, Но что в этом толку? Близость к океану вернула мне многие из моих сил. Позволь мне тебе помочь. Позволь доказать, что я был достойным другом Эссуса и что я друг тебе.

В конце концов Дойл и Холод оба согласились с его кандидатурой, и первый мой спутник был выбран.

— Вторым должен быть я, — сказал Рис. — Я третий по старшинству, а оружием владею немногим хуже этих двух верзил, топором так даже лучше. И свой прежний уровень силы я почти вернул. Я могу убить фейри прикосновением пальца, ты это видела собственными глазами.

— А ты пробовал это повторить, когда сила земли фейри не действовала ни на тебя, ни на жертву? — спросила я.

Задумались все. Кончилось тем, что он вышел во двор, в тот участок, который не превратился в волшебную страну, и нашел там жука. Спросив разрешения у фей-крошек, он дотронулся до насекомого и велел ему умереть. Жук упал на спинку, дернулся разок и умер.

— Еще бы силу исцеления вернуть, — пожелал себе Рис.

Дойл с ним был согласен, но сегодня нам нужней было искусство убивать. К шести вечера план был готов и обеспечен исполнителями. Вот почему королей и царей охраняют сотни гвардейцев — не знаешь, когда возникнет нужда в солдатах.

Шолто дал нам время собраться, а потом вывел всех в наш двор и переправил во двор другого дома за много миль от нас. Я знала, что он это сделает и что численное превосходство нам обеспечат; — но только потом, а сначала все будет зависеть от горстки тех, кто идут первыми. От Баринтуса и Риса в качестве моих телохранителей, и от Дойла, Усны и Катбодуа, которые лучше других сумеют пробраться в дом незамеченными.

Несколько наших фей-крошек влились в рой местных насекомых на газоне с полевыми цветами неподалеку от дома. Они должны были предупредить нас, если Паслена раньше времени съедет с катушек и начнет резать Джулиана. Больше мы ничего сделать не могли.

Дойл, Катбодуа и Усна сели в машину раньше нас. Дойл обнял меня на прощание, и я прижалась головой к его груди, слушая глубокий, размеренный стук его сердца и вдыхая его запах, словно хотела запомнить навсегда.

Он приподнял мое лицо за подбородок, чтобы поцеловать. Мне хотелось сказать тысячу вещей, но сказалась только одна, самая важная:

— Я тебя люблю.

— И я тебя, милая Мерри.

— Не дай себя убить, — сказала я.

— И ты тоже.

Мы еще раз поцеловались, обменялись еще одним «Я тебя люблю», и все. Первые из самых дорогих моему сердцу уехали, чтобы проникнуть сквозь самые мощные магические щиты, какие они видели за пределами страны фейри на протяжении веков. Если они успеют это сделать до того, как приедем мы, то сами справятся со злодеями и спасут Джулиана, но если решат, что сигналы тревоги сработают раньше, чем удастся выручить Джулиана, то будут ждать нас. Баринтус будто бы случайно заденет щиты, вызвав ложную тревогу, а Дойл, Катбодуа и Усна воспользуются моментом, чтобы через них проникнуть. Когда защиту восстановят, нас уже будет больше. Таков был план.

До того, как нам пришла пора ехать, я раздала слишком много прощальных поцелуев и слишком много раз повторила «Люблю».и «Не смей погибать». Гален молча обнял меня и поцеловал. Он уходил драться с отрядом Шолто — после похищения Джулиана он бросил споры и ни разу не сказал даже «Я вас предупреждал». За это я любила его еще больше, чем за готовность пролить кровь ради спасения Джулиана. Мы все готовы на все ради спасения друга, но мало кто устоит перед искушением сказать «надо было».

Нашу машину вел Рис, Баринтус сидел на заднем сиденье один. У меня с собой был карабин, пусть и не крупного калибра. Еще я прихватила свой револьвер «Леди Смит» — было велено не приводить полицию и взять не больше двух стражей, а насчет оружия запрета не было, так что мы снарядились как на дракона.

На бедре под юбкой у меня был еще примотан нож — не столько в качестве холодного оружия, сколько ради защиты от гламора. Не будь у меня такой большой примеси крови брауни и людей, я бы вряд ли смогла носить сталь прямо на теле, но я наследница всех своих предков, не кого-то одного.

Мой ум оставался спокойным, пока Рис вел машину к холмам. Я надеялась, что съеденный мной легкий ужин не покажется моему обремененному младенцами организму излишним. Не хотелось бы, чтобы меня вывернуло прямо там. С другой стороны, может, и стоило бы — это точно будет отвлекающим фактором.

Собственно, я могу разыграть тошноту. Я оставила эту мысль про запас и помолилась Богине и Консорту, чтобы Джулиан не сильно пострадал, и чтобы мы все выбрались живыми и здоровыми. Об этом я молилась, въезжая в надвигающиеся сумерки.

Но розами в ответ не запахло.

Глава 46

Когда Рис завернул на небольшую гравийную площадку, до назначенного времени оставалось двадцать минут. Что полагается делать, если приезжаешь раньше времени на рандеву с похитителями? Уехать? Ждать на месте? Спрашивать мисс Мэннерс[3] не стоит — вряд ли у нее про это где-нибудь написано.

Первым вышел Рис, следом Баринтус — он открыл мне дверцу и подал руку. Я накинула короткий жакет поверх летней блузки и юбки, чтобы не видно было 9-миллиметровой «Леди Смит» на пояснице. Рис и Баринтус оба надели легкие плащи, прикрывая пистолеты, ножи и мечи, а у Риса имелся еще и топорик за плечами. Кое-что из этого арсенала относилось к священным магическим артефактам. Свой артефакт я оставила дома — потому что доставшийся мне меч мог только убивать, и убивать очень неприятным способом, а мы делали вид, что пришли сюда не за тем. Если полицию все-таки вызовут, нам надо хотя бы изобразить, что мы приехали спасать Джулиана, а не убивать Стива и его маленькую подружку. Я не сомневалась, что от обеих этих работ никуда не деться, но если соседи вызовут копов, надо иметь отмазку.

Мы пошли к дому, словно в гости идем. Как-то странно было нажимать кнопку звонка и ждать ответа. Дойл позвонил нам по дороге — они не рискнули пробиваться через щиты, Джулиана могли убить раньше, чем они до него доберутся. Поэтому мы пойдем в дом, и на пороге Баринтус выбросит столько магии, что сорвет все их щиты. Если время рассчитаем правильно, то троица диверсантов тогда же проникнет в дом. Уверена, что Дойл рассчитает правильно.

Рис позвонил в дверь. Меня поставили между Рисом и Баринтусом с наказом не высовываться, пока Рис не разрешит, так что мне видно было только, что дверь открылась.

Только по спокойному замечанию Риса я поняла, что...

— Ствол пистолета — не лучшее приветствие.

Где принцесса?

— Помаши дяде ручкой, Мерри.

Я помахала рукой из-за его широкого плеча.

— Проходите. Не вздумайте применить магию, или ваш приятель будет мертв, не успеете моргнуть. С ним Паслена.

Про Паслену мне очень не понравилось, но я вслед за Рисом шагнула на порог. Щиты полыхнули настолько мощным выбросом магии, что у меня на миг перехватило дыхание. Я такого даже в стране фейри не встречала.

Баринтус вошел последним и сделал то, что собирался. Он раскинул магию будто взмахом широкого плаща — чтобы наверняка задеть все звоночки. Но здешняя сигнализация не звенела, сигнал был магический.

Рис переставил меня за спину, закрывая собой.

— У тебя щиты слишком чувствительные для Баринтуса. Спокойней, он Мананнан Мак-Ллир. Сейчас сюда войдет чертова прорва магии.

Если бы Баринтус не так впечатлял своей физической мощью, нас бы, наверное, заподозрили, но глядя на семифутового бога с волосами всех оттенков океанских вод и овальными зрачками в синих глазах, как у глубоководного чудовища, невозможно было не понять, что перед тобой живое воплощение магии.

Паслена вихрем вынеслась с балкона, похожего на громадную гостиную на свежем воздухе. Я таких огромных даже не помню, чтобы видела. Фею-крошку я разглядела поверх плеча Риса, пока они с Баринтусом уговаривали Стива Паттерсона убрать пистолет.

У Паслены в руках был окровавленный нож почти с нее размером, и с первого взгляда мне стало ясно, что она теперь опять Белена. Нам предстояла встреча с ее злой сущностью.

— Она заходит сзади, Рис, — сказала я тихо.

— Меня пистолет волнует, — ответил он, улыбаясь и не прекращая попыток успокоить Паттерсона.

Я шагнула навстречу Паслене, громко крикнув:

— Я пришла уложить тебя в одну постель со Стивом!

Мне ничего другого не пришло на ум, что пробилось бы сквозь написанную у нее на лице жажду крови.

Она и правда остановилась в воздухе, бешено треща крыльями. С неправдоподобно длинного ножа густо капала кровь. Наверняка у ножа Деревянная или керамическая рукоять, иначе она его держать бы не смогла.

— Они пришли нам помочь, Белена. Они помогут тебе вырасти, и мы сможем сделать все, о чем мечтали.

Она моргнула, словно слышала его, но не понимала. Я испугалась, не опоздали ли мы. Вдруг ее болезнь настолько ею завладела, что жажда крови для нее стала важнее, чем любовь?

— Паслена! — сказал он. — Солнышко, ты меня слышишь?

Не только меня беспокоил этот вопрос.

Паслена! — позвала я. — Ты хочешь любить Стива по-настоящему?

Маленькое личико сморщилось в усилии сосредоточиться; наконец она кивнула.

— Вот и хорошо, — сказала я. — Я пришла помочь тебе стать для Стива настоящей парой. — Ее лицо то ли опустело, то ли наоборот, наполнилось.

Ярость стихла, зато в глазах проявился разум. Нож выпал из рук, зазвенев о пол и забрызгав все кровью — даже мне на юбку попало. Я только усилием води не вздрогнула — не из-за крови, а от мысли о том, что это кровь Джулиана.

Паслена посмотрела себе на руки, на выпавший нож и завыла. Только этим словом и можно описать ее крик. Хуже я мало что в жизни слышала — в нем слились отчаяние и страдание с полной безнадежностью. Если существует христианский ад, то так в нем, должно быть, вопят грешники.

— Стив, Стив, что я наделала? Что ты дал мне сделать? Я же просила не давать мне его резать!

— Паслена, это ты?

— Пока я, — сказала она и устало поглядела на меня. — Ты ведь не сможешь сделать меня высокой, правда?

— Может быть, и смогу, если на это будет милость Богини.

— Не будет для меня милостей, — ответила она. — Богиня больше не говорит со мной.

Она опустилась на пол и подняла ко мне голову. Она была совершенно голая, но кровь так густо ее покрывала, что я только сейчас это заметила. Что она сделала с Джулианом? Где сейчас Дойл и другие двое? Спасут ли они его?

Паслена протянула мне руку, и я опустилась на колени.

Рис сказал:

— Мерри, зря это ты.

— Опусти пистолет, — сказал Баринтус Стиву.

Мужчины продолжили ритуальные пляски с пистолетами, но для меня мир сузился до маленькой залитой кровью фигурки на покрытом ковром полу. Я подала ей руку и она уцепилась ручонками за палец. Она попыталась призвать гламор и затуманить мне разум, как делала это с людьми, но ей не хватало силы. Как будто внешность она унаследовала от отца-феи, но магию — от брауни-матери. До чего несправедливо.

— Ты не в силах нас спасти, — вздохнула она.

— Паслена, она сделает тебя высокой, мы сможем быть вместе!

— Я знаю, что я очень больна, — сказала она спокойно.

— Да, — ответила я. — Любой суд легко признает тебя невменяемой.

Она улыбнулась, пожимая мне палец, но улыбнулась невесело.

— Я знаю, о чем сейчас думает та, другая часть моего разума. Она хочет делать страшное. И я не могу понять, что я уже натворила, и о чем только думала. — Она снова пожала мне палец. — Эта другая во мне хочет, чтобы ты сделала ее большой, но как только ты это сделаешь, она хочет вырезать младенцев у тебя из живота и сплясать на твоей крови. Я не могу ей помешать, ты понимаешь?

Я таращилась на нее, силясь сглотнуть под грохочущий в висках пульс.

— Думаю, понимаю.

— Хорошо. Стив не понимает. Не хочет верить.

— Чему верить? — спросила я.

— Что уже поздно.

Она улыбнулась все той же усталой, печальной улыбкой, и вдруг, в одно мгновение улыбка полностью переменилась. Она укусила меня за палец, я рефлекторно дернула рукой, отшвырнув ее в воздух.

С красным от моей крови ртом она метнулась купавшему на пол ножу, и все вокруг пришло в движение.

Стив что-то закричал и разрядил пистолет. В закрытом помещении выстрел громыхнул так, что я почти оглохла. А Паслена схватила нож и понеслась прямо ко мне с застывшей на лице дьявольской ухмылкой.

Пистолет я даже вытаскивать не стала — нет смысла стрелять в такую маленькую летящую мишень. Я призвала свои руки власти: левую — крови и правую — плоти. Она ударила меня ножом, и я подставила ей левую руку, а правой дотянулась до ее ног. В тот же миг сверху свистнул нож и воткнулся ей прямо в спину, пригвоздив к полу прямо у моих колен.

Я повернулась к Баринтусу и Рису — Баринтус лежал окровавленный, Рис стоял пистолетом в руке, Стив Паттерсон навзничь лежал на полу.

Дойл прыгнул с балкона в комнату, по-кошачьи приземлившись на четвереньки. Это он бросил нож. Он шагнул ко мне, снимая рубашку, чтобы перевязать мне руку. Рука еще не болела — порезы явно окажутся глубокими.

Паслена была уже мертва, когда моя магия стала выворачивать ее наизнанку. Под конец она превратилась в неузнаваемый комок плоти вокруг пробившего ее клинка. Полная рука плоти может «расплавить» тело в однородную массу, и самое страшное, что бессмертное существо от этого не умрёт. Врага она остановит, но добивать придется клинком. Я была рада, что фея умерла раньше.

— Я жива. Посмотри, что с Баринтусом, — попросила я.

Дойл колебался секунду, потом послушался. Рис проверял пульс у Паттерсона. Предварительно он ногой отшвырнул пистолет подальше от руки человека, но потом выпрямился, посмотрел на меня и покачал головой. Паттерсон был мертв.

Я уже слышала сирены. Соседи вызвали полицию, услышав выстрелы. В кои-то веки кто-то в Лос-Анджелесе удосужился вызвать копов.

Дойл помог Баринтусу сесть. Морской бог мигнул и сказал:

— Я и забыл, как это больно, когда в тебя стреляют.

— Рана не смертельная, — сообщил Дойл.

— Все равно больно.

— Не ты ли недавно меня уверял, что море нельзя ранить? — спросила я.

Он улыбнулся:

— А иначе ты бы взяла меня с собой?

Мне пришлось задуматься:

— Не знаю.

Он кивнул.

— Мне пора было сделать что-нибудь нужное, — сказал он.

С балкона влетела Катбодуа — плащ из перьев еще больше стал напоминать крылья. Она опустилась на колени возле меня.

— Ты сильно ранена?

— Еще не поняла, — сказала я. — Что Джулиан?..

— Жив и выздоровеет, но серьезно пострадал. С ним сейчас Усна.

Она прижала к ранам импровизированный бинт. Дойл то же самое делал с раной на боку у Баринтуса, а Рис убрал пистолет и выставил вперед удостоверение частного детектива, когда в дверь вломились полицейские.

Нас не перестреляли и даже не арестовали. Помогло, что у нас было так много раненых, а еще, что я — принцесса Мередит Ник-Эссус. Хоть раз в жизни известность принесла пользу.

Глава 47

На руку пришлось накладывать швы. Шовный материал взяли рассасывающийся, потому что иначе живые ткани наросли бы над стежками раньше, чем их успели бы удалить. Так мне объяснили. Я не была уверена, что у меня настолько высокая скорость регенерации, но все равно приятно, что здешний врач достаточно знает о физиологии фейри, чтобы об этом подумать.

Люси я в таком бешенстве еще не видела.

— Тебя могли убить!

— Он работал на полицию, Люси. Я боялась, что он может узнать, если мы позовем вас на помощь.

— Из наших никто бы не стал разговаривать с убийцей-маньяком.

— Я не могла рисковать жизнью Джулиана, особенно после того, как его похитили по моей вине.

— Почему это по твоей вине?

— Я решила сыграть наживку. Себя и наших фей-крошек, как и других наших фейри, мы защитой обеспечили, но о Джулиане и вообще о людях не подумали.

— А почему они его похитили? — спросила она.

— Он заходил к нам в гости утолить жажду тепла.

— Это эвфемизм для секса?

— Нет, это ровно то, что я сказала. Он приходил за ободрением и утешением и ушел домой, унося свою добродетель в целости. В тот раз он впервые остался переночевать и, видимо, утром, когда он уходил, его и приметили. И решили, конечно, что он тоже мой любовник.

— Будто тебе их и без того не хватает.

Я кивнула:

— С избытком, я бы сказала.

— А они не знали, что Джулиан гей?

— Дойл говорит, что если ты сам гетеросексуален, то тебе это и в голову не придет.

Она понимающе кивнула.

— Лейтенант Питерсон рвет и мечет, требует арестовать хоть кого-нибудь.

— А по какому обвинению? Эксперты пусть все обследуют, но это самозащита. Она на меня напала, и если бы Дойл не успел метнуть нож, все обернулось бы куда хуже. — Я приподняла перебинтованную руку.

— Баринтуса я тоже видела. Врачи говорят, он будет жить, но человек на его месте погиб бы.

— Бывшего бога убить не так просто.

Люси потрепала меня по плечу:

— Ты же знаешь, Мерри, мы в своей работе не новички. Мы бы могли вас прикрыть.

— Начальники твоего босса не одобрили даже мое появление в качестве эксперта на осмотре места преступления — ведь я могла пострадать из-за слишком ретивых репортеров. И ты думаешь, меня пустили бы сюда освобождать Джулиана?

Она огляделась по сторонам, нагнулась ко мне и сказала тихо:

— Я не повторю этого публично, но ты права. Тебе никогда бы этого не разрешили.

— Я не могла допустить, чтобы мой друг погиб из-за нашей непредусмотрительности. Кстати, как Джулиан себя чувствует?

— Он еще в операционной. Выкарабкается, похоже, но изранен он сильно. Тебе не стоит смотреть на картинку, которую на этот раз выбрала мелкая шизофреничка. Это картинка из анатомического атласа. — Люси вздрогнула. — Она еще не успела далеко зайти, но если бы вы не поспешили, это был бы просто кошмар. Причем они не собирались предварительно его убивать.

— Она не обманывала себя, будто убивает ради получения каких-то выгод — силы или магии. Она сознавала, что ей нравится убивать и мучить.

— Откуда ты это знаешь?

— Она мне сказала перед смертью.

— Что, произнесла монолог злодея, как в кино?

— Что-то в этом роде.

— Паттерсон был одним из авторов волшебной палочки Джильды. Она знает, кто еще покупал у него артефакты и готова помочь нам в их розыске, если мы окажем ей снисхождение.

— А в тюрьму она попадет?

— Мерри, серийный маньяк-убийца оказался служащим полиции. Наша репутация в общине фейри сильно подмочена и без того, чтобы мы посадили в тюрьму фею — крестную мать Лос-Анджелеса.

— А как местные фейри отнеслись к тому, что Джильда на них стучала, сообщая о магических предметах?

— Она уверяет, что это ради их собственного блага. Эти артефакты несут опасность для общины, а что ее собственная палочка — «зло», — Люси изобразила в воздухе кавычки, — она и подумать не могла. Послушать Джильду, так она в одиночку вела крестовый поход против маньяка-убийцы.

— Не сомневаюсь, что Джильда сумеет оправдаться в глазах публики, — сказала я.

— Джереми со своей бандой ждут тебя в приемном покое. Адам, партнер Джулиана, просто не в себе.

— Он еще не успел восстановиться после смерти своего брата.

Люси погрустнела:

— Да, помню. Ну и год у тебя выдался, Мерри.

Что мне оставалось, кроме как согласиться?

В дверь постучали — пришли Дойл, Холод и Гален.

— Кажется, мне намекают, что тебе пора дать отдых.

Люси всем сказала: «Привет», и вышла.

Дойл взял меня за руку.

— Я едва не дал ей тебя убить.

Мы едва не дали ей тебя убить, — поправил Рис, положив руку мне на ногу, прикрытую простыней.

Гален молча смотрел на меня.

— Хочешь сказать — я же предупреждал? — спросила я.

Он покачал головой.

— Я видел Джулиана и видел картинку, которую она пыталась сымитировать. Этого нельзя было допустить.

— Но если бы мы не стали их выманивать, он бы не попался им на глаза.

— Если бы мы додумались приставить охрану к нашим друзьям-людям, — сказал Рис, — с ним бы тоже ничего не случилось.

Дойл кивнул:

— Я считал нашим кругом только сидхе и фейри, что живут с нами в одном доме. Забыл, что наша семья куда больше. Это и Джереми, и весь персонал агентства, это и Люси и многие ее коллеги. Это солдаты, которых ты спасла и которые вызвали такой интерес у Богини. Мне пора начинать мыслить шире, чем мыслит местный божок, властвующий на клочке земли.

Я удивленно моргнула от последней фразы.

— Стив хотел только одного — чтобы Паслена выросла до нормального роста и стала его настоящей любовницей.

— А чего на самом деле добивалась Паслена? спросил Рис.

— Смерти, — ответил Дойл.

— Что? — поразилась я.

— Она меня видела, Мерри. Она заметила меня на балконе, я это знаю наверняка. И все же полетела за ножом и напала на тебя, подставляя мне спину.

— Может быть, она не верила, что ты сумеешь поразить такую маленькую цель с такого расстояния и под таким углом, — предположил Рис. — Мало кто из нас рискнул бы метать нож так близко от Мерри.

— Я не промахиваюсь, — сказал Дойл.

— Не факт, что феи-крошки это знают.

— Но почему в таком случае она напала на Мерри, а не на тебя? Она видела, что у тебя пистолет, и что ее любовник в опасности. Почему она не стала спасать его? Почему напала на Мерри, повернувшись спиной ко мне, если не хотела умереть?

— Может быть, она и хотела, — предположила я. — Или хотела половиной своей души. А вторая половина наслаждалась мучениями других. Паслена сказала мне об этом за миг до того, как эта вторая половина завладела ее существом. Она сказала, что та ее половина жаждет стать большой, а потом вырезать младенцев из моего живота и сплясать в луже моей крови. И она уже не может ее удержать.

— Значит, ты думаешь, что она искала смерти и совершила самоубийство руками Дойла? — спросил Гален.

Я покачала головой:

— Нет. Думаю, она поняла, что им обоим не жить, и хотела только успеть принести как можно больше страданий. Она была уверена, что, убив меня и детей, причинит вам самое большое горе.

Все затихли, только больничный шум доносился из-за дверей.

— Хорошо, что они мертвы, — сказал Гален.

Я отпустила руку Дойла и протянула ладонь к Галену. В глазах у него стояли непролитые слезы. Он взял мою руку и поцеловал:

— Прости за ту ссору.

— И ты меня прости.

— Мне трудно переносить, что ты рискуешь собой, но я обещаю больше никогда не расстраивать тебя перед боем.

Я улыбнулась, Рис хлопнул его по плечу. Дойл наклонился и поцеловал меня в губы.

— При тебе все время будет не меньше двоих стражей.

— Убийцы убиты, Дойл.

Он улыбнулся и отвел мне прядь волос со лба.

— Они не последние, моя Мерри, а когда Паслена дважды успела ранить тебя, прежде чем я нацелил бросок, я думал, у меня сердце остановится.

— Я тогда уже успела коснуться ее рукой плоти.

— Но я этого не знал. — Он еще раз поцеловал меня и сказал: — Адам плачет о Джулиане на плече у Холода. Кажется, едва не потеряв Джулиана, Адам понял, насколько был неправ. Вряд ли Джулиану после выхода из больницы надо будет приходить к нам за утешением.

— Как это Холода угораздило подставить жилетку Адаму?

— А я видел, как он идет, — ухмыльнулся Дойл.

— Я тоже, — сказал Рис.

— И я, — присоединился Гален. — Джулиану я бы жилетку подставил, а на Адама зол — это по его вине у них была размолвка.

Холод оказался легок на помине — он вошел в дверь, и Дойл подвинулся, пропуская его меня поцеловать.

— Адам хочет поблагодарить тебя за то, что ты спасла его любимого, рискуя жизнью.

— А, теперь он его зовет любимым, — пробурчал Гален.

— Только не бросайте меня больше на растерзание Адаму. Я видел, как вы от него сбежали.

— Мы с тобой будем нести первую стражу, — сказал Дойл.

Холод кивнул. Так они и сделали. А четыре часа спустя их сменили Гален и Рис, а потом Аматеон и Адайр, Усна и Катбодуа, Шаред и Догмела, Иви и Бри, а когда я проснулась на другой день — сквозь занавески лился неяркий свет, а у кровати сидели снова Дойл и Холод.

— Врачи говорят, что сегодня ты поедешь домой, — сказал Дойл.

— Вы здесь, а значит, я дома.

Они оба меня поцеловали, и мы не успели разомкнуть объятий, когда в дверь вошел врач, чтобы официально разрешить мне встать и отправиться домой.

Ночами я сплю между Мраком и Убийственным Холодом, а иногда между Рисом и Галеном, а Мистраль наконец согласился делить мою постель с Баринтусом. Баринтус помогает Мистралю освоиться в современном мире за пределами дома и поместья Мэви Рид, и кажется, Мистраль не против и сексом заниматься втроем с Баринтусом, хотя этот барьер нами пока не взят. Я опасаюсь того, что сможет натворить Мананнан Мак-Ллир, если секс со мной вернет ему силы в том же размере, как Рису и Дойлу.

Иногда к нам присоединяется Ройял, иногда за ужином нас навещают Адам с Джулианом. Джереми заглядывал пару раз со своей человеческой подругой. Она смущается от прикосновений, так что мы стараемся лишний раз не хлопать Джереми по плечу, когда он приходит с ней. Утер и Шаред подружились, а если их дружба перерастет в нечто большее — что ж, это их дело.

Бреннан со своим отрядом скоро вернется в Штаты. Они хотят нас навестить, и нам это кажется правильным. Мне пока не снятся больше сны о пустыне, но почему-то я думаю, что Богиня не отказалась от планов ни в отношении пустыни, ни в отношении меня. Правительство конфисковало образец земли, который мы отдали в лабораторию. Они допытываются, где мы его взяли. Правде они верить не хотят.

У меня наконец стал заметен живот, и встречные то и дело норовят к нему прикоснуться, словно я статуя Будды, приносящая удачу. Мне говорили, что так всегда поступают с беременными, но женщины отходят от меня, радостно улыбаясь, а мужчины трясут руку Галену, словно давние друзья.

Мэви Рид сообщила, что скоро вернется из европейского тура. Нужны деньги, нужна работа для нас для всех, или хотя бы для тех, кому мы сможем ее найти. При всей нашей магии и прочих многочисленных талантах и дарах реальный мир предъявляет свои требования, и мне кажется, что именно это пытается заставить нас понять Богиня. В Европе сидхе были низведены до положения небольшой этнической группы, пусть своеобразной. В Америке сидхе спрятались от мира в своих полых холмах и сторонятся людей. Мне кажется, нам надо вливаться в мир людей, но оставаться при этом сидхе. Нам надо оставаться волшебными существами — и помочь людям понять, что и они тоже волшебные существа. Просто магия у нас чуть-чуть разная.

1

Thrasher (англ.) — молотильщик.

2

Езус (Эзус) — бог в кельтской (галльской) мифологии; известен по упоминанию у древнеримского автора Лукана и нескольким сохранившимся изображениям.